Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ze trill rhyttmz of ze West Coast


Ze trill rhyttmz of ze West Coast

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

В ответ на высказанные мысли по поводу отпуска на каких-либо курортах Берн улыбнулась и пожала плечами, отчасти понимая желание Мартины и Дэнни отдохнуть вдалеке как и от городской суеты, так и от приключений в экзотических местах. Майами, по сути, было идеальным местом – и ехать далеко не надо, и пляжи там действительно красивые (насколько Бернадетт вообще может о них судить, побывав в Майами последний раз… давно, очень давно это было). Впрочем, и там можно найти приключения на свою задницу, как это в свое время сделали Ринальди и Рикардс в Городе Ангелов год назад; конечно, то были не совсем приключения, а так, забавные стечения обстоятельств, но не суть. И простой отдых на берегу моря можно наделить яркими воспоминаниями при всем желании и без него.
- Мм ну, в этот клуб, судя по виду, вбухали огромные деньги, так что странно, если и здесь кухня была бы однообразная, - поделилась впечатлениями по поводу изобилия еды на столе, сделала первую затяжку кальянным дымом и выдохнула тот через нос, невольно дернув плечами. Довольно крепкий получился, и в голову блондинке ударило уже после второй затяжки, отчего она откинулась на спинку дивана и стала смотреть на всё немного затуманившимся взглядом. Плюс ко всему пара стопок виски тоже сыграли свою роль, Рикардс неплохо так расслабилась, но дальше налегать на спиртное не стала; нужно было выждать немного времени, дабы хоть немного отпустило это хмельное состояние, чтобы совсем уж не напиваться в начале вечера.

- Честно, я мало что помню о тех закусках, - глянула на Майкла, зная, что тот поймет причину этого. Даже несмотря на то, что американка еще какая любительница вкусно поесть, тот ужин мало чем ей запомнился из-за того, что и изначально голова забита посторонними мыслями, и последующие события как-то вытеснили все обрывки воспоминаний из «Брускетты». – Что мы там вообще заказывали, не помнишь? Кажется, стол весь бы заставлен едой, и мы потом еще просили десерты, - блондинка с улыбкой посмотрела на Мартину, сказавшую про выпуски из Океании. Черт возьми, она никогда не смотрела выпуски с собой на экране, только если мельком, показывая кому-то другому кадры из дальних стран, но теперь женщине захотелось пересмотреть все от начала до конца. Вспомнить, как оно было. – Там было интереснее всего, ну, ты понимаешь, об этих странах мало говорят и мало что известно, поэтому там все смотрят на природу и людей, как дети на новые диковинные штуки, - девушка в ответ на вопросы американки и кубинки сказала, мол, нельзя ей алкоголь, и Берн в тот момент сразу перевела взгляд на Дэнни, на пару мгновений растянув уголки губ. Возможно, Мартина воздерживалась от спиртного из-за здоровья, но не исключено, что та была в положении. Вообще мысль о беременности – чуть и не первое, что приходит на ум, когда девушка, сидя в компании пьющих людей, внезапно отказывается сделать и глоток даже некрепкого алкоголя; но Рикардс сразу решила, что спросит об этом как-нибудь потом, в более удобной обстановке.
– По-моему поздно делать из меня певичку, и до Хьюстон мне, как до Китая пешком, - хохотнула Берн и переплела свои пальцы с пальцами Ринальди, когда тот накрыл свое рукой её ладонь. Американка никогда особо не стремилась к карьере певицы, даже когда имела связи и водила знакомства с нужными людьми, работающими в нужной индустрии в Лос-Анджелесе, и сейчас не видела смысла бросать всё и лезть в шоу-бизнес.
- Бар? А вот это уже интересно, - посмотрела на Юлей, переводя взгляд с Ирэн на Мартина, которые были не очень-то увлечены всеми этими беседами за столом. Вскоре парочка вовсе подскочила с места и пошла в сторону какого-то паренька, видимо, их общего знакомого; только вид у тех был не очень радостный при встрече, насколько Рикардс вообще могла судить, смотря на всё со стороны. – Когда именно этот твой ресторан открывается? – с улыбкой спросила, поднимая свой полупустой стакан с «Джеком»; мужчина недавно рассказывал ей об открытии, и блондинка еще тогда удивилась, что само заведение будет находиться именно в Сан-Диего.

Поднеся стакан к губам, американка прятала за ним усмешку от Вессона, который с искренне возмущенным видом говорил без остановки сначала обо всех черномазых рэперах, а затем о том бывшем в три раза больше него самого парне; поначалу, естественно, все его загоны по поводу так называемых конкурентов казались простым лепетом обиженного, кхм, творческого человека. Но там, что неудивительно, были замешаны интриги, что для шоу-бизнеса – норма, интриги да скандалы и есть практически вся его составляющая. В словах белого рэпера можно было легко запутаться, особенно если не вслушиваться в них особо; они шли вереницей друг за другом, у того, кажется, дыхалка была отменная, раз он мог и без секундного перерыва говорить без остановки, как заведенный. Вскоре парень, правда, все же прервался, когда зал загалдел от предвкушения увидеть на сцене его и того черного, с которым они ранее сцепились на потеху публике.
И Вишесс, как блондинка поняла, умеет накалять обстановку; если этот Куки банально заливал про то, что "рэп - дело черных", то парень поддел его тем, о чем еще, сидя за столом, разговаривал с Майком. Реакция толстяка должна быть вполне себе предсказуемой, и Бернадетт даже подалась вперед, ожидая дальнейшие события.

+3

22

Услышав, наконец, признание Мартины о ее знакомстве с Юлем, нахмурился. О случайном столкновении на дороге я был наслышан, но что этим слепым мудаком, цитирую, был Мартин, разумеется, не знал. А ведь эта самая авария произошла почти полгода назад и никто из ее участников не удосужился посвятить меня в детали – это злило меня сейчас больше всего прочего. Ладно Мартина - о моем знакомстве с дилером она, понятное дело, ничего не знала, а вот он, я полагаю, мог бы и рассказать, так, между делом, - И когда ты собирался мне рассказать? – С усмешкой обратился к супругу Касты, впрочем, сохраняя на лице недовольное выражение. Меньше всего я любил утайки, особенно если никакого смысла в них не видел. Ну, столкнулись на дороге, слегка… ничего удивительного, Мартина действительно была не самым лучшим водителем. Если конечно подробности их встречи, озвученные молодой женщиной, были правдивыми. Впрочем, от своих размышлений я довольно быстро отвлекся, увлеченный сперва поглощением виски, затем и куда более приятными беседами. Например, разговорами об отдыхе, о котором и сам грезил уже долгое время. Нет, мне, конечно, удавалось вырываться в ту же Флориду время от времени, да и калифорнийское солнце пекло не хуже. Ведь сама суть была не в солнце даже, не в живописных пляжах  - в самом факте. Расслабиться, действительно, по-настоящему, мне не удавалось довольно давно.
- Да сдались тебе эти массажистки! – шутливо отвечал Мартине, вновь припомнившей мне неудачную шутку. Теперь до смерти мне вспоминать будет? Как женщина умудрялась из нескончаемого потока моей болтовни вытаскивать какие-то совершенно незначительные, ей одной казавшиеся обидными, вещи, признаться, я до сих пор не понимал, но эта ее привычка чертовски меня раздражала. Только сейчас, потеряв всякий интерес к подобным разговорам, я просто ничего больше не ответил, другой, свободной рукой успокаивающе сжал тонкие девичьи пальцы. Как раз к этому моменту, очень удачно, вмешался в разговор Майк со своими хвалебными речами «Брускетте», - Манигот там действительно первоклассный, - Согласился с андербоссом.  Есть мне по-прежнему совершенно не хотелось, однако при одном только упоминании блюда невольно облизнулся.
Подтянув к себе кальянную трубку, вдохнул пряный дым, - Да ладно тебе! Пару недель солярия и не отличить. А телохранитель у тебя, вроде как, уже и имеется,  - Пришла моя очередь для хитрых подмигиваний, Майкл, конечно, на телохранителя тянул меньше всего, но обеспечить своей женщине безопасность был вполне способен. Впрочем, разговор ведь был не об этом, - Подумай об этом! – Назидательно покачав указательным пальцем, не без усмешки посмотрел на пышногрудую подружку кузины. Вообще-то, я всего только раз слышал ее пение, кажется, на Дне Рождении Касты, пример не самый удачный: Рикардс тогда была пьяна, немногим больше, чем я сам. 
Заметив некоторое напряжение на красивом лице своей спутницы, когда Бернадетт и Ирэн по очереди спросили о ее предпочтениях в алкоголе, усмехнулся, поймав же заинтересованный взгляд писательницы и вовсе расплылся в улыбке. Почему Мартина так старательно избегала темы своей беременности я не очень понимал,  - Да хорош уже шифроваться, все свои, - Освободив колени темноволосой итальянки от своих рук, по собственнически обхватил ими ее за талию, погладил пальцами пока еще плоский живот.
- Ну, американского флага ты там теперь точно не увидишь, а вот портрет команданте кубинской революции - запросто. И танк этот ублюдочный убрали наконец. Мы там неделю назад последний раз были, остались кое-какие детали и все – ждем всех на открытии. Как тебе там, кстати, Марти, понравилось? – Обратился к итальянке, как к еще одной свидетельнице активного рабочего процесса будущего заведения, - Твоя племянница постаралась на славу. Кстати, где она? Только сейчас заметил, что ни Ирэн, ни Мартина на месте уже не было.  Когда же выяснил куда запропастились супруги, только развел руками -  наличие знакомцев Юля в подобном месте не было для меня чем-то странным.
- Теперь, значит, займешься высокой кухней? И как ты только все успеваешь?! – Когда второй человек в Семье похвастался открытием нового ресторана, плутовато усмехнулся в полупустой бокал.  Я довольно давно знал этого хитреца Ринальди, он никогда не упускал возможности поднять бабла, а ресторация Сэквиля, судя по всему, была золотой жилой.
Мое хорошее расположение духа, впрочем, мигом улетучилось когда на сцену поднялся черномазый Куки; характеристику своему конкуренту рассвирепевший Вессон дал более чем исчерпывающую, когда же выяснилось, что этот самый исполнитель еще и является протеже нашего нового знакомого продюсера - все встало на свои места. Понятно теперь зачем Роджерс решил «порадовать» нас своим присутствием, пусть и не так уж долго, и чего хотел добиться от Хопкинса. Неудачливее воротилы чем Бобби я, признаться, не встречал, удивительно как его студию еще до истории с Тиграми не разобрали по кирпичикам акулы навроде того же Патрика.
Слушая распинания неугомонного короля сцены, вернулся к диванам, но так и не присел, заметил взволнованный взгляд Мартины и беззаботно ей подмигнул, мол, не волнуйся. Заботы о спокойствии женщины, впрочем, отошли на второй план, когда участники недавнего конфликта вновь были приглашены на сцену. Говоря о том, что я ничерта не понимаю в репе, я вовсе не имел в виду, что не могу отличить хорошую музыку от плохой. Откровенно, всю эту хип-хоп индустрию я относил ко второй категории, но в сравнении с черножопой обезьяной, кривляющейся на сцене и вещающей за расовое превосходство негроидов в данном стиле, Барт выглядел куда выигрышнее. Впрочем, меньше всего меня волновало содержание незамысловатых текстов, куда больше – реакция оппонентов. И, естественно, она не заставила себя ждать.
- Ты, сопляк, кого бля продажным назвал? – Последующие гневные реплики Изи-Куки растворились в гомоне беснующийся толпы. Здоровенный нигрила было дернулся в сторону Вессона, но затем остановился, искривил свой уродливый рот. Затем поднял мясистые руки в сторону зрителей, призывая к тишине.

Йоу, про честность и свободу ты правильно вещаешь
Но с каких это пор себя к невинным причисляешь?
Ведь знает каждый МС, здесь не нужно быть оракулом -
Вессон за продвижение своего псевдогангстерского шлака
Ебется в свою белую сраку!

Отредактировано Daniel Rossi (2016-08-03 14:33:55)

+3

23

Уже через несколько минут наша ложа погрузилась в густой и ароматный кальянный дым. Мне же оставалось только наблюдать со стороны за происходящим, время от времени бросая недовольные взгляды на итальянца, чья рука с поразительной частотой тянулась к бутылке виски. Правда, сомневаюсь, что он вообще это замечал, продолжая каждый раз наполнять стакан Чивасом.
Поджимаю губы, усмехнувшись на многозначительное замечание Майка на счет того, что скучно нам с Дэнни не будет, куда б мы, в конечном итоге, не поехали. Когда же тот подмигнул своему другу я все-таки не сдержалась, нетерпеливо произнеся понизив немного голос, - Ты о всех подробностях нашей жизни рассказываешь своим друзьям? - я не поняла о чем именно говорил Майкл, сразу же придав этим слова чуть другой смысл. Хотя он был кое в чем прав, с тех пор как в моей жизни появился этот мужчина, я, вроде бы, на тоску не жаловалась ни разу, но мало ведь кто знал что эту идиллию разбавляло периодически появляющееся желание поубивать друг друга и я не хотела, чтобы об этом вообще кто-либо знал.
- Ну, по крайней мере, не в каждом клубе тебе спагетти подадут, - как правило ведь в такие заведения совсем не полакомиться приходили, все-таки они обычно были направлены на другие развлечения, а праздник живота, если так хочется, то лучше уже устроить в каком-нибудь хорошем ресторане, я так считаю. Но, притворяться не буду, в Лагуне все приготовлено было на уровне, несмотря на то, что я не все пробовала и пробовать не не очень-то и собиралась - от некоторых блюд я и вовсе нос воротила, но этому скорее причиной было изменение вкусовых пристрастий связанное с беременностью. К слову о моем новом состоянии. После того, как я отказалась от алкоголя под предлогом, мол, мне нельзя, Бернадетт перевела довольно красноречивый взгляд на Даниеля, который тут же по-хозяйки приобнял меня за талию, погладив пальцами живот. Срок был небольшой, по сути, заметить ничего пока нельзя было, но раз уж можно не шифроваться, то так и быть. Я вовсе не была суеверна на этот счет или еще чего, просто пока сама в это поверить не могла и тем более не могла привыкнуть к тому, что я скоро стану мамой, - Так это ты оказывается еще не всем рассказал? У нас будет ребенок, - счастливая улыбка озаряет мое лицо, когда я, накрыв ладонью руку итальянца, делюсь со всеми радостной новостью, хотя для некоторых, в общем, это была уже и совсем не новость. Видимо, Дэнни свое отцовство осознал быстрее, но я, по правде, была только рада этому, так как с самого начала боялась и была почти что уверена в том, что он откажется от своего ребенка. Благо, я ошибалась.
Потом зашел разговор о баре Мартина и Дэнни, о котором слышать мне было уже невыносимо.  - слишком много и часто разговоров о нем велось. Поскорее бы открытие, - По сравнению с тем, что было, то конечно, - немного отстраненно отвечаю на вопрос итальянца, а сама бросаю взгляд на Ирэн с Мартином, что вдруг друг за другом сорвались куда-то, увидев, видимо, какого-то знакомого.
Подняв свой бокал вслед за Майком и чокнувшись с остальными, не успела и отпить, как у нашего стола объявился Вишесс. Его красное от гнева лицо и ругательства летящие во все стороны не предвещали ничего хорошо. Пытаясь сначала вслушиваться в беспрерывную череду возмущений Барта по поводу вызывающих слов чернокожего здоровяка, я потом утратила к этому интерес, обратив все свое внимание на Дэнни, который завелся не хуже самого Вишесса. И в его как будто успокаивающий взгляд мне верить не хотелось только потому, что я достаточно долго и, думаю, хорошо его знаю. Когда на сцене в очередной раз появился Барт вместе со своим оппонентом все снова оживились в ожидании новой порции желчи, я демонстративно отвернулась от итальянца и как могла изображала крайнюю заинтересованность в баттле, по моему мнению, бессмысленном.

0

24

Юлий Цезарь, как известно, умел делать несколько вещей одновременно -  и Майк Ринальди старался следовать примеру своего великого одноплеменника, наблюдая за происходящим на сцене (где Вессон и Изи-Куки обменивались все более злобными и уничижительными частушками) и беседуя с сидящими за столом людьми. Новость о том, что у Мартины и Дэнни оказывается будет ребенок, заставила андербосса, всплеснуть руками и широко улыбнуться. – Madonn, и ты молчал? Поздравляю. Тут гангстер подозвал к себе официанта, властно щелкнул пальцами. – Бутылку "Кристал", на льду, побыстрее. И клубники, знаешь. Тот вскоре вернулся с ведерком, в котором покоился сосуд с мегадорогой шипучкой, и тарелкой со свежими ягодами– и Ринальди церемонно разлил напиток по хрустальным бокалам. Бухать по такому поводу текилу было не  в тему. Слегка привстал. – За вашего будущего ребенка! За то, чтобы его жизнь была сладка, как эта клубника, и роскошна, как это шампанское! Опустошил бокал, сел обратно, деловито спросил  у без пяти минут молодоженов. – А с крестными определились? У Майка не было сомнений, что таковой будет – как-никак родители ведь не какие-нибудь толстожопые реднеки с закаканной коровами фермы "Веселые ручейки" или баклажаны из забросанного окурками гетто,  а настоящие итальянцы, которые должны были понимать ценность католической традиции.  Вообще говоря,  Ринальди очень импонировало, что Мартина происходила из "связанной" семьи из Нового Орлеана и у него то и дело чесался язык спросить ее об отце – но он воздерживался. – Думаю, пару месяцев еще по крайней мере, очень хлопотное уж дело. Интерьер, лицензия на алкоголь, найм персонала… Просто голова кругом. – ответил Майк  блондинистой писательнице, когда она спросила о ресторане. Эта тема его воодушевляла – новый проект вызывал почти такой же энтузиазм, как открытие "Доллз".  Усмехнувшись, андербосс шутливо ткнул Дэниеля кулаком в плечо. – Кухня выше некуда, брат. Думаю назвать Nabuleone – это Наполеон по-корсикански. Он ведь был по сути островным итальянцем, а не лягушатником. И оборудовать все в духе его империи.  Не то что бы Ринальди был жарким поклонником властного лилипута (его несколько смущало непочтительное отношение того к Римскому Папе), но в какой-то степени его самолюбию льстило, что человек, поставивший всю Европу на карачки,  был на самом деле их крови. И ведь государством своим он управлял как мафиозным рэкетом, разделяя и властвуя, продвигая родственников. Куда там болтливым волокитам из Франции – тут нужна римская закваска, это, блять, даже ежу понятно.
Тем временем поединок закончился – и жюри, после недолгого обсуждения, отдали победу Барту. Тот, под выражающие самую разную палитру эмоций крики. c cияющими глазами подрулил к их столу. Он возбужденно похахатывал и даже пританцовывал. В какой-то момент повернулся задом в сторону поклонников Изи-Куки, с искаженными от ярости черномазыми лицами, и несколько раз хлопнул себя по обтянутым винтажными джинсами ягодицам.  Вой усилился - Каково я его? -  Хогвелл подмигнул всей честной компании и отправил в рот сразу пять клубничин. Прожевав и обтерев губы от красного сока, немедленно, без перехода,  спросил у Майка с Дэнни. – Ребят, можно вас на минутку в гримерку? Очень важное дело, просто страшно важное.  Дамы, миллиарды извинений, да? С несколько плохим предчувствием, мафиози поднялся и прошел вслед за рэпером. Они, чуток попетляв по коридору, прошли в немаленькое помещение, где стояла какая-то аппаратура, а также валялись обычные для Вишесса проявления творческого беспорядка – пустые бутылки из-под спиртного, заполненные пепельницы и тому подобное. Там музыкант немедленно приступил к делу, все так же посмеиваясь и потирая руки. – Слушайте, ребя, у меня прямо гениальная идея! Хочу на последнюю песню клипак заделать – можете, вы сниметесь в нем? Все телки потом ваши будут! Ринальди и ожидал какой-то такой глупости – и потому, опасаясь что Дэнни прельстит слава, поднял вверх украшенный бриллиантовым кольцом палец. – Исключено, блять. Просто исключено, забудь об этом. Вишесс захлопал глазами как ребенок, обиженный тем, что ему запретили рисовать мелом на обоях или сооружать на обеденном столе коллажи из фрикаделек под соусом. – Но почему,  многие парни снимаются… Дэнни Про… Речь шла о Дэниеле Провенцано, "посвященном" из самой влиятельной Семьи в стране, который отсидки за рэкет перемежал  продюсированием довольно тошнотворных по мнению Майки фильмов вроде "This thing of ours" и "Vampire Vixens from Venus". Из снобизма он действительно еще и кое-где изображал актера, и то был не единственный прецедент – но Ринальди было похер. Последнее время они и так привлекали к  себе слишком много внимания  - не хватало им, чтобы к федералам и легавым присоединилось бы еще и сообщество критиков. – Его дело, и нахуй вообще именами тут бросаешься? – Майк было сложил руку козой и хотел продолжить внушение, но тут дверь распахнулось, и в комнату вступил Изи-Куки и еще двое черножопых мускулистого сложения и с дружелюбными физиями страдающих геморроем неандертальцев. Словно в упор не видя итальянцев,  конкурент Барта обратился нему. – Так ты, мудак, меня фанерщиком назвал? Сейчас тебе конкретно очко порвем! В следующую секунду события начали развиваться чрезвычайно быстро – все трое бросились на Вишесса,  однако тот оказался не лыком шит – отскочив в сторону, он схватил большую бас-гитару и буквально разбил ее о голову подбежавшего к нему недруга. Под жалобный звон струн тут рухнул,  заливаясь кровью – а в гримерку вбежало еще несколько бугаев  в золоте и вычурных нарядах, эти преимущественно белые. –  Барт, мы  так и знали, что эти гондоны сюда поперлись! Пизди, их братва! В следующую минуту в комнате началась настоящая куча-мала – творческие люди вовсю махали кулаками и подсобными инструментами, к ним присоединились клубные охранники. Все чаще стали поминать вызов копов, стоящих на посту неподалеку – и тут Майк повернулся к Дэнни и прошипел. – Надо нахер убираться отсюда и забрать девочек…  Какой-то коротышка с козлиной бородкой, вышвырнутый броуновским движением драчунов, тут пролетел в миллиметре от Ринальди и врезался в один из шкафчиков, пробив плечом его дверь.  - … Не хватало еще, чтобы легавые нас загребли с этими полудурками. Засветиться на какой-то фраерской потасовке ниггеров и их белых подражателей Майк отнюдь не хотел  - чертовы ФБРовцы и так рады их прищучить, еще начнут шить, что это они руководили побоищем.

+1

25

За потасовкой двух конкурирующих исполнителей, развернувшейся  на импровизированном ринге в самом центре зала, я наблюдал, все-таки, куда внимательнее, чем вслушивался в беседы, которые вели между собой мои спутники. Медленно, даже как будто нехотя потягивал уже теплый Ригал и с откровенным неприятием таращился на копченого оппонента Вессона. Что именно не поделили они с Бартом лично мне было насрать, а вот терпеть оскорбления (пусть и не прямые) от баклажана я не собирался. Прежде, чем разговоры о нашем с Мартиной будущем ребенке отвлекли меня от происходящего на сцене, подумал, что стоило  бы потом объяснить этому Куки как не стоит обращаться к уважаемым людям.
Отставив на край стола полупустой рокс, с торжественной улыбкой наблюдал за тем как Ринальди, любивший широкие жесты, разливал по бокалам дорогущее игристое. Затем, приняв фужер из его рук,  крепко похлопал того по плечу, - Бо, спасибо за теплые слова. Так и будет, все как ты сказал! Уж об этом я позабочусь, - И это слова не были пустыми, я точно знал о чем говорил. Обеспечить своему ребенку достойное будущее я считал своим долгом, о чем постоянно напоминал и Мартине, кажется, до сих пор нуждающейся в этих моих обещаниях. Оно и не удивительно - женщина ведь на самом деле поначалу думала, что я откажусь от своего ребенка и оставлю ее разбираться со всеми навалившимися трудностями в одиночку. Судя по тому, как светились теперь ее глаза свои идиотские мысли итальянка уже давно оставила и теперь пора было подумать о делах насущных. Например,  о будущих крестных, - Я еще не думал об этом, - честно признался Майку, залпом опустошая бокал с шампанским. Затем, немного поразмыслив, вдруг ответил, -  Но.. стоит попросить об этом Фрэнка, как думаешь? Он многое сделал для меня, это будет правильно, - Впрочем, дело было не только в этом. Кроме того, что Альтиери и так приходился мне родственником, он был человеком чести, что важнее - был боссом. Мартине возразить на этот счет было нечего. 
Кого назвали победителем рэп-турнира звездные судьи я понял не сразу  – толпа ревела так, что я даже собственных мыслей блять не слышал. Пришлось даже прервать пытливые обсуждения нового ресторана Ринальди (второй человек в Семье, судя по всему, обустройство «Nabuleone» считал хлопотами скорее приятными) и приподняться с места, чтобы хотя бы по лицам болельщиков определить триумфатора. Не то, чтобы меня действительно интересовали итоги поединка – просто любопытствовал. Впрочем, когда Вишесс вновь объявился в вип-ложе, я  все сразу понял – довольный, как обожравшийся свежим мясом котяра, разве что не прыгал от восторга. Хотя и пытался какое-то время сохранять самообладание и сделать вид, что никакого другого исхода и быть не могло -  прокололся сразу же, как только открыл рот. Его же предложение прогуляться до гримерной я воспринял безо всякого восторга; прежде, чем подняться с места, неспешно переглянулся с Майком, покачал головой. Уходить мне никуда не хотелось, тем более я понятия не имел чего ожидать от Барта. У этого паренька были серьезные проблемы с дисциплиной, а отвечать за этого полудурка придется мне. Поэтому прежде, чем Вессон успел переступить порог гримерной, тормознул его, - Давай только без хуйни, как ты любишь, - Король хип-хопа ответил мне наигранно оскорбленным взглядом и бесхитростной усмешкой, поднял вверх позвякивающие множеством бесформенных украшений руки. Но без хуйни, как я и полагал, не получилось.
- Слышал, что Майки сказал – забудь об этом, - Пусть я и не разделял резкой категоричности андербосса в этом вопросе, все же поспешил осадить новоявленную звезду хип-хоп культуры прежде, чем тот успеет ляпнуть еще что-нибудь. Свою «наикрутейшую» идею Барт вынашивал уже давно и, кажется, был искренне озадачен отказом. Мы обсуждали это однажды; я понимал, что заниматься самодеятельностью мне было не по статусу, но, все-таки, много думал об этом, о перспективах, разумеется.  Отложив на место какой-то непонятный мне инструмент (музыкальный, вероятно?), - тот, что попался мне на глаза сразу же, как я вошел в комнату и который все время недолгого разговора вертел в руках, - посмотрел на Ринальди. Собирался было что-то сказать, но тут в гримерку ворвался черномазый Куки со своей братвой.  А дальше события начали развиваться с бешеной скоростью: вся чернокожая братия ринулась на Вессона, тот, прежде чем в комнату подоспели и его приятели, успел приложить одного из орангутанов здоровенной бас-гитарой, да так, что тот сразу же ничком рухнул на землю и принялся вопить. Я собирался было последовать совету Майка и побыстрее свалить из тесной комнатушки прежде, чем нагрянут копы, но затем, один из тупорылых дружков Изи-Куки, хватаясь за свой окровавленный шнобель, нелепо выставил вперед мощные ручища  и на ощупь двинулся вперед; немного поковылял, затем, вовсе потеряв координацию, схватился за рукав моего белоснежного пиджака, намертво сцепив пальцы, - Блять!, - Ткань предательски затрещала, а я, мысленно попрощавшись с приличной шмоткой, начал оглядываться по сторонам: первое, что попалось мне на глаза – гриф той самой гитары, которой Вессон минутой ранее прошиб голову одному  из вышибал Куки. Наспех подхватив покореженный инструмент с силой зарядил им черномазому по башке. Тот, грохнувшись на пол, прихватил с собой кусок белоснежного рукава и, прежде чем вырубиться, все-таки схватил еще пару ударов ботинком по роже. 
Всю дорогу до вип-ложи я громко матерился,  поминал крепким словцом черножопых уебанов, высерков черного квартала испортивших вечер и жалел о потраченных на пиджак 700-а долларах. Затем, объявив Мартине, что мы уходим, буквально подхватил ее под руки и потащил за собой, к выходу. По пути успел опрокинуть в себя еще один из этих безвкусных цветных коктейлей.

На следующее утро я пожалел об этом. Обо всем выпитом в целом. Контрастный душ и полтора часа у бассейна привели меня в чувство. Лежа на шезлонге, я потягивал холодный Будвайзер и ,время от времени, поглядывал на циферблат своих Картье – Мартина сбежала по магазинам еще до того, как я проснулся и пока что на связь не выходила, а вчера мы договорились с Майком и Бернадетт пообедать в «Провиденс» перед отлетом (там подавались лучшие на всем побережье морские гребешки с кокосовым карри, о которых то и дело твердила мне Марти) и я не хотел опаздывать. Свой мобильный я оставил в номере и великое множество пропущенных звонков обнаружил намного позже. Были они, впрочем, не от Готти. Бобби Хопкинс разрывал телефонную линию с десяти часов утра, да так настойчиво, что мне следовало бы забеспокоиться. Первым делом подумал, что Барта, вместе с его белыеми и черными дружками все-таки загребли за решетку, а я мало в чем тут мог ему помочь; но Бобби позвонил снова.
- Что? Ты бля издеваешься? У нас самолет через три часа, – Вытащив изо рта сигару,  раздраженно откинул ее в пепельницу, дотлевать, - Это твои проблемы – не наши, сapisci?!  – Тут нахмурился, задумчиво почесал напряженные скулы, -  Ладно, посмотрю что можно сделать. Встретимся на месте. Сбросив звонок, я тут же принялся вызывать другого абонента.
С Бобби Хопкинсом и его давнишним, - и куда более успешным,- конкурентом мы договорились встретиться все в том же «Провиденс», только намного позже обеденного времени. Ни о каких гребешках, разумеется, я уже не думал.  Лихо выкручивая баранку арендованной бэхи, в красках рассказывал Майклу Ринальди о произошедшем.
- Я не знаю в чем там суть дело, но наш Куинси Джонс, походу, опять все просрал. Сказал, мол, ему только сегодня утром сообщили, что канал отозвал контракт, он здесь не при делах и вообще нихера не знает. А этот хуесос Роджерс предлагает нам обсудить, как он сказал… «возникшее недопонимание».– Щелчком отправив бычок в сторону, повернулся к Майку, сверкая зловещей ухмылочкой, - Идет он нахуй – вот что я думаю. Недопонимание, блять, как же. Устроим ему повторное обрезание и дело с концом. Как можно было понять, на дружескую беседу с Патриком Роджерсом я был совершенно не настроен. Что вовсе не странно - с этим выродком мы были знакомы меньше двадцати четырех часов, а он уже успел нам поднасрать. Глубоко тронутый вчерашним «радушием» Ринальди или же проигрышем своего черножопого протеже, Роджерс решил завернуть творческую деятельность Барта. Как новый владелец канала расторгнул контракт с продюсерским агентством Хопкинса и запретил прокрутку сумасбродных клипов докучающего ему МС Вессона – добавил его в черный список… или что-то типо того. И тогда Бобби начал терять бабки. Чуть позже начнем терять и мы. Этого, разумеется, никто не хотел.
- Вон, кстати, тачка его походу,  - Припарковав спорткар на стоянке возле входа, ткнул украшенным массивным перстнем мизинцем  прямо в сторону затонированного Роллс-Ройса Фантом,  как раз принадлежавшего знаменитому владельцу Rabbit Century.  Сам хозяин автомобиля, видимо, уже ожидал нас внутри.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-08-08 23:40:22)

+1

26

Следующий день после того, как ему удалось подхватить Берн, племянницу с мужем и наконец убраться из клуба, Майк хотел провести спокойно  - пообедать со своей девушкой, Дэнни и Мартиной, Однако не тут-то было – уже вскоре, поочередно ему и Росси, начинал названивать Бобби Хопкинс. Лежа в наполненной пеной ванной  со стаканам "кровавой мэри" в руках, Ринальди начал осознавать, почему у того были проблемы в бизнесе – продюсер чуть что начинал паниковать и вести себя как перепуганная и притом бестолковая клуша. После довольно продолжительных расспросов (во время которых несколько раз пришлось повысить голос) выяснилось, что их вчерашний знакомец, Патрик Роджерс, решил перейти в наступление и разорвал договор со студией Бобби, вырезав из эфира произведения МС Вессона. И только сейчас выяснилось – что контакты с этим хером оказывается важны. К слову сказать – о массовой драке между рэперами написали уже в утренних газетах, а Барт вместе с другими участниками какое-то время посидел в полицейском участке. Слава Богу, стоящих за Хогвеллом итальянцев в это дело не втянули.
-  Блин, чем больше дел с этими бормотунами ведем, тем больше ебанутости. Ладно, послушаем и посмотрим. – проворчал Майк, недовольный что даже вечеринка при участии звезд хип-хопа превратилась в сулящий разные проблемы фарс.  Он откинулся на сидении "БМВ" и аккуратно извлек из рукавов пиджака белоснежные манжеты  - по случаю деловой встречи и визита в такое место, как "Провиденс", андербосс переоделся в темный костюм от Черутти.   Новая сорочка сильно натирала шею – и потому первым  импульсом у гангстера был такой же, как у Дэниеля – просто взять этого козла Роджерса за яйца и сразу прояснить, кто он в этой жизни есть. Вместе с тем остатки паранойи, преследовавшей его во время процесса Гвидо, еще были на месте  - и заставили задуматься об ином аспекте. – Знаешь, в чем проблема, когда ведешь дела с ебанными "законопослушными бизнесменами"? Никогда не знаешь, не нацепил ли себе этот хер диктофон на пузо и  не пишет тебя, чтобы потом выдвинуть долбаные обвинения в вымогательстве. Именно поэтому гангстерам было проще рэкетировать тех, у кого рыльце также было в пушку – коммерсантов, желавших нечестных преимуществ при подрядах,  бравших у клана "черные" ссуды или, скажем, имевших дела с наркотиками. Другое дело, что и в подобных случаях гарантии не было – потому для современной мафии существовало только два способа минимизировать такие риски. Либо вести дела лишь с очень узким кругом проверенных людей и по сути превратиться в "индустрию сервиса" для игроманов и желающих быстрых денег, как это происходило с некоторыми маленькими и вымирающими Семьями – либо сделать так, чтобы ее слишком боялись, чтобы начать стучать. Подобное кровожадным Торелли подходило, пожалуй, больше. – В нынешние времена каждая сучара, если ему по бизнесу хвост прижмут, готова побежать к легавым. 
Когда мобстеры оказались около ресторана, где уже стоял роскошный "роллс" собственника Rabbit Century, то Майк вылез и, сопровождаемый Дэинелем, не чинясь, зашел в заведение. Там их встретил метродотель – и сразу же провел в отдельный кабинет, где за столом, заставленным бутылками с аргентинским и чилийским вином, рисом с карри и прочими закусками, уже сидела местами знакомая компания. Усатый Хопкинс,  сейчас особенно напоминавший нервного и удрученного кролика из "Алисы в Стране Чудес", нагло улыбавшийся и потягивавший красненькое Роджерс – и рядом с ним невысокий баклажан в серой кепке клинышком, с множеством разных форм мелких сережек в ухе и крысиным злым лицом. Он показался Майку смутно знакомым -  и сразу не понравился.  – Привет-привет! – во вчерашней же развязной манере заметил Патрик. Он, видимо, всегда был то ли под хмельком, то ли под дурью – почему на расслабоне. – Присаживайтесь! Старину Робина-Бобина, вы, конечно же, знаете. А это Честер Чимауз, более известный как "Гризи Эйт"*.  Он в Калифорнии контент-директор нашего канала, без него никуда, ха-ха-ха. Присев и вглядевшись в черты физиономии "контент-директора", Майки вспомнил кто это –  вроде что-то такое рассказывал Вессон. Второстепенный рэпер, не сильно преуспевший  на ниве творчества, благодаря своим связям пошел в сферу оценки творчества других – и теперь в определенных кругах черножопо-музыкального истэблишмента считался авторитетом.  Главным образом потому, что мог обеспечить места в прайм-тайме.  – Ну перейдем к делу, Патрик. У нас был контракт на три года, так ведь? Когда мы его заключали – я тебе оказал кой-какие услуги, сам знаешь. И рассчитывал на ответку. Теперь же ты бьешь по всем нашим планам, ты понимаешь? – наконец заговорил Хопкинс, нетерпеливо похлопывая рукой по столешнице. Его круглое добродушное лицо покраснело. Роджерс же сохранял спокойствие. – Конечно, блять, понимаю. По последним исследованиям мой каналец шестьдесят восемь процентов поклонников рэпа и хип-хопа в нашем засранном штате смотрят. Если они прекратят видеть харю Барта – то… Тот пожал плечами и отхлебнул винца. Ринальди понял, что имел ввиду Патрик – постепенно зрители канала начнут забывать о Вессоне и искать новых кумиров. Такая публика раболепно вслушивается в то, что говорят смотрящие с голубого экрана критики. – А контракт я, Бобби,  досрочно расторгнул вполне себе законно – согласно подпункту "цэ" пункта 163. "Действия, вредяшие имиджу и репутации канала". Тут Роджерс услужливо подтолкнул в сторону своего коллеги и Майка с Дэнни несколько копий договора. Андербосс взял одну из них и начал пролистывать страницы – а вражеский продюсер, тем временем, продолжал.  – Ты прекрасно знаешь, что мы… я поставил на Изи-Куки. Он не только исполнитель – он теперь главный ведущий передачи "Голос бита"! Поливая говном его, твой мальчонка бьет прямо по каналу. Тут рот наконец решил открыть и гуталин в кепке – и голос у него было соответствующий, нахальный фальцет, со скандальными нотками мелкой шпаны. – Да после того как этот белый расист наехал на Изи, мы вообще тем одолжение делаем, что что-то обсуждаем. Ринальди хотел вмешаться и одернуть этого типа – но тут Хопкинс вскричал. – Бред! Рэперы постоянно срутся – а ты начал меня задолго до этого шантажировать этой хренью. Это ведь из-за "Блэк Кугуар Рекордс", да? Патрик с хрустом откусил от анчилады с курицей, смачно прожевал, потом заметил.  – Ты как всегда догадлив, Бобби. Ну это бизнес, так? Вы со своим Бартом должны быть либо полностью в команде – либо вообще в ней не быть. Это только справедливо. Знаешь, от "Блэк Кугуар" зависят мои доходы от дистрибьюторства в Европе – и я не собираюсь ими жертвовать ради фанаберий этого пацана.  Пусть он займет такое место, какое говорят большие дяди – и мы все будем довольны. В конце концов, что такое искусство? Доллары поют о долларах.  Усмехнувшись, бизнесмен глубокомысленно добавил. – Вообще все можно исправить и сейчас… Но увы – Вессону придется пойти на довольно большие уступки… Тут Майк наконец решил заговорить. Он слегка постучал перстнем по бокалу, словно призывая к всеобщему вниманию. Потом тяжелым взглядом посмотрел на Патрика. – Знаете, у меня сложилось впечатление, что  все происходящее здесь.. похоже на вымогательство. Вы нарушили свои обязательства и создали проблему… а теперь готовы ее благородно решить.  При условии, что наш друг позволит себя поиметь. Мне это совсем не нравится. Механику дела андербосс понимал тем более лучше, что оин сами такое творили – но вот по отношению к их подкрышному, со стороны каких-то фраеров… Такое было недопустимо. Чтобы прочистить горло, итальянец отхлебнул чилийского – и здесь вновь встрял Гризи-Эйт. – Патрик, а мне не нравится  как с нами тут говорят.

* Greasy-Eight (анг.) - Грязная Восьмерка

+1

27

Внезапным коррективам в наших сегодняшних планах я был доволен не больше  Майка, потому, переступая порог лучшего рыбного ресторана по версии Los Angeles Magazine, пребывал в расположении духа довольно паршивом, а когда же увидел самодовольную рожу Патрика Роджерса, помрачнел еще больше.  Этот мешок с дерьмом не походил на законопослушного гражданина, пожалуй, даже в свои лучшие годы. Но это все, что я мог о нем сказать. Тут, к своему огромному разочарованию, я вдруг понял, что нихрена не знаю об этом клоуне. Я с огромным удовольствием проломлю ему башку, если он  вдруг решит заартачиться и откажется идти нам на уступки, но, здесь Ринальди был прав, с такими кентами следовало быть осторожней. На одном только страхе далеко не уедешь, Роджерс был человеком публичным, такие как он тряслись за свою репутацию почище, чем за собственную шкуру - потому-то обзавестись дополнительным аргументом в виде грязных подробностей его жизни было бы очень кстати.
- А может выйти и так, что если они перестанут видеть Барта, то и зрителей у вашего канальца поубавиться? Какой у паренька на сегодняшний день рейтинг, Бобби, не напомнишь? – Резко перебив Роджерса до того, как тот успел закончить свою мысль, обратился к через чур сконфуженному Хопкинсу. Нью-Йоркский воротила, пусть и казался глубоко увлеченным своими собственными мыслями, тут же ответил, как будто бы даже приободрившись, - Вессон почти обогнал Рика Росса в списке лучших хип-хоп исполнителей современности. А этот твой Изи ведь даже в сотню не входит! 25 процентов – вот сколько! 25 и не меньше из тех 68, о которых ты говоришь, Патрик,  поднимает твоему каналу Барт! Но ты и сам об этом знаешь, иначе зачем бы вообще предлагал ему контракт, а? Думаешь я не знаю, что ты и за моей спиной с ним связывался, бабки предлагал, раскрутку?  - Осмелев, Бобби буквально подскочил с места, да так резко, что его странного покроя вельветовый пиджак чуть не треснул по швам. Запала продюсера, впрочем, хватило ненадолго. Уже через минуту, стушевавшись, он плюхнулся на место и, раскрасневшись еще сильнее, добавил, - У парня большое будущее, вот как пить дать! На этот раз обращался он уже к Майку. Перед своими сакраментянскими партнерами, как мне казалось, усач хорохорился вовсе не просто так – видимо полагал, что Ринальди может засомневаться в его способности вести дела и счесть дальнейшее сотрудничество непродуктивным. О том, как привыкли вести дела бандиты, Хопкинс считал, он имел представление. В отличие от его давнишнего знакомого.
Роджерс, слушая пытливый монолог Робина оставался до раздражения спокойным, впрочем, ровно до того момента, как наш нью-йоркский приятель не упомянул явное превосходство Вессона над протеже его собственным. На мгновение собственник немаленького продюсерского центра растерял свое напускное великодушие – его водянистые глазки почернели, а под складками кожи на скулах, испещренной множеством уродливых веснушек (больше напоминающих старческие пятна), заходили желваки. Затем он заулыбался, живо похлопывая себя по обтянутому узорчатым шелком рубашки животу и посмотрел на Хопкинса с плохо прикрытым сочувствием, так, как смотрят на умалишенных и надоедливых попрошаек, - Это шоу-бизнес: сегодня ты на вершине, трахаешь шлюх, соришь баблом и ни о чем не думаешь, а завтра… - Тут Роджерс издал пукающий звук и развел руками в стороны, - Твои друзья недавно в этом бизнесе, но ты то, дружище Боб, знаешь как это бывает, - Он с усмешкой поглядел на нас с Майком, пододвинул поближе к андербоссу початую бутылку вина, - Позвольте вам объяснить. Вы считаете, что ваш парнишка, Вессон,  достаточно крут. Настолько, что это мне, а не ему следует переживать о расторжении договора. Так вот… всегда найдется кто-то круче, тот, у кого бабки. И вот что я тебе скажу, Бобби, … хочешь, чтобы твоего пацана крутили на моем канале – тогда рекомендую не кидать Патрика Роджерса с членом наголо и… пойти нам навстречу.
Я понял, что намекал удачливый продюсер как раз на тот случай, когда Барт (по словам самого рэпера, исключительно) и самого Роджерса, и этот его пресловутый Блэк Кугуар со всеми их фичами послал нахуй до того, как Хопкинс поинтересовался об этом вслух. Ребята из Вашингтона, по науськиванию своего толстомордого брата,  поставили не на того парня, а ширившаяся популярность Вессона теперь тем более им покоя не давала. Они-то наверняка мечтали  купаться в бабле и нихуя не делать – тут, впрочем, я мог их понять. Собственно, вся эта история с приобщением к шоу-бизу затевалась мною как раз из таких же соображений. И как раз тут наши интересы с Роджерсом и разошлись. Разумеется, идти на поводу у жидовской морды и всех его черномазых ставленников я не собирался, но все же решил поинтересоваться, - О каких уступках идет речь?
Потом слово взял Гризи-Эйт, а мое терпение тут же лопнуло, - Не нравится как говорят – иди в сторонке бля постой и не мешай беседе деловых людей, - Чиркнув своей коллекционной Зиппо поднял на баклажана тяжелый взгляд, повертел между пальцами подожженную сигарету, а затем обратился уже к Роджерсу,  - Вы же деловой человек, Патрик? Если я прав, тогда вот вам моя рекомендация - давайте решим этот вопрос как цивилизованные люди. - Тут, недобро прищурившись, добавил как бы между прочим, -Пока все еще можно исправить…

Отредактировано Daniel Rossi (2016-08-09 23:18:49)

+1

28

Признаться, все эти детали рэперского ремесла (назвать это искусством было трудно) мало интересовали Майка – да и понимал он в них не шибко хорошо. Активно поучаствовать в спорах о рейтингах он не мог – ибо не владел темой и, откровенно говоря, не знал, кто из двоих  продюсеров пиздит. Подобное несколько раздражало Ринальди -  он не любил быть неосведомленным, когда речь заходила о деловых переговорах. Однако одно ему было предельно ясно – их компаньона, их коммерса, тут пытались наебать, навязав какие-то кабальные условия.  И соглашаться на такое никак было нельзя – и из-за денег, и тупо из-за репутации.  Наглость же негра его начинала подбешивать – видимо, ни его дружок, ни он сам не понимали, с кем имеют дело.  Впрочем, они ведь были из шоу-бизнеса – а там люди вообще отличаются нахальством и чрезмерным самомнением. Хотя за многие десятилетия общения с мафией могли бы и научиться уважению.
Роджерс, тем временем, стал деловито перечислять свои условия. Каждое из них заставляло Бобби Хопкинса все сильнее округлять глаза, а его аккуратные усы негодующе подрагивали.  – Разумеется, мы захотим больший процент с выступлений Барта. Распространение его дисков за пределами Калифорнии должно отойти к Блэк Кугуар Рекордс, типа франшиза – я тебе говорю, Роберт, тебе легче будет, только бабло будешь  грести! Он должен извиниться перед Изи,  потом заснять с ним вместе клип… Пока владелец Rabbit Century вещал, Майк вроде как не слушал – он плеснул себе еще вина и теперь неспешно потягивал. Его взгляд то и дело останавливался на роже ниггера – тот теперь уставился на Дэнни, пытаясь "гипнотизировать" его взглядом, по его мнению, стальным и пугающим. Такое бы насмешило – чтобы  какой-то полудурок мог что-то там внушить Росси – если бы не было грустным и оскорбительным. Еще тридцать лет назад подобное считалось невозможным – Коза Ностра боялись и уважали все. Теперь же некоторые начали забываться, веря болтовне о том, что, мол, время итальянцев прошло. Прикончив напиток и опять взяв в руки бутылку, Ринальди, однако, не стал наливать себе еще красного – а, держа сосуд на весу, вслед за капо обратился к продюсеру. Гуталина он демонстративно игнорировал. – Cлушайте, вы это серьезно? Вы с Бобби пожали друг другу руки, договорились на три года – а теперь хотите тупо переиграть? Сначала кинули  нашего партнера, а теперь его еще и нагнуть по полной хотите? Считаете, что за яйца нас держите, Патрик? Вы уж простите, но, чувствуется, что вас в этой жизни никто за яйца не держал… по-настоящему...  Тут Гризи-Эйт подскочил на стуле, он порывался что-то сказать уже последние минут пять – и теперь его наконец прорвало. - Я, мазафака, не понимаю, вы нам что тут, угрожайте? Вы не в блядском Бруклине, я знаю многих людей… Они кого угодно в чувство приведут… Пока он тараторил, Ринальди, будто бы снисходительно, пожал плечами и,  наполнив бокал чилийским наполовину, все еще держа в руках бутыль, встал и подошел к стене. Начал разглядывать  панно с изображением бригантин, огромных кальмаров и китов – а также букеты живых цветов, которыми была украшена комната. Превратившийся в музыкального администратора рэпер, тем временем, продолжал болтать, махая пальцем в воздухе и поглядывая на Дэниеля. - Я, мазафака,  скажу так – у нас в индустрии свои порядки, и если, блять, вы не будете их уважать… Тот будто случайно распахнул куртку, под которой было нечто вроде ствола. В этот момент Майкл резко развернулся и вылил всю бутылку вина на голову трепливого ниггера. Одежда того разом окрасилась в красный цвет, струйки драгоценного напитка побежали по затылку, спине, рукам. – Ах ты, cука… - тот попытался приподняться, но Майк с размаху ударил сидящего ногой в челюсть, отправляя в нокдаун.  Тот изумленно отплюнулся несколькими зубами – а подручный Фрэнка разбил бутыль о стол и прижал острую розочку к горлу афроамериканца. Нагнулся к нему и проникновенно сказал. - Слушай сюда, ублюдок… Из уважения к твоему покровителю я допущу, что ты тут о  своей ебле с матерью вещал… Такое хамство в разговоре с ним, мафиозным андербоссом, Майк считал сродни плевку на святыню – почему и решил проучить, пусть изначально и ратовал за осторожность. Правильнее, может, было уйти и потом отдать некоторые распоряжения – но что сделано, то сделано.  Еще несколько раз сильно пнув Гризи-Эйта по болезненным местам,   Майки взял его пистолет и метким броском баскетболиста зашвырнул на люстру. Затем повернулся к столу. И Хопкинс, и Роджерс побледнели, у последнего в руке застыл так и не донесенный до рта кусок хлеба. Явно к таким сценам они не слишком привыкли – хотя, учитывая буйные нравы их подопечных, должны бы. Обаятельно улыбнувшись, итальянец заметил. – Какая жалость, этот… цветной джентльмен опрокинул на себе вино, и упал так неловко. Дарю вам как сувенир. Мобстер всучил остолбеневшему Патрику  в руки остатки бутылки, затем поманил за собой Хопкинса и Росси. Повернулся напоследок к Роджерсу. – Думаю переговоры надо отложить. До времени, когда вы придете… с умеющим себя вести сопровождением. Я ясно выражаюсь? Не дождавшись ответа, швырнул на стол несколько купюр и вышел. Они с продюсером покинули кабинет первыми -  и уже в коридоре услышали вопль пришедшего в себе Гризи. – Я вас завалю, падлы! Я знаю людей. Глаза тебе, чмо, вырву! Затем он явно попытался попереть я на замешкавшегося в комнате шкипера – почему раздался стон боли и звуки падения. Когда они с присоединившимся к ним Дэнни вышли из ресторана, то Хопкинс немедленно начал ныть и хвататься за виски. – Что ты наделал? А если он заявит в полицию? Боже, что будет с моим контрактом? Андербосс раздраженно толкнул его в плечо – еще вытья этого труса не хватало. Да, может он и поторопился, не следует в нынешние дни второму человеку в организации публично, при гражданских, лично совершать акты насилия – но терпеть такой тон от малоразвитых обезьян он не привык.  – Да не ной ты, ебанный в рот. Он нам угрожал, предлагаешь терпеть? Тогда уж извини, по тебе все в этой жизни ногами ходить будут. И не куда он не заявит,  самозащита это… А тот гондон ведь тоже типа "гангста", не? Вспомнились какие-то рассказы Вишесса, хотя в его глазах каждый недотепа в цепях был охуенным авторитетом. Впрочем, Бобби их подтвердил, ежась, как под холодным душем. – Он был в какой-то банде, в тюрьме сидел – десять лет, в каком-то клубе из ствола по людям палил. Ринальди, прищурившись, глянул на Дэнни, покачал головой. – Ни хуя себе,  а теперь контент-менеджер. А  чтобы итальянцу например, лицензию на спиртное получить – надо чуть ли не доказывать, что твой прадедушка не Дон Корлеоне был…. Они с Росси уже сидели в "бмв" - а Хопкинс все переминался с ноги на ногу. – Но что теперь делать? Майк высунул руку из открытого окна, похлопал того по щеке. Затем достал сигару, и, возясь с гильотинкой, ответил.  – Расслабься. Выждем паузу.  Мы показали им, что блатовать и запугивать себя не дадим. А теперь надо подумать, как воздействовать на твоего друга получше. Мы с тобой свяжемся. Все в ажуре будет. Когда кабриолет отъехал от ресторана,  на лице Майкла появилось задумчивое выражение. Он успокоился.  При его обычной хладнокровной беспощадности, он мог бы просто уйти, а потом распорядиться завалить подонка. Но война с Крусанти и процесс Гвидо с сопутствующими кокаиново-алкогольными ночами расшатала таки его нервы, сделав еще более нетерпимым к неуважению – да и черномазых больно уж он недолюбливал. – Слушай, надо думать, как этого Патрика к ногтю прижать. Навести справки о нем.  Чем живет, чем дышит, какие слабости…  Если уж начинать войну – то лучше ее сделать блицкригом, подавить саму возможность контратаки в зародыше. - По структуре его бизнеса пробить, нельзя ли через профсоюзы надавить, скажем. Выдохнул несколько колечек сигарного дыма. - И про клоуна того узнать. Он тебя не тронул кстати? Если да - с точки зрения Майка валить надо было без разговоров. Какие бы не были времена - даже меньшие оскорбления чести "посвященного" должны караться смертью. Иначе во что превратится this thing of ours?

+1

29

Действительно, за то недолгое время тесного сотрудничества с  голливудским продюсером и его светлокожем фаворитом я начал лучше понимать механику индустрии развлечений и внутреннюю работу шоу-биза в целом (хотя так ни разу и не появился в офисе студии, на своем, якобы, рабочем месте). Понял, что всякий исполнитель, обладающий ахуенным чувством собственной важности, на самом деле являлся только средством извлечения прибыли. Он должен был обладать престижностью и потребительской ценностью - как всякий товар. А наш «товар» пользовался  спросом , по крайней мере до всей этой истории с Роджерсом.  Поэтому-то я не очень верил угрозам собственника Rabbit Century – если бы он и его партнеры не были  заинтересованы в сотрудничестве с признанным принцем хип-хопа, то хер там он бы пришел сюда и разглагольствовал, провернул бы все это дело по-тихому и не назначал никаких деловых встреч уж подавно. Но этот самодовольный уебан так и продолжал сидеть на своем месте и потягивать чилийское пойло, а это значит, имел все-таки свой шкурный интерес к дальнейшей беседе.
Я, признаться, не сильно удивился, когда Патрик закончил перечислять свои условия; с видом совершенно озадаченным Хопкинс сверлил своего коллегу  изумленным взглядом, в то время как мы с андербоссом едва ли хоть сколько-нибудь изменились в лице. Что скрывалось за напускным спокойствием Майка я мог только предположить, но мне самому игра на публику давалась довольно трудно. Здоровенный негрила все это время злобно на меня таращился, пока я пытался делать вид, что не замечаю этого. И это было непросто.  Окажись мы в менее людном месте я бы уже давно захерачил ему вилкой между глаз – уже с минуту я вертел столовый прибор в руках, пытаясь успокоиться. Но, в конечном итоге, необходимость в «медитациях» отпала. Уголек сам нарвался, - За языком нахрен следи, пока я сам тебя в чувство не привел. Ты здесь не со своими друганами, какими-то гопниками сраными базаришь, сapisci?! -  Я было дернулся в сторону оборзевшего баклажана, но Майки меня опередил. За развернувшимся представлением я, в отличие от ахреневших коллег-продюсеров наблюдал с нескрываемым удовольствием. Я довольно давно знал второго человека клана Торелли - пускай он и славился практически титанической выдержкой (по крайней мере, в сравнении с тем же Фрэнком или со мной), но в вопросах проявления уважения всегда был категоричен. И проучить копченного решил, в общем-то, очень даже справедливо. Единственное, о чем я все-таки сожалел, что это не я сам навалял Гризи-Эйту. Но я надеялся, что такая возможность мне еще представиться. Дутый предприниматель своей руганью надавил на глубоко засевшую мозоль и теперь, я считал, должен был заплатить за это не только здоровьем, но и своей жизнью. О том с кем имели дело, воротилы музыкального цеха не имели ни малейшего, блять, понятия.  И это раздражало меня больше, чем должно было бы радовать. Тут уже дело привычки. Дома, в Сакраменто, я в представлениях не нуждался,  я привык что все, с кем мне приходилось иметь дела, знали обо мне достаточно для того, чтобы лишний раз не рыпаться. И я снова пожалел о тех временах, когда итало-американцев впечатлительные янки опасались чуть ли не на инстинктивном уровне. Теперь, что как раз прямо сейчас демонстрировал нам бойкий черномазый, дела обстояли несколько иначе – ведь, что удивительно, одного только финта Майкла с розочкой Гризи-Эйту не хватило. Когда андербосс в сопровождении Хопкинса покинул кабинет, едва пришедший в себя уголек, исторгая ругательства и выплевывая кровавые слюни, попер в мою сторону, - Ты че, обезьяна, с первого раза не понял? -  Ловко увернувшись от летящего мне прямо в лицо кулака, отступил назад и, за ножки подняв верх стул, -на котором до этого восседал сам-, разломил седалище прямо об голову неприятелю. Контент-директор пресловутого канальца рухнул на землю, яростно матерясь; массивная литая ножка стула с жалобным звоном ударилась о налакированную поверхность  пола, когда я запустил импровизированное «оружие» в лежачую и что-то скулящую тушу. Затем, просто переступив через дергающееся тело, затушил дымящуюся сигарету рядом с его харей и, одернув рукава легкой черной рубашки, не оглядываясь, вышел за дверь.  Своих коллег я нагнал уже возле самого выхода.
На сетования Хопкинса я внимания не обращал, как только вышел на улицу, вытолкнул еще одну папиросу из пачки и подкурил. Немного подымил сигаретой, затем резко откинул ее в сторону, - И не говори! - Согласился с Майком, - Ведут себя, блять, как звери, а мы все равно должны перед ними на цыпочках ходить только потому, что чья-то там пра-пра бабка пережила Законы Джима Кроу? Мы, итальянцы, в свое время мало страдали что ли? А че? Я бы не отказался всю жизнь сидеть на пособие по безработице, толкать наркоту, нихуя не делать и орать, что во всех моих бедах виноваты белые. По поводу же решения вопроса с Роджерсом я пока что ничего отвечать не стал, а вот про его цветного дружка, уже после того, как автомобиль выехал со стоянки, заявил безапелляционно, - Кончать его надо. Коротко ответил Майку и на его последний вопрос. Не то, чтобы у Гризи-Эйта прямо получилось поднять руку на посвященного, но в нашем деле такие нюансы значили довольно мало, - Гандон черножопый совсем берега попутал. Повезло ему, что я его нахуй прямо там не завалил. Как он с нами разговаривал, э? Потом немного подумал, вытащил еще одну сигарету из пачки (эта, я надеялся, пойдет лучше) и ответил андербоссу уже по делу, - Как вернемся в Сакраменто - займусь.  Может…  на его ручную обезьянку надавим, как-его-там, Изи-Куки, да? Раз он теперь большая звезда на том канальце, поди, занервничает Роджерс если, скажем, мы его ведущему коленные чашечки переломаем, как считаешь? Усмехнулся довольно, чиркнул зажигалкой и выпустил в воздух сизые клубы дыма, как бы подводя итог беседе. И действительно, всю оставшуюся дорогу до отеля о делах с Майком мы больше не говорили.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-08-16 13:49:44)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ze trill rhyttmz of ze West Coast