Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Qoo.


Qoo.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Denivel Mouri & Lisabeth Morel & Jay Simon
Место: Токио, Япония
Время: 19.02.2016 и следующие 3-4 дня
О флештайме: Лизабет не совсем была довольна новой "моделью". Ее нашла Софи, а на счет моделей с сестрой Лиз не спорила. Но ей сложно найти работу кроме как каталогов. Америка, хоть и страна возможностей, но капризная. Морель удалось вырвать роль для Денивел в рекламе японского напитка. Они отправляются на съемки в Токио. Возможно сейчас Лиз изменит свое мнение о девушке или же нет...

*Qoo - японский сок с довольной кошкой на этикетке, в стеклянных бутылочках.

Отредактировано Lisabeth Morel (2016-05-15 23:43:41)

0

2

Я почему-то всегда сомневаюсь, никогда не бываю уверена, что все пойдет гладко. На все сто. Хотя, сто процентов - это нонсенс. Нельзя наверняка сказать, что что-то может выгореть, что-то выстрелит именно так, как кто-то планирует. Точнее, как планирую я. Мне нравится моя работа, мне нравится работать в семейном бизнесе, хотя по сути я никаким образом не принадлежу к этой "Династии". Совсем этим миром моды я связана только через сестру, поэтому если я пойду против нее то потеряю все. А моя работа - моя жизнь. Себя я вижу только в ней и я бы хотела чтобы так и продолжалось дальше. Вот только у меня постоянно появляются какие-то помехи, проблемы связанные с работой. То журналисты начинают копать под агентство, а может конкретно я им не угодила, что крайне странно и смешно. Нам только два года, а эти кроты хотят найти какой-то компромат на нас. Их ждет разочарование, мы чисты и это один из принципов работы агентства. Я не люблю черный пиар. А высказывание мол и он хорош в любом виде -  все ерунда. О нас будут говорить именно как о том "плохом" агентстве. Что на счет "идти против сестры", тут такое дело... Она любит всех подбирать и давать шансы. Вот например, она увидела девушку с не обычной внешностью в кафе и предложила пройти у нас кастинг, проработать моделью. А мне то что с ней делать? Я должна дергать агентов, чтобы они пытались найти ей работу, хотя по сути ее "специфическая" внешность не такая уж и ходовая. На показ Готье я не могу ее засунуть, как и на показ Гальяно. Почему? Да, все потому, что девчонка настолько маленького роста, что она может сниматься только для каталогов и принимать участия в рекламных акциях. Да, не отрицаю. Ее мордашка однажды засветится на Таймс Сквер, но ангелом секретов Виктории ей не стать. Хотя там берут всех не по внешним данным, а по огню в глазах, ну и по тому, будет ли из их готовой коллекции пара комплектов, которые налезут именно на тебя.
Не смотря на все эти "нюансы", на девчонку у нас были большие планы. Были даже мысли удлинить ей ноги, но звучит это глупо, по-настоящему. Никто не согласится на такую адскую боль ради нескольких сантиметров. Да и это не стоит того. Никто не занимается всю жизнь модельным бизнесом. Это хороший страт для актрис, заявить о себе, сделать себе имя и пойти дальше. А мы, зато, что помогли им прославиться получаем не плохой процент. И все довольны и счастливы. Девушку, про которую я развела всю эту тираду, зовут Денивел. Не обычное имя, правда? У нее чудесные светлые волосы и миловидная мордашка. Поначалу мне было сложно что-то придумать, но я бы себя не простила, если бы не смогла найти для нее достойную работу. Проведя пару ночей в своей кабинете на последнем этаже, я буквально обзванивала все рекламные компании, которым требовались новые лица. Казалось бы, почему человек, занимающий такой высокую должность, ищет работу, а не агенты. Все-таки я считала девочку протеже Софи. В каком-то смысле. А если хочешь, чтобы было сделано все хорошо, сделай это сам. И вот в один такой вечер, мне перезвонили с агентства, которые в свое время занимались рекламной компанией с футболистами. Они рассказали, что японская компания по производству натуральных напитков, на основе свежих соков, хотят попробовать себя на Американском рынке, вот только модель не могу найти уже несколько месяцев. Американская сторона выступила категорически против Азиатских моделей. Мол, у нас другие стандарты красоты, нужна "наша девушка" иначе все непременно провалится.
Я сразу же выслала японской стороне фотографии модели. Как не странно ответ поступил практически сразу же. Что она именно то, что они искали, они готовы начать съемки в Токио через неделю. Как модель отнесется к тому, чтобы ее волосы перекрасили в синий цвет? Я на отрез отказалась это делать. мне еще Харли Квинн не хватало в агентстве с испорченными волосами. Дело не в цвете волос, а в том, что они могут их испортить, а виноваты потом в этом будем мы. Точнее я. Я не могла такого допустить, особенно после происшествия и громкого скандала с New Look, чью девушку для реклама краски волос перекрашивали четырнадцать раз подряд, для достижения нужного цвета волос. В итоге ей сожгли кожу головы и половина волос выпали. А ведь я могла еще попробовать Денивел "пропихнуть" в рекламу фенов, плоек. Я сама ими не пользуюсь, но что мне мешает говорит об их полезности?
Я написала весьма официальное письмо девушке на почту и просила ей перезвонить мне утром. Наверно стоило указать точнее время, но об этом я задумалась уже тогда, когда укуталась в пушистый плед - подарок сестры, на диване, который стоял у стены в моей кабинете. Мне безумно хотелось спать, хорошо хоть здесь было, где принять душ, а то я бы сошла с ума. Отправив еще одно сообщение девушки, я провалилась в сон. Мне ничего не снилось, даже работа. А это значило лишь одно, что я наконец-то успокоилась и могу спокойно вздохнуть. Как я и ожидала, девушка была пунктуальной и ровно в одиннадцать утра у меня раздался мобильный звонок. Я вкратце описала ситуацию, какие документы стоит подвести в агентство и то, что я уволила ее агента и буду искать нового. Этот никуда не годился. Через неделю все визы и разрешения на работу были готовы, а наша команда была собрана. Помимо Денивел в Токио с нами еще ехало несколько девушек первого эшелона для съемов японского Vouge. Мне нужно было успеть в три места по прибытию, а моя ассистентка подхватила менингит и я заперла ее в клинике. Не хватало, чтобы она умерла на рабочем месте или в государственной больнице, где к больным относятся не слишком бережно, а лекарств не хватает, и все они умирают. Да, похоже на паранойю. Это она и есть.
Наш рейс задержали, но наверно в воздухе мы нагнали отставание и прибыли вовремя. Нас ждал трансферт и несколько переводчиков. У меня не было проблем с японским. Ну, я могла бегло говорить и немного читать, но писать совершенно, нет. Совсем. Ноль, но как-то используя, переводчик или мобильный, я могла набрать несколько сообщений. Не более того. Нас поселили в Hilton Shinjuku-Ku, был свободный вечер, а завтра в пять утра мы должны были быть в павильоне возле залива. На пробу нам прислали напитки, которые должны были рекламировать. Так же в подарочной корзинке были другие сладости, которые производила компания. Конфеты, желе, жвачка и много всего другого. Напиток оказался буквально соком разбавленным водой. Но не думайте, что это шарлатанство или типа того. Нет, там были еще другие добавки, просто концентрированный яблочный сок не все пьют, и пьется он тяжело. Но он все равно не сопоставим с тем соком, что продается у нас. Небо и земля. Не зря Япония зовется "поднебесной". Их сок на много лучше.
Мы заказали звонок в четыре утра, чтобы нас всех разбудили, но я не могу быть уверена, что все пройдет гладко и все сразу встанут. Поэтому я встала пораньше и прошлась по всем номерам и разбудила моделей и фотографов. Приемы - ничто. Воля решает все. Сила воли. Побросав в номера подобия завтраков, бутерброды из киоска возле стойки регистрации и тот же сок, что Денивел должна рекламировать. М-да, я походила на какую-то курицу наседку. Но тут скорее все дело в том, что мне нужно было все контролировать, все держать под контролем и в ежовых рукавицах. На удивление все собрались вовремя и подъехавшая машина отвезла нас к заливу, где уже все было готово у съемкам, визажисты с ярким макияжем сразу набросились на девчушку, оплетая их своими тентаклями и утаскивая в глубь площадки.

Отредактировано Harley Quinn (2016-04-18 16:48:47)

+1

3

Я раньше никогда не была в Токио.
Но, если честно, мне всегда хотелось там побывать, но останавливало незнание языка и отсутствие желающих составить мне компанию. Так какого же было мое удивление, когда в одну прекрасную ночь мне пришла смс от Лизабет Морель, сообщающая о том, что мы летим в Токио на съемки рекламы!
Если честно, мне изначально показалось, что Лизабет недолюбливает меня. Недолюбливает меня за то, что я слишком далеко отхожу от стандарта обычных моделей, которые тоннами ходят по подиуму, сверкая своими худощявыми фигурками, тонким ножками, костлявыми ручками. Да, я тоже худенькая, но фигура у меня куда более округлая, а рост маленький. Я прекрасно знаю, что подхожу только для фото и видеосъемок. Реклама, каталоги, журналы - да. Подиум - никак нет. И так же я прекрасно знаю, что внешность у меня на любителя. Хотя, если признаться, то все модели в итоге "на любителя". У каждой этой длинноногой барышни есть изюминка, иногда это граничит с чем-то не то что красивым, а почти отвратительным. Но если этого нет, то моделью ты едва ли станешь. Зрителю надоели одинаково красивые силиконовые мордашки.
С утра я позвонила Лизабет, чтобы сообщить о том, что поняла о наших дальнейших планах и готова к работе в любой момент. Внутри меня что-то ликовало. Да, я часто снималась для журналов, но еще ни разу не снималась в рекламе и была благодарна Лиз за то, что она предложила мою кандидатуру на эту работу. Вероятно, специфичные вкусы японцев сделали свое дело и моя мордашка им понравилась.
Рекламировать сок? Да запросто! Не удивлюсь, если они на меня юбочку в клеточку наденут и гольфики натянут. Японцы такие японцы. С другой стороны, зная их любовь ко всему нестандартному, я не удивлюсь, если это будет какой-нибудь ад и трешак, но.... Опять же, реклама для Америки, а не для Японии и им придется держать себя в узде.
Когда мы только прилетели в Токио, то сил на прогулки и походы по магазинам не осталось, а мне так дико хотелось пройтись по шумным улочкам, торговым центрам. Мне хотелось в живую посмотреть все те неадекватные товары, которые мы обычно видим на интернет-сайтах с забавными приписками по их применению. Каждый раз, когда видишь такое, обычно думаешь "КТООО? КТО ВООБЩЕ ЭТО ПОКУПАЕТ?". Сдается мне, что это покупают именно удивленные туристы. Ну а если в эту всю хрень верят и японцы, мне придется признать, что они немного идиоты.
В итоге в день прилета я все же рано легла спать, ибо вставать надо было в четыре утра, а если не выспаться, то с утра я буду похожа не на модель, а на чудовище. Такого допустить было ну никак нельзя, поэтому в 9 часов я уже завалилась в кроватку, предварительно выпив того самого сока, который мне предстоит завтра рекламировать. Ничего так, вкусно. Я точно могу сказать, что этот сок куда более натуральный чем те, что продают у нас в магазинах. Уснуть после перелета оказалось плевой задачей и стоило моей голове коснуться подушки, как я провалилась в царство Морфея.
На четыре утра у меня был поставлен будильник, но прозвенеть он не успел - Лиз уже стучала в дверь. И такое ощущение, что стучала она ногой. Ну или головой. Судя по громкости стука это была точно не рука. Я лениво соскользнула с кровати и спешно открыла дверь, чтобы Лиз не думала, будто я все еще сплю. Стоило только показаться у нее на виду, как она кинула в меня бутербродами и тем самым злосчастным соком и скрылась из виду. Скинув еду на тумбочку, я быстро отправилась в душ, чтобы на съемках быть чистенькой и сверкающей крошкой.
И вот сейчас мы находимся на заливе. Я сквозь почти смеженные веки поглядываю за тем, как тут красиво, пока визажисты, стилисты и парикмахеры носятся вокруг меня. Я знаю, что через каких-то минут сорок меня будет просто невозможно узнать. Свои волосы я красить не разрешила, мне и так стоит огромных усилий держать их в божеском виде при таком частом обесцвечивании, но никто не запрещал им делать мне прическу, рисовать безумные стрелки на глазах, красить губы яркой помадой и одевать в цветастые платья. Не совсем мой стиль, но реклама должна быть яркой и броской, как и сам Токио.
Если честно, я обожала эти минуты, когда можно сидеть в кресле, откинувшись на спинку и размышлять о чем-то своем. Чувствовать, как чужие руки порхают над тобой, чтобы создать из тебя нечто невообразимое, что можно было бы назвать шедевром. От этого устаешь конечно, но обычно результат того стоит.
Начинаю обратный отсчет с сотни и когда дохожу до пяти, все стилисты отходят от меня на шаг. Открываю глаза, хлопаю длинными накладными ресницами и кокетливо улыбаюсь. Где-то со стороны слышу восторженный японский визг - им нравится широкий открытый взгляд и кукольное личико.

0

4

Японцы - потрясающий народ. Они постоянно кланяются, извиняются, и улыбаются. А самое главное они пунктуальные и работают на износ, для них работа это главное. Если они за что-то берутся, но ведут это до конца и делают так, пока не будет сделано идеально. Но если что-то не выходит, то они расстраиваются и очень даже сильно. Но у них столько кpeдитов, что они просто не могут бросить работу или делать ее не качественно. Не только американцы живут в долг, но и японцы тоже.
Мы успели вовремя, и пока Денивел раскрашивали, да именно раскрашивали, никак по другому я это не назову. Ей буквально меняли форму глаз, носа, губ. Мне это совсем не нравилось. Мы привезли свою модель, а они из нее делают азиатку. Я подошла к менеджеру, чтобы обсудить этот вопрос. На удивление они пошли на встречу и не много изменили макияж, а когда девчушке добавили пушистые, накладные ресницы, она и вовсе перестала походить на азиатку. Скорее на Нину Добрев, ну только блондинку, седую, короче крашенную. На счет волос. Сколько бы мы не спорили, но красить волосы мы не разрешили, зато когда макияж был закончен, на Мори надели яркий парик и остатки одежды. Дари в руки сок и отправили репетировать.
Высокий парень показывал ей что-то, объяснял. По всей видимости показывал позы, которые они хотят видеть. Знаете, японцы часто фотографируются с надутыми щеками. Одним закрытым глазом и открытым языком. Ничего безумного, некоторые фото выглядят очень мило. Наши же девушки любят фотографировать как шлюхи. У меня нет социальный сетей, но я веду несколько блогов и все аккаунты нашего агенства так же просматриваю. Вообще в этом хорошо разбирается Софи. Да, она не любитель говорить по телефону, но зато, очень ловко пишет сообщения. Я бывает порой не успеваю моргнуть, а уже ответ от нее получила.
Пока моя ассистентка более, вся мелкая документация, звонки были на мне. А это значит, что все было в дичайшем хаосе. Мне постоянно приходилось отвлекаться, отвечать на звонки и я просто не могла следить за всем процессом. Слава богу, что нам хватило ума взять с собой своего штатного фотографа и она могла следить за всем и контролировать, если что-то не нравилось. А мне не нравилось многое.
Свет - ужасный. Складывалось такое ощущение, что снимают третих смурфиков, а не рекламу сока. И самое смешное, если бы это был какой-то виноградный сок, черничный или типа того, сошло бы. Было бы в тему, но нет! Это был яблочный сок. С рыжей баночкой и довольной кошкой на этикетке и синими буквами.
Денивел, кстати, так же была одета, ну не в рыжий, а в такой персиковый наряд. Все в рюшах, бантиках. Синие волосы были совсем не в тему.
Подойдя к зуке гримеров, я нашла там потрясающий персиковый парик, который вытащила и понесла Дени.
- Вот, надень. Бесцеремонно прервала я "репетирую", стаскивая кислотный парик с головы. С горем пополам, мы натянули парик и могу сказать точно, что выглядело это на много лаконичнее, целостнее, что ли, чем прошлый парик. В съемочной команде японцев пошел восторженный в шепот, "kawaii!". То и дело повторяли вокруг. Продюсер не стал возражать, наверно завидев мою не довольную мину и лишь покачал головой в знак согласия.
Думаю на самом деле у него в голове мелькало что-то вроде "господи, что угодно, только держи от меня подальше эту большую блондинку".
Да, не думаю, что ко мне относятся серьезно, не только здесь, а кто-либо и где-либо.
- Ну, что? Готова? Я пыталась подбодрить Мори, но сама была уже мыслями на вторых съемках. Там были проблемы с моделями. Нашими моделями. Одну из девушек рвало все утро и она опоздала. А сейчас ее стошнило на кого-то из съемочной команды. Прелестно. Ну, я же не могу все время за ними ходить и подтирать слюни? Нет. Тем более здесь я больше нужна. Это важный контракт и важная реклама. Супермен, не дай мне разнести здесь все. Я потерла переносицу, когда увидела, что визажисты снова пытаются налепить синий парик.
- Эй, ты, хочешь фокус покажу, с карандашом? Я сделаю так, что он исчезнет. Еще через минут десят препираний мы все таки начали съемку. По сценарию Мори должна сидеть грустная в парке, а к ней должен подойти парень и предложить ей выпить соку. А она должна попробовав его, постараться сделать похожее выражение, как у кота на этикетке. Милое, но смешно.
Свет, камера, мотор.

+1

5

До того момента, как мне дали посмотреться в зеркало, мне казалось, что все идет прекрасно, ведь радостный визг японцев это подтверждал.
Надо сказать, я никогда еще так не ошибалась.
Я никогда еще так не ошибалась и лицо Лиз отчетливо говорило мне об этом. Более того, на лице Лиз крупными (хотя нет, не крупными, а просто огромными!) буквами было написано "Что за пиздец тут происходит?". Надо сказать, в это мгновение мне показалось, что ты очень искренне и очень сильно пожалела, что поддалась своему порыву и притащила свою задницу в Токио ради этой рекламы. Я мысленно перекрестилась, хотя вообще ни разу не верующая, и посмотрела наконец-то в любезно принесенное зеркало.
На кого я была похожа? Я бы сказала не на кого, а на что. Я похожа не персиковый зефир или персиковое безе - как хотите. Единственным, но диким провалом в моем внешнем виде был парик - ярко синий. Настолько синий, что при взгляде на него даже мне, со своей фриковатой повседневной внешностью, хотелось повеситься. Но спорить я не стала. Как выглядит модель на коммерческих съемках решает далеко не сама модель, а тот, кто ее нанял. Ну еще Лизабет могла бы за меня побиться, если бы хотела. Она уже отстаивала мой макияж двадцатью минутами раньше, переживая, что из меня могут сделать узкоглазую безносую азиатку. Я же покорно терпела все эти махинации с моим лицом - благо, я научилась переносить подобные процедуры спокойно, не дергаясь и без истерик. И когда пришло время репетировать какие-то нелепые движения, держа сок в одной руке и демонстрируя его на камеру, я не сопротивлялась и даже не пикнула - послушно делала все то, что от меня требуют.
Пока я скакала как сумасшедшая, при этом пытаясь изобразить милейшие эмоции на своем лице и на ближайшее время стать японкой, Лиз пропала из поля зрения. И когда она обнаружилась, то стояла уже рядом, протягивая мне другой парик - этот был приятного персикового цвета и потрясающего качества. Я послушно взяла протянутую мне "новинку" и сдернула синее нечто со своей головы. Нет, парик был не так уж плох и качество у него было отменное. Проблема была в том, что сейчас он мне не подходил ну абсолютно и я понятия не имела, как японцы умудрились так налажать. Пока я натягивала на себя персиковую волшебную шевелюру, ничего вокруг не происходило. Но стоило мне только поднять взгляд, оказавшись при полном параде, как я увидела восторженные узкие глазки, смотрящие на меня со всех сторон. В какой-то момент даже страшно стало. Но, к счастью, никто не стал особо перечить Лизабет и от синего парика мы, кажется, избавились раз и навсегда. К слову, я предлагала сжечь его, чтобы никто не пытался больше сделать из меня сливу.
Когда наконец все успокоились, мы начали съемку. Дубль за дублем отыгрывали, как я сижу в парке с печально-трагичным лицом, а ко мне подходит парень с бутылочкой сока. Бутылочка эта сегодня мне почему-то напоминала банку с анализами из больницы и мне стоило невероятных усилий, чтобы не ржать и продолжать казаться грустной. Дубля с пятнадцатого результат устроил режисера и от меня отстали, но дальше - хуже! Дальше мне надо изобразить довольную кошачью мордочку, а все мы помним, что я человек, а не кошка. Поэтому этот эпизод видео получился у нас только раза с тридцатого. Под конец я вымоталась так, что едва передвигала ноги и с огромным трудом держала глаза открытыми.
- Лизабет, мы можем ехать в отель? - спросила я, стягивая с себя парик.
Пожалуйста, скажи мне, что мы именно этим сейчас и займемся! Давай, не томи меня и исполни мою малюсенькую мечту - побыстрее оказаться в душе, а потом в кровати. Мне даже не хочется никуда идти гулять и глазеть на всякие японские глупости.

0

6

Съемки были утомительными не только для меня, но и для всей команды. Похоже, Азиаты сами не понимали, что они хотят, так что дублей было много. Много споров, криков и того, что мы больше не будем работать с ними. А я еще удивилась, почему с такими выгодными условиями, никто не захотел с ними работать. Вот почему.
Когда ко мне, буквально подползла Денивел, я подумала, что она ударит меня. Или скажет, что подает на меня в суд, а может, что просто не хочет больше быть моделью. И я бы ее поняла, я никогда не сталкивалась с таким адом. Это было даже хуже чем работать с Кетрин Хейгел, а с ней вообще никто не хочет работать. Это было высшей степени не профессионально.

Но девчушка просто захотела поехать в отель.
- Я думала отвести вас всех в ресторан, но лучше заказать все в номер, а с утра мы встретимся, и мне нужно будет с тобой обсудить еще одну съемку. Она наклюнулась неожиданно, так что класса она повыше и не должно быть такого ужаса, что был сегодня. Я открыла сообщение, на вибрирующем телефоне. Мне приходило по несколько сообщений в час, обычно семь или восемь. Но сейчас они просто сыпались и за последние десять минут пришло уже четыре. Что-то произошло в нашем офисе в Сакраменто и все рушилось без меня. Приятно осознавать свою важность_ценность, но насколько все плохо, если через сутки как я уехала, все рухнуло? Значит, я плохо работаю и остаток дня и ночи буду на связи с Сакраменто.

До гостиницы мы ехали молча. Похоже, все вымотались так, что уснули. Мне нравилась Азия и Япония в частности, даже был какой-то шарм в этих праворульных машинах. Ведь оно и верно. Что логичнее, что паркуясь, водитель выходил на тротуар, а не на часть дороги. Англичане знают в этом толк, а вот общественный транспорт, уже, так как надо. Руль слева, чтобы пассажиры выходили на тротуар. Вся эта яркость и эмоции, которые они не скрывают, манеры и вежливость. В этом было что-то притягивающее. Но вся их система с кpeдитками на много хуже чем у нас в Штатах, а ведь мы все живем в долг.

Однако во всей этой суматохе, стоит отдать должное Денивел. Она стоически вынесла все издевательства над собой и даже не пожаловалась ни разу. Показала себя настоящим профессионалом, а это многое значит для меня. Все же моя сестра знала толк в моделях. Да, не каждой подходить быть ангелом секретов Виктории, но продать можно каждую и эта девчушка, только себя еще проявит. Так что когда мне предложили достаточно откровенную и тематическую фотосессию, я приняла предложение даже не раздумывая. Это не порно, деньги хорошие и она сможет появиться на обложке журнала. Вот только были некоторые нюансы. У них были проблемы с фотографом, но это ведь не помеха, да? У нас есть свой отличный фотограф. Лучше нее я еще не встречала, так что мы были даже в выигрыше.

Когда мы приехали в гостиницу, все молча разошлись по своим номерам, а я дала добро на заказ любой еды из любого ресторана и с любого континента. Моделей тоже нужно баловать. Не все из них питаются маковой росой, многие любят поесть, а некоторым просто необходимо, после тяжелого дня съесть полторта и поплакать.
Ночь прошла тяжело, я совсем не спала и сильно была зла, когда все собрались за завтраком в ресторане гостиницы.
- Вчера поступило предложение, сняться в одной достаточно откровенной фотосессии. Ты сможешь попасть на обложку журнала, плюс эти фото отлично пополнят твое портфолио. Съемки через четыре часа. Я буквально поставила ее перед фактом, даже не спрашивая, а хочет ли она раздеваться перед камерой? Все модели это делают, тут нет места, хочу, не хочу.
- Джей поедет с нам. У них накладки со штатным фотографом. Кажется у половины людей должен был быть сегодня свободный день, ну ничего, перенесут свои планы.

0

7

До отеля мы ехали в полной тишине, потому что устали просто предельно. Съемки всегда выматывают, но когда партнеры не понимают друг друга, они выматывают вдвойне. Сложно было сделать так, чтобы мой внешний вид удовлетворял и мое агентство и японцев, которые, собственно говоря, на этот день купили мой фейс. И все бы ничего, но хороший руководитель не может допустить того, чтобы его модель выглядела в рекламе или на фотосессии так, что ее потом не захотят покупать. Исходя из этого я могу сказать, что Лизабет постаралась на все сто процентов, чтобы не загубить мою только начавшуюся карьеру. За это ей отдельное спасибо, но в данный момент я все равно чувствую себя выжатой как лимон, потому что весь день меня столько гоняли и эксплуатировали, сколько Джей не гоняла ни на одной нашей сессии.
Кстати, о Джей…
Она тоже должна была сегодня прилететь и я надеюсь, что оказавшись в отеле направлюсь не в свой номер, а в ее. Закажем вино, ее любимый абсент и проведем хорошую ночь. Главное, чтобы не слишком активную, потому что сил у меня катастрофически нет. С утра мы обе спустились в ресторан при гостинице на завтрак. Нам было фактически без разницы, заметил ли кто-нибудь, что мы вышли из одного номера, вместе спустились и сели недалеко друг от друга. Если честно, мне будет все равно даже если кто-то упрекнет меня этими отношениями, потому что я найдусь, что ответить. И я не считаю, что делаю что-то предрассудительное. 
Но когда Лизабет озвучивает мне новость о том, что я должна сняться в какой-то откровенной фотосессии и сделать это не просто когда-то, а сегодня и сейчас, я судорожно открываю рот, чтобы сказать какую-нибудь колкость или съязвить на тему того, что меня спросили забыть, согласна ли я. Однако, думаю я далеко не о том, что не хочу раздеваться и позировать перед камерой. Я думаю о том, что Джей убьет меня к чертовой матери. Не просто убьет, а четвертует, распилит на кусочки, надругается надо мной. Она впечатлительна, может и не простить мне такой вольности, даже не подумав о том, что это работа и у меня не было выбора. Однако, я вовремя захлопываю рот, потому что дальше ты сообщаешь, что Джей едет с нами.
Я шумно выдыхаю, а сердце пропускает удар. Какое счастье, что снимать будет Джей. Это, естественно, не снимет с меня наказания за то, что мои фото в фривольном виде будут красоваться на обложке журнала, но ничего супер страшного со мной не случится, ведь она сама будет учавствовать в процессе, снимать его, и сможет запечатлеть меня конкретно так, как видит сама. - Я все поняла, - отвечаю спокойным и ровным голосом, - выезжаем сразу после завтрака?
С огромным трудом, но я все-таки успокаиваюсь, теша себя мыслями, что фотографии Джей с каждым днем делают меня все более популярной. Да, не стоит уменьшат роль Софи и Лизабет в этом процессе – они, несомненно, умницы. Но мир видит меня такой, какой я предстаю перед Джей. Каждая ее фотография с моим изображением стоит столько, что узнай я эту цифру раньше, мне бы захотелось застрелиться или спрыгнуть с моста. Работы Джей стоят, мягко говоря, дорого и клиенту агентства они вылетят в круглую копеечку, надо сказать. Но меня это ни капли не заботит.
Украдкой смотрю на Джей, пытаясь понять, что она думает о произошедшем. Тем не менее, по ее беспристрастному лицу сейчас невозможно ничего понять. О да, я уже знаю, что свои эмоции она оставит для общения тет-а-тет.Сразу после завтрака мы отправляемся на съемочную площадку, на которой нам предстоит поработать сегодня. Я все еще не знаю подробностей фотосессии и понятия не имею, что от меня потребуется.
Однако, я ни на секунду не забываю о том, что японцы очень странный народ…

0

8

Если честно я была готова к скандалу. Эта малышка не возмущалась при мне ниразу, но вот так свалить на человека новость, буквально. Раздевайся, полностью и позируй. И не вздумай возмущаться, хочешь быть моделью - терпи.
Однако, она ни сказала ничего против, а вроде была заинтересована в этом. Что ж, похоже она была на много профессиональнее чем я думала. Она просто сказала что поняла, без единой колкости и прочего дерьма, что модели привыкли выливать на меня, Софи и прочих агентов и менеджеров. Но с такими был разговор короткий. На место одной, найдутся сотни, готовые раздеться ради обложки.
Тем более это глянец, а не какой-то плейбой или грязный пентхаус.
- Да, если тебе не надо принять душ или еще чего, то поедем сразу после завтрака. В этот раз визажисты наши, так что мучить тебя никто не будет. Будет много кожи, латекса и еще какой-то дряни. Это я уже говорила проверяя свою почту на телефоне и отходя от столика Денивел. И подходя к своему. Еще несколько минут зависания и наконец-то я подошла к шведскому столу, где похоже закончилось кофе и нужно было ждать новое. Я всегда была нерасторопна в поездках, поэтому обычно этим занимался кто-то другой. Но Азиатский рынок был для нас очень важен, поэтому я не могла доверить эту поездку кому-то еще.
Слава богу, завтрак прошел без происшествий, я почти поверила в то, что все идет так как запланировала.
Но я рано радовалась. Когда мы уже ехали к месту съемок, наша машина сломалась. Просто остановилась и отказалась заводиться. Бензина было полно, толкать, не вариант, во-первых это странно, а во-вторых, коробка автомат и машине пришел бы конец.
Так что нам срочно пришлось ловить такси, перекладывать все свое барахло и простоять в пробке около часа.
Мое настроение близилось к отвратительному, мне буквально хотелось убивать. Нам уже начали звонить из студии и спрашивать, а не передумали ли мы, стоит ли нас ждать? Да, теперь американцы прослывут непунктуальными, а ведь японцы очень, очень пунктуальны.
Когда мы наконец-то прибыли на место, я отправила Денивел одеваться, а сама долго извинялась перед заказчиками. Я знала, что фотосессия будет провокационной, но чтоб на столько - нет.
Чтобы было понятно, из одежды на модели должно было быть:
а) Ничего
б) Совсем ничего
в) гипюровый телесный боди
Кончено прилагалось много реквизита, которым она должна ловко манипулировать и прикрывать тело, чтобы оставалась какая-то загадка, но было было перебором даже для меня.
- Я пойму если ты откажешься, я поговорю с ними и мы все отменим. Я обратилась к Денивел, когда подошла к как мне показалось смущенной девушке. Даже если она все же согласиться на это, я потребую других условий по контракту, больших выплат и каких-то бонусов. Все таки она была несовершенно летней, у нас это чистая порнография, а в Японии похоже, нормальное дело.
Мне еще нужно было дать указания для Джей, я не сомневалась в ее профессионализме, а вот японской стороне нельзя доверять. Они будут постоянно лезть со своими советами, хотя я больше чем уверена, что они мало что соображают в такого рода фотосессиях. Мы гордились нашим штатным фотографом, мы буквально вырвали ее из лап наших конкурентов и на ее вкус всегда могли спокойно положиться. У нее был особый стиль, она чувствовала свет и помещение так, как никто. А с таким скудным выбором одежды и странный приспособлений, так и подавно. Японцы же, похоже помешались на всей этой ерунде, после скандальной фотосессии одной из Дженнер, которую, кстати и проводила наша Джей, вот только они об этом не знаю. Но думаю, это нам будет только на руку. Оставалось только удостовериться в ответе Денивел и приступить к работе или же уехать восвояси. Мы все еще могли побыть несколько дней в Токио и отдохнуть, накупив яркий, не нужный мусор для семьи и друзей. И увезти пару ящиков сока, который теперь у нас был в огромном количестве.

0

9

Я была права - японцы очень странный народ. И то что они захотели для фотосессии в этот раз, привело меня если не в шок, то черезмерно удивило своей специфичностью. Искусство на грани порнографии. Искусство, которое притягивает и отталкивает одновременно. Искусство, на которое смотришь словно зачарованный, завороженный происходящим. Надо сказать, что испытание, которое мне придется перенести, будет не из легких. По многим причинам. Например потому, что до этого Джей связывала меня не так уж часто, а даже если и связывала, то это было что-то обычное, привычное. Ну, насколько вообще может быть привычным и обычным ощущение того, что тебя связали.
Если честно, я понятия не имею, сколько терпения понадобиться Джей, чтобы разрешить сделать подобное со мной, а потом еще снять результат на камеру, художественно его оформить и предоставить общественности. Я чувствую, что от идеи в целом она приходит в бешенство, но мужественно и стойко терпит, отделяя работу от личных чувств. Ну или пытаясь отделить.
Я же думаю о том, что меня ждет в итоге. И как буду чувствовать себя связанной перед камерой, в одном только боди телесного цвета, который на фотографиях будет даже невидно, словно его там нет. Он создан чисто для моего комфорта, чтобы не пришлось сверкать промежностью перед камерой и перед людьми, которые могут оказаться на съемочной площадке.
В какой-то момент меня начинают грызть сомнения, а хватит ли мне элементарно физической подготовки, чтобы спокойно пережить фотосессию, ведь я не могу себе позволить скривлять лицо в гримасах боли. Не важно в какой обстановке, модель всегда должны выглядеть идеально. Ну или выдавать ту эмоцию, которую от нее требуют проявить на камеру.
Пока я размышляю обо всем этом, стоя посреди импровизированной сцены в одном боди телесного цвета, возвращается Джей. На лице у нее светится не просто привычная усмешка, а улыбка во все тридцать два. Такая редкая, такая красивая. Мне страшно узнать, отчего она так улыбается, ведь еще совсем недавно она была просто в бешенстве оттого, что ей придется снимать. Сейчас же все изменилась - Джей довольна до крайности, до неприличия. И когда я спрашиваю в чем, собственно говоря, дело, она с нарочитым безразличием отвечает мне, что добилась того, чтобы связать меня дали ей.
Сердце пропускает удар, щеки заливает румянцем, но внутренне мне становится гораздо проще. Гораздо приятнее. Ведь внутренне я чувствовала дикий дискомфорт при мысли, что настолько интимные вещи со мной будут творить чужие руки. Теперь происходящее не кажется таким ужасным и нереальным. Я моргаю пару раз, чтобы все-таки осознать происходящее, а затем опускаю взгляд пол. Смущение и стыд охватывают меня, увлекая в свои объятия. Сложно представить, но я перестаю чувствовать себя так, словно модель. Я чувствую себя иначе, когда вижу в руках Джей веревки. Ощущаю себя сабмиссивом. И это удивительно, ведь впечатление сразу такое, что я на своем месте. Процесс вместе со смущением приносит некое спокойствие. Джей не приходится просить по нескольку раз, я стараюсь все делать сразу. А иногда я даже просто чувствую, что от меня необходимо и ей не приходится просить. Удивительное единение протекает между нами вовремя процесса. Сложно представить, как все это смотрится со стороны, если есть те, кто за этим наблюдает. Мне проще думать, что мы тут одни, чем осознавать, что за процессом шибари следит еще несколько пар глаз. Ведь в руках Джей это связывание превращается в очень интимный процесс, обретает тот смысл, который и должно обрести. И кроме покорности я, естественно, чувствую некий трепет от происходящего, смешивающийся с возбуждением. Веревки обнимают запястья и я вздрагиваю, подымая взгляд на Симон, нервно облизывая губы. Я думаю, она четко понимает, что я хочу повторения всей этой ситуации не тут, на съемочной площадке, а у нее дома. С продолжением. Продолжением, которое не предназначено для камеры. А пока она шепчет мне на ухо "Денивел, надо потерпеть", я послушно киваю головой, хотя, признаться, между ног все чертовски ноет и зудит. Чтобы упасть на колени и умолять о ласке мешают две вещи - связывающая меня веревка и наличие посторонних людей. Но мое желание читается в моем взгляде и оно будет видно на каждой фотографии, где удастся запечатлеть не только мое тело, но и глаза.
Джей знает, что она делает, когда легким движением руки, касаясь одними только кончиками пальцев, ловко пробегается ими у меня по промежности, вызывая волну дрожи и возбуждения. Чтобы не застонать, мне пришлось закусить губу. Стоит ли говорить о том, как трудно было пережить все оставшиеся полтора часа фотосъемки? Но еще труднее было пережить время после, когда Джей развязывала меня и ставила на ноги. Стоять чертовски сложно, мне все время хотелось упасть, сползти на пол и вообще все что угодно, лишь бы никуда не идти. Я вся горю, пылаю возбуждением и потому мне невыносимо сложно смотреть в глаза Лизабет, когда она возвращается на площадку (или она никуда и не уходила?), чтобы отвести нас обратно в отель, по номерам. Я же в этот момент думаю о том, что если добраться до номера, то можно получить ту долгожданную разрядку, которой мне так не хватало все это время.
Смущенно смотрю на красные следы, которые остались на запястьях после веревки. Они будоражат мысли даже сейчас, вызывая во мне воспоминания о случившемся. Но я стойко терплю, стараясь не поддаваться новой волне возбуждения, потому что знаю, если она меня захлестнет, то я уже не выберусь. Огонь и без того пылает внутри меня, пытаясь сжечь, спалить все на своем пути.
- У нас больше не будет съемок? - когда я открываю рот, чтобы говорить, голос дрожит и звучит как-то глухо, но я надеюсь, что Лиза поймет меня и скажет, что в ближайшее время мы можем наконец-то сесть на самолет и полететь домой. Меня даже не особо волнует тот факт, что не удалось как следует погулять по Токио. Почему-то именно сейчас я хочу убраться из этого города как можно скорее, улететь как можно дальше и не вспоминать о том, опыт какой фотосессии мне пришлось пережить. Не то чтобы я была очень стеснительной, но... это было так откровенно. Это выворачивало душу наизнанку и показывало настоящую меня.

0

10

Мы улетаем уже сегодня.
И одновременно радостно и грустно, что мы должны покинуть страну восходящего солнца так скоро. Еще несколько часов назад мне казалось, что я бы все отдала, чтобы поскорее оказаться обратно в Сакраменто, а происходящее в Токио позабыть как самый страшный сон, почти вычеркнув из жизни. Шибари-фотосессия произвела на меня такое неизгладимое впечатление, что в первые полчаса после того, как меня развязала Джей, было трудно поверить, что я вообще на такое согласилась. Но факт оставался фактом, даже если разум отказывался его принимать. Факт оставался фактом, даже если я старалась закрыть глаза и стереть, как мне казалось, постыдные воспоминания.
Я могла сколько угодно пытаться стереть воспоминания, но у заказчика остались фотографии - неоспоримое доказательство моего участия в съемке. Стоит только надеяться, что контракт был выгодным для агенства, раз они пошли на это, ведь Софи всегда старается держать лицо компании и устраняет любого, кто может отбросить тень на ее светлое имя.
Но вот мы уже садимся в самолет, подымаясь на его борт рука об руку с Джей Симон. Она, кажется, тоже все еще немного в шоке после того, что такие интимные фотографии со мной ей пришлось взять и отдать. Более того, мне кажется, что в глубине души она очень недовольна фактом того, что произошло. А еще она, судя по блеску в ее глазах, сочла, что мое зафиксированное веревками тело выглядит потрясающе. Спорить не стану - я не знаю, как это смотрелось со стороны, но думаю, что моя беззащитность может завести кого угодно, если это входит в круг его интересов.
Самолет легко отрывается от земли и между рядами сидений легко лавирует стюардесса, предлагая еду или напитки на наш выбор. После тяжелого и очень эмоционального дня я прошу ее принести мне бокал шампанского, а сама откидываюсь на спинку кресла и прикрываю глаза, ожидая. Всего через пять минут девушка возвращается и с дежурной улыбкой протягивает мне бокал, еще раз желая комфортного перелета. Я точно так же дежурно улыбаюсь ей и делаю глоток игристого напитка.
До новых встреч, Токио!

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Qoo.