vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 09 Vertigo ‡Keine Liebe ohne Leid.


09 Vertigo ‡Keine Liebe ohne Leid.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[AVA]http://funkyimg.com/i/26rF4.png[/AVA]

https://33.media.tumblr.com/7f5e51425e81a7ce6a3ee4cf72550694/tumblr_n7ks92THz71st5so8o1_500.gif


Ange Arando
&
Jason Westwood
october 19, 2015
USA, Sacramento

Du willst am Himmel stehen.
Wir sind zu hoch geflogen.
Du willst durch's Feuer gehen,
hast dich für uns belogen.
*

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8etj7B5mmeq0Bx28&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8etj7B5mmeq0Bx28&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

Потеряй меня в толпе, я найду тебя вновь. Одно головокружение на троих.
Одна страсть и разные страхи.
Ты принадлежишь мне, а он спасет тебя от страха.

———
* Ты хочешь стоять на небесах.
Мы летали слишком высоко.
Ты хочешь пройти через ад,
ради нас обманула сама себя.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-01 13:04:15)

+1

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/26rF4.png[/AVA]

Keine Liebe ohne Leid.
Nichts hält für die Ewigkeit.
Keine Liebe ist dir gnädig.
Es gibt keine Liebe ohne Leid
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8etj7B5mmeq0Bx28&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8etj7B5mmeq0Bx28&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2aR4f.gif[/float]
Ад! Он уже здесь, ублюдок! Он в тебе.
Добро пожаловать в реальную жизнь, профессор Вествуд!
Занося стул над головой, я запускал им в стену с твоими гнилыми фото и вырезками из газет. Несколько секунд полёта, и стул, вместе с моим утробным рычанием, разлетелся на щепки по комнате.

Ты больше не призывал к благоразумию. Ты сам рехнулся окончательно, едва трахнул мою собственность. Попытка наладить с тобой контакт вызвала ядерный взрыв и новую волну ненависти. Мы хотели одну и ту же женщину. Наши души вытесняли друг друга из-за нее.
Несколько дней назад мы оба присутствовали в том баре. Мы думали, что это новая глава с рукопожатием и распределением по дням. День тебе, ночь - мне.
Блондинка поглотила нас, сожрала, как самка богомола. Ты думал о ней в то время, когда я был рядом и мог коснуться ее тела. А потом я просыпался и видел собственными глазами, как святой лик Джейсона ласкал неуверенно мою собственность.
Это больше, чем теракт. Это война.
Она пропала. Исчезла по твоей вине, святоша! Разнося кабинет в нашей унылой келье - нет, не твоей! НАШЕЙ, - я срывал фото, оставленные тобой, разбивал очередной диктофон и разрывал зубами твои записи, что попадались под руку. Моя ярость сносила всё на своем пути, а ты больше не сопротивлялся. Ты был в недоумении и не ожидал ее пропажи. Ты слепо верил в то, что с девочкой что-то случилось. Да, говнюк! Мы случились! А ты испортил всё.
О чем ты думаешь, урод? Признайся.
И ты открылся мне. Пришел с галлюцинацией в предэпилептическом состоянии, запихивал в нас насильно препарат. Твердил, что я должен учиться держать нас в руках, иначе оба сдохнем. Только об одном забыла твоя святая душа. Я и есть твой гнев.
Проходили дни. Ты говорил со мной в перерывах между уборкой оставленного мной погрома и поисков  Мики Морнингстар. Ты твердил, что можешь ее найти, если мы договоримся. Я был загнан в угол. Каждая ночь. Клубы. Связи. Я, словно ищейка, искал свою красотку и, в очередной раз спутав ее с другими молодыми девицами, испарялся из-под их носа. Моя полигамность сошла на нет. В тебе, наоборот, проснулась жажда. Вкусив тот самый запретный плод, ты хотел большего. Ты требовал дележки. Мы заранее поделили дни и ночи, предначертанные нам с ней. Твой Бог и мой. Как славно, что они у нас разные, профессор.
Ты нашел способ. Спустя неделю поиска блондинки, я спал, а ты, … курил? С каких это пор ты начал перенимать мои привычки? Мать твою, почему я начинаю сутулиться, кусок дерьма? Метаморфоз становилось все больше и больше. Мы менялись местами, и тогда ты получил сообщение, что с карты в одном торговом центре была совершена операция по оплате…
… м-м-м.
Клубничный коктейль. Мы слушали, и тогда я завопил, что это она. Поверь, я знаю крошку гораздо лучше, святоша.
Я даже закрыл глаза на твои очки. Ты больше не срывал мои перстни, и я перестал с тобой спорить. Но транспорт выбирал я. Мы выкатывали байк и гнали по трассе, боясь упустить видение.
Она и была им для нас. Она стала частью нас, не так ли?
- Чего ты хочешь, ублюдок?
- Я хочу ее душу.
- Отлично. Хоть где-то наши мнения сошлись. Не испорти ничего, святоша.

Я отчетливо помню, как мы сливались в единое целое в толпе людей в сраном элитном торговом центре. Мы блуждали среди людей, ты озирался по сторонам и клокотал вместе с сердцебиением, пробуждая адреналин. Мы выслеживали крошку, ибо так было предначертано. Заткнись, твой Бог обделался, не с его подачи произошла фантастическая встреча в парке, это были иные силы.
Я отлично ориентировался, всматриваясь в лица. Ты же имел возможность слушать и слышать. Еще бы. Психолог из нас ты. Я - вор. Мы растворялись в толпе, лавируя между людьми. Сталкиваясь, умело уходили в сторону. Ты говорил, что еще пару этажей, … и я поверил тебе, поднимаясь в стеклянном лифте. Поправляя твои очки на носу, я увидел белокурую головку в мини-кафе.
Ты же во мне вздыхал, прикасаясь ладонями к стеклу, и смотрел на нее.
Я видел в легком отражении нас самих. Мы осунулись и скинули пару кило. Уставший взгляд каре-желтых глаз. М-м-м. Представь себе, у нас они такие.
Мы вышли этажом выше. Облокотившись о перила, смотрели вниз, на девушку. Ты хотел этого. Что за новая игра, профессор?
_ _ _
* Нет любви без страдания.
Ничто не длится вечно.
Любовь не милостива к тебе.
Нет любви без страдания
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-08 18:29:03)

+1

3

Захлебнувшийся крик, день, сгоревший дотла.
   Она спрашивает:
   - Ну, а ты, милый, как?
   Он сдается тому, что осталось: абстракции.
   - Уцелел. (с)
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aR8d.gif[/AVA][STA]воплоти во мне свое безумие[/STA]
[float=right]http://funkyimg.com/i/2aR2W.gif[/float] Прикрыв глаза, медленно, с неохотой открываю их, почему-то надеясь, что мир намотал достаточно пленки времени на катушки прошлого, и я смогу избавиться от невидимых, но неподъемных оков на запястьях. Как будто она повесила на меня свинцовые браслеты, с намерением напоминать о себе всю оставшуюся жизнь.В такси я по привычке смыкала большой палец с мизинцем, глядя на проявляющуюся жилу. Проверяю чувства на совместимость с реальностью. Кожа чистая, гладкая, тень от ставшего явным несовершенства дает четкую ровную тень.
Мне кажется, просто кажется.
Если бы у людей из пальцев выходили когти, ген, отвечающий за наличие этой функции, не был рецессивным. Жаль, что я не умела выпускать когти. Они чертовски пригодились бы тогда.. Зажмуриваюсь и мотаю головой. Размытые черты лица, светлый ореол коротких волос, собственный сдавленный стон. Я сама этого хотела?! Прочь из моей головы, тварь.
С трудом сдерживаю желание обхватить голову руками. В таком положении – пряча под ладонями уши, а под пальцами виски, – я проводила дни в постели Эйме. Неподвижно лежала, пока ее не было дома, прячась от воспоминаний и вынужденного одиночества. Почти на неделю пришлось оборвать большинство контактов. Кроме моей лучшей половины, в этом состоянии меня наблюдали Фил и Кэри. И несмотря на то, что они были словно день и ночь, их взгляды были необъяснимо похожи. Вечером, когда Эйме возвращалась домой, начиналась очередная пытка. Разговор начинался с мелочей: с вопросов о самочувствии, о принятых лекарствах. Затем следовал контрольный вопрос: о самых современных и безопасных антидепрессантах, и когда я мягко отказывала, она издалека доходила до вопросов о том, чтобы заявить об изнасиловании. Каждый раз мне приходилось придумывать все  более нелепые и нелепые отговорки.
В этот раз Эйме была настроена серьезно. С моего возвращения, она почти все время была закрыта от меня, но ее панцирь я вскрывала легче чьего-то еще. Я знаю ее этот взгляд – решительный и устремленный внутрь. Она была готова пойти на любые уловки, нажать на любые доступные ей рычаги, чтобы мое дело взяли в приоритет, обдумывала это каждую секунду свободного времени, не замечая мой взгляд на себе.
Я не могла этого допустить..  Шон был не при чем. Это понимание пришло сквозь спаянные тяжелым сном-забытьем веки, пронзило и заставило полдня корчиться на кровати в надрывных слезах и судорожных всхлипах. Ей я сказала почти правду – что весь день снились кошмары, а сама пыталась понять, как жить заново, одновременно пряча голову под руками.
От обличающего жеста отчаяния спасает привычка держать подбородок вздернутым вверх, а осанку – прямой. Машина останавливается с беспощадностью настоящего, лицо водителя выражает спокойную уверенность в происходящем, что должно быть именно так, а как же иначе?
Со второго раза реагирую на слова о стоимости поездки. Протягиваю смятую десятку, которую крутила в руках во время короткой поездки, и со словами: «Сдачи не надо», - покидаю салон такси. Вливаюсь в людской поток, направляющийся в торговый комплекс. Улыбаюсь. Делаю, как все.
Кажется, что я с трудом волочу ноги. При том, что у меня лучшая обувь, какая только может быть. И выгляжу я так, что меня последней уличат в желании закричать от ужаса. Вероятно, так чувствует себя человек, недавно перенесший операцию и еще не пришедший в себя; в притупленном сознании мелькает что-то неумолимо ускользающее.
Первые пятнадцать минут я бесцельно брожу по этажам. Рассеянный взгляд, такой же опустошенный, как походка и выражение лица, ползет по витринам и названиям бутиков, пока не зацепляется за вывеску небольшого кафе, торгующего мороженым. Иду внутрь, скорее по привычке, чем по желанию. Прошу двойную порцию клубники и устраиваюсь за единственным свободным столиком у прозрачной стены.
Будь я Анжи недельной давности, – я не верю, что была другой еще неделю назад, – отказалась бы от сидячего положения и отправилась дальше: глазеть на бутики - места для охоты на новые шмотки.
Отпускаю время в свободное плавание, не знаю, сколько в итоге провела в кафе, но второй коктейль я точно просила…
В голове назрела только одна мысль – я здесь не просто так – я хотела наполнить голову простыми, но действенными вещами – новыми шмотками, аксессуарами и прочей ерундой.
Ловлю себя в очередной раз на рассеянном наблюдении за запястьями. Одна рука лежит на столе, а вторая тщательно проверяет наличие рудимента, поглаживая запястье и жилу по всей видимой длине – от ладони до предательской родинки.
Встаю, собираю свои вещи и выхожу из кафе. Оглядываюсь по сторонам,как будто в первый раз. И пытаюсь проделать все, что обычно делала вместе с Эйме – иду к эскалатору, чтобы подняться на последний этаж: там находится наш любимый бутик платьев. Не глядя, набираю дюжину, направляюсь в примерочную.
С целеустремленностью самоубийцы, я взялась убивать время. Кабинка для переодеваний – подходящее место.

Отредактировано Ange Arando (2016-06-11 14:42:56)

+1

4

[AVA]http://funkyimg.com/i/28Z8Y.gif[/AVA]

Du weißt nicht,
wer hinter dir geht.
Treibst in der Masse allein.
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B34845B5mmeq0Bk0y&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B34845B5mmeq0Bk0y&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

... Стой! Очнись! Проснись…
Контроль - ты обещал мне, безбожник.
Мы договорились, помнишь? Я удерживал тебя и не позволял сделать рывок навстречу девушке. Мой маленький-большой подвиг. Наше тело, наконец, испытывало облегчение без внутренней борьбы. Ты заскрипел зубами, но не пошел против моей воли.
Мы стояли и следили за движениями девчонки. Я более, чем уверен: ей есть, что скрывать.
Играя во рту штангой, я соображал, пока твоя адская душа рвалась к ней. Ты был готов сгореть в пламени преисподней из-за этой женщины. Моя любовь же была выше. Я спас бы нас,… всех троих и хотел этого более всего. Стоп! Мистер Шон, смотри.
Девушка терла запястья. Она была нервной, слегка напуганной и медлительной. Безбожник, подведи нас ближе. Скрываться ты умел лучше всего. Так делай то, к чему приучен, а я буду твоим мозгом.
Ты шел неторопливым шагом за ней. Она к эскалатору, ты - к декоративному дереву. Там я отдал тебе команду отойти. Мика ехала верх. Я знаю, ты хочешь ее, но хоть раз сыграй по моим правилам. Если мои догадки верны, то твой невинный Ангел должен изначально исповедоваться, ибо грешен. Я делал эти выводы исходя из того, что видел. Прости, Шон, нам лгали.
И в этот момент ты обломил ветку дерева, прикусив до крови губу. Позволь мне объяснить тебе. Ты кричал, вопил и нервно вздыхал, словно бык на арене при виде красной тряпки. Стой!
Мы обходили дерево и шли за ней на том расстоянии, что даже обернись блондинка, ты успел бы уйти в сторону.
- Запястья, - я шептал беззвучно в голове и проматывал пленку, давая возможность тебе вспомнить.
Опустив козырек кепки на лицо, мы обходили стороной женщин с пакетами. Ты вспоминал мои игры. Ты помнишь их? Наш первый совместный оргазм, безбожник. Сжимая ладонь в кулак, я чувствовал твое разочарование. Она предала нас. Те следы, что я видел благодаря своей наблюдательности, были оставлены не нами. Прости. Царапали ногти кожу ладони, а ты в какой-то момент завернул в соседний бутик.
- Вам помочь?
Оборачиваясь к хрупкой девушке, я хрипел в тебе с той вежливостью, на которую был способен лишь один из нас:
- Благодарю, но нет. Я просто осматриваюсь.
Это было недолго, ибо едва ты почуял ее появление, как отошел в сторону за манекен. Обняв его, я чувствовал, как клокотало наше сердце. Ты должен ее отпустить, мистер Шон. Отпустить или…
… приручить. Да, святоша? Поглаживая пластиковую фигуру, я отчетливо слышал твой голос. Скажи на милость, ублюдок, это когда же ты умудрился так обдолбаться таблетками, чтоб думать, что я поверю? Я выходил из тени, отпустив манекен. Не спрашивай, святой онанист. Я сам знаю, когда появляться. Ты говори, говори. Мне хоть не скучно будет.
_ _ _
* Ты не знаешь,
кто идет позади тебя.
Движешься в толпе один.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-08 18:30:18)

+1

5

Смотрю на себя в зеркало, растерянно хлопаю ресницами. Не понимаю, что вижу.
- Как ваши дела, Анжи?
Сил обманывать или делать вид, что все хорошо, нет. Даже фокусирую взгляд с трудом, действую на автомате.
- Не знаю, посмотрите?
Штора отъезжает в сторону, и я чувствую на себе предельно внимательный и деликатный взгляд. Я любила эту девушку за умение точно определять настроение клиентов. Она даже была близка к тому, чтобы успешно различать нас с Эйме.
- Мне кажется, этот оттенок слишком темный для вас.
А еще она никогда не пытается убедить купить дорогую тряпку, если она не подходит. Помогает расстегнуть молнию на спине и продолжает:
- Я принесу вам платье другой расцветки.
Безропотно выполняю оставшиеся действия, чтобы освободиться от «темного цвета» и сажусь на кресло в примерочной, прижимая платье к груди.
- Прошу, - смуглая рука с нюдовым маникюром протискивает платье между занавеской и стенкой,  я киваю, пусть Кейт и не видит:
- Спасибо, но это последнее, что я меряю.
- Хорошо, - мягкие интонации девушки столь убедительны, что секунду я верю ей.
Выхожу из кабинки в узкий коридор примерочной. Кейт улыбается.
- Теперь другое дело.
Оборачиваюсь к зеркалу, и нежный голубой цвет платья слепит глаза, будто я не готова к чему-то действительно хорошему.
- Обратите внимание, как сплошной тон подчеркивает цвет ваших глаз. Этот бледно-васильковый цвет отлично сочетается с теплым оттенком вашей кожи.
- Да, - киваю, - я его возьму.
Эйме понравится. Эйме любит такие цвета и простой крой. Эйме уехала к родителям с ночевкой, но это не значило, что я не буду ждать ее по возвращению домой. Мыслей о завтрашнем обеде в родительском доме я страшилась как огня. Может быть, стоило позвонить Филу и позвать его с собой в Сан-Франциско? Сыграть пару партий в Jordan Paradise? Джордан Феникс не раз уже приглашала. Разозлить отца этим - единственный реальный шанс отвлечь его от моего состояния.
Оплачивая покупку, я все-таки услышала неудобный вопрос:
- С вами все в порядке, Анжи?
Забираю пакет и молчу, но не отвожу взгляд. Кейт провожает меня до выхода и я отвечаю, когда мы оказываемся подальше от чужих любопытных ушей:
- Сейчас нет, но все будет хорошо.
- Что-то серьезное? – вопросы продолжаются, но я не могу сердиться на девушку.
В ее искренности я не сомневаюсь и значит,  могу хоть с кем-то поделиться частью подавляющего груза
- Поссорилась с Эйме.
- Вот в чем дело, - она находит ответ  на так и не заданный  вопрос, почему я сегодня одна, - надеюсь, вы скоро помиритесь.
- Я тоже, - теплота ее голоса согревает, и я едва заметно улыбаюсь,
- Спасибо за покупку, ждем вас снова.
Киваю, привычно иду в соседний бутик. Та же марка, только здесь я выбираю аксессуары: платки, ремни, зонты, обувь или сумки; все вместе или что придет в голову.
Судорожно вздыхаю и вздергиваю подбородок. Хмурюсь и поворачиваю голову к левому плечу, чтобы осмотреть пространство. Такое чувство, что кто-то наблюдает за мной. Телефон заявляет о новом сообщении, и я на время теряю концентрацию. Эйме прислала фото сервированного стола и кусок газеты с сегодняшней датой. Значит она действительно с мамой и папой. Значило ли это, что мне придется сегодня ночевать одной?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aR8d.gif[/AVA][STA]воплоти во мне свое безумие[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-06-11 14:43:37)

+1

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/26rF4.png[/AVA]... Сотни не сказанных друг другу слов.
Это ненормально. Мы все больше скатывались в кювет. Медленно и плавно разрывали правила и устои нормальных людей. Мы превращались в ублюдка. Пардон, мы им и являлись.
Ты следил за ней, святоша, не потому что я этого хотел, ты сам искал девушку.
Профессор Вествуд оказался еще большим собственником, чем сатанист Шон, так? Прости, я не смог промолчать. Ты знаешь.
Меня радовал тот факт, что мы теперь могли сесть за стол мирных переговоров и выпить чашечку…
Ты резко заставил меня обернуться, и я упустил мысль. Она проходила мимо нас, уткнувшись в телефон. Расслабься, ублюдок! Открою тебе тайну..
- Не хотите взглянуть на новый парфюм? Для вас, вашей женщины? - перед нашим носом возникала коробочка с ароматом от Диор.
Промоутер улыбалась нам голливудской наигранной улыбкой. Подыгрывая девушке, я боковым зрением видел, как Мика шла дальше. Ты хотел коснуться ее и тянул к блондинке свои “клешни”, я же взамен вдыхал аромат новинки и чуть кривился:
- М-м-м, - отдавая обратно стикер, я томно прошептал: - слишком приторный. Он подойдет женщине за сорок, моя крошка несколько воздушна и нежна. Очень тяжелый для нее аромат.
Я отчетливо говорил каждое слово. Ты во мне отдавал тихим сиплым бархатом. Стой! Мне аромат один понравился. Ты же не хотел тормозить, к тому же ты был апатичен к ним. С тех пор, как ты трахнул мою собственность, все изменилось. Мой дорогой и мерзкий маньяк! Не противься. Ты им и являешься по сути.
Ты тянул меня в сторону, продолжая иметь наш мозг. Ты преследовал девушку, а я сохранив стикер с названием парфюма, запоминал место, дабы вернуться чуть позже за ним.
Тебя вообще, что-то интересует в этой жизни кроме Библии и … моей собственности?
Профессор Вествуд, когда ты умудрился забыть о Райден, мести? Где ты растерял свою честь?
Ты потерял ее из виду. Мы озирались по сторонам. Люди, люди. Гадкие людишки.
Тебе никогда не хотелось их сжечь, мой гнилой друг? Ты был хуже. Ты хотел их пытать заживо. Еще бы, блядь, это же весело! Да, обиженный на весь мир ублюдок?
[float=right]Sieh in mein Herz.
Du betrügst es.
Doch sei gewarnt,
für uns gibt es
*
[/float]
... В какой-то момент на нас налетел ребенок и опуская вниз глаза, я слышал твой голос. Ты говорил, что видишь Мику в витрине одного из бутиков. Как тебе это удается, параноик?
- Какая красивая кукла, - я опускался на одно колено, как рыцарь, перед девочкой.
Она смотрела на меня большими синими глазами. Ее мать, резко оттаскивая девочку от меня, проговорила:
- Пойдем, Элис. Нельзя разговаривать с незнакомыми людьми.
Нас всегда отвергают. Каждый раз. Мы - уродцы, от коих стадо бежит прочь.
Поворачивая голову к женщине, я краем глаза видел, как наша блондинка за стеклом бутика рассматривала какой-то ремень. Она отвергла нас тоже, святоша.
- Прекрасное имя для такой крошки. У вас потрясающий ребенок. Берегите ее.
Я хотел уйти прочь. Ты во мне вопил об обратном. Мы медленно шли среди людей, отпуская на самотек историю любви с блондинкой. Она осталась позади. Тогда ты начал рычать во мне и вопить. Прости, мудак. Я научился у тебя сдержанности. Лишь оборачиваясь назад, я видел, как она выходила из бутика и шла в нашу сторону. Между нами было достаточное расстояние. Она не видела нас, и это было к лучшему. Я смотрел на нее из-под козырька кепки, держа руки в карманах байкерской косухи. Сжимал кулаки до боли, чтобы заткнуть тебя. Из-за тебя же я остановился. Поворачивая голову в сторону, я отошел к металлическому ограждению. Недалеко стояла молодая женщина, не старше тридцати лет. Я смотрел вперед и надеялся, что Мика не увидит нас. Ты, всерьез задумал слежку, святоша? Что ж, профессор-онанист, пусть будет так! Расстояние между нами и нашей крошкой сокращалось. Здесь не было декоративных кустов и деревьев. Только открытое пространство и люди. А еще эта миловидная брюнетка...
———
* Посмотри в мое сердце.
Ты обманываешь его.
Но будь осторожна,
для нас
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-08 18:32:14)

+1

7

Еще несколько шагов и я вхожу в новый оазис уютной обыденности. Вещи, которые я знаю наизусть, люди с понятными реакциями - и мир вокруг становится немного спокойнее. Задумчиво обхожу полки с товаром по периметру, изредка касаясь коммерческой инсталляции. Тактильность не передает фактуры, глаза видят в монохроме, пока я пытаюсь понять, что мне делать с Эйме.
Она ждет, что я приеду домой и расскажу родителям о галлюцинациях, отдавая им прерогативу определять мою жизнь на ближайшее десятилетие? Могу ли я написать ей или стоит позвонить? Душа умоляла нестись в родное гнездо на всех парах, а сердце, сердце горчило кровь и мысли пониманием, что если я поступлю так, свобода останется только в моей голове. Свобода и Шон станут одинаково недостижимы.
Ничего не выбрав, даже не отреагировав на попытку завязать легкий диалог, я выхожу в открытое пространство холла. И снова это ощущение. Я больше не хмурюсь, открыто обвожу взглядом стеклянные коллажи и абстракции, заявляющие о том или ином бренде, скольжу взглядом по потокам людей. Ничего. До странности безразличная и чужая толпа. Обычно кто-то смотрел в нашу сторону, пусть совсем ненадолго задерживал взгляд, а сейчас на мне словно мантия-невидимка. Похоже, всё дело было в том, что обычно я улыбалась, жестикулировала и… и переговаривалась с той, чьей точной копией являюсь.
Я хотела и не хотела оставаться незаметной для других. Безликость массы пугала и одновременно успокаивала. Я чувствовала внутреннюю потребность закричать, заявить о себе хоть кому-нибудь, рассказать сжимающую горло правду. Но молча шла через весь этаж до эскалатора вниз, так и не воспользовавшись ни одним из сотен шансов вытеснить выедающие нутро слезы. Душевная слабость и стыд подгоняли, и по эскалатору я почти сбежала. Благо, он был свободен. Спустившись на третий этаж, я стояла у перил и пыталась отдышаться, как будто за мной кто-то и правда бежал. 
На огромном экране в конце зала крутили до боли знакомый ролик. Во время его показа Эйме всегда замедляла шаг и просила подождать. Обнимая себя руками, я с каким-то напором смотрела на то, что нравилось ей. Ловлю себя на непонимании собственных действий. Зачем я так себя веду? Я же все равно не поеду к родителям.
Сейчас, наверно, уже подавали первые блюда, а Эйме отбивается от незатейливого, но умело выстроенного допроса отца о том, где же его младшенькая.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2b1gt.gif[/float]Сжимаю губы, ловлю озадаченный взгляд прохожего. Это именно то, что ты видишь. Я в отчаянии и боюсь любого прикосновения, даже падающей на меня тени, случайного взгляда. Резко выпускаю свое тело, буквально выталкиваю из зоны комфорта, и неровно шагаю вперед, хватаюсь одной рукой за перила. Протестующий жест, так похожий на очередное насилие, к состоянию абсолютной ранимости добавляет ощущение обнаженности. Не только тела, но и души. Нелепо тереблю полу плаща, ткань вполне реальна и приятна.
Может быть, это не мои ощущения. Может быть, мне и не кажется, что за мной следят? Снова оглядываюсь и верчусь на месте, желая увидеть заинтересованное лицо. В мысли влезают обрывки воспоминаний. Встряхиваю головой, пока они не заполнили всю меня, но злая червоточинка впивается отвратительной пиявкой, высасывает из меня способность здраво мыслить. Я боюсь. И с каждой секундой становится все страшнее.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aR8d.gif[/AVA][STA]воплоти во мне свое безумие[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-09-09 23:12:51)

+1

8

[AVA]http://funkyimg.com/i/28Z8Y.gif[/AVA]… Прекрати себя вести, как тряпка! Мистер Шон, засунь свое отчаяние в задницу. Чувствуешь, как мы слабеем от переизбытка эмоций? Ты будешь делать, что я скажу! Это приказ.
И ты делал, ибо таковы были новые правила игры. Взамен войне, пришли своеобразные “Минские договоренности”, только уступать мы обязаны друг другу ОБА, в отличии от политиков.
Ты останавливался, смотрел по сторонам. Что случилось, безбожник? Ты потерял хватку?
Правильно, ибо я хуже тебя. Я следил за блондинкой, в то время, как твои адские импульсы оставляли слабые следы от ногтей на ладонях. Они исчезали, а мы смотрели. Ты дал слабину и тобой уже заинтересовалась охрана. Не дергайся.
Будь собой, безбожник. Пока я смотрел на хрупкое тельце, что покинуло нас и своевольно сбежало, испытывал необходимость вырвать ее из гнилого общества.
Очищение. Исповедь. Наказание. Выбирай любое слово, смысл останется прежним.
Ты подвел нас, мистер Шон. Мне нравилось быть незаметным, но ты поставил под удар неприкосновенную фигуру профессора Вествуда. Девушка направлялась в нашу сторону. Так не должно быть. Только мы имели право опережать ее. Заткнись, нечистый, и слушай, ибо я есть слово Божье.
Но нет. Твой импульс опередил весь поток мыслей.
Наш взгляд бегло осматривал территорию вокруг. Мы не могли уйти в сторону. Не долго думая, ты проигнорировал меня и обратился к рядом стоящей брюнетке:
- Мы знакомы? - твое дьявольское обаяние и бесноватый взгляд.
Часики тик-так. Слишком быстро для меня. Ты преодолевал небольшое расстояние между нами и незнакомкой. О, нет! Нет, нет.
Чёрт возьми! Обнимая брюнетку, ты присасывался к ней, как пиявка. Слишком быстрая реакция. Я видел боковым зрением, как наш Ангел проходил мимо нас. Ты же целовал абсолютно незнакомую женщину. Проникал своим гнилым языком в ее рот и не отпуская кратковременную жертву, поворачивался спиной к блондинке. Прекрати, извращенец!
Твой поцелуй длился долго, словно ты проникал в самые гланды девушке. Я чувствовал это и сам, хотя смотрел в одну лишь сторону.
Я пытался понять Мику. Принять, как должное, и осознать. Ты наглым образом щупал брюнетку. Я надеялся, что она даст в ответ пощечину. Но каково было мое удивление, когда женщина ответила на грязное приставание и начала тереться о наше тело.
Стоп! Хватит! Прекрати!
Отрываясь от незнакомки, мы облизывали перепачканные помадой губы и с легкой иронией выдыхали:
- А вот теперь знакомы.
Я не знал, чего хотел больше. Уничтожить тебя или найти в толпе наше сокровище. Покидая твою кратковременную пассию, мы ускорили шаг. О, да! Я сделал правильный выбор.
Перепрыгивая через ступеньки эскалатора, мы спускались вниз. На нас смотрели, как на придурка. Поздравляю, ты - придурок с кризисом среднего возраста. Расталкивая людей, ты летел вниз.
А потом я увидел ее. Она спускалась этажом ниже и успокоенный, я остановил нас. Позволь тебе напомнить, безбожник. В следующий раз ты оставишь свою грязную импровизацию при себе. Мне казалось, что ты утратил к блондинке интерес, пока я впитывал в себя всю агонию страсти, что была в нашем теле. Чувствовал, как безответная любовь разоряет и взрывает наше сознание. О да, чудовище. Оно тоже у нас одно на двоих.
Этажом ниже, я смотрел вниз. Видел, как крошка одиноко стояла перед большим экраном. Между нами был целый этаж, безмерное количество людей и собственная паранойя. К слову, она тоже была одна на двоих.
- Что с тобой случилось, мой Ангел? - прищуриваясь, я поправлял бейсболку.
Я знал, что ты услышишь. И более того, мистер Шон. Я знал, как ты отреагируешь. Ты мог отрицать существование любви, как аморфного чувства, но едва затрагивалась тема наших страстей, как ты зверел. Возможно, мне следовало выпустить тебя?
Ее поведение было иным. Поверь, у меня было достаточно времени, чтобы изучить Мику. Я сбавив шаг и слегка наклонив голову, медленно спускался к ней. Я хочу видеть ее лицо, взглянуть в эти очаровательные глазки. Глаза не лгут.
Сливаясь с небольшой компанией, мы опускали и уводили в сторону голову. И уже стоя на расстоянии двадцати метров от нее, мы просто замерли. Видели ее хрупкую спинку. Кажется, она начала сутулиться. А потом она исчезла. Поток людей выбил нас из колеи, и мы ее потеряли.

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-08 18:33:22)

+1

9

Любой торговый центр можно назвать своеобразной системой, где у каждого была своя роль в круговороте безналичных и бумажных покупательских средств. Продавщицы – юные девочки и более опытные матроны – скользили между рядами товаров, предлагая свое внимание. Посетители жаждали как побаловать свои самолюбие, так и поднять значимость в чужих глазах. Загруженные не только пакетами, но и галдящими детьми, они носились по этажам, скупая всякий хлам, пока, не дай боже, это не сделала за них более привлекательная и успешная соседка из фешенебельного дома напротив.
Блюстители местных порядков, похожие на статуи или мимов с угрожающими лицами, были расставлены везде, как фигуры на шахматной доске. Работники зоны питания – самая разношерстная братия, - сновали туда-сюда, не останавливаясь ни на секунду.  Мне не хотелось соотноситься себя с какой-то из групп,  ввинчиваясь безмозглым леммингом в потоки энергии, глупых стремлений, бессмысленных действий и реакций.
Самое мерзкое, что мое желание отстраниться было главной ошибкой для того, кто чувствует себя преследуемым. Видимо, выражение моего лица настолько хорошо передавало эмоции, что женщина, стоявшая рядом, покосилась, потянула за собой мальчика в клетчатом комбинезоне, намереваясь оставить меня позади.
Задержав дыхание, я смотрела им в спины. Я злилась на  них и на себя. Откуда-то на меня двигается свежая порция человеческой массы и не дожидаясь больше знаков, шагаю в нее. Это оказывается большая туристическая группа в белых ветровках с зеленой эмблемой экологического движения на спинах, и мой белый плащик позволяет мне мимикрировать практически идеально. Они проходят третий этаж до кинотеатра, а я открываю дверь запасной лестницы и неторопливо спускаюсь на второй этаж. Неожиданная тишина набивается в уши и горло. Пару минут я стою, просто стою и глубоко дышу, одна на один с ласковой тишиной. Спускаюсь по гулкой лестнице на второй этаж. Кроме медленных шагов нет никаких звуков, и я соглашаюсь с доводами разума – преследование не более, чем плод воспаленного воображения. Эта мысль бодрит и даже забавляет. Больше храбрюсь, чем верю, но это лучше чем кокон из страха неизвестности.
Пусть наградой мне станет пара, а может и пара пар, миленьких глянцевых туфелек. Хотелось чего-то летнего, легкого и пастельного. Обожаю примерять обувь, особенно если консультанты – мужчины модельной внешности – не стесняются встать перед тобой на одно колено и вдеть стопу в выбранную модельку. Тень застенчивой улыбки оседает в уголках губ, и я направляюсь в бутик Elle Saab.[AVA]http://funkyimg.com/i/2aR8d.gif[/AVA][STA]воплоти во мне свое безумие[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-06-11 14:47:31)

+1

10

[AVA]http://funkyimg.com/i/26rF4.png[/AVA]… Всё в этом мире относительно, мой дорогой профессор-извращенец!
Разве тебе не нравиться наша новая игра?
Паранойя - неподходящее слово, но первое, что приходило в голову.
Крошка стала нашим наваждением. Как славно, что ты, наконец, признал очевидное!. Я специально провоцировал тебя всё время в торговом центре, ибо ты просил у меня помощи. Ты захотел объединить усилия только ради того, чтобы лицезреть ее славное личико, слышать сладкий голосок, целовать сахарные губки и ласкать юную, бархатную плоть. Ты рехнулся на почве доминирования, жаждал ее душу больше, чем я. По правде говоря, именно ты приручал крошку и не давал ей сбежать, в то время, когда я раскрывал ей прелести, кои часто путают с “извращением”. Единственное извращение - сдерживание собственных порывов и желаний! Прими это на заметку, когда вздумаешь снова избить себя плетью. А сделаешь, я набью новую татуировку на месте шрама. Впрочем, всё как обычно. Ничего нового, кроме твоей ангельской жажды. Священники столь жадны, едва падает завеса добропорядочности и пелена святости.
Добро пожаловать в мой мир, ублюдок! Здесь жарко и, … слишком много людей.
Я потерял ее из виду, пока ты включал логику. Спасибо, профессор, что помог ее упустить.
Всегда приходится всё доделывать за тебя, ничтожество. Это я любя.
Озираясь в толпе, я видел славную стайку полудурков в одних и тех же ветровках. О, очередная делегация борцов неизвестно за что. Они мелькали перед глазами и кружились. Вертиго!
Ощущение подобное аттракциону - центрифуге, когда весь мир вращается вокруг тебя слишком быстро. Мелькает, доводит до тошноты. Но на деле ты вращаешься вокруг оси, как наша адская планета. И я вращался, выискивая глазами нашу прелесть.
- Где ты, крошка? Раз, два, три, … выходи, - прошипев сквозь зубы, я схватил за плечо какую-то девушку, уж больно она напоминала со спины Мику.
Она обернулась. Только это была не наша “собственность”.
- Простите? - чужой голос, аромат и внешность.
Это не наша, святоша. Ищи дальше. А впрочем, ты что-то говорил о своих наблюдениях? Давай, покопайся в божественных знаниях и подскажи, в чём могла быть причина, пока я буду вынюхивать, просачиваться сквозь толпу и искать дальше.
Отпуская плечо, я уходил в сторону:
- Я обознался.
Я растворялся в толпе примерно так же быстро, как ты в воспоминаниях. Настолько, чтобы хватило времени удалиться до того, пока охрана не захотела познакомиться со мной. Поверь, тогда бы я спихнул всё на тебя. Тебе же нравиться решать головоломки, верно?
И ты решал. Ты твердил о признаках страха, нервного потрясения, возможной депрессии. Только скажи на милость, чьих блядских рук это дело? Ведь не ты сделал с ней это! Я знаю, подглядывал в щелку. Мы раскрепощали ее душу, врывались в сознание и тело, приковывали и изводили юность крошки, но никогда не простим это чужим рукам. Едва мы узнаем истинную причину страха нашего Ангела, с удовольствием прикончим того человека, оба. Я чувствовал твою злость, мой гнилой доминант-извращенец. Ты даже не мог представить, как мощно твоя скрытая ярость подпитывала, … меня.
- Детка-детка, где ты? - прикрывая глаза, я позволял тебе шарить в наших воспоминаниях.
Твой черед шевелить извилинами. Давай, думай! Ты что-то говорил во мне. Прорывался, хрипел и нервно играл штангой во рту. Ее привычки. Вкусы. Дальше? Что дальше? Взгляды, интересы. О, да. Шопинг. Мы сегодня столкнулись с ним. Куда еще могло занести ее очаровательную и аппетитную попку, кроме как на “выход”?
В какой-то момент, ты оборвал поток мыслей. К нам всё же проявили интерес. Гребанное секьюрити этого мирка.
- Прошу прощения, я могу проверить ваши документы? - на нас смотрела пара уставших глаз.
Снимая кепку, я улыбался в ответ. Чудно и славно. Мы шли по торговому центру в компании охранника. Плелись медленно, словно создавали иллюзию, что всё здорово и славно. Второй этаж. Нас всех поведут на убой, святоша!
Но нет. Ты брал бразды правления на себя. Доставая из внутреннего кармана куртки портмоне, ты показывал свои документы. Еще бы, у меня их нет. Только имя и личность.
- Джейсон Шон Вествуд, - ты улыбался во мне, и я с тобой в унисон.
Ты впервые называл полное имя. Я даже почувствовал гордость. Я поднимал руку и говорил твои слова:
- Я потерял дочь. Блондинка, довольно хрупкая, - указывая параметры Мики, продолжил: - на ней белый плащ. Я обещал, что проведу сегодня с ней день и упустил из виду. Она у меня такая шустрая. Может видели?
Мне нравится твоя работа в университете, профессор. На меня смотрели уже более снисходительно и извиняясь за вынужденные и причиненные неудобства, указывали куда-то в сторону.
- Вы уверенны? - указывая рукой в ту же сторону, я прищурился: - в любом случае, спасибо.
Слишком шустрая. Не находишь, святоша? Ее бы приковать к кровати. Знаю, одна мысль об этом током обдает по твоим нервишкам. Кажется, я нашел твою слабую точку. Ты так любишь стегать плетью и подчинять своей власти страсть.
Я медленно шел в указанную сторону, стараясь не делать резких движений. А знаешь, когда мы ее найдем, я даже с тобой поделюсь, профессор...

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-08 18:35:13)

+1

11

У женщин нет чувств.

Потому что именно мужчины гораздо более романтичны по сравнению с женщинами. Мужчины - это люди, от которых вы можете услышать следующее: «Я нашёл её. Она потрясающая. Если я не могу быть вместе с этим человеком, я обречён. Я не могу держать себя в руках, я имею в виду, что она полностью изменила мою жизнь. У меня была работа, квартира - всё это ничего не значит. Я не могу пережить это, я должен быть вместе с ней, потому что иначе я закончу жизнь в какой-нибудь ночлежке для бомжей, я стану алкоголиком, продающим свои последние трусы. Я больше уже не могу спокойно ходить по улицам».
Это в точности то же самое, что женщины думают о туфлях.(с)

Чтобы оказаться в элегантной, воплощающей мечту вселенной нужно было сделать несколько шагов и по привычке затаить дыхание. Свершались революции, корпоративные монстры переживали обвалы акций и новые подъемы, Старбакс строили новые кофейни, а мое отношение к работам ливанского кутюрье было прежним: чистое восхищение, абсолютное обожание и сосущее под ложечкой предвкушение, с первого визита в компании с мамочкой. Она всегда хотела для нас с Эйме самого лучшего. Самого Эли Сааб я видела только на фото и Ютубе, но разве расстояние может быть помехой для истинной любви?
Тем более, когда материализованная мечта так удобно садится на ногу, а смуглый брюнет по имени Леонсио смотрит на результат и сыплет комплименты со скоростью света.
- Они созданы для твоей ножки, бамбини, - в сильной руке с аккуратным маникюром появляется вторая лакированная туфелька молочно-ментолового цвета. Он придвигается ко мне, протягивая ее как обручальное кольцо, - позволишь?
- Тебе можно все, - я отвечаю смущенно, но игриво.
На щеках горит румянец, это ощущение сложно не заметить, и Леонсио продолжает выбранный маневр. Когда на мне полный комплект, он протягивает руку, предлагая встать. Подводит к зеркалу в полный рост (по факту в высоту стены), демонстрируя результат его умений очаровать.
- Ангелита, так нельзя! Ты идеальна, я ослеплен и растерян.
Смотрю на туфли, но больше на то, как мы смотримся вместе. Я давно скинула плащ, оставаясь в белом платье простого покроя. На фоне испанца, запакованный в черный костюм, идеально сидящий на нем, я и мой – уже мой -  глянец туфелек сияет подобно морскому кораллу.
- Я беру их, - выдыхаю с влюбленностью Ромео.
- Ты не пожалеешь, обещаю, - он наклоняется, чтобы сказать то мне на ушко.
Его длинные вьющиеся волосы падают на лицо, и я чувствую аромат дорогих духов, моих любимых, неожиданно улыбаюсь, чувствуя что-то радостное и приятное, согревающее изнутри.
Кажется, из-за Леонсио аромат Armani стал любимым… Не знаю, откуда во мне слабость к смуглым мужчинам с кудрями цвета воронова крыла, но изменить этого не могла. Ничего удивительного в том, как легко продавцы бутика превратились в вершителей моего настроения. Расплачиваясь картой на настоящее имя, я становлюсь дочь сенатора солнечного штата и, будучи в хорошем настроении, могла удивить размерами чаевых.
Сегодня так и будет.
[float=right]http://funkyimg.com/i/2b1gs.gif[/float] Моя тайная страсть провожает меня до выхода и оказывается слишком близко, чтобы сделать нашу встречу незабываемой, смутив меня окончательно:
- Buenas noches, eres mi sol.
В таком приподнятом настроении я практически вальсирую от одного закутка девичьего рая до другого, пока не оказываюсь в начале своего пути. В руках пакеты с покупками, в животе недовольное ворчание. Мне бы тоже пора поужинать. На первом этаже находится любимое местечко. Эйме оно не впечатлило, поэтому бывать там не случалось часто.
Кажется, я начала находить плюсы в нашей с ней ссоре. Улыбаюсь и, покачивая бедрами, направляюсь в «Южную Ночь». Чтобы сохранить свое настроение, я прошу менеджера найти мне местечко поукромней. Заказ я делаю сразу – мою любимую пасту с молочно-острым соусом, жасминовый улун, а на десерт сорбет из манго. Не замечаю, сколько готовится заказ, во всеуслышание заявляю о новых любимых туфельках: Эйме, Филл, фото в Инстаграм, пара групповых рассылок в мессенджерах и я буквально облизываясь, глядя на дымящуюся пасту на квадратной тарелке из черной керамики.
Эйме ответила не сразу, предлагая приехать домой, и я всерьез задумалась над заказом такси. Нажав на кнопку вызова официанта, я листала кальянное меню. Какой хороший восточный ресторан станет популярным без этого невинного развлечения. Я терпеть не могла сигаретный дым и не могла представить себя курящей, что абсолютно не мешало баловаться яблочным ароматом дыма, пропущенным сквозь молочный нектар.
Из-за перегородки вдруг раздался телефонный звонок, и я невольно вздрогнула. Трубку «подняла» девушка и от пары фраз, высказанных невидимому собеседнику на повышенных злых тонах, мое счастливое настроение рассыпалось как картонный домик.
И в этот момент я совершила главную ошибку вечера. В интимном полумраке я ощутила себя одинокой и обнаженной, голос за стенкой продолжал кого-то унижать и явно угрожать расправой, а подсознание подсовывало соответствующие картинки недельной давности.
- Мисс, с вами все в порядке? – только от встревоженного голоса моего официанта я смогла вернуться в «здесь» и сейчас.
- Да, - судорожно киваю и шарюсь в сумочке, затем резко протягиваю первую попавшуюся пластиковую карточку, - я хочу расплатиться как можно скорее.
Через несколько минут я уже сдавала свои пакеты в службу доставки, назвав почему-то адрес в Greenhaven, и снимала три раза по полторы тысячи. Чувство паники обострилось, с упорством фатума выпроваживая из якобы безопасного и такого уютного места. Уже не скрывая своих страхов, я обвела взглядом холл первого этажа, как на зло, ничего не вызывало угрозы. Выискивая телефон Фениск, я не смотрела на дорогу, почему-то решив, что прохожие не против меня обогнуть, и когда столкнулась с кем-то, я сдавлено выдохнула, шагнув в сторону, чтобы пропустить и извиниться за поведение.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aR8d.gif[/AVA][STA]воплоти во мне свое безумие[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-06-11 14:48:04)

+1

12

[AVA]http://funkyimg.com/i/28Z8Y.gif[/AVA]
... Воссоединение. Мы слишком разные, и в тоже время наше существование обреченно. Один ничто без другого. Я отрицал это и боролся с тобой, избегая любой возможности встретится лицом к лицу с собственными страхами. Ты - моя главная фобия.
Я справлялся с ней, с каждым шагом, сделанным в торговом центре. Становилось гораздо легче.
У тебя поднималось настроение, и я чувствовал это. Словно ток по венам. Ощущения одни на двоих. Только относимся, безбожник, мы к ним по-разному.
Мы стояли у прозрачного стекла. Я видел наше отражение. Одно на двоих. Щелчок, и нас стало двое. Ничего особенного, лишь моя паранойя и легкие нотки шизофрении. Таблетки.
Мы оба опускали голову и смотрели на наручные часы. Время тянулось, у нас еще был небольшой запас. Возвращались в исходное положение и смотрели в витрину бутика. Недолго. Ровно столько, чтобы увидеть друг друга. Я видел тебя в отражении и наоборот. Тебя не существовало, или я был нереален? Всё относительно, мистер Шон.
Играя чертовой привычкой во рту, я внедрял тебе необходимые правила. Никаких выходок, убийств и “терактов”, как ты любил говорить. Ничего лишнего. Меня успокаивали сильные препараты и некая вера, что еще теплилась в душе. Но кое-что и надломилось в нашем теле. Я перестал чувствовать реальность. Не мог различить, что было правдой.
Ты видел, как менялась наша собственность на глазах, там за стеклом. Успокойся и заткнись, ублюдок! Психический дисбаланс, депрессия имеет разные формы и этапы. Расслабься. Шопинг - единственная женская радость, с помощью которой они убивают душевные проблемы.
Я не был таким собственником, как ты ошибочно полагал. Из нас двоих, ты жаждешь целиком обладать. Я догадывался о твоем возможном срыве. Ведь ты так не любил, когда ее ножек касались чужие руки. Для тебя это было посягательством на неприкосновенность девушки. И хотя потом мы сами наносили ей шлепки, отвешивали пощечины и сковывали цепями, подвешивали и принуждали; но никогда ты не простишь чужого вмешательства в наши игры.
Ты прав, мистер Шон. Я слишком влюблен в эту крошку.
Я делал шаг назад. О, нет. Мы не убегали, отнюдь. Ты, кажется, хотел вернуться за духами? Я дам тебе эту возможность. Ты рвался во мне и кричал, но мы возвращались туда, с чего начали. Не потому, что я хотел упустить девушку, а для того, чтобы ты не кидался на людей, как бешеный пес.
- Вы, вернулись? - та же миловидная улыбка и девушка.
Мы абсолютно разным взглядом смотрим на людей, антихрист.
- Я не мог не вернуться, - я улыбался ей в ответ уголками губ.
Прости, скалился из нас двоих ты. Я знал, что на тебя ароматы подействуют примерно так же, как и звуки, взгляды и ощущения. Ты притихал, и менялся словно ребенок. Агрессия утихала, принося взамен интерес. Мы проводили кончиками пальцев по витрине шкафа с парфюмерией. Облизывали пересохшие губы. Ты выбирал, а я доверял твоим вкусам. Все парфюмы в нашем доме были куплены тобой. Я же в них и правда ни черта не смыслил. Ты мотал отрицательно головой, чесал перстнем-когтем скулу и кривился вместе со мной:
- Нет-нет. Этот вариант мы отмели в прошлый раз, что из цитрусовых и древесных ароматов? - ты отмел ваниль, а я пытался понять почему, … - а еще лучше легкие цветочные нотки. Возможно, что-то ненавязчивое и…
Ты скалился девушке совершенно неподобающее, с вызовом добавлял:
- … и даже интимное. Я ненавижу шлейф от своей крошки. Аромат должен меняться и играть на теле, а не душить его.
Для этого есть ты, безбожник. Я снимал бейсболку, пытался расположить девушку к нам. Я всегда заметал за тобой следы, но в этот раз…
Ты сделал выбор. Как скажешь, мистер Шон. Потом что-то пошло не так. Я просил запаковать подарок для нашей крошки, а в это время ты бегло оглядывал центр. Что ты искал? Нет-нет, мы договорились о честности, ты забыл? Я чувствовал адреналин. Он приходил медленно и плавно, как обычно приходила твоя эрекция. Ты пялился на девушку, которая нагибалась перед нами и доставала подарочные коробки.
Щелчок. Мгновение.
Я чувствовал, как мои пальцы касались флакончика духов в шкафчике, как будто ласкали женщину. Совсем недолго. Еще мгновение, и ты резким движением менял местами нашу реальность. Ты воровал флакон дорогого мужского парфюма и ставил на его место пустую коробку. Считанные секунды. Ты даже не смотрел на полку, а просто пялился на попку девушки, что перевязывала бантом коробочку, принимала мою карту и улыбалась при этом.
Твою мать! Прекрати! Верни! Я кричал в тебе, как разгневанный родитель, и тем не менее, ты свершил кражу на моих глазах, в моем присутствии. Но знаешь, я не испытывал уже того отвращения, как раньше. Это было самым удивительным откровением для меня, когда я забирал подарок для Мики и одновременно одним движением прятал другой флакон.
У тебя есть пять минут.
- Благодарю. У вас отличный вкус. Надеюсь, он меня не подведет.

[float=left]http://funkyimg.com/i/2b1s1.gif[/float]  Убирайся. Нет, стой. Сейчас говорю я, ты слушаешь и делаешь. Я отчитывал тебя, как сопливого юнца, но не делал резких движений. Более того, был слишком медлителен, улыбался и вел себя естественно, как профессор. Я чувствовал, как томилась твоя гнилая душа без отвратных дел. Такое ощущение, что если ты не сделаешь что-нибудь отвратительное, день прожит зря. Не так ли, мистер Шон? И ты отвечал: да-да, профессор Вествуд!
Мы не успели и опомнится, как возвращались назад. Что-то происходило в нашем сознании. Нет, что-то более реальное и страшное. Боли, эпилепсия. Я должен лечится и от клептомании, к слову тоже.
Наш старый, ... постой. Твой старый телефон пиликал и доставая его, я читал сообщение о том, что с карты Морнингстар была свершена еще одна операция. Это не был бутик с обувью. Скорее, ресторан. Вертиго - мы окидывали беглым взглядом “внутренности” торгового центра. Наконец ты побежал, и я вместе с тобой. Мы видели ее в одном заведении открытого типа. Но постой! Стой, ублюдок! Почему здесь карта сработала? Что не так? Но ты уже нес нас к лифту. Я понял. Когда я покупал парфюм, ты уже знал месторасположение камер видеонаблюдения. Я осознал это, прорываясь сквозь толпу людей. Вот сейчас меня засекли камеры. Они, дергаясь и фиксировали, как я юркнул в лифт. Спускался вниз. Ты играл с огнём сегодня, мистер Шон.
Что происходило? Мы двигались на выход. Ведь именно это и пыталась сделать твоя собственность, спускаясь тоже вниз.
В какой-то момент нам удалось обогнать ее, и едва я начал соображать, как мы выросли перед девушкой. Ты нависал над хрупкой блондинкой, вместе со мной. Держал руки за спиной с небольшим подарочным пакетом и смотрел вниз. Ты ждал. Это было что-то новенькое, признаюсь.
Но едва ее чудный лоб столкнулся с нашей грудью, ты затрепетал во мне, как птица. Просился на свободу и требовал выпустить. А я?
- Здравствуй, мой Ангел, - я выдыхал слова тихо и несколько сжато.
Дернулась нервно скула. Я смотрел вниз и ловил каждое движение девушки, испуганный взгляд. Кого ты боишься, любовь моя? Или чего? Кажется, нам есть о чем поговорить, детка. Не Шону, а мне...

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-22 14:43:22)

+1

13

Я думала о том, что каждое промедление от поездки в Jordan Paradise подобно сближению со смертью, но даже не представляла, что именно может меня убить. Всю неделю я не думала о нем. О чем угодно, только не о нем, боясь осознавать последствия импульсивной выходки. Подсознание услужливо вычеркнуло его, малейший намек на отношения, потакая в большей степени моему близнецу, нежели желанию сбежать от проблем.
Взгляд рассеяно пополз вверх по черной футболке, надпись на груди запоздало оформилась в культовую марку из Висконсина, я успела подумать, что белые буквы должны хищно скалиться в неоновых софитах байкерского клуба, прежде чем узнала… Шона.
Он стоял близко-близко, и его глаза смотрели пристально и испытующе. На секунду мне показалось, что в них  проскользнуло не то чтобы по-настоящему безумное, но все же далекое от здравомыслия. Проскользнуло, оглушая почти элегической тишиной шокированное сознание, и растворилось в шуме  Фэйр Оэкс. Он будто бы увидел и изучал то, что я не могла рассказать, а потом его губы расплылись в в подобии улыбки, произнося тихое:
- Здравствуй, мой Ангел.
Слова ударили по мне словно плетью, словно он намеревался нанести мне страшнейшее оскорбление. В другой ситуации я могла разложить по полочкам все эмоции, которые испытала за столь короткий срок, но тело заполняла обжигающая магма, до краев, с эпицентром в голосовых связках.
Мы продолжали стоять на самом людном месте, и не все прохожие считались с нашей внезапной встречей. Кто-то толкнул меня плечом, и я схватилась за полы его расстегнутой куртки. В ответ края молнии впились в ладони, но мне было все равно. Я видела только его заостренное с едва сдерживаемыми эмоциями лицо, всматривалась в него жадно, как будто мы не виделись целую вечность.
Возможность прикоснуться к нему, к не имеющему отношение к произошедшему, кто не видел меня растоптанной, кто позволит мне дышать иным воздухом, во Вселенной далекой от жалостливых взглядов и заметных усилий в проявляемой деликатности, открыла во мне второе дыхание. Желание сбежать, уйти с радаров, исчезнуть и раствориться было настолько сильным и понятным, что я сделала первый шаг навстречу. Один короткий шаг, надежда, что он не успеет увидеть, как слезы собираются в уголках просветлевших от отчаяния глаз, и я прижимаюсь к нему, пропускаю свои ладони под его курткой. Звуки застряли в горле, словно запечатанные свинцовой печатью.
Я не могу сказать ни единого слова, но вжималась в него до невозможности. «Или не хочу», - вдруг осознала я, закрывая глаза, позволяя слезам течь спокойно, - «я не хочу ничего иного, только быть с тобой».
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aR8d.gif[/AVA][STA]воплоти во мне свое безумие[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-06-11 14:49:50)

+1

14

[AVA]http://funkyimg.com/i/26rF4.png[/AVA]

Sie macht uns schwach,
doch sie lässt uns leben.
Was wär die Liebe ohne Leid?
Denn es gibt keine Liebe ohne Leid.
*
_ _ _

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8etj7B5mmeq0Bx28&t=black"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B8etj7B5mmeq0Bx28&t=black" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

[float=left]http://funkyimg.com/i/2b2Jv.gif[/float]

Ты растворялся, мой собственный прегабалин с нотками лсд. Божественная ересь покидала наше тело, и я почти растрогался. О, да! Еще. Крошка прижималась ко мне, выбивая тебя из колеи. Ты был готов свалиться перед ней на колени и молить о пощаде. Как славно, что ты только плод моего воображения. Я гораздо хуже тебя.
Я испытывал злость смешанную с возбуждением от кражи. Наша встреча была полностью создана по образу и подобию. Я рисовал ее в своем больном воображении, пока ты думал. Итак, профессор Вествуд, как давно ты знаешь о системах охраны и видео-наблюдений? Как хорошо ты знаешь? Месторасположение камер? Давай отмотаем назад, ублюдок.
Флакон с духами и шкафчик. Мы стояли спиной к камерам, перед нами раскрывалась аппетитная картинка с женской попкой в обтягивающей юбке. Ты знал абсолютно всё. Расплачивался и давал мне фору. Одно движение скрытое от камер удачным ракурсом. Мы стояли слишком правильно, чтобы упустить такую возможность. Не я украл, а ты…
Сейчас ты забивался на самое дно, одновременно жаждал заполучить девушку обратно и ненавидел ее, как и себя самого. Жалкий, немощный и гадкий профессор-онанист. Ты прикрывал глаза, а я вместе с тобой. Мы обнимали ее в ответ. Прижимали к себе. Я хотел сломать ей ребра, ты мечтал опять лобызать стройные ножки и испытывать оргазм, доминируя над девушкой. Определился бы, мудак.
Ты не слышал меня. Кажется, мы опять вернемся к диктофону, если и дальше будешь молчать. Вместо ответа, я твоим голосом обращался к Мике:
- Всё в порядке? - ты заочно игнорировал меня, выставляя свои приоритеты.
- Сейчас да. Что ты здесь делаешь?
- Я? Да так надо было кое-что сделать, - обнимая крошку одной рукой, я отвечал твоими словами.
Пакет с духами мелькнул на несколько мгновений. Кажется, ты потерял хватку и разучился скрываться, святоша. Знаю, это был сарказм. Ты же молчишь в ответ и не хочешь со мной говорить. Я не понимал практически ничего из того, что ты собирался сделать. Ты, как пиявка присосался и отпустишь лишь тогда, когда обожрешься с лихвой нашей кровью.
- Что именно? - она пыталась отвлечь меня от своего состояния, очевидно не желая признавать происходящее.
Что ты собрался делать, пока я буду везти ее домой? Разумеется, я всё решил за тебя. Можешь хоть лекции длинные читать, я все равно сделаю по-своему. У меня большие планы, только ты уже в них не вписываешься, профессор Вествуд!
- М-м-м. Я бы предпочел оставить интригу на потом, - сжав локоть блондинки, я чувствовал прилив злости, необоснованное чувство доминанта: - Что с твоими глазами?
Тогда ты резко очнулся и надо же, даже заговорил. Ты отрицал во мне и сдавливая глотку, шептал, что я не имею права посягать на ее личное пространство. Подавляя меня в какой-то момент, ты прохрипел:
- Я надеюсь, что смогу поднять тебе настроение одной вещицей. Откровенно говоря, я покупал тебе подарок. Давай отойдем в сторону, а то нас снесет течением людей.
- Ничего особенного, я просто очень рада тебя видеть, - она старалась улыбнуться, смахивая кончиками пальцев слезы со щек, переводя все в шутку и с ярой готовностью кивнула утвердительно в ответ, - давай.
Я жаждал правды. Поддерживая блондинку под локоть, уводил ее на автостоянку:
- Настолько рада, из-за того, что не появлялась целую неделю, заставляя меня думать бог весть что?
Мика часто-часто моргала мне в ответ, как будто вспоминала, что было неделю назад.
- Неделю? - переспрашивая, как будто пыталась оправиться от провалов в памяти, словно слово "неделя" для нее ново, - столько всего произошло...
Ладно, я понял. Святоша, я нуждаюсь в твоей помощи. Она обдолбалась наркотой?
Ты зарычал и ослабив хватку, резко протянул ей пакет с духами. Что? Что ты делаешь, ублюдок? Спроси ее, давай. Покопайся хоть раз в ее светлой и лживой головке. Но нет. Вместо этого, ты улыбался уголками губ и выдыхал:
- Ладно. Расскажешь чуть позже, - бумажный пакет висел на двух пальцах, балансируя, как маятник: - надеюсь, тебе понравятся, и ты больше не будешь от меня сбегать. Ты причинила мне боль своим поступком.
Крошка сжала губы, пряча взгляд и принимая подарок с огромнейшей осторожностью.
- Elle Saab? Как ты угадал? Я думала о них так давно, - она вскинула лицо на нас, в нем замешательство, мука, и новая волна недосказанности, - прости, что я тогда сбежала. Мне очень-очень жаль, - из глаз с новой силой льются слезы, и блондинка шагнула назад.
Жалость? Профессор Вествуд, кажется ты начал переходить границу наших договоренностей. Ты сдавил меня, прошипев в ответ, что я первый уничтожил твое доверие. Ты грыз меня изнутри и протягивал руку к ее личику. Прекрати, мать твою! Отвесь ей пощечину и свяжи хорошенько. А дальше придет папочка и выпорет дрянную девку.
- Прекрати, - я смотрел на нее твоим взглядом, вытирал слезы пальцами, испытывая в душе величайшую эйфорию: - Чего ты сейчас боишься? Пойдем, я отвезу тебя.
- Я не думала, что все так получится, - она буквально мертвой хваткой вцепилась в нашу футболку, нервно кивнула, сглатывая, - мы поедем домой?
На мгновение я практически сдался, желая схватить девушку за глотку. А вместо этого, прикусывая язык, вел ее к своему байку и уже практически у него наконец ответил коротко и сухо:
- Да, домой.
Она упиралась каблуками об асфальт и тормозила наш ход:
- На мотоцикле? - взгляд становится просящим, - я не смогу. Вдруг я упаду с него?
- Да. На нем, - я тянул крошку за колоть, вплоть до аппарата и резко затормозив вплотную возле него, обернулся: - Если будешь держаться и не попытаешься сбежать опять, то всё будет хорошо.
- Ты не будешь гнать, как прошлый раз? - она слегка расслабилась, но все равно продолжила.
Сквозь зубы, я шипел:
- Не буду, - усаживался на байк и ждал свою собственность, приказывая сесть одним лишь взглядом.
Я чувствовал всеми фибрами души, как ты опять начал войну. Гребаное "танго втроем". Объединяясь в единое целое, ради поиска крошки, мы даже не представляли как возненавидим еще больше друг друга. Я не хотел делиться сейчас с тобой. А ты вопил во мне, кричал, что мы договаривались. Расслабься, ублюдок!
Твоя ложь была гораздо страшнее, нежели ее. А впрочем, вы друг друга стоили. Только наказать я решил обоих. Да!
Такова любовь. Без страданий не бывает любви, забыл? Я буду напоминать тебе обо всех уничтоженных тобою же душах. Я буду каждый раз просыпаться и внедрять в тебя свои воспоминания, о нашей любви, ... только тебя там не будет, святоша, ибо я тоже солгал. Я не готов делиться своей собственностью, даже с тобой. Я заводил байк и ухмыляясь, выезжал с парковки. Мы едем домой, мой гадкий и ревнивый друг-онанист. Наша крошка возвращается...
http://funkyimg.com/i/25ETL.png
>>> продолжение истории
_ _ _
* Она делает нас слабыми,
но она позволяет нам жить.
Чем была бы любовь без страдания?
Ведь нет любви без страдания.
(нем.)

Отредактировано Jason Westwood (2016-06-08 18:42:06)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 09 Vertigo ‡Keine Liebe ohne Leid.