Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The kids aren't alright.


The kids aren't alright.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2aWLN.gif              http://funkyimg.com/i/2aWLv.gif              http://funkyimg.com/i/2aWLx.gif              http://funkyimg.com/i/2aWLy.gif
.      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .      .
19 апреля, первый подвернувшийся бар отворил свои двери двум уставшим особам.
Д е н ь   к о н ч и л с я.   Ч т о   б ы л о   в   н е м?   Н е   з н а ю,   п р о л е т е л,   к а к   п т и ц а.
О н   б ы л   о б ы к н о в е н н ы м   д н е м,   а   в с е - т а к и  —  н е    п о в т о р и т с я. [q]

Chloe Dickinson   &   Berenice R. Melton

+1

2

Часто ли люди на трезвую голову рассуждают о быстротечности своих жизней? О том, что, быть может, одному удастся дожить до старости, восседая у камина, будучи облепленным внуками да внучками, рассказывая «занимательные» истории об ушедшей безвозвратно юности, ловя на себе пышущие интересом взгляды юных дарований. Или, может кто-то, будучи человеком не самым позитивным, верит в бренность своей судьбинушки да ждет момента, когда, словно по воли пера больного горе-писаки, его собьет автобус, водителю коего оставалась буквально пара месяцев до пенсии. Вот так просто, взять и разрушить сразу две жизнь: свою, ибо не факт, что автобус собьет насмерть, и жизнь престарелого водителя, который никак не ожидал, что кто-то вылетит на дорогу посреди ночи. Как все же просто изменить судьбу. Жил себе дедок, никого не трогал, был душкой и любимцем детворы, а теперь его каждая собака презирает, отводя взгляд да перешептываясь с такой же псиной, приписывая несчастному старику и алкоголизм, и, чего уж мелочиться, наркоманию – ею ведь страдают не одни только слабохарактерные юнцы. И что остается дедку? Спиться, или шмыгнуть с моста, надеясь, что привитые в детстве навыки подражать четвероногим в их манере плавать забылись и не дадут о себе знать до момента ожидаемой кончины. Не всем же быть Брюсами Уэйнами с выдержкой этого помпезного создания, да прыгать по крышам в костюмах, стоимостью в сотни долларов. Простым смертным дарованы лишь жалкие копии знаменитой накидки да маски с ушами летучей мыши по три доллара за штуку. И то, в таком наряде каждый день не походишь. Либо за наркомана примут, либо за создание, перепившее синьки.
- Знаешь что? В сознании белокурой пьянчушки уже во всю танцуют танго престарелые тараканы, побуждая хозяйку своего пристанища то о смерти думать, то в мгновение ока переключаться на темы более романтичные. Хотя, в смерти тоже есть своя романтика. Стоит только вспомнить про Ромео и Джульету – тупые четырнадцатилетние подростки, решившие, что весь мир против их любви, а потому надо бы грохнуть друг друга! Романтично же. – Романтично? Рука, мягко обхватившая ставший родным стакан взмылась вверх, словно белокурое создание проговорила тост, который рыжая, несомненно, уловила. Словно Руби хорошенькая такая рыбка, а Хлоя – схватывающий на лету любую рыбью мысль Авамэн. – Ты была бы хороша с трезубцем наперевес. На полном серьезе выдала блондинка, всматриваясь в подругу, казалось, не самым добрым взглядом – что поделать, алкоголь бьет по мозгу каждого по-своему. Кто-то принимается веселиться, да радоваться всему, происходящему вокруг, Бернис же с головой уходит в собственные рассуждение, водружая на мордашку выражение старого и познавшего многое писателя, хоть писателем ей и не стать никогда. Выпей Мелтон еще немного и в ближайшем магазине хеллоуинских костюмов не станет бород всех цветов, размеров и фасонов, если у бород вообще бывают фасоны. Ведь, если задуматься, какой писатель без бороды и завораживающего поглаживания оной? Да никакущий же! Поэтому дам на сим поприще так долго и не признавал. А надо было просто бороду надыбать.. вот дурехи.
Вечер близился к ночи погружая сие место разврата да порока в еще больший мрак, на которой слетались потерянные души, словно светлячки на свет. И вот, казалось бы, небольшой такой бар стал полниться существами разных рас да сословий. Здесь и прописавшиеся у барной стойки клерки, заливающие свое бренное существование рюмкой чего-то алкогольного (чего они и сами не всегда знают; им наливают, они пьют – все в выигрыше), и люди более уважаемые, типа юристов, которым попросту нужно расслабиться да отвлечься от бесконечных проблем все таких же бесконечных третьих лиц. Что здесь забыла среднестатистическая студентка, просиживающая свою жизнь в затемненном офисе, перечитывая поганенькие статейки о пропавших кошка – не ясно. Ее жизнь не так уж и плоха, по крайней мере с точки зрения самой Бернис. Ее отец далеко не беден и, что бы не делала мадам, греющая его пастель в вечернее время суток, все его честно/не честно заработанное уйдет именно Руби. Она все продумала: умрет отец, она продаст этот огромный дом, поселится в небольшой комнатушке, завалится вином и будет постепенно чахнуть, пропивая свое немалое наследство. Осталось только смерти папаши дождаться, а потом можно будет с кислой миной ходить в темной простыне по крыше да шепотом вещать «я - Бэтмен», чтобы все знали, кому тут больше всех не повезло и повезло одновременно. – Знаешь, кажется, пора завязывать с выпивкой. Замерев, она уставилась на стеллаж с различными бутылками всевозможных форм да раскрасов, ловящих на себе сине-красные отражения неоновой вывески сего злачного заведения. Душу обуял страх. Своеобразное чувство безысходности сковывало и без того корявые движения изрядно выпевшей белокурой особы. Зрачки девушки расширились так, словно все, что слетает с уст ее – истина первой инстанции. По крайней мере, Бернис свято в это верит. По крайней мере на данный момент. - Я только что отца убила. Нарочито нехотя отодвигая уже полюбившуюся рюмашку с любопытной реpm,jq на стенках оной, девушка оторвала взгляд от пленительной выпивки, переведя цепкий, но несколько помутненный взгляд на подругу, которая к сему моменту успела неплохо так расплыться по вертикали, словно представляла собой медленно стекающую по лобовому стеклу каплю, невольно поддавшуюся законам гравитации. Неосознанно Бернис потянулась рукой к лицу Хлои, просто, чтобы убедиться в реальности происходящего. Это надо было сделать. Однажды Мелтон весь день провела в университете, в первые в жизни выполнив все порученные ей задания, а потом девушка проснулась. Расстроилась. А почему? Да ей даже во сне оценку зажали.. Вдруг и сейчас все не более чем сон? Нужно знать наверняка. Оценку тут не получить, но моральный настрой улучшить можно. И вот, с немалым усилием ткнув подругу в щеку, да убедившись в реальном существовании оной, девушка выпалила: - Ух, Хло-Хло, живая! И обняла, кажется, немного опешившую от открывшейся картины мисс Диккинсон.

+2

3

.
  Когда-то давно я согрешила, да так сильно, что скрываю сию тайну по сей день. В жизни конечно разное бывает. Никто не знает, что будет завтра. Наверное, я могу лишь догадываться и строить планы, но судьба порой бывает весьма печальна, но иной раз она дарит и подарки весьма приятные. В силу своего свободного времени, а также учитывая то, что я давно уже не придавалась сладким утехам с подругой, которая буквально знают всю мою подноготную, кроме того случая с таксистом, когда я ему голову проломила утюгом дорожным; хотя сам был виноват. Не следовало приставать к молодой и разъяренной, да еще и ко всему прочему голодной волчице.
  Я как обезумевшая ждала этого дня, вечера и ночи с плавным переходом на следующее утро, а быть может и день. Кто знает, чем и как может закончиться наша так называемая посиделка в одном из местных баров. Давненько я не посещала злачные месса, но сейчас как никогда была этому рада. Наконец мы поговорим по душам с Бернис. Бывает такое, что один  день кажется вечностью не видя Мелтон. Я лишь ей могу раскрыться, поговорить, о чем захочется и без умолку болтать даже по всяким пустякам. Интересная штука все-таки – женская дружба. Кто-то в нее не верит. Кому то она попросту не удается и в итоге разочаровавшись, понимаешь, что лучше остаться одной, нежели иметь подруг.  А мне вот повезло, ибо у меня нет ни малейшего сомнения в Бернис; я могу о многом поделиться, зная, что наша тайна дальше нас же самих никуда не уйдет.
  Очередная стопка рюмки с горячительной плескающейся прозрачной внутри жидкостью, обжигает гортань и проникает вниз по организму попадая в самой «яблочко», которое называется – мозг. Вот правда я не считала, сколько рюмок выпила, но расслабило меня конечно капитально. Я уже съезжала на барную стойку растягиваю улыбку, стреляя глазами по бармену. Все пыталась щелкнуть пальцами, а чего-то не получалось. Наверное, всему виноват алкоголь. А может быть и не он. Состояние было очень веселым, но этого счастья я не могла никак показать, кроме как красиво продолжать спускаться и чуть было уже не легла. Однако звук разбившейся мною рюмки меня немного привел в чувство. Какая-то рассеянность, но спать совершенно не хотелось. Я хотела музыки, мужских труселей и больше софитов. Хотелось танцевать, поднимая ноги вверх показывая какая все же у меня крутая растяжка. Хотелось много всего, но пока что мало получалось.
  Самое настораживающее в данной ситуации было услышать свою подругу. Казалось бы, я пропустила очень много и не услышала самого важного, но что-то такое близкое по духу стрельнуло в мозжечок и заставило в ответ обнять Бернис. Язык заплетался, я хотела сказать, а вместо этого получалась какая-то массовая невязка слов, - асфальт поднялся и ударил по морде. За что? Пропищав как цыпленок, отдаляюсь после обнимашек от Мелтон и округляю глазки. Думала, послышалось, а нет. Все оказалось вроде как куда более реальным.
  - Шта? Провожу рукой по своему лицу слегка пошлепывая по щекам. – Налей выпить, приказным тоном бармену и охреневший продолжительный взгляд на Мелтон.
  - Перепила? Ладонью хватаюсь за лоб подруги, думая, что возможно температура малость зашкалила. А нет. Нифига. Все у нее безупречно привлекательно, как и она сама, даже вдрызг пьяная. – Надо бросать. Меня посещают галлюцинации походу. Бррр, потрясывая лицом туда-сюда, делая несуразные выкидоны лица, прикуриваю сигарету.
  – Будешь? Предлагаю подруге; раз уж понеслась такая пьянка, то уж все вместе соединим.
  - Брат, кальян сделай. На, протягиваю деньги молодому человеку, а хлопец только и рад. В ту же секунду он ушел исполнять мое задание. А пока его нет, я все же рискнула переспросить то, что мне показалось каким-то недоразумением.
  - Киса, ты прости, но мне…мне…ты что серьезно? Выпуская дым, пытаясь взвесить содержимое «за» и «против» всматриваюсь ближе в глаза Бернис.

+1

4

- Серьезно? Бездумно пробубнила голубоглазая, сама лишь смутно осознавая обоснованность сего действа. Что серьезно? О чем они вообще говорили и почему бармен так громко протирает стаканы? Вернее, парень молодец, каждое стеклянное диво аккуратнетько берет в руку и так же аккуратненько протирает какой-то, видимо, очень классной тряпочкой, но какого черта эта тряпочка создает такой скрип?! Или то входная дверь скрепит? Стоп. А тут есть дверь? Вопросы осаждали и без того не совсем здоровый мозг, побуждая светловолосую систематически шарахаться в сторону, проверяя наличие двери и сопоставляя ее «облик» с раскатывающимися стеклянными дверцами любого супермаркета подле какой-нибудь заправки в черте города. Вот как эти бездушные стеклянные дверцы там так быстро реагируют на движение в их сторону? Датчики, двадцать первый век, да? Дудки. – Долбанный Хогвартс во плоти. И некая обида слышалась в этой фразе. Необоснованная ли она? Отчего же нет. Какие-то двери, а все туда же, к мальчику со шрамом тянутся. И, вроде бы, стоит начать верить в чудеса. Видеть в каждом новом дне что-то чудотворное, пленительное. Что-то, ради чего, несомненно, стоит жить. Но вместо этого в каждом, такой прекрасном, новом дне видится лишь дно. Огромное, глубокое, беспросветное дно. И Хлоя скорее всего того же мнения, она всегда «за». Какую бы дурку блондинка не учудила, эта рыжеволосая всегда готова поддержать. Так о чем она только что говорила?
Какой-то странного вида парнишки принес бестии ее «пламенный» заказ, да поспешил раскурить оный. Все же, шикарная, наверно, работа у этого человечка – каждый день новый сладостный приход и никакой ломки, каждый день новая доза. Кальян ж полезен, типа. Так вот, малец лечится неустанно, да еще и заработную плату за сие получает. Вот если бы за занятие спортом платили – Руби уже давно атлетикой занялась бы, но нет. Приходится лишь завидовать пареньку с практически стеклянными глазами, несколько пугаясь его «лучезарной» улыбки. Должно быть, ему уже давно хорошо. Курильчиков в зале оказалось достаточно, а один он такой «раздуватель» али нет – Мелтон тайна сие неведома и невидима. Ибо как можно увидеть хоть что-то, подпирая «падающую» стойку лбом. Со стороны могло показаться, что Руби, мягко говоря, устала и решила прикорнуть, но добро не дремлет. Добро держит стойку. Неустанно и самоотверженной отдавая всю себя благому делу. И вообще.. о чем там говорила рыжая?
- Что есть серьезность в нашем бренном мире, а Хло? С интонацией прирожденного философа проговорила она, продалбливая носом деревянную поверхность уже практически родной вещицы. Еще чуть-чуть и девушка потащит ее к себе домой, приняв за обворожительно галантного да пленительно молчаливого кавалера с безукоризненной выдержкой. В конце концов, сильный и молчаливый – ну не мечта ли мужик этот? И ладно, что немножко деревянный. У каждого свои недостатки, знаете ли.
– Та-а-к.. Непонятно как умудрившись подняться на локтях, проскрипела Мелтон, но на том все действа ее прекратились, ибо, завороженно наблюдая за небольшими клубнями дыма, создаваемыми незначительными потугами рыжеволосой подруги, Руби, казалось, познала все тонкости мирозданья. И вот оно – счастье. Вот он – кроткий миг, когда блондинка может с уверенностью сказать «да, я поняла, правда»; но стерва эта ваша судьба с ее долбанными превратностями. Стоило подумать, что все наладилось. Что все просто и понятно, как это «все» вмиг теряется где-то, превращая некогда заполненное сознание в, образно говоря, девственно белоснежный лист среднестатистического альбома для рисования. Досада, обида, надвигающаяся волна истерики, и вот, в стальной хватке безобидной на вид блондинки красуется очередная стопка черт пойми чего с таким же черт пойми каким запахом. Отчего-то голубоглазой понадобилось обнюхать горючее, вызвав тем самым, мягко говоря, недоумение в глазах бармена – сидела, пила, практически никого не трогала, а тут нюхать удумала. И что? Черт пойми что.
Стакашка снова пуста. Какой черт все выхлебал? – Эй! Ф-ф.. Она попыталась просвистеть, как то обычно делали герои сказок или мультиков, но получалось у девушки скорее прошипеть, нежели выдавить из себя нечто отдаленно напоминающее свист. – Короче, фиу-фиу. Обосновала она издаваемые некогда странные звуки, а бармен, кажется, вообще нормальный малый. Думается, даже если блонд вытащит откуда-нибудь парабеллум (ибо в девушке должна быть загадка; вот сиди и думай, какого фига она с собой такой раритет таскает, ужасайся коварности этих голубых глаз) этот малый даже протирать стаканы не перестанет. Мало ли таких как она? А вот посуда жаждет ухода, да. – Молодец. Утвердительно кивнув головой, как бы соглашаясь со всеми мыслями, проскользнувшими в сознании, она приподнялась на локтях, вытягиваясь в сторону парня, который уже начал опасаться да чуток пятиться, но вскоре он все же переборол свой страх, став таким же деревянно-неподвижным, как обворожительная стойка. – Кто выжрал мою выпивку? И серьезнее лица этот мир еще не видывал. – Я с тобой говорю, э, фиу-фиу! И грациозное падение вниз лишь подкрепила ее негодование. – Хана тебе, мелкий, ой хана-а-а.. Продолжала она безустанно ворчать, отталкивая от себя некогда близкий и душе, и телу стул.
Он предал ее. Он упал. Он не достоин быть рядом боле.

+1

5

.
  Если по-хорошему, то так пить нельзя. Нереально пьяное состояние, что даже мозговая деятельность отстает от всех действующих реалий. Принесенный барменом кальян, казалось бы, исправил положение, но это все иллюзия обмана; наоборот, затяг за затягом и тебя уносит, словно воздушное облако куда-то вдаль за горизонт. Все происходящее вокруг кажется каким-то киношным, нежели настоящим. Шум в ушах прекратился, стало как-то тихо и страшно от этого. Однако стало отпускать, правда, не сразу, а со временем. Потихонечку, стало отпускать, шум стал возвращаться и пелена благо сходила с глаз.
  Некоторое время я просто наслаждалась клубнями дыма исходящего из моего рта. Привкус фруктов довольно яркий и ощутимый на губах, все как в сказке казалось бы. В том и дело, что казалось. Сначала непонятные слова подруги, потом невнятное пошатывание бармена. На какой-то момент даже показалось, что блонди нагло пристает к мальчишке, которому исполнилась едва лет восемнадцать. Ну, так он выглядел в темноте при софитах изредка падающие в его сторону. Наверное, специально в таком темном закутке осел, чтоб лица не было видна. Еще что более интересно – парень молчал как рыба, только дышал через нос, а не жабрами.
  - Ой, ну харэ Берни, парень стоит с широко распахнутыми глазами, будто ты его кусать собираешься. Пусть моложавый делает свою работу и продолжает молчать как рыба. Может он просто не может ответить, чтобы не спугнуть потенциальных алко-клиентов, или же он просто не может говорить, попытавшись усадить обратно подругу, хотя сделать это нелегко, ибо состояние тело не контролировало. Возможно, будет лучше, если Руби попыхтит кальян фруктовый. Дым проникнет в легкие, в мозг и заставит благоухать как бабочку.
  - Дунь, попытка пихнуть ей трубку в рот поначалу казалась смешной, ибо попасть я все не могла, а просто тыкала ей и попадала все не туда. – В общем, на, так намного проще, когда из рук в руки, нежели пихать невесть куда. Смешно со стороны, наверное. Обслуга, а-ля бармен даже улыбнулся. Интересно как часто приходится ему наблюдать такие сценки, от которых порой улыбка начинает зависать довольно долгое время. – Смотри лыбу сильно не тяни, рот порвешь, гы, гы, прокумекав что-то мальцу, все свое внимание удостоила подружке, которая посасывала кальян, выпуская густой дымок, который я в свою очередь успевала внюхивать.
  - Кстати, достав из сумочки мини баллончик с краской, который я всегда таскаю с собой куда бы не шла, показываю, Руби. Сейчас я не понимаю что делаю, но достав так называемый свой рабочий инструмент я сделала большую ошибку. Это типичная краска, от которой хрен отмоешься просто так, если попадет на кожу – все, кричи караул.
  - Я вот думаю, может, создадим себе образы и пойдем булками потрясем, а? Боковым зрением я вижу совершенно недоуменное лицо парня, который испуганными глазами смотрит и хлопает. Признаться, я думала, что сбежит, или вообще пойдет и доложит руководству, но малец стал махать руками, чем привлек внимание.
  - Ну не тебе же рожу раскрашивать собираюсь, хотя мои слова не отвечали за все дальнейшие действия как мои так и Бернис; что было у той в светлой головушке мне так и совсем неизвестно, мало того каждый взор устремленный куда-то заставлял только задумчиво наблюдать и сопереживать окружающим нас лицам.
  - Бееернииии, смотри конкурсы начались, ткнув пальцем в сторону сцены наблюдаю за происходящим. А там мужики полуголые с девками повыходили. – Мы точно в бар попали? Меня начинают посещать смутные сомнения, икнув, я щелкаю пальцами, дабы бармен наполнил рюмки. А вообще лучше уж сразу бутылку нам дать, что постоянно разливает да разливает. – А может, займем столик да бутыль заберем? Чего-то он совсем не интересный этот тип мутный, адресовано было прямиком «разливайкину», который, скорее всего, придерживался достойно своего рабочего места. Может ему вообще не позволено общаться?! Хотя блин странно это все.

+1

6

Холодная стенка бездушного бара уперлась в затылок, замораживая и без того не сильно работающий мозг. Отсюда, снизу, мир кажется совсем другим. Оптика, ракурсы. Вроде бы чушь все это, придуманная в угоду новомодным фотографам, но нет. Руби в этом убедилась, хоть и, фактически, не отдавала отчет своим мыслям. Вот с высоты барного стула вывеска казалась ярким переливающимся разными цветами лучком света и надежды, а сейчас – провода, концы ламп и прочая бутафория, убивающая эстетику на корню. Как, должно быть, не просто детям. Они ведь все именно в таким свете и видят, да еще и радоваться открывшемуся умудряются. Как они это делают? Как с возрастом теряется эта странная особенность видеть в окружающем нечто прекрасное? Двадцать четыре часа в сутки шесть дней в неделю любой «взрослый» представляет собой блеклую пародию на человека, вечно всем недовольного и спешащего черт знает куда. Этот «взрослый» и сам иногда не понимает, куда путь держит. Ноги сами ведут. Как лошадь, которая всю свою жизнь шастала по одному лишь маршруту, а потому и на последнем издыхании не в силах шатнуться в сторону, ибо в подкорке не заложена мысль о возможном существовании иных траекторий. То ли дело «взрослый» в баре.
Гримаса вселенского негодования обуяла мордашку несостоявшегося альбиноса, пока та с недюжинным интересом разглядывала разношерстную толпу разгорячившихся тел. Один падает, второй заливается смехом, третий снимает все это на камеру дешевенького телефона, чтобы потом, в наиотвратительнейшем качестве выложить запечатленное в сеть. И вот бы брякнуть что-то из серии: «Бараны! Вертикальная съемка - отстой», но цепкие руки Хло уже уцепились за тушку Бернис и тянут вверх, обратно в «элите», минуя «низшие» развалившиеся на полу слои общества. Все же, любопытная эта рыжая. В свой почти тридцатник выглядит не старше двадцати, с виду хрупкая, а сейчас поднимает Руби с такой же легкостью, с коей Халк поднимал бы кутенка. Мистика. Надо уточнить, что ж все таки не так. Может, она – продукт генной инженерии? – Слуш.. И трубка пароотвода тычется, не без помощи рыжеволосой,  то в щеку, то в лоб, то на пару сантиметров правее от глаза, что воспринимается как чудо-чудное, ибо повязка аля Фьюри Мелтон явно не пойдет. Стилистика, знаете ли, не та. И как знать, чем закончилась бы эта попытка «накурить» Бернис, если бы Хлоя не решила вручить орудие пыток лично в руки? «Спасибо», вымолвило подсознание, Руби же зубами вцепилась в то, что практически лишило ее глаза и вдохнула содержимое полной грудью.. Кажется, в тот момент у нее в глазах потемнело, а мысли быстро унесли ее в контору нотариуса, дабы стремительно оформить завещания, но, о чудо, завещать-то нечего. Можно спокойно подыхать и не париться о возможной дележке словарей меж родственниками. Серьезно. Кому кроме такой вот мыши могут понадобиться словари? Да еще и коллекционные? Коллекционные словари.. вот нашла же где-то..
Взор медленно проясняется, взгляд обретает ясность, а руки практически швыряют трубку в сторону, но таки не упускают вещицу из хватки (ибо мало ли, вдруг Хло не оценит столь скорого окончания «вдыхания»). Легкие, кажется, горят, в следствие чего из глотки вырывается кашель курильщика с многолетним стажем. В зобу дыхание сперло. Жалкие попытки набрать ртом воздуха с треском проваливались, ибо здесь уже все пронизано запахом алкоголя да дыма, смешенного с никотином. Обреченно вздохнут, блондинка упала локтями на несчастную стойку. Отдых. Нужен отдых. Кому бы он не понадобился после каких-то пары секунд отделяющих ее бренное существование от неминуемой кончины. И все бы ничего. Жива же осталась. Но вот физиономия бармена все так же не омрачена ничем, кроме пресловутой улыбки, из-за которой хочется найти сковородку, да соорудить на мордахе сего юнца приплюснутую физиономию мопса. Ну а чего он такой радостный? Раздражает.
- Чего это такое? Заметно более бодро произнесла светловолосая, с любопытством разглядывая причудливую вещицу в руках подруги. Руби лишь смутно понимала, чем Хлоя занимается, так сказать, по жизни. То есть, она художница или вандал? В современном обществе эти понятия настолько сроднились, что фактической разницы меж ними не наблюдается и вовсе, но Руби, как человеку склонному к изучению этимологии любого пресловутого словечка, все же было нужно знать. И как это узнать? «Эй, Хло, а вандал ли ты?» - даже в мыслях это звучит бредово, да так, что мина Бернис и в реальности облачилась в странноватую улыбку влюбленного дурочка. – Рисуй, душа моя, дай волю страсти! Она всегда любила поэзию, а потому водрузить на себя амплуа да манерность несостоявшейся поэтессы не представлялось особой проблемой. Взмах руки в сторону, задранный подбородок и чувство собственного превосходства – это всегда было в ней, где-то за тоннами комплексов, стереотипов и банального «а вдруг люди этого не оценят или не поймут». Алкоголь не меняет личность, он лишь ее немного расширяет, снося пресловутые рамки, диктуемые таким же пресловутым социумом.
- В нас пропал дух авантюризма. Кроткий взгляд в сторону разбушевавшейся и весьма потрепанной толпы вырисовал на мордашке Бернис нечто отдаленно напоминающее отвращение, ибо становиться частью этого месива не хотелось вовсе; даже учитывая задорный «призыв» подруги. Слишком людно здесь, слишком тесно. Душа требует простора и воздуха, а еще чая хочется. Вот странная привычка в Руби, запивать алкоголь чаем. Вино, шампанское, коньяк – не важно. Переступив порог дома, в каком бы увеселенном состоянии она не прибывала, чай нальет всегда. Тетушка Люси, гостившая у них с отцом пару лет назад, даже сфотографировала это полуночное перевоплощение в истинного британца. А что? Пятичасовой чай! И какая разница, раннее утро то или вечер? Пять есть пять и все тут. – Да ну их к черту. Чеканя каждое словно, словно актрисулька какого-то театра на обочине мира, Бернис подняла свою пятую точку и, с завидной уверенностью, поковыляла в сторону входной двери. – Хло-Хло, ночь зовет, пошли. Она явно перечитала Дюма и слишком много фантазировала на тему обворожительных мушкетеров. Почему? Черт знает почему, но в заключении своей фразы она оперлась о дверь да сняла воображаемую шляпу, отвесив практически грациозный поклон, дополненный таким же грациозным взмахом широкополой и несколько нереальной шляпы.

+1

7

.
  Вечеринка только начинала разгораться на всю катушку. Я была счастлива, и Берни надеюсь тоже была счастлива, и вообще все окружающие нас люди были счастливы; или мне только так казалось? Может быть, добавили что-то в кальян, смешали с фруктами, которые так мило щекотали гортань, от каждого вдоха этими приятными «газами» получая неистовое удовольствие.
  Ну и собственно исходя из этого всего, какое нужно еще удовольствие, чтобы расшевелить, хотя бы, наши пятые точки. Кстати говоря, мой баллончик – моя отрада с коим я по жизни хожу и ношу его в сумочке, - до сих пор не понимаю, каким таким странным образом я прошла через Амбалов, стоящих и проверяющих наличие подобного, тыкая пальчиком в баллончик с краской, обращаю внимание на подругу, которой скучно или мне так показалось? Хмуро уставилась на нее, еще пару минут вглядывалась в глазки блестящие и сверкающие.
  Показываю язык, тереблю ее волосы – хоть бы хны елки зеленые. А все ведь только начинается. Подумаешь, дали волю свои чувствам и наклюкались раньше времени, с кем не бывает; между прочим, не каждый раз так встречаемся. Редко у нас бывает так сосредоточиться на гулянках. Вот поэтому все только начинается и  заканчивать столь прекрасное временное счастье я совершенно отказываюсь и не хочу.
  - Берни, Бееернииии, Бернис Руби Мелтон! Называется, приехали, наша остановка - дурка. С упоением воспевала имя сначала, а потом перешла на полные инициалы блонди сидящей рядом со мной. Кстати еще было странно, что рядом никто не сидел. Наверное, не желали удостоить свою мордаху краске, которой бы я с удовольствием раскрасила рыльце хоть чье-нибудь. - Во мне живет поэт, художник и вандал, мой смех был не слышен, музыка бомбила крутой ритм, под который хотелось двигаться даже сидя, не выходя как говорится из строя.
  Кальян опустошённый и выкуренный до дыр отправился в утиль. Берни, я сейчас вандал, и я хочу блюсти не порядок в этом заведение. Мы разве были здесь раньше? Внезапно настигла икота, а если она появилась, значит, кто-то тщательно кости обмывал и беспощадно думал, может и мыслями. Между прочим, она так быстро у меня никогда не проходила, но однозначно это не от того, что перепили. Мы даже еще не допили и не достигли того самого чудесного пика, когда все происходит неожиданно для нас самих. Приключения на собственную жопу – всея мы. Всегда находили и всегда будем, находим, подобное нас окружает даже сейчас.
  - Ррррубиии, еее, слухай, а ты никогда не интересовала магией? Вздернутые бровки играючи «издавали» разные ракурсы; настроение только поднималось и поднималось, не желая ни на шаг отстранятся и приземляться.
  - Куда ты собралась? Я хотела тебе провести офигительную полоску, точнее нарисовать, повандалить над твоим лицом, останавливаю подругу, которая куда-то там собралась.  – Ну, ну правда, если я не нарисую вечер закончится не в нашу пользу. Там вон мужики, какие глянь, в татуировках все. Давай наслюнявим на лице че нить крутое. Я могу, ты же знаешь. Или не знаешь? Ты давай присаживайся, не боись, я хоть и выпившая, а может даже и пьяная, но блюду…в общем, я все вижу. Готова? Стою напротив блонди, а она походу не понимает, что я собралась, или же понимает, но почему то молчит. А молчит, потому что в шоке, или понимает, что просто так уже не уйти?!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The kids aren't alright.