vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » зверь не спит, путник сбился с пути


зверь не спит, путник сбился с пути

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://33.media.tumblr.com/bff995c49bd2533a762eec5ed2e3c09c/tumblr_n7b9sivKgc1sxfqdyo1_r1_500.gif

Лиам и Лола
30 ноября 2016 г.
Саттер Крик, в 50 милях к юго-востоку от Сакраменто

[AVA]http://savepic.net/8059816.png[/AVA]

+1

2

Очередной дерьмовый городишко. Они навевают на меня депрессию и тоску, однако особого выхода у меня нет. Набеги на такие города - единственный способ пожинать плоды цивилизации, которая еще не превратилась в прах окончательно, но понемногу начинала разваливаться.
Я осторожная и тихая, за спиной рюкзак со всем необходимым, в руке клюшка для гольфа. Я спускаюсь на землю в случае крайней необходимости, чаще всего передвигаюсь по крышам, потому что на каждой есть люк, ведущий в само здание, а так высоко Ходячие попросту не забираются, не видят меня.
Корма для животных, магазин спортивного оборудования, ювелирный, магазин бытовой техники. Продуктовый. Дома на подобных торговых улочках стоят вплотную друг к другу, легко перебираться с одной крыши на другую. Действия отточенные, заучены до автоматизма. Открыть люк, высунуть голову, осмотреться. Постучать клюшкой по чему-нибудь, до чего реально дотянуться, прислушаться снова. Если чисто, то слезть и обшарить всё место, если не очень чисто - очистить и тогда уже обшарить. Проверяю каждую полочку, каждый ящик и каждый шкаф, потому что нет никакого смысла соваться в продуктовые магазины и аптеки, ведь полки в них пусты. А вот в ювелирном, например, вряд ли кто-то чем-то заинтересуется, и я нашла в ящичке таблетки от головной боли, а еще бутылку воды, которую кто-то забыл. И то, и другое отправляется ко мне в рюкзак, и зависаю около витрины с украшениями, вместо того, чтобы лезть обратно на крышу.
Вы только посмотрите... Полная витрина драгоценностей, которые никому не нужны и никому уже не пригодятся. Золото, серебро, платина, камни разной величины, разного цвета и размера. Разной стоимости. Раньше я бы глазела вон на то кольцо и мечтала накопить на него денег. Сейчас я могу его взять, могу всё тут забрать и унести с собой, но зачем? Внешний вид вдруг резко утратил ценность в мире, теперь важны были навыки, которые помогут выжить.

По улице идет ходячий, и замечает меня. Проверяю, чтобы дверь была закрыта, а затем забываю о полуразложившейся женщине, которая скребется в витрину, и бьется о неё лбом. Какое-то время витрина выдержит её натиск, а когда пойдет первая трещина, меня здесь уже не будет.
Никуда особо не тороплюсь, у меня нет конечной цели, просто брожу и надеюсь прожить еще хотя бы один день. Весьма удручающая ситуация, но мне в любом случае хочется жить, и я согласна даже на такое бесцельное скитание. Не знаю, чего я хочу и чего ищу. В данный момент, например, ищу как открывается этот стеклянный ящик с кольцами. А когда нахожу, натягиваю на себя столько колец, сколько может уместиться на пальцах и смеюсь, потому что вот эти полоски металла, что сейчас на мне, стоят столько же, сколько какая-нибудь квартира в центре Нью-Йорка. Стоила. Теперь уже не стоит.
Примеряю броши, серьги, кулоны. Разглядываю себя в зеркало, а потом, когда украшение надоедает, просто выбрасываю его в сторону, прямо на пол. Проходит десять минут, и вот под резиновой подошвой кед скрипит золото с брильянтами. Забавно.
Ухожу с пустыми руками (не считая воды и таблеток), мне ничего не интересно и ничего не понравилось, зато я убила целый час времени, и мне было не скучно. Всякие дорогие безделушки весьма комично смотрели на моем перепачканном лице и на рваной футболке, которую я выудила из магазина сегодня утром, но уже успела где-то зацепить.

А потом вдруг раздается выстрел, и у меня сердце уходит в пятки. У меня с собой кольт, воткнут в джинсы со стороны спины, одна я почти не пользуюсь им, только когда совсем нет иного выхода. Боюсь звука выстрела, и боюсь того, что следует за ним.
Вылезаю обратно на крышу и оглядываюсь. По какой-то непонятной причине, мне хочется посмотреть, кто стрелял, потому что последний раз я видела человека неделю назад, очень мельком. Перепрыгиваю с одной крыши на другую, уговаривая себя в том, что нет, я вовсе не тоскую по общению с другими людьми. Просто человек может быть уже мертв к тому моменту, когда я доберусь до него, и у него может оказаться что-то полезное, что я подберу. Никаких сантиментов, я вас умоляю...

Но человек оказывается жив. Я выглядываю из-за бортика крыши аккуратно, чтобы не привлечь внимание. Наблюдаю за тем, как высокий мужчина отбивается от зомби, их четыре штуки, несколько побеждены, и еще парочка направляется сюда из-за угла, я видела, когда шла. А потом человек поворачивается так, что я могу разглядеть его лицо. В ту же секунду я забываю об осторожности и выпрямляюсь, потому что удивлена и не могу поверить своим глазам.
- Ну охуеть не встать! Какие люди! - я присаживаюсь на тот самый борт крыши, за которым пряталась, а затем прыгаю вниз, приземляюсь на огромный мусорный бак, плотно закрытый крышкой. Мы в каком-то узком переулке, таких баков здесь полно. И с него вполне можно забраться обратно на крышу...
Зомби еще пока не обращают на меня внимания, но я обращаю на них. И пока Лиам достаточно легко расправляется с ближними Ходячими, я замечаю, что головы как раз на уровне моих ног. Замахиваюсь клюшкой, прямо как настоящая спортсменка, и со всей дури ударяю по голове, от чего мозги летят в разные стороны (самое главное - не в мою), а мертвый мужчина оседает на землю, теперь уже окончательно мертвый. Кровью и мозгами забрызгало всю стену напротив, а заодно и Лиама, смеюсь над ним. - Весело тебе тут, смотрю? Вон оттуда слева идут еще трое.

[NIC]Lola Hunter[/NIC]
[STA]http://funkyimg.com/i/2aT8B.png[/STA]

+1

3

[AVA]http://savepic.net/8059816.png[/AVA]Паршиво оказаться зажатым. Лиам с самого начала пиздеца знал, что вот это и станет самым паршивым. Тиски, капкан. Вонючки не умеют строить планы, но они одержимы инстинктом пожрать, а поэтому идут на тебя разными векторами с разных сторон. И теснота тут – самый главный враг. Лиам всегда знал, что быть пойманным ему очень не нравится.
Тем не менее, у ирландца тоже функционировал инстинкт на пожрать, а поэтому были необходимы вылазки. И, хотя вылазки предполагают какое-то  постоянное жилье, а Лиам был им обделен вот уже месяц, он называл свои рейды именно так. Цель – найти выход из нагнетаемого пиздецом отчаяния.
Запад пал быстро. Две или три недели между первыми тревожными сообщениями и первыми стадами Вонючек. Сакраменто было местом дислокации 79-й пехотной бригады национальной гвардии. Какое-то сопротивление и организация с их стороны еще были, а потом они просто пропали. Скорее всего, Шайенн. Если правительство с силовиками и укрылось, то там. И поэтому к Колорадо Лиам и близко оказаться не желал. Ходили слухи об операции «Кобальт», но ресурсы информационного мира были утеряны, и Флэнаган относился к ним не более чем скептически.
И вот он оказался в тисках. Саттер Крик, мелкий городишко без жителей. Живых. Билл ошивался тут второй день, и живых не видел.
Машина осталась где-то в квартале отсюда сзади, когда впереди вышли четверо Вонючек, а сзади слева подтянулись еще трое. В магазин слева долбилась некая вонючая мадам, которая вскоре решила обратить весь свой шарм и интерес на такого импозантного мужчину, как Лиам Флэнаган.
Херово…
Лицо Лиама обрело уныние, которое вкупе с небритостью делало его очаровательным небритышем. Или бомжом и алкоголиком. Уныние было из-за попытки уйти через переулок, по которому на шум тащились еще трое.
И о глушителе не подумал сразу…
Прикручивать его к родному вот уже несколько лет «глоку» не было времени, поэтому Флэнаган со всем отчаянием прицелился и снес подгнившему развозчику пиццы, которого когда-то звали Марк, судя по бейджу, приблизительно четверть головы. Правую левую четверть черепа. Отступать начал куда-то назад и вправо, намереваясь уйти по мусорным бакам. Еще два выстрела оставили без былого любопытства пару Вонючек.
Маты сверху прошли прекрасной музыкой по душе ирландца по массе причин: во-первых, разумная речь в такой компании была как нельзя кстати, во-вторых, голос был до боли знаком, в-третьих, какой Флэнаган не любит матов в качестве приветствия.
– Лола?
Та дама, которая ранее ломилась в ювелирку, в порыве страсти уже тянула к Флэнагану руки, после чего от этой любви брызнула гнилыми мозгами в небеса. Еще один спереди, один сзади.
Сзади чисто…
Лиама окатило чужими мозгами и кровью, что и принесло осознание чистого тыла. Чистого от Вонючек. Не от вооруженного живого человека, умело сносящего мозги клюшкой для гольфа.
Билл повернулся в полоборота, оставляя в полусфере, которую мог видеть, Лолу Хантер, девушку из недавнего прошлого. Пожалуй, уже недостижимого никогда.
Оставшиеся трое, шедшие в переулок, были на допустимом для выстрела расстоянии, а поэтому быстро легли грудой гнилой плоти на асфальт.
Флэнаган поравнялся с девушкой, все еще улыбаясь. Не прекращая улыбаться, взял ее за ногу и дернул вниз, отчего она приложилась задницей о металлическую крышку мусорного бака, выронила клюшку и сползла вниз, осев на землю. Ирландец поднял девчонку за шкирку, приставил к скуле ствол, держа палец вдоль ствола подальше от спускового крючка. Улыбка пропала на звучном ударе лолкиной задницы о металл.
– С кем ты?
Руки обшарили девушку, не стесняясь сжимать грудь и бедра, что, впрочем, не несло никакого подтекста кроме собственной безопасности. Она продолжала молчать, глядя волчонком.
– Я только дважды спрошу. Сколько вас? Или к ним, – Лиам кивнул на валяющихся Вонючек.

Отредактировано Liam Flanagan (2016-04-26 13:56:50)

+1

4

Ладно, хорошо. Вот это всё, то, что сейчас происходит - это просто пиздец, какая неожиданность. И пока я занята зомби вокруг себя и, соответственно, ирландца, я не ожидаю каких-то там особенных проявлений чувств, безопасность превыше всего, да?
Но когда Ходячие ровным, мерзким рядом разложены по асфальту, и опасности больше не представляют... не знаю, на что я рассчитывала. На объятие, может быть? Да, скорее всего, именно на него. В смысле... Я не какая-то ебанутая фанатка объятий или теплых чувств, но когда ты встречаешь человека из своей старой, такой привычной, и такой далекой жизни, невольно испытываешь радость.

Я никогда особенно не жаловалась на свою жизнь, меня всё в ней устраивало, однако, как самый обычный человек, я могла жаловаться и желать каких-то изменений в лучшую, более простую сторону. Если бы кто-то спросил меня сейчас... Черт, да у меня была идеальная жизнь! У всех у нас была идеальная жизнь, даже у бомжей с улицы была идеальная жизнь, потому что все вокруг были живы, и над тобой не висела двадцать четыре часа в сутки угроза быть сожраным заживо.
Но с той жизнью я уже давным давно распрощалась. Сначала ты цепляешься за неё, не хочешь отпускать, страдаешь и надеешься, что её еще можно вернуть. Но время идет, тебя всё дальше уносит от родного города и его улиц, время и пережитые ужасы стирают из памяти образы людей и зданий. Прошло не так много времени, я помню, что Аарон, например, был кудрявый и с голубыми глазами, но лица вспомнить уже не могу. Помню розовые волосы Исы, помню татуировки на теле Джека, но это только факты. Я закрываю глаза и не могу вспомнить, как они выглядят. Размытые круги телесного цвета, вместо лиц. Томас был единственным, что связывало меня с прошлой жизнью, но и его тоже не стало, и я не любила вспоминать о своей жизни в Сакраменто. Большинство из тех, кого я знала и любила, мертвы. Они со мной теперь только в снах, и эти сны сложно назвать приятными.
И вот, Лиам. Знакомое лицо, я была рада, что он жив, и да, попробуйте осудить меня за то, что я ожидала какого-то другого приветствия.

- Блять, - шиплю сквозь зубы, когда жопой ударяюсь сначала о металлическую крышку, затем об асфальт. Блять! Я сейчас вообще вот не поняла, что произошло, и уж точно не ожидала от ирландца такого подвоха. Смотрю на него со смесью недоумения и злости, когда он встряхивает меня, поднимая, и приставляет к лицу пистолет. Мне страшно, но не так, чтобы очень сильно. Лола из прошлой жизни испугалась бы дула пистолета намного сильнее. Но Лолы из прошлой жизни больше нет, как и прошлой жизни, в общем-то, тоже совсем нет. Теперь я понимаю это окончательно. Желание зареветь в такой ситуации - вполне естественное, но у меня даже глаза не становятся более влажными. Руки Лиама шарятся по моему телу, и он вот-вот нащупает кольт, засунутый за пояс. Ну уж нет...
- Пошел ты нахуй, Лиам Флэнаган, - рычу, и он стоит достаточно близко, чтобы я могла ударить его в живот, одновременно с этим приседая и отскакивая куда-то в сторону. Раньше я сетовала на то, что у меня нет времени на посещение тренажерки. Но с этим новым ебанутым миром, никакой тренажерки не нужно было. Если ты выжил, то ты автоматически быстрый, сильный и выносливый. Даже если ты всего лишь мелкая, низкая девочка.
Может быть, это глупо. Может быть, он сейчас в меня выстрелит. А может быть и нет, потому что я хватаюсь за клюшку и еще даже не выходя из своего присида, ударяю ему по руке, выбивая глок из рук. Пошел ты нахуй, Лиам Флэнаган. У меня тоже есть оружие, но я не размахиваю им, как ебаным жезлом. Достать его, кстати, довольно быстро.
Тяжело дышу и смотрю на него исподлобья. Ненавижу. Этот гребаный мир, этот гребаный хрип Ходячих где-то поблизости, и тебя, Лиам, я тоже ненавижу. - Я одна, если это прям так охуительно важно, - выдыхаю и, если честно, не знаю, почему до сих пор стою и смотрю на него. Надо сваливать, пока на выстрелы не собрались все долбаные Ходячие этого мира. - Тебя не учили говорить спасибо? - вместо "счастливо оставаться, еблан". Кто бы мог подумать, что зомби-апокалипсис прибавит мне терпимости к людям?

+1

5

Волчонок огрызнулся. Огрызнулся, не сдерживая ругательства. Сначала Лиам подумал, что это банальное женское возмущение от того, что он начал было обшаривать ее, подумал даже, что его поползновения к ремню она может принять за попытку изнасиловать ее. И только нащупав рукоять за ее поясом, Флэнаган понял причину лолкиного энтузиазма. Понял, в следующий миг хватая ртом воздух после острого тычка в солнечное сплетение.
Раскис. Понадеялся на силу и получил под дых. Девчонка рванулась вбок, выскользнув из руки змеей.
– Спасибо, что не по яйцам, – с кашлем прошипел ирландец, начиная разгибаться и восстанавливая сбитое ударом дыхание.
Удар по запястью вызывает новую боль, которая, при этом, холодный расчет Билла стала превращать в тупую злобу. Глок ударился о стенку мусорного бака и, с болезненным звуком шлепка пластика по асфальту, упал в паре метров от хозяина. Лиам ощупал запястье. Лучевая цела. Восстановление после любого перелома в нынешних условиях было бы сущим адом. И закончиться могло бы еще хуже. Тем более если это правая рука. Вот же сучка.
Флэнаган выпрямился, глядя на Лолу как на обед.
– Еще раз попытаешься меня покалечить – я тебя убью.
Он произнес это тихо и ровно, совсем не в унисон ее истеричным выкрикам. Да, клюшка в ее руках. А он безоружен, да и рука распухает как падла. В гематоме тоже нет ничего приятного, но это пройдет, и быстро. И, тем не менее, Лиам угрожает ее убить. Парадокс.
– Спасибо, Лола, – будучи на голову выше нее, он, тем не менее, взглянул исподлобья, – Каких еще любезностей тебе не хватает? Поинтересоваться родными? Положением дел? Здоровьем? Планами на жизнь?
Флэнаган молча прошел до глока и поднял его. От продолжавшей угрожать клюшкой девчонки только отмахнулся, послал на хер, вытащив из кармана на набедренной кобуре глушитель, и молча прикрутил его к стволу. Перевел на предохранитель и опустил ствол в землю.
– Пошли, – Лиам кивнул и стал выжидать, пока Лола послушается. Она молчала, – Не, ты правда ничо не понимаешь, Хантер?
Упоминание по имени  вызвало неприятные мурашки на спину ирландцу. Вот и ассоциации с родней. Ее отец был, пожалуй, единственным, что их связывало, не считая ту кратковременную связь, которую они родили между собой сами.
– Если ты одна, я рад, хотя и пришлось узнать это под дулом. Если не одна – я тебя убью, а твои друзья убьют меня. Или нет. Плевать. Я раньше-то мало кому верил, а сейчас впадать в сантименты точно не буду. Я тебе в морду стволом тыкал, ты мне чуть кисть не сломала, считай, что квиты. Жизнь учит справедливости, – и он повторил, – Пошли. Пока Вонючки не набежали.
Ирландец увидел некоторое недоумение на лице Лолки.
– Я их так зову. Нет, я сам не то чтобы ежедневно моюсь последнее время, но они мое чуткое обоняние с самого начала терзают. Ну ты понюхай, – Билл ткнул стволом в сторону одного из распластавшихся в переулке мертвяка, – Они же гниют под местным теплым солнышком. У меня, кстати, на это надежда. Разложатся до мозгов и сдохнут все. Пойдем.
Позвав девчонку в третий раз, Билл пошел из переулка, держась по улице на двойном расстоянии вытянутой руки от ближайших зданий. Здесь следовало идти быстро, но тихо. Поэтому он шепнул:
– Смотришь влево. Я слежу справа и впереди.
Пройдя квартал до оставленной машины, Лиам ухмыльнулся, увидев ее снова, после чего перевел взгляд на закатившую глаза Лолу.
– Бензин через полгода-год придет в негодность. Нет смысла экономить. Ну что, куда подвезти? Если некуда, предлагаю доехать во-о-о-о-от до того холма и проверить дома там. Возможно, получится и остановиться в каком-то. Машину оставим чуть вдалеке и подойдем пешком. Я так делаю, – увидев, что Лола попыталась что-то сказать еще, перебил, – Поговорим не здесь.
На перекрестке стоял Cadillac Escalade в прошлогоднем кузове, который Билл подобрал неделю назад на окраине Сакраменто.[AVA]http://savepic.net/8059816.png[/AVA]

+1

6

- Еще не вечер, - продолжаю огрызаться, изо всех сил стараясь отогнать от себя мысли о том, что соскучилась по общению с людьми. Даже огрызаться и спорить, и то было приятно. Мир очень сильно изменился за последние годы, как и люди, которым удалось выжить, в число которых я входила. Раньше я считала себя в какой-то мере одиночкой, нет ничего страшного в том, что не хочется выходить из дома и общаться с людьми. Что не чувствуешь необходимости разговаривать, заводить друзей. Наверное, дело было в том, что вокруг тогда было много людей. К любому подходи и общайся... А теперь. Одни только полуразложившиеся мертвецы, и как ни стараешься, людей найти не можешь. Не то, что бы я искала, конечно, но...
Да я вообще, если честно, не была уверена в том, что мне нужны люди, до этого самого момента. Ты живешь один, барахтаешься в своих проблемах, которые никуда не деваются, маячат на периферии зрения назойливыми мушками, от которых не избавиться. Где найти еду и воду, где устроиться на ночлег, где найти чистую одежду, как не сдохнуть от скуки, когда разделываешься с проблемами хотя бы на один день. Такая своеобразная рутина, впрочем, не имеющая ничего общего с рутиной старой жизни. И всё же, разговаривать было приятно. Реагировать на чужие реплики, дожидаться чужого ответа. Я уже успела забыть, как оно...
- А если попытаешься еще раз меня облапать - я убью тебя, - произношу в тон ему, но в конце не выдерживаю и прыскаю, всё эти пафосные фразы, по-моему, звучат ужасно глупо. Как будто мы не в реальной жизни, а в фильме. Подбираю свой рюкзак и снова вешаю его за спину. Конечно, я бы не стала его убивать... Даже мысли подобной не было, в конце концов, я могла попробовать выхватить у него оружие, а не просто откинуть в сторону. Я сбилась со счета, когда дело касалось убийства Ходячих, но еще не убивала людей. Это было совсем другое...

Пропускаю мимо ушей все его ехидные комментарии, а затем иду следом. Думаю о том, что, если он одинок, одиночество не пошло ему на пользу. Впрочем, разве с кем-то другим обстоятельства сложились иным образом?

Недоуменно вскидываю брови, когда Лиам упоминает вонючек, а затем, когда он начинает говорить, не могу сдержать смеха. Конечно, они воняли, но я как-то научилась не обращать на это внимание, потому что воняло вообще всё вокруг, что-то сильнее, что-то не менее отвратительно. Безразлично окидываю кучу неподвижных тел взглядом, когда Лиам указывает на них, и пожимаю плечами. Ну да, наверное. Вонючки. Надо запомнить.

- Тебе прямо очень хочется, чтобы я пошла с тобой, да? - мне приходится перейти на бег, чтобы догнать его и поравняться. Тон заискивающий, и это - очень большой контраст по сравнению с тем, как я разговаривала с ним до этого. Хотя я, наверное, просто отошла от возмущения, обиды и удивления, и снова пытаюсь общаться с людьми, как общалась до этого ебаного апокалипсиса. Не держу на Лиама обиды, практически любой на его месте поступил бы точно так же. Он много командует, и я не знаю, как отношусь к этому... С одной стороны немного подбешивает, с другой, навевает воспоминания о прошлом. - А ты, тоже один? Вот же угораздило, да?

Забираюсь в его машину, стараясь не думать о том, что какая-то очень покладистая, и зачем вообще тащусь за ним, надо было разойтись еще в переулке. Однако мысль о том, чтобы снова оказаться одной, меня неожиданно пугает. Нет ничего зазорного в том, чтобы провести вблизи другого человека хотя бы день, а уже потом разойтись, да? Вот так я для себя решаю.
- Какой-то не очень респектабельный у тебя автомобиль. Я уже успела поездить на Ламборджини, хотя мне не понравилось, желтый цвет мне не идет, а другой найти не получилось, - хмыкаю, удобнее устраиваясь на сиденье, а затем смотрю на холмы, на которые он указал. - Не, я там уже была. Ничего там не осталось, - похлопываю себя по рюкзаку, а затем продолжаю: - Хотя проехать по этой дороге можно, там дальше, после домов, какой-то поворот и я так и не поняла куда: указателя нет. Вот там еще не была, может что-то найдем. Зачем оставлять машину так далеко?

+1

7

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » зверь не спит, путник сбился с пути