Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, ноябрь.
Средняя температура: днём +23;
ночью +6. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » misfits. CA edition


misfits. CA edition

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

andy, ben, barbara

ЛЮБИШЬ КАТАТЬСЯ, ЛЮБИ И САНОЧКИ БЛА-БЛА-БЛА,  И ПРОЧАЯ БЕЛИБЕРДА, КОТОРАЯ НАШИХ ГЕРОЕВ СОВЕРШЕННО НЕ ИНТЕРЕСУЕТ.
ОБЩЕСТВЕННЫЕ РАБОТЫ - СОВСЕМ НЕ ТО, ЧЕМ ИМ ХОЧЕТСЯ ЗАНИМАТЬСЯ, НО ЭТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ КОЛОНИЯ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ. К ТОМУ ЖЕ, ТУТ МОЖЕТ БЫТЬ ВЕСЕЛО... НАВЕРНОЕ. ИНОГДА. НЕМНОГО.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2b37E.gif[/AVA]
[NIC]Andy Reed[/NIC]
[STA]fuck this, fuck that.[/STA]
[SGN]

Y O U  Y E A R N  F O R  W H A T' S  M I S S I N G,
T H E  P O W E R  H I D D E N  I N  T H E  N I G H T.

https://49.media.tumblr.com/a30f0991ec2fe8ea4f0392f5c9176aa1/tumblr_nq1voyHgil1u82fhgo2_250.gif
A B O U T.

[/SGN]

+1

2

- Бля-я-ять... - раздается мой сонный голос из под одеяла, когда я вытягиваю руку и на ощупь пытаюсь выключить орущий будильник. Будильник на ощупь не выключается, и я, в свойственной мне манере, моментально выхожу из себя. Пара увесистых, сильных ударов в пользу того, что пиликающей херне нужно все-таки заткнуться и... кажется мать опять будет ругаться, что я сломал будильник.
Свешиваюсь с кровати, просыпаясь почти мгновенное, даже несмотря на то, что спал всего ничего. На часах 7:30 утра, и я отродясь так рано не вставал, даже ради школы, которая никогда не видела меня раньше второго, а то и третьего урока. Сегодня - первый день моих исправительных работ, первый в череде из сто двадцати, что для меня, если честно, почти бесконечность. Хорошо, что хоть только в первый день нужно тащиться с утра, в остальные после обеда и вообще даже вечером. А хотя хуй его знает, сегодня и расскажут...

Вообще, чтобы я сегодня так рано встал и не опоздал, была проведена длиннющая подготовительная работа. Сначала отец в очередной раз промыл мне мозги, мол, мне очень повезло, мог бы уже сидеть в колонии для малолеток. Затем мать напоминала, кажется, каждые несколько часов о том, чтобы я не забыл и не проебался, а то ведь я могу. Ну и, наконец, я сам сделал над собой усилие и притащился ночевать домой, пусть и глубокой ночью. Только дома у меня был шанс проснуться в такую рань, в любом другом месте я бы благополучно забыл о том, что встать все-таки надо, а не просто на автомате выключить будильник.
Вчера мы отмечали окончание нашей, так сказать, свободной жизни, потому что теперь мы, вроде как, на службе у государства, или на отработке у государствп, по-моему всё это однохуйственно, и вообще повод нажраться так себе, но нам подошел бы любой, только бы вообще был.

Именно поэтому утро встречает меня легким похмельем, желанием спать и немножечко сдохнуть. Внешний вид соответствует внутреннему состоянию. Скатываюсь на первый этаж, предварительно даже одевшись, мама уже встала, Старла тоже сидит за столом и беззаботно о чем-то щебечет. Уже хуй знает сколько я не встречал с ними утро, и это очень непривычно. Выглядят здоровыми и жизнерадостными, выспавшимися, а мама смотрит на меня и по-моему старается не заржать. Вечно она так... Странная.
От вида еды меня воротит, поэтому я не очень надолго задерживаюсь дома, умываюсь прямо над раковиной в кухне, пью сок из пакета, ловлю от матери какую-то не слишком дружелюбную реплику, а затем выхожу, набирая смс-ку: вставай, я скоро подъеду.
Чет мы как-то договорились, что я заеду за Беном и поедем вместе, но теперь меня берут сомнения: он вообще проснулся уже? Или мне придется пинками выгонять его из кровати? Еще одна смс, я проехал половину пути от своего дома до его: вставай, нахуй! И последняя, контрольная, когда моя машина останавливается напротив его дома: вставай, пидр, я уеду без тебя. Вообще-то нет, но может это его простимулирует?
Дико хочется спать, болят глаза и в голове какой-то мерзкий туман. Я вылезаю из машины на солнышко и закуриваю, дожидаясь друга. Не, реально что ли придется заходить к нему домой?

[AVA]http://funkyimg.com/i/2b37E.gif[/AVA]
[NIC]Andy Reed[/NIC]
[STA]fuck this, fuck that.[/STA]
[SGN]

Y O U  Y E A R N  F O R  W H A T' S  M I S S I N G,
T H E  P O W E R  H I D D E N  I N  T H E  N I G H T.

https://49.media.tumblr.com/a30f0991ec2fe8ea4f0392f5c9176aa1/tumblr_nq1voyHgil1u82fhgo2_250.gif
A B O U T.

[/SGN]

+2

3

Нельзя сказать, что я был проблемным ребёнком. Был ровно настолько, насколько это нормально среди среднестатистических пацанов. По крайней мере, за мной никаких паранормальных активностей не наблюдалось ни со стороны отца-художника, ни со стороны матери-музы всей его жизни. Единственный ребёнок в семье, вседозволенность лезла из ушей, вопиющее поведение, которое было таковым для наших соседей или учителей в школе, было более-менее нормой в семьей Хоупов. О чём вообще может идти речь, если твой дед покрыт от головы до пят татуировками, имеет погоняло Зомби и, если верить слухам со стороны тётя Алисы, криминальное прошлое - что-то связанное с нацистами и истреблением мексикосов с неграми. Мне до такого признания и одновременно страха со стороны общества было далековато, да и не стремился никогда, если честно. Я получал от жизни её дары, сочные плоды, что свешивались прямо к земле, а ветки их под тяжестью чуть ли не трещали. Я рос в тепличных условиях, хотя многим со стороны наша семья казалось скоплением сатанистов. Поголовно белокурые девушки, сошедшие с обложек журналов, начиная с бабки, продолжая моей тёткой и заканчивая матерью. Мужики, соседи, понять не могли, в чём причина успеха этих, вроде бы, неказистых и татуированных мужиков, рассекающих город на джипах, сменяя их в весенне-летнюю пору на мотоциклы. Раздолбаи, сквернословы, пропащие для общества люди - ну какое будущее может быть в стенах этого дома, змеиного гнезда, плодящего уже третье поколение?

За всю жизнь отец не сделал ни единого противозаконного действия, ни одного шага по наклонной - даже не оступался. За матерью, вроде бы, числилось что-то, ещё до совершеннолетия, но по мелочи - воровство, хулиганство, никогда не доходило до статьи или занесения в базу к копам. Биография деда была подчищена, его криминальное прошлое уже мало кого волновало в Штатах - он уже был на пенсии, почивал лавры и получал неплохой доход со своей мастерской тату, которую открыл в примерно моём возрасте, параллельно заделав отца. Лихой был малый, жил, не скучал, одним словом. А я чувствовал себя каким-то несостоявшимся. Собственная группа? Заебись, надо быть полным идиотом, чтобы считать, что из этого что-то получится. Даже с фантазией у меня в этом направлении было хуёво - не видел себя Адам Левином с кучей поклонниц, гастролирующим от штата к штату, а затем и замахнувшимся на другой континент. Что ещё я умел? Ну, отец умудрился заинтересовать меня граффити, показать, как от простых и незатейливых каракулей можно получить достойный рисунок [до картины не замахивался, да и что мне туда вкладывать? не было никакой истории, которых за плечами бати было десятки или сотни, от реальных до альтернативных]. Дядя Коди, муж тётки [который, как я потом узнал, воспитывался в нашей семье наравне с отцом и Алисой и был сыном лучшего дедушкиного, погибшего от шальной пули как раз во время нацистской молодости Томаса Хоупа], научил азам игры на гитаре лет в четырнадцать, худо-бедно к своим семнадцати я стал что-то из себя представлять и в этом нехитром деле.

Каждый из них был частью большой семьи и при этом представлял из себя уникальный кусок пазла. Кто-то шикарно пел, кто-то играл на гитаре, кто-то рисовал, кто-то позировал, кто-то владел художественной галереей, кто-то в свои шестьдесят с хвостом мог без проблем набить татуировку.

А чем выделялся я?

«Выделился, блять», - пронеслось в голове сразу у троих. Деда, отца и меня, соответственно. Мы сидели в комнате дедушки, в его с бабушкой доме, где по традиции все собираются на праздники и раз три недели, по выходным. Поводы всегда были с положительным оттенком, но этой ночью я пошатнул эту константу. Мама и бабушка сидели на кухне, где царила гробовая тишина, вслушиваясь в разговор из соседней комнаты и надеясь, что до рукоприкладства не дойдёт. Первая переживала за мужа и сына, вторая - за мужа, сына и внука. А я не решался поднять голову и увидеть взгляд этих двоих - подав голос, внезапно понял, что он ещё не дорос до того, чтобы считаться взрослым и встать на одну ступень с их. Какого хуя мне понадобилось угонять ту тачку, а? Потащился с Энди, перебрал джина, хотел доказать, что и я вес имею в этой до тошноты креативной и творческой семейке.

Дед помог отмазать от тюрьмы, ввалил нехилую сумму, распределив её по карманам нечистых на руку копов, и договорился на общественные работы, ибо шумиха, хоть и по мелочёвке, не позволила бы выйти совсем сухим из воды. 120 часов, по 4-5 в день. Отец причитал, что я ещё легко отделался, и за мной будет числиться долг деду - хотя бы частично я должен буду ему вернуть. Он был серьёзен и рассержен [это считывалось в его проступающих желваках, которые видел у него только после ссор с матерью], я же краем глаза видел улыбку и покачивание головы дедушки - он единственный, наверное, мог понять причины такого поступка. Однако в праведное воспитание и меры наказания не лез. Отработать было надо, и делать это максимально ответственно.

Ну и, конечно, не искать на свою жопу приключений.

Исписался, бля. Сразу видно - западло было так рано вставать, надо всех растормошить вокруг, а то чё это - Энди Рид не выспался, пусть и другие страдают. Усмехнувшись, надел кепку, козырьком назад, натянул джинсы и майку, что первая подвернулась в шкафу. Перехватил хавку в холодильнике, нацепил зашнурованные кеды, из коридора уже громогласно желая всем хорошего утра и до вечера. Знаю, в такую срань все спят, но ничего - они ведь сами горели желанием быть в курсе моих исправительных.

Сбегаю по каменным ступеням от дома, через одну, хлопаю друга по плечу. Хочу было сесть в тачку, но закуриваю, благо и он не особо торопится. Ни бросать сижку, ни рвать когти в сторону полицейского участка. Сказали приехать туда, выслушать инструкции, а уж потом работать на благо общества, города, штата и страны.
Чё, какая реакция у твоих была? - Зажимая зубами фильтр, убирая зажигалку в задний карман джинс. Говорить о смысле жизни сейчас не было ни времени, ни желания. Откуда вообще может возникнуть что-то в такую срань Господню? — Отец во мне другого человека увидел, отвечаю. - Усмехнулся. — Полного дебила. - Затяжка - лучше любой еды. Глянул через спину на дом, на какое-то движение в окнах второго этажа. Палят или нет? — Ты адрес-то помнишь? - Хрен знает, почему мы катаемся на его тачке, а не на моей, но хуй с ним. Пару раз ещё затягиваюсь, кидаю окурок под ноги, размазываю его толстой подошвой и залезаю в машину, рядом с водительским. Пока не до конца понимаю, какая рутина и скукота ждёт ближайшие сто двадцать дней, - видимо, не думал об этом вовсе. Меня парило мнение семьи, в каком свете я предстал перед ними и стоило ли этого того, тупая выходка подростка, а ещё парило, что я ничего этим не добился, абсолютно. Как будто общественные работы обеспечили мне пьедестал в зале славы Хоупов. — Ведь самое дерьмо сейчас поручат делать. Уверен, что Энди и сам это знает, догадывается уж точно. Но надо же было подпортить ему ответно настроение, а то чё!
[NIC]Benjamin Hope[/NIC] [STA]•[/STA] [AVA]http://savepic.su/7179351.gif[/AVA] [SGN]don't keep calm

fuck this, fuck that,
fuck you, fuck off
[/SGN]

Отредактировано Elaine Ratched (2016-05-08 00:55:04)

+2

4

вв: черная футболка, черная расстегнутая короткая старая куртка, стоптанные серые кеды, сумка.

Я по жизни вляпываюсь в разное дерьмо, дерьмом можно было бы назвать само мое появление на свет, но дражайший папочка, мистер Левин, любивший изрядно принять на грудь и заблевать диван, а заодно и все вокруг него, так не считал. Знакомьтесь, меня зовут Барбара, я единственный ребенок в семье пассивных алкоголиков (пассивных не потому, что они только нюхают пробки, а потому, что занимают одноименную позицию в отношении вопросов воспитания), которых не лишили родительских прав только по тому, что они меня не избивали и не накачивали наркотой. Мы живем в доме, который и домом то назвать нельзя, через полгода это здание пойдет под снос, а нам выпишут убогую комнату в убогом районе убогого Сакраменто, вот… Так и живем. Учусь я средненько, меня порывались исключить пару раз, но мать не то слезами, не то бутылкой умасливала директора, и тот давал мне еще один последний шанс. По правде говоря, школе я проблем не доставляла, на уроки ходила не часто, но и не нарушала закон, как некоторые ребята, которые подожгли сарай в прошлом году, и их всех чуть не отправили в колонию для малолетних правонарушителей, в том, чтобы прогуливать школу есть свои плюсы, меня в тот день не было, и копы не приходили с опросом в наш дом.
Единственное увлечение, которое с лиховою портило мне карму — так это страсть к высоким, заброшенным или ветхим помещениям, вроде недостроенных небоскрёбов или покинутых и забытых всеми больниц, лазили мы туда с Питером, моим другом детства (его родители тоже пьяницы, а старший брат вообще плотно сидит на коксе, но эта дрянь дорогая, и бесплатно пичкать ей подростков вроде нас с Питером никто не горит желанием) довольно часто.

На прошлой неделе мы с парнем долго отирались вокруг территории самого высокого здания в Сакраменто, которое пока еще не достроили, но оно уже насчитывало свыше пятидесяти этажей из панельных блоков. Вход за забор был «строго запрещен», так гласила покосившаяся красная вывеска с белыми неровными буквами на сетчатом ржавом заборе, обносившем весь периметр стройки. Около входа будка с зевающей охраной, и еще несколько мужиков отирались по ту стороны. Разумеется, мы с Питером сразу же, как только заприметили это место, решили туда попасть, пусть это и нарушает закон. Да и какое там нарушение, простите, мы же не спирт пить собрались у всех на виду, и не шприцом себе руки колоть; не собирались ничего угонять, и не планировали лишать кровных денег честных граждан, уже раз сто проникали на всякие строительные мероприятия и ни разу нам за это ничего не было!

Но все, как водится, бывает в первый раз, вот и в ночь минувшего воскресенья, стоило нам найти брешь в заборе и пролезть в нее, а затем миновать охрану, как нас засекли. Точнее, мы даже успели прошмыгнуть в лифт и подняться на сорок второй этаж, как лифтер вдруг заинтересовался, чего это такие молодые и красивые забыли в здании, закрытом для посещений? Да ладно? Неужели так внезапно? Питер дал деру сразу, как дверь кабины распахнулась, а я же осталась пленницей лифтера. Через пятнадцать минут нотаций о том, что так делать нельзя, невзирая на мои влажные глаза и жалобное лицо, мужчина вызвал копов, а дальше по накатанной…

» » »

И о чем ты только думала? — Мать любовно обнимает бутылку с пивом, взъерошивая рукой свои спутавшиеся грязные волосы, отец сидит рядом, подперев подбородок рукой и смотрит на меня словно через какую-то дымку, сонным и безучастным взглядом.
— Да ладно вам, — я зеваю, прикрывая рот ладонью и откидываюсь на спинку стула. — Мы же не убили никого, не курили в школе, просто хотели посмотреть…
Хотели они, — мать раздраженно перебивает, присасываясь к горлышку, от чего я кривлю брезгливую мину, и, забрав свою куртку со спинки стула, иду в спальню. Моя комната и туалет, совмещенный с ванной, единственные два места в доме, в которых можно уединиться. Дверь на кухню давно выбита разбушевавшимся как-то раз папаней, а гостиная, по совместительству спальня моих стариков — проходная, и это не мешает им удовлетворять свои физиологические потребности (секс, я имею в виду секс), когда я ложусь спать, закрываясь в своей комнатушке в семь квадратных метров.

Вставать рано я могу не то, чтобы с большим энтузиазмом, но могу, а проебаться в первый день отработок, которые назначили мне копы, посмотрев и убедившись в том, что штрафом семья отделаться не может, было бы несерьезно, лишний повод навлечь на себе еще большую беду и попасть за всамделишную решетку. А так какие-то там сто двадцать часов моей жизни, из них около четырех ежедневно… Досадно за такое мелкое «преступление», но спорить и доказывать что-то людям в форме я, увы, пока не могу.
Будильника у меня нет, и пробуждением служит пинок в дверь от отца.
Доооочь, не проспи школу,просуши мозги, дегенерат, мне сегодня не туда, вздыхаю и утыкаюсь лицом в подушку, а затем лениво переворачиваюсь на бок и встаю с низкой смятой постели. Вместо одеяла — какие-то лохмотья, да и простынь не мешало бы подлатать. — Угу, — шепчу сама себе, нежели бате, открывая дверь и вываливаюсь в гостиную, где еще дрыхнет на диване мать, спустив одну руку на пол и прикасаясь кончиками пальцев к уже опустевшей таре.
Хотелось бы верить, что в комнате в семейной общаге будет хотя бы нормальный ремонт без дыр в половицах, как тут… Перескакиваю одну из таких и чещу в умывальник, затем одеваюсь, беру на столе деньги, которые мне оставляют, если не забывают, на карманные расходы вроде еды и проезда, едой я последнее время жертвую в пользу сигарет.

— Пока, — моим голосом сейчас можно озвучивать зомби, я немного шатаюсь, натягивая кеды, затем врезаюсь в косяк, ловя искры перед глазами, и вываливаюсь на свежий воздух. От моего «сарая» до метро пешком минут тридцать еще идти, можно было бы прокатиться на маршрутке, но мой образ жизни в пору охарактеризовать как «эконом класс», и в него включено передвижение от пункта А до пункта B на своих двух.

» » »

До полицейского участка на метро добираюсь быстро, всего одна станция, обратно, если будут силы, можно пойти пешком. Никогда ранее не была на общественных работах, да и Питер не был (предатель!), потому подготовиться в условиях отсутствия интернета я не успела, не в городскую библиотеку же переть в самом деле? Немного побаивалась сама не знаю, чего, ибо социофобом не являюсь, к физическому труду приучена, но неизвестность пугала. Хорошо, что подойду на десять минут раньше сборов и смогу с кем-нибудь познакомиться.
Как назло, около крыльца никого нет. Закурив, я решаю поторчать тут еще минут пять-семь, а потом пойти к мужикам в форме, которые заседают в здании и узнать, что, зачем, куда и как. Тетрадку и ручку с собой не взяла, несмотря на то, что мне сказали «вводная лекция», не будем же мы писать, как мусор с газонов собирать, или что там надо делать. Фу, гадость какая.

[NIC]Barbara Levine[/NIC]
[STA]bad girl[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/239wP.png[/AVA]
[SGN]http://66.media.tumblr.com/1d12bf8da99df653316cff368942002f/tumblr_mqgbn9QnZk1rukd08o5_250.gif http://33.media.tumblr.com/a948bc4f615ac3896ea8a6098f8dba96/tumblr_mqgbn9QnZk1rukd08o4_250.gif
а не пойти бы вам нахуй?
[/SGN]

+2

5

Потом расскажешь, что там и как, мне интересно, - хмурюсь, читая смс-ку от сестры. Нет, вы это видели? Ей ИНТЕРЕСНО, что там и как на исправительных работах для подростков, которые оказались достаточно хитрожопы для того, чтобы не угодить прямо сразу в тюрягу. Усмехаюсь сам себе, невольно думая о том, что сестра, может быть, не так проста, как кажется.
Бен выходит из дома, и вид у него такой бодрый, что я невольно морщусь. Как у людей получается быть нормальными до двенадцати часов дня? У меня вот не получалось. Мир виделся мне исключительно в черно-белых тонах, люди раздражали, всё бесило, и хотелось посылать всех вокруг нахуй и бить морды. Может быть, секрет был в том, что люди ложились спать пораньше и высыпались, но мне подобное в голову попросту не приходило. Какое такое "лечь пораньше"? Мне что, шестьдесят, чтобы я спать ложился в полночь, или даже в одиннадцать?

- Отец как обычно, рвет и мечет, мол, как меня угораздило родиться таким придурком, - посмеиваюсь, хотя, если честно, вспоминать ту сцену мне было немного жутко. Как он меня не отпиздил, я не знаю, за ним водилась такая привычка, вообще-то... Пронесло. - Мать закатила глаза и вообще ничего не сказала. По-моему, она даже не удивилась, - больше всего люблю реакцию Лолы, конечно. Она либо закатывает глаза, либо смеется, как будто ничего такого не случилось, или, как если бы она предполагала, что именно так всё и будет. Знай я её чуть лучше, а родителями я не интересовался совершенно, я бы выбрал второй вариант.
Я хотел было сказать еще про брата с сестрой, но Бен продолжает говорить и я не могу сдержать гогота: - Значит, до него наконец дошло, да? Твоя истинная сущность, - довольно беззлобно, но на всякий случай отлипаю от машины и обхожу её, якобы собираясь сесть за руль. Но вообще-то просто не хочу, чтобы мне двинули за мои шутки. Ну, не с утра точно... Как-то я не достаточно проснулся для такого.
- Да помню конечно, - сплевываю на землю, а затем все-таки сажусь в автомобиль. - Лучше бы не помнил, - по-моему, аллергия на копов - это у нас что-то семейное. Когда мы таскались по участку, пытаясь выбить мне не срок, а общественные работы, я так и не понял, что злило отца больше: я или тот факт, что ему приходится здесь находиться.
- Может получится скосить? Наверняка же будут там какие-то лохи, на кого можно будет свалить, - сам не верю в то, что говорю, если честно.

Доезжаем до участка без происшествий. Около здания никого нет, только растрепанная девчонка, которая явно кого-то ждет. Тоже, что ли, с нами? Вылезаю из машины и прохожу мимо, окидывая её долгим взглядом, с головы до ног. Че, одной пойти внутрь слабо что ли?
Следом за нами подъезжает еще одна машина, внешне намного хуевее моей, но я всё равно усмехаюсь про себя и решаю, что мы тут все, какие-то дохуя блатные. Кроме девчонки. На ней шмотки такие, в которых Старла бы газон косить даже не стала. Нет, не то, что я какой-нибудь охуенный эксперт, но...

Нас заводят в небольшую комнату, нас - это шесть человек. Меня с Беном, девчонку, а еще двух парней и гопницу. Пробегаюсь глазами по своим собратьям по несчастью. Один, кудрявый, явно наркоман, и даже не додумался спрятать истыканные шприцом руки. Гордится, что ли? Второй типа качок, хотя на морде написано, что тягать железки - единственное, на что у него хватает хватает мозгов. Ну а гопница... Гопницы все одинаковые. Зализанная голова, куцый хвостик, в ушах сережки-кольца, во рту жвачка, и взгляд а-ля "я вас всех вертела на своем несуществующем хую". Зеваю и падаю за, прости Господи, парту. Подпираю бошку рукой и стараюсь не спать совсем уж откровенно, пока коп с жирным брюшком промывает нам мозги. Готов поспорить, что какой-то местный неудачник... Вряд ли с таким брюхом у него получилось бы патрулировать, как у нормальных копов, вот и заставляют водиться со всяким сбродом. С каких пор я себя причисляю к сброду?
Мы встаем на путь долгого исправления, бла-бла-бла, это наш шанс сделать что-нибудь полезное для общества, бла-бла-бла, мы можем ответить за свои поступки, бла-бла, поможем людям и привнесем в их жизнь что-то особенное, бла-бла-бла. Речь мужика сливается для меня в одно большой, длинное, страшно скучное бла-бла-бла, и всё, чего хочется: съебаться и курить. Люди вокруг думают, что мы мрази, а у нас есть шанс показать, что они не правы, бла-бла-бла. Как будто мне не насрать, что там думают люди. - А что, если они правы? Ну, люди.. Я вот просто уверена в том, что некоторые люди уже родились такими, - раздается голос гопницы с последнего ряда, я поворачиваю голову и усмехаюсь. Хороший, блин, вопрос... У наркоши звонит телефон, и он, не стесняясь, подносит трубку к уху и начинает пиздить, хотя наш чувак с брюшком явно еще не закончил свои наставления. Смотрю на Бена и ржу. Не уверен, но по-моему мне тут даже нравится... Может быть, мы тут еще не совсем отмороженные.

Когда всё заканчивается, мне уже на стену хочется лезть от того, как хочется курить. Примерно полтора года что-то с моей вредной привычкой пошло не так, и я начал дымить, как паровоз. Отец говорил, что мы все когда-нибудь сдохнем от рака легких, и я бы с этим согласился. Сдохнуть от рака легких - как нефиг делать, когда выкуриваешь за день чуть ли не по две пачки сигарет.
Теперь нам предстоит поехать в центр исправительных работ, где мы и будем служить, блять, обществу. На автомобиле тут ехать минут десять, пешком топать - полчаса. Залезаю в машину, и замечаю ту самую девчонку, она выглядит несколько растерянно, а затем разворачивается и идет по тротуару вдоль дороги.
- Хэй, ты! Как там тебя? Девонька! Можешь поехать с нами, если хочешь. И если не боишься, конечно, - последнее сказано только для того, чтобы подтолкнуть её. Если она каким-то образом попала сюда, то наверняка борзая, и не захочет показаться трусихой. - Только лезть придется через его сторону, у меня тут сиденье нихуя не отодвигается, - пиздеж. Всё у меня отодвигается, но мне просто лень вытаскивать себя из машины, чтобы пропустить девчонку. У моего доджа были задние сидения, но не было задней двери, так что приходилось пролезать спереди. Не шибко удобно, но тачка всё равно охуенная, я не жалуюсь.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2b37E.gif[/AVA]
[NIC]Andy Reed[/NIC]
[STA]fuck this, fuck that.[/STA]
[SGN]

Y O U  Y E A R N  F O R  W H A T' S  M I S S I N G,
T H E  P O W E R  H I D D E N  I N  T H E  N I G H T.

https://49.media.tumblr.com/a30f0991ec2fe8ea4f0392f5c9176aa1/tumblr_nq1voyHgil1u82fhgo2_250.gif
A B O U T.

[/SGN]

+2

6

От души смеюсь правдивой шутке Энди, про меня дебила и вообще. Как-то не смешно, потому что дибилом я не был. Мне бы хотелось, чёрт возьми, быть вот настоящим, мать его, 100%-ным дебилом, отморозком, которому нравится угонять машины, долбить битой по слишком убогим или слишком крутым тачкам, кидать кирпичи в витрины магазинов, где зажали сдачу или подгнивают замороженные продукты. Мне хотелось бы быть, как дед в своё время. Занозой в заднице, надоедливой мозолью для общества, ощутимым заусенцем, которого не хочется терпеть, но и сдёрнуть больно - себе дороже. Но я не был таким изначально, а только пытался быть, что отец и увидел. Прочитал меня, как открытую книгу, как хреново написанный детектив бульварного любителя. Вот именно это его и расстроило. Что я мечусь, как дерьмо в проруби, и даже не могу решить, что мне, собственно, надо. Его не сам факт угона разочаровал, а то, зачем я принимал в этом участие. Он прекрасно знал Энди, был наслышан и навиден. Даже пару раз пересекался с отцом моего кореша, без понятия, чё они обсуждали, скорее всего, какую-то бытовуху или элементарные приветствия. И как-то всё у семьи Рид было логично. Яблоко от яблони, это считывалось в отце, когда он расспрашивал про отца Энди или про самого парня. В нашей же семье словно самая насыщенная консистенция в лице Томаса Хоупа с каждым поколением разбавлялась водой. В отце уже не было той спеси и дикости, что была присуща деду и сестре деда, в тёте Алисе и то её больше было. Во мне же осталось какое-то мизерное количество, или же я не знаю, как нащупать то самое, ядрёное.
Общественные работы. Заебись, чё. Прямо-таки бандит и "прости, мам, что пьян, и сбиты кулаки".

А потом наши, - имея ввиду родителей, а именно отцов, — свалят чё похуже на нас, самых умных. - Смешок, немного сползаю на сидении, поднимая голову вверх - чтобы козырёк кепки не впивался в кожу шеи. Энди ведёт тачку к участку, дорогу, говорит, помнит. Я верю. Не курю, хотя хочется. Рид не особо парится по этому поводу, а вот у меня такая привычка не выработалась. Не возникаю, тем более привкус никотина во рту ещё свеж. Постукиваю нервно пяткой. Чем ближе к неизбежному, тем реже. Поздно пить американский аналог Боржоми.

Выйдя из машины, окидываю взглядом здание, не признаю ничего знакомого, хотя мы были тут совсем недавно и даже в более менее вменяемом состоянии. Видимо, не отложилось, да и какая нахер разница. Придётся стерпеться с этим всем. Убираю руки в карман куртки, иду рядом с Энди к главному входу, не глянув на какую-то фигуру возле [судя по комплекции, женскую, но не факт] - обычно за двоих глазеет Рид, негласное правило что ли, вот он и глазеет, а я больше занят мыслями о визуализации предстоящей работы. Понятия не имею, какой она может быть, забыл погуглить это дело. Детские дома или подтирание задниц инвалидам, пенсионерам? Расфасовка разного мусора по пакетам, покраска забора? Энди Сойер и Гекльберри Хоуп в суровых реалиях Сакраменто.

Сажусь за одноместную парту, потолкавшись перед этим на входе в комнату с каким-то качком Винсентом Крэббом [или Грегори Гойл был тучнее и тупее? ну суть понятна], который лез впереди планеты всей и чуть не ушатал тщедушную девушку из трущоб. Поверхностно смотрю на других лузеров, которые, как и я, попали под пристальное внимание полиции и будут выполнять долг перед матушкой Америкой. Все отмазались от чего-то покрупнее, как мы с Энди? Или совершили по мелочам? На лицах не написано, да и не настолько это меня интересует. Смотрю на жирного копа, на висках которого блестит испарина, а меж складок на рубашке проступает пот. Зрелище тошнотворное.

Его монотонную речь прерывает деваха откуда-то сзади, говорит дельную мысль, на которую получает острый [если такое определение можно отнести к такому расплывчатому существу] комментарий от "мусора", а он в свою очередь теряется в разжиженном приходом или чем-то подобным голосе другого парня. Энди смотрит на меня, я на Энди. Начинаем ржать. Клуб "Завтрак"1, блять.

Духота, скукота, безысходность. Когда все наставления заканчиваются, следующий шаг - центр исправительных работ. Звучит, как диетическая версия тюрьмы. В моей богатой фантазии [спасибо генетике и творческой семейке] это видится именно так. Ужасная, одинаковая одежда, решётки, стук железной прохудившейся кружки по холодным прутьям, "Зелёная Миля" и "Побег из Шоушенка". Короче говоря, настроение у меня вот вообще не располагает к сторонним беседам с малознакомыми людьми. А вот Энди, судя по всему, настроен подцепить заразу, СПИД и вон ту девочку, идущую вдоль дороги. Это она топталась у входа, она же была одной из шестерых, кому предстоит убить дохрена часов своей жизни на бессмысленную отработку. На кой чёрт она сдалась Риду? Ничего общего с тем, на что он западает. Красноречиво спрашиваю этот вопрос во взгляде, обращённым к корешу, когда он уговаривает девочку сесть к нам в машину. Тачка-то, конечно, его, пусть хоть кенгуру сюда сажает с бегемотом в сумке, но нахуя через меня лезть? Что, сука, додж, что нива.

Чё ей, это тебе надо бояться. - Усмехаюсь, глянув ещё раз на прикид безымянной мадам. Но она вроде как соглашается, а мне не хочется иметь с ней ничего телесного общего, поэтому в итоге тачка тормозит, я выхожу, отодвигаю кресло, чтобы освободить принцессе проход, и жду, пока её тощая задница поместится на заднее сидение. Возвращаю всё на место, сажусь - и мы едем дальше. Вообще я с девушками галантен, но сейчас а) у меня настроение ниже трёх метров над уровнем асфальта; б) вымещать его на Энди мне не хочется, поэтому под раздачу попадает девонька. Будь она блондинкой, я бы скинул несколько баллов, но чё-то нет. Да и она, я уверен, переживёт мою несимпатию - судя по презрительному и надменному взгляду, осанке и подаче, она обо мне такого же мнения, какого и я о ней. Так даже лучше. — Еду аль одежду воровала? - Спрашиваю, косо глянув на гостью. Надо же попытаться быть вежливым, мешать кнут и пряник.

День первый.
Сбор мусора, сухого и мокрого, листвы и какой-то неопределённой грязи на богом забытой территории. Я даже не знал, что настолько запущенные места есть в самом сердце Сакраменто. Обросшие колючками кусты, высокая металлическая проволока, служащая чем-то вроде забора. Наша Фантастическая Шестёрка брошена на этой огороженной территории, из которой надо сделать за три дня хотя бы подобие Эдема. То ли у муниципалитета виды на этот участок, то ли у самого центра исправительных работ. Нас в детали не посвящали. Сказали, где биотуалеты [в северо-восточном углу] на улице, а в серо-кирпичном здании рядом стоят автоматы со снэками и кулеры с водой, а также администрация. Дали одежду [это, мазафака, самые настоящие misfits2], лопаты, грабли, веники, швабры, мусорные мешки в рулонах, всё по-хозяйски положили на землю. Мол, вот, берите, сами разберётесь. Поставили тайминг, через четыре часа сдаём работу. Переодеваться сейчас. Остаться в майках и нижнем белье, остальное отдать охраннику - он отнесёт в боксы всё в том же северо-восточном здании. Сдать всё, в том числе мобильные телефоны, из денег оставить мелкую наличку - на автомат.

Может, начнём с юга? - Спрашиваю без особого энтузиазма и желания быть услышанным, скорее так, для галочки и приобщённости к делу. Закидываю на плечо какие-то уродские грабли, которыми удобно сгребать, и рулон чёрных огромных мешков, в которые можно слегонца поместить труп. Кошусь на брюнетку, которую, оказывается, зовут Барбара, хочу отпустить едкий комментарий поржать, но к ней раньше обращается Рид. Махнув рукой, неспешной походочкой-таки иду в сторону юга, эти двое, тоже не особо активничая, в том же направлении. Наркоман, качок и мышь ушли на запад, забрав всё то, что не забрали Энди и Барбара. — Язык общий прям нашли. Пир во время чумы, все дела. О русском писателе ничерта не знаю, но о его произведениях часто слышал от бабушки, любительнице разностороннего искусства. Да и эта фраза очень подходит этим двоим. Не то, чтобы я доебался или мне не хватает внимания, но очень, очень и очень скучно. Надо же как-то себя развлечь, а способа лучше провокации других пока не придумали. Мне ведь только и надо, чтобы получать в ответ доброкачественный сарказм, хотя и второсортный подойдёт. Всё лучше, чем тягостное молчание и шум мёртвой листвы.

______________________________________
1 отсылка к фильму "The Breakfast Club";
2 отсылка к форме ребят из сериала "Отбросы";

[NIC]Benjamin Hope[/NIC] [STA]•[/STA] [AVA]http://savepic.su/7179351.gif[/AVA] [SGN]don't keep calm

fuck this, fuck that,
fuck you, fuck off
[/SGN]

Отредактировано Elaine Ratched (2016-05-08 00:54:47)

+1

7

Не долго мне пришлось стоять около полицейского участка, потому что совсем скоро из крутой машины вылезли два парня, оба высокие и довольно худощавые, смазливые фэйсы, как из рекламы мужского дезодоранта, одеты тоже прилично, видно, что из хороших семей. Один из них, тот, что выше, задерживает на мне долгий взгляд, от которого становится слегка неуютно, потому что я не привыкла к тому, что на меня откровенно пялятся, а он не привык думать о том, привыкла ли к этому я, вот такой круговорот. Сначала хочу подойти и познакомиться, посмеяться над тем, что мы тут вроде как в одной беде все, но друг глазастого очень угрюмый, проходит в участок так быстро, что я даже мысль о знакомстве не успеваю закончить, не говоря уже о том, чтобы воплотить ее, эту мысль, в реальность. Я думала, что нас соберут в какой-нибудь комнате, дадут синие брезентовые перчатки и ведра в довесок с граблями и скажут обойти территорию, прочистить траву, собрать фантики, знаете, как на субботнике в школе? А что, должен же кто-то убирать мусор вокруг копов, они те же грязнули, это я замечаю потому, что пластиковый стаканчик валялся не в урне у входа, а катался возле нее, затем был подхвачен порывом ветра и отлетел на несколько метров.

Молча почти бегу за двумя парнями, останавливаясь около «класса», тут несколько рядов низких парт, ниже тех, которые у нас в школе. Я робко присаживаюсь на вторую, которая пока еще пустует, и окидываю взглядом публику: двое папенькиных сынков, не спрашивайте, как я это определила, для начала, по тачке и шмоткам, затем еще два парня, те попроще, видно, что вроде еще школьники, и одна блатная девчонка с короткими волосами, собранными в крысиных хвостик и нахальным взглядом, бррр! Передергиваю плечами, я и сама не промах, никому не дам себя в обиду, но в компании незнакомых людей, половина из которых точно старше меня, чувствовала себя не комфортно. Накачанный юноша выглядел вполне миролюбиво невзирая на то, что расталкивал нас на входе, и то только потому, что в мечтах уже поднимал штангу в зале, я так и слышала, как шестеренки скрипят в его голове, силясь породить какую-нибудь мысль… Да, все запущено, но ничего, это всего лишь на какие-то сто двадцать часов, они пролетят так быстро, что ты и не заметишь, Бар!
Вот бы все в жизни было так просто, как я это вижу в своей голове, а любая проблема решалась бы с помощью заклинания и взмаха волшебной палочкой из древесины и пера из жопы феникса, тогда бы я не сидела тут, борясь со сном и слушая триаду о том, что мы, малолетние неудачники, сегодня встаем на путь исправления.
Наш тяжеловес, выступающий в роли проповедника, реально считает, что общественные работы, на которые нас пойти  з а с т а в и л и, помогут нам больше не грешить? Не знаю, за что сюда попали остальные [думаю, у меня еще будет время разведать], но лично я не считала экскурсии по стройкам чем-то из ряда вон выходящим и криминальным; да, это опасно, так и мы уже не салаги, чтобы со слюной у рта тянуться к коробочке с апельсиновым соком и не отдавать отчет в дальнейших действиях.
Подперев подбородок рукой, я про себя сетовала на несправедливость судьбы и собственную неудачливость, все еще полагая, что меня заставили отрабатывать незаслуженно, и вообще, скучно это все.
Ни одно предложение копа я не дослушиваю до конца, то и дело отвлекаясь или на натянутую ткань голубой рубахи, края которой пуговицы едва ли удерживали от того, чтобы та с треском не разошлась в разные стороны, или на собственное возмущение, а возразить мне хотелось на каждое слово.
Какую пользу мы можем принести обществу? Они тупые или прикидываются, считая, что, малюя кистью с белой краской на заборе мы что-то исправим в своем мировоззрении?
С задней парты раздается бойкий голос, и я безразлично оборачиваюсь, глядя на то, как гопница упивается не только вниманием, которое привлекла к своей персоне, но и высказанной гипотезой. Решаю, что слишком много чести обдумывать слова какой-то там девчонки, потому отворачиваюсь и изучаю стаканчик с горячим капучино на столе нашего лектора. Я бы сейчас не отказалась закидаться кофе и едой, хотелось бы верить, что на этих отработках нас покормят, иначе я пришла совсем зря. Ем я мало, чаще всего раз в день, иногда не ем вообще, и уж совсем редко у меня бывает ланч и ужин, я привыкла и почти не чувствую голода. Меня не стыдит моя нищета, наоборот, в ней есть свои плюсы, в то время как многие девочки считают калории, чтобы не впихнуть в себя лишний кусок шоколадки, я довольствуюсь худой от природы фигурой, или не от природы, а от социальных условий, в которых оказалась, не важно, спортом я не занимаюсь тоже, и умудряюсь оставаться стройной, иногда болезненно худой, и все же многие девочки из социальных сетей, пожирающих сейчас очередной сэндвич из забегаловки, поменялись бы со мой местами на пару месяцев.
Еще через несколько минут скучных бла-бла-бла, мантра во имя хорошего поведения заканчивается и нам разрешают пойти на улицу, от входа в участок едем на место назначения. Зря я думала, что нам тут подадут экипаж с каретой и трёхразовое питание, похоже, все обстояло гораздо хуже и трагичнее, для меня так точно.

Понуро выхожу на крыльцо вслед за всеми, последней, и смотрю, кто и куда топает. Гопница прибилась к наркоше и качку, а я решила, что буду сама по себе, ее общество, девочки с хвостиком и зализанными волосами, а может, просто грязными, мне не нравилось. Спокойно иду вдоль тротуара, стараясь не огорчаться тому, что у меня нет ни только собственного транспортного средства, но и денег на проезд, в конце концов, приду последней, и мне достанется меньше всех работы и больше всех пиздюлей.
Рядом едет додж тех крутых ребят, которые все время ржали, и темноволосый лохматый парень окликает меня. Я сначала прохожу еще несколько шагов вперед, намереваясь не обращать внимания, ведь, наверняка, они пристанут сейчас и начнут смяться, но нет, зовет поехать вместе с ними до центра.
— А можно, да? — Недолго думая, жду, пока Бен вылезет и пропустит меня, по правде говоря, я никогда не сидела в таких крутых автомобилях и понятия не имела о системе перемещения на заднее сиденье, вообще не ведала о том, что на пассажирское сиденье позади первых двух иногда надо ползти таким макаром, и находит же кто-то это удобным, раз покупает машины такой марки?
К счастью, быстро разбираюсь, что к чему и усаживаюсь на место, кидая рядом мешковатую тряпичную сумку, купленную на блошином рынке.
— Не, я вас не боюсь, — уточняю на всякий случай, — а стоило бы, да? — Мне по-прежнему неизвестно, из-за чего эти ребята со мной в одной лодке, вдруг они выдирали кошке лапы или сжигали не вертеле хомячков? А если издеваешься над животным, там и до человека недалеко.
— Я не воровала, — вот уж не знаю, встрепенуться, гордо расправляя перья или, наоборот, оскорбиться. Мне всегда казалось, что воровать — это очень круто, по мелочи, жвачки там в супермаркете или есть чипсы из пачки в каком-нибудь супермаркете, так и не заплатив на кассе и выкидывая пустую хрустящую упаковку на ассорти товаров близ расположенной полки. — Мы с другом залезли на стройку, хотели просто посмотреть, но нас поймали, этот пидор успел сбежать, а я не успела, а вы, че, тоже воровали? — Поговорка «по себе людей не судят» не работает, судят, и еще как, и раз они начали свои вопросы с темы о кражах, значит, она им близка.
— Выглядите прилично, чтобы воровать-то, — наклоняюсь вперед, кладя согнутые в локтях руки на спинку сиденья Рида, он мне нравится больше, чем его не выспавшийся дружок.

Мы доезжаем быстро, и я выхожу из доджа после Бена, который с видом знатока ведет нас к фронту работ. Когда я стояла около участка и фантазировала, что мы будем убирать мусор, я была не так уж далека от правды. Вместо милых стриженых зеленых газонов — репей и вязкая земля под ногами, мусор тут можно собрать, только если закатать его бульдозером глубоко в землю, мерзко и неприятно даже мне, хотя я не причисляю себя к неженкам. Охранник рассказывает нам правила поведения, и у меня округляются глаза, да это прям демо-версия тюрьмы. Одинаковая одежда, интересно, зачем, сотовые и все личные вещи сдать, можно подумать, если у человека отобрать его любимое развлечение, он не найдет, на что отвлечься.
Покорно отдаю сумку с личными вещами конвоиру, стягивая с себя футболку и джинсы, а затем облачаясь в форму, или как ее вернее назвать, робу. Меня не парит переодеваться при парнях, я даже смотрю на Энди Рида украдкой, он мне нравится, их общество девчонок тоже не смущает.
— Блин, я думала кормить будут бесплатно, — несколько огорченно на выдохе, и мой голос разбивается о мерзкий хохот гопницы, имени которой я так и не узнала. Поджимаю губы, стараясь не обращать на нее внимания, тоже мне леди дворового разлива.
Наклоняюсь в общей куче с инвентарём, выбирая себе грабли, перчатки и отрываю два четных мешка от ленты, если я в глубине души надеялась на то, что будет весело, то теперь надежда тлела и превращалась в пепел на дровах моих грез.
Бен что-то бурчит себе под нос, цитирует Александра Сергеевича Пушкина, о котором я, само собой, ни сном, ни духом, так что не придаю внимания его хмурой болтовне, натягивая перчатки и обращаясь к Риду.
— Твой приятель всегда такой заебанный или только сегодня в честь работ? — Хоть разговаривать не запрещают, а я знаю, что любая скучная работа быстрее делается за разговорами и в хорошей компании.

[NIC]Barbara Levine[/NIC]
[STA]bad girl[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/239wP.png[/AVA]
[SGN]http://66.media.tumblr.com/1d12bf8da99df653316cff368942002f/tumblr_mqgbn9QnZk1rukd08o5_250.gif http://33.media.tumblr.com/a948bc4f615ac3896ea8a6098f8dba96/tumblr_mqgbn9QnZk1rukd08o4_250.gif
а не пойти бы вам нахуй?
[/SGN]

0

8

Хмурюсь и закатываю глаза на реплику Бена о том, что мне нужно бояться. Мне? Ха! Да щас! Десять раз прям! Я ваще ничего не боюсь! Слава Богу, мне хватает мозгов не озвучивать подобные мысли вслух даже наедине с собой, что уж говорить о компании, потому что меня бы, в таком случае, стебали бы до конца моих дней, а я и так особым уважением пользуюсь. Меня страшно злит, что среди моих друзей, которые, кстати, по совместительству друзья еще и Бена, все старше меня минимум на два года, и не забывают мне лишний раз об этом напомнить. Но деваться некуда, приходится терпеть и меньше болтать, я уже понял, что постоянно несу какую-то хуйню, которая у старших товарищей вызывает только смех. Годами спустя, кстати, я перейму эту привычку, и точно так же буду свысока смотреть на всех, кто хотя бы на год младше меня, считая себя очень важным и крутым просто потому, что год рождения у меня меньше.
- Да че нас бояться, мы вообще очень мирные, - пожимаю плечами, удовлетворенно наблюдая за тем, как Бен вылезает из авто, они отодвигают сиденье, девонька залезает, двигают обратно... Короче, да, столько лишних телодвижений, и всё потому, что у меня левая пятка зачесалась, и я так захотел. - Серьезно! Хоть полсвета обойти, мирнее ребят не найти! - сестра говорит, что нести хуйню - это моё признание. В общем-то, она права.

- Я надеюсь, ты ему в глаз дала за то, что он тебя бросил? Не по-пацански это, - я выруливаю на шоссе и закуриваю, успел посмотреть на карте в телефоне, где находится этот гребанный центр, и даже примерно понял, куда ехать. Там буквально через улицу живет Сара, подружка Старлы, и мне один раз было вверено её довезти.
Кидаю взгляд на Бена и ухмыляюсь. То, что я только что сказал, касалось не только девчонки и её пидора, нас оно тоже касалось, потому что у Хоупа была прекрасная возможность незаметно съебаться, там, у автомобиля, и я прекрасно помню, хотя я был и не особо трезв, но помню, как орал ему, мол, чувак, давай, вали, хули ты как придурок, съебывай! Но он не свалил, и я не знал, то ли делать по этому поводу рукалицо, то ли радоваться, что друг у меня охуенный. Нет, серьезно, я бы не таил зла за то, что он ушел. Мы с Беном были сделаны из разного теста, я до сих пор понять не мог, че он вообще согласился со мной лезть в эту блядскую машину. Не знаю, мне казалось, что я дебилом тоже не был, но тем не менее, от меня подобное поведение было ожидаемо, я же сказал, моя мама даже не удивилась, когда я вляпался в это дерьмо. В глубине души, каждый в моей семье знал, что я рано или поздно вытворю такую хуйню, что меня захотят упрятать в тюрьме. Это у меня, блять, в крови, они знали, ждали, и не удивились, а вот Бен... с его семьей дело обстояло несколько иначе. И всё же, я сказал именно то, что хотел сказать. Бросать друзей - не по-пацански.
- И че, это тебе из-за такой хуйни теперь спину гнуть вместе с нами? - как-то это, по-моему, не очень соизмеримо с тем, что мы сделали. Чем она, блин, помешала кому на стройке? - Мы наебнулись головой и попытались угнать машину. Но вышло не очень удачно... - точнее, блин, и не скажешь. Особенно про "наебнулись головой". Черт его знает, чем мы думали... Не, ну я-то понятно, что как всегда задницей, а Хоуп?

Хуй его знает, че Бен такой мрачный. Охуенно же! Я разглядываю нашу оранжевую форму и не могу сдержать гогота, у меня ощущение, что я попал в какой-то фильм, и просто мама ама криминал, лук ат ми! Жаль, что телефон забрали, обязательно надо сделать фото на память. Короче, да, я был в восторге и на этой волне совершенно случайно со всеми перезнакомился, сам не знаю, как у меня это выходит, но серьезно, когда у меня хорошее настроение, знакомлюсь с людьми я на редкость непринужденно. Даже с гопницей мы перекинулись парой слов, приобнимаю её за талию и отпускаю какую-то дежурную шутку из десятка шуток в моей голове, одних и тех же, которые я скармливаю девчонкам и надеюсь на чудо, а точнее на то, что им понравится. Гопнице с прелестным именем Синтия понравилось, она смеется, и меня обдает жуткой смесью перегара с какими-то охуенно вонючими духами. Само собой, я решаю, что фубля фунахуй, и спешу ретироваться. Барбара мне нравится больше...

- А че у тебя, совсем что ли грустно? Ну, с едой... - интересуюсь у Левин, когда мы выходим из здания, делимся на две тройки и расходимся в разные стороны. Мне сложно понять, как это, когда ты надеешься пожрать хотя бы в общественном центре. В смысле... Нет, я, конечно, не питался три раза в день, чаще всего тоже жрал ну раз, максимум два раза за день, но причиной тому было моё собственное ебантяйство, потому что еды дома было много, готовила мама, готовила Старла, если бы я не проебывался, мог бы уже наесть приличные такие щеки. Но...
- Бен, хватит жопничать. Отработка - не конец света. Ну подумаешь заставили граблями махать, можно подумать, кто-то ожидает от нас идеального выполнения этой задачи. Сделаем как попало и свалим! - я фыркаю, когда мы идем вдоль забора, к концу парка, чтобы затем начать продвигаться к общественному центру. Мне тоже очень скучно, и поэтому я свои грабли не кладу на плечо, как это сделал Бен, а тянусь ими к забору, и стукаю металлическими зубцами о не менее металлические прутья, издавая бесконечное, режущее слух бум-бум-бум. Сейчас Хоуп развернется и даст мне пиздюлин...
- Не, он ниче такой, но моего восторга по поводу происходящего не разделяет, вот и... - вообще-то, никто из ребят не разделял моего восторга, но это уже сущие мелочи.

Забор кончается, дальше идти некуда, поэтому мы вынуждены приступить к работы. Трава вся покрыта толстым слоем листьев, таких влажных и потрепанных, словно их вообще никогда не убирали.
- Чувствую себя ебанько, если честно. Никому никогда в голову не приходило тут убираться, похоже, а тут у какого-то ублюдка зачесалось одно место и он решил, что надо отправить крутых ребят всё тут разгрести, - рычу раздраженно... Чувствуете, да? Чувствуете, как рассеивается мой восторг, когда я начинаю понимать, что яркой одеждой всё сегодня не ограничится? Сгребать листья в кучу оказывается невероятно скучно, я тяну грабли по траве снова и снова, снова и снова, а листья всё не кончаются и не кончаются. Окидываю взглядом территорию и мне становится дурно, наконец доходит, почему Бен унылый, как пиздец. Это же вот это всё, абсолютно всё, разгребать нам! И мне не кажется, что мы управимся за день, и даже за два... - Блять, - бурчу раздраженно и продолжаю работать. Желание пиздеть куда-то девается... Странно, да?

Проходит чуть больше часа, и вот мы, прекрасные молодцы, наполнили уже целых два мешка мусором и листьями, их тоже сказали в пакеты хуячить. От работы болят руки, а еще я постоянно смотрю на часы, и время, само собой, решило остановиться... Меланхолично орудую гряблями, и дохожу до особо крупной кучи с листьями, словно кто-то все-таки пытался придать этому месту божеский вид, начал сгребать листья в кучу, но потом решил, что ну нахуй, только конченые идиоты будут заниматься подобным. Втыкаю грабли в самую кучу и... какое-то странное ощущение. Там, под листьями, что-то явно очень мягкое... Я пытаюсь разворошить листья, как вдруг в нос ударяет тошнотворный запах. Я вдруг даже грабли бросаю, и шарахаюсь в сторону. - Бля, ребят, тут походу чет сдохло... - вообще-то, просто пальцем в небо, и я пока даже не догадываюсь, насколько же я прав.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2b37E.gif[/AVA]
[NIC]Andy Reed[/NIC]
[STA]fuck this, fuck that.[/STA]
[SGN]

Y O U  Y E A R N  F O R  W H A T' S  M I S S I N G,
T H E  P O W E R  H I D D E N  I N  T H E  N I G H T.

https://49.media.tumblr.com/a30f0991ec2fe8ea4f0392f5c9176aa1/tumblr_nq1voyHgil1u82fhgo2_250.gif
A B O U T.

[/SGN]

+1

9

[NIC]Benjamin Hope[/NIC] [STA]•[/STA] [AVA]http://savepic.su/7179351.gif[/AVA] [SGN]don't keep calm

fuck this, fuck that,
fuck you, fuck off
[/SGN]

Только посмотрите на неё. Кормить бесплатно, на тачке крутой катать, развлекать. Ишь цаца какая выискалась. Я смотрю на Энди взглядом "ну ты видел, видел, чё творится?", но он меня совершенно не замечает. Более того, ему такое общество [и оно ставится ближе и ближе по происшествии каждого получаса] льстит и нравится, и сам Рид выглядит сейчас, как кот рядом с миской сметаны. В качестве последней, понятное дело, выступает наша новая знакомая Барбара. Не по-пацански это. Да, видела бы твоя Барбара, как мы удрали, уебав тачку. И прибежали к родителям. Очень по-пацански, да, поведение отдающих отчёта в собственных действиях пацанов. Решаю не озвучивать свои мысли вслух, мало ли, это я не сильно пёкся по поводу производимого на неинтересных мне девушек впечатления и мог вести разговоры на какие угодно темы, обличающие или нейтральные, но тут был Энди, и вдруг ему эта девка приглянулась, так что решил не портить Риду малину. По-пацански. Хотя, судя по поведению кореша, ему тут половина двора приглянулась, даже страшная гоп-гёрл, которую он умудряется приобнять за талию и что-то проворковать на ухо. Я прямо восхищён им, серьёзно. Так и стоял бы с граблями да в оранжевом костюме и учился урокам пикапа у Энди. Шучу, он не даёт частных уроков, всё себе, всё в семью и в дом. Вообще мне это зрелище быстро надоедает, и я оставляю друга мацаться со всем, что ему вздумается, понимая — конкретно сегодня и, скорее всего, в ближайшее время отбывания нашего срока весело мне не будет. Я как-то ещё на Рида надеялся, мол, его позитив заразить и меня тоже, но сейчас он только больше раздражал, чем помогал. Я искренне не понимал, чё смешного в каторжной униформе и урезанному времени, которое каждый из нас мог потратить на что-то дельное. Например, на граффити, гитару, девушку, да что угодно, хоть ремонт батиной тачки! Всё лучше, чем делать бессмысленную работу с людьми, что смотрят на всех вокруг бессмысленным взглядом. В том числе и на свою собственную жизнь.

Мне иногда кажется, что я Риду за мамку. Серьёзно. И я понятия не имею, как он не свернул себе шею или не огрёб по полной программе, когда мы тусим не вместе. Ведь у каждого из нас была насыщенная жизнь вне пределов дружбы, и это было даже забавно. Да и я сам вёл себя непривычно серьёзно, потому что рядом был киндер сюрприз Рид. После происшествия с тачкой я стал немного параноить, видимо, этим было вызвано моё мрачное настроение, совершенно не типичное для Большого Бена. Я просто шёл рядом с парочкой голубков, пинал мыском правого ботинка всё, что попадало под обувь, будь то щебёнка, обыкновенный мелкий камень, жёлтые фантики от Nuts, кусочки самого шоколада и думал, на что бы отвлечься. И сегодня, и вообще. Ведь эта Барбара будет здесь и завтра, и послезавтра, и всё это было, что отделилось от нас в разных компаниях, тоже. Я только переругаюсь с Энди, если буду ходить будто говна в рот набрал, а выплюнуть не могу. Былой бури и натиска характера во мне как-то поубавилось, и я это списывал тоже на неприятности, что умудрился причинить родителям. И вообще я чувствовал себя, как говорится, "ни о чём". Всё по верхам да по степям, никаких корней в чём-то одном. Докатилось до того, что и угодил в подобное. Не считаю это нормой, как Рид, чем-то крутым и достойным нескольких десятков лайков в профиле соцсети. Утренний настрой, отчасти позитивный, улетучился без следа. На фоне успехов своей семьи я был подобно Рону Уизли — смотришь в зеркало, видишь себя в незаслуженных лаврах, наградах, медалях, с несуществующими кубками за первое место в обеих руках. Всё какое-то фальшивое.

Удивительно, но ситуация немного меняется, когда мы берёмся за грабли и начинаем убираться. Рид теряет былой энтузиазм, ибо теперь нужно быть, по большому счёту, прикованным к одной части огромной территории, числящейся за нашей троицей, зато я обрёл независимость от своей меланхолии. Однотонная рутина помогала структурировать мысли и удивительным образом находить плюсы, когда постепенно и плавно клубок начинал распутываться. Эта работа тоже не вечная, верно? Может быть, не просто так я оказался тут, да ещё и с Энди? Может быть, это время нужно для какого-то осмысления своей жизни? Дохуя замудренно, да? Но вот как-то так. Либо это лицезрение гнилых листьев меня натолкнуло на такую философию, то ли погода шепчет, хуй знает.

Энди, хватит жопничать. Отработка — не конец света. Ну подумаешь заставили граблями махать, —  даже умудряюсь найти в себе остатки юмора и пошутить, цитируя Рида ещё каких-то пятнадцать минут назад. Видимо, у нас бывает, это, ну энергетический вампиризм короче. Когда весело одному, другой грустит, и наоборот.

Спустя час или около того ситуация стабилизируется — теперь нам обоим не тепло, не холодно, а фиолетово. Мы просто делаем свою работу, которая перестала быть чем-то ужасным и сложным, разве что муторным из-за своей монотонности и однотипности. У меня начала ныть поясница, ещё час — и начну ныть я сам. Молился богу, чтобы не подул какой-нибудь сильный ветер или не нагрянул ураган; тогда наши мешки будут повалены на землю, и наступит пиздец. Я этими граблями кого-нибудь убью. И даже не Барбару, ведь успел свыкнуться с фактом её существования за прошедшее время. Нет, я кинулся бы с граблями на, например, Рида, которого отчасти винил в случившимся. Как и себя, в равной доли.

Кто ж знал, что нам попадётся жмурик. Точнее не нам, а [кто бы сомневался, да?] Энди — именно он втыкнул в мёртвое тело свои вилы, как подцепил закуску на десертную вилочку. Всё это мы узнали потом, на следующий день, ибо в тот день нас всех собрали и поспешно увели с территории, автоматически засчитав оставшиеся часы. Нам знатно подфартило, да, ведь первый день оказался таким... интересным. Ладно, соглашусь — найти труп было реально круто, и это достойно фотографии и лайков. Правда, в личности жмурика не было ничего интересного, обычный бродяга, перепивший алкашки и свалившийся ночью в беспамятстве. Пока падал, чем-то ударился, плюс после опьянения быстро замёрз [замёрзнуть в Калифорнии, вот пиздец нелепая смерть, это же умудриться было надо].

Когда Энди-девочка или Нора в последствии спросят нас о той отработке и попросят рассказать что-нибудь интересное, мы сразу вспоминали этот труп, рассказывали о Барбаре, что подкатывала к агнцу Риду, а он, конечно же, делал вид, что ничего не замечает, упоминали и о моём плохом настроении. Больше, собственно, вспомнить было не о чем. Этот эпизод остался в прошлом вместе с оранжевой формой и граблями под несколькими слоями мёртвой листвы.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » misfits. CA edition