Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Where the wind blows tall


Where the wind blows tall

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

- Он рэпер, МС Вессон, он же Барт Вишесс, ты не слышала? -  спросил Майк, когда Бернадетт поинтересовалась тезкой эпатажной звезды. Она не похожа была на поклонницу рэпа - но в то же время вращалась в сфере шоу-бизнесаи, поди, в отношении  всей этой новомодной хери была продвинутее большинства его знакомых, чьи музыкальные предпочтения -  впрочем как и самого Майка - относились к более ранним временам. -  Жена его играет еще в разных сериальчиках, Джессика  Лейн.  Когда же разговор с болтовни о персонажах из голубого экрана перешел на серьезные вещи,  то Ринальди лишь грустновато усмехнулся. Какой-то частью мозга он был уверен, что его постигнет, как выразилась Берн, участь Гвидо.  Времена нынче были не те,  что шестьдесят, даже сорок лет назад  - теперь садились даже самые осторожные и умные, а Майк за свою жизнь участвовал  очень много в чем -  оставалась ждать, когда какой-то скелет наконец выскочит из шкафа и положит ему на плечо свое костлявую руку. Впрочем, иной частью разума андербосс это отрицал, уверяя себя, что с его лисьим чутьем сумеет избежать печального конца - а как иначе жить и спать спокойно по ночам? - Я не говорю ни о чем конкретно, Берн. Просто надеюсь  -  что если ВДРУГ что-то случилось бы, ты стала бы думать о  всем хорошем, что у нас было, а не о чем-то, что гавкают всякие шавки. Возьми Гвидо - замечательного отца, мужа, человека, газеты окатывают грязью и ведут себя,  словно право на частную жизнь уже не существует!  Я знаю его сына,  Дольфо, он и так переживает из-за того, что... в общем, что мама и папа больше не живут вместе. Каково ему теперь, когда его отца пытались изображать неизвестно кем, держали в кутузке - а потом ни хера доказать не смогли! Детская, блять, психика ведь ранимая, нет разве? Ну и хули тогда ее рушить, если доказательств нет никаких? Об этом эти легавые твари явно не думают! Как же, им надо план выполнять!  Под влиянием алкоголя на Майка иногда нападала сентиментальность - и когда он говорил достаточно лицемерные вещи, в его голосе все равно звучало искреннее возмущение. Впрочем, он скоро забыл обо всем этом- ибо их с Берн взаимные ласки перешли в новую фазу, и все вокруг превратилось в царство прикосновений, шепота,  сбивающегося дыхания и вырывающихся из грудных клеток сердец.
-  Берни... Черт возьми... -  сдавленно пробормотал Майкл, когда американка опрокинула его на простыни. Он еще раз поцеловал ее, глубоко и страстно, затем стиснул ее бедра -  и, войдя внутрь, начал неторопливо двигаться, постепенно набирая темп. Его ладони  скользили по телу блондинки,  массируя ее живот, стискивая затвердевшие соски,  проводя по разгоряченным щекам. Движения итальянца становились все более резкими и стремительными, он , резко выдохнув, сжал ягодицы Бернадетт - и вскоре весь погрузился в блаженный туман удовольствия.  Андербосс не знал, сколько прошло времени - десять минут, полчаса, час? Но завершение было ослепительным, подобно молнии  - и Майк еще долго не мог избавиться от напавшего на него после этого забега сладкого ступора. Он лишь обнимал  Рикардс, крепко прижимая к себе и положив ее голову себе на плече. Гладил светлые волосы, потерся лицом о ее лицо. - Ради такого стоило пережить все произошедшее, а? Мафиози откинулся на подушке и потянулся к сигаретам.  Взял одну, предложил Берн. - Жаль только, что  наш пикник на острове не сложился. Но ведь в Венесуэле все впереди, верно? Нащупал свой стакан, опустошил его. Озабоченно нахмурился. - Ты ведь не считаешь, что отпуск испорчен, а? Вот за это я бы точно убил этого мудака.

+2

22

Они оба ехали в Тринидад за самыми простыми вещами; за отдыхом вдали от дома в компании друг друга, за впечатлениями от посещения новых мест потрясающей красоты, забытых богом мест и мест, еще неизведанных человеком. За чистым морем, за белоснежными пляжами, за небольшими передрягами, в конце концов, без которых любое путешествие кажется неполноценным. А в результате в первый же день успели попасть в такую, как казалось изначально, беспросветную задницу, что и приключением случившееся на яхте назвать трудно; это было скорее недоразумение, перевернувшее все вверх дном, однако порой излишне оптимистично настроенная Берн именовала события первого дня отпуска именно приключениями. Ведь, в конце концов, для них обоих всё закончилось хорошо. Не было известно, куда делась та парочка американских воров, и говорил ли правду тот чернокожий тринидадец, слова которого передал блондинке Майкл… это, впрочем, они уже вряд ли когда-нибудь узнают.
На довольно долгое время Рикардс полностью забылась, будучи в сильных руках итальянца; блондинка прогибалась в спине, с её губ то и дело слетали стоны, ладонями она упиралась в грудь мужчины, периодически убирала их на простыни и с силой тянула на себя белоснежную ткань. Становилось просто невыносимо жарко, казалось, вот-вот, и дышать вообще перестанет быть возможным; с Майклом никогда не бывало иначе, во время секса он нередко доводил американку до такого состояния, что у той напрочь сносило крышу, и кислорода действительно начинало не хватать.
- О, да, - хрипловато, с усмешкой проговорила молодая женщина и, лениво дотянувшись из того своего лежащего положения до губ Ринальди, оставила на них смачный поцелуй. Приняла сигарету из его рук, решив, что несколько затяжек никакой роли не сыграют, и одна сигарета не означает срыв.  – Да в этой Венесуэле можно будет хоть каждый день пикники устраивать, где пожелаешь, черт возьми! Хотя… неинтересно будет каждый день, наверно, - мысли путались между собой – всему виной был крепкий алкоголь, довольно-таки сильно ударивший в голову оттого, что был выпит на голодный желудок. Даже еда из ресторана практически не спасла положение. – Ну вот что ты такое говоришь, а. Отпуск не испортился, он… да он ведь только начался. Вот о первом дне воспоминания останутся неоднозначные, это да, - правда, кто знает, что будет впереди, у этой парочки выезжать за пределы Сакраменто и отдыхать вместе без происшествий просто не получается. То ли судьба, то ли совпадение, то ли еще что-то – но какая, черт возьми, разница.
Бернадетт и так было хорошо; в плане путешествий Майк целиком и полностью был её родной душой, и это, признаться, многое значит для молодой женщины. Какие-то неприятные моменты их поездок, хоть и редкие, едва ли имеют какой-то вес – подумаешь, не бывает идеально прошедших поездок, без единого изъяна и без единой запинки. В них порой и заключается вся суть.

Сложно сказать, в каком именно часу они, наконец, заснули. Проснувшись поутру, Рикардс с трудом оторвала голову от груди Майкла, на которой и спала всё это время, плюс еще закинув на мужчину ногу, и увидела тот самый столик с множеством всяких блюд, почти пустую бутылку выпивки, стаканы, пепельницу у прикроватного столика (четыре или пять сигарет) и раскинутые в разных местах вещи. Американка не сразу сообразила, что на дворе далеко не десять утра, которые они благополучно проспали, а два часа дня; без пяти минут, если быть точнее.
- Блять, Майк, уже день. Ты посмотри, там уже солнце вовсю светит, и людей столько… Ну же, вставай давай! – начав шатать итальянца за плечи, проговорила, все переводя взгляд со стрелок часов на виднеющейся из окна пляж, на котором уже, кажется, не было ни одного свободного места. – Ох, а ты вроде говорил, что мы проспим, - возможно, они без выпивки и секса проспали бы свой катер до Венесуэлы – слишком много всего произошло за вчерашний день, им требовался полноценный отдых. – Как себя чувствуешь? Голова болит? – Берн оставила мягкий поцелуй на губах своего мужчины и откинулась на подушку, чувствуя, что у неё до сих пор словно те самые вертолеты перед глазами. Неприятное ощущение.
Нежиться в постели можно было сколько угодно, однако теперь им нужно было найти любое судно - яхту, катер, - чтобы убраться из этого Тринидада в сторону Венесуэлы, как они и решили вчера по возвращению в номер, на весь остаток отпуска. Берн уже собирала вещи и попутно выискивала в ворохе одежды другое свое платье, такое же летнее, легкое и открытое, глубоко-синего цвета; сборы не заняли много времени, да и мужчина с женщиной толком не разбирали свои чемоданы по приезде из аэропорта, решив тогда сразу метнуться на море. - Решили, да, уезжаем в Венесуэлу, а сюда не возвращаемся? - бесполезно было уточнять, Майкл уж точно захочет как можно скорее сбежать из этой местности как можно дальше, ему, да и молодой женщине тоже, хватило впечатлений от Порт-оф-Спейн на долгое время. Оставалось только разрешить вопрос с катером, что на самом деле не было большой проблемой; переправы из Тринидада в Венесуэлу происходят практически каждый день, а за небольшую доплату это можно будет сделать в комфорте, на любом арендованном катере или ахте. Вариантов множество.

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-06-07 18:57:54)

+1

23

Проснувшись и взглянув на свои золотые часы, Майк сразу понял – они безнадежно проспали. Ну а чего можно было ожидать – после солидного количества спиртного и жаркого секса? – Все в порядке. Ты как? – ободряюще сказал Ринальди, отвечая на поцелуй Берн. Затем, вытащив из чемодана планшет, зашел в интернет и начал гуглить необходимую информацию. А именно – искать компании, организующие ближайшие к ним по времени рейсы из Порт-оф-Спейн в Венесуэлу. Хоть на самолете, хоть морем – но ближайшие. – Ага,  давай уедем отсюда. Тринидад более не вызывал у итальянца никаких позитивных чувств, оставаться в этой чертовой стране ему совершенно не хотелось. Не был он теперь уверен и в том, что эта самая Пенисуэла окажется сильно лучше  - но не сворачивать же им свое путешествие из-за случившейся неприятности. Потому он быстро  нашел нужные сведения, потом повернулся к Рикардс. – Через два  с половиной часа можем сесть на катер. Давай собирать вещи?
Вскоре они уже распихали свои пожитки по сумкам, Майк  расплатился за проживание, после чего сели на такси и отправились в порт. Успели даже наскоро позавтракать в небольшом кафе на берегу, причем андербосс выпил свою первую за день кружку ледяного пива – в этой жарище ему постоянно хотелось чего-то прохладительного. После чего вместе с остальными пассажирами погрузились на большую белую лодку, которая должна была их доставить в другое государство. В основном их спутники были местными жителями, но, cудя по облику, зажиточными -   мафиозо не хотел провести следующие часы в компании сомнительных туземцев и купил самый дорогой билет. Контактов с "обычными представителями" тринидадского населения ему вполне хватило.  Расположившись на пластиковом лежаке и притащив еще один для Бернадетт, гангстер улегся – и стал лениво смотреть на море, попутно потягивая кока-колу из банки и беседуя с Рикардс. – Ну, и куда бы ты хотела сначала в Венесуэле съездить? Теплый ветер ласкал лицо Майка, напиток был прямо из холодильника – и потому тот расслабился и чувствовал себя неплохо. Неожиданно над зеленоватыми волнами замелькали летающие рыбы, которых Ринальди до этого видел только по телевизору. Он любил различную фауну – и потому тут же начал увлеченно фотографировать их на телефон. Интересно, можно ли в этих краях что покрупнее засечь? – Не знаешь, как тут с китами или акулами какими? – с надеждой спросил Майкл у блондинки. Он бы с удовольствием сделал снимок какого-нибудь выпускающего струю воды кашалота – а потом показал бы приятелям в "Доллз" или "502".  Остальные пассажиры гуляли по палубе и тоже разговаривали  - некоторые на каком-то испанском диалекте, но преимущественно на английском. Одна семья привлекла внимание Майка – типичные янки откуда-нибудь из Алабамы или Невады. Папа – добродушный бородач с пузцом и в яркой рубашке, как и Ринальди орудовал навороченной камерой, делая видео с морскими обитателями. Мать увещевала шестилетнего бутуза, бросившего в воду обертку от мороженого и теперь с насупленным видом глядящего на свои сандалии. – Как не стыдно мусорить, там же живут рыбки! – внушительно говорила мать ребенку, поправляя кудряшки. Тут же вертелись тинейджеры, девочка и пацан, светлоглазые и светлокожие, очень похожие – видимо, близнецы. Хорошая семья – такая, какой у самого Майка не было, его отец все портил своим мерзким нравом, скандалами и тиранией. Улыбнувшись, Ринальди прислушался к разговору стоящих к нему ближе всего подростков. Брат что-то увлеченно рассказывал сестре, вовсю размахивая руками … – Газеты про это обписались же! Когда Сальвиатти это на своей тачке подъехал к дому – по нему бум из гранатомета! Аж куски металла во все стороны! А когда копы в тот дом вошли – там трупы всех его помощников! Как в ГТА или Мафии Второй! Невольно вздрогнув, Майк как-то механически нацепил на глаза темные очки и откинулся на лежаке.

+1

24

На борту белоснежного и крупного катера гулял прохладный морской ветер, остужающий тела местных жителей и туристов, успевших немного, или как следует поджариться под солнцем на суше, на песчаных берегах или каменных улочках, где, ко всему прочему, царила еще и смертельная духота.
- Для начала надо закинуть все наши вещи в отель, - молодая женщина улеглась на пластиковый лежак, на котором было настолько неудобно, что блондинка, сколько ни вертись, так и не смогла найти более-менее подходящую позу, чтобы и лопатки в твердую поверхность больно не упирались, и спина тут же не начинала затекать. Косясь на Майкла, Берн удивлялась, как тот так спокойно разлегся, наблюдая за пенящимся от быстрого хода катера морем, попивая колу из банки. – Можно остановиться в Сьюдад-Боливаре, это недалеко от реки, не придется долго до нее добираться. Но будет далеко от водопада Анхель, ты бы хотел на него посмотреть? О, я хорошо его помню, просто дух захватывает от одного только вида, - дельта реки Ориноко была интересна тем, что города, расположенные вблизи, сохраняли свою погребенную под цементом в крупных городах культуру. В них не были так сильно испорчены цивилизацией люди, некоторые индийские племена и вовсе жили вдали от черт городов небольшими селениями, сохраняя свою культуру и обычаи старого времени. К тому же, в тех краях были просто потрясающие пляжи – километры белоснежного песка и искрящаяся на солнечном свету голубого цвета морская вода; и на все это великолепие найдется единичное количество туристов, решившихся отъехать намного дальше популярных курортов страны, чтобы найти тишину и спокойствие на отдыхе.
- Акулы должны быть, тут когда-то мужчину, кажется, за ногу схватила одна, и оттяпала её, - молодой девчонка, стоявшая неподалеку, удивленно ахнула после слов американки и в следующую секунду полезла в свой смартфон, видимо, гуглить информацию да проверять её на достоверность. Берн фыркнула и натянула солнцезащитные очки на глаза. - Да такое везде случается, вон, в Египте тоже была парочка громких случаев, - посмотрев на Ринальди, который увлеченно фотографировал рыбок на телефон, блондинка усмехнулась и предложила мужчине подойти поближе к воде, чтобы как следует все разглядеть, и первая подскочила с места. Краем уха она также уловила слова двух близнецов – мальчика и девочки, - удивительно похожих друг на друга и так странно непохожих на своих отца и мать. У отца, например, было совершенно другое лицо, квадратное, с мелкими чертами лица, в то время как у детей были вытянутые подбородки, высокие лбы и большие, светлые глаза. Возможно, от южанки-матери им что-то досталось, но со стороны это было совершенно незаметно. С другой стороны, они все рядом смотрелись очень гармонично; как «искусственные», идеальные семейки из телевизионных реклам, только более живые и простые.
- Я тоже слышала эту новость, громкое было дело, неудивительно, что о нем до сих пор даже дети говорят, - посмотрела на итальянца и коснулась его щеки, заметив, что у того был довольно-таки мрачный вид.
Когда катер начал подходить к берегу, люди собрались в одну большую толпу, кто-то толкался, кто-то уже начинал возмущаться, кто-то просто желал подойти как можно ближе к краю, чтобы  как можно быстрее, в числе первых, спуститься с борта на сушу.
- Я уста-а-ал, - вдруг заныл тот самый шестилетний мальчуган, что недавно бросал обертки от мороженого в море, и стал держать свою мать за ткань цветастой длинной юбки в пол. – Я хочу в туалет, ма-а-ам, - та нервно отцепила маленькую ручку от платья, взяла её в свою руку и потащила сына за собой, сказав, что он сходит в туалет, как только они приедут в отель. – Но я хочу сейчас!
- А я тебе говорила сходить перед отъездом! Вот терпи теперь, Робин, или в море потом сходи пописай, - проговорила женщина и не заметила сначала, как на лице мальчика отразилось неподдельное удивление. – Но там же живут рыбки, ты сама мне сказала!
- Господи Иисусе, от писанья в море рыбкам хуже не станет, а от фантика – станет, - Бернадетт и Майк шли прямо позади них, и блондинка давилась смехом, поглядывая на Ринальди. В какой-то момент она не выдержала и прыснула, на что маленький Робин обратил внимание, затем снова повернулся к маме и сказал:
- А еще у меня болит нога, - задергался ребенок, и его отец, повесив камеру на шею, усадил на свои плечи сына. Из-за этого фигура стала казаться такой огромной, что издалека могло показаться, что с катера сходит настоящий великан.
Неподалеку от причала толпились машины с желтыми "шапочками" - такси, ожидающие прибывших на другую сторону туристов, чтобы отвезти их в любую желаемую ими точку. Конкуренция, видно, была большой; большинство сошедших с судна были местными, для которых такси - роскошь, к тому же совершенно им ненужная. Туристов же было гораздо меньше.
Майку с Берн попался молодой парень, который говорил на английском с таким сильным акцентом, что его слова едва ли можно было разобрать; да и он, кажется, тоже понимал "своих" туристов с горем пополам.
- В Сьюдад-Боливар отвезти, да, да, - энергично закивал головой таксист, укладывая сумки, чемоданы Ринальди и Рикардс в багажник. Оказалось, что все обещания довезти в любую точку страны были лишь пустыми словами - обыкновенной соблазнительной приманкой; до Каракаса мужчины везти никого не собирались, а если и соглашались это сделать, то загибали совершенно немыслимую для этого цену (билеты на катер стоили в разы дешевле!). Сьюдад-Боливар оказался вполне приемлемым вариантом, там можно было или остановиться, или отправиться уже оттуда практически за копейки до столицы Венесуэлы.

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-07-05 16:44:06)

+1

25

– Да, писали. – нейтрально отозвался Майк, когда Бернадетт также вспомнила о криках, которые подняла пресса вокруг убийства Сальвиатти. Развивать эту тему андербоссу никак не хотелось  -  и потому он вернулся к более ранней. – Водопад Анхель? Ага, давай поедем. И в джунгли тоже. Интересно, каких хищников увидим там? Я бы на анаконд поглядел тоже. Еще раз поправив темные очки, Майк опять начал наблюдать за скачущими над волнами рыбками. Они приближались все ближе к борту – и  туристы, вооруженные айфонами и камерами, прямо перегибались через него, делая фотографии и снимая видео. Какой-то малый в кепке с бейсбольной символикой чуть ли не согнулся в две погибели,  размахивая сотовым – и вдруг рухнул на спину, выронив мобильный. Затем вскочил, схватился за горло и выплюнул нечто сверкающее чешуей и бьющее мокрым хвостиком.  – Она не ядовитая?! – в панике завопил парняка, отплевываясь  - а все вокруг залились хохотом. Особенно неистовствовал малыш, топая ножками и громко крича. – Дядя решил поиграть в акулу! Спохватившаяся мать попыталась строго нахмуриться и  скрыть улыбку – и шлепнула ребенка по попке. Тем временем кто-то услужливо подал продолжающему кашлять и харкать бедолаге банку газировки, а некий сердобольный пассажир подцепил рыбу в свой шлепанец и бросил ее обратно в воду. Прошло немного времени, смех поутих, катер пришвартовался к берегу – и подхватившие свои сумки путешественники начали рассаживаться по такси.
Майк и Берн также устроились в машине, управляемой едва говорящим по английски водителем. Впрочем, язык денег понимали в любой стране мира, это Ринальди знал в точности – недаром вскоре шофер согласился их доставить в Сьюдад-Боливар.  В салоне, слава Богу, был кондиционер, потому до города они доехали в относительном комфорте. Тут выглянувшего в окно гангстера ждал первый сюрприз – множество раскрашенных в яркие цвета домиков, имевший какой-то… ненастоящий вид.  Кое-где окна были забиты фанерой, где-то отсутствовали крыши, где-то даже входные двери. В ответ на вопросительный взгляд итальянца, таксист махнул рукой и объяснил. - Панамериканские игры 2019. Украшать город. Но мы все равно проиграть, победить Лима. Ничего особо не поняв, Майкл покосился на Берн. Вскоре они оказались в центре, представлявшем собой цепочку обычных для таких стран старинных испанского типа зданий. Стояли фанерные изображения библейских персонажей, пальмы украшали снежинки из фольги, а главную площадь – статуя основателя государства.  В итоге водитель высадил гостей из Америки около выбранного ими отеля – и те вошли в прохладное фойе. – Интересный городок. У этих латиносов срач всегда с какой-то помпой  сомещается, не заметила? – пробормотал Майк, вспомнив горы мусора на перекрестках, шмыгающих около него кошек – и раскрашенные попугайскими колорами остовы зданий, напоминающие обряженные в шелка и бархат скелеты.  Когда они с Берн подошли к регистрационной стойке, портье (или кто он был?) тут же начал вбивать данные в компьютер, а улыбчивая смуглая девушка поднесла им на подносе два стакана какого-то прохладительного напитка оттенка кофе с молоком. – Орчата! – пояснила она, показывая крупные белые зубы. Затем на том же ломаном диалекте, что и их шофер, добавила.  – Чуфа, cахар, вода!  Майкл с недоверием понюхал странное пойло и переспросил. – Чуфа? Работница гостиницы нахмурилась,  тщательно подбирая слова и наконец выпалила. – Ну… Земляной миндаль, да! Майк отхлебнул – и отметил, что напиток был весьма неплох, особенно в такую погоду. Только сейчас он понял, что это был пресловутый оршад, испанская традиционная штука, перекочевавшая с континента в колонии в Новом Свете. – Ничего! Берн, тебе как? Ты уже пробовала? В это время портье, выдавая ключи от номера, деловито спросил. – Не хотите поехать дельта Ориноко? Ловля пираний, деревня индейцев, comfortable wooden cabins?

+1

26

Еще по прошлой поездке Венесуэла запомнилась Берн, как страна, пестрящая многими красками; дома, отдельные кварталы, люди, наряженные в различные одежды всех цветов радуги, птицы, природа… К изобилию грязи и мусора в крупных и некоторых мелких городах быстро привыкаешь, перестаешь его замечать, если проникаешься культурой и атмосферой. И Рикардс с интересом рассматривала проносящиеся за окном улочки, прохожих, большинство из которых были одеты в поношенные тряпки (что замечалось даже не наметанным глазом), слышала различные запахи – от того же бензина с пылью до внезапно появляющегося аромата кофе.
Таксист что-то рассказывал про Панамериканские игры, о которых блондинка слышала примерно столько же, сколько и Майкл, судя по выражению его лица; пожав плечами, когда итальянец посмотрел на неё, Бернадетт вновь повернулась к окну, подставляя свое лицо теплому ветру.
- Ты быстро к этому привыкнешь, - хохотнула американка в ответ на слова Ринальди. – Пока мы ехали, я увидела какой-то бар, такое красивое крупное здание. Надо будет сходить, - впрочем, у них и на поход в бар времени может не хватить. После заселения в отель и выпитой на входе орчаты, портье внезапно предложил поездку в сторону Ориноко, в ответ на что Берн сначала поглядела на Майка, а затем активно закивала головой и спросила насчет сопровождения, выделяя практически каждое слово, чтобы иностранец понял смысл английское речи.
- Наш отель дает вам гида, собирает группа и везет в дельта. Сейчас, сейчас, - сделав знак рукой, мол, подождите немного, он быстро связался с кем-то по телефону и попросил мужчину с женщиной посидеть пару минут в фойе, объяснив это тем, что к ним должен подойти тот самый гид.
К слову, гид этот был высоким, широкоплечим американцем лет пятидесяти-пятидесяти пяти, загорелый, с выгоревшими на солнце короткими волосами, в ярко-красной футболке и потертых джинсах, которые, как казалось, были ему великоваты. Обнажив удивительно белоснежные зубы - практически голливудская улыбка! - он без акцента объяснил все Ринальди с Рикардс, активно жестикулируя руками.
- Как раз через пару часов моя группа отправляется в сторону Ориноко, пара ребят выйдет в другом поселке, а остальные десять человек доедут с нами до «Ориноко эко кэмп». Едем мы на два дня, там больше времени проводить, честно, бро, нет смысла. Покатаетесь по реке, посмотрите на животных, которых еще не сожрали эти живодеры-индейцы, выпьете вечером мозговыносящий ром… Воу, в общем, будет чем заняться, - мужчина, протянув Майклу листовку с подробно расписанными на ней экскурсиями и стоимостью всей поездки, хлопнул в ладоши и посмотрел на свои наручные часы. – Через два часа около входа в отель будут стоять машины, надумаете поехать – приходите с деньгами, берите с собой минимум вещей, и погоним.
Недолго думая, итальянец и американка перекусили в небольшом ресторанчике блюдами местной кухни, выпили по кружке пива и, поднявшись в номер, стали перекладывать вещи из чемоданов в более маленькие сумки. – Слушай, я хочу еще орчату, давай пропустим стаканчик перед отъездом. Ну обалдеть, как это вкусно! А можно и не один стаканчик… - усмехнувшись, Рикардс схватила свой купальник, запихнула в сумку, поцеловала мужчину и вышла за ним следом в коридор.
Внизу и правда уже собралось десять человек, готовых к отъезду, и, собственно, сам гид (которого, как выяснилось, зовут Роджер); в основном это были молодые и среднего возраста люди, среди них оказалась лишь одна пара с ребенком лет десяти, и они все втроем стояли немного в стороне.
Поездка заняла несколько часов. За это время многие успели друг с другом перезнакомиться от нехватки других дел (телефоны не ловили сеть, читать книжки было невозможно, музыка по радио играла еле-еле, мурлыкала, кажется, исключительно для водителей). Высадившись около того самого «эко кэмп», туристы увидели почти с десяток домиков, построенных прямо около реки, разного уровня комфорта и размера. Все парочки (и семья с ребенком, естественно) поселились в отдельные дома, остальные же туристы разбились по группам и заселились в другие несколько домов; к слову, все они находились рядом и были связаны между собой деревянными дорожками – нитями, позволяющими без затруднений как и выходить к лесу или берегу, так и проходить в сторону постройки администрации и маленького кафе.

+1

27

Если Майк ожидал получить в Венесуэле отдых на лоне природы, дикой и суровой, то в лагере "Ориноко Эко Кэмп" их подобное и ждало, даже в избытке. "Домиком класса люкс" оказалась попросту большая хижина с навесом из пальмовых листьев. Мебель ограничивалась какими-то резными столиками, скамеечками, чахлыми стульчиками   - и большой кроватью, накрытой москитной сеткой.  Правда, стояло здесь и угощение  - столь полюбившаяся Берн орчата и сладости, однако Ринальди волновало несколько другое.  Нечто, без чего сия хибара на сomfortable wooden cabin явно не тянула.  – А где здесь туалет? – с недоумением спросил итальянец у гида, в который раз оглядев небольшое помещение – и который раз убеждаясь  что поместить тут ванную комнату было прямо-таки невозможно. Американец указал рукой куда-то в сторону и пояснял. – В общем здании – там и купальня, и все удобства! Андербосс хмыкнул. Он такого не совсем ожидал – даже в Африке охота была большой частью комфортнее, там хотя бы биотуалеты были. Может,  дальние предки Майка, привыкшие к сельской жизни в сицилийской глуши и сочли бы местные условия нормальными – но никак не привыкший к комфорту гангстер. Затем он впрочем рассмеялся – представив, как здесь ворчал бы Фрэнк. Грозный босс Семьи Торелли был куда меньше склонен к такому экстриму. Потом вздохнул, отхлебнул орчаты и чмокнул Берн. – Мда, надо было ехать на долбаную Ривьеру. Ладно, пойдем осмотрим здешние роскошества.
Роскошества начались с целой группки собак неопределенной породы, которые, заливисто лая, окружили Майкла и Бернадетт, едва они вышли из "номера". Сперваони подозрительно обнюхивали туристов, но затем начали вполне дружелюбно прыгать вокруг них, требовательно подставляя головы и брюшка. Тут несколько ожесточенное отсутствием стационарной уборной сердце мафиози смягчилось – и он, трепля по ушам какого-то ясноглазого пса, спросил у Берни. – Интересно, как там Шашлык? Думаешь, Джинджер нормально следит за ним? Племянница писательницы, судя по рассказам, была особой легкомысленной, безалаберной и эгоистичной. Вот сколько крови испортила тете в той истории с Юлем. Потому у Ринальди и было некое сомнение, что  та не пустится в загул с очередным мускулистым проходимцем и не забудет накормить или вывести симпатичного зверя.
Путешественники прошли мимо пальм, по которым скакали небольшие пестрые попугайчики, и  развешанных вдоль них гамаков, на некоторых из которых возлежали местные работники, мрачноватого вида индейцы варао. Гид по пути поведал, что их нанимают преимущественно чтобы они не браконьерили – не вырубали какие-то редкие деревья или что-то такое. Затем они увидели нечто довольно приятное – термобак, доверху наполненный льдом, пивом, колой и ромом. Стоил стакан какие-то гроши – и при этом действовал принцип самоконтроля, каждый должен был честно отметить, сколько он взял, в лежавшем рядом потрепанном журнале. – Будешь? – ухмыльнувшись, Майк налил себе добротную порцию крепкого напитка. Учитывая довольно либеральное отношение организаторов лагеря к гигиене, дезинфекция бы не помешала. А какое  обеззараживающее средство лучше принимаемого внутрь? – Охохо, говорю вам, без рома тот никак! – на горизонте Майка и Берн замаячил все тот же вездесущий гид. Он явно сам не пренебрегал местным лекарством – и, судя по покрасневшему лицу, уже пропустил пару стаканчиков. Очередной из них он сжимал в руке – и, чокнувшись им с Майком, продолжил. – Через полчаса ланч, потом можно устроить поездку на каноэ. А хотите, я вам покажу, как тут ловят пираний? Мобстер не возражал  - и вскоре они проследовали на помост около реки, где какой-то худощавый подросток уже стоял  с удочкой. Две такие же гид тотчас добыл для Берни и Майка – и показал как насаживать на крючок незамысловатую приманку. Любопытно, что это были не черви, мотыль или хлеб, а чистая курица. У пираний губа явно была не дура.  - Странное чувство вообще. – заметил мужчина, закидывая леску в воду. – Будто мы реально в центре мира первобытного какого-то. Интересно, таких лагерей тут много вообще раскидано, вдоль дельты этой? И вообще - много ли поселений всяких, или кругом джунгли дикие.

+1

28

Пока Майкл оставался недовольным отсутствием собственной туалетной комнатой, осматриваясь по сторонам, Берн чувствовала невероятный прилив исключительно положительных эмоций и в то же время спокойствие. Спокойствие, которое возникает, когда из бетонного города впервые за долгое время выезжаешь на природу, выпускаешь себя из водоворота какофонии шума мегаполиса, начиная слышать тишину да звуки природы, и вдыхаешь свежий воздух, сладковатый и такой приятный, что глаза сами по себе закрываются от удовольствия.
- Шашлык и Джинджер сейчас у моих родителей, и Роланд вместе с ними, конечно. Они сами попросили, чтобы дети и пес погостили у них, так что я спокойна за всех троих, - усмехнулась разрумянившаяся блондинка, поглядев на Майкла. Племянница была занята работой, и ей было без разницы, в какой дом возвращаться после смены, у Роланда не было выбора (впрочем, он всегда любил гостить у бабушки с дедушкой), а Шашлыку было только в радость пожить не в пентхаусе, но в большом частном доме. Там и время на улице он проводит больше, и Элла откармливает его так, что потом собака в дверной проем не проходит, и вниманием он не обделен. Настоящий собачий рай.
Что касается прохладительных напитков и алкоголя, тут гид не обманул туристов насчет наличия больших запасов местного рома, пива и газировок типа кока-колы. Американка энергично закивала головой в ответ на вопрос мужчины и приняла стакан с ромом, плеснув туда колы. Во время поездки в сторону дельты говорилось, что ром тут дешевый, но настолько убойный, что пропитого крепкого мужика может со второго стакана свалить с ног; так оно и оказалось, на вкус ром был, конечно, так себе, зато после первого стакана легкое головокружение и расслабленность во всем теле чувствовались прекрасно.
Когда подвыпивший Роджер проводил парочку к реке и раздал им по удочке, он уселся рядом с Берн и чуть откинулся назад, подставив раскрасневшееся лицо солнцу.
- Не просто первобытного мира – в центре всего мира вообще. Тебе тут нравится? – Бернадетт еще из детства помнила, как нужно держать удочку в руке, когда ездила вместе с отцом и братом на рыбалку. Сама рыбалка нисколько не интересовала девочку, тогда она еще не понимала смысла в уединении с лесками, рыбами, комарами и прочим, но отчего-то пара уроков Гордона отпечатались в памяти, и живут в ней до сих пор.
- Здесь есть еще лагеря, но наш – самый комфортный. Другие для любителей полного погружения в природу, там только деревянные постройки, и матрасы раскиданы по настилам. Ох, ну и дикость! Мне-то нравится, вы не подумайте, но туристы предпочитают и в туалет не в кусты ходить, и спать на кроватях, понимаете ведь, - тут леска Майкла дернулась, отчего и блондинка, и Роджер аж встрепенулись, посматривая на воду. С горем пополам удалось вытащить рыбину, и когда итальянец с гидом рассматривали её, крутя в руках, Рикардс все смотрела на её зубы и представляла себе, что ими она может в эту же секунду кому-то палец откусить и даже не подавиться.
- Смотрите, смотрите! Ох, блять, вы видите это? – оттянув губу пиранье найденной где-то небольшой веточкой, он показал её зубы и пьяно хохотнул, когда попытался коснуться их пальцем. – Такой падле лучше не попадаться на пути.

После ланча Роджер заглянул в домик Майкла и Бернадетт, напомнив им про поездку на каноэ.
- Нужно надеть брюки и желательно какую-нибудь закрытую обувь, мы высадимся на другом берегу и немного пройдемся по джунглям. Это так, мера безопасности, там легко можно навернуться и изодрать себе все коленки, - проговорил гид, все это время поглядывая на голые ноги Рикардс. Та, конечно, не боялась  всяких синяков и ссадин, но ехать в платье и до предупреждения мужчины не хотела. И, когда тот вышел из домика, полезла за своими легкими брюками.
– А представляешь, если мы там индейцев этих встретим? – поглядела на итальянца, уже усаживаясь в каноэ. Вместе с ними и гидом было еще пять человек из их группы, остальные, видимо, предались послеобеденному сну на своих кроватях. Берн, признаться, сама чувствовала некую сонливость, и поэтому большую часть пути просидела, положив голову на плечо Ринальди, но при этом не без интереса посматривала по сторонам.
Когда они, наконец, высадились на другом берегу реки, стало заметно прохладнее, но эта прохлада была довольно-таки приятной. Гид что-то рассказывал про редкие виды птиц, которые местные охранники природы защищают от браконьерства диких племен варао, но, несмотря на их предельные старания, их численность с каждым годом без остановки уменьшается. Роджер пообещал показать им всем и капибару, и всяких ящериц, и некую нутрию, и прочую, прочую живность. Через четверть часа они действительно увидели некоторых зверьков, и за одним из них пошла Бернадетт, потянув за собой Майка. – Пойдем-пойдем, мы не отстанем от них, - но, что неудивительно, они отстали от своей группы, оказавшись посреди величественных джунглей; поняли это, когда чужие голоса совсем стихли, а за деревьями за их спинами больше не было видно спокойного течения реки.

+1

29

Сидя с удочкой в руках, Майк, щурясь, смотрел на воду. Через пару минут его леска натянулась -  и он вытащил пиранью, на удивление сильную для такого маленького размера. Осторожно опустил ее в ведро – та, как сумасшедшая, щелкала массивными челюстями. Ринальди решил потом попросить гида вырезать их себе на память, это единственная ценная вещь у этой твари – так-то она костлявая и обладает невкусным вязким мясом, итальянец запомнил это из передач National Georgaphic. – Нравится конечно. – ответил он Бернадетт. В сравнении с Тринидадом вообще все было ништяк – по крайней мере, их пока никто не пытался обворовать и бросить на необитаемом острове. Андербосса радовало уже это. Он наклонился к Рикардс, слегка коснулся своим виском ее виска. – Ну, куда наша следующая поездка?
После ланча проводник наведался к ним в домик – оказывается, должна была начаться пресловутая экспедиция в джунгли. Вскоре Майк и Берн уже сидели в каноэ, вместе с группой таких же возжелавших общения с дикой природой туристов. Гангстер обнимал писательницу, ее голова лежала у него на плече. – Ну, на индейцев мы можем и в Сакраменто посмотреть. Причем бесплатно – Шейенна денег не берет. – ухмыльнувшись, cказал мужчина, чмокнув блондинку в щеку. Отхлебнул из какой-то местной бутылки с яркой этикеткой лимонада, предусмотрительно захваченного с собой. Гиперактивный гид, тем временем, отчаянно подмигивая Майку глазом, шутливо пугал Рикардс, преувеличивая (а может и нет) таящиеся в джунглях опасности. – О, мисс, вы видели когда-нибудь пуму? Способна человека на раз разорвать. А еще там анаконда – проглотит быка, и не поморщится, а быстрая, cука… Прямо прыгун в высоту! Так что держитесь поближе к своему… мужу, нет? 
Впрочем, когда они действительно оказались на месте, ничего особо страшного там не обнаружили. Проводник раздал всем ножи-мачете – вроде как  чтобы при необходимости прорубаться через мангровые заросли, но Ринальди показалось, что скорее больше для антуража. Ведь не поведет же он отдыхающих в самую гущу леса? Впрочем, уже здесь растительность цвела буйным цветом – попадались и вековые деревья, и колючий кустарник, и иные представители флоры. Майк вскоре сорвал для Берн несколько ярких тропических орхидей, понадеявшись, что они не какие-нибудь ядовитые. Затем они заметили игуану – флегматичную, с выражением лица уставшего от жизни старика, погнались за ней – и в итоге отстали от группы. – Так, они кажется в той стороне… - озабоченно нахмурился Ринальди, но тут внезапно увидел небольшую с коричневатой шерстью обезьяну, хитро глядящую на них карими глазенками. – О, смотри как близко подошла! – Майк схватил фотоаппарат и навел его на животное, даже нагнулся, чтобы кадр вышел получше. Но в этот момент зверек подскочил и вдруг ухватил камеру цепкими лапами, и быстро взбежал на одну из пальм. Затем издал какой-то насмешливый звук. – Ах ты, падла мелкая! – наконец вскричал на минуту онемевший от изумления мафиозо -  и бросился к дереву. Схватился за ствол и попытался его потрясти – но тот оказался чересчур толстым. Наглая тварь же вовсю вертела фотик, время от времени лукаво поглядывая на глупых пришельцев. – Берн, там же, блять, куча фотографий! Она его еще долбанет о что-нибудь щас! – но в этот момент из листвы появилась еще одна обезьянка, покрупнее. Она заметила камеру и немедленно вступила в свару с другой. Человекообразные пронзительно кричали, явно обмениваясь самими худшими среди их племени оскорблениями, били по веткам хвостами. Когда же они перешли к рукопашной, то вожделенная камера естественно вылетала у первоначального обладателя из лап – и Ринальди  умудрился ее поймать. – Поцарапали, гады. – проворчал он, и они с Берни пошли дальше, оставляя за собой обезьян, прервавших склоку и озадаченно наблюдающих за тем, как люди уносят их трофей. Вскоре  в обилии стали попадаться туканы, вовсю прыгающие среди деревьев и щелкающие мощными клювами. Эти птицы всегда нравились мобстеру – и в другое время он обязательно бы их пофоткал, но сейчас он был слишком озабочен поисками обратного пути. – Ммм, Берн, мы ведь оттуда пришли? Я кажется помню эту лужу. О, смотри, люди какие-то! И действительно из-за очередной мангровой стены доносились голоса  - но, преодолев ее,  гости из США увидели не свою группу, а нескольких индейцев – морщинистого старика и подростков, девочку и мальчика лет пятнадцати. Они держали в руках нитки, на которые было нанизано множество искусно вырезанных из дерева игрушек.  Ягуары, змеи, каноэ –  сувениры самых разных форм и размеров. Местные явно направлялись в лагерь, чтобы ими торговать – но увидев потенциальных приобретателей прямо здесь, они их обступили. – Купить, купить, купить!

+2

30

- Ну, в Сакраменто они живут гораздо цивилизованнее, чем здесь, - с усмешкой произнесла блондинка, подняв глаза на мужчину. Это действительно было так, по рассказам того же гида можно было удостовериться, что местные индейцы не терпят ни электронику, ни прочие современные технологии; живут в гармонии с природой, если, конечно, это можно так назвать. Питаются они в основном тем, что сами добывают в джунглях: животными, птицами, рыбами, что удается поймать в дельте реки. Крайне редко они покупают на вырученные с продажи сувениров деньги какую-либо пищу в местных деревушках, или с рук местных рыбаков из ближайших городов; подобный уклад жизни мало кому понятен, да и как можно такое понять, всю жизнь прожив в цивилизации в комфортных условиях.
В ответ на запугивания гида Берн лишь с интересом задавала вопросы о том или ином звере, каждый из которых, судя по словам мужчины, может разорвать, проглотить в один счет и даже не подавиться, прыгать в высоту и пролазить в любые щели… Роджеру удалось запугать лишь сидящих девушек, для них поездка в подобные края – первый опыт, в отличие от той же Рикардс, которая кого только за все свое долгое путешествие не перевидала.
Аккуратно сжимая в руке сорванные Майклом орхидеи, молодая женщина то и дело опускала к ним нос, вдыхая аромат цветков; по обыкновению орхидеи имеют резкий, не самый приятный запах, но тот вид, что сорвал итальянец, имел очень сладкий аромат.
- Сука, она еще и ржет! – Рикардс сначала усмехнулась, но затем резко напряглась, увидев, что чертова обезьяна ловко залезла на самую верхушку дерева да уселась там, как часовой на своем посту. Потерять фотографии – одна из самых обидных вещей, что может произойти в путешествии. Даже сам фотоаппарат не будет так жалко, как то, что удалось им наснимать; но благо, Майку все-таки удалось поймать агрегат в тот момент, как он полетел из цепких лап во время разборки обратно на землю. – Да ладно, зато камера работает, - взяв фотоаппарат из рук Ринальди, американка осмотрела её и повесила себе на шею.
Бернадетт чуть позже сделала пару фотографий туканов; она помнила, Майкл говорил ей когда-то, что ему нравятся эти птицы, когда они обсуждали грядущую поездку, еще толком не зная, куда именно они отправятся. – Да тут везде лужи, посмотри… - не успев толком договорить, Рикардс увидела идущих впереди людей и резко напряглась. Несмотря на то, что среди них был только один взрослый мужчина и пара подростков, они не выглядели очень-то дружелюбно и вряд ли могли хоть как-то помочь мужчине и женщине.
- Эмм, Майк, у тебя есть деньги? – гид просил никого не брать деньги, мол, бессмысленно тащить их с собой, все равно все индейцы приносят сувениры в лагерь сами, за ними идти куда-то нет никакой необходимости. Но благо, у итальянца завалялась в карманах какая-то купюра, плюс блондинка достала из своих брюк заначку с… какого, собственно, года? Впрочем, неважно, главное, что деньги были. – Ладно, давай купим, что ли, а то они не отвяжутся. Роланд просил змею, вот и привезу я ему змею, - хохотнув, она попросила нужную увесистую деревянную игрушку, и пока они с Ринальди выбирали себе безделушки ради того, чтобы от них отвязались поскорее, из-за дерева вдруг появился их проводник Роджер вместе с остальной группой.
- Матерь Божья, я уже подумал, что вы пошли на корм анаконде! – отшутился мужчина, вытирая испарину со лба. Увидев, как парочка покупает сувениры у индейцев, он вдруг возмущенно воскликнул и подлетел к ним. – Эй-эй, за сколько они вам это все продают?.. За сколько?! Да они в лагере эту змею вам за копейки отдадут. Охуевшие, блять, индейцы, - благо, что те не понимали английский и просто смотрели на них, непонимающе разинув рты.
Тут Роджеру в голову пришла какая-то идея, судя по выражению лица, и он начал на ломаном местном языке о чем-то беседовать со стариком и подростками, активно жестикулируя руками. Через минут пять он, выдохнув, повернулся к парочке и остальным американцам. – Вы хотели посмотреть на то, как живут эти ребята? Я договорился за определенную сумму, что они нас примут, это редкая возможность, обычно они начинают размахивать своими палками и орать, чтобы мы проваливали, - расхохотавшись, гид провел рукой по щетине и добавил: - Так что, согласны на экскурсию? - Берн сжала ладонь Майкла и вопросительно посмотрела на него, улыбнувшись. Позади слышался одобрительный гул голосов, и только лишь несколько ребят наотрез отказались идти в гости к индейцам, видимо, посчитав, что на сегодня приключений им хватило с лихвой.
- Сходите, - Роджер подошел поближе к Майку и Бернадетт. - Попробуйте местные блюда, выпьете ром, посмотрите на разное... и, - он подошел еще ближе. - У них есть кое-что. Кое-что интересное, они сами занимаются производством. Уносит так, что кажется, будто душа из тела вышла.

Отредактировано Bernadette Rickards (2016-08-08 10:52:25)

+1

31

Майк расплатился за несколько игрушек – по американским меркам, вышли сущие гроши. Передал их Берн – и тут появился их гид, посоветовавший им отправиться на экскурсию в какую-то индейскую деревушку. Андербосс особого интереса к местным дикарям не испытывал, ожидая дальнейшие приставания и попытки выманить из него деньги. Однако он все же кивнул головой – Рикардс ведь наверное хотела посетить местную достопримечательность.
- И не говори, наши краснокожие куда избалованнее, чем местные доходяги. Казино держат и всякое такое. А еще говорят о дискриминации. Эти наверное даже о существовании телика не знают. – усмехнувшись, шепнул Ринальди своей девушке, пока они продолжали продираться через сельву. Он вовсю орудовал мачете и радовался, что специально надел старые джинсы и рубашку  - потому что вскоре те все оказались в зеленых растительных пятнах. Где-то под ногами скользнула пестрая змея – настолько быстро, что андербосс даже не успел испугаться. Из разных краев джунглей доносились разнообразные голоса – птичьи, обезьяньи, а может, и еще каких неведомых тварей. Искоса итальянец бросил взгляд на дедушку-варао и мальчика- варао – те, несмотря на крайний утлый туалет, невозмутимо пробирались сквозь кусты, не опасаясь ни ядовитых насекомых, ни смертоносных рептилий. Это навело Майка на новую порцию мыслей. – Знаешь, Берн, в чем особенность современных американцев? Все живут очень неплохо – и при этом, блять, ноют, не переставая. Жалуются. Своим психоаналитикам, друзьям, родственникам… копам. Мне не хватает на новую машину. Я чернокожий и потому мне поставили на экзамене баллом ниже. Бла-бла-бла. А вот тут люди в долбаном лесу живут – и ничего. Здесь Ринальди пришлось прервать речь, чтобы переступить через пахучую кучку нечистот. Та издавала настолько острые ароматы, что явно принадлежала некоему экзотическому зверю – не ягуару ли какому-нибудь? Довольно крупная – но слонов здесь ведь не водится? – Вот предки многих из нас… Фрэнка, Ливии, меня, наконец… Когда они приехали в страну, им пришлось несладко. Приходилось вкалывать за гроши, терпеть всякие насмешки. Но они разве стонали? Они были мужчинами. Они брали себя в руки, cправлялись с трудностями сами, выбивались вперед. Да, всякие скоты называли их макаронниками, издевались над их акцентом – но их внуки учатся в колледже и контролируют бизнесы. А где внуки тех козлов?
Этот в меру патетический монолог прервало появление на горизонте собственно деревни. Дома на сваях, множество каноэ и, конечно, индейцы. Пожилые люди и юноши, женщины и подростки. Они довольно лениво слонялись туда-сюда, и без особого любопытства поглядывали на туристов – явно оборотистый гид переводил их сюда немало. Тот, тем временем, со свойственной ему разговорчивостью начал давать объяснения. – Они тут живут как в первобытном обществе. Ловят рыбу, делают сувениры. В их языке всего несколько сотен слов, представляете? А детей они возят в школу на лодках. Английского почти никто не знает, некоторые испанский знают немного. Майк эту информацию воспринял с легким недоверием – сюда поди не первую партию гостей из богатой страны-соседа возят, наверняка хотя бы некоторые старосты уже набили руку… вернее, язык. Одним словом, наблатыкались и усвоили минимум слова, связанные с мелкой коммерцией. Типа "дешево", "купи", "самый лучший". Гид же, тем временем, продолжал. – Зато дети тут очень рано учатся плавать. Если бы другой человек в этой жиже мутной искупался бы – ему бы не поздоровилось. Пираньи, крокодилы, бактерии всякие. А этим хоть бы хны, всегда удивлялся! И правда – горстка круглоглазых пацанов плескалась на мелководье, бросалась в друг друга тиной и что-то звонко восклицала. Ребятня всегда ребятня. Любивший детей Майк ухмыльнулся и погладил запястье Берн своей ладонью. – А почему Роланд ту штуку хотел? Сейчас же столько всяких прибамбасов для мелких делается. Конструкторы всякие, видеоигры. А это вещь вроде простая…

+1

32

Чем дальше в лес – тем прекраснее природа, тем насыщеннее запахи, тем таинственнее атмосфера. Для людей, живущих в практически первобытных условиях, подобное не является чем-то захватывающим или удивительным, они не могут сказать, что любой случайно упавший луч солнца на водную гладь или вдруг послышавшееся пение птиц их каким-либо образом удивляет, заставляет встрепенуться и осмотреться по сторонам. Привыкшие к маленьким чудесам.
- Так они не жили нигде, кроме леса. Никто из них не знает, каково это – иметь машину, платить за квартиру, и мне кажется, что они гораздо счастливее любого американца с кучей проблем на плечах, которые все еще не разрешены из-за одной только лени. Ну, или из-за чего-то другого, - через пару мгновений – бац и, скорее всего, ветка оцарапала Берн локоть, не до крови. Другой рукой она цеплялась за запястье Майкла, стараясь и не отставать от него, и пытаясь не навернуться на далеко не ровном месте. Одна девушка из их группы уже навернулась несколько минут назад, и её характерное «аж ты ж сука блять» разнеслось по округе, достигло до ушей стоящих около одного из первых появившихся на горизонте домиков индейцев, и потонуло в ветвях деревьев.
- Да как же они живут-то? – воскликнул парень из группы Майкла и Бернадетт, он осматривал деревушку с интересом, не забывая при этом выражать особое удивление активной мимикой лица. – Я бы и трех дней тут не выдержал, ну нафиг, мне при виде этих шалашей хочется обратно в Чикаго…
Рикардс глянула на гида и с усмешкой подметила, что тот закатил глаза и что-то пробормотал себе под нос, явно не очень приличное. Измазанные детишки бегали возле берега реки, хохотали, выкрикивали что-то на своем языке и без устали поглядывали на туристов; для них они все еще были в новинку, это ребята постарше, тем, кому на вид было лет двенадцать-тринадцать, уже не обращали внимание на так называемых бледнолицых.
- У Роланда всего этого добра дохрена и больше, можешь потом как-нибудь посмотреть. Купила ему приставку, он постоянно за ней сидит, и недавно меня в Mortal Combat уделал, представляешь? – хохотнула. – Ну, вообще он просил настоящую змею, террариум даже выпрашивал... он расстроится, когда я ему эту вещицу привезу,  - Вдруг один из мальчуганов, которому можно было дать лет семь, не больше, подбежал к Майку и стал протягивать к нему руки. Его друзья смотрели на него так пристально, будто боялась упустить каждое последующее действие из виду; даже не перешептывались друг с другом.
- Может, он есть хочет? – или такой ребенок уже умеет выпрашивать деньги?
Чуть позже к ним подошел Роджер, явно чем-то не особо довольный, судя по натянутой на губах улыбке и отсутствию привычного блеска в глазах. Он собрал вокруг себя всю группу, активно подзывая руками людей к берегу реки, и в его движениях можно было углядеть некую нервозность.
- К сожалению, наши друзья-индейцы оказались сегодня не совсем гостеприимными… Они предлагают вам купить сувениры по небольшой цене, у во-о-он того домика одна симпатичная барышня предложит попробовать местные блюда, но все это надо сделать в быстром темпе. Вот прямо быстром, жду вас через двадцать минут здесь же, и мы направимся обратно, - когда все разошлись, гид как бы между делом подошел к мужчине и женщине, достал из кармана пакетик, в котором виднелись четыре аккуратно сложенные самокрутки. Все, что этот странный парень сделал, так это вложил в руку Майкла этот самый пакетик, дернул одной бровью и перевел взгляд на Бернадетт. А затем, после явно затянувшегося молчания, добавил:
- Это подарок от одного моего друга, возьмите, понравится, - у этого странного парня не было никаких причин делать подарки едва ли знакомым людям, которые только платят ему за времяпрепровождение в экзотическом месте да теряются в лесах минимум раз на дню. Возможно, позже он запросит деньги за табак (или, скорее всего, далеко не табак), или же попросит об одной услуге. Черт его знает.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Where the wind blows tall