Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Хорошие дети не плачут. Глава седьмая. Парень важнее дружбы?


Хорошие дети не плачут. Глава седьмая. Парень важнее дружбы?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- дата: начало марта 2019 года, вечер;
- место: приют для сирот школьного возраста, спальня в корпусе взрослых девочек;

Энди через месяц исполнится семнадцать, и она уже полгода встречается с парнем, которого тоже зовут Энди. Со стороны он выглядит даже немного милым, и директор разрешает ему приходить к Фостер на территорию приюта. Попутно Рид толкает траву и учиняет драки, в этот раз жертвой плохого настроения юноши становится Ник Уэйн, парень Ким, которому Энди случайно, не разобравшись в ситуации, сломал нос, челюсть и ребро. Стоит ли говорить о том, что Энглерт напугана и взбешена тем, какой беспредел творит парень ее лучшей подруги?


[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]мы обе с тобой хороши[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhg.png[/AVA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/1a6a79c207653265997d2ffa3f2dc8e0/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco7_250.gif http://38.media.tumblr.com/90bd0c635e6987f2b56f96fcdb731a8f/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco8_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1

2

Поверить не могу. Это просто не укладывается в моей голове. Я сижу рядом с Ником в лазарете, на соседней койке и не могу отвести от него взгляда. Если бы меня просто привели в лазарет и показали, прости Господи, тело, я бы не узнала в нем своего Ника. На лице бинты, торчит только макушка и глаза, причем, под одним глазом начинает проступать здоровенный синяк. Грудная клетка тоже перемотана, не Ник, а какая-то мумия, только это совершенно-совершенно не смешно. Мне страшно и хочется разреветься прямо тут, но я держусь, потому что рядом сидит Джефф и с пеной у рта, самозабвенно пересказывает всё случившееся. С тех пор, как я сменила родной цвет на блонд, она как будто стала лучше ко мне относиться.
Мне с трудом удается сосредоточиться на писклявом голосе рыжей девушке, плюс, я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не дать ей по башке. Ник и Энди подрались. Нет, конечно же, не Ник и Джоэп, а другой Энди, которого привела Джоэп. Он такой классный и красивый, у него всё тело в татуировках, говорят, что его выгнали из школы, потому что он соблазнил учительницу. Что она несет...? Медленно поворачиваю голову и внимательно смотрю на Максвелл. Она серьезно думает, что мне интересно и приятно это слышать? Бам! Моя рука взлетает и я ударяю рыжую с такой силой, что она отлетает к стенке и так больно ударяется, что её красивое личико перестает быть таким красивым. Но, к сожалению, только в моих мечтах... Недовольно поджимаю губы и тяжело вздыхаю. Видимо, что в моем взгляде заставляет Джефф осечься и перейти от оды Энди Риду к пересказу истории. Ник и Джоэп разговаривали, когда вдруг Энди налетел на Ника и начал его бить. Разумеется, сразу их не разняли, у нас в приюте никогда сразу не разнимают, драки в порядке вещей. Но тут разнять все-таки стоило, и Рида оттащили только когда Нику было уже совсем худо. Слушаю это и внутри всё кипит. Снова смотрю на бедного, побитого Ника, на тыльной стороне ладони сбита кожа. Если бы Ник знал, что его будут бить, если бы на него не набросились так внезапно, он бы дал этому придурку сдачи - вот так я думаю. И да, помню Рида прекрасно, как он влез среди ночи к нам в комнату, вместе с Джоэп, а потом вдруг начал отираться около приюта, будто бы у нас медом намазано. И Энди с тех пор всё хуже и хуже... Точно. Энди. Я злилась, внутри всё кипело и взрывалось, но я не знала, куда это всё выплеснуть. Резко поднимаюсь на ноги, это так внезапно, что Джефф даже затыкается, что ей не свойственно. Последний раз смотрю на спящего Ника и уверенно направляюсь к выходу. Я не знаю, что скажу Энди... Не знаю, но разберусь на месте.

Я обхожу все здания, один за другим, спрашиваю людей, не видели ли она Джоэп, пока мне не рассказывают, что она находится в своей комнате. Действительно, где же еще ей быть...
Захожу в комнату и отпихиваю дверь с такой силой, что она грохочет, ударяясь об стену. Энди сидит на кровати, в её руках телефон, и я подлетаю к ней, словно бешеная фурия. О, теперь я знаю, что говорить. Первым делом вырываю у неё из рук телефон и отбрасываю в сторону, на другую кровать. Обрати на меня внимание, принцесса.
- Ты думаешь, это смешно? Какого черта произошло, Энди, ты думаешь что тебе здесь можно что угодно делать, да? Тебе и твоему придурку. Какого черта твой идиотский парень полез на Ника, ни с того ни с сего? Ты можешь хотя бы попытаться держать этого психа подальше от нормальных людей? - начала я голосом нормальным, но чем больше говорю, тем сильнее злюсь, и вот уже даже кричу на подругу. Лицо раскраснелось, кулаки сжаты, словно я драться собралась. Всю трясет, руки, ноги. Трясет, но голос твердый и злой.

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[STA]это твоя вина[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhh.png[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aUqF.gif http://funkyimg.com/i/2aUqG.gif
[/SGN]

+1

3

После того раза, когда Энди залез в приют впервой до того, как нас официально стали считать парой, прошло всего то ничего времени, меньше полугода. Сначала я долго игнорировала вопросы о том, кто этот парень в татуировках, который наведывается сюда все чаще и чаще, а затем мы с ним гуляли по приюту, я испачкала руку в краске и пошла ее помыть, дело было в нашем женском корпусе, куда Рида тоже пускали. Я хотела ополоснуть ладонь под струей воды в раковине и, убедившись, что в уборной никого нет, позвала Энди с собой. А затем все как-то так обернулось, что мы целовались: я, сидя на раковине и обнимая его ногам за торс и он, настойчиво залезающий руками мне под футболку. В это время дверь туалета тихо приоткрылась и перед нами возникла Ким, та самая Ким, которая моя лучшая подруга и волосы которой нравились Энди, это я запомнила. Она увидела нас вместе в ситуации, смутно напоминавшей дружескую. Сначала мне стало жутко стыдно, я хотела ее догнать и сказать, что это не то, о чем она подумала, но ведь это было именно то, так сколько можно врать и прятаться по углам? Почти все старшеклассники обжимаются по углам и занимаются сексом, я же ничем не хуже той же самой Ким, об отношениях с Ником которой все знали уже давно. Я к ним не лезла и теперь, когда рядом со мной мой сильный, веселый и остроумный Энди, мне даже смешно от смысли, что мое сердце могло стучать сильнее в присутствие Брюса. И что я в нем нашла три года назад? Подумаешь, напустил на себя важный и угрюмый вид… Тогда мне казалось, что это загадочно и круто, сейчас я понимала, что он, возможно, был даже более забитым, чем другие мальчики. Всегда ходил рядом с Гарри и почему-то меня не любил больше, чем все остальные, еще до того, как я попала в семью.
А сейчас многие завидовали тому, что у меня есть айфон, который я в общем-то и не просила, но после того, как я пропала на неделю, развлекаясь с Ридом и гастролируя по США в качестве сопровождения наркоторговца, мать вручила мне коробку с новой моделью и заявила, что ничего не желает слушать, поэтому мне пришлось принять дорогой подарок и деревянный чехол с совой к нему в придачу. В приюте я боялась, что у меня его отберут, но, кажется, когда я связалась с Энди, боялись уже меня. Не так посмотрели, не так подышали рядом со мной — Рид заводился моментально, а я… Меня это не смущало. Всегда в приюте я сама за себя стояла, сама за себя дралась, и, наконец, появился человек, который сам того не замечая, брал ответственность за мою жизнь на себя. Я отвечала ему тем же, и, если бы кто-то сильнее набросился на моего Энди, я бы не осталась стоять в стороне.

Сегодняшний день ознаменовался очередной неприятностью. Я хотела подняться в женскую спальню и переодеться в более удобную футболку, как на пути меня перехватил Ник. Он притормозил за предплечье и спросил, не говорила ли мне Ким ничего такого… Они не общались уже два дня, и парень (бедныйнесчастныйпарень) переживал о том, как бы его подружка не опрокинула его навсегда. Я хотела обойти Ника, и, пожав плечами, сказала, что нет, ничего не знаю, а затем… Затем он сам как-то резко отошел, я бы сказала, что даже отлетел, впечатываясь позвоночником в стену.
Вскрикнув, я отскочила от парней, замирая в дверном проеме. Если бы это был не Брюс, я бы, может, попыталась оттащить Энди или начала просить об этом других ребят, а так все просто стояли и смотрели, как мой парень превращает лицо их товарища в месиво. Кажется, Энди успел тут завоевать хорошую репутацию.
Думаю, что сейчас они закончат, и я объясню Риду, что Уэйн вообще не вариант, он мой враг номер два, и иногда, особенно в последние три года, бесил больше Месси. К тому же, Месси давно забрали, и место врага номер один перешло к Нику. Я не обращала на него внимания только из-за того, что он парень Ким, даже хорошо, что я перестала по нему сохнуть, от одной только мысли о поцелуе с Уэйном сейчас меня тянет блевать.
Когда их, наконец, разнимают, я подбегаю к Энди, хватая его за руку, но парень отпихивает меня и уходит так быстро, что я не успеваю его догнать, да и вообще нахожусь в замешательстве. Что это, блин, было? Если ревность, то явно стоит просветить Рида в «тонкости» наших отношений с этим парнем. Вокруг Ника уже столпились друзья, я же не реагирую и молча захожу в спальню, закрывая дверь. Пишу Энди несколько сообщений:
«Ты не так все понял».
«Это был парень Ким, спрашивал, почему она с ним не разговаривает».
«Возьми трубку».
«Блять, трубку возьми, дебил, я сказала».
«Приходи завтра после…»

Не успеваю дописать последнее сообщение, как дверь с грохотом распахивается и в проеме появляется Энглерт. Светлый цвет волос делает из нее какую-то стерву, но я молчу, не в моих правилах диктовать людям, как краситься и одеваться, но мне она больше нравилась рыжей.
— Что случилось? — Равнодушно поднимаю на нее глаза, продолжая сидеть на кровати по-турецки и держать телефон. — А, ты о Брюсе. — Надоела она мне уже со своим Ником, и вообще это все мне не нравится, все, что творится в нашей группе последнее время.
— А что, нельзя?Давно уже пора понять, милая Ким, что мне действительно, можно делать тут все, что угодно, меня любят. Сейчас я слишком злая из-за того, что Рид мне не отвечает и не берет трубку, а Энглерт назойливой мухой зудит под ухом.
— В душе не ебу, честно, — встаю с кровати и беру свой телефон, проверяя, нет ли входящих. — Если придет завтра, возьми, да и спроси у него, м? Ким, я от тебя устала, от того, что ты вечно ко мне придираешься и лезешь в мою жизнь. Энди я обязательно посажу на цепь, а ты будь добра, иди нахрен отсюда, договорились? — Мне не нравится ее взгляд и ее отношение ко мне с тех пор, как я начала жить своей жизнью, увлекаться чем-то вне приюта, рассказывать о своих поездках по штатам… Наверное, она мне завидовала, жаль, я не могу ответить ей тем же, лишь бы не захлебнулась в своей желчи.
Интересно, сильно ли досталось Уэйну и не нажалуется ли Ким снова воспитателю… В этот раз перспектива наябедничать не кажется мне такой хорошей, но я молчу, не желая подстрекать Ким на глупые поступки. 

[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]мы обе с тобой хороши[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhg.png[/AVA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/1a6a79c207653265997d2ffa3f2dc8e0/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco7_250.gif http://38.media.tumblr.com/90bd0c635e6987f2b56f96fcdb731a8f/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco8_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1

4

Если честно, я совсем этого не ожидала. Мы с Энди никогда не ссорились, считались лучшими подругами, а я вообще, кажется, отродясь ни на кого не повышала голос, кричать, ругаться и плеваться мне не нравилось. Не совсем мой стиль... Но сейчас я просто не выдержала, в коем-то веке не хватило сил и выдержки, чтобы держать себя в руках и хотя бы внешне выглядеть спокойной. Мыслями я невольно возвращаюсь к тому, как Нику было больно, когда его фактически избивали, и от этого я начинаю злиться сильнее.
Я не зря сказала, что мы именно считались подругами, потому что, положа руку на сердце, у меня бы уже не вышло сказать, что мы действительно подруги. Сначала её забрали домой, и я искренне старалась радоваться за неё. Но затем она, вместо того, чтобы остаться в своей новой, красивой жизни, решила вернуться сюда. Мне было этого не понять, и хотя я изо всех сил старалась любить Джоэп, как раньше, непонимание с каждым годом росло всё сильнее, и с ним было сложно справиться. Как и с завистью. Да будь у меня возможность поменяться с ней местами, меня бы тут больше не увидели! И плевать, что она там говорит, мол, в частной школе сложно, все обзываются. Она просто недостаточно старается! Должна выкинуть из своей головы приют, выкинуть прошлое, и тогда бы её приняли везде, ведь каждая дверь открыта. Куда ни глянь, везде, всё открыто! Возможно, на мне были розовые очки. Возможно, я не понимала истиной ситуации, но как же я могу понять, если я ничего не видела в своей жизни, кроме алкашей-родителей, и приютов?

Энди поднимается на ноги и я невольно сравниваю нас. Она выглядит старше, она выше, в то время как я маленькая и щуплая, выгляжу младше своего возраста. На мне платье, красное, я сшила его сама, и оно было моим самым любимым. Я уже почти перестала носить вещи, которые шила сама, мне было неловко, но от этого платья отказаться не могла. На Энди драные джинсы в обтяжку, футболка, кожаная куртка по типу косухи, но более женский вариант. Волосы небрежно растрепаны, пожалуй, она была похожа на своего Рида, смотрелись они вместе хорошо. Смотрю на нас словно со стороны и поверить не могу глазам. Когда-то мы были очень похожи, одинаковая прическа, одинаковая одежда, и нам это нравилось, мы были как сестры. Что же случилось? Почему всё так?
Но изменился не только внешний вид Энди, изменилась она сама. Прежней Энди было бы не наплевать, что случилось с Ником. Прежней Энди было не наплевать, что происходит со всеми нами, она искренне интересовалась нами, переживала, поддерживала. Откуда ей знать, что Ник уже давно относится к ней нормально? Не ненавидит, как прежде, они могли бы даже подружиться, если бы Джоэп видела что-то кроме своего распрекрасного Энди.

Её слова жестокие и злые. Сначала я даже теряюсь, потому что, повторюсь, опыта в ссорах у меня практически нет, но затем все-таки нахожу, что ей ответить: - Я не придираюсь и не лезу в твою жизнь. Я могу вообще больше к тебе не подходить, раз ты так это себе всё видишь, но прямо сейчас твоя гребаная жизнь касается моей, и мне это не нравится. У него сломано ребро и сломан нос, вывихнута челюсть! Неужели тебе плевать, вы же выросли вместе, ты его знаешь дольше, чем меня! Да он тебе нравился, в конце концов, что с тобой не так-то? - я снова начинаю спокойно, а к концу не могу сдержаться и перехожу на крик. Господи, мне мерзко от того, как Джоэп себя ведет...
- Что ты вообще тут делаешь, Джоэп, что ты тут забыла, если тебе так насрать на нас всех? Это тебе стоит проваливать и больше не возвращаться! И да, ты знаешь, пожалуй я действительно пойду. Только не нахрен, а к директору, рассказать, как твой придурочный парень избил Ника. Ноги его здесь больше не будет! - что с ней разговаривать вообще? Надо было с самого начала идти к директору. Разворачиваюсь и собираюсь уходить.

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[STA]это твоя вина[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhh.png[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aUqF.gif http://funkyimg.com/i/2aUqG.gif
[/SGN]

+1

5

Не знаю, в какой конкретно момент все пошло наперекосяк, когда именно что-то щелкнуло и я поставила себя и Энди выше, чем своих друзей. В тот момент, когда в четырнадцать лет я вернулась в приют, и меня никто не поздравил с Днем Рождения, и весь вечер я прорыдала в туалете, а потом пошла на дискотеку и увидела Ника с Ким, до боли закусывая губу и пряча мокрые глаза за плечами Месси? Или в тот момент, когда этот Ник кричал на меня в столовой и намекал на то, что мне надо уйти из приюта? Или когда Ким с презрением и жестокостью смотрела на дорогие вещи, которые я раздавала в «Городе детей»?
Сначала я, действительно, хотела быть такой, как они. Я приходила сюда и снимала дорогую одежду, новую, из магазина, чтобы переодеться в старую футболку и джинсы, чтобы быть как все, как долбанные зэки в тюрьме в полосатых пижамах. А затем, лет с шестнадцати я поняла, что нет ничего плохого в индивидуальности, что не стоит прогибаться под друзей, не стоит слушать все, что они говорят, и говорят чаще из-за того, что завидуют. Я перестала заниматься благотворительностью и приходила сюда теперь не так часто, как раньше, скорее к тем, кто меня любил: к мистеру Хопсу, к воспитателям, к Эми и Эну, которые, кажется, тоже встречались, и я была за них искренне и от души очень рада. А еще тут нравилось Энди, он иногда сидел на газоне и смотрел на наши тренировки, я все еще была капитаном команды по футболу, но сдавала позиции и задумывалась над тем, чтобы уступить это место кому-то из младшего поколения. Футбол меня интересовал, как и прежде, но вот эти люди уже нет, я перестала болеть и переживать за команду, я сильно изменилась за последний год. Я больше не старалась всем нравиться и чаще говорила то, что думаю, а не то, что не обидит собеседника. Я перестала замечать любое отношение сверстников к себе: и тот момент, как Ник перестал меня ненавидеть, и зависть Ким, и подхалимство Джеффри, из меня как будто что-то вытащили, я перестала ощущать себя тут как дома. Мой дом был рядом с Энди, и, если бы он захотел на Марс, я бы полюбила и Марс.
Теперь Ким, встревоженная и злая, стоит напротив меня, трясётся, сжимает кулаки, и мне ее мелочные переживания в рамках приюта кажутся такими смешными и жалкими, как и она сама в этом своем самодельном красном платье. А ведь это я предложила ей шить нам одежду и до сих пор бережно хранила несколько шорт и комбинезонов, сделанных ей для меня по моему эскизу, но там, за воротами приюта, над ней бы смеялись, как и надо мной. Именно поэтому на мне стильные джинсы с заниженной талией, облегающие бедра, футболка, в кой-то веки не из приюта, а из бутика, купленная за пару сотен долларов, натуральная кожаная косуха, ремнем обхватывающая талию под ребрами, и мне совершенно плевать, что об этом думает Энглерт.
Ким никогда не видела моих слез, наверное, думает, я высокомерная и сделанная из стали; я же устало сжимаю виски, чтобы заглушить ее крик.
— И давно у тебя голос прорезался, Ким? — Стою и смотрю на нее, жду, пока она проорется и оставит меня в покое. Когда девушка перечисляет все увечья, нанесенные Энди Нику, я сжимаю кулаки, чувствуя, как боль обжигает горло и слезы подбираются к глазам. Я не жестокая, я не злая, но где все эти люди были последние три года? Почему я должна обо всех переживать, а обо мне думает только Энди? Ничего не отвечаю, мужественно молчу, надеясь, что Ким соизволит заткнуться. Мне стало жаль Ника, и я бы побежала к нему в лазарет с горстью леденцов, как раньше, вот только за десять лет, что я в приюте, он не заходил ко мне ни разу и только смеялся, когда мне было плохо. Обида переполняет сердце, и, чтобы не разреветься, я с силой прижимаю ладонь к переносице, делая вид, что кашляю.
Ким, прошу тебя, убирайся, не стоит ворошить прошлое. Когда она упоминает о том, что Брюс нравился мне, я с силой ударяю ладонью по тумбе, глядя на нее со злостью и жестокостью. Вот именно, он нравился мне, и что это значило для Ким? Правильно, плевала подруга на мои чувства!
— И что с того, я была ребенком, РЕБЕНКОМ! — Повышаю голос, продолжая уже с вызовом. — А что для тебя это значило, а? Я для тебя вообще хоть что-то значила? Мои мысли, мои чувства, мои переживания? — Теперь я считаю, что Энглерт просто было выгодно со мной дружить, я всем интересовалась и умела найти подход к каждому обитателю приюта, я и сейчас могу, но, помните, спрос рождает предложение? Спроса на мое хорошее поведение больше не было, меня уже забрали и нет смысла нравиться всем, нет цели. — Иногда я вообще жалею о том, что связалась с тобой, — хочу добавить что-то о том, что лучше бы ее в девять лет запинали старшаки, но не хватает духу, потому что глубоко в подсознании я люблю Ким, у меня не было другой лучшей подруги.
— Да, нам с тобой не по пути, — это ее дом, и она имеет право меня прогнать, я осматриваю стены, поднимая влажные глаза, потолок, тумбочки, кровати, все это такое родное, но неприветливое. Наверное, так чувствует себя взрослый ребенок, от которого отказывается мать, он тянется к ней, любит ее, но он то ей уже не нужен. — Доносить твое призвание, я смотрю, жаль, что сразу не разглядела этого таланта, — скрещиваю руки на груди и сжимаю губы, пусть только попробует заикнуться о чем-то директору и поставить под сомнение мою репутацию и нахождение Энди в стенах приюта. Мы уйдем, когда сами захотим, а не когда Ким вдруг решит устанавливать здесь свои порядки. — Беги же, — вскидываю брови, уступая ей дорогу и подходя к двери, чтобы распахнуть ее для Ким.
Я никогда не считала ее предательницей и стукачкой, хотя, помнится, она очень сильно попала на эту тему три года назад, и понадобилось очень много времени, чтобы отмыть репутацию и заслужить по новой доверие друзей, но память-то многих из нас не подводит.

[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]мы обе с тобой хороши[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhg.png[/AVA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/1a6a79c207653265997d2ffa3f2dc8e0/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco7_250.gif http://38.media.tumblr.com/90bd0c635e6987f2b56f96fcdb731a8f/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco8_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1

6

- Была ребенком, а стала безразличной гадиной! - конечно же, я так не думала. Ну, возможно, где-то очень глубоко в душе, и сама себя корила за подобные мысли. Уже очень скоро мне будет смертельно стыдно за то, что я тут наговорила, но прямо сейчас мой словесный поток похож на снежную лавину. Неосторожный звук, и вот уже кубометры снега несутся вниз по склону с устрашающей скоростью. Никто и ни что не может остановиться эту лавину. Даже я, ведь эта лавина - всего лишь слова, которые очень долго во мне копились.
- Как ты можешь так говорить? Ты же моя лучшая подруга! Я всегда была за тебя, всегда переживала и всегда любила! - голос становится сиплым. Больше не получается кричать, щиплет в носу, и мне хочется разрыдаться прямо здесь и сейчас. Я не ожидала, что до такого дойдет. Я думала, что Энди извинится, мы вместе пойдем к Нику, и всё обойдется... Но похоже, я уже не знаю Энди так хорошо, как знала раньше. - Это не моя вина, понимаешь? Что ему понравилась я, а не ты, не надо меня в этом обвинять! Ты никогда вслух не говорила, что он тебе нравится! Только уже потом, когда мы... - замолкаю и смотрю на неё со слезами на глазах. Кусаю губы, чтобы физической болью отвлечься от того, что происходит внутри. Потому что ощущение у меня такое, будто мне нож между ребер всадили. Вот так это больно, ругаться с лучшей подругой. Кажется, я впервые оправдываюсь перед ней за всю эту ситуацию с недо-любовным треугольником: - Я понравилась ему, а никто другой бы... - судорожный вдох, надо все-таки произнести это: - не взглянул на меня, - вот это уже совсем тихо, и слава Богу, что мы в комнате пока еще одни, я только Энди могу признаться, пусть и в ссоре.
Я правда так считала, всерьез думала, что Ник - мой единственный шанс на отношения в этих стенах, а отношения в нашем возрасте были почти у всех. Я была не права, думала о себе хуже, чем есть на самом деле, но это правда, я действительно так считаю. Я люблю Ника, честное слово люблю, и очень рада, что он пригласил меня тогда на танец, а затем завертелось... Вот Энди нашла себе Энди, плюс, она нравилась многим мальчикам в приюте. У неё было полно вариантов, а у меня...

Следующие её слова - как пощечина. Я задержалась у двери, чтобы доругаться до конца, ведь нам было, что друг другу сказать, но теперь бесконечно жалела об этом. Даже отшатываюсь от неё, делаю шаг назад, потому что это больно и подло, неужели она правда так считает?
Стою около двери и меня качается, словно на волках. Туда-сюда, туда-сюда... Звуки вокруг куда-то исчезли, есть только мой голос в голове, и голос Энди. Нужно было уйти... Нужно было уйти, черт побери, я не хочу слышать ничего из того, что она говорит!

Энди бьет по самому больному. По нашей дружбе, ведь в приюте она была одним из самых важных людей для меня. Она первая, кто поговорил со мной, именно она помогла мне раскрыться и придти в себя после прошлого приюта. Я была бесконечно привязана к Джоэп, хотя с годами привязанность все-таки сходила на нет.
Она бьет по моей репутации, говорит, что я доносчица, и это - тоже больная тема. За все годы в приюте, это - третий раз, когда я иду жаловаться воспитателям, однако, по какой-то необъяснимой причине, за мной закрепилась репутация доносчицы. Никто не говорил мне этого в лицо, общались со мной нормально, но где-то в своей голове думали обо мне в подобном ключе. И мне никогда не понять, почему защищать то, что любишь, даже если для этого надо пожаловаться взрослым - плохо. И я делаю это... В моей голове возникают очень злые, едкие фразы, я не думаю так на самом деле, я пожалею о них в тот же момент, когда произнесу, но Энди первая начала.
- Закрой свой рот и не смей говорить, что я доносчица. Никогда бы я не стала ею, меня бы не дразнили и не ненавидели, если бы не ты. Не стоило мне тогда беспокоиться о тебе, звать эту Энистон. Возможно тогда бы Гарри сломал тебе хребет, и проблем стало бы резко меньше, - я выплевываю эти слова, словно ядовитых насекомых. Они прожигают меня насквозь, пока внутри меня, а теперь пусть прожгут и её. Не кричу, говорю тихо, почти шиплю, как самая настоящая змея. Пока произношу это, подхожу к Энди совсем близко, а затем делаю то, чего сама от себя не ожидала... Замахиваюсь и ударяю её по лицу, ладонью, так что получается смачная пощечина.
И, кажется, я сама от себя офигела. Потому что уже в следующий момент смотрю на Энди удивленно и испуганно, перевожу взгляд на свою ладонь, которая пульсирует от боли. Мне хочется зарыдать. Мне хочется зарыдать и сказать, что я не хотела. Что это вышло случайно, извиниться и сказать Энди, что я её люблю. Но я молчу, замерла с растопыренными пальцами руки, которой ударила её, и тяжело дышу. Что же теперь будет?

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[STA]это твоя вина[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhh.png[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aUqF.gif http://funkyimg.com/i/2aUqG.gif
[/SGN]

+1

7

Драки случались в приюте почти каждый день, каждый день друзья, лучшие друзья, родные братья и сестры вдруг собирались выплеснуть накопившиеся эмоции и высказать друг другу в лицо прошлые обиды. Мы с Ким отличались от других пар девочек, водивших дружбу, тем, что ссорились очень редко, она была слишком робкой и стеснительной, чтобы высказывать свои претензии, а я слишком ветреной и отходчивой для того, чтобы считать, что у кого-то вообще могут быть претензии к моему умению дружить. Вот буквально через пару месяцев после этой ситуации я узнаю, что дружить, как оказалось, тоже не мой конек, ведь я общалась с людьми только до тех пор, пока не было ничего интереснее, и до тех пор, пока они находились рядом. Если бы меня воспитали в семье, наверное, у меня бы не было лучшей подруги, лучшего друга и вообще ничего лучшего.

Стала ли я себя безразличной гадиной? Возможно, даже если не гадиной, то равнодушие во мне проклюнулось так сильно, как никогда раньше. Они все мне надоели, и надоело то, что поятоянно говорили, что я делаю не так. Приношу вещи – плохо, не приношу – жадная. Нет парня – недотрога, есть парень – лучше бы встречалась с кем-то нормальным или ни с кем. Как же мне все это надоело! С тех пор, как у Ника и Ким завязались отношения, я всегда поддерживала ее, интересовалась тем, все ли у них хорошо, спрашивала о первом поцелуе и о том, любит ли она его. Ким говорила, что, кажется, да, и я находила в себе силы радоваться за близкого человека, не думать постоянно о том, почему не я понравилась Нику. Не я и не я, так случается, зато я нравилась многим другим мальчикам, сейчас я это уже понимала, и мне было бы жаль портить их будущее своим мировоззрением.

С Энди мы совпадали идеально: схожие интересы и взгляды на жизнь, жажда свободы и приключения, желание проживать каждый день ярко и интересно. Энглерт и слова хорошего о нем не сказала, хотя могла бы из вежливости, и меня это задевало. Если выбор ее, то я как всегда поддержу, а если мой – Джоэп опять сделала хрень.
Ничего не отвечаю на «гадину», лишь едва заметно мотая головой, мол, не могу с этим согласиться, но Ким прорвало. Мне тоже многое хотелось ей сказать, например то, что без меня она бы так и осталась серой и неприметной мышкой, и что ее бы скорее всего загнобили за репутацию доносчицы и превратили жизнь в приюте в Ад, если бы я не включала дуру и не делала вид, что не понимаю, кому и где она что рассказала, а она бы все равно так поступила, со мной или без меня.
Ким тоже считала, что я зря вернулась, что мне надо было ловить удачу за хвост и никогда о них, детях в приюте, больше не вспоминать.
- Нет, Ким. Если бы ты меня любила, ты была бы рада моему возвращению к приют. – Я устала кричать, мой голос теперь ровный и спокойный, я все еще надеюсь на то, что девчонка проорется, выплеснет свои эмоции и оставит меня в покое. Я не могу нести ответственность за то, как другие люди расценивают мои слова и поступки. Можно сказать фразу и вложить в нее определенный смысл, но другие люди увидят в ней еще двадцать три смысла, переживать о которых не хватит нервов.
– А я вернулась из-за тебя, я умоляла Клэр подписать все нужные документы, потому что мне ты, вы все, - обвожу руками комнату, - оказались дороже собственной кровати и компьютера.
Если бы она не побежала жаловаться, я бы не сказала этих обидных слов про стукачку, но теперь уже поздно. То, что она отвечает, повергает меня в шок.
- Не стоило, - резко и холодно отвечаю Ким, стоя у двери. И правда не стоило, я не просила. Может, судьба у меня такая – сдохнуть от травмы? – Возможно, - мы с ней будто бы поменялись местами, она говорила и говорила без остановки, а я просто отвечала на фразы, чтобы не молчать и поддерживать «беседу». Ничего не отвечать, значит подтвердить ее слова о равнодушии.
У меня давно уже были мысли, что миру станет лучше, если я сдохну, а Ким лишь укрепила мою уверенность в этом. Энди был единственной причиной жить и знать, что ты кому-то нужен, хоть немного. Хотелось верить, что со мной ему кататься по Америке веселее, чем в одиночестве. Его я еще не успела разочаровать.

В мыслях усмехаюсь тому, что те, из-за кого я так любила жизнь, эту любовь растоптали, и теперь любить жизнь я предпочитала подальше от этого места, а сюда ходила просто по привычке.
Выпустив из себя все дерьмо, что долго разрывало ее изнутри, Энглерт делает шаг навстречу, когда я, нахмурив брови, отступаю еще ближе к стене, соприкосаясь с той лопатками, и замахивается. Боль обжигает мне щеку, я провожу по ней ладонью, а затем, очень зло и агрессивно сжимаю правую руку в кулак и резко выпрямляю, ударяя подругу в живот и отходя.
- Никогда не смей меня бить. Ни ты, ни кто либо еще никогда не будет больше меня трогать, - после драки с Гарри, сидя под лестницей с Норой и обсуждая события вечера, я твердо решила, что обязательно научусь драться как парни, ведь дело не в силе, а в технике… Ким, кажется, не знала, что я занимаюсь боксом, я намеренно никому в приюте не говорила.
- Жаловаться у тебя получается лучше, чем драться, так что иди и занимайся своим делом, ладненько? – Мне хочется уйти, но чтобы покинуть комнату, надо сдвинуть Энглерт с дороги, а прикасаться к ней я больше не хочу. Я уже видела, как дерется Энди, как его глаза в это время горят лихорадочным блеском, а сам он превращается в неконтролируемое себя животное. Я боялась, что стану такой же, если меня довести, что обида и злость на Ким так захлестнут меня, и я сделаю что-нибудь, о чем пожалею.
О том, что врезала ей, не жалею, она же первая начала.
– Я могу выйти? – Саркастично интересуюсь у нее, но на всякий случай стою на месте, вдруг снова набросится. Смотрю на свои руки, они дрожат, когда я успокоюсь и у меня будет время подумать над всем этим, то обязательно укорю себя за то, что вообще поддержала этот тупой разговор, а пока… Пока я просто хотела уйти, чтобы не натворить беды.

[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]мы обе с тобой хороши[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhg.png[/AVA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/1a6a79c207653265997d2ffa3f2dc8e0/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco7_250.gif http://38.media.tumblr.com/90bd0c635e6987f2b56f96fcdb731a8f/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco8_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1

8

Мы обе были по-своему правы и не правы. Я могла долго и упорно обвинять Энди в чем-то, а она, в свою очередь, могла обвинять меня, у нас было на то право, потому что не всегда мы вели себя как настоящие подруги, а еще были слишком разные, чтобы понять друг друга. В нормальном мире, за пределами приюта, нам было бы проще, потому что мы встречались бы только в школе, может быть, иногда после неё, и совсем уж изредка оставались друг у друга ночевать. В приюте же мы проводили друг с другом целые сутки на пролет, утром, днем, вечером, ночью, в любой момент, когда я хотела или не хотела, Энди была рядом, и мы не были просто подругами, были времена, когда я считала её практически сестрой. И всё же, нам было сложно понять друг друга...
Ей не понять, что я не была рада её возвращению именно потому, что люблю. Ведь в приюте нет никаких перспектив, знания дают, но не слишком круто, и аттестатом выпуска из нашего галюшника никого особо не удивить. Я любила Энди, и мне хотелось для неё самого лучше. Чтобы она красиво одевалась, ходила в гости к детям других богатых родителей, каталась как сыр в масле, а потом закончила свою крутую частную школу, и её с руками и ногами оторвали в какой-нибудь из лучших университетов США или мира. Ей было это доступно, так почему же она тратила своё драгоценное время на нас и на наш приют? Я хотела для Энди самого лучшего, того, что хотела бы для себя, но мне сложно было понять и осознать, что мы разные и хотим тоже разного. Энди казалась мне неблагодраной, и я невольно вспоминала свои детские рассуждения о справедливости. Ко мне она никого не поворачивалась лицом, а к Энди повернулась, один единственный раз, да так, что поставила всю её жизнь с ног на голову. И она отталкивала это, не хотела этого... Зависть и непонимание грызли меня изнутри острыми зубами, и я ничего не могла с этим поделать. Мы разные, и судьба у нас тоже очень разная.

Мне ужасно-ужасно плохо и стыдно, но в глазах Фостер я больше не вижу слез. Она замахивается и ударяет меня достаточно сильно, чтобы я забыла, как дышать, и согнулась пополам от боли и держась руками за своей бедный живот. Спорим, она ударила меня сильнее, чем я её? Так и стою, чуть согнувшись, взглядом сверлю её замызганные, но явно новые кеды converse. Ненавижу! По щекам текут слезы, не могу, просто не могу сдерживаться!
Кое-как распрямляюсь, от боли слезятся глаза и тяжело дышать. Мне больше не хочется говорить, что я не хотела и извиняться. Хотела. Еще как хотела.
- Ты можешь делать всё, что угодно, - пожимаю плечами и вот теперь точно ухожу. Похоже, это конец нашей дружбе. - Как и всегда, - выплевываю напоследок и открываю дверь. Морщусь, потому что нас подслушивали, и первое, что я вижу за дверью: Джефф, и еще пара девочек, которые замерли в нелепой позе, видимо прислоняли уши к щели в двери, чтобы лучше слышать. Они выглядят испуганно и взволнованно, даже на лице рыжей нет её обычной ухмылки а-ля "ура, будет о чем посплетничать". Смотрят на нас, на раскрасневшихся, обоих трясет.
- Вы в порядке? - нет, я не в долбаном порядке. Проталкиваюсь мимо них и ухожу быстрым шагом, почти срываясь на бег. Не знаю, куда идти и что делать. Хочется прорыдаться и побыть одной. Как там Ник? Уже пришел в себя?

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[STA]это твоя вина[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhh.png[/AVA]
[SGN]
http://funkyimg.com/i/2aUqF.gif http://funkyimg.com/i/2aUqG.gif
[/SGN]

+1

9

Я не рассчитала силу и ударила Ким слишком сильно для ее хрупкой комплектации, но мне сейчас почему-то не было стыдно, это инстинкт самосохранения, который у меня всегда был плохо развит, а теперь вдруг проснулся. Не важно, кто меня бьет, друг или враг, люди вообще не должны кидаться друг на друга с кулаками и делать больно. Ким, сама того не замечая, делала мне больно много раз, если не делом, так словом. Когда танцевала с Ником, например, я помню, что чувствовала, как к сердцу припечатали раскаленный металл, так это было горько и невыносимо, или сейчас, когда сказала, что лучше бы Гарри сделал так, чтобы я уже никогда не поднялась с газона, или тем, что часто завидовала мне, хотя я пыталась снять и убрать с себя все, что могло вызвать хоть самую каплю этого чувства, разве что я не могла стать забитой и неприметной, чтобы совсем уж не мешаться ей на ее амбициозном пути. Последнее время я ее внутренне побаивалась, не в физическом смысле, а в психологическом: не то и не так сказать, не так поступить, полюбить не того человека – вызвать неодобрение Энглерт оказалось очень легко. Может, она и любила меня, но любила в том виде, в котором я была ей удобна, а как выяснилось, что мои цели и взгляды отличаются от взглядов большинства девочек в приюте, я сразу стала белой вороной.

Я больше не хочу рыдать, забившись в угол, я смотрю на нее с разочарованием и злостью, на окраине сознания мелькает эгоистичная мысль о том, что Ким не достойна была дружбы со мной, что я слишком хороша для нее, и что не стоило долгие годы задвигать себя на второй план ради того, чтобы дать ей раскрыться. Я думала, она будет мне благодарна, но нет, девушка выросла совсем не такой, какой я ее представляла в этом возрасте.
Да и я выросла не такой, какой думала. Мне казалось, что мы как сестры будем всегда вместе. Никого из нас не заберут, мы закончим сиротскую школу, завяжем отношения с похожими мальчиками из приюта, я с Ником, а она с Гарри, поступим все в один университет на один факультет, и будет как эдакая «фантастическая четверка», затем у нас будет какая-то похожая работа, не знаю, где-нибудь в швейном ателье, я бы тоже чему-то научилась. И жить мы будем по соседству, ходить по выходным со своими парнями или без них друг к другу в гости, но когда я согласилась на предложение Клэр, все пошло по пизде, я жалела о своем решении и считала его главной ошибкой в жизни, но зато я узнала об истинном отношении людей. Зависит подтачивает и ломает даже самую крепкую дружбу.

Энглерт вылетает за дверь первой, а я еще немного стою, жду, пока она уйдет, и только затем выхожу в коридор, где столпилась стайка девочек, и они, вытянув шеи, одна первее другой бросаются ко мне, спрашивая, все ли в порядке. Джефф берет меня под руку и ластится, так и тащась со мной до конца коридора, выглядит реально напуганной.
- Вы с Ким поругались, да? – Я киваю, продолжая идти и смотреть в пол, не хочу разговаривать с прилипалой этой, но и скинуть ее руку со своего плеча не могу. – С тобой все нормально? – Я снова киваю, останавливаясь на крыльце.
- Да, все нормально, поспорили из-за фильма, - наконец, поднимаю глаза на Максвелл и других девочек, которые увивались за нами, обступая со всех сторон. – Она говорила, что в первой части у Дедпула был рак мозга, а мне казалось, что лейкемия, ты не помнишь? – Джеффри выглядит озадаченной настолько, словно я ее логарифмы в уме попросила сосчитать. – Сейчас найду Нору и спрошу, ждите тут.
Отделавшись от стайки девиц, я срываюсь на бег и направляюсь в сторону лазарета, смахивая слезу с щеки, затем обхожу здание с торца и забираюсь на уровень второго этажа по пожарной лестнице, прилипая лбом к окну той палаты, в которой лежит Ник.
Посетителей теперь меньше, Эн и Нора о чем-то переговариваются, сидя на другой кровати, Ким тут нет. Прикрыв глаза, я пытаюсь прогнать из головы образ перебинтованного и покалеченного парня, убеждая себя в том, что он поправится, это же просто драка, да? Они тут сплошь и рядом.
- Прости Ник, - шепчу себе под нос и спускаюсь обратно, чтобы покинуть территорию приюта и вернуться к Клэр. Мой айфон остался где-то в комнате, его уже своровали, наверное, да и пофигу, пусть подавятся, зачем вообще он мне нужен, если Энди не берет трубку?

[NIC]Andy Foster[/NIC]
[STA]мы обе с тобой хороши[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2aUhg.png[/AVA]
[SGN]
http://33.media.tumblr.com/1a6a79c207653265997d2ffa3f2dc8e0/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco7_250.gif http://38.media.tumblr.com/90bd0c635e6987f2b56f96fcdb731a8f/tumblr_n2kvnhCrP41qc6ftco8_250.gif
я не изменюсь, МЕНЯ воспитывали
н е   п о д   вкусы окружающих.
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Хорошие дети не плачут. Глава седьмая. Парень важнее дружбы?