Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Поцелуй на троих ‡- лакомый и ломкий -


Поцелуй на троих ‡- лакомый и ломкий -

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://funkyimg.com/i/26Lnm.png

Участники: Jay Simon & Denivel Mouri, Ange Arando
Место: прекрасный город Сакраменто, студия "Felicity"
Время:  14 марта 2016 года, понедельник
Время суток: немного за полдень
Погодные условия: видимо ясно, приближается ураганный ветер
О флештайме: И руки их были по локоть в землянике, а может по локоть в крови. (с)


http://funkyimg.com/i/26Lnu.png
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7xkdmBf7fdg2B3uw&t=siver"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7xkdmBf7fdg2B3uw&t=siver" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>
Код:
 [*AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [*STA]hagalaz[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-10-03 23:23:57)

+1

2

Участники и участие

Анжи Арандо – хозяйка Фелисити и жертва обстоятельств
Дени Мори – модель и миленькая Пандора
Джей Симон – фотограф и загнанный зверь
Фил – маленькая лошадка, сильное звено
Уоррен – световик и оператор, техническая подпорка
Том – фоторгаф и техник
мадам Атталь – главная швея – эталон французского шика – сухопарая шатенка с короткой стрижкой в бежевом деловом косюме, француженка
Ориенна – швея и консультант по продажам
Тельма – офис-менеджер, кудрявая блондинка в пестром сарафане
Кэтти – пиар-менеджер, сама элегантность
Лиззи  - менеджер отдела продаж, солнышко отдела продаж
Джинна –менеджер отдела продаж, рыжая красавица
Энди – менеджер отдела продаж, заводила и шутница
Дейзи  - визажист и драгдилер Анжи
Лорди  - отдел логистики, викинг-байкер
Майкл – курьер, милый гей, напоминает хозяйке Заки
Джйкоб –  секьюрити у двери, страж на границе
Рэй – секьюрити Анжи, ощутимая тень

Рэй мягко закрыл дверцу машины, впустив мою новую модель внутрь кожаного салона, и я ощутила, как мой рот сам по себе сложился в улыбку. Прошла минута, пока мой телохранитель обходил машину и садился за руль, а я беззастенчиво разглядывала Денивел Мори. Она была именно такой, какой я ее видела на фото; хрупкой, фарфоровой и очень миленькой. Именно миленькой. Милой и маленькой одновременно. И такое соответствие вызывало желание прикоснуться к ней, обвести кончиками пальцев овал лица, вдавить в яремную впадинку ноготь, проверить, живая ли она. Конечно, я этого не сделала. В каких-то местах я осталась прежней.
Стоило зашуметь мотору, и во мне заработали какие-то шестеренки, чтобы начать пустой, но необходимый диалог.
- Здравствуйте, мисс Мори. Я Анжи Арандо, сегодня вы будете работать для моего бренда. Вы не против, если я стану называть вас Мори, по фамилии? Мне нравится, как она звучит. В ней есть мягкость, уступчивость и вместе с этим какая-то упругость, выдержанность.
Небывалая прямота, нескрываемая ранимость и безразличие к мнению окружающих делали свое дело, но личные границы были укреплены бастионами внутренней обреченности и страхом привязаться к кому-либо, особенно если эта привязанность основана на голимой внешности. Я не знала пепельную блондинку и не могла представить сокровища ее внутреннего мира.
- Не против, мисс Арандо. Называйте так, как вам удобно.
Новая фраза застряла в горле, когда я набирала в легкие воздух. Телефон, лежавший на коленях, требовательно завибрировал, высветив на экране имя «Zaki». Забываю обо всем на свете; о съемках, о запланированной через час встрече, об арендованной в агентстве Бриоль малышке.
- Bonjour, mon ami… - выдыхаю микрофону, как будто я могла прошептать ему на ухо эти слова, выдохнуть как мольбу о спасении, пока он обнимает меня.
Заки можно было все. Пожалуй, я бы позволила ему подойти сзади и задушить, сделав этим великодушную милость мне и дражайшим родственничкам из Сан-Франциско. Он начинает с обычного вопроса, каким задаются все друзья, и я беззастенчиво вываливаю на него события за сутки, но в итоге все равно скатываюсь к разговорам о ней. О том, как  могла отреагировать на съеденные отварные овощи и чтобы она сказала о новой идее для фотосессии. Он знает, как губительно для меня молчание и снова выслушивает все мои глупости, все, что я бы хотела сказать ей. В какой-то момент голос начинает предательски дрожать, и я обрываю разговор, предлагая любимому гею с внешностью Бандераса прекратить на сегодня.
Прекратить на сегодня.
Звучит как метафора к легенде о Геракле. Так же громогласно и патетично.
- Прошу прощения, не могла отложить разговор, – возвращаюсь к родному языку, делаю вид, что мне очень важно убрать телефон во внутренний карман сумочки, вместо того, чтобы демонстрировать очевидное. - Как ваше настроение? Готовы к работе? Надеюсь, вам у нас понравится.
- Все хорошо. Вам не стоит так переживать за меня.
Надо же. Мы быстро. Или я так долго говорила по телефону? Машина замедляет ход, за тонированными стеклами становятся различимы детали граффити на складских стенах.
- Мне очень приятно, что вы читали нашу скучные рекомендацию и внешним видом демонстрируете готовность к работе. Я ведь верно вижу, что вы сегодня без линз, увеличивающих радужку?
С определенного момента я требовала от себя большего, и по умолчанию стала ставить выше планку для окружающих. Рэй паркует машину на крытой стоянке, в пристройке к нашему «деловому центру».
- Если бы это было не так, уверяю, Вы бы сразу заметили, мисс Арандо. Любой каприз за ваши деньги,- Мори успевает ответить, прежде чем дверца с ее стороны оказывается открыта.
Сначала гости. Особенно гости, которые так дорого стоят. Я выхожу из машины, подхожу к девушке, которая не знает куда себя деть среди деталей промышленного декаданса. Обращаю внимание еще на одну машину, явно чужого человека. Значит фотограф уже приехал. Вот и славно.
- Наш офис выглядит намного лучше, - с мягкой улыбкой отвечаю на немой вопрос.
Кивком головы показываю на невзрачную дверь, открытую телохранителем. В вестибюле на первом этаже, в лифте и на четвертом этаже вплоть до офиса царит вся та же неустроенность и обшарпанность. Даже наша дверь с внешней стороны не вызывает доверия.
Рэй открывает вход прокси-картой, в тусклый коридор вливается чистый галогенный свет. Уверенно иду внутрь, чтобы следующие четырнадцать часов напряженной работы высушили до дна, до невозможности думать о чем-то, даже о ней. 
- Добрый день, мисс Арандо, - с другой стороны нас встречает Джейкоб, напарник Рэя.
Если не присматриваться к этим «шкафчикам», можно принять за клонов. Оба брюнеты с короткой стрижкой, запакованные в черные деловые костюмы и покерфэйсом абсолютно на любой внешний раздражитель. 
- Доброе, - отвечаю с кивком и явным изменениями в голосе, - мы в сборе? Доставка уже была?
- Не хватало только вас. Посылка пришла полчаса назад.
- Спасибо, Джейкоб. Около двух еще будет доставка из Dunkin Donuts.
Во время разговора у девушки было время осмотреться. По крайней мере я тешила этими мыслями самолюбие. Серо-красный дизайн прошлой осени (как прошлой жизни) был заменен на трендовый «розовый пепельный» с деталями из белого, фиолетового и черного, придавая атмосфере живость, бодрость и вдохновленность. Высокие потолки (четыре с половиной метра), выровненные стены, воздушная система освещения, незаметные видеокамеры и вай-фай роутеры.
Мы выкупили соседнее помещение, снесли старые перегородки, соорудили новые, наполнив не только свежими цветами, вещами, но улучшенной эргономикой. У нас появилась кухня, гардеробная, душевая кабинка, гостевая комната. Была заново проложена система электричества, полностью заменена вентиляция. Вложений в офис хватило, чтобы купить все обшарпанное здание целиком, но я все-таки надеялась "отбить" затраты. Производственный отдел, интернет-магазин и логистика находились в одном месте. Мы экономили не только на транспорте, но и на временных затратах, создавая сервис для наших клиентов комфортным и легким в использование насколько это возможно. И все это было заслугой Фила.
В дальнем углу техники готовили место для фотосессии, вывешивали белые полотняные экраны, заменявшие нам стены, выставляли световое оборудование. Уоррен устанавливал зонт и разговаривал с кем-то, кого я еще не знала. Пара секунд мне потребовалось, чтобы догадаться сопоставить мысль о фотографе, которого должен был пригласить Фил, с худощавым силуэтом, чья гендерная принадлежность пока что была неопределима.
Оставляю телохранителей  у входа, следуем вдвоем мимо зеркальной стены. Скольжу взглядом по нашим с Мори отражениям. На мне кожаный топ, темно-бардовая юбка-дудка до колен, черные туфли на шпильке. Волосы собраны в тугой пучок. Макияжем и маникюром занималась Дейзи, моя новая камеристка, он идеально-строгий, почти незаметным. Разве что-то помада удивляет насыщенным матовым оттенком бардо. Я давно уже не делаю мэйк-ап сама, руки не слушаются, а выглядеть нужно соответственно. Из украшений скромные платиновые серьги и черный браслет на предплечье, значение которого вряд ли можно было спутать с чем-то иным.
Довожу Мори через весь зал до круглого стола. У него уже собрались несколько человек, активно обсуждая белый пластиковый контейнер объемом не менее десяти литров, в том числе и мой маленький трудяжка. Обнимаю Фила и целую в скулу.
- Всем привет, - киваю и улыбаюсь уголками губ, слушаю обратки.
Устраиваю сумочку и папку-портфель на столе, намеренно пропуская все вопросы о содержимом контейнере, смотрю на часы. Запах потрясающий, напоминает о детстве, но содержимое, до последней капли сока, предназначен для миленькой особы, что послушно шла за мной.
- Нам же хватит две минуты, чтобы собраться? Тогда все и обсудим, - и специально для девушки поясняю, - это недолго, обычная летучка перед началом работы. Я представлю вас Фелисити и фотографу.
В этот раз мы так же разделили обязанности: я занималась моделью, а Фил нанимал фотографа. И второй до сих пор оставался набором букв в резюме, которое я намеревалась прочитать в машине, если бы не звонок Заки. Выуживаю планшет из сумки и присаживаюсь на край стола. У меня есть пара минут, чтобы наверстать упущенное. [AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-05-24 01:28:55)

+2

3

[NIC]Jay Simon[/NIC][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://savepic.ru/11345667.gif[/SGN][AVA]http://savepic.ru/9680118.jpg[/AVA]

С последней нашей сессии прошло около двух недель, я звонила тебе, предлагала встретиться. Как только ты слышала мой голос, то что-то в тебе менялось, даже интонация, в ней присутствовала некая горечь... а так же необъяснимое разочарование. Что не так-то? Ты придумывала всяческие отмазы, объясняя свою позицию и отказ, но это не объясняло мне твое поведение. Эти мысли не давали мне покоя, все эти дни. В последующие звонки, мне хотелось извиниться перед тобой, а так же все-таки узнать... ведь я в упор не понимаю, что могло произойти с моим предыдущем фотоаппаратом. Астарта так и держит меня в своих оковах, не давая узнать правды, создавая ощущение, что подговорила всех, кто мог знать хоть какую-то правду. Это нажимает на меня, разрушает и ломает. В какой-то момент приходит осознание, что все близкие для меня люди провалились сквозь землю или предали меня. Я вновь разочаровываюсь в своей жизни, я вновь хочу уйти из этого мира. Так больно и невыносимо. Даже работа не доставляет больше удовольствия. Иногда мы пересекались с тобой, но ты или уходила из виду или... Астарта забирала контроль.
Все эти дни, я нахожусь в депрессии и в состояние непригодном для какой-либо работы, с другой стороны, мне хочется проверить мощь новой аппаратуры, наверное, именно по этой причине я еду к своему заказчику. Это место мне не особо по-нраву, как-то оно выпадает из атмосферы города, но оно поддерживает мое состояние души. Здесь достаточно безлюдно и пахнет опасностью. Даже, если кто-то неожиданно откуда-то выскочит, выдернет меня из машины и убьет, я не стану сопротивляться. Убивайте. Мне больше незачем жить.
GPRS система указывает путь, а я по нему следую. Да, эта штука порой заводит в ненужные места, но почему-то сегодня решила ей довериться. Не зря. Доезжаю до какого-то странного здания. Внешне оно выглядит как-то мало обещающе. Припарковываю машину рядом с остальными. Покидаю машину с требуемой аппаратурой для предстоящей работы, а так же не забываю забрать мобильный и вытащить ключи из замка зажигания. Ставлю машину на сигнализацию и осматриваюсь. Вспоминаю, что некий Фил просил позвонить ему и сообщить о своем прибытии, честно говоря, теперь понимаю зачем. Хрен разберешься куда идти, кажется в это немалое обшарпанное здание, напоминающее на какой-то склад. Повесив камеру на шею, набираю номер Фила. Гудки... пока они длятся двигаюсь все ближе ко входу.
- Вы подъехали? - неожиданно выдает динамик, если честно, мне казалось, что он уже и не ответит.
- Да. - кратко отвечаю.
- Подходите к зданию, ко входу. Я вас пропущу. - на этом наш разговор оканчивается, а я продолжаю не спеша идти. Как и обещалось, двери открываются, как только достигаю входа. Прохожу вовнутрь и здороваюсь рукопожатием с Филом. По пути, объясняет что нам предстоит подготовить площадку для съемок и они не могли этого сделать без меня, именно по этой причине, попросили подъехать чуть раньше, чем приедет модель и руководитель. Мне плевать. Нужно, так пусть. Дойдя до места, в котором будет располагаться съемка, складываю свои вещи на столик, скидываю с себя куртку и осматриваюсь. Внутри это место куда лучше, чем снаружи. А потолки, как и ожидалось - высокие, как в складских помещениях.
- Требуется закрыть стены белыми полотнами и пол, надеюсь, вам это известно. - краем глаза уже вижу, как кто-то из сотрудников взялся за это дело. А я... присаживаюсь на приготовленный табурет. Я не обязана устанавливать их, мое дело фотографировать. Остается смотреть, то как происходит начальная подготовка. Дальнейшее уже будет зависеть от меня - освещение и то, без модели я не смогу нормально его выставить, только предположительно подобрать угол, так как до этого мне еще не приходилось работать с новой камерой.
- Вы не знаете кто будет моделью? - с неким интересом спрашиваю, в какой-то момент сердце пробивает надежда, а что если.. Денивел? Но Фил отрицательно покачал головой, не отрываясь от работы. Как-то он малоразговорчив... по телефону, мне казалось иначе. Видимо это были лишь формальности интересующие Фелисити. Желание курить возрастает, спрашивать можно или нет, глупость. Конечно нет. Подымаю голову вверх и замечаю противопожарную систему, реагирующая на дым. Как и ожидалось, пожарные инспекции стали все более суровее в этом плане.
В какой-то момент мерещиться несколько знакомых голосов и один из них был похож на голос Денивел. Сердце уходит в пятки и холодный пот пробивается в височной области. Оборачиваюсь. Никого. После этого, мне все чаще начали слышаться отголоски эха. Это бесспорно был ее голос и еще чей-то очень знакомый. Подымаюсь с табурета и всматриваюсь в глубину этого необъятного помещения. Где-то в конце уловила три силуэта. Две девушки и амбал. Фил отвлекает от слежки, прося поставить освещение. Подхожу к боксу, опускаю основной штатив, делаю чуть ниже. Если одна из девушек была моделью, то она явно не высокого роста. Придвигаю с одной стороны, а второй с другой. Посмотрим, как будет работать с двумя боксами. Второй был прямоугольной формы, его наоборот подымаю чуть выше и придаю наклон. Остальное уже будет с самой моделью, в живую работать мне нравится как-то больше, когда можно увидеть уже явный результат, но для вида беру фотоаппарат, втыкаю в него вспышку, работающую с софтбоксами и делаю несколько щелчков. Присаживаюсь на прежнее место, на табурет и рассматриваю итог.
Он определенно лучше, прошлого фотоаппарата, такая четкость... да еще и новый объектив, он так же лучше прошлого. Максимально приближаю фотографию и наслаждаюсь текстурам. Да, чуть идет засветка, но ничего, настроим. Прокручиваю колесико регулирующее свет, подобрав более подходящие настройки, не проверяю их. Оставляю на потом.
- А ты еще ныла... "тот был лучше, не променяю на какое-нибудь дерьмо"... стыдно должно быть, Джей.
- Иди ты в пизду, Астарта... распиздила мое счастье в дребезги, так еще и выкобениваешься.
- С чего это сразу распиздила? А может его украли? А может ты его по пьяне где-то забыла? Я потратила свое время на тебя, а ты еще не благодарная скотина...
- Если скрываешь что с фотоаппаратом, скажи хотя бы с что с Денивел?
- Я говорила тебе уже, что ничего об этом не знаю.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 10:19:31)

+2

4

Can't believe you were once just like anyone else
Then you grew and became like the devil himself
Pray to god I can think of a nice thing to say
But I don't think I can so fuсk you anyway

Очередной рабочий день, которых, к моему удивлению, в жизни становится стремительно все больше и больше. Когда я ступала на эту шаткую дорожку, чтобы попытать счастье в роли фотомодели, надеялась ли я, что дойду до такого? Было ли у меня в мыслях, что это реально? Да, я абсолютно точно фантазировала на эту тему, но никогда не была до конца уверена, что у меня получится достичь того, что имею на данный момент. Я всегда запрещала себе всерьез об этом думать, чтобы потом не пришлось слишком сильно разочаровываться и больно падать. Я всегда запрещала себе представлять, что в самом деле могу добиться успеха. Теперь же я, оглядываясь назад, могу сказать, что за последние полгода изменила свою жизнь почти до неузнаваемости. Мое лицо не самое популярное и я не самая покупаемая модель в Сакраменто, но, тем не менее, я пользуюсь успехом. Популярность еще не вскружила мне голову и я надеюсь, что этого никогда не произойдет, но сейчас у меня есть уверенность в завтрашнем дне. И за это я должна сказать спасибо Джей Симон и Софи Бриоль. Эти люди создали меня, если можно так выразиться. Выпихнули меня в новую реальность под свет софитов, где я так ярко засияла.
В одиннадцать часов утра я готова для того, чтобы отправиться на очередную съемку в неизвестное для меня до этого дня агенство "Фелисити". Очень точно и вовремя около моего подъезда останавливается машина и я сажусь в салон, стягивая с себя солнечные очки, которые до этого скрывали мои глаза. Сейчас я абсолютно без макияжа и с полным отсутствием прически на голове, мои волосы просто чистые и блестящие, но не более. Я осведомлена о том, что заказчик в этот раз сам целиком и полностью продумывает мой образ. Что же, я не против. Тот кто платит всегда прав, если это не переходит границы разумного.
Девушка, которая сидит рядом со мной на заднем сиденье автомобиля представляется почти незамедлительно. Я киваю головой и отвечаю ей:
- Не против, мисс Арандо. Называйте так, как вам удобно.
Я правда не вижу разницы, будет ли она называть меня по имени или по фамилии, лишь бы не придумывала мне идиотских прозвищ, которые я не очень люблю. Откидываюсь на сиденье и пытаюсь расслабиться, осознавая, что нам, скорее всего, еще долго ехать. Ловлю на себя взгляд мисс Арандо и расплываюсь в неосознанной улыбке. Мне чертовски интересно, какой видит эта девушка меня сейчас и как я изменюсь в ее глазах после того, как меня накрасят, уложат волосы и поставят перед камерой. А сейчас мне остается только надеяться, что мой внешний вид без косметики не разочаровывает мою "покупательницу", ведь по сути сейчас я мало чем отличаюсь от среднестатистической девочки, но в отличии от всех этих девочек я умею делать свою работу хорошо.
Перед камерой я всегда преображаюсь, словно выпускаю из себя все свои эмоции, которые необходимы в данный конкретный момент. Я достаточно чувственна и без всего этого, но камера выпускает из меня ангелов и демонов, в зависимости от ситуации.
Слышу рядом с собой французскую речь и прикрываю глаза, на секунду я мысленно оказываюсь в Париже, но тут же возвращаюсь в реальность всеми произнесенными словами. Я не хочу подслушивать чужой разговор, но мы сидим настолько близко, что я вслушиваюсь волей не волей и по спине моей волной ползут стайки мурашек. Становится одновременно грустно и дико неловко, словно я знаю то, чего знать не должна по своему определению. Мне приходится совсем немного посоображать, чтобы сопоставить все факты и запоздало удивиться тому, что Анжи пытается жить, а не сходит с ума от безысходности.
- Все хорошо. Вам не стоит так переживать за меня, - искренне отвечаю и понимаю, что на последнем слове мой голос невольно предательски дрогнул. Собираю волю в кулак и делаю вид, что все точно так же, как было десять минут назад. Я думаю, мисс Арандо не захотела бы очередной порции жалости. А даже если бы захотела, то точно не от меня.
- Если бы это было не так, уверяю, Вы бы сразу заметили, мисс Арандо. Любой каприз за ваши деньги,- отвечаю на следующую твою фразу и надеюсь, что мой голос не прозвучал грубо или дерзко. Тем не менее, я сказала правду - мой внешний вид изменяется прямо пропорционально тому, сколько за меня заплатят.
Машина останавливается в каком-то не слишком презентабельном месте и мне остается только надеяться, что меня тут собираются не убивать или насиловать. О, а может кто-то хочет снять порно с моим участием? Ну, если что, я дико против.
Анжи говорит, что офис выглядит намного лучше того, что я вижу сейчас и я просто киваю. А что мне еще остается? Да и на самом деле не имеет никакого значения, как выглядит офис, если руки фотографа растут не из жопы. И тут я вспоминаю свою Джей. Невольно вздрагиваю от воспоминаний о том, как фотографирует меня она. Глаза начинают слезиться, но я тут же беру себя в руки, напоминая, что выбор уже сделан. Напоминая, что обещала Астарте отказаться от Джей и общаться с ней только по работе, чего бы мне это не стоило.
Стоит мне это очень многого. На самом деле, я с ума схожу, отказывая человеку, о моральном состоянии которого я беспокоюсь. Более того, я люблю Джей. Просто эта любовь чуть меньше той, что я испытываю к Астарте. Возможно я бы не стала отказывать ни от одной из них, если бы не ощущала, что следующая моя встреча с Джей может окончиться не пирсингом в сосках, а чем-то более жестоким.
Я думаю обо всем этом пока мы идем до офиса. Оказавшись же внутри я начинаю оглядывать внутреннее убранство помещения, отмечая про себя, что тут и правда стильно и удобно. Все выглядит не просто хорошо, а, я бы сказала, роскошно. Ну что же, это один из плюсов сегодняшнего дня. Работать в комфортной обстановке всегда приятнее, чем в полевых условиях.
В одно из мгновений мне кажется, что я вижу Джей и это заставляет меня едва не подпрыгнуть на месте. Сердце в груди заходится в таком бешеном темпе, что начинает кружится голова, но я тут же приказываю себе успокоиться и вздохнуть поглубже, надеясь, что все это мне только показалось.
Пока я иду следом за Анжи Арандо, я успеваю оценить ее внешний вид и отметить про себя, что она действительно хороша собой. Не в моем вкусе, потому что я предпочитаю для себя куда более дерзких девушек в которых хорошо прослеживается властность как одно из основных качеств. Тем не менее, это ни капли не мешает мне оценить внешность блондинки по-достоинству.
В очередной раз киваю на слова Анжи о том, что сейчас будет летучка, вместе со всеми разглядывая контейнер на столе. Тут, как бы не хотелось, невольно задумываюсь о том, что находится внутри, ведь сейчас почти каждый увлечен этой мыслью.
Эта мысль беспокоит меня ровно до того мгновения, как я вижу, что силуэт Джей приближается к столу и едва не падаю в обморок от неожиданности. Мое лицо стремительно бледнеет, грозясь сравняться с цветом волос.
Твою мать!
Это же правда Джей.
Ноги начинают предательски дрожать и я почти на ощупь нахожу самый близкий к себе стул и почти падаю на него, искренне надеясь, что не привлеку к себе лишнего внимания и мое состояние никто не заметит. Убеждаю себя, что через пару секунд я успокоюсь, смирюсь с этой мыслью и все станет на свои места.
Где-то на краю сознания неистово бьется мысль о том, как я хочу обнять Джей.

+2

5

Финт с «сюрпризом» работал в нашем будуарном междусобойчике довольно-таки успешно. Мне было приятно, что напарник поддерживает эту концепцию, пусть случилось это не сразу. Некоторые такие моменты помогают держать команду в тонусе, подогревая интерес и азарт к происходящему. Наша работа по большому счету монотонна и однообразна. Продажи, реклама, и снова продажи-продажи-продажи. Конечно, наши сюрпризы не всегда выстреливали в яблочко, но ошибок не совершает только тот, кто ничего не делает.
Полностью погружаюсь в изучение резюме, чтобы запомнить хотя бы кое-что из написанного. Читать по «бумаге» я считала моветоном. Фил кладет мне руку на плечо и мягко разворачивает на сто восемьдесят градусов, лицом ко всем собравшимся.
- Доброго дня, - улыбаюсь почти искренне и выгляжу вполне живым человеком.
Сразу оговорим, живости во мне ровно столько же, сколько в мраморном надгробии. Всё, что увидят «зрители», маска, отработанная на изнурительных тренировках. А вот улыбка довольно-таки близко подводит к тому, что я испытываю к людям, работающим со мной над Фелисити, и предстоящая фотосессия вызывает во мне любопытство. Мне, как всегда, интересна реакция окружающих.
- Надеюсь, что выходные у всех прошли удачно, - прохожу взглядом по всем и каждому, неловкость и признательность заполняют меня ненадолго, - о мадам Атталь, не стоило.
На предплечье сухопарой шатенки в деловом бежевом брючном костюме такой же знак, как у меня и Фила. Главная швея отмахивается от меня жестом и голосом, от которого я чувствую себя маленькой девочкой.
- Прекратите, Анжи, - даже мягкий французский акцент не делает ее реакцию менее строгой, - это мне решать, стоит или не стоит.
Киваю, и стараюсь вернуться на прежнюю позитивную ноту:
- Я не успела посмотреть итог по продажам за неделю, отчет готов?
Тельма, наш офис-менеджер передает через чужие руки мне папку. Одновременно я беру пульт со стола и направляю его на противоположную стену. Пластины разъезжаются, и за ними оказывается стена из пуленепробиваемого стекла, отгораживающего кусок пространства. За стеклом находится немаленький кабинет. В одном углу стоит ширма и кушетка, в другой круглый стол и восемь стульев. Пол застелен мягким ковром из черного ворса, но я открывала свой личный кабинет ради огромной плазмы на дальней стене. Этот монитор обошелся в половину общей сметы. Этим же пультом включаю его и на заставке появляется фото нашей семьи с прошлого дня рождения.
- Сначала о главном. Скарлатти готовы стать нашими поставщиками,  - раздаются довольные возгласы, но я продолжаю, - несмотря на мизерный объем заказов. Это хорошая сторона медали. Бренд-менеджер настаивает на том, чтобы мы сделали его в ближайшее время. По понятным причинам это пока невозможно. Поэтому, Кэтти, - смотрю на бойкую и яркую пиарщицу, - займись им. Густаво весьма привлекательный мужчина. Съездите с мадам Атталь к ним в Миланский офис, произведите нужное впечатление. Бюджет согласуем позже. Нам нужна отсрочка, пока я не вступлю в наследство дедушки. Я и Эйме на тебя рассчитываем.
Обращаюсь к распечатке от Тельмы, и мой голос сам собой звучит радостней.
- Судя по всему, дефиле в Амбер плаза дал свои результаты. Поздравляю всех нас, не зря мы не спали двое суток. Если все пойдет так и дальше, бонусы с этой недели можно удвоить. Всем, кроме Джинны. Надеюсь без обид, - взгляд на красивую рыжую сотрудницу отдела продаж, - я понимаю, как важно здоровье родителей, но не бывает все и сразу. Ты выбрала ухаживать за отцом, и я уважаю твой выбор. Ставку за рабочий день сохранена, но все бонусы достанутся мне. Я работала за тебя и считаю, что заслужила их. Мне кажется, что все справедливо.
Не дожидаясь реакция, возвращаюсь к общим делам.
- Тальма, обе встречи сегодня в силе? Их подтвердили?
Кудрявая милашка в пестром сарафане энергично активно жестикулирует.
-  Вроде все, можно переходить к самому интересному. Позвольте представить наших сегодняшних гостей. Денивел Мори, модель из агентства "Divin". Прошу любить и жаловать. Содержимого контейнера предназначено ей. Думаю, пришло время открыть его, - прикусываю нижнюю губу и делаю просительный взгляд Филу.
Когда мой чернявка снимает крышку, запах становится еще сильнее. Люди реагируют по-разному, в зависимости от того, насколько они близки к истине.
- Мори, - пытаюсь скрыть удивление при виде сидящей девушки.
Неужели она уже догадалась? Тем не менее нужно пояснить для всех.
Ты когда-нибудь принимала земляничные ванны? Сегодня ты точно получишь такой опыт. Не переживай. Мы будем погружать тебя постепенно. Всё это эксклюзивное действо запечатлит Джей Симон, - наконец добираюсь взглядом до незнакомки и растерянно хлопаю глазами, но тут же нахожу выход, - значит вы все-таки девушка, - делаю шуточный вид, - оказывается, вы с Мори работаете в одном агентстве. Настоящее совпадение, мы с Филом не сговаривались. Надеюсь, мы поработаем плодотворно. Предлагаю сейчас собраться отделом продаж в конференц-зале, пока Фил рассказывает нашу безумную концепцию мисс Симон. Дэйзи, тебе хватит двадцати минут на Мори? Мы все-таки берем три модели, а не четыре?
Визажист и моя камердинер в одном лице кивает, давая положительный ответ на оба вопросы, подходит к Дени и уводит ее с собой. Я жду, когда все начинают расходиться, опираясь на стол, пытаясь прекратить дрожь в ногах. Буквально впиваюсь взглядом в ее изображение на огромном экране. Помоги мне, Ми. Я не смогу вынести это одна. [AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-05-09 05:04:38)

+2

6

[NIC]Jay Simon[/NIC][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://savepic.ru/11345667.gif[/SGN][AVA]http://savepic.ru/9680118.jpg[/AVA]

Пока ребята доделывали "сцену", все-таки решила не заморачиваться призраками и раскладывала штатив, который был необходим при работе Сценария я так толком и не знала, поэтому не могла понять всей задумки, но что-то говорило, что это будет достаточно интересно. Как только штатив начал жестко стоять, оставляю его ненадолго в покое и снимаю фотоаппарат с шеи. Устанавливаю его на штатив, все это время чувствую на себе взгляд. Фил посматривал на меня, ожидая, когда я оставлю технику в покое и сдвинемся в сторону сборища, которое ожидало нас в нескольких метрах. Следую за молодым человеком, напоследок оглянувшись на свое единственное счастье.
Каждый шаг приближает меня к этим "призракам", с каждым шагом мое сердце замирает все сильнее, а глаза не желают верить в это. Я вижу ВАС. Я ВИЖУ Денивел и Анжи. Теперь я уверенна в этом, это ваши голоса тогда мне слышались, это вы что-то обсуждали, а теперь стоите неподалеку от меня. Мне хочется забиться в угол и умереть, я не знаю куда себя деть, куда себя засунуть. Мне хочется выдернуть Мори и прижать к стене, допросить и придушить вот этими руками, этими ладонями, которые сжимаются в кулак. Смотрю на тебя, а ты... не отвечаешь взаимностью, ты просто не смотришь на меня, на кого угодно, но только не на меня. Что-то начинает колоть с новой силой в районе солнечного сплетения, создавая огромный ком. На мгновение кажется, будто горло перекрывается, перестаю дышать, что не могу вздохнуть. Хочется раскрыть рот и сделать глубокий вздох, но вовремя это отходит, оставляя за собой иглы в легких. Мое лицо, не лучше, чем у скорбящих на похоронах. Я не могу с ней работать, я не могу это больше терпеть, особенно, когда ты настолько близко ко мне. Софи... сука, почему ты не сообщила мне об этом? Почему решила поставить такую подножку? Ты видишь, ты видела из-за дня в день, что я не могу работать с ней. Я не раз просила менять модель, ведь ты... не такая... ведь ты изменила мне. Ты стала холодна, ты стала не моей. Я не чувствую больше этой привязанности, я не чувствую ничего по отношению к себе. И это черт возьми, всего две недели. А что дальше? Ты будешь и дальше проверять меня на прочность? Ты хочешь свести меня с ума! ты хочешь затащить меня обратно в психушку и наслаждаться этим?! МОРИ, ТАК ЧТО ТЕБЕ НУЖНО?!
А с Анжи у нас другой разговор, я не уверена, что она помнила обо мне, хотя я сама о ней толком ничего не помнила после той, нашей ночи... а может и нескольких дней. Будь она в здравом уме, ее папаня взялся бы за меня.. а если бы и помнила, то что могла сказать Астарта из разряда вон? С чего ты передумала? Ты же так хотела взять меня в плен страха и грозилась своим статусом в обществе. Обещала избавиться от всей грязи вроде меня.
Стараюсь никуда не смотреть, гипнотизирую стеклянный купол и стену за ним. Слов я не слышу, находясь в таком напряжении, в височных долях проходит оркестр и отбивает сердечный ритм, пульсирует и нервирует еще сильнее. Фил замечает некоторое мое странное состояние и после того, как все на меня начали смотреть, легко подталкивает плечом, вытаскивая меня из этого состояния. Натягиваю на себя улыбку и киваю. Анжи продолжает что-то говорить, но смысла так и не улавливаю, кроме того, что Фил должен объяснить сюжет и всю задумку съемки.
- Не смей... сделай вид, что ничего не знаешь и ты тут никто и ничто. - с твоими словами последовало легкое головокружение. Подымаюсь с места, когда ребята начинают расходиться, упираюсь ногами сильнее в пол, не желая грохнуться. Смотрю в пол, делая вид, что проверяю шнуровку на обуви. После чего, резко подымаю голову и кидаю свой взгляд на Анжи. Ты стоишь, упираешься на стул и дрожишь, я вижу, то как твои колени подрагивают под покровом одежды.
- С тобой все порядке? - спрашиваю тебя, ты не смотришь на меня, а ноги лишь сильнее подрагивают. Ты боишься смотреть на меня... мы остаемся наедине, тебя это напрягает? Подхожу к тебе и протягиваю руку помощи.На лице играет легкая ухмылка, наверное, впервые за все это время. Смотрю в твои глаза и сверлю своим взглядом. В них холод, ты изменилась за это время, я чувствую, но помимо этого - страх. Отказываешься от моей помощи. Не подаешь своей руки. Делаю шаг назад и пожимаю плечами, после чего покидаю "стеклянный купол" и следую к Филу.
Фил без лишних вопросов, начинает объяснять суть задумки. Внимательно его слушаю, продумывая, как более красиво это снять. Конечно, идея одна из главных изюминок, но и ракурс не менее важный фактор. Сегодня будет фотосессия с полуобнаженными девушками и земляникой. Они должны будут выразить свою страсть и влечение, искушаясь ягодой и его соком. Сок ассоциируется с кровью, судя по всему. Как бы там не было, мне осталось дождаться Денивел, для начала... свою.. нет... она уже не моя. Эта мысль заставляет вновь сжимать пальцы в кулак и впиваться ногтями в ладони. Прикусываю истерзанную губу, повреждая ее в очередной раз. Меня трясет... снова... снова я буду видеть этот взгляд, ты не будешь видеть меня, ты будешь видеть фотоаппарат и позировать для него, твои все эмоции будут маской, маской, которая будет доставлять мне боль и подавать надежды, представляя, что это я вызываю у тебя такие эмоции. Усаживаюсь на табурет и наклоняю голову ближе к коленям. Сколько еще... сколько еще мне ждать этой муки? Меня разрывает на части... я устала... устала так жить.
- Ненавижу вас... ненавижу всех... какого черта, я здесь вообще делаю?
Фил подходит ко мне и похлопывает по плечу. Не люблю таких людей, которые врываются в мое личное пространство без ведомого разрешения. Подымаю голову и задираю бровь, мол... что?
- Все в порядке? - спрашиваешь меня, мне ничего не остается как легко улыбнуться и кивнуть.
- Все отвратительно...
- Заткнись и работай. - и ты нажимаешь на меня, сука. Заебало. Как же все заебало, к чертовой матери.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 10:19:50)

+2

7

Окружающий мир не добрый и не злой,
ему все равно есть ты или нет.

Иногда я думаю о том, в какой момент все пошло не так? В какой момент мои отношения превратились в этот ад, в котором я пытаюсь убежать, а меня пытаются догнать. Это случилось тогда, когда Астарта попросила меня об одолжении принадлежать только ей? Или это случилось в тот момент, когда я вообще первый раз прикоснулась к Джей, дотронулась своими пальцами до ее тела, а своим взглядом заглянула в ее душу? Может быть, никто не виноват в том, что произошло? Может быть, для нас не было другого выбора, кроме как поступить именно так?
Я в ловушке. В западне. Я думаю об этом каждый день с того самого момента, как согласилась на условия Астарты, моей дьяволицы. И теперь я каждый день страдаю из-за этого решения. Исключением стают лишь те редкие часы, когда мы остаемся наедине. Да, их становится все больше и больше и именно в такой же прогрессии растут провалы в памяти Джей.
И теперь, в этот самый момент, каша, которую мы с Джей заварили может опять сыграть с нами в злую шутку. Говорила мне мама, чтобы я никогда не спала с тем, с кем работаю, но я ее не послушала. А стоило бы. Ведь моя мама знает толк в том, как вести себя с любовницами. На ее пути их было столько, что я даже не смогу вспомнить лиц всех тех, кого я когда-то знала. Но какое это имеет значение теперь, когда я так крупно облажалась? Какое это имеет значение теперь, когда я влюбилась и теперь все эти обстоятельства пытаются вырвать мое сердце из грудной клетки и разбить его о жестокую реальность.
Денивел, ты дура! 
Я почти не слушаю всю ту речь, которую Анжи произносит для своей команды и для меня в том числе. Но, если честно, мне и не обязательно слушать то, что меня не касается. В эти мгновения я думаю о Джей. Я думаю о том, что ее лицо ничего не отражает, хотя уверена, внутри у нее сейчас такой ураган, что снести границу дозволенного поведения может любая мелочь. И мне надо быть осторожной, чтобы эти эмоции не вылезли наружу. Мне надо сдержать и себя и ее, а после работы просто исчезнуть отсюда, словно по мановению волшебной палочки. Да, я должна раствориться в воздухе и больше не мозолить взгляд. Перестаю витать в собственных мыслях только тогда, когда Арандо называет меня по имени. Сразу же преображаюсь и дежурно улыбаюсь, стараясь быть приветливой. Остается только надеяться, что взгляд моих глаз не выдает истинного положения дел. Никто же не видит в них безысходности? 
В тот момент, когда Фил снимает крышку с контейнера, по помещению стремительно разносится стойкий, сильный запах земляники. От него даже немного кружит голову, если находится так близко, как делаю это я. Хочется запустить пальцы и выловить пару ягодок, но я, естественно, сдерживаю себя от этого безумного порыва и детского поведения. На какие-то пару мгновений мысли о ягодах вытесняют во мне страх работы с Джей. Я думаю только о том, что мне предстоит, но слова Анжи не раскрывают для меня истины, а лишь больше вводят в ступор. В голове роятся вопросы, которые так и хотят слететь с языка, но я сдерживаюсь. Терпение, Дени, терпение. 
- Это будет прекрасный опыт, мисс Арандо, - произношу я, нетерпеливо облизывая губы, но тут же вздрагиваю, когда ты представляешь собравшимся Джей. Сердце снова куда-то падет и, кажется, разбивается. Однако, не смотря на это, я произношу, - Я думаю вы сделали отличный выбор, когда решили взять Симон фотографом на этот проект.
Я не шучу. Я не пытаюсь льстить. Я констатирую факт – никто не видит и не снимает меня так, как это делает Джей. Никто не раскрывает во мне такую глубину чувств и не может найти столь же потрясающие ракурсы, которые великолепно подчеркивают мою фигуру и черты лица. На фотографиях моей любовницы я всегда идеальна – воплощение греха и невинности в одном флаконе. Я знаю, что на фотографиях Джей я предстаю в виде девушки, которой хочется обладать.
Ко мне подходит девушка, которая должна заняться моим внешним видом и макияжем, кажется, ее зовут Дейзи. Я покорно иду за ней, осознавая, что на некоторое время получу передышку. Все что мне надо будет – привычно сесть в кресло, расслабиться, открывать и закрывать глаза и рот, когда это необходимо.Через двадцать минут я уже стою в простых белых туфлях на высокой шпильке и белоснежном нижнем белье. Смотрю на себя в зеркало и напоминаю себе невесту, которая собирается перед первой брачной ночью. Грустная улыбка касается моих губ – мне не быть невестой.
Точно не с Джей.
Чьи-то руки протягивают мне подвязку и я надеваю и ее, а затем позволяю одеть на себя паутинку из жемчуга, которая приятно холодит кожу на груди и плечах. Губы, накрашенные алым, изгибаются в уже совсем другой, более хищной и соблазнительной, улыбке. Глаза, с длинными накладными ресницами и идеальными черными стрелками, улыбаются вместе с губами. Приклеенная над правым уголком губ пластиковая клубничка словно подмигивает, когда мое лицо отражает эмоции. И все что я могу сказать в этот момент – я идеальна.Прости меня, Джей, тебе придется очень потерпеть. Я думаю, мой внешний вид приведет тебя в восторг и гнев одновременно. Я чувствую, что ты захочешь убить каждого, кто будет смотреть на меня вместе с тобой.
С этими мыслями в голове я выхожу из гримерки и под чутким руководством Дейзи дефилирую в угол, в котором будет проходить фотосессия. Кожей чувствую на себе взгляды и это заставляет меня трепетать от страха и, кажется, возбуждения.

Отредактировано Denivel Mouri (2016-05-18 00:01:46)

+2

8

Код:
<!--HTML--><center><object width="357" height="30"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7wpwdB5mmeq0Bv1t&t=grey"></param><embed src="http://embed.pleer.com/small/track?id=B7wpwdB5mmeq0Bv1t&t=grey" type="application/x-shockwave-flash" width="357" height="30"></embed></object></center>

[AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

I live the life
I left behind (c)

Рано или поздно все хорошие привычки обязательно сработают против тебя. Жизнь и господин Случай не причем. Все дело в нашей готовности принимать мир таким, какой он есть, или нет. Вряд ли я была готова к старым-новым воспоминаниям, но и не готовой меня тоже нельзя было назвать. Большинство вещей, которые раньше трогали меня, теперь таяли, как лед, сталкиваясь с семантическим барьером, состоящим из сплошной агонии и нескончаемого крика. Крика о помощи, который никто никогда не услышит.
Стоило сделать последнее «наставление», и мои подчиненные занялись очередным этапом заданных алгоритмов. Отчасти я ждала этого, отчасти надеялась, что меня не оставят наедине с ней. Симон. Теперь я знала ее фамилию. В наших с ней невзаимных отношениях это ничего не меняло. Шестеренки в мировой колеснице вертелись, стрелки часов отбивали секундный ритм. Жизнь продолжалась.
Во мне давно жила звенящая от беззвучного крика тишина, безразличие к окружающим и отсутствие каких-либо признаков жизни, независимо от того, что происходило снаружи. И в момент, когда живодерка подошла ближе, «нерушимая стена» дала трещину. Я слышала, как сердце ударялось в нее, не подозревая, что может уничтожить и меня и огромную сумму, которая была вложена в сегодняшний день. Ненавижу считать деньги. Но ее больше я ненавижу терять заработанные деньги по необъективным причинам.
События прошлогодней давности вряд ли имели право быть причиной провала событие, в которое вложен труд множества людей, не говоря уже о моем собственном. Она приближается, неотвратима, обрушивая на меня лавину ужаса одной короткой фразой.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2c7gj.gif[/float]- С тобой все порядке? – я слышу в голосе улыбку, которая подсказывает, что блондинка не забыла ту ночь.
Она не забыла. Она помнила. И ждала, что я тоже помню. Именно ее уверенность в том, что она победила, дергает рубильник на запасном генераторе. Поднимаю взгляд ровно перед собой, как будто отслеживаю происходящее в павильоне. Нахожу опорную точку в Орианне и Лизабет, что уже шли к двери кабинета за стеклом
- Не берите в голову*, - перевожу взгляд на фотографа.
Я выгляжу подавленной, смысл лгать себе?, но это не мешает улыбаться уголками губ приглашенному фотографу. 
- Это мое обычное состояние. Вы, наверно, слышали о моей семье. Давайте обойдемся без обязательной соболезнующей чуши и перейдем к сути. Если у вас есть вопросы по реквизиту или условиям, Фил вам поможет. Вы фотографируете мою модель, а я плачу вам гонорар.
Я тебя не знаю. Никогда раньше не встречалась, и ты не получишь от меня ни капли эмоций.
- Мы постараемся подойти к началу, - расширяю свою защиту до людей с которыми работаю, - первый образ Мори самый вкусный, на мой взгляд, - намеренно использую двусмысленное определение.
Она ничего не отвечает, и я не понимаю этого молчание. Оно согласие или просто пауза для обдумывания реванша?
Тельма возвращает меня в «настоящее» звонким смехом, Энди в очередной раз рассказывает главную хохму Амбер плаза, и я отвлекаюсь сама собой. В момент, когда моделька запуталась в сбруе и рухнула на ровном месте, даже меня, замороженную белокровку, пробрало смехом, вместо обычного тошнотворного желания завопить от того, что ее_больше_нет. 
- Начнем? – сажусь за стол, - обсудим результаты уикенда.
Через двадцать минуты мы закрываем блокноты, каждая со своими мыслями, но дружной гурьбой идем смотреть на Мори. Отдел продаж у нас состоит только из девушек. Нашим клиентам комфортнее общаться с девушками, клиентам нужны дельные советы по размерам и сочетанию цветов/фактур и форм.
Уже издалека видя ее, у меня захватывает дыхание. Мне хочется ускорить шаг, но я осознано заставляю себя замедлиться, свыкаясь с близостью Симон. Девушки облепляют Дени, как пчелы мед, тараторя сотню комплиментов в секунду. Дейзи перехватывает меня на подходе с кисточкой и палитрой помады, чтобы обновить контур моих губ.
Ведь по факту мы собрались не просто поглазеть на работу профессионалов в лицах фотографа и модели, но выполнить перформанс, который был запланирован и отработан заранее. Пепельная клубничка уже стоит на необходимом месте. Том стоит на постаменте с видеокамерой на плече, Уоррен нацелил объектив фотоаппаратуры. Визажистка кивком отпускает меня, и я иду в центр приготовленного белого пространства, буквально пожираю модель взглядом, она почти идеальна. Опускаюсь на колени, оставаясь боком к камере, киваю Дени, мол, пора. Мягко опускаюсь на пол, чтобы блондинка наклонилась надо мной, шурша нитками настоящего мальдивского жемчуга, как будто целуя, в это время вокруг нас подходят все остальные соучастники Фелисити, каждый замирает в своей позе.
Мори распрямляется и быстро ориентируется, смотрит в камеру, туда же, куда все остальные.
- Снято! – строгий голос несколько напрягает, не смотря на то, что этот голос принадлежит старому доброму Тому.
Все смеются и расходятся, тут же приставая к ребятам. Это короткое видео создавалось специально для превью новой коллекции в социальных сетях. Лицо Мори не будет видно, но часть ее наряда и образа будет лакомым кусочком для всех любопытствующих.
Лорки помог подняться и тут же увлекает нерешенными вопросами по курьерам. Я обещала ему нанять еще одного парнишу. Всовывает мне папку с распечатанными резюме, и я чувствую себя одураченной.
Фил разгоняет всех с рабочей площадки и отбирает папку:
- Лорки без смазки всюду пролезет, и габариты ему не помеха. Может сделаешь его своим телохранителем? Подумай об этом - брюнет делает пространный жест рукой, - и вообще кто-то собирался целый час слушать мутотень про винишко. Пулей в кабинет.
- Слушаюсь, мой Господин! Как пожелаешь, мой Господин! - обнимаю Фила за шею, буквально висну на нем, пока мы возвращаемся в кабинет.
Теперь фотограф и модель могут заниматься тем, чем должны, а у меня с моей маленькой лошадкой через пять минут начнется первая видеоконференция, и надо бы просмотреть коммерческое предложение торгового представителя виноделов.

*Nevermind - Не берите в голову

Отредактировано Ange Arando (2016-05-24 08:38:34)

+4

9

Со всех сторон на меня сыпятся комплименты, которые я не ожидала услышать. Да, я прекрасно знаю, что хороша собой, что могу приковать взгляд и выгляжу соблазнительно, но... Не смотря на свою резко возросшую популярность я не привыкла к тому, чтобы мной восхищались или хвалили. Мир шоубизнеса еще не успел меня разбаловать, а если учесть качества моего характера, я думаю, ничего подобного конкретно в этом плане никогда не случится. Я не воспринимаю комплименты как должное и не веду себя высокомерно, хотя могла бы. Поэтому я смущенно улыбаюсь и расплываюсь в улыбке, стараясь вести себя естественно и не слишком зажиматься от такого большого количества внимания, которое на меня обрушилось. На несколько минут я даже забываю о том, что среди всех этих людей есть Джей. Я вспоминаю о ней только в тот момент, когда ловлю ее хищный, холодный и колючий взгляд на себе. Именно Джей не высказала никакого восхищения. Именно Джей во всей этой ситуации хранила молчание, словно она была девственницей, которая хранила себя для первой брачной ночи.
Тем не менее, я знаю, это происходит по той простой причине, что наш гениальный фотограф пытается держать себя в руках. Более того, не в характере Джей было бы прилюдно сделать мне комплимент, которые она почти никогда не делала, даже если мы находимся наедине. Что же, я не в обиде. В обиде сама Джей.
Когда мисс Арандо располагается передо мной, словно сладкий десерт, я не могу сдержать ухмылку и она срывается с моих алых губ. Мне остается только надеяться, что никто этого не заметил. Мне остается только надеется, что сейчас мне простят мою вольность. И когда знак подан, я подаюсь вперед, вкладывая в свои движения всю плавность и грациозность, на которую только способна. Нитки жемчуга причудливо звенят, стукаясь друг о друга, создавая никому непонятную, но такую чарующую музыку. Волосы каскадом падают на мое лицо, скрывая его от камеры - то, что нужно. Я знаю, сейчас и мои губы и мои глаза видит только Анжи.
Дорогая, ты видишь то, как они блестят?
Ты видишь, как эротично приоткрывается и округляется мой ротик?
Я даю себе установку, что каждое движение, пусть даже самое малейшее, сегодня и сейчас должно дышать страстью. Страстью и невинность. Страстью и порочностью. Смешать все эти три компонента и извлечь из них сшибающий с ног коктейль. Анжи, это будет наш успех. Это будет успех тебя и твоего Фелисити. Я послушная девочка, я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты никогда не пожалела о случившемся и о том, что взяла меня работать на свой проект.
В этот момент я с усилием воли откидываю от себя мысли о Джей и о том, что может случится. Симон профессионал. Симон выдержит. А если начнет срываться, то на помощь придет Астарта. Я обещала, что буду верить ей. Я должна поверить и сейчас и сделать свою работу хорошо - чуть приподымаю пряди своих волос, отводя их за ухо, но с глаз не убираю. Как итог наших лиц никто не видит. Только волосы и губы. Твои губы и мои губы. Легкое прикосновение одних к другим. Яркое на ярком. Нежное на нежном. Мы не целуемся, просто касаемся. А затем я отстраняюсь от губ мисс Арандо, которая, кажется, немного шокирована. Я отстраняюсь от губ цвета бардо и слышу как сквозь густую пелену тумана "Снято!".
Подымаюсь в полный рост и боюсь встретится взглядом с Джей. Боюсь увидеть в ее глазах гнев, отчаяние и ненависть. Сердце больно колет, я закусываю губу и напоминаю себе, что мы на работе.  Когда все начинают по-тихоньку расходиться, я вздрагиваю. Чем меньше народу, тем опаснее мне находится рядом с моей хозяйкой. Чем меньше народу, тем сложнее ей будет держать себя в руках. Я хочу заговорить с Джей, но имею ли право? Какова будет реакция?
Черт возьми!
Молодой человек, кажется его зовут Том, подает мне горсть ягод и я принимаю ее, поднося к лицу, вдыхая насыщенный запах сладкой и дурманящей ягоды. Мне даже не надо делать это на камеру, потому что я правда наслаждаюсь моментом - высовываю язычок, который обнимает свод моих алых губ, и тянусь к ягодкам, подхватывая одну из них. Слышу, как щелкает фотоаппарат, как реагируют боксы, создавая освещение вместе с каждым щелчком. Я даже через призму объектива чувствую, как Джей поглощает меня глазами, мечтая изнасиловать прямо тут самым жестоким образом. Вздрагиваю от осознания, но тут же беру себя в руки.
Сжимаю ладони в кулаки, давлю ягодки и чувствую, как между пальцами струится ароматный сок. Только сейчас впечатление совсем другое. Ощущение, что по рукам стекает кровь. Моя кровь. И от этого безумия мои губы на секунду трогает жесткая улыбка, полная коварства. Но я решаю, что не должна выглядеть таким образом и возвращаю на свое лицо как можно больше сексуальности и тут же слышу голос Джей:
- Будь дерзкой, Дени.
Джей не просит, Джей приказывает. Джей отбрасывает все непонятки, которые происходят между нами, чтобы на выходе выдать идеальный результат работы в виде идеальной фотосессии. И я подчиняюсь. Повинуюсь так, словно я сейчас, именно в этот момент, исполняю роль ее сабмиссива и нахожусь не перед вспышкой фотоаппарата, а у ее ног. Тело обхватывает уверенностью и ледяным спокойствием - разжимаю пальцы и остатки ягодок падают к моим ногам, слегка забрызгивая их своим соком. Рукой тянусь к лицу, провожу пальцами по своим губам, а затем резким движением размазываю сок по щеке и посылаю в камеру такой взгляд, что можно просто, извините за выражение, обкончаться. Кажется, в этот момент я даже слышу, как скрипнули зубы Джей. А еще я чувствую, как она в этот момент ненавидит тех двух парней, которые наблюдают за процессом съемки.
Тяжело смириться, что на меня можешь смотреть не только ты, да, Джей?

Отредактировано Denivel Mouri (2016-05-25 00:21:03)

+3

10

[NIC]Jay Simon[/NIC][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://savepic.ru/11345667.gif[/SGN][AVA]http://savepic.ru/9680118.jpg[/AVA]

Анжи себя ведет более чем странно, она врет мне. Вы все мне врете черт возьми, я чувствую это, вы как суки себя ведете, хоть кто-нибудь сказал какую-нибудь правду. Ненавижу вас, нужно было раньше избавиться от вас всех, к чертям. Сколько раз у меня была такая возможность, даже с тобой Анжи. Мы находимся так близко друг к другу, что мне мешает задушить тебя? Зарезать? Да никто и ничто, конечно на этом придет конец... только... какая разница? Вот кому до меня какое дело? Вызовут копов, повяжут меня и на этом вся семья Арандо будет просто истреблена, судя по последним новостям, судя по твоим словам.
- Я и не собиралась жалеть о твоей утрате, Анжи. Ты не думала отправиться за ними следом? - с дерзкой ухмылкой спрашиваю у тебя такую наглость. - Если что, обращайся. - подмигиваю тебе и усмехаюсь. Мне ничего не остается, как  подойти к тебе еще ближе, наклониться к твоему ушку и прошептать - Я всегда буду рада, закончить нашу игру и заодно вашу ветвь. - провожу ладонью по бледной щеке девушки, ты пытаешься быть сильной, скрывать свой страх, но ты плохо с этим справляешься, даже хуже чем в прошлую нашу встречу. Не торопясь покидаю "стеклянный" купол, продолжая чувствовать твою дрожь и страх. Подхожу ко всем, снова какое-то сборище, не понимаю что здесь происходит. Чертовщина явная. Все это время, что шла до ребят, я не прекращаю ощущать на себе взгляд, той персоны, что осталась сидеть на месте и дрожать от страха. Ты явно косишься на меня, обсуждая какие-то важные дела компании. Ты боишься меня, теперь точно сильнее прошлых лет, ты естественно все помнишь иначе не было бы такой реакции, иначе бы ты не держалась и точно бы не стала подыгрывать, будто мы впервые встречаемся на просторах этой жестокой реальности.
Стараюсь не вмешиваться в этот балаган, тем более, что не я здесь главное лицо, а Денивел и Анжи, все это время я буду по ту сторону камеры, даже видео камеры. Я лишь фотограф и не более, я не работаю в этой компании, по этому... нахер мне светится? В мои обязанности это не входит. Где-то на подсознательном уровне пролетает мысль - покурить бы... - и правда, покурить бы... или курить или работать, другого не дано, а нет, ошибаюсь. На лице вновь проявляется та безумная улыбка, усаживаю свою задницу на какой-то диванчик в ожидании чуда, в виде работы. Скучно. Чему бы просто не начать уже съемку, что бы никого больше не видеть, что бы просто свалить отсюда поскорее? Вы меня бесите, обе... обе делаете вид, что я призрак из прошлого и не более. Может оно так и есть? За что мне эта пытка? Вы заебали.
Ты смотришь на Анжи, а она на тебя. Вы будто созданы друг для друга, черт возьми, ну давайте, еще поцелуйтесь на камеру. Кажется, что-то подобное и было задумано, только вот кто знал, что моя шлюшка превзойдет все ожидания и реально, сделает этот смелый шаг вперед, или назад? Я не могу смотреть то, как вы "невинно сосетесь", все внутри переворачивается с горечью. Мне хочется "случайно" свернуть штатив с фотоаппаратом и свалить домой. Аппаратуры нет, до свидание. Из последних сил держусь, из последних, что есть, что осталось. Услышав фразу "стоп, снято", глухо и одиноко похлопываю в ладоши, в тоже время бросая сверлящий взгляд ненависти "не своей девочке".
Подымаюсь с места и похожу к фотоаппарату, кажется время настало и все ждут этого момента, Фил подзывает к себе размахивая руками.  Нельзя заставлять ждать заказчиков, это не профессионально. Вот стою у штатива, подстраиваюсь под камеру и делаю первые снимки. Стараюсь не смотреть в глаза Мори, я не хочу их видеть, я не желаю видеть в них то, что сейчас в них есть. Эта страсть, эта жажда похоти. Иди ты к черту, Денивел, вместе со своей игрой.
- Эй, ты забыла где находишься? Мне выбить тебя? Если не желаешь этого, то выполняй свою работу! Я не желаю чувствовать твое нытье, не то что бы слышать.
- Она использовала меня, как тварь. - прикусываю себе губу до крови, но тут же слизываю не давая показаться. Руки чуть дрожат, все внутри дрожит и гниет от боли. Голова кругом. Ненавижу. Не понимаю, с чего Денивел становится еще более раскрепощеней, чем до этого, неужели ты думаешь, что я теку от твоего образа? Неужели ты думаешь, что я сгораю от твоего образа? Это фальшивка, я не желаю вестись даже на грамм этого собачьего вранья! Я больше не желаю работать с тобой вместе, я не желаю видеть твою смазливую моську, а тем более фотографировать. Я сделаю тебе больно и ты запомнишь это раз и навсегда, еще немного, только выловлю вас обеих, я сыграю с вами в игру. Жалко, что никто из вас об этом даже не задумывается, жаль, что вы переоценивайте меня.
В нос ударяет свежий и сладкий запах ягод, благодаря фотосессиям не раз мне приходилось пересматривать свои предпочтения, просто потому, после какой-нибудь подобной истории, я ненавидела что-то, что участвовало в съемке. Если это продлиться несколько часов, а оно так и будет, придется отказаться и от малины... или это земляника, да хуй ее побрал.
- Будь дерзкой... Денивел... - еле заставляю разжать свои зубы, и не назвать тебя сукой. После чего натягиваю на свое кирпичное лицо еле заметную улыбку, тяжело улыбаться, когда хочется убивать, тяжело говорить, когда хочется утопить. В это время Мори становится все более горячей, только и успеваю ловить удачные моменты и щелкать на кнопку, фиксирую моменты  снимками. Хочется закрыть и второй глаз, хочется... но не могу, продолжаю вновь и вновь слепить тебя боксами. Снимаю фотоаппарат с штатива и перехожу уже в активную съемку, меняя ракурсы. Челюсть ездит, стирая зубы в крошку с соответствующим скрипом.
- Дави их, слизывай сок, давай... больше жестокости. - да, представь, что ты это я, а ты это ягоды, убей себя, как можно грубее, сделай это. Только спустя несколько минут, осознаю с каким голосом это было сказано. Он был холодный, как лед, такой же не пробиваемый и опасный.
Приближаю объектив и фотографирую стекающий алый сок ягод по твоим губам, запечатлевая только пол лица, где-то до переносицы, что бы не видны были глаза и до половины торса. Между твоей грудью, так же попал сок, струящейся как красное вино.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 10:20:13)

+2

11


http://funkyimg.com/i/26Lp5.png

Фил закрывает за нами дверь. Закрывает и отрезает стеной из тишины почти абсолютной мое неконтролируемое отчаяние, Симон, середину бизнес-процесса  и молоденькую модель в центре всего этого. Я слышу тихий, успокаивающий (или это я так воспринимаю?) шум вентиляторов техники, звук своих шагов, скрадываемых мягким ворсом, и работу своих легких. Я дышу, вдыхаю тишину жадно и резко, как будто зачерпываю ледяную воду La Côte. О да, семь лет сказки, не жизни. Я бросаюсь в воспоминания о Швейцарских Альпах при первой возможности. И отдала все на свете за возможность исправить хотя бы одну свою глупость из всего нескончаемого множества, которые ей пришлось исправлять за меня. Я уже не просила вернуть мне Эйме, смирилась истекать нерастраченной любовью из взорванного на Пэлмоуд Стрит сердца.
Сажусь за стол, открываю коммерческие предложения, вспоминая ключевые моменты. Фил как ни в чем не бывало устраивается рядом, настраивает видеоконференцию и утыкается в телефон, усмехаясь на какое-то сообщение. Верно, ничего сверхъестественного не случилось. Весь остаток жизни я буду пользоваться моральными костылями, и была ему бесконечно благодарна за его равнодушие к моей душевной инвалидности. Если бы еще и он лез с утешениями и причитаниями, я точно бы залезла в петлю, прямо здесь, на глазах у семьи.
Это была еще одна презентация для того, чтобы мы могли выбрать основного поставщика вина на ближайшие три года. Отцовская часть виноградников заново даст первый урожай только через два года. Все верно, мы. Теперь я делила весь бизнес с ним, он знал обо всех договоренностях и планах. За эти два месяца его как будто подменили, у меня появился повод вспомнить его реальный возраст. Тип в сером пуловере поверх зеленой рубашки на той стороне монитора мне сразу не понравился, а когда я увидела химический состав вина, отрицательное решение нарисовалось само собой. И оставшиеся пятьдесят минут я смотрела на монитор ноутбка. На него был выведено изображение с ближайшей к съемкам видеокамеры.
Работа шла по плану, а я думала не о позах, которые воплощали идею коллекции, а о том, что сделала Мори во время съемки видео. Мне не показалось, это был поцелуй. Да и сложно сомневаться, когда видишь, чувствуешь, осознаешь траекторию соприкосновения от и до. Я живой мертвец, но в здравом уме и чистой незамутненной памяти. Тогда что это было? Флирт или провокация? Молодая звездочка предлагала раскрыть ее потенциал в смыслах более широких рамок, чем фотосет? Отметаю предположения, оставляю лишь осознание. Подумать только, не приветственная смазанная формальность, которой я одариваю всех и каждого, а настоящих поцелуй, первый за столь длительный период.
Тем временем переговоры подходят к концу, а клубничный сок добрался до локтей белоснежки Мори. В голову приходит странная идея, и я извиняюсь перед участниками, ссылаюсь на телефон и встаю из-за стола. Образ мерцает в голове как прерывистый сигнал маяка, и я спешу, чтобы не потерять его детали во внутренней ледяной темноте.
Как на удачу, на площадке перерыв. Мори сидела на кресле, устроив руки на подлокотники, чтобы не вымазать в соке костюм, ее чуть утомленное лицо манит условным несовершенством – красный сок засохшей капелькой замер из левого уголка губ вниз к подбородку.
Мои мальчики и блондинки сгруппировались у монитора, куда обычно выводились фотографии во время съемок, и что-то обсуждали. Кажется, я уже забыла о личности Симон и осторожно обращаюсь ко всем троим.
- Простите, что отвлекаю.
Первым оборачивается ко мне Уоррен и говорит логичную вещь:
- Первичный монтаж ролика мы уже закончили.
Отрицательно мотнув головой в сторону, я снова стреляю улыбкой в его серьезные добрый глаза:
- Я в вас не сомневалась, но я не об этом,  - я делаю еще один шаг к ним, чтобы оказаться четвертой в их рабочем междусобчике.
- Я сейчас видела ролик еще одной винодельни, и он натолкнул на нестандартную идею, но логичную для девушки, истекающей земляничным соком как кровью. Хочу, чтобы вы их отсняли. Если не для брендбука подойдет, то лично моей личной коллекции. Обожаю драматичные сцены. Вы же не против, мисс Симон?
Конечно она не против. Это моя территория, моя сцена.
- Мори, - зову девушку, и вскоре обнимаю ее за талию, игриво и ничего не значаще, просто чтобы обратить на себя ее внимание, - я хочу довести историю твоего образа до логичного конца. Как ты смотришь на то, чтобы твоей лирической героине вырвали сердце? Я вижу тебя лежащей на полу, белые волосы разложены красивым ореолом, словно нимб. На груди, в области сердца, кружево и кожа густо измазаны в земляничной кашице, а от эпицентра, словно отдельные капельки разлетаются-разбрызгиваются ягодки в перемешку с разорванными нитями жемчуга? Чтобы не смущать никого, я сама помогу с земляникой.
Симон здесь лишь массовка. Нужная, важная часть декораций, но отыграет свою партию, и я забуду о ней с тем же огромным стремлением, c какbv делала это прошлые полгода. Она и останется никем, в то время как Мори станет своей собственной звездой. Она похожа на снежинку и не растает от внутреннего холода. [AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-09-02 18:17:01)

+3

12

Я чувствую напряжение Джей, которое скользит, сквозит в каждом ее движении и жесте, когда она снимает фотоаппарат со штатива и приближается ко мне, делая съемку более активной и динамичной, подбирая разные ракурсы, делая портреты и вырывая кусочки из цельной картины. Я чувствую напряжение и, пожалуй, ненависть, даже в каждом щелчке затвора фотоаппарата. Во время съемки вокруг нас царит почти полная тишина, только и слышно этот характерный звук, с которым работает фотоаппарат, и боксы сверкают светом, чтобы создать необходимое освещение. Но, даже не смотря на весь тот негатив, что я чувствую, меня подстегивают слова Джей, они заставляют делать меня то, что я делаю. Они заставляют меня стараться, выкладываться по полной, сверкать в свете софитов, словно драгоценный камень. Я знаю, что сейчас Симон ненавидит меня, презирает, хочет стереть с лица земли, но уверенна, именно это позволит ей сделать такие снимки, от которых будет сносить крышу. Это позволит Фелесити быть на высоте. Наш идиотский, совершенно неуместный тандем будет идеален в своей ненависти, порочности и просто неземной красоте.
Я понимаю, что Джей фотографирует мои губы, по которым стекает сок земляники алой ароматной струйкой. Клянусь, в этот момент она стоит настолько близко, что я физически ощущаю, как она хочет провести своим языком по моим губам, слизывая с них сок, а потом прикусить их так, чтобы они окрасились кровью и моим отчаянием. Она бы так и сделала, будь мы вдвоем. Но мы не вдвоем. Это спасает меня. Это спасает ее.В какие-то моменты я ловлю себя на ощущении того, что испытываю страх и отчаяние, потому что знаю – моя жизнь рушится, трещит по швам, обваливается к нашим ногам и разлетается у них в дребезги. Знаю, Джей испытывает примерно тоже самое. И это вызывает во мне страх. А в Джей это вызывает агонию. Но мысли об этом не мешают мне работать, отдаваться на камеру, сжимать в тонких пальцах яркие ягоды, заливать руки по локоть.
Через час я устаю, и все замечают это, потому я прошу небольшой перерыв и осторожно усаживаюсь на кресло, откинувшись на его спинку. Руки держу так, чтобы не испачкать белье и окружающую меня обстановку. Кожу не очень приятно стягивает от сока, но я терплю и не жалуюсь – знаю, что моя работа предполагает неожиданные ситуации и неординарные решения.Когда Анжи заходит в помещение, я непроизвольно подымаюсь со стула и тоже подтягиваюсь к монитору, чтобы одним глазком зацепить то, что получается. В какой-то момент я сама смущаюсь того, как выгляжу на снимках – откровенно. Это самое подходящее слово. Вздрагиваю, когда чьи-то руки касаются моей талии и притягивают к себе – бережно и аккуратно, но очень уверенно. Арандо. Расслабляюсь, понимая, что это не Джей. Но стоит мне только перевести на нее взгляд, как тут же кружится голова. В ее глазах стало еще больше ненависти. Больше гнева. Я вижу, как ее глаза наполняются желанием прикончить меня прямо тут, наплевав на десяток свидетелей и возможность влететь обратно в психушку или попасть за решетку
- Отличная идея! – воодушевленно отвечаю я и стремительно отвожу свой взгляд от Джей, - если вдруг интересует мое мнение – мне  нравится. Думаю, подобные образы мне подходят, - я дарю Анжи свою улыбку и решительно возвращаюсь на место съемки, доверяя процесс возникновения «сердца» на моей груди Арандо. Самой мне сделать это весьма проблематично и может получиться плохо, потому я просто смиренно ложусь на белоснежный пол. Я не знаю, как выгляжу, но стараюсь не мешать, когда мои волосы раскладывают красивым ореолом вокруг моей головы, а с меня срывают пару ниток жемчуга. Невольно вздрагиваю, когда через тонкую ткань руки Арандо едва касаются моей груди. Отчетливо знаю, что это всего лишь рабочий процесс, но все равно невольно закусываю губу.
Я чувствую взгляд Джей. Чувствую ее ненависть. Я не знаю, как этого не замечают остальные, но ее эмоции бьют меня наотмашь и опрокидывают на лопатки, прижимая к земле. Тем не менее, в этот момент я думаю «Интересно, как мы смотримся со стороны?» и стоит этой мысли пролететь в моей голове, как я слышу несколько щелчков затвора, которые красноречиво говорят о том, что Джей решила запечатлеть этот процесс.Стыдно признаться, но от этой ситуации я испытываю какое-то непонятное даже мне самой возбуждение. Очень легкое, почти невесомое, абсолютно не такое, как тогда в клубе «Амброзия», но пронизывающее с головы до пят. Я внутренне молюсь всем богам и дьяволам, чтобы Анжи ничего не поняла. Я внутренне надеюсь, что мое тело не выдаст меня, а потом с облегчением вздыхаю, когда Арандо наконец-то заканчивает с этим процессом и съемка возобновляется. Большинство кадров с закрытыми глазами и умиротворенным лицом. На остальных же мой взгляд пустой, стеклянный и идеальный. Жемчуг, который Анжи кидает на меня сверху отскакивает от тела и задача Джей заснять его полет и мою мертвенную бледность.

+2

13

[NIC]Jay Simon[/NIC][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://savepic.ru/11345667.gif[/SGN][AVA]http://savepic.ru/9680118.jpg[/AVA]

http://savepic.ru/10430005.jpg

Перевод фраз

*сука

*Лишь смерть сможет тебя освободить.
**Дай мне свою душу,
***Я покажу тебе, кто ты.
****Беги же, беги в пустоту

*Когда я закрываю глаза,
**Вижу тебя перед собой
***Так же, как в первый день.

*Я знаю, мы никогда не простим друг друга

Чувствую, как внутри Денивел создается некое напряжение, когда наши взгляды начинают соприкасаться друг с другом, когда она начинает смотреть прямо в объектив. Твое лицо бледнеет, а в глазах будто зарождается новая волна страха. Ну что же ты так себя палишь? Ты определенно боишься меня, да, по-началу видимо ты не осознавала это до конца, а теперь... деваться некуда, мы на работе как-никак. Поздно дорогая, поздно.
С каждым щелчком затвора во мне пробуждается большее желание расспросить тебя, прижать к стенке и сделать что-то противоестественное, будто я живодер и ты, сбившиеся с пути животное, попавшее в ловушку. В мою коварную и смертоносную ловушку. Цвет земляничного сока лишь больше будоражит мое воображение, только, мои руки будут в этом земляничном соке, но никак не твои. Твое тело, твое лицо будет истекать соками от моих своеобразных игр, ты устанешь стонать, устанешь кричать и испытывать все горячие и жгучие ощущения. Ты будешь выглядеть еще более жалко, чем попавшее животное в капкан. Почему за все наши встречи, я так и не подмешала тебе яда в напиток? Не влила его силой? Как это было бы быстро и менее мучительно. Мне бы хотелось посмотреть на твои угасающие глаза, которые так плавно становились пустыми и стеклянными, будто ты и на самом деле чертова кукла, будто ты моя марионетка. Как скоро я это сотворю с тобой? Как скоро в моем кармане окажется смертоносный яд? Одна капля и я снова, вернусь в свое русло, я вновь буду тем, кем меня все знали... или нет? Неужели я потом буду жалеть об этом сильнее других? Неужели я заплачу увидев твое мертвое тело? Да такого быть не может, черт подери! Я никогда не плачу над умершими! Никогда! Тот мир, который нас ждет, он куда лучше, там не нужно чувствовать, просто существуешь и наслаждаешься своим вечным отпуском. Поскорее бы и мне туда же, только чертовка Астарта никак не может смириться со своей участью, ну ничего... этот день определенно настанет, не сегодня, так завтра... Ты, Астарта, в один прекрасный день не сможешь взять надо мной верх и предотвратить это. Я обещаю тебе, я доживу до того дня, я вырвусь, моя воля сильнее многих, мое безумие сделает свое дело. Спасибо всем вам, кто даровал мне разочарование и боль, отец, особенно тебе я благодарна больше всех остальных, ублюдок.
Выныриваю из моря своих мрачных мыслей, вырываюсь из процесса и закрываю объектив, спасая от лишней пыли. Делаю несколько шагов к коллективу, вливаюсь в их круг. Молчу. Перевожу взгляд то с одной, то на другого, но каждый раз притормаживаю на Денивел.
Отпирается стеклянная дверь, с характерным писком. Отчетливо слышатся цокающие каблуками шаги, они становятся все ближе и ближе, между головами своих коллег замечаю такой знакомый силуэт. Он явно приближается к нам, в глазах что-то кроется. У тебя появилась новая идея, Анжи? Или ты подумала над моими словами, а дорогая? Нет, ты слишком гордая что бы попросить меня об этом. Твоя гордость не позволит тебе этого свершить, а тем более попросить, не переживай, я еще поговорю с тобой, может ты сможешь одуматься и понять, какую бесценную услугу я тебе предлагаю. Поверь, рано или поздно, ты поймешь это. Нет смысла так хвататься за эту гниющую жизнь.
Анжи стоит уже рядом с нами. С твоих уст слетает нечто невообразимое. Извините... и такое сравнение стоит у девушки в голове, которая совсем недавно потеряла всех своих близких? Ничего себе! А в тебе отцовская жестокость так и плещет, да ты ничем не лучше меня, такой же монстр. Еще одна подножка со стороны реальности и ты пойдешь всем мозги вышибать. На лице разыгрывается ухмылка отдаленно напоминающая на чеширского кота.
Еще немного и я кончу от восторга, еще немного и я вас обеих сделаю ангелами с вырванными сердцами. Это прекрасная смерть, это изумительно! Виноделы... не ожидала я от вас такого! Нужно будет явно попробовать их творение. - мне хочется сию секунду же завалиться на диванчик, закинуть ногу на ногу, попивая кофе и выкуривая сигаретку, продолжая эту историю. На чем мы остановились, ах, да... вырвать сердце... но оно бы не просто лежало рядом и продолжалось биться, нет, я бы его подняла над собой и ловила ртом вашу кровь, представляя, что это дар богов. Наверное очень не обычно, чувствовать биение сердца, которое держишь прямо в собственных руках, когда глухой стук пронизывает все тело, пробуждая волны мурашек и адреналина.
Не замечаю, как глаза начинают сверкать ярким огнем от восторга.
- Арандо, а не слишком ли ваша затея аморальна? Я не против, но мне казалось, проводить такую тонкую нить между соком ягод и кровью, грубо говоря, фантазировать расчлененку и прочее... это не слишком адекватно, учитывая ваше моральное состояние. Вы точно себя хорошо чувствуете? - произношу это все с той же ухмылкой, а глаза заливают светом всех окружающих, но стоит только заметить близость девушек, лицо становится серьезным, даже каменным, а глаза стекленеют.
- Пока вы решаете моменты, я отойду выпить кофе. - обхожу коллег, не услышав разрешения или хоть какого-либо согласия, следую куда-то в даль, кажется, в коридоре стоял автомат.
Суки... - ускоряю свой шаг и сжимаю руку в кулак, как можно сильнее, до боли... до отрезвляющей боли.
- Успокойся....
Я зажму ее, я убью ее... их! Обеих! Я буду сниться им в самых худших кошмарах.
- Может придумаешь что-то более оригинальное? Фильмов пересмотрела, нехуй пародировать. Есть и более изящные способы.
Верно... но я схвачу еще не раз Арандо за горло, мне очень хочется понаблюдать за тем, как она по-настоящему сопротивляется. Благодаря кому-то, я упустила этот момент из своей жизни, не так ли, Астарта?
- Если бы не упустила, она бы сейчас лапала твою возлюбленную? - как-то странно у тебя срывается голос, Астарта, неужели тебе это тоже неприятно? А? Ты скрываешь... ты явно скрываешь от меня что-то еще... der boshaftes Weib*...
Как бы не была жестока наша с тобой игра, Денивел, но даже меня порой передергивает. Как бы я не старалась относиться к тебе равнодушно, безразлично, но даже меня это задевает. Вот и сейчас, я лишь подливаю керосину в это безумное пламя и ничего не могу поделать с собой, только смотреть, только наблюдать за вами. Если бы была у меня только возможность с тобой поговорить, Мори, я бы ее тут же использовала и предупредила тебя, что Джей на грани срыва... так еще и чертовка, Арандо здесь. Твою мать... геморрой ходячий. Как бы я не была против методов Джей, но порой мне хочется согласиться с ними, особенно с эффективностью.
Останавливаюсь у автомата и утыкаюсь головой в прохладное железо, достав несколько монет, запихиваю их в автомат, поглядывая лишь краем глаза.
- Nur der Tod kann dich befrei'n* - не громко произношу себе под нос, вспоминая эту сраную парочку действующую на нервы. Только потом вспоминаю, что это за песня... и продолжаю свое ожидание со следующими строками. - Gib mir deine Seele** - протягиваю руку за горячим напитком. - Ich zeig dir, wer du bist*** - не смеша направляюсь обратно, временами делая не большие глотки. - Lauf nur, lauf ins Leere**** - прохожу все дальше и дальше, останавливаюсь прямо перед девушками и не верю своим глазам. Арандо, бесстыжая папина девочка, ты не была такой в последнюю нашу встречу, неужели мое влияние настолько испоганило тебя? Ты интригуешь... а моя... сучка недотраханная так млеет и таит от всего что ты с ней вытворяешь...
Внутри эмоции перемешиваются и будто становятся где-то по среди горла комом. Так и хочется сжать пластиковый стаканчик, но держу себя, не даю разбушеваться, продолжаю вести себя будто ни в чем не бывало. Допиваю остывший напиток и выкидываю мусор в ближайшую урну.
- Schlage ich die Augen zu*, - подхожу чуть ближе, подбираю ракурс и делаю щелчок, пока Арандо раскладывает, нет размазывает по моей девочке ягоды. dann seh ich dich vor mir** - делаю еще несколько, это будет прекрасная коллекция. - so ist es wie am ersten Tag*** - Арандо бросает на меня взгляд, мол, схуяли я стою и втыкаю, ебашь. Разминаю шею и подбираю удобное месторасположение. Ягоды и жемчуг начинает ссыпаться, а я в этот момент стараюсь запечатлеть эти мгновения, да еще так, что бы фотоаппарат смог сфокусироваться и на модели и на мелких  летящих деталях. А нет, мне показалось, кто-то по ошибке решил ягодами покидаться. Все в порядке, только жемчуг, страдай сучка... не самое приятное ощущение....
- Ich weiß, wir können uns nicht mehr vergeben*

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 10:20:30)

+3

14

Девушки из «Divin» казались мне двумя краями бесконечной пропасти. Модель производила исключительно положительное впечатление. Я не знала ее, особенностей ее характера или настроения. Но она точно уловила (или сразу поняла главное условие успеха фешн-индустрии) мои требования. Я платила за живой пластилин, идеальную основу, готовую принимать форму моих фантазий, оживлять мечты. Пепельная малышка поддержала инсталляции прекрасной смерти, и это придало мне уверенности. Вдохновение – вещь удивительно чуткая.
Насколько мое вдохновение было чувствительно к окружению, настолько же представление Джей Симон о работе было основополагающим и железобетонным. Она мало говорила, но ее взгляд был острым, а затвор фотоаппарата щелкал с точностью снайперской винтовки. И попробуй кто-нибудь высказать «экспертное мнение», размажет по белоснежной стенке одним словом! Чутье Филла сработало в очередной раз, она была профессионалом своего дела. Настоящим творцом. Ее талантом руководил суровый скандинавский бог, что питался кровью и мучениями.
Интересно, что сама блондинка чувствовала ко мне? Презрение? Ненависть? Лютую злобу? Когда она выдавала реакцию на мое предложение, я словила себя на желании задать этот вопрос. Прямо здесь и сейчас. Это так увлекательно – смотреть сквозь ледяную стену и ждать продолжения будто новой серии любимого сериала. Выслушав Джей, реагирую на нее, как и на все, что мне безразлично: переключилась на первый шаг в озвученном плане.
- Том, ты бы не мог позвать Дейзи? И кроме всего прочего, пусть захватит рождественскую пудру. Она недавно спрашивала, что с ней делать.
Может быть, это опрометчиво, может быть это действительно вызывающе, но второй полноценный брендбук «Felicity» не будет хуже первого. Марка балансировала на грани допустимого и самой сути вызова, хождение по краю было нашим кредо. Я хотела дать нашим клиентам образ трепетный, нежный и неоднозначный, с возможностью додумать на свое усмотрение.
Отпускаю кивком головы фотографа, и вдвоем с Мори возвращаюсь на место съемок. Помогаю ей лечь, поддерживаю под спину. Дейзи раскладывает и расчесывает волосы малышки, лакирует их. К этом времени Уоррен вручил мне миску с ягодами. Канцелярским ножом срезаю несколько ниток жемчуга с нижнего ряда, чтобы ничего не отвлекало от самого акта творчества. Нескольких минут сакрального смысла, все личное уходит на задний план, оставляя обнаженное желание выполнить задачу в наилучшем виде. Первые ягодки аккуратно раскладываю на волосах Мори, красной тонкой линией рисуя нимб католической святой.
Новая фигура вступает на арену, где воплощается и обнажается Красота, и я незамутненным ни тоской ни страхом взглядом смотрю на Джей. Отступило все, что довлело надо мной последних несколько месяцев. Только высокое вдохновение и щемящее нетерпение. Еще немного, капельку и магия момента возьмет свое. И эти короткие мгновения не давали угаснуть надежде. Не на что-то конкретно, а самой способности надеяться..
Руки мнут ягоды, а я возвращаю взгляд Мори. Белому на белом, беззащитности среди невозможности спастись от фатального конца. Одним точным движением окрашиваю белоснежный китайский шелк на ее груди в дурманящий аромат ягод. Запах пьянит, и бездумно прикрываю глаза ненадолго и плевать, как это выглядит со стороны. Наклонив голову, оцениваю красное пятно, а глаз сам по себе зацепляется за бусинки сосков, натянувших узор. Отмечаю деталь отстранено, задаюсь логичный вопрос о развратности, и отвечаю себе же, что обязательно попрошу фоторедакторов "замазать" лишнее. Дэйзи тем временем в прямом смысле заснеживает Мори – скулы, немного на лбу и подбородке, изгибы шеи и внутренние стороны расслабленных рук - засыпались пудрой, словно сахаром, придавая девушке вид сладкого десерта. Даже край импровизированной раны в одном месте сдобрили чудесной мельчайшей россыпи. Прежде чем подняться с колен, (без помощи Уоррена никуда) я добавляю цвета девичьим губам, провожу подушечкой большого пальца под пристальным руководством визажистки и всех остальных участников неоднозначного сюжета. Дейзи радела зато, чтобы я не перестаралась, а остальные, даже Симон, просто не могли оторвать взгляд.
В миске с красным замешиваю жемчуг. Ягоды и жемчужины сближаются по цвету. Они летят на Денивел, отскакивая градом, скатываясь по белому, оставляя следы-мазки и мою полную вовлеченность в процесс. Я смотрю на нее, как завороженная, ошалелым взглядом цепляюсь за Симон, обращаю к ней новый мысленный вопрос: Ты видишь то же, что я? Мы создали идеальный момент! Разве тебе не будет больно, когда все это кончится и останутся только воспоминания?
Я пытаюсь наладить спертое дыхание, устоять на уставших ногах. Обвожу взглядом помещение и Филл вырисовывается там, где недавно родился венец первой части фотосессии.
Обхожу по краю, не желая по глупости испортить отдаленные кадры, и подставляю ладони моему компаньону.
- Не хочешь земляничный сок? Свежевыжатый, - пытаюсь сгладить свой побег со встречи.
- М-м-м… Это приглашение к интиму? Наконец мы перешли на новый уровень отношений. Я так долго этого ждал, - наклоняется и натурально, тщательно слизывает сок с пальцев.
Каков наглец! Но мой, близкий и родной, поэтому не пугаюсь его реакции, а искренне радуюсь. Тем более что до нас с ним нет никакого дела.
- Что решили? – еще немного вольностей и я отвожу руку.
- Повторная встреча послезавтра. Но мне он показался каким-то тухлым.
Киваю головой, и зову его с собой, на выход.
- Вот-вот, и вино у них такого же вкуса, судя по составу.
Напарник пропускает меня вперед.
- Но "образец" они все равно пришлют. Звонил курьер, ленч будет минут через десять.
Я довольна, все идет по плану.
- Окей. Сейчас приведу себя в порядок и подумаю над ответом Честеру. Скажешь Тельме и ребятам на съемках? У нас всего сорок минут на перерыв, Дейзи должна все успеть.
Окончательно успокоившись от встречи с Симон, я вспоминаю планы на ближайшее время. Точно! Во время ленча мы хотели посмотреть отснятый перформанс. Но, если честно, мне не терпится добраться до третьей части съемок. Взорвем земляничную бомбу, разольем сочные ягодные ручьи, включим дурманящие ароматные пары. Что-то из этого нас обязательно уничтожит невыносимым совершенством бытия.[AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-07-14 19:57:30)

+3

15

внешний вид

https://pp.vk.me/c631222/v631222102/3d392/AEuVizCPnKM.jpg

Зло всегда эротично

Быть куклой. Мертвой. Податливой. Бледной. Идеальной.
Раскрываться, сиять в этой нереальной красоте, приковывать к себе взгляд с первого мгновения, заставлять забывать дышать. Поддаваться навстречу неизвестности. Ощущать, что у тебя и в самом деле вырвали сердце. Пусть не в физическом, прямом смысле, но все же…Только сейчас понимаю, насколько идея Анжи метафорично сплетается с периодом моей жизни. С периодом в жизни Джей. События, происходящие сейчас, и правда разрывают мне сердце. Я люблю Джей, но не могу показать этого сейчас. Я не могу подойти и утешить ее, не могу приободрить, не могу свернуть с пути, который выбрала. Это заставляет меня страдать. Это заставляет мое сердце то замирать, то заходиться в бешеном ритме. Я задыхаюсь от боли. От боли за себя, от боли за нее.
В воздухе плавает запах землянике, обволакивая меня своим ароматным ореолом, окутывая всех вокруг, заставляя думать об одном и том же, идти в одном направлении, работать и звучать в унисон. Идеальная идея в исполнении прекрасной Анжи – ей удается заставить команду почувствовать себя единым механизмом. Даже я сейчас чувствую себя частью, принадлежащей ему. Шестеренкой, которая движется, задевая разные детали вокруг себя, цепляя их, заставляя двигаться. В какой-то момент я чувствую, что расслаблена, полностью поглощена работой, больше не чувствую того, что Джей в любой момент готова сорваться, пригвоздить меня к стенке и размазать по ней, растереть между своими пальцами. Хотя, я уверена, она не перестала ненавидеть или презирать меня. Просто тоже увлеклась работой, неустанно, почти без перерыва, щелкая фотоаппаратом, передвигаясь по помещению, пытаясь поймать как можно более идеальный ракурс и свет. Возможно, она даже представляет, что вырванное из груди сердце это ее рук дело. Возможно, она даже чувствует, как оно бьется, пульсирует под ее пальцами, а затем неминуемо останавливается.
У этой истории может быть только один конец.
Я тяжело прихожу в себя, когда этот этап съемки подходит к концу и Джей устало откладывает фотоаппарат куда-то в сторону, разминая уставшие руки и затекшие пальцы. Я же осторожно подымаюсь с пола только после того, как алые ягоды убраны с моих волос, а кашица из них с груди. Ноги почему-то дрожат, хотя дыхание очень ровное, очень размеренное. Ощущение правда такое, будто я выплыла из летаргического сна. Присаживаюсь на ближайшее кресло, рядом со мной тут же словно из воздуха появляется Дейзи, которая стирает с моего лица лишний сок, а затем выдает мне молочко для снятия макияжа, следующий комплект одежды и простенький халатик, который я могу надеть поверх, чтобы комфортно чувствовать себя во время перерыва. Я подхватываю свою ношу и иду в сторону душевой, чтобы снять грязное белье и вымыть руки и тело от земляничных брызг Я знаю, что в скором времени земляники вокруг меня и на мне станет куда больше. Столько, что в ней можно будет захлебнуться, утопиться, умереть, но пока…
Пока у меня есть время, чтобы почувствовать себя обычным человеком. Ну, насколько вообще можно чувствовать себя обычным человеком, когда все вокруг в одежде, а ты в халате?Я возвращаюсь к остальным уже через десять или пятнадцать минут, отмыв от себя ягодки, смыв макияж и вымыв голову. Отдаю кому-то из сотрудников перемазанное земляникой белье и покалеченные жемчужные бусы в виде паутинки. Стоит только оказаться среди людей, как кто-то подталкивает меня к кофе-машине, спрашивая, что я буду пить:
- Латте, - отвечаю почти не думая, желая ощутить на своем языке пенку и перебить чем-то запах земляники, который все еще неотрывно следует за мной по пятам, пытаясь стать моей полноправной частью. Запах земляники не терпит возражений, впитываясь в мои волосы, находя в них пристанище и приют.
- Спасибо, - стаканчик приятно греет руки, и я подхожу с ним прямиком к столу, чтобы удобно разместиться и отдохнуть. Ничего страшного, если я съем пончик, не случится. Я отношусь к тому типу девушек, которых называют ведьмами. Почему ведьмами? Да потому что они едят и не толстеют! Мысль вызывает у меня улыбку, а рука сама тянется за вредным лакомством, которое я поглощаю без зазрения совести, лениво следя за тем, как остальные члены команды о чем-то беседуют. Мне даже говорить лень, потому я просто делаю медленные глотки. Кофе вкусный и ароматный, я могу поставить Тельме «отлично» за проделанную работу. От мыслей меня отвлекает Дейзи, которая зовет в гримерную, чтобы снова привести меня в порядок, сделать макияж и завить локоны. Я доедаю свой второй пончик и покорно подымаюсь с места, чтобы проследовать за ней.

Отредактировано Denivel Simon (2016-07-14 18:17:40)

+2

16

[NIC]Jay Simon[/NIC][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://savepic.ru/11345667.gif[/SGN][AVA]http://savepic.ru/9680118.jpg[/AVA]

[float=left]http://savepic.ru/10733095.jpg[/float]Мне не хочется этого всего видеть, но я вижу. Не хочу все это чувствовать, но чувствую. Я схожу с ума, я понимаю, что еще немного, еще капля и я сорвусь. Отброшу фотоаппарат в сторону и плевать, что он относительно новый, что я к нему уже привыкла. Я подойду к этим девушкам, одну грубо отшвырну, а другой наступлю ногой на горло и заставлю наконец-то посмотреть в мои глаза, заставлю рассказать всю правду, которую она так пытается скрыть под пеленой лжи. Я чувствую это, она врет, но зачем? Зачем она так издевается надо мной? Я это вижу не первый раз, как эта белоснежная сучка отводит от меня взгляд, как избегает и старается не пересекаться фразами. В другой любой момент, раньше...  ты бы, Денивел, радостно прыгала вокруг меня, прижималась и ярко улыбалась, даруя меня и очаровывая своими светлыми эмоциями. А что теперь? Что я вижу? Одно разочарование и ложь! Чистую ложь перемешанную со страхом! Мне хочется оставаться по прежнему спокойной и сдержанной, но я не могу себя контролировать... этим эмоции сводят меня с ума, я только и мечтаю, что бы рабочий день поскорее закончился. Я не хочу видеть тебя, я не хочу помнить тебя. Ненавижу тебя, Денивел Мори. Мне хочется захлебнуться в собственных страданиях, хочется сделать себе еще больнее - физически, просто стараясь забыть твое лицо. Ты мне снишься, такая же как раньше, а на утро я осознаю - это ложь. Не раз уже за этот период времени ты дала понять, что не желаешь иметь со мной дело. И от этого мне еще более невыносимо.
Арандо... чертова мазохистка, абсолютно из того же теста, что и Мори. Но мы меньше друг с другом связаны и у тебя выходит больше причин себя так вести, я никто и ты никто... мы друг друга не знаем и будто до этого и не виделись. И все равно, черт возьми, как ты смеешь заигрывать с моей собственностью? Кто позволил тебе распускать свои руки? Ты не случайно предложила это... ты желаешь прикоснуться к ней, ты желаешь ей обладать, будто моя модель какая-то шлюха.
Я не могу забыть всего этого, я вновь и вновь продолжаю думать об этих двоих. Я зацикливаюсь на них, я сама свожу себя с ума, делаю из себя параноика, даже когда в моих руках фотоаппарат и я только что и делаю, так скачу, как лягушенок, стараясь подобрать ракурс и момент, но из моей головы не выходят моменты произошедшие на этой площадке. Я не могу их забыть или хотя бы перестать думать. Чувствую, как глаз начинает дергаться - нервный тик. Я не привыкла жаловаться, но сегодня, мне особенно хочется поскорее пойти на перерыв, даже не так... свалить отсюда к чертовой матери,
В снимках я не сомневаюсь, что из сделанных кадров, что-то есть достойное для "коллекции Арандо", еще ни разу за свою карьеру я не была в чем-то не уверена. Еще не разу, я не вставала на колени, умоляя дать дополнительное время. Нет, это превыше меня и если делаю, то сразу качественно.
И вот, "мисс" Арандо, сообщает о перерыве, мне же не показалось, что это был именно ее голос? Время, которое пришлось убить на просьбу, прошло сквозь пальцы, как мгновение. Будто это было что-то материальное, как песок набранный в ладонь. Отрываюсь от фотоаппарата и осматриваю девушек стеклянным взглядом. Объектив закрываю крышкой и покидаю это место пыток. Сообщаю Филу, что выйду покурить на улицу и вздохну свежим воздухом, но молодой человек перебивает меня, на дав договорить и сообщает, что есть балкончик оборудованный для курящих, кратко объясняет его место расположения, благодарю его натянутой улыбкой и следую по маршруту. Заблудиться здесь сложно, но можно - если тупая скотина. С первой попытки натыкаюсь на этот самый балкон и нервно вытряхиваю сигарету из чуть помявшейся пачки.  Не успев достать зажигалку, как какой-то сотрудник подносит зажигалку к концу сигареты и подкуривает.
- Спасибо. - произношу абсолютно не привычное для меня слово с максимально доброжелательной интонацией, на которую я сейчас способна. Я не смотрю на этого незнакомца, мой взгляд направлен куда-то вдаль, на город. Эти пейзажи всегда меня немного успокаивали и даровали облегчение. Умиротворение, которого мне так не хватает в этой жизни.
Слышу, как незнакомец тушит свою сигарету с характерным шипением горячего пепла и оборачиваюсь.
- Извини, но не мог бы еще разок выручить? - откликиваю парня и наконец-то встречаюсь с ним взглядом.
- Да? - кратко отвечает мне и замирает на месте. Не знаю, что он мог придумать у себя в голове. - Не мог бы дать мобильный номер, Анжи Арандо? Не хочется отвлекать ее своим присутствием. - ничего умнее не пришло сейчас в голову, чем это тупое оправдание, но видимо номера здесь не были уж настолько засекречены и тот, без лишних вопросов продиктовал его.
Молодец, хороший мальчик.
Номер есть.
Парень покинул балкон, а я осталась наедине со своим мобильным телефоном, добавляю новый контакт, пока из головы не ушла та комбинация цифр, а затем тыкаю на "смс". Набираю простенькое сообщение, особо ничего не значащие, с просьбой подойти к гримерным.
Зачем мне это нужно? Да черт, его ногу сломит. Расслабиться? Поговорить по душам, хоть с кем-нибудь... так давно этого не было, что задница уже остыла без приключений.
Выкинув окурок в пепельницу, возвращаюсь на рабочее место, а если быть точнее поджидаю Арандо. Звук я выключила, что бы девушка не услышала отправленное ей же смс, в случае, если та захочет поинтересоваться личностью инкогнито.
Ожидание утомляет, заставляет внутри что-то содрогаться с каждой пройденной секундой. Время растягивается в вечность. Ненавижу ждать... сжимаю корпус смартфона, создается впечатление, что еще немного и он начнет хрустеть от приложенной силы. Оглядываюсь по сторонам, никого толком и нет. Все разошлись на обед... или что у них там. Ланч? Лэнч...
Мне надоедает просто так стоять у гримерок, захожу в одну из них, проверяю сразу же на наличие живых объектов. Никого нет. Пусто. Размещаюсь на кресле, закидываю ногу на ногу и откидываю голову назад. Прислушиваюсь к звукам, желая расслышать стук каблуков.
Как только до моих ушей начал доноситься до боли знакомый стук, характеризующий походку, включаю мобильный, смс - и дописываю еще одно сообщение, гласящее, заглянуть в гримерную.
Может угадала, а может и нет, суть не так важна.
Прикрываю глаза. Стук сливается с сердцебиением, отдавая в виски.
- Джей... ты не устала от самой себя? - резкий и недовольный голос зазвучал в голове, перебивая все окружающие звуки.
- Тише, ты... - нахмуриваюсь и в предвкушении наблюдаю, за тем как ручка дверцы поворачивается, отворяя дверь, но почему-то в какой-то момент, она все-таки не решается открыться. Стук каблуков начал отдаляться.
- Ты здесь вечность решила просидеть?
- Разве тебя это волнует? Ты должна только радоваться, что я спокойно сижу в этой комнатушке и больше нихера не делаю, или по твоему, мне уже и посидеть нельзя?
- Сиди, сколько душе угодно, но то что ты собираешься сделать, не разумно, как минимум. Чего ты собираешься добиться этим?
- Придумай вопросы поинтересней. Мне надоело на него отвечать уже.
- Что поделать, ты вечно хуйню творишь.

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 10:20:49)

+1

17

Воркуем с Филлом, словно влюбленные голубки, пока он провожает чумазую меня в уборную «под куполом», и в этом же образе возвращаемся обратно. В маленьком мирке за стеклом есть все, чтобы прожить там пару дней: кушетка, душ, уборная и мини-холодильник, полный гастрономического разнообразия.
Нам есть что обсудить, а мне так приятно его касаться. Приятно сейчас граничит с « жизненно необходимо», но кому до этого есть дело? Нас привыкли видеть вплотную сидящих друг к другу, и считать если не парой, то любовниками явно. Хорошо хоть сотрудники имели такт не задавать подобных вопросов. По крайней мере, не задавать их мне.
Появляемся в самый интересный момент, когда Тельма раскрывает коробки с пончиками на столах около ресепшна, принимает заказы на кофе. Наш кофе уже готов и ждет на обычном месте, а пончики забираем в порядке общей очереди. Офис гудит, все громко разговаривают и смеются. Давно у нас не было такого приятного, полного надежд и свершений, ажиотажа. Многие подходят к Мори и что-то говорят, модель украшает нашу компанию и вдохновляет. А вот Симон нет. Странно… куда она запропастилась? Это праздное любопытство. На самом деле, мне хорошо от того, что ее здесь нет.
Садимся в непопулярный угол, но напротив, с демонстративно разочарованным видом, садится Лорди. Я ощущаю сильнейшее желание спрятаться за тощим глав.дизайнером, но Фил капитулирует перед укором первым, достает из-под лаптопа недавний сборник кандидатов и демонстративно раскладывает на журнальном столике. 
Мы просмотрели троих из пяти кандидатов, когда Уоррен попросил внимания. И мы все дружно уставились в монитор на стене за ресепшном. Обычно там крутили нашу рекламу, иногда смотрели бейсбол, а сейчас выясним, получилось промо или нет.
Двадцать секунд видео проживаем затаив дыхание. Музыка наложена наспех, шероховатости в обработке видео на лицо, но если молчание после просмотра видео означает не успех, то что? Кто-то начинает хлопать, и я поддерживаю такой способ выразить восторг. Хлопки стихают, галдеж и смех возвращаются. Уоррен идет к нам, и Фил отвлекается от чрезвычайно важной миссии в поисках идеального курьера. Как-нибудь я объясню, почему наши курьеры должны быть идеальными, а сейчас мы обсуждали видео и фото, которые должны появиться в соц.сетях через пару часов. Видеоряду придадут глянцевый налет, фото может быть не больше трех. И тут-то и стало трещать по швам взаимопонимание между мальчиками. Спасение приходит, как обычно, из ниоткуда. С незнакомого номера. В виде просьбы подойти к гримерам.
Поднимаюсь, касаюсь плеча Фила, мол, отойду ненадолго. Взглядом, без слов, дабы не отвлекать от жаркого диалога, в котором рождалась истина.
На мысленный вопрос, с чьего номера могла быть отправлена такое сообщение, пришло само собой. Смс пользовалась у нас только новенькая пиар-агент. И ее телефона действительно до сих пор не было в моем списке контактов. Исправляю маленькое недоразумение, и подхожу к комнатам, выделенным сегодня под гримерки. Вижу Дейзи издалека, она открывает дверь с саквояжем, полной всяких визажных причиндалов на перевес и вопрос, в которой ждет моя маленькая заговорщица, сомнений не было. Наверно, опять будет уговаривать, не отправлять ее вместе с госпожой Аттиль.
Поворачиваю ручку двери и, еще не подняв глаза, начинаю говорить:
- Кэтти, мы все уже обсуди,.. – речь обрывается, когда на кресле около стопки брендбуков прошлой коллекции вижу старую-новую знакомую.
Хлопаю глазами, останавливаюсь на середине движения, пальцы впиваются в металлическую деталь, а я опираюсь плечом на ребро самой двери.
- Вот как,.. – на самом деле требуется немного времени, чтобы вернуть дар речи, - что случилось? Что такого случилось, чтобы ты озаботилась найти мой номер телефона?
Довожу дверь до полностью открытого дверного проема, закрепляю дверь к стене специальным крючком. Обычно здесь складское помещение и в какие-то моменты дверь на доводчике становится неудобной.
Остаюсь около двери, опираюсь на стену, защищая спину.
- Не зачем было так стараться, мы могли обсудить все за ленчем. Промо-ролик еще сыроват, но в целом неплохо. Мори отлично справилась. [AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

Отредактировано Ange Arando (2016-09-02 20:01:45)

+3

18

[NIC]Jay Simon[/NIC][STA]Drugs and whores[/STA][SGN]http://savepic.ru/11345667.gif[/SGN][AVA]http://savepic.ru/9680118.jpg[/AVA]

Недолго заставляешь себя ждать. Шаги вновь раздаются где-то за дверью, ручка поворачивается и дверца приоткрывается. Между дверью и проемом показывается твой силуэт. Наши взгляды встречаются и лицо мгновенно бледнеет, но не мое. В глазах искрятся мысли, но молчишь. Сколько ты молчишь, сколько времени тебе требуется что бы вытянуть из себя и несколько слов? Минута? Три? Стоишь как вкопанная, боясь пошевелиться, пройти ко мне... видимо, где-то в твоей голове, Анжи пробегает мыслишка, "да пошло оно нахуй", с желанием развернуться и уйти обратно пить кофе с пончиками. Этот искушающий аромат доносится даже до сюда, соблазняя и заставляя внутреннего зверя чуть ли не рычать.
- Проходи. - негромко произношу, не спеша и подняться с места. Нет, я не встану, продолжу сидеть и смотреть на тебя, до тех пор, пока дверь не захлопнется. - Разве это так важно? - усмехаюсь, заставляя растягивать это незабываемое чувство неизвестности и непредсказуемости. Откидываюсь сильнее на спинку кресла, убирая мобильный куда-нибудь подальше. Не желаю, что бы он тебя смущал, да и сама как-то на него больше не горю отвлекаться. Я добилась своего, и ты... здесь и сейчас, прямо перед мной стоишь во всей своей красе. Все-таки осиливаешь себя и проходишь ко мне. Молодец.
Ты пытаешься разузнать зачем и почему я позвала тебя сюда, таким способом. Я устала отвечать на такие вопросы, каждая сучка треплет этими словами мои нервы, каждая чего-то хочет узнать от меня, зачем? Вот зачем вы это делаете, черт подери? Если вы оказались на единие со мной, значит так и нужно. Просто стой и не шевелись. Желательно молча, пока я сама не спрошу. Зачем бежать впереди поезда? Никогда не понимала и не пойму.
Продолжаешь замыкаться на любопытстве. Не знаю, что ты хочешь все-таки узнать благодаря моим долгожданным ответам, но меня явно не волнует связывающая нас сегодня работа. Мне плевать на ролик, на котором вы с Денивел так горячо сосетесь, да и вообще, снимки сделанные собственными руками. То, что меня так интересует было бы не справедливо спрашивать в окружении "чужих", это больно интимные слова, предназначенные только для тебя... а может и не только слова, но и действия.
- Я рада за нее, настолько сколько можно. - пресно отвечаю и подымаюсь на ноги. - Проходи, присаживайся. Не укушу. - скашиваю взгляд в сторону свободного местечка, прямо напротив себя. Твои шаги неуверенные и медлительные, но все-таки шаги. Приближаешься с полными глазами недоверия. Приземляешь пятую точку на кресло напротив. Один шаг, один рывок и твое горло окажется в моих руках, без всякого наблюдения, без всяких громил и прочего SOS пакета, входящего в твою повседневную жизнь. Изо всех сил стараешься вести себя, как обычно, но я вижу же... что ты не такая, скованная и борющаяся со своими внутренними демонами, это заставляет ухмыльнуться.
- Ты давно могла бы понять, что я не люблю говорить о личном, в окружении посторонних людей, которым это абсолютно необязательно слышать. - отвечаю на один из заданных вопросов и подымаюсь с места, делаю шаг вперед, наклоняюсь над девушкой и заглядываю в ее глаза. - Ты прекрасна в этой роли. - прикасаюсь ладонью к щеке, поглаживаю ее заставляя отводить от себя взгляд. Тебе не нравится это, но ты терпишь. Раньше, ты бы повела себя чуть иначе, что больше доказывает - Арандо изменилась за время нашей последней встречи.
- Не бойся, я правда не сделаю ничего с тобой болезненного. - произношу не громким голосом на ухо. - Мне хочется услышать, как долго ты оправлялась после нашей первой встречи? - с улыбкой интересуюсь, но на деле, мне хочется абсолютно иного. - У кого-то появились мышцы... - рука проскальзывает с щеки по шее до тех пор, пока не оказывается на плече. Стоять раком утомительно и опускаюсь на корточки. Мне так нравится больше, определенно. Мы смотрим друг на друга, наши взгляды схожи, но имеют одну небольшую разницу... в моих глазах ты отчетливо можешь разглядеть некое безумие, гуляющее в последние дни в голове, а я в твоих - колкость и ранее упоминавшиеся чувства, но обе мы спокойные и деликатные по отношению друг к другу. Пока что...
- Думаю, ты сможешь мне помочь еще раз. Обещаю, благодарность не обернется для тебя летальным исходом, у меня нет особых планов, что бы добивать тебя здесь и сейчас, когда в эту каморку могут ворваться несколько громил и твой любимчик Фил, не ошибаюсь? Ты с ним не встречаешься, только делаешь вид... ты с другим, даже интересно... с кем же?... - речь становится более рваной, а в голову прилетает что-то необычно прекрасное, заставляющее рассудок помутиться.  Рука с плеча опускается на ножку Арандо, проскальзываю под плотно прилегающую юбку рукой и накрываю ее губы своими. Срываю поцелуй, ты можешь в любой момент зарядить коленом в подбородок, выбить мне несколько зубов, но попутно, я откушу твой язык... заставляя захлебываться в собственной крови. Глупая смерть, не правда ли? Несколько зубов или жизнь? Напоминает на русскую рулетку.
Я не позволю тебе выбраться отсюда, до тех пор, пока не выполнишь мою последнюю просьбу.  С этой мыслью, не дающей и секунды покоя. начинаю задействовать вторую руку, запускаю ее в пряди волос, отрываюсь от не взаимного поцелуя и несильно сжимая пряди волос , шепчу. - Этот вкус, он будоражит. - рука с бедра перемещается к молнии, расположенным сбоку на кожаном топе. Одним резким движением расстегиваю ее, не давая оторвать взгляда от себя. Смотри на меня, тони во мне. Не смей отводить и взгляда... покажи своего внутреннего зверя и его нрав.
- Кролик или змея?
- Явно не такая свинья, как ты...
- И это заявляет та, кто не мог оторвать взгляда от их поцелуя? Заставляя мое сердце  трещать по швам?
- Шизойд, это все ты, причем тут я-то?
- Я трахну ее и покажу этой сучке, этой чертовой Мори, что могу жить и без нее... мне не нужна она... да пошла эта курва ко всем ебеням!

Отредактировано Francesca Fitch (2016-09-15 10:21:04)

+2

19

Вся королевская конница,
Вся королевская рать
Не может Шалтая,
Не может Болтая,
Шалтая-Болтая,
Болтая-Шалтая,
Шалтая-Болтая собрать!
(с)

Симон говорит со мной так, как будто хозяйкой здесь была она. Как будто, пока мы собрались в общем зале, она ввела на территорию стафа невидимую армию и вывесила на центральной бойнице собственный флаг. Со знамени ее триумфа, капля за каплей, падала на землю кровь поверженных врагов. На том стяге когда-то была и моя кровь. Когда-то, но не сегодня.
Стоя у стены, я невольно рассматриваю ее, такую спокойную и уверенную. Фокус упрямо полз в ее сторону, хотя я пыталась не сосредотачивать взгляд на чем-то одном. Если я остановлюсь, замешательство и потеря координат станут реальными даже для меня. С тем же монаршим великодушием она «приглашает» разделить с ней добычу – комфортные кресла и охлажденный кондиционерами воздух.
На какой-то миг привычка из прошлого берет свое, я опасаюсь, но настоящее оказывается сильнее. Настоящее бездушнее, не смотря на бесконечность массивов прошлого. Настоящее – это то, что довлеет над тобой сию секунду. И мое настоящее обличает, высмеивает и презирает груз прошлого. Благодаря Симон, благодаря тому, что она заставляла испытывать эмоции, закинутые в доменную печь вместе с моей Эйме, я опомнилась и образумилась за секунду до непоправимого.
Фотограф встает из кресла, как будто убеждая в собственном мирном настрое, и повторяет приглашение. Прислушиваюсь к своим ощущениями, чтобы определиться с решением, но слышу отдаленные голоса моей команды. Все верно, за моей спиной преданные люди, а она одна. Стоило признать проигранной эту битву, и продолжить сражаться в холодной войне между нами. Дверь открыта настежь, стоит только захотеть закричать, подумать об этом, мне помогут. Обязательно. А такие как Симон всегда остаются одни.
Такие как они. Эта мысль чуть не рубит на корню мои намерения, ведь согласно моим убеждениям, Шон тоже остается в груди. Сердце бухнуло один раз, громко и мощно, а потом я перестала его слышать. Будь он на месте блондинки, ему ничего не пришлось бы делать, я бы сама упала к его ногам. Сжимаю кулаки и впиваюсь ногтями в руку. Этого нет. И никогда не будет. Все сложилось именно так, как сложилось.
Первый шаг к ней был осторожным. Я пробовала на прочность не пол, а себя. Пристально следила за носком туфли и положением стоп при смене опоры. Шаг за шагом, вдох за вдохом, аккуратно и грациозно, скрывая неизъяснимую мольбу к сердцу остановиться раз и навсегда, я шла к блондинке, представляя под собой пропасть и канатную дорогу отчаяния, но даже попытка романтизировать ситуацию не вызвала искренних эмоций и трогающей заинтересованности. На моем лице блуждает не эмоции, а отношение к «сейчас» вместе с попыткой просчитать последствия сближения даже когда ход сделан, даже когда я сажусь напротив нее.
Эту тревожность и недоверие глупо скрывать, как и любую другую эфемерную пену дней. Я не прикладывала никаких усилий, чтобы держать лицо в  большей степени, чем это требуется. Никто даже не мог представить, каких сил мне стоило не забывать просто дышать.
- Ты давно могла бы понять, что я не люблю говорить о личном в окружении людей, которым это абсолютно необязательно слышать.
Моя оппонентка оказывается слишком близко. Мне приходится схватиться за подлокотники, ища в них опору, вопреки инстинктам тела, насаждаю жажду остаться в вертикальном положении, с прямой спиной и взглядом глаза в глаза.
- А разве между нами разве было что-то личное? – чувствую, как губы изгибаются намеке на циничную улыбку, - не понимаю, о чем вы.
Мне хочется сказать ей что-нибудь обличающее, но она опережает, затягивая в паучьи сети воспоминаний, я просто замираю на вдохе, когда она касается пальцами щеки. Это холодное ощущение сужающихся зрачков раньше было страхом, а теперь просто физическим состоянием, которое я наблюдала со стороны, как и воспоминания о первой встрече . Я листала их словно затертые комиксы, на которых картинки плохо узнаваемы, а сюжет жалок и бессмысленен
Мне без разницы, что она имела ввиду, оценивая красоту моей роли. Подсознание еле слышно требовала оттолкнуть женскую руку и отработанным до автоматом ударом отбросить прочь, а если понадобиться отправить в нокаут.
Она приближается, нависает, меняется окружение, а я продолжаю роль сфинкса. Кто помнит его историю? Наполеоновская армия точно расстреляла его из артиллерийских орудий, изуродовав лицо ценнейшего древнеегипетского памятника. Все пройдет. Песочные моря скоро дойдут до меня и засипят мои раны песком, а глаза темнотой летаргии. 
- Не бойся, я правда не сделаю ничего с тобой болезненного.
Даже когда ее дыхание касается кожи за ухом, я лишь впиваюсь ногтями в дорогую обивку. Пусть лучше мебель пострадает вместо того, что происходило в студии сейчас.
- Вы так заботливы. Жаль разочаровывать вас, - делаю умелый акцент на официальном обращении, - мне кажется, уже поздновато.
Мысль заводит меня дальше по засаленному сюжету, и я обнаруживаю козырь в рукаве. Я не спешу его использовать. Я ведь еще не узнала, зачем мы здесь, в такой тихой обстановке, только для нас. Любое дело нужно делать хорошо, плохо оно получится  само.
- Мне хочется услышать, как долго ты оправлялась после нашей первой встречи?
[float=left]http://funkyimg.com/i/2gzVu.gif[/float]Продолжение разговора вызывает усмешку, которая вырывается сама собой.
- вы флиртуете со мной? – не узнаю собственный голос, -  глупо. Мы зря тратим время друг друга. Даже наше свидание было ошибкой, я охладела к вам.
Отвечаю вопросом на вопрос, ведь на самом деле ей все равно. Она жаждет выведать о кошмарах, которые преследовали меня, но я разочаровала бы ее. Мне нечего ей рассказать. Она – ничто по сравнению с убивающими снами, которые подарили Шон и Геварро.
Она опускается на корточки передо мной, ненадолго отдавая часть веса на плечи, которые она с таким интересом изучала. И рефлексы выживания, что сохранились в отдаленных уголках моей мертвой души, требуют ответных действий. Но я игнорирую их, как игнорировала до этого. Я не собираюсь умирать, я хочу узнать, насколько я могу продавить собственное «не могу, не буду».
- У меня появились не только мышцы, но и телохранители.
Это не угроза, и даже не намек. Констатация факта, мои ферзи на клетках нашей партии. Она продолжает невпопад, или игнорируя или погруженная в свое особенное уникальное мировосприятие творца, на чьих снимках обычный клубничный сок будет выглядеть как кровь и никто никогда не подумает иначе.
Но я разочарую ее.
- Увы, как бы это ни было грустно, мир не крутится вокруг Вас, мисс Симон. Неважно, с кем я встречаюсь, вы упустили свой шанс произвести на меня впечатления. - отвечаю тихо, под стать сложившейся обстановке, а воображение рисует, соблазняет и смеется, как же легко сейчас было бы опрокинуть ее, ударив в солнечное сплетение, и пока она пытается отдышаться, нанести один точный удар ребром ладони в основании шею, закончить раз и навсегда. Уверена, ей, как и Шону, мой удар принес бы только облегчение. Жить монстром среди людей, одиноким и не понятым. Бедная-бедная психопатка.
Но ее чутье просыпается раньше, она действует согласно собственным мыслям. Она нападает, откровенно и жадно, до состояния спаянности нашей схватки. Ближний бой, который мог быть самым яростным и чувственным, но она так и ничего не поняла. Невозможно победить того, кто мертв. Невозможно насладиться триумфов всласть, выкрикивая победный клич в зияющую пустоту глазниц. Она целует меня, и я позволяю это ей, как и блуждать ее рукам по телу, обшаривая от голеней до ложбинки декольте. Она пытается протиснуться рукой под юбку, нащупать хоть что-то, но юбка-карандаш настолько узка, что ей быстро приходится отступить.
- Этот вкус, он будоражит, - пытается вызвать на эмоции.
- Нет, этого слишком мало, чтобы я почувствовала хотя бы каплю того, что мы пережили вместе. Тем более, что я симулировала.
Никаких попыток отстраниться или противиться. Да и зачем? Я не испытываю к ней ничего, даже от животного страха, когда-то гнавший меня вплоть до объятий Эйме, остался призрак, неприкаянно блуждающий рядом. Женские пальцы нащупывают молнию топа под левой рукой и поцелуй воздуха на боку становится признаком моей обнаженностей. Я открыта перед ней, но вряд ли ей это интересно – мертвая жертва.
Край топа загибается, показывая всем желающим часть телесного бондо, но руки сами собой тут же принимаются исправлять этот недочет моего образа. Буквально незаметно скашиваю взгляд, вроде бы ничтожность, но скажи мне, Симон, как часто эти ничтожности решают наши судьбы? Веду взгляд по наитию в сторону двери и спотыкаюсь о фигуру пепельной блондинки. Она встала как вкопанная, впаянная в паркетную доску, в коридоре. Ей не хватило каких-то двух шагов, чтобы оказаться с нами в одном помещении.
Я видела, как побледнели ее лицо, как маленький ротик обезобразился немым криком, как она сорвалась со своего места раненной птицей и понеслась прочь, в центр нашего маленького мирка. Координаты меняются вместе с предметами перед глазами. Я вдруг оказываюсь стоящей на ногах, а блондинка продолжала стоят на корточках. Я и пальцем не задела ее, отодвинув назад кресло мощным толчком рук. Адреналин – великая вещь.
Я смерила ее холодным и жестким взглядом. Она все-таки добилась своего. Она вызвала меня на эмоции.
- Не знаю, что это значит. Что между вами происходит. Да и мне абсолютно плевать. Но если она не сможет отснять вторую часть материала – ты вылетишь отсюда, как миленькая.
Не дожидаясь оправданий или объяснений – да и нужны ли они мне? – я почти выбежала из подсобки. Сейчас меня интересовала Мори и все усилия и надежды Felicety, которые мы возлагали на восходящую модель. И я была очень, очень огорчена.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bg3F.png[/AVA] [STA]hagalaz[/STA]

+2

20

Я больше не пишу тебе стихи.
К чему эти душевные порывы?
Огня не разожжешь в твоей груди,
Сложив к твоим ногам и все поэмы мира!
Ты - лед.
             Ты - тьма.
                            Ты - гибель для души.
Но лишь твое я повторяю имя,
Оно как гром, одно звучит в тиши.
Оно одно! Зачем же мне другие?
Ты - сладкий яд. Ты проникаешь в кровь,
Ее всю заменяя без остатка.
И если это называется любовь,
То знай, мой друг, она безмерно гадка. (с)

Не знаю сколько времени у нас с Дейзи уходит на то, чтобы снова привести меня в полную боевую готовность - поправить прическу, навести макияж. Если честно, я уже устала, но стараюсь держаться бодрячком, потому что впереди очень много работы. А к работе я всегда отношусь серьезно. Я ненавижу подводить людей, подставлять их, не оправдывать надежд. Если в моей жизни случается так, что я кого-то подвела, мне потом жутко стыдно, неловко и хочется сквозь землю провалиться. Иногда я даже чувствую вину тогда, когда совсем не виновата. Знаю, что с этим надо бороться, но не всегда могу. Точнее, почти никогда. Не знаю по какой причине я выросла такой не безразличной к людям. Может быть, это произошло по тому, что мои родители относились ко мне как раз таки с безразличием. Но это, как всегда, только лишь догадки.
Я вспоминаю о ярких, алых ягодах земляники, что ждут меня там, в большом зале, где толпится куча народу, вовлеченного в процесс создания снимков и видео. Я вспоминаю их будоражащий запах и то, что меня в ближайшем будущем только сильнее окунут во все это ягодное великолепие. Правда я немного переживаю, не будет ли меня в будущем выворачивать от этого запаха, которым я сегодня пропитаюсь с ног до головы. Но ничего страшного, жажда нового подталкивает меня окунуться в клубничную атмосферу с головой. Отдаться ей полностью.
Когда макияж на моем лице готов, Дейзи помогает мне надеть молочного цвета ночную сорочку, а потом снова поправляет локоны белоснежных волос, чтобы они выглядели идеально. Я вся должна выглядеть идеально. По крайней мере в том смысле, в каком это воспринимает заказчик. Но, кажется, по большинству мы в этом вопросе сходимся с Анжи Арандо. Мне нравится тот образ, который она для меня создала, придумала и решила воплотить в жизнь, презентуя свою коллекцию миру. Вообще работать с такими людьми, как она, очень приятно. Я вижу в этом бесценный опыт и безграничные возможности. В проекты, подобные этому, я вкладываюсь всем сердцем, всей душой. Я стараюсь произвести впечатление не только на каждого члена в помещении, включая заказчика, но и на всех тех, кто после посмотрит каталог с работами, размышляя на тему, стоит ли сотрудничать с Фелисити. Я не просто хочу бросить вызов каждому, я могу это сделать.
Я могу это сделать благодаря Анжи Микеле Арандо. И благодаря Джей Симон.
Когда мой внешний вид доведен до условного совершенства, я выскальзываю из гримерки, почему-то не звонко хлопнув дверью, а легко ее прикрыв. Я делаю это как-то незаметно, украдкой, стараясь не привлекать к себе внимания, хоть и понимаю, что это глупость, потому что спустя несколько минут все взгляды снова будут прикованы ко мне. Я не знаю наверняка, каждый ли в этом помещении разделяет выбор Анжи, которая решила сделать меня моделью. Не знаю, кто из людей смотрит на меня с интересом, кто с любопытством, а кто с плохо скрываемой похотью, ведь когда я нахожусь под прицелом объектива, то вспышка слепит мне глаза и я смотрю в абстрактную точку, стараясь ни на ком не фокусироваться. Обычно я знаю, что Джей смотрит на меня сквозь объектив, а я, по ту сторону объектива, смотрю на нее, хоть и не вижу глаз. Это такой странный контакт, когда фотограф может заглянуть к тебе в душу, а ты к нему - нет. Как ни крути.
Мои мысли прерываются в тот момент, когда я прохожу мимо широко распахнутой двери. Прохожу мимо двери, которая словно кричит мне "загляни в меня". Но кричать не надо, я и без того не могу пропустить происходящего внутри. Я не в состоянии не увидеть того, как Джей касается своими губами губ Анжи Арандо. В голове всплывает шушуканье, которое я слышала, когда видела Анжи и Джей рядом во время рабочего процесса. В голове всплывают обрывки фраз, брошенные другими людьми, которые я тогда отказалась воспринимать и трактовать в подобном ключе. Но сплетни не врали - я собственными глазами вижу, как Джей и Анжи целуются.
Сердце пропускает удар, а потом заходится в таком бешеном ритме, что готово прямо сейчас или разбиться или выскочить из груди, украсив в все вокруг кровавыми разводами. Я сама готова разбиться и рассыпаться искаженными осколками вокруг ног Анжи Арандо и Джей Симон.
Я не кричу, но рот раскрывается в немом крике. Я хочу забыть это, но даже не могу отвести взгляд от происходящего, только сильнее впиваясь в него глазами, впитывая все, что вижу. Хочется бежать или заявить о своем присутствии, но я не могу шелохнуться.
Черт возьми.
Я понимаю, что у меня нет права винить Джей. Я понимаю, что из-за выходок Астарты, которая выступает в роли опытного кукловода, Джей считает, что я ненавижу ее и не хочу иметь ничего общего. Я понимаю, что она может быть свободна в этой своей ипостаси. Понимаю, но не хочу принять. Меня рвет, кромсает на части боль, стремительно распространяющаяся по телу. Я всегда знала, что Джей не верна. Просто не может быть верной. Но одно дело знать, а другое - увидеть своими глазами.
Внутри меня просыпается буря. Ураган. Смерч.
Мне кажется, я запомню это навсегда. И даже на смертельном одре это будет именно то, что всплывет у меня перед глазами. По крайней мере мне сейчас мне кажется именно так. Разум шепчет "беги", но я продолжаю стоять на месте, наблюдая за немой сценой, в которой присутствуют лишь едва заметные влажные звуки и ничего больше.
В какой-то момент все прекращается. И я вижу это только потому, что мои глаза встречаются с глазами Арандо. В моих застыл шок, а в ее немой вопрос и легкое недоумение. Такое ощущение, что моя боль фактически перетекает в ее сознание, поселяется в нем и подает в мозг импульс об опасности. Именно тогда я срываюсь с места, чтобы убежать.
Убежать в любом доступном направлении под натиском своих чувств, только бы не видеть перед собой этих двоих в столь интимной позе, так близко друг к другу. Я отказываю верить в происходящее, но не верить глупо, ведь я сама все видела. Своими глазами.
Спасения не будет, Денивел Мори. Сбежать во тьму блаженного незнания нельзя, ведь ты узрела то, что не предназначалось для твоих глаз. Ты узрела то, чего никогда нельзя забыть. Нельзя выкинуть из головы. Наверное стоит вынести урок, что мимо открытых дверей надо проходить быстро и с опущенной головой.
Сворачиваю за угол, а потом еще раз. И еще раз. Я не знаю, где я нахожусь. Не знаю, как найду путь назад, но это мело меня волнует. Я обессиленно прижимаюсь к стене, а потом спускаюсь по ней на пол, отстранено думая о том, что он чистый и моему наряду ничего не грозит. Я не плачу. Мой взгляд, полный боли и отчаяния, просто застыл. Мое сердце, разрываемое на части, терзаемое ревностью, бьется в безумном темпе. А я хочу провалиться сквозь землю.
Прямо сейчас.

Отредактировано Denivel Simon (2016-09-11 20:47:48)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Поцелуй на троих ‡- лакомый и ломкий -