Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Безграничное доверие, сострадание и милосердие!


Безграничное доверие, сострадание и милосердие!

Сообщений 41 страница 51 из 51

41

Может быть не стоило успокаиваться настолько быстро, как получилось у Бальтазара? Может быть надо еще пообижаться? А, собственно, зачем? Ди Стефано всегда чувствовал себя очень негативно, находясь в состоянии стресса и ссоры с кем бы то ни было. Хоть он и был взрывным и импульсивным, но не испытывал ровным счетом никакого удовольствия от ругани. Хотя весьма редко, но случалось, что банкир реагировал спокойно в конфликтной ситуации. зачастую он старался так поступать на работе, но кто бы знал, каких трудов ему это стоило. Взять хотя бы мегеру-начальницу, которая его терпеть ненавидела и которая сама частенько позволяла себе повышать на него голос. По первости Бальтазар сорвался несколько раз, а потом просто уяснил для себя некий немаловажный нюанс - нельзя начальнику орать на подчиненных, иначе это не начальник. Вот и старался реагировать спокойно, за что потом получил прозвище энергетического вампира, питающегося негативом, исходящим от других лиц. Как только не называли его за спиной...но то работа, а личные взаимоотношения отравлять плохими эмоциями не стоит. Поэтому Бальтазар вздохнул и все-таки был спокоен от того, что их ссоры хоть и возникают, но затухают тоже довольно-таки быстро.
- Еще бы ты совалась в те районы. Хотя там, где находится наш отель, нет подобных личностей. Но нарваться на неприятности ночью девушке без сопровождения вполне возможно, - итальянец двигался также медленно, как и Жаклин, но когда та улеглась на кровать, понял, что его терпение все чаще дает сбои. Пользуется ли рыжая тем, что так влияет на него, или же старается воспользоваться тем временем, которое ей дано до того, как появится живот, и секс тогда будет под запретом временно - неизвестно. Но получалось у нее все слишком хорошо, и Бальтазар велся на ее уловки как наивный простачок. И почему-то даже сам был доволен этому. Он забрался на кровать, нависнув над ней и как только подался вперед, почувствовал толчок в спину и оказался практически моментально лежащим на спине. Рыжая молниеносно оседлала его, и пока банкир глазами хлопал, завела его руки за голову, и итальянец услышал, как на его запястьях щелкнули браслеты наручников. Он дернул руками раз, другой, понимая, что попался. Сказать то, что офигел, означало ничего не сказать.
- Ты что делаешь, а? А ну отпусти меня! - банкир рванулся, чуть приподнимаясь, да какое там, рыжая зацепила его руки за спинку кровати, которая словно была предназначена для подобных игр. О нет, он ни в коем случае не злился, просто не подозревал, что Жаклин выдумает для него такое. А когда приподнялся, его взгляд оказался на уровне ее груди, и рыжая нагло положила ключик от наручников в бюстгальтер. Итальянец жалобно посмотрел на нее. - да как же я его достану? Чем, позволь узнать? Уфф, - вредная бестия стала ерзать на его бедрах и тереться, отчего ди Стефано тихо застонал, поскольку ему и так мешало полотенце. Чуть выгнулся, раздумывая над тем, как выбраться до того, как Джеки начнет его мучить. А то, что пытки будут сладкими и направленными исключительно на то, чтобы вывести его из себя, Бальтазар не сомневался ни на йоту. - Издеваешься, бестия? Да что ж...не надо так о меня тереться, - тихонько взвыл он, ощущая каждое прикосновением, которое было еще более чувствительным при его текущем напряжении. Банкир буквально пожирал девушку глазами, вот только двинуться к ней не мог, как бы не хотел. Она словно знала, что в таком положении все его чувства и желания обострятся до нельзя. Вот ведьма!

+1

42

- А что я делаю? - как можно невиннее поинтересовалась я. - Ничего.. Просто сюрприз наехавшему на меня ни за что жениху..
Я улыбнулась и снова медленно поерзала на Бальте. Мне хотелось, чтобы он просто был готов взвыть от желания и сломать эту кровать ко всем чертям. Но пока что он просто пожирал меня глазами, правда попросил не ерзать на нем. Но когда меня останавливали его просьбы? Никогда. Даже учитывая тот факт, что я могла легко заблудиться в Риме, я все равно не послушала Бальта и пошла гулять по улицам. Ох, вряд ли и мои дети будут послушными, если их родители всегда все делают только по своему..
Я улыбнулась, наклоняясь к губам итальянца.
- А придумай, как достать ключ, иначе я буду тебя долго.. Очень долго мучить.. - я поцеловала его, водя ладонями по его рукам. Я ощущала, как Бальт хочет взять ситуацию под свой контроль, но не может. Прекратив поцелуй, я посмотрела ему в глаза, а потом заскользила губами медленно по его шее, ключицам, переходя на грудь, изгибаясь на нем как самая настоящая кошка, или змея. Думаю, Бальт сейчас представлял меня именно в роли коварной змеюги, которая решила его задушить своими ласками, загипнотизировав его красивым нарядом. Кстати, последний я не спешила снимать, хотя знала, что итальянцу просто не терпится насладиться полным зрелищем, а не подогревать свою фанатазию только больше и больше.
- Я не издеваюсь.. Почему же.. Совсем не издеваюсь.. - произнесла я, перемежая слова с поцелуями, которыми я спускалась все ниже и ниже. Дурацкое полотенце уже мешало и мне, поэтому оно в один момент полетело в сторону и я услышала, с каким облегчением выдохнул Бальтазар. Послышалось звяканье наручников о витую спинку кровати, итальянец попытался снова освободить свои руки, но ему оставалось только наблюдать за мной, не в силах прикоснуться.
Теперь поцелуи перешли на самую чувствительную часть его тела, только я совсем не спешила. Я медленно водила рукой вверх и вниз по его достоинству, так же медленно дразнила губами и языком, не предпринимая никаких активных действий. Интересно, насколько его хватит? Когда будет та точка кипения, когда Бальт будет готов взреветь от нетрпения и разнести все вокруг, лишь бы сделать так, как хочется ему. Я и сама сдерживалась изо всех сил, потому что иначе весь мой план пойдет насмарку.
Спустя несколько минут таких дразнилок, я снова двинулась губами вверх, буквально чувствуя как по телу Бальта то и дело пробегает легкая-легкая дрожь.
Видела по его взгляду, что он не доволен, что он абсолютно голый, а я одета. Но раздеваться я не собиралась, хотела, чтобы раздел меня Бальт. Я лишь только отодвинула в сторону белье, и опустилась медленно на его член, спустя несколько секунд медленно начиная двигаться. Мне пришлось призвать все свое самообладание, чтобы не открыть наручники, потому что мне до жути хотелось почувствовать прикосновения его рук, чтобы он сжимал грудь, гладил бедра, прижимал сильнее к себе..
- Черт побери... - негромко выругалась я, медленно вращая бедрами и рука уже было потянулась к бюстгальтеру, чтобы достать ключ, но нет, я вовремя одернула себя.
- Ну что, придумал, как достать ключик? - усмехнулась я, часто дыша и чуть ускоряя темп. А спустя несколько минут, понимая, что еще немного и я достигну пика, остановилась, мучая теперь уже и себя, и его.  Наклонилась к Бальту, так что я моя грудь была на уровне его глаз, но дотянуться до ключа было очень сложно. Да и я могла спокойно его забрать, даже если ди Стефано как-то умудрится достать его зубами, губами или языком.. Безвыходная ситуация, кажется. Я накалена до предела, Бальт тем более...

+1

43

Итальянец прекрасно понимал, что если он даже исхитрится достать ключ, если умудрится выгнуться буквой зю, то рыжая и наглая девчонка явно его отнимет. У нее-то движения не скованы в отличие от него. Сердце от возбуждения стучало, как ненормальное, он извивался под Жаклин и терся от нее сам, пульсировали виски, да и не только они. Вот что она с ним делала? Явно мстила, и ди Стефано был готов подобную месть испытывать на себя каждый божий день и вечер. Ну а в том, что он ей обязательно все это припомнит, банкир не сомневался. Он тяжело и часто дышал, сжав кулаки и то и дело дергая наручники, понимая, что ему придется либо применить силу и порвать цепочку к чертям, ну или в крайнем случае сломать спинку кровати. Второй вариант как-то был не очень приемлемым, поскольку придется платить за раскуроченную мебель, они же не дома в самом деле, где можно все разворотить, как угодно. А рыжая от слов перешла к действиям, начиная ласково целовать его и прикасаться настолько нежно, что у итальянца просто напрочь съезжала крыша. Он подрагивал, постанывал тихонько до тех пор, пока де Руж не коснулась губами его плоти, вырвав тем самым для себя более громкий стон. Новый рывок, спинка кровати жалобно затрещала.
- Я тебе отомщу. Страшно. Дай только выбраться отсюда. Ишь чего удумала, - дергайся, не дергайся, а толку-то нет. Бальтазар уставился на хитрую лису, которая только невинно глазами хлопала, даже не думая останавливаться. Хотя банкир видел и чувствовал, что она сама заведена до предела и что сама уже не меньше него хочет слиться воедино. Но, видимо, раз решила мстить, то по полной, даже вопреки собственным желаниям. Та слишком нежно работала язычком, отчего хваленая выдержка Бальтазара трещала по швам, и он сдерживался изо всех сил, чтобы не излиться раньше времени. Этот своеобразный бой проигрывать нельзя, ни в коем случае. Лежать смирно тот тоже не мог, хотя при каждом движении он касался рыжей, ну или она его. Складывалось ощущение, будто она дотрагивается до оголенных нервов, и Бальтазару только и оставалось, что копить силы для того, чтобы рвануться, поскольку она явно его не выпустит.
- Ты завтра не встанешь, я тебе клянусь, - постанывал он, а после только громко выдохнул, когда наглая рыжая ведьма чуть сдвинула белье и уселась на него сверху. Чертово белье, оно же мешает им обоим. Проклятье, но как же хорошо, как же горячо и так хочется продолжения. Все-таки нет ничего лучше, чем заниматься любовью безо всякой там защиты, так можно ощутить все гораздо более тщательнее. Они часто дышали уже в унисон, а Бальтазар еще умудрялся задуматься над тем, что цепочка наручников вовсе не такая крепкая, как кажется на первый взгляд. Наручники-то скорее бутафорские, чем настоящие, значит можно приложить усилия и освободиться. - Ты меня просто с ума сводишь, bello, - итальянцу было уже наплевать на ключ, он двинулся чуть ближе, касаясь губами ее груди, которая находилась уже в непосредственной близости от его лица, в зоне досягаемости. Нужно как-то умудриться ослабить ее внимание, но как тут можно сосредоточиться, как любимая девушка сжимает тебя так, что у тебя вот-вот искры из глаз посыпятся. - Ну держись у меня! - еще один рывок, он максимально напряг мыщцы, рванулся и цепочка наручников лопнула, звенья разжались, и на запястьях у итальянца остались только браслеты. Яростный взгляд в сторону рыжей, он прижал девушку к себе, запечатывая ее губы поцелуем и двинулся вверх, вторгаясь в нее глубже и удовлетворенно рыча.

+1

44

Я знала, что играю с огнем, но мне не страшно было обжигаться. Более того, мне хотелось это делать.. И все его угрозы только подстегивали меня измываться над ним так сладко, как моя душа того пожелает - тем более он был в полной моей власти. Пока что он или не хотел или не мог еще освободиться, но это меня абсолютно не расстраивало.
Бальт погрозился, что страшно отомстит мне, когда освободится. Я только улыбнулась на его слова.
- [b]Кто-то обещал мне мстить.. Да только как это делать, когда руки совершенно связаны?[/b] - издевательским тоном произнесла я, часто дыша.
Бальт смотрел на меня, как бык на красную тряпку, но пока я была вне зоны его досягаемости, пусть и на небольшом расстоянии.
- Ты завтра не встанешь, я тебе клянусь! - прорычал итальянец, а я только нагло рассмеялась почти ему в лицо. Потом погладила по щеке и сказала, как маленькому, неразумному малышу.
- Милый, не перетрудись, смотри, а то сам можешь не встать..ну и не только ты.. - я поцеловала его, чувствуя, как в нем вскипает праведный гнев и смешивается с невероятным возбуждением, которое передавалось и мне. Я стиснула зубы, сдерживая себя. Бальт процедил, что это я его свожу с ума. Хотя мне казалось все было с точностью наоборот.
То, как он меня сводил с ума, никто и никогда больше не повторит. И раньше я тоже такого не испытывала. Вспоминая каждый раз ночь на яхте, мне хотелось расплавиться и на лице появлялась улыбка. Хотя впору было краснеть, как и тогда на следующее утро. Так хорошо мне никогда не было и я думала, что со временем все немного притупится, но я ошибалась - дальше все было только лучше.. А теперь беременность, видимо, еще больше обострила все ощущения. Так что я держалась из последних сил, чтобы окончательно не потерять голову.
Но у меня не вышло сдерживаться, ровно как и у Бальта, который яростно рванул наручники, которые с жалобным треском разорвались. На запястьях итальянца остались только металлические браслеты, а он получил таки долгожданную свободу. Прожег меня взглядом и я поняла, что мне крышка, в хорошем смысле. Он решил идти по прямой - зачем изгаляться, чтобы достать ключик, когда можно просто взять и разорвать свои путы.  Сила есть, как говорится, ума не надо.
Бальт с силой прижал меня к себе и впился в губы поцелуем. И очень вовремя, потому что от его следующего движения вверх у меня звездочки закружили перед глазами и я услышала собственный глухой стон будто со стороны. Если бы не поцелуй, то меня было бы слышно наверное в соседнем номере. Итальянец удовлетворенно зарычал, добившись наконец своей свободы и возможности держать меня в своих руках.
Я впилась ногтями в его плечи, пытаясь отодвинуться от Бальта, пытаясь сопротивляться. Я планировала продержаться дольше, но как обычно все планы  рушились, потому что я была слабее ди Стефано. И он знал на какие рычажки надавить, чтобы совсем свести меня с ума и чтобы я забыла обо всем, что планировала. В который раз.
- Нас услышат, Бальтазар, - быстро прошептала я, когда  он оторвался от моих губ на несколько мгновений. Но он только снова с силой двинул бедрами и я запрокинула назад голову с новым стоном. - О Боже мой..
Бальт явно вознамерился отомстить мне по полной..

+1

45

Она играла с ним, а он попросту позволял это делать, совершенно не напрягаясь и более того - ему безумно нравилось все то, что рыжая с ним вытворяет. Мало кто из девушек раскован в сексе, хотя если обоим комфортно друг с другом, то почему бы и не попробовать сделать то, чего не делали раньше? Поэтому Бальтазару практически всегда хотелось большего, вероятно, потому, что ни с кем из его бывших любовниц он не испытывал таких чувств. Может быть не любил никого, не влюблялся и не хотел сделать так, чтобы та или иная девушка была только его. Сегодня одна, завтра другая, послезавтра третья. Какая разница, когда человек для тебя не значит ровным счетом ничего. С кем-то пытался выстроить отношения, кто-то был совершенно безразличен, но вот почему именно Жаклин смогла изменить его отношение к женщинам? Вероятно потому, что сама испытала в жизни нечто такое, отчего разрывалось сердце. В случае же Бальтазара после разрыва с Лианой женщины не значили для него ровным счетом ничего. Грелки для постели на пару ночей, не более. Как бы жестоко это не звучало, относился он к представительницам прекрасного пола истинно потребительски. С рыжей все стало с ног на голову, все по-другому. Поначалу сам ди Стефано сторонился этого, потому что не привык к подобным чувствам, но потом понял, что, наверное, так все и должно быть.
- Ты разве забыла, что меня дразнить опасно, м? Ну так я тебе напомню, - также в перерывах между поцелуями сообщил Бальтазар, усмехнувшись, после чего резко вышел из нее, сдирая с рыжей нижнее белье, подминая девушку под себя и слегка прижимая ее к кровати, заведя ее руки за голову и держа уже самостоятельно. Зачем ему наручники, когда она и так не вырвется? Второй рукой же умудрился расстегнуть бюстгальтер, сдвигая его и прикасаясь губами к груди, в отместку слегка покусывая соски и горячо выдыхая. Раз довела, значит сама должна будет испытать все то же самое, что и он, и даже больше. А отпускать рыжую ди Стефано не собирался до тех пор, пока она сама не выдохнется. Конечно он помнил о беременности, но сроки у нее были ранние, да и ничего такого они не делают, что могло бы повредить. С де Руж итальянец стал каким-то несколько помешанным на сексе, и ему было абсолютно все равно, кто и что подумает. Он поднял голову, на минуту оторвавшись от груди рыжей бестии, ухмыльнулся. - Да пусть слышат, мне-то что. Пусть завидуют. И я не думаю, что в номере стены картонные, - после скользнул рукой вниз по животу, слегка поглаживая между ног, и губами снова прикасаясь к груди. Отпускать ее не собирался, лишь удовлетворенно прорычал. - Да, я твой Бог и дьявол, ты только моя! - голос звучал чуть более глуше от вожделения, мужчина более не стал размениваться на разговоры, уделяя больше времени ласкам. Конечно Жаклин пыталась как-то дергаться, но что она сможет сделать также, когда не может двигать руками? Пусть почувствует себя также, как и Бальтазар, мстить, значит мстить. Да и месть была разная, вот к такой Бальтазар может быть и не был готов, но вполне не прочь прочувствовать подобное снова и снова. - И мне очень интересно, что же ты сможешь выдумать для меня в будущем, - пара пальцев мягко скользнула внутрь ее лона, поглаживая, а через несколько минут такой ласки, терпение итальянца вновь закончилось, и пальцы были заменены другим органом. Истязать ее таким образом банкир стремился ровно столько, насколько хватит сил и выдержки, хотя ему был интересно, сколько вытерпит именно Жаклин.

+1

46

Я понятия не имела, как мне удалось избежать комплексов, а особенно в постели после девяти лет отношений с Джеймсом. Сначала, конечно, с ним все было прекрасно, абсолютно все. А потом начались проблемы.. И во всех винил Джеймс меня и только меня. Даже то, что я не была слишком искушенной в постели, это тоже была моя вина, хотя сначала он был доволен, что до него у меня никого не было. Ему нравилось, что можно научить меня всему так, как хотелось ему. И я слушалась.. Даже тогда, когда Джим был виноват, я продолжала думать, что проблема во мне. Он изменял - я думала, что это я виновата; он издевался - я думала, что заслужила это.. Последние года три наших с ним отношений меня никто не мог узнать - куда делась та жизнерадостная, прекрасная Джеки, которая радовала всех. А я не замечала этого, я ходила погруженная в мысли о том, что я никчемная, ужасная и абсолютное бревно. Шарахалась от парней, которые обращали на меня внимание, считая, что узнай они меня чуть ближе, то отвернутся.. Джеймс постарался забить во мне всякую гордость и уверенность. Но потом потихоньку стали открываться глаза и я поняла, что проблемы не во мне. Хотя отголоски комплексов все же оставались внутри...
Но потом в мою жизнь ворвался Бальтазар, перевернув все мое представление о себе, заставив почувствовать меня такой любимой и желанной, как никогда в жизни. И я раскрылась с ним на все сто, не чувствуя себя какой-то ущербной или неумехой. Хотя у него опыта было в разы больше, чем у меня, судя по тому, что он мельком раз упомянул, что любовниц у него было очень много. А мне он с трудом поверил, что он у меня второй.. Да и никто не верил почему-то.
- Забыла... - эхом отозвалась я, когда Бальт рывком подмял меня под себя, как куклу и стянул так понравившееся и надоевшее ему белье. Я ничего не могла сказать, будучи не в силах связать слова, потому что итальянец крепко держал теперь мои руки над головой, издеваясь теперь надо мной.
Я выгнулась навстречу ему, когда его губы коснулись моей груди, а ладонь скользнула вниз по животу, остановившись между ног. Бальт на секунду поднял голову, усмехнувшись, говоря про то, что ему все равно, кто нас услышит.
- Ну конечно, не твои же стоны если что слышно.. - выдохнула я, стараясь освободить свои запястья. Но рука Бальта с такой силой вдавила их в кровать, что даже наручники были не нужны.
- Да, я твой Бог и дьявол, ты только моя! - глухо прорычал ди Стефано, явно получая наслаждение от того, что я стремительно теряла голову в его руках.
- Твоя.. - снова выдохнула я, кусая губы и пытаясь избавиться от его оков, но Бальт не обратил на мои попытки никакого внимания, введя в меня два пальца и продолжая измываться надо мной своими ласками.  Конечно я была его, окончательно и бесповоротно, теперь уже точно.
- В будущем.. Поверь мне, я придумаю для тебя такую пытку, что ты сам не рад будешь! - быстро проговорила я, а затем Бальтазар сорвал с моих губ новый стон, убирая пальцы и входя в меня на полную. Я сомкнула вокруг него ноги и мне до безумия хотелось коснуться его шеи, плеч и спины ладонями. Но коварный итальянец не отпускал руки, начиная двигаться, от чего я чуть ли не плача простонала.
- Пожалуйста.. Отпусти.. Пожалуйста.. - я задыхалась от наслаждения, выгибаясь от каждого его толчка, сжимая ладони в кулаки, до сумасшествия желая дотянуться до его губ и коснуться пальцами разгоряченной кожи. Но Бальт не позволял.

+1

47

В такие вот моменты забываешь абсолютно обо всем, обо всех бедах и несчастьях, что происходили довольно-таки часто, неприятных мгновениях того же предыдущего дня, все как будто стирается и заменяется другим, более важным, более нужным. Хорошие мгновения заменяют собой плохие, и ничего не остается больше, кроме как радоваться тому, что происходит. Конечно Бальтазару, наверное, как и самой Жаклин хотел, чтобы негатива в их отношениях было как можно меньше, но вполне вероятно, что они оба чуть успокоятся, когда свяжут себя узами брака. И тогда та самая красная нить, легенду о которой когда-то читал Бальтазар, соединит два сердца гораздо сильнее, чем до этого. Хотя штамп в паспорте или то же самое кольцо на пальце по большей части ни о чем не говорит. Просто люди выдумали для себя какие-то правила, которые сами же и нарушают зачастую. Иногда итальянец задумывался над тем, для чего люди изменяют. Ищу для себя новые ощущения, мстят за что-то своим партнерам или же попросту некоторые моногамны. он сам не отличался особой верностью, но до Жаклин еще ни одна девушка не могла заменить его настолько сильно. И нельзя сказать, что его что-то пугало или отталкивало, наверное, банкир просто подошел к определенному перекрестку в своей жизни, где стоит выбрать единственно правильную сторону и никак нельзя ошибиться.
- Ну так значит решила мне мстить? Наручники были только первым номером в том представлении, в котором я буду непосредственным участником, аа? - с каждым движением он склонялся над рыжей, тихо шепча ей эти слова на ушко и всякий раз уклоняясь, когда она тянулась его поцеловать. Вот уж нет. пока нет. Пока она будет делать то, что захочется ему. Почаще бы она так мстила, ди Стефано и не думал, что рыжая бестия на подобное способна. Интересно, какие у нее еще есть скрытые таланты, которые она готова демонстрировать ему в постели? Некая склонность к БДСМ уже проявилась, и нельзя сказать, что итальянцу это не понравилось, скорее он был несколько ошарашен, вот и все. И ему нравилось дразнить ее, дабы та срывалась и проявляла подобные потребности в некоем мучении его самого. Вот только не через ссору. И надо было поблизости оказаться тому итальянцу с именем, похожим на фамилию Бальтазара. Ну ничего, про него он еще успеет расспросить Джеки завтра. А сейчас необходимо сосредоточиться на более приятных вещах. - А знаешь, придумай. Вот правда. Мне очень интересно, что будет дальше, - ухмыльнулся мужчина, ощущая, как рыжая смыкает ноги за его спиной, тем самым теснее прижимаясь и заставляя его с каждым разом входить в нее все глубже, чуть ли не до основания. Та умоляла отпустить, но это позже, несколько позже. Кровать жалобно поскрипывала под яростным натиском двух двигающихся тел, главным было не сломать ее, поскольку ди Стефано от нетерпения чуть не разломал спинку. Иначе наутро было бы довольно сложно объяснить администратору за стойкой, почему все пришло в негодность. Но так не хотелось останавливаться, а Бальтазар желал, чтобы стоны и крики де Руж слышал ну если не весь этаж, то по крайней мере в соседних номерах. И пусть только кто-нибудь попробует им помешать.
- Тебя пусти, так ты еще что-нибудь учудишь, - хрипло ухмыльнулся он, все-таки нагнувшись и впиваясь поцелуем в ее губы, временно лишая воздуха. Но все-таки разжал хватку, позволяя ей обнять его.

+1

48

Как бы я ни просила, как бы ни пыталась выкрутиться, Бальт не отпускал меня, видимо боясь, что я снова сделаю ему какую-то подставу. Но запасного плана не было, потому что я и не ожидала, что итальянец попросту разорвет наручники. Хотя я думала поддаться ему уже потом, дав ему возможность вытащить ключ и попробовать открыть свои оковы. А ди Стефано не смог похвалиться терпением и просто сделал так, как было легче всего, поэтому застал меня врасплох. Но нельзя сказать, будто мне не понравилась его реакция - так даже было веселее...
Удивительно для меня было и то, что несмотря на то, что я сейчас была совершенно беспомощной, у меня не было ощущения, что мной пользуются или подавляют. Абсолютно нет.. Это просто была такая игра, не больше. А с моим бывшим все было так, словно я рабыня, я все делаю не так, поэтому даже в постели на мне можно сорваться. И я в силу своей слепой любви к нему, думала, что так и должно быть, что я и правда совершенно ничего не умею. Хотя это была неправда, судя по моим теперешним отношениям - просто Бальтазар открыл во мне настоящую женщину, в то время как Джеймсу это было не нужно, плюс это и повод всегда ходить налево, оставляя тебя думать над тем, что же ты сделала не так? И это было самой настоящей пыткой, а сейчас я думала какой же дурой я была..
- Конечно.. Наручники это только цветочки.. - выдохнула я, выгибаясь так, чтобы наконец-то достать до его губ, но коварный Бальтазар все время уклонялся от меня. И желание отомстить ему как-то похитрее становилось все сильнее. Да только сложность была в том, чтобы и себя сдерживать от того, чтобы сдаться. Потому что мне было сегодня слишком сложно удерживаться, чтобы сразу не расстегнуть ему руки.
- И устрою.. Ты не веришь? - выпалила я, когда Бальт с недоверием попросил сделать что-то еще эдакое, потому что ему интересно будет на это посмотреть. В голове сразу возникла идея связать его вообще полностью и возбудить до последней точки кипения, а потом просто уйти. И пусть выкручивается как хочет.. Я дернула руками, когда он снова наклонился ко мне, входя на полную, но так и не касаясь губами моих губ - это была самая настоящая пытка. Вся злость моментально испарилась, я снова была послушной куклой.
- Пожалуйста.. - простонала я, гипонтизируя затуманенным взглядом его губы. Ехидный ди Стефано наслаждался моими стонами, словно стараясь сделать еще и так, чтобы их было слышно везде. Мне же казалось, что так стонут только второсортные актрисы в порнофильмах, поэтому мне было стыдно.
- Тебя пусти, так ты еще что-нибудь учудишь, - ухмыльнулся Бальт, а я медленно покачала головой.
- Я не буду ничего чудить.. - еле проговорила я, уже и не пытаясь вырваться. И в этот момент Бальтазар впился долгожданным поцелуем в мои губы и я забыла как дышать на пару мгновений. Я сначала даже не поняла, что он отпустил мои руки, а когда почувствовала, что меня ничего не сдерживает, то порывисто обняла его. Обняла крепко за плечи, притягивая к себе, жарко отвечая на его поцелуй, будто черпая новые силы из него, а итальянец замер на несколько секунд.
- Пожалуйста, не останавливайся.. - срывающимся голосом прошептала я сквозь поцелуй.

+1

49

Бальтазар чувствовал себя абсолютно счастливым. Не потому, что занимался любовью с любимой девушкой, а вот вообще. За последние несколько месяцев с ним произошло столько событий, сколько не происходило, кажется, за всю предыдущую жизнь. Эти события были хорошими и плохими, ожидаемыми и неожиданными, но как ни странно, ди Стефано не жалел ни об одном из них. Хотя нет. Наверное жалел лишь о единственном. Что тогда, после крупной очередной ссоры с Жаклин, он, не помня себя от злости, не справился с управлением на мокрой дороге и получил довольно-таки серьезные травмы. Которые могли бы даже убить его. А ведь к собственному здоровью он проявлял повышенное внимание и не представлял свою жизнь без занятий спортом. Не был фанатиком, не был помешанным на качалке, может быть лишь совсем немного, но тем не менее. И он прекрасно знал о том, что любая травма в будущем может аукнуться и весьма неприятно. Не любил об этом вспоминать, потому что де Руж всегда, видя его состояние, начинала переживать и снова корить себя за то, что с ним случилось, а сейчас лишние переживания для нее были абсолютно ни к чему. И за здоровье рыжей Бальтазар беспокоился гораздо больше, чем за свое собственное. Наверное, так и должно было быть...
- Не верю, - хитро улыбнулся итальянец, не прерывая свои движения ни на минуту и буквально не давая рыжей бестии опомниться, - поэтому и говорю, что хочу проверить все, - а уж потом. когда он все-таки решился отпустить Жаклин, предварительно поцеловав ее, та сама обняла его крепко-крепко, прося не останавливаться, что давало банкиру новые силы, и он безропотно был готов выполнить эту ее просьбу. - Я тебя люблю! - в очередной раз повторил он свое признание, снова целуя и выгибаясь навстречу, несколько ускоряя движения, поскольку чувствовал, что разрядка уже не за горами. Хотя для них обоих, судя по всему, ночь только начинается. Но и нужно признать. что переживаний за предыдущий день было также предостаточно, и Жаклин может попросту выдохнуться, устав от нервотрепки. В свою очередь алкоголь из ди Стефано уже практически весь выветрился, и он, вспоминая оп послевкусии, а именно о том, что из-за этих посиделок прошляпил время, начинал слегка морщиться. А что касается признаний в любви, то итальянец уже сбился со счету, сколько раз он говорил подобное рыжей. Да и не стоило заниматься неким дурацким подсчетом.
- Для меня счастье делать так, как нравится тебе, - хрипло проговорил он и, буквально через несколько глубоких движений, излился, тихо рыкнув и тяжело и часто выдыхая. Замер на какие-то мгновения, полностью растворяясь в собственных ощущениях и подставляясь под ладони Жаклин, которая поглаживала его по спине, и пока не разжимала ног. Но после он примостился рядом с ней, откинувшись на спину, восстанавливая сбившееся дыхание и ощутив, что ребра совсем чуть-чуть заныли. Может быть как-то неправильно двинулся, ведь прошло не так уж и много времени после аварии, не год и даже не полгода. Но показывать это Жаклин он не хотел, потому что последствия от полученных травм будут еще долго напоминать о себе. А сейчас он попросту прикрыл глаза, облизывая губы и чувствуя, как рыжая бестия перебирается к нему на грудь, укладываясь и обнимая. Обнял ее в ответ, на ощупь чмокнув в макушку, вроде бы болезненные ноющие ощущения отступили, значит все в полном порядке.

+1

50

- У тебя будет время проверить, поверь мне.. -  я улыбнулась, гладя его по плечам, прижимаясь сильнее, наслаждаясь наконец-то полным ощущением единения с ним. Казалось, что тут такого, что тебя держат за руки, можно и обойтись. Можно обойтись и без поцелуев.. Важно ведь, что происходит ниже.. Но не для меня. Может кому-то и нравился чисто технический процесс, вроде такой себе секс-зарядки, но мне так совершенно не нравилось. Поэтому и не понимала тех, кто преспокойно может пойти и заняться сексом почти с кем угодно, просто потому, что захотелось. И тут никакие поцелуи и другие ласки были не особо важны.. Были у меня такие подруги, они же и пытались обратить и меня в свою веру, так скажем, пока у меня не было Бальта и когда я рассталась с Джеймсом. Они не понимали, как я могу сдерживать себя, когда прошло уже несколько месяцев, как мы разошлись с Джимом. А я не понимала как они могут чуть ли не каждую неделю находить себе нового любовника...
Для меня поцелуи, ласки, некоторое душевное единение было очень важным моментом. Да и отдавать себя непонятно кому тоже как-то не хотелось. Перепихнуться в ночном клубе, потом у кого-то дома, затем еще где-то и все это с разными мужчинами.. Я не понимала в этом своим подруг, поэтому была немного белой вороной среди них.
И сейчас, когда Бальт держал мои руки, не давая к нему прикоснуться, не разрешал целовать и сам этого не делал - Боже мой, это было самое настоящее мучение. Потому что я любила каждую клеточку в нем, каждый сантиметр его тела, и не иметь возможности к нему прикоснуться сущий кошмар.
- Я тебя люблю! - с наслаждением произнес Бальт и с удвоенной страстью ускорил движения, выполняя с таким же желанием мою просьбу не останавливаться. И в этот момент мне снова стало сносить крышу с невероятной скоростью.
- И я тебя люблю! - прошептала я, притягивая итальянца к себе за шею, покрывая поцелуями его лицо и послушно следуя каждому его движению. Строптивая Джеки уступила место послушной и нежной Жаклин, которая готова была растворяться в своем мужчине, доставляя ему наслаждение так, как он этого хочет. И к счастью наши с ним желания совпадали очень часто.
Если для него было счастьем делать так, как нравится мне, то мне доставляло наслаждение делать то же самое, но только чтобы нравилось ему. Я была счастлива, когда видела, что ему нравится как я к нему прикасаюсь, как его целую и что знаю все его самые слабые и прекрасно чувствительные места. А он знал наизусть меня, но это совершенно не мешало нам каждый раз окрывать друг друга по новому. Например, сегодня, эти наручники... Они помогли еще больше обострить все ощущения, а Бальт и вовсе с ума сошел, только в хорошем смысле.
Итальянец еще немного ускорился, а потом я отчетливо ощутила, что он уже достиг своего пика и через мгновение меня накрыла та же сладостная волна, что и его. Я впилась ногтями в его руки, выгнувшись навстречу, чувствуя его рваное горячее дыхание на свое шее, а потом ослабла в его объятьях. Мои ладони уже нежно скользили по его спине, слегка дрожа и я все еще пребывала в сладком тумане, который постепенно рассеивался, но чувство удовлетворения никуда не исчезало.
Бальтазар лег на спину, восстанавливая дыхание, а я прижалась к нему, положив голову на грудь. Когда я поняла, что могу говорить связно, то поддразнила его своей усмешкой.
- А кто-то обещал, что не встану завтра.. - конечно, я устала сегодня, было и много нервов, но все лечилось прекрасным старинным способом.. Мне не хотелось, чтобы Бальт думал, будто я измотана, тем более, что у меня был обморок. И не хотела, чтобы он потащил меня к врачу сразу же по приезде, а то и вообще завтра. Поэтому будет лучше, чтобы он об этом не вспоминал, занмаясь совсем другим делом..

+1

51

Итальянец перебирал слегка длинные волосы своей любимой девушки и, прикрыв глаза, восстанавливал дыхание. Ему было безумно спокойно сейчас. Может быть подобные моменты и называются счастьем или же это всего лишь послевкусие после бурного времяпрепровождения? Можно было называть этот как угодно, вот только Бальтазар понимал одно - с Жаклин он чувствует все несколько гораздо более лучше и острее, чем с остальными своими пассиями. И здесь даже речь идет не о сексе, а вообще, в целом, об отношениях. И отношения эти хоть и даются им очень уж непросто, но ни у одного из партнеров не возникает желания все это закончить. По крайней мере так думалось Бальтазару, и более того - Жаклин была беременна их общими детьми, в чем банкир даже и не сомневался. Хотя можно было бы проверить все, сделав тест ДНК, но для чего это? Такие проверки в очередной раз показывают абсолютное недоверие, а Бальтазар верил своей девушке, верил, наверное, как никому другому. Пусть даже они часто ругались, выяснялись, психовали и злились друг на друга, сейчас все должно было быть по-другому, потому что через девять месяцев на свет появятся два чуда.
- Я всегда выполняю свои обещания, разве не так? - итальянец приоткрыл один глаз, скосившись на рыжую, которая тоже смирно лежала рядом и изредка поглаживала его по груди, отчего ди Стефано хотелось чуть ли не урчать, как сытому и довольному коту. - Первый раунд был завершен вничью, посмотрим, что будет несколько позже. Вот только ты же хотела посмотреть Рим, а если мы встанем не утром, а днем? Тогда ничего не успеем, - не хотелось заикаться о новом знакомом де Руж, но все равно придется, однако же не сегодня не хотелось портить момент. Что ни говори, а банкиру не нравились такие знакомства. Да, конечно, спасибо ему, что помог Жаклин найти дорогу к отелю и все такое, но вот за обмен телефонами Бальтазар был готов соотечественнику и голову открутить, не задумываясь. Эта мысль не давала ему покоя, и даже было интересно, Жаклин сама ему расскажет или все-таки придется выспрашивать. Просто поставила бы себя на место Бальтазара.
Итальянец был больше, чем уверен в том, что Джеки ревновала бы не меньше его, и даже дело было не в том, что банкир был несколько нетрезв. Или же следовало пойти вместе с Пьетро не в ресторан, а, к примеру, в какой-нибудь стриптиз-клуб? Но вот если бы об этом узнала рыжая бестия, скандала точно не избежать и новых обвинений относительно того, что чужие голые ну или полуголые женщины ему нравятся гораздо больше будущей жены. А что будет, когда у Жаклин живот станет виден, причем неслабо так, потому что у нее будет двойня. Она будет переживать еще больше, а потом у них будут иные заботы: какой выбрать роддом, как побыстрее Бальтазару продать свой пент-хаус и купить дом для будущей семьи и так далее и тому подобное. Тут уже будет не до подобных нюансов, как походы налево. А уж если Бальтазар чем-то и занимался, то отдавался этому делу сполна.
- И мне хочется проверить это все, как можно скорее. Чтобы не думать о тех, кто крутится вокруг тебя, чтобы уменьшить свое желание убивать неугодных. Запомни пожалуйста, я тебя никому и никогда не отдам, что бы кто ни говорил. Ты мое единственное счастье, bello! - или же стоит придумать другое слово, раз ее также назвал тот Стефано? В любом случае у них еще будет время все обсудить. А сейчас Бальтазар просто в очередной раз поцеловал свою девушку, принимаясь за воплощение в жизнь своего обещания...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Безграничное доверие, сострадание и милосердие!