Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Золотая клетка, любви не удержит


Золотая клетка, любви не удержит

Сообщений 1 страница 20 из 60

1

http://99px.ru/sstorage/41/2011/06/image_410706112056516611565.jpg

- - - - - - - - - - - -
Наследник престола Хорезмского царства и одна из его наложниц
Мурад и Лукреция
13 век
два года спустя после событий Тысяча и одна ночь
- - - - - - - - - - - -
Амин стал падишахом, как и предполагалось.
Теперь ему предстоит править царством, как это до него делали его предки, тогда как Фериде предстоит править гаремом и оберегать мужа от дворцовых интриг.
Но, как же дети?
Дети постепенно растут и им только предстоит сделать удивительный сюрприз всем вокруг - выросли! Пора уже постепенно входить в дела взрослых.

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-14 14:37:49)

+1

2

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Мурад, подожди! Пожалуйста!! -окликнул наследного принца его младший братец, когда тот вышел из своих покоев и направился в дворцовый сад - возле ворот его уже ожидал атка* Умир-эфенди, а так же надежная охрана. -Ты едешь в город??
Мурад остановился, подождав пока Ахмед догонит его и улыбнулся ему. Он уже давно привык, что брат едва ли не с самого раннего детства бегает за ним словно пришитый хвост - наверное с тех самых пор когда отец распорядился чтобы они жили в одних покоях. Старая крепость в Кят-кале не то что загородный дворец падишаха... комнаты там были обставлены просто, но функционально и их капитально не хватало на всех членов большой и дружной семьи Амина и Фериде. Поэтому были обустроены несколько смежных комнат для девочек и две поменьше - для двоих принцев. Теперь уже прошло чуть больше двух лет с момента отъезда из Кята, однако Ахмед так и не привык к собственным покоям. Рядом со старшим братом ему всегда было спокойно, хорошо и весело - Мурад был терпелив и всегда старался уделить ему много внимания. Вот и сейчас, узнав от слуг что наследник вот-вот покинет дворец, озорник не удержался чтобы не напросится в компанию.
-Отец вчера дал мне одно очень важное поручение. Главный зодчий пригласил его проверить как продвигается строительство новой мечети - однако сегодня у повелителя много других неотложных дел, начиная с утреннего совета, -ответил молодой человек братишке. -Я должен поехать к мавляне Фазлиддину и поговорить с ним, а так же узнать не нужно ли ему чего.
-Можно мне поехать с тобой? -как и следовало ожидать, начал просить Ахмед, улыбнувшись хорошо уже знакомой Мураду хитрой улыбкой. -Я не буду мешать тебе, обещаю... прошу тебя, возьми меня с собой...
-А что скажет мама, когда ты не придешь как обычно поздороваться с ней? -покачал головой Мурад. -Ахмед, я постараюсь быстро вернутся, обещаю...
-Я тоже хочу посмотреть на новую мечеть... а еще прокатится вместе с тобой верхом! -тут же ответил мальчик, пропустив последние слова брата мимо ушей. -Мама не будет сердится, если ты возьмешь меня с собой - а если вдруг рассердится, я скажу что упросил тебя... ну пожалуйста, Мурад...
-По-моему, я больше времени потеряю уговаривая тебя остаться? -наследник престола рассмеялся, потрепав упрямого братца по темным волосам. -Ладно, поедем... но прежде надо предупредить маму, что я позволил тебе поехать.
Собственно говоря, сказано - сделано? Встретив по дороге в сад, смотрительницу шахского гарема, Мурад приказал ей передать султанше, что взял Ахмеда с собой в город. Нынче завтрак для большой семьи правителя Хорезма был перенесен на более позднее время из-за утреннего заседания совета - собираться всей семьей перед долгим и хлопотным днем было уже доброй традицией. Позже дела могли заставить Амина пропустить обеденную или вечернюю трапезу, однако утро он неизменно посвящал супруге и своим детям.
Хазнедар**** гарема не осмелилась спорить с наследным принцем, так что довольный Ахмед побежал следом за братом. Умир-эфенди нисколько не удивился увидев братьев вместе и тут же распорядился привести еще одного коня, а так же усилить охрану. Мурад не стал спорить и спустя четверть часа возглавил конную процессию, что направилась к новой стройке - улицы благородной Бухары только-только просыпались. Торговцы направлялись к базарной площади, ведя в поводу осликов с поклажей, прислуга из богатых домой принималась за свои утренние дела, как и прочие горожане: начинался новый день в прекрасной столице хорезмского царства. Заметив всадников на великолепных конях с богатой сбруей, люди кланялись, давая дорогу молодому принцу и его свите. Мурад коротко кивал на все приветствия, однако после главной площади пришпорил коня - не хотел заставлять главного зодчего ждать.
-Сегодня Всевышний явно благоволит ко мне, -улыбнулся мавляна** Фазлиддин, увидев наследника престола. -Повелитель прислал мне письмо, сообщив что желал бы перенести нашу встречу, но вместо этого вознаградил, прислав своих молодых львов.
-Отец желает знать как продвигается строительство, -ответил Мурад, после того как ловко соскочил со своего коня. -После того как вы предоставите мне полный отчет, я сегодня же расскажу о положении дел нашему повелителю. Он приказал расспросить вас обо всем и я очень внимательно изучил ваши чертежи и пояснения...
-И что вы о них думаете? -поинтересовался зодчий. -Мне хотелось чтобы эта мечеть была еще красивее тех что я строил в Самарканде, когда наша добрая и справедливая госпожа была еще юной девушкой и жила в доме своих родителей.
-Мне очень понравился ваш замысел... и кажется что облицовка изразцами с растительным орнаментом придаст мечети те особенные и неповторимые черты, что будут отличать ее от остальных ваших творений, -пока старший братец вел разговор, как и полагалось более взрослому и умному человеку, Ахмед скромно молчал не влезая в разговор. Однако стоило мавляне упомянуть о давнем знакомстве с семьей Фериде-султан, любопытный мальчишка попросту не выдержал.
-А вы давно знаете нашу маму? Мы очень хотели поехать в Самарканд, правда, Мурад? Еще когда жили в Кяте... но не получилось.
-Когда речь идет о нашей госпоже - да продлит Аллах ее дни в покое и благоденствии - слово "давно" звучит непозволительно грубо, -почтительно улыбнулся ученый. -Мне выпала великая честь быть приближенным ко двору ее славного отца, султана Мансура - тогда еще главным самаркандским зодчим был мой отец, а я лишь учился у него мастерству. Что же до поездки в этот славный город - то я уверен, что у вас еще все впереди, мой мирза. Главное лишь искренне верить, что все задуманное исполнится.
-Аминь, -закончил фразу мавляны Умир-эфенди и счел возможным поторопить его. -Достопочтенный, я должен как можно скорее сопроводить принцев обратно во дворец, так что не будете ли вы столь любезны перейти к делу?
-Конечно, простите мне мою недостойную болтливость, -оборвал себя Фазлиддин и пригласил Мурада и Ахмеда пройтись по стройке, а затем передал им письмо для повелителя. -Я заранее позволил себе расписать новую смету, так что вам не придется тратить время, выслушивая сухие цифры.
-Мне всегда очень интересно слушать вас, мавляна, -ответил Мурад, бросив сердитый взгляд на своего воспитателя. Пусть он и отвечает за эту поездку собственной головой перед отцом, однако мог бы вести себя повежливее с ученым человеком, занимающемся богоугодными делами. -Я сегодня же передам отцу ваше письмо и думаю что он очень скоро сам вас навестит.
Осмотрев стройку и попрощавшись с главным зодчим, Мурад вместе с братом погнали коней в обратный путь ко дворцу. После завтрака их ожидали уроки, так что следовало поторопится чтобы не опоздать - ведь наверняка, отец уже закончил заседание совета?
-Как же я не хочу идти на урок фикха***.., -тяжко вздохнул Ахмед, после того как оба брата благополучно достигли дворца и направились в покои матери через большой зал где по обе стороны от широкого прохода располагались постели рабынь, что жили в гареме. Мураду было прекрасно известно, что его венценосный дедушка не чурался общества юных и прелестных девушек - при новом падишахе количество наложниц уменьшилось наверное раза в два если не больше. Все во дворце прекрасно знали что сердце повелителя принадлежит лишь одной прекрасной женщине - его супруге - и естественно не посмели вмешиваться как-либо в их совместную идиллию. -На прошлом уроке я едва не уснул...
Обернувшись к старшему брату, Ахмед не заметил как налетел на одну из девушек, из-за чего она выронила поднос что держала в руках. Несколько тарелок, явно собранных после обеда соскользнуло с него, из-за чего одна из смотрительниц тут же начала отчитывать разиню и извиняться перед принцами.
-Не стоит так шуметь, -остановил женщину Мурад и присев начал помогать девушке собирать посуду. -Виноват был мой брат - ему следовало быть внимательнее и смотреть куда он идет.
Девушка подняла взгляд на наследника престола, а когда он случайно коснулся ее руки, зарделась и забрав посуду быстренько убежала в кухню. Старший принц посмотрел ей вслед и затем поторопил своего братца, ведь их давно уже ждали к завтраку.

Сноски

атка* - наставник молодых принцев при дворе падишаха.
мавляна** -в данном контексте - обращение к ученому человеку.
фикх*** - исламское право.
хазнедар**** -казначей/управитель гарема, доверенное лицо султана (обычно женщина).

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-04-30 22:55:10)

+1

3

[NIC]Lucrezia [/NIC]
[STA]пленница[/STA]
[AVA]http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5di5kFQEI1rqlg3io3_250.png[/AVA]
[float=left]http://45.media.tumblr.com/6aeeb4a570061b0a28206db4e508f3ff/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o5_250.gif[/float]Вокруг звенели колокольчики, прицепленные к щиколоткам танцоров, исполнявших удивительный танец с самыми разными мотивами, коих прежде венецианка не видела. Девушка долгое время наблюдала за тем, как на каком-то веселом празднике (а что это могло быть кроме праздника?) задорно танцевали мореско. Этот танец предусматривал веселье, а поэтому Лукреция поймала себя на мысли, что тоже смеется из того, как танцоры изображают кого-то в танце. Но, было ли так весело на душе у нее самой, она не знала. Оглянувшись по сторонам, сеньорита стала глазами разыскивать знакомых и близких, которые еще недавно, казалось, сжимали ее теплую руку, желая всего самого доброго в столь светлый праздник. Однако девушка никого не повидала. Увы, она осознала, что ее окружают одни лишь незнакомцы. Девушки, смеющиеся вблизи, хитро смотрели на нее, не обещая ничего хорошего, тогда как сама Лукреция лишь испугано вздохнула – ей бы найти отца! Вот, именно, отец ведь ей поможет, он отведет ее к матери и все снова будет, как прежде в их просторном доме, который они оставили перед своим последним переездом. С тем домом у нее ведь были связаны лишь самые теплые и добрые воспоминания, которые будут всегда согревать душу…
Но, кто-то ухватил девушку за руку и потянул к себе. Посмотрев на возмутителя ее покоя, девушка увидела, как один из танцоров тянет ее в круг танцующих. Естественно, сперва она попыталась отказаться от танца, однако зрители настаивали на том, чтобы юная Лукреция порадовала и их этим забавным танцем. Так девушка приподняла пышную юбку своего платья, чтобы к ее щиколотке прицепили золотой колокольчик, и снова улыбнулась, начав свой танец. Вот, только долго она не смогла танцевать. Кольцо из золотой цепочки начало давить на ее ногу и сжимать ее нежную кожу, так что уже вскоре она пожелала покинуть круг и избавиться от нежелательного бремени. И уж тогда Лукреция увидела, что на ее ноге вовсе не колокольчик на тонкой золотой цепочке висит. Это была грубая цепь, которой пленных пираты привязывали на всякий случай – дабы не сбежали. Узнав нечто знакомое, девушка едва не закричала, когда снова оглянулась по сторонам и увидела вокруг себя одних неприятелей. Пиратов? Что же, она не могла разобрать, ведь их лиц уже практически и не помнила, как и не могла вспомнить лица собственной матери и отца, коих она так тщательно искала еще недавно и готова была позвать на помощь.
Калфа вовремя разбудила девушек на веранде гарема, плеснув несколько раз в свои ладони. Именно эта женщина заставила вернуться Лукрецию обратно и сбежать от страшных пиратов, которые похитили ее несколько лет тому назад за несколько дней перед ее собственной свадьбой. Тогда ей было всего четырнадцать лет, но отец полагал, что время настало. Да и жених был видный и мог дать свои выгоды купцу. Вот только никто не подозревал о том, что на корабль нападут …
С тех пор прошло много уже дней, но боль потери все еще болела. Она обжигала сердце жарким пламенем, пока память венецианки отбросила дни прошлые, погрузившись в действительность. Ей пришлось выучить язык, такой чужой и совершенно непонятный ей, а вместе с ним и узнать о тех традициях и требованиях, которые перед ней ставило царство, в которое она попала не по собственной воле. Однако она хорошо училась всему тому, чему ее только пытались обучить в школе для рабынь и, как оказалось, наложниц. Кто-то сказал, что ей повезло – ее подарили новому падишаху, хотя в его гареме кто-то из таких же наложниц-рабынь сказал о том, что они – бесполезны, ведь султан не призывает к себе наложниц из гарема и довольствуется лишь однообразной близостью со своей женой-султаншей. Что в этом было плохого, а что хорошо девушка не знала, да и не могла понять, поэтому лишь молчала.
Молча, юная красавица и поднялась этим утром из своей постели, которую и застелила за собой, подобно другим девушкам на веранде. После этого пришло время для завтрака, к которому у нее был достаточно хороший аппетит, не в пример предыдущим дням. Казалось покой в гареме никто не нарушит сегодня, вот только кто-то из слуг огласил о том, что принцы следуют к своей валиде, а это требовало от каждой из них, выразить им почтение. Не выпуская из рук поднос, на котором оставалась опустевшая после завтрака посуда, Лукреция наклонила в почтении голову, после чего она, как и остальные девушки, стала дожидаться, когда принцы пройдут мимо них. И совершенно не ожидала того, что случилось вскоре.
Младший из принцев задел поднос, который рабыня не удержала, после чего сразу же услышала в свой адрес не один заслуженный упрек. «Теперь меня высекут!» - решила она, а ведь всегда боялась плетей. Ее дома никто и никогда не бил, тогда как в рабстве она не раз получала за далеко не самые страшные недочеты. Вот и сейчас она уже предвкушала последствия своей судьбы… Тем более, что она оказалась милосердной к Лукреции, когда старший из принцев попросил калфу угомониться и присел рядом с рабыней, чтобы помочь ей собрать осколки.
- Вы поранитесь, не стоит, - совершенно тихо произнесла девушка, смутившись, когда принц Мурад прикоснулся к ее руке. Это было такое теплое прикосновение и полное какого-то особенного смысла, что рабыня не нашла ничего лучшего, кроме как собрать все остатки и со скоростью ветра скрыться из глаз долой. Вот только взгляд карих глаз наследного принца девушка не сможет прогнать ни сейчас, ни даже позже, когда вернется на веранду, а его уже и не будет рядом, поскольку его матушка ждала у себя вместе со всеми своими сестрами и даже сам падишах, прошел мимо них вскоре.
[SGN]http://49.media.tumblr.com/2db9884fbc0a72019f4c484571a6cfd1/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-04-30 16:25:17)

+1

4

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Мурад и Ахмед появились в покоях своей матери как раз вовремя - падишах еще не почтил своим присутствием любимых домочадцев, так что принцы избежали возможного выговора за опоздание. Естественно, прежде чем сесть возле низкого столика на котором уже был накрыт богатый достархан, и наследник и его младший брат поздоровались с султаншей и по очереди поцеловали ей руку.
-Мне передали что вы с Ахмедом вдвоем ездили в город, -улыбнулась Фериде, после того как ласково поприветствовала своих любимых сыновей. -Мой дорогой... ты уже взрослый и сам вправе решать что и как делать, но все же следовало спросить разрешения на эту поездку.
-Я бы обязательно так и сделал, если бы повелитель не был занят на совете, -как и полагается, очень почтительно ответил матери Мурад. -Не сердитесь на меня, я принял все меры предосторожности - наша охрана была усилена, а Умир-эфенди не позволил даже лишней минуты провести на новой стройке.
-Он поступил как и подобает хорошему и верному слуге, -кивнула в ответ султанша. -Не забывай, что он отвечает за тебя и твоего брата своей головой.
-Валиде, что могло случится за один час? -наследник престола пожал плечами и жестом ладони остановил Ахмеда, явно желавшего вмешаться в разговор. -Мы выполнили поручение отца и славно проехались по городу. Но... если вы недовольны мной, то впредь подобного больше не повторится.
-Мама, это я упросил Мурада взять меня с собой! -Ахмед все же не утерпел, да и вообще не любил когда начинали отчитывать его любимого брата. -Мне тоже хотелось посмотреть на новую мечеть, что строит отец...
-И я тоже хочу на нее посмотреть, -тут же вставила свое веское слово шестилетняя Руми, забравшись на руки к Мураду и обняв его за шею. -И прокатится на настоящей большой лошадке!
-Если валиде позволит, то я обязательно тебя покатаю сегодня же, -рассмеялся Мурад и облегченно вздохнул, когда его матушка вновь улыбнулась. -А насчет поездки в город, то думаю что мы можем поехать туда всей семьей, ведь совсем скоро строительство будет завершено. Мавляне осталось лишь закончить наружную и внутреннюю отделку.
Разговор был прерван появлением падишаха, которого с нетерпением ожидали все члены большого и очень дружного семейства. Амин не стал сердится на сына за то что тот поехал в город вместе с братом - в конце-концов сын уже давно стал взрослым и разумным человеком и всегда отлично присматривал за озорником Ахмедом. К тому же, обоим принцам пора было начинать понемногу начинать принимать участие в делах государства (Ахмеду конечно же в меньшей степени).
Как и всегда завтракая с семьей, падишах поинтересовался их сегодняшними планами на очередной долгий и хлопотный день. Фериде-султан и девочки собирались принять при дворе жен знатных сановников и купцов, чтобы обсудить создание нового благотворительного вакфа для нужд неимущих. Принцев же ожидали уроки, начиная с фикха, что так не нравился неусидчивому как и все мальчишки Ахмеду - конечно же, уроки верховой езды и стрельбы из лука были куда интереснее и веселее?
-Твой учитель жаловался что ты бываешь невнимательным, сынок, -не мог не заметить Амин, вспомнив разговор с почтенным господином Хаджи. -Пойми, знание наших законов очень важно, ведь когда-нибудь ты должен стать верным и преданным помощником своему брату. Как ты это сделаешь, если не будешь знать как следует поступать по справедливости?
Ахмед всегда очень внимательно слушал своего отца и сейчас послушно кивнул и пообещал что будет стараться. Любимый старший брат всегда был для него примером во всем - а младший мирза обладал характерным семейным упрямством, так что можно было не сомневаться, что он обязательно исполнит все свои обещания.
После завтрака, в заботах и различных хлопотах, день пролетел совершенно незаметно - и Мурад был рад поужинать один и немного побыть наедине со своими мыслями. Перед самой трапезой, молодой человек вспомнил о том что хотел найти себе в дворцовой библиотеке какую-нибудь интересную книгу и пока слуги накрывали на стол, покинул свои покои. Однако, не доходя до книжной, принц вдруг услышал очень красивую песню на незнакомом ему языке из небольшой оранжереи-террасы, что когда-то была очень любима покойной Хафсой-султан. Словно зачарованный мореход, услышавший пение коварной сирены. Мурад заглянул в сад, что был когда-то устроен для для его прабабки... и к своему удивлению, увидел ту самую девушку, что утром уронила поднос с посудой из-за его братишки. Она грустно смотрела как последние лучи солнца позолотили высокие минареты главной бухарской мечети, которые было прекрасно видно из загородного дворца и пела словно птица, изголодавшаяся по песне. Вот только песня эта была очень грустной...
-Как красиво, -тихо произнес Мурад, когда рабыня замолчала и тяжко вздохнула, видимо думая о чем-то своем. -Я очень хотел бы понять о чем же поется в этой песне. Она ведь на итальянском?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-01 22:24:08)

+1

5

[NIC]Lucrezia [/NIC]
[STA]пленница[/STA]
[AVA]http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5di5kFQEI1rqlg3io3_250.png[/AVA]
- Принц все-таки не только красивый, но и еще такой добрый, - многозначительно приподняла свои тонкие брови смуглая кареглазая девушка, как только оказалась вместе со своей подругой, такой же красивой темноволосой девушкой, как была сама, возле Лукреции, стоявшей вдали от большинства рабынь. Они шептались о принце, даже думать не приходилось. Все-таки падишах на протяжении двух последних лет или даже больше даже не смотрел в сторону других женщин в гареме, в то время как его старший сын возмужал и достиг того самого возраста, чтобы завести с позволения своей матери свой гарем. И, естественно, все мечтали в него попасть и стать фавориткой наследника Хорезмского царства.
Не став ничего говорить в ответ, девушка лишь осторожно посмотрела на темноволосых девушек, решивших подойти к ней и заговорить о принце. И, нужно сказать, девушки были правы. Наследник престола был не только красивым, но и добрым, раз решил оградить рабыню от взбучки, гарантировано ожидавшую ее после его ухода. И он даже обвинил собственного брата в неосторожности. Но, словно этого было недостаточно, наследник престола ещё и решил помочь с осколками, которые приняла собирать Лукреция. Кто-то из наложниц хихикнул, заметив, как неловко чувствовала себя рабыня из Венеции, которую подарили в гарем падишаха не больше месяца тому назад вместе с еще парочкой смирных и хорошо обученных рабынь, среди которых не было принявших ислам. Но она продолжала молчать, глядя на девиц, что по всей видимости захотели проверить на прочность и задираться с венецианкой.
- А ты что молчишь? Язык проглотила? – хихикнула вторая девушка. – Или тебе совсем нечего сказать?
- А что мне еще сказать? – с пока еще ощутимым акцентом ответила Лукреция. – Да, принц именно такой, каким вы его описали, - добавила девушка, решив на этом прекратить разговор, смысла в котором не видела. Она склонила на бок голову, от чего ее длинные золотые локоны качнулись, щекоча плечи и шею через тонкую ткань.
- Верно, - кивнула первая девушка, хищно улыбнувшись такой же рабыне, как и она сама. – Знай свое место и помалкивай. Принц Мурат на тебя после сегодняшнего даже и не посмотрит. Зачем ему такая неуклюжая наложница в гареме? Так и будешь подметать полы и учиться подавать еду повелителю и его детям, - видимо, девушка была очень довольна сказанными словами, поскольку на ее лице цвела улыбка победительницы. И, надо сказать, Лукреция явно чего-то не понимала.
- Ты что, решила припугнуть меня? – нахмурилась венецианка. – А я ведь не боюсь тебя. Чем ты лучше меня? Да и разве рядом с принцем медом намазано? – фыркнула Лукреция, зная, что сейчас наверняка грянет самая настоящая буря. Однако главный ага уже прокричал на весь коридор о том, что султан Амин проходит мимо, от чего все наложницы и рабыни послушно выстроились по обе стороны от прохода по веранде, которым несколькими минутами ранее проходил его наследник. И, взглянув украдкой на падишаха, Лукреция заметила, насколько принц был похож на своего отца.[float=right]Tu m'aje prommiso quatto moccatora
oje moccatora, oje moccatora!
Io sò benute se, io so benuto
se me lo vuò dare,
me lo vuò dare
© Canto delle lavandaie del Vomero
[/float]
Сразу после этого девушка-невольница постаралась быстренько скрыться с глаз долой от вредных рабынь, с которыми ей явно не придется вести спокойную жизнь на веранде. Да и кто ищет себе нарочно проблем? Определенно этим человеком не была, да и не могла быть Лукреция. Она не видела того момента, когда наследный принц вместе с братом проходили вновь через веранду, поскольку девушке уже поручили отправиться в прачечную, где она должна была забрать для султанш их чистые наряды. Конечно же, Лукреция не удержалась от того, чтобы развернуть свиток с красивым тонким платьем из настоящего шелка, и приложить к себе. Таких платьев не носили в Венеции, но они тоже были красивыми, как и те, к которым привыкла юная дева. А в прочем, редко ли мода меняется?
Что же, выполнив полученное ей, Лукреция недолго прошлась по дворцу, прежде чем свернула возле тайной двери в скрытый за толстыми стенами дворца сад. Его она открыла случайно еще на прошлой недели и уже несколько раз скрывалась в этом райском уголке дворца, где её никто не мог обнаружить и отчитать за какой-то проступок. Здесь она любовалась красивым видом на город, что был как на ладони… будто бы принадлежал только ей одной и более никому. Почти как в детстве, когда Лукреция забиралась на подоконник и, отворив ставни, наблюдала за происходившем в городе, мня себя едва ли не победительницей мира. Так и сегодня, она прикрыла свои глаза и мысленно отправилась в свою собственную сказку, в которой она была явно не пленницей, но принцессой.
Как так случилось, что она запела? Увы, но девушка не знала, даже не думала об этом. Она завела самую простую песню, без какого-либо смысла и цели. Просто ее певчая душа требовала песни, лирики и души, которую она обнаружила именно в народном творчестве. Песня, которую пела Лукреция, девушка услышала именно возле прачечной, куда ходила не так уж и часто. Все-таки их семья была обеспеченной и могла себе позволить содержать прислугу. Но, едва только Лукреция прекратила петь, как услышала, что не одна. Однако куда более удивления у нее вызвало то, что возле нее снова находится принц.
- Да, мой господин, - пролепетала, испугавшись, Лукреция. – Но эта песня совсем не примечательная, - добавила она вскоре. – Есть более интересные и веселые песни, чем эта, - смутившись от одного взгляда наследника Хорезмского царства, когда они только заглянули друг другу в глаза, после чего поспешила опустить взгляд в низ. – Прошу меня простить за то, что случилось сегодня – этого не повториться вновь, - пообещала она, не зная, как ей дальше быть. Уходить или оставаться?


перевод песни
[SGN]http://49.media.tumblr.com/2db9884fbc0a72019f4c484571a6cfd1/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-01 02:17:25)

+1

6

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Почему же это не примечательная песня? -улыбнулся Мурад, заметив как девушка смутилась, явно не ожидав что кто-либо внезапно нарушит ее уединение. -Она очень красивая... знаешь, я как-то раз уже слышал итальянский язык - когда мой отец принимал венецианского посла. Он приезжал для того чтобы попросить разрешения падишаха на торговлю. Признаться честно, я тогда уже подумал - как же чудно он говорит. Хотя наверное наш язык ему тоже казался странным.
Наследник престола конечно же не стал рассказывать своей собеседнице подробности того приема, однако припомнил как поразили его иноземные вельможи. Их одежда, манера держаться... Мураду показалось что посол и его свита чувствовали себя не особенно уютно, едва только их проводили в главный зал дворца где обычно проходил совет дивана. А еще они даже и не догадывались, что великий визирь прекрасно понимает и говорит на итальянском, что дало падишаху в этих переговорах несомненное преимущество.
Но... аллах с ними, с послами - смотря на прелестную юную девушку, Мурад не мог не порадоваться, что она практически уже принадлежит ему. Да это была достаточно эгоистичная мысль, однако любой мужчина становится собственником, едва только рядом оказывается женщина которую он желал бы заполучить. И ради этого наследному принцу даже не пришлось бы стараться - только намекнуть своей матушке, что ему понравилась одна из наложниц и она в тот же вечер оказалась бы в его спальне.
Все это было верно и таковы были правила гарема, что существовал для того чтобы доставлять радость повелителю и его сыновьям. Однако, смотря на рабыню, Мураду вдруг захотелось по-настоящему понравится ей и он словно почувствовал, что с этой прекрасной итальянкой совершенно точно нельзя спешить. Она словно чудесный и очень редкий цветок, который легко сломать, если действовать с напором и думать только лишь о себе... К тому же, не будем забывать что наследник вырос имея перед глазами самый настоящий пример взаимной, верной и преданной любви своих родителей.
А кому бы не хотелось подобного?
Смотря в глаза белокурой итальянки, Мурад решил что обязательно добьется взаимности - недаром ведь говорится, что желанная награда еще слаще, если ее было трудно добыть. Как и все в его семействе, молодой принц был по-хорошему упрям и привык доводить все свои начинания до закономерного финала... а еще, решил начать действовать не откладывая дела в долгий ящик и осторожно взял ладонь девушки в свои.
-Тебе не стоит переживать из-за того что произошло днем. Мой брат должен был быть внимательнее и смотреть куда идет... просто мы боялись опоздать к завтраку и огорчить нашу валиде. Мы привыкли собираться всей семьей по утрам - это своего рода уже традиция, -вновь улыбнулся Мурад. -Скажи мне, отчего тебе было грустно?
Конечно же, в какой-то степени это был риторический вопрос и у принца было предположение отчего прелестная итальянка искала уединения нынче вечером. Наверняка она была одной из тех рабынь что совсем недавно попали в гарем повелителя? Ее воспоминания о прежней жизни и родном доме были еще слишком свежи, чтобы заставить себя примирится с неволей...
-Знаешь, порой мне тоже хочется сбежать от всех придворных дел и обязанностей, -молодой человек очень осторожно раскрыл ладошку девушки, нежно прикоснувшись к ее пальцам своими. -Сегодня например очень хотелось отдохнуть и побыть наедине со своими мыслями... или в компании интересной книги. Но Всевышний совершенно неожиданно решил одарить меня и я услышал твою чудесную песню...
Не отрывая своего взгляда от итальянки, Мурад наклонил голову и нежно коснулся своими губами ее теплой ладони. Очень простой и вместе с тем о многом говорящий жест, после которого можно было себе позволить очень осторожно и не спеша притянуть девушку немного ближе к себе, приобняв за талию.
-Как твое имя? -поинтересовался молодой человек, едва только наложница робко позволила себе прикоснутся своими ладонями к его богато вышитому чапану. -Сегодня ты будешь снится мне всю эту ночь... и я хотел бы узнать как мне окликнуть тебя, чтобы мы не потерялись в стране грез.
Мурад сейчас был на опасно близком расстоянии от прелестной итальянки - захоти он, то мог бы коснутся ее губ, едва только стоило ему слегка опустить голову. И так случилось, что именно у этой нежной сцены совершенно неожиданно оказались свидетели. Этим вечером и Зули еще не успела лечь спать, заболтавшись с Айше: девочки уже взяли себе за правило каждый вечер читать дневник младшей принцессы, в котором даже самые простые и казалось бы незначительные события из жизни семьи обретали совершенно особенный смысл. Возвращаясь в свои покои, Зульфия вдруг услышала хорошо знакомый голос старшего брата и заглянув в тайный садик прежней валиде-султан, стала свидетельницей совершенно необыкновенной картины.
Мурад и одна из гаремных девушек... увидев как он обнимает светловолосую рабыню, Зули замерла на месте и затем тут же вышла из садика, боясь что ее могут заметить. Вдруг братец рассердится на нее? Он ведь теперь уже взрослый и по сути дела даже мама не может говорить ему что и как делать - а что до этой девушки, так она, как и остальные, наверняка мечтает о том чтобы попасть в его личный гарем.
-Мама... а когда Мурад женится? -неожиданно озадачила вопросом свою валиде Зули, когда та как и обычно зашла пожелать ей добрых снов и спокойной ночи. -Разве ему не пора уже завести свою семью? Вы ведь вышли замуж за повелителя когда он был наследником... как и Мурад сейчас.
-Я не думаю что ему нужно с этим спешить, -улыбнулась Фериде-султан, усевшись рядом с любимой дочерью на мягком и удобном диванчике. -И твой отец был гораздо старше чем Мурад сейчас, когда я стала его женой... но почему ты спрашиваешь об этом?
-Просто... я видела его с девушкой сегодня.., -тихо ответила Зульфия, никогда в своей жизни не солгавшая любимой матери. -Это одна из тех рабынь что не так давно приехали... помните, вы еще говорили что их приехало даже больше чем нужно для дворцовой прислуги?
-Конечно помню, -ответила султанша и затем ненадолго задумалась. Как-то хазнедар гарема уже говорила ей, что старшему принцу пора бы подобрать одну из наложниц... так неужели Мураду уже кто-то приглянулся? -Вот что, моя любимая - завтра во дворец приедет торговка тканями и украшениями и первым делом покажет свой товар девушкам. Мы с тобой пойдем в гарем и ты мне покажешь ту что понравилась твоему брату. Я хочу посмотреть на нее.
-Конечно, мама, -послушно кивнула Зули. -Она красива... и кажется Мурад ей тоже нравится.
На эти слова, Фериде лишь улыбнулась и не стала объяснять дочери, что ее брат лакомый кусочек для всех наложниц в гареме - они не глупы и давно уже поняли на кого им следует обращать внимание. Но прежде чем позволить одной из них приблизится к своему сыну, султанша решила сама оценить возможных кандидаток.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-02 08:58:01)

+1

7

[NIC]Lucrezia [/NIC]
[STA]пленница[/STA]
[AVA]http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5di5kFQEI1rqlg3io3_250.png[/AVA]
Песня… нечто воодушевленное, высокое и прекрасное, чего достичь порой не под силу каждому. Это тонкое искусство народа передавать свои мысли и свои переживания, затрагивая те самые струны сердца, которые не под силу задеть самым обычным словом. Слова ведь, бывает, проходят мимо. К ним редко прислушиваются, они со временем уходят в небытие, вот только песня медленно точит камень, пробираясь в самые глубины, и медленно-медленно пробираясь в сознание слушателя…
О! Юная венецианка могла объяснить молодому человеку, насколько велика была разница между песнями, которые она знала и все еще хранила в своей памяти, как бесценное сокровище, украсть которое будет не под силу никому, помимо хитрого и изворотливого времени. Определенно оно ещё возьмет свое. А в прочем, оно уже начало делать свое коварное дело. Ведь уже сейчас, когда прошло всего лишь два года после ее похищения, девушка с трудом вспоминала лица своих любящих родителей, с которыми ее разлучила судьба во время нападения пиратов. Так что же будет потом? Спустя еще один или даже два года? Ох, если бы она только могла быть уверенна в том, что ее светлая головушка не забудет о прошлом, в котором было так много тепла и любви… В то время, как сейчас она могла еще не мало песен спеть, если бы только внезапный слушатель и собеседник светловолосой девушки пожелал этого от нее.
Но, разве принцу нужно было забивать себе голову подобными глупостями? Разве наследнику престола действительно было интересно? Увы, но пленница не знала, да и не могла знать наверняка. В прочем, девушка могла лишь предполагать, и только. Однако в то мгновение, когда мирза Мурад припомнил себе о встрече с венецианскими послами, в сердце юной барышни поселилась мгновенно некая радость. Радость от того, что кто-то из ее соотечественников бывает при дворе повелителя и, следовательно, может помочь ей спастись из неволи. Но, уже в следующее мгновение она припомнила себе, какими бывают все эти высокопоставленные чиновники из родной Венеции. Наверняка они и пальцем о палец не ударили бы, если бы им никто не позолотил ручку. К тому же, в Венеции она не знала, что осталось от родни и ее дома. Не говоря уже о том, что там не было бы столь прекрасного принца, который бы обращал на нее внимание, не говоря уже о том, чтобы подойти к ней совсем близко.
Именно по этой причине Лукреция ограничилась лишь скромной улыбкой в ответ. Она не рискнула узнать больше подробностей о познаниях молодого человека в итальянском языке или латыни, но белокурая венецианка все-таки вновь подвела свои глаза к Мураду, когда он ответил на ее извинения. И в одно мгновение девушка ощутила острую боль в груди, стоило только эмиру сказать о своей семье, которая в полной мере могла считаться идеальной для всего арабского мира. Ведь у нее тоже когда-то была семье: папа, мама, она и младшая сестренка. Вот каким их было счастье на четверых, когда они собирались утром или вечером, чтобы обсудить планы на день или же выполненные намерения за день. Видимо ее глаза наполнились печали, ведь предательские слезы сожаления защипали ее большие глаза, прежде чем до ее ушей донесся весьма риторический вопрос, на который в пору было обидеться.
- Я скучаю по родному краю, - тем не менее, Лукреция решила ответить, не скрывая своей правды. – А приходя сюда, я хотя бы ненадолго могу побыть одна и представить себя кем-то другим, не рабыней… - пожала она плечами, надеясь, что она ничего лишнего не сказала, пока мирза снова заговорил с ней. И на удивление, молодой человек говорил с некой долей понимания, которой она не обнаружила даже среди других девушек гарема, таких же невольниц, как она сама.
Однако, стоило Лукреции пропустить в сердце некую долю симпатии к принцу, как тот не стал терять зря лишней минуты. В довольно-таки быстрое время его сладкие, будто мед слова, заполонили ее сознание, пока глаза смотрели лишь в бездонно карие глаза Мурада. И так было до тех пор, пока он не прикоснулся своими губами ее ладони, от чего она едва не подпрыгнула от неожиданности. Вот только эмир не отступал. Он приблизился еще ближе к ней. Определенно их расстояние было вопиющим нарушением правил поведения молодых людей в Венеции. Так неужели подобное поощрялось при дворе?
- Лукрецией меня зовут, мой господин, - нерешительно ответила белокурая венецианка, припомнив в один момент разговор утра этого дня с девушками из гарема, которые сочли ее недостойной внимания наследника престола. Тогда она не предавала особенного значения словам этих девиц. Да и не когда было, тогда как сейчас она лишь провернула в памяти случившееся. И ведь, кто бы мог подумать, что ей останется лишь дотянуться до его губ, чтобы позволить легкому соприкосновению губ случиться.
Между ней и наследником было совсем небольшое расстояние, когда Мурад притянул ее к себе ближе, словно бы застыв над ее губами. И казалось, молодой человек сам не знал, хотел ли поцеловать невольницу, оказавшуюся в его объятиях этим вечером, пока рабыня сама не приподнялась на носочках, чтобы поцеловать эмира. Их поцелуй не длился долго. Это было всего лишь нежное касание губ к губам, после которого Лукреция, подобно испуганной лани, поспешила сбежать из поля зрения принца, принадлежать полностью которому она наверняка не стала бы противиться. Вот только она все еще понимала, что подобное не было разрешено в тех краях, откуда она была родом.
На следующий день на веранде появились торговцы тканями, которых сразу же обступили девушки, которым было что потратить. Среди таких девушек оказались те две знакомые венецианки, решившие попытаться припугнуть ее, дабы даже не думала смотреть на принца. Естественно, Лукреция старалась держаться вдали от них, не выдавая своего маленького секрета о тайном свидании с принцем в саду, скрытом от большинства жителей дворца. И ведь она даже не подозревала о том, что пара карих глаз пристально наблюдает за ней с балкона на веранде, оценивая все внешние качества девушки.
- Пусть эта девушка прислуживает мне сегодня, когда ко мне придет на ужин Мурад, - решила Фериде-султан, то бросились сразу же выполнять пожелание своей госпожи.
[SGN]http://49.media.tumblr.com/2db9884fbc0a72019f4c484571a6cfd1/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-02 00:57:46)

+1

8

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Мурад улыбнулся, заглянув в глаза своей прелестной пленницы - в них не было страха перед ним, однако она все же дрожала словно лист на ветру... быть может растерялась от внезапного, хотя и очень осторожного "штурма" что позволил себе принц? Ему хотелось бы думать, что он понравился юной венецианке - отсюда и эта дрожь, однако не от страха, а скорее от предвкушения чего-то нового и безумно притягательного...
-У тебя очень красивое имя... такое же как та песня что ты пела недавно, -едва успел ответить наследник падишаха, как вдруг девушка совершенно неожиданно сделала ответный ход, да еще какой! Она сократила расстояние между собой и Мурадом, мгновенно сделав его действительно опасно-близким и подарила ему легкий и очень приятный поцелуй - из тех что много обещают и которые мужчине весьма сложно позабыть... На несколько секунд, мирза даже растерялся и в этот самый момент Лукреция сбежала из его объятий, словно пугливая лань, встретившая опасного хищника и решившая спасать себя пока не поздно.
Вот только на этот раз охотник и жертва поменялись местами, потому как прекрасной наложнице удалось поймать в свои сети принца - правда осознать и принять это они смогут немного позже, когда получат возможность побыть наедине со своими мыслями и все спокойно обдумать. Пока же, Мурад остался в тайном саду, посмотрев Лукреции вслед и приложив пальцы к своей щеке, в том самом месте где ее коснулась мягкая прядка волос девушки, благоуханных словно свежая и нежная роза.
Он вернулся в свою комнату, позабыв не только про книгу, которую собирался взять в библиотеке, но и про все на свете - даже о том, что матушка наверняка заходила благословить его на ночь, но не застала и наверняка огорчилась? Принц отослал всех слуг и уселся возле большого окна, наблюдая как на темном небе одна за другой зажигаются первые звезды и думая о Лукреции. Завтра он обязательно найдет подходящий повод вновь ее увидеть без лишних свидетелей, как только закончит с уроками и прочими делами, порученными отцом. Быть может она снова захочет спрятаться от всех в маленьком садике?
С этими приятными мыслями, Мурад прикрыл узорчатые ставни на окошке и переодевшись ко сну, улегся в постель. В эту ночь ему действительно приснилась Лукреция и подарила ему такой же робкий, но полный нежности поцелуй, заставив даже во сне почувствовать себя очень счастливым...
Собственно говоря, следующий день для наследника престола был более чем хлопотным. Кроме уроков, ему пришлось присутствовать на заседании малого совета, на котором обычно решались различные проблемы Бухары. Увы, но благотворительные сборы не были панацеей абсолютно от всего на свете и падишах каждый месяц выделял определенную сумму от полученных налогов на неотложные нужды столицы. При этом, Амин с присущей ему аккуратностью требовал отчета по каждой потраченной сотне динаров, не раз предупредив своих советников что будет жестоко карать всех по чьей вине деньги государства пропадут или уйдут впустую. Обычно Мураду очень нравилось приходить на подобные заседания, ведь сановники хорезмского царства сразу могли увидеть какая достойная смена подрастает у падишаха... но вот сегодня, мысли молодого человека были очень и очень далеки от государственных дел.
-Ваш сын сегодня будто витает в облаках, -улыбнулся великий визирь, Темыр-паша, после того как Амин позволил всем удалится. -На него это не похоже, повелитель... уж не влюбился ли он?
-Почему нет? Во дворце много красивых женщин и большинство из них готовы на все ради его благосклонности, -усмехнулся Амин. -Быть может Мураду уже кто-то понравился? Думаю что моя прекрасная роза сумеет подобрать нашему сыну достойную девушку.
-Если позволите заметить, повелитель - наш принц человек очень добрый и благородный. Он станет достойным мужем для своей избранницы и хорошим отцом своим детям, -ответил Темыр-паша. -Мурад всегда так трогательно и нежно заботился о сестрах и младшем брате, что в этом просто не приходится сомневаться.
-Дай аллах, все будет именно так как вы говорите, дядя, -кивнул падишах. -Мы с Фериде будем очень рады внуку или внучке... хотя признаться, еще не задумывались об этом. Но вы правы, Мурад умеет нести ответственность за родных и близких, как и подобает мужчине, так что с ним его избранница будет словно за надежной каменной стеной неприступной крепости.
После того как наследник ушел с заседания совета, день для него промелькнул практически незаметно и он был очень обрадован, когда одна из служанок его матери передала ему приглашение поужинать в ее покоях. Поначалу юноша подумал что там будут присутствовать и его младшие сестры с братишкой, однако ничего подобного не произошло - и это наводило на мысль, что султанша желает поговорить о чем-то очень и очень серьезном.
-Я счастлив что вы решили разделить трапезу только со мной, мама, -улыбнулся Мурад, усевшись рядом с низким столиком, на котором вот-вот должны были расставить блюда с угощением. Он решил опустить привычное церемонное обращение к Фериде-султан, с нетерпением ожидая что же она желает ему сказать. -Надеюсь, я ничем не огорчил вас?
После того как прозвучала эта фраза, двери покоев открылись и вошли две рабыни с подносами и ловко начали расставлять угощение на столике перед султаншей и ее сыном. Одной из этих девушек была Лукреция, которую для такого случая нарядили в новое и очень красивое шелковое платье , а так же как следует уложили ее роскошные длинные волосы. Мурад был приятно удивлен увидев свою прекрасную венецианку и не мог не улыбнутся ей, позабыв насколько наблюдательной обычно бывает его матушка.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-02 20:35:07)

+1

9

[NIC]Lucrezia [/NIC]
[STA]пленница[/STA]
[AVA]http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5di5kFQEI1rqlg3io3_250.png[/AVA]
Венецианке было не до красивых тканей, которые порадовали бы ее еще вчера, ведь мысли юной невольницы путались где-то в пустынном тайном саде с прекрасной открытой террасой, на которой росло великое множество красивых цветов, наполнявших своим весенним ароматом все вокруг. Возможно, именно их пьянящий аромат и заставил рабыню дерзнуть настолько, чтобы самой найти губы принца своими, позабыв о своем смирении или даже осторожности? Ведь только наследник престола мог брать то, чего он желал. И пусть даже эмир находился так близко до наложницы, ей самой невольно было противиться или стремиться к поцелую, который она сама устроила. Но, возможно, именно тепло той весенней ночи, предшествующей затяжным жарким летним дням, была виной всему? Возможно, именно оно и погубило разум Лукреции, которой было известно ее место и положение в гареме падишаха, где она оказалась вовсе не для удовольствия принца или падишаха, но лишь для службы им. Преданной службы во имя тех, кто преподнес ее в подарок. А ведь белокурая девушка лишь могла, что вздыхать тяжко, вспоминая о дне вчерашнем, боясь даже прикоснуться до своих губ подушечками пальцев, поскольку мягкие ее уста все еще помнили сладкий поцелуй Мурада.
Когда старший ага подошел к Лукреции, девушка едва не вздрогнула от неожиданности. Ее светлые глаза тут же заметались вокруг – боялась девонька, что сделала что-то не так. Но, слуга лишь хитро улыбнулся перепуганной, будто перепелка перед смертью рабыне.
- О, Аллах! Если эта рабыня будет всегда так пугаться, то еще опрокинет на Фериде-султан поднос с ужином, - покачал головой ага, на что венецианке просто не чего было сказать. Девушка просто не понимала, при чем тут была супруга падишаха и главная женщина гарема. И, заметив вопросительный взгляд белокурой наложницы, тот снова покачал головой, цокнув языком, заговорил с ней: - Ну, что тут не понятного?! Фериде-султан желает, чтобы ты ей сегодня вечером прислуживала! Обратила на тебя внимание, вдруг станешь ее глазами среди наложниц? Аль хочет присмотреться к тебе ближе? Это твой шанс либо взлететь выше, либо упасть ниже того, где ты сейчас стоишь. Так что не наделай глупостей и будь готова к вечеру. Постарайся не быть такой рассеянной и соберись! – указал ага рабыне, слабо веря в то, что новенькая сумеет как-то выделиться за то время, которое было ей отведено. Однако обычно Фериде-султан не выделяет кого-то из рабынь, называя их имена, требуя к себе в услужение. К тому же, эта рабыня была призвана лишь на один вечер.
Но, там где кто-то видел подвох или тайну, Лукреция не видела ничего. Гаремные сплетни и интриги ее не интересовали. В прочем, многих они поначалу не интересовали, пока они не начинали касаться именно твоих собственных интересов, пока твои стремления не переходили дорогу кому-то или же наоборот…
Дождаться вечера для Лукреции было не такой сложной задачей, пусть даже девушка и порывалась заглянуть снова в тайный сад, где накануне вечером виделась с Мурадом. Но, от этого поступка ее предостерегал ага, что словно хищной птице следил за ней весь день, пока она сама не переоделась в новое платье, выданное ей по воле султанши. Уложив свои волосы так, как это было угодно главной калфе, юная Лукреция стала дожидаться перед входом в покои госпожи распоряжений. Именно тогда, когда на ее руки упала тяжкая ноша в виде большого серебреного подноса с всякими вкусными лакомствами, она и узнала, что Фериде-султан ужинает не одна. Она с сыном, который уже устроился рядом со своей матерью перед столом, на который ей самой предстояло еще донести тяжкую ношу, не забывая о грациозности и принятым правилам этикета – не смотреть на госпожу и ее сына.
А что же сама Фериде?
Женщина была рада тому, что может пообщаться с сыном один на один, без любопытных ушей своих детей, которые и без того не давали покоя своему старшему брату. Возможно, хорошим выходом из ситуации было бы отправить Мурада наместником куда-то в провинцию. Вот только ей самой не хотелось огорчаться расставанием с ним. Женщина лишь тихо вздохнула, когда ее первенец попросил благословения и спросил о причине, по которой она хотела побыть с ним наедине.
- Нет, что ты, сын мой, - качнула головой Фериде. – У меня нет причин быть тобой недовольной, - мягко улыбнулась она, когда ее ладонь дотянулась до щеки возмужавшего сына. – Ты всегда был радостью для моего сердца, Мурад, - добавила она, прежде чем в покои вошли служанки, среди которых была и та венецианка со светлыми волосами, на которую указала этим днем Зульфия. И, нужно сказать, дочь не ошиблась в выборе, поскольку не узнать тот взгляд, которым Мурад посмотрел на рабыню, а та робко лишь взглянула на него, зардевшись, будто бархатная красная роза, прежде чем отдалиться на положенное расстояние.
- Я хотела поговорить с тобой о будущем, сынок, - произнесла женщина, решив не говорить пока о том, что ей стало известно. – Ты уже взрослый, мой мальчик. Хотя для меня ты всегда будешь маленьким сыном, которого еще недавно я держала на руках и прижимала к себе, - улыбнулась Фериде, глядя на сына. – Но, время берет свое. И нам стоит подумать о том, каким ты видишь свое будущее. Признаюсь честно, что я не хотела бы подбирать тебе жену среди рабынь, но среди знатной крови, ведь и я сама происхожу из султанской семьи. Вот только и кандидаток среди мусульманских семей султанов не так уж и много, - с долей сожаления произнесла она. – Но, если у тебя имеется на примете кто-то… тебе стоит только сказать мне, - добавила женщина, глядя сыну в глаза. – Спой нам что-то красивое, - обратилась она, но на этот раз уже к Лукреции, которая даже не знала, что именно стоит ей петь султанше и ее сыну. Песня прачек, которую услышал Мурад вчера вечером, была явно не для этого случая. Но, юная венецианка подчинилась и выбрала что-то не менее мелодичное, но на этот раз уже более веселое.[SGN]http://49.media.tumblr.com/2db9884fbc0a72019f4c484571a6cfd1/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-02 13:43:06)

+1

10

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Нетрудно догадаться, что Мурад хорошо успел изучить своих родителей и очень часто догадывался с полуслова, что ему хотят сказать отец или мама... Однако, его обожаемая валиде была более тонко чувствующей и истинно по-женски умной и даже в какой-то степени коварной и предусмотрительной - естественно в хорошем смысле слова. Так что молодой принц не сумел догадаться об истинной причине приглашения на ужин вдвоем в покоях султанши, пока она не озвучила ее. И по правде говоря, вопрос заданный в лоб, немного смутил Мурада и застал его врасплох.
Думал ли он о собственном будущем? Несомненно, да... однако, эти мысли не были связаны с будущем правлением или женитьбой - наследнику трона не хотелось даже представлять что будет время, когда рядом не будет его любимого отца. Мурад обычно думал о том, как падишах окажет ему великую честь и отправит наместником в один из городов хорезмского царства, где можно будет проявить себя наконец. Что же до будущей семьи... пожалуй, именно об этом принц еще не думал, как и большинство молодых людей в его возрасте. К тому же, отец Мурада нашел свою судьбу, когда ему было двадцать пять лет, так что у наследника было еще полным-полно времени, чтобы все обдумать и определится наконец.
-Признаюсь честно, мама... я не ожидал такого вопроса от вас, -Мурад улыбнулся Фериде, в который уже раз удивившись ее способности читать его сердце будто открытую книгу. -Но... я не буду юлить и придумывать какие-либо отговорки - есть одна девушка что очень нравится мне...
В этот самый момент, султанша обратилась к Лукреции, щеки которой от одного взгляда принца зарделись словно лепесток алого тюльпана и приказала ей спеть. Новая песня прелестной венецианки была очень красивой и не такой грустной как та что Мурад услышал в саду. Он сделал небольшую паузу, собираясь с мыслями, слушая красивую мелодию и мельком поглядывая на свою симпатию, которой чудом удалось не сбится и не позабыть нужные слова песни.
-Позвольте мне говорить откровенно? Я не задумывался о женитьбе, хотя и знаю что это очень важно и не только для меня самого, но и для нашей династии - как говорит Темыр-паша, люди должны быть твердо уверены что она продолжится. Однако... мне бы хотелось чтобы моя избранница любила меня, а не была рядом только потому что я родился наследным принцем. Вы ведь понимаете меня? -произнес Мурад, посмотрев на свою матушку. Как же все-таки бывает сложно найти единственно верные и нужные слова, даже в разговоре с родным и любимым человеком! -Я знаю что вам достаточно приказать и любая девушка в этом дворце сделает все что угодно для меня... но мне бы хотелось настоящей взаимности. С самого детства я видел как мой отец по-настоящему счастлив рядом с вами и понял что хочу того же - надеюсь это не слишком дерзкое желание для человека что прежде всего должен быть верен своему долгу и лишь после собственным чувствам и желаниям.
Принц бросил весьма выразительный взгляд в сторону Лукреции, позволив себе чуть улыбнутся девушке - по сути дела, сейчас он открыл свое сердце не только любимой матери. Как было бы здорово, хотя бы ненадолго получить возможность сбежать из дворца вместе с белокурой венецианкой и оставить все дела, заботы и обязанности... ведь по сути дела, в главной резиденции хорезм-шаха было весьма сложно найти истинное уединение. Повелитель и все его семейство постоянно было на виду, как у слуг, так и у придворных - увы, но правитель большого государства не может принадлежать лишь себе и своим близким.
-Как-то раз, тетушка Хадижа рассказывала Зули и Айше как ездила на охоту вместе с вами и повелителем, -продолжил Мурад, хитро улыбнувшись матери. -Это было сразу после вашей свадьбы и еще до моего рождения... и я подумал попросить разрешения у вас и у отца тоже организовать нечто подобное. Я мог бы уехать на пару дней и взять с собой ту самую девушку что пленила мое сердце.
Мурад очень надеялся что султанше понравится его затея с охотой... и прочими куда более важными ее моментами. К тому же он хотел дать возможность Лукреции не только привыкнуть к его обществу, но и развеяться и позабыть о гареме, дворце и бесконечных правилах, которым должны были следовать все рабыни.
-Если вы возьмете на себя труд поговорить о моей просьбе с отцом, я буду очень счастлив и благодарен вам, валиде, -взяв любимую мать за руку, принц нежно прикоснулся губами к тыльной стороне ее ладони. Что же до Лукреции, то она прекрасно слышала о том что задумал наследник престола и вновь зарделась словно алая роза из того самого тайного сада, где Мурад впервые прикоснулся к ней...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-03 01:56:15)

+1

11

[NIC]Feride[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2a9vi.gif[/AVA]
Иноверцы принялись считать, что в мусульманском мире женщин растят и воспитывают с одной лишь целью. Так уж повелось, что люди, воспитавшиеся в иной религии, будь то христианство или иудаизм, слепо верят в те басни, будто бы девушки и женщины в мусульманском мире созданы Аллахом лишь с одной целью, с целью угождать во всем своим мужьям. Однако это не так. Такое мнение не более чем ошибочное, ведь деспотичные мужья есть и в Хорезме, и в той же Венеции, тогда как в мусульманской стране с самого своего детства девушка растится именно для того, чтобы стать настоящей опорой своему мужу и надежным тылом для него. Тихая и мирная гавань, к которой супруг всегда вернется – так любила поговаривать сама Фериде, когда напутствовала своих детей. Вот только не прошли ли мимо их ушей напутствия матери? Что же, узнать наверняка будет возможно лишь спустя какое-то время. Не сейчас, так завтра каждый из детей проявит себя и покажет, как он усвоил свои уроки, поскольку человека учат не только родители, но и сама жизнь. И ребенок, не принявший науку родителей, наученных прожитыми годами, обязательно получит свою науку во время своего жизненного пути, набивая себе собственные раны и ушибы. Но, как говорится, лишь бы только ушибы, а не на совсем?
Естественно, Фериде-султан желала всего лишь самого лучшего для своих детей, которых она безмерно любила. И сейчас, слушая ответ своего первенца, женщина не могла не улыбнуться ему своей мягкой улыбкой. Все-таки, как же они были с ним похожи?! Он не желал юлить перед родным человеком, пускай проще было бы что-то приукрасить или же наоборот приуменьшить. В точности и она сама, не стала ходить вокруг да около, хотя могла еще потянуть с ответственным вопросом, ответ на который султанша желала получить, как можно раньше. В прочем, сын и не стал затягивать.
- Я жду от тебя только откровенности, сын мой, - осторожно произнесла женщина, да так, чтобы не прерывать своим чересчур, быть может, громким ответом, поскольку рабыня уже начала свою мелодичную песнь на родном языке. И, нужно ведь отдать ей должное: пела она великолепно. Тон ее голоса был мягок, но в то же самое время обладал достаточной силой. Ее было приятно слушать, не смотря даже на то, что девушка пела на незнакомом им языке.
Однако куда больше Фериде беспокоил сын и то, что он отвечал ей. Поэтому султанша переключила практически все свое внимание именно на Мурада, которому она весьма благосклонно улыбнулась, стоило только сыну сказать о том, что он даже не думал о своем будущем рядом с какой-то девушкой. Естественно, разве мужчины думают об этом? Наверняка сам Амин и не подумал бы о женитьбе, если бы оная не входила в коварные планы его отца. И уж, как бы ни было странно и от части даже страшно, а падишах и его супруга в полной мере должны были благодарить родителя Амина за его политический расчет, в котором он свел их воедино. И теперь пришел черед за Фериде. Теперь она должна была подобрать пару своим детям, да так, чтобы они не пожалели о нем. Или же не дать детям шанса наломать дров…
И все-таки Мурад дал весьма мудрый ответ своей матери, которая в этот самый момент припомнила тот день, когда в этих же покоях разговаривала с валиде. Она тогда интересовалась намерениями своей будущей невестки и, на удивление, осталась довольна. В точности и сама Фериде не осталась разочарованной от беседы с сыном, который более чем оправдал надежды своей валиде.
- Твои желания нисколько не дерзкие, Мурад, - мягко улыбнулась султанша своему сыну. – Каждый человек стремится к своему счастью, и тут ничего удивительного нет, - добавила женщина, не прекращая улыбаться сыну, пока рабыня продолжала петь. На этот раз она завела куда более живую песню, видимо поймав кураж, чем не могла не вызвать довольную и более широкую улыбку на лице султанши, которая без труда поймала еще не один взгляд сына, ласкавшего им венецианскую красавицу. Так что, когда Мурад выдвинул свое предложение, Фериде уже прекрасно знала, о ком он говорит. Зульфия не ошиблась в том, что увидела случайно в том саду.
- Сегодня же вечером я поговорю с твоим отцом, ибо твое счастье для нас имеет немалое значение, сынок, - произнесла кареглазая женщина. – Так что, завтра утром ты получишь наш ответ, - добавила она, уже зная, что постарается убедить мужа в необходимости утвердительного ответа на данную просьбу сына. Все-таки пока еще на плечах юного наследника не было бремени власти. Так что он мог позволить себе подобное развлечение-отдых. По крайней мере, его мать была в этом убеждена. – Но, давай пока отдадим должное ужину? Мне бы не хотелось, чтобы ты ложился спать голодным. Одними словами сыт не будешь, - добавила она, решив, что не будет более спрашивать о девушке, которую Мурад захотел взять с собой на охоту.
Как женщина и обещала, этим же вечером она направилась в покои своего супруга, которого следовало еще оторвать от важных бумаг, которые могли подождать еще до завтрашнего дня. Но, прежде чем пойти в постель с мужем, она поделилась новостями о последних событиях гарема, которые касались их сына.
- Наша наука не прошла мимо Мурада. Он стремится к счастью и любви, которую жаждет не только давать, но и получать взамен. Я обещала ему, что поговорю с тобой о том, чтобы ты позволил ему отправиться на охоту и взять понравившуюся девушку из гарема. И знаешь, любимый, если ты не согласишься, я буду просить тебя подумать еще раз. Все-таки гарем не именно то место, где легко найти любовь, пусть даже здесь настоящий цветник прекрасных девиц, - сообщила Фериде падишаху тем вечером, устроившись у него на коленях, как делала обычно, во время их разговоров о чем-то очень важном или совершенно ни о чем.

+1

12

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Этим вечером Мурад пошел спать окрыленный надеждой на то что отец позволит ему устроить себе небольшой праздник - а почему бы и нет? Это ведь всего два-три дня на которые наследный принц может позволить себе забыть о привычных обязанностях и делах, тем более что он всегда относился к ним более чем серьезно и обстоятельно. И даже мысль о том что ему разрешат увезти с собой Лукрецию была подобна прекрасному сну, внезапно воплотившемуся в реальность... они смогут провести только вдвоем больше времени, без лишних свидетелей, коих всегда находится полным-полно в самые неподходящие моменты.
Проснувшись на следующее утро, принц как и обычно присоединился за завтраком к своему большому и дружному семейству. На этот раз падишаха не оторвали от общения с женой и детьми очередные важные и неотложные государственные дела, чему его домочадцы конечно же очень обрадовались. Мураду оставалось лишь гадать, рассказала ли мама отцу о его заветном желании... и тут Амин сообщил ему что уже отдал распоряжения о подготовке к охоте о которой так мечталось его наследнику.
-Я написал письмо твоему дяде Селиму, сынок, -произнес хорезм-шах, улыбнувшись своему любимому сыну. -Он знает толк в подобных развлечениях и все сделает так как должно и в самый короткий срок. Мне думается, что и твой двоюродный брат с радостью поедет поохотится, так что я предложил Селиму отпустить его вместе с тобой.
-А почему Фариду можно поехать с братом, а мне нет? -жалобно протянул Ахмед, посмотрев на родителей. -Я тоже хочу поехать с Мурадом...
-Потому что Фариду уже семнадцать, а ты еще слишком мал для подобных развлечений, -ответил падишах, но видя как расстроился младший сын, решил немного подсластить "горькую пилюлю". -К тому же я хотел взять тебя с собой в конюшни - их управляющий доложил что ему доставили совершенно необыкновенных и красивых лошадей. Вместе мы выберем самых лучших для тебя, Мурада и Румеисы.
Едва только услышав эти слова, Ахмед довольно просиял и конечно же согласно кивнул. Разве можно было отказаться от возможности поехать вместе с отцом??
-Замечательно, -улыбнулся Мурад. -Я уверен что Ахмед точно выберет мне самого лучшего коня и как только я вернусь мы сможем проверить наших скакунов в деле.
-У меня теперь тоже будет настоящая большая лощадка! -хихикнула шестилетняя Руми, не забыв обнять и поцеловать отца рядом с которым всегда сидела. -Я хочу белую...
Амин хорошо помнил, что две его старшие дочери совершенно равнодушны к верховой езде, тогда как самая младшая давно уже просила научить ее сидеть в седле чтобы кататься на лошадке вместе с братьями. Падишах уже давно отдал распоряжение главному конюшему подготовить самую смирную и послушную кобылу для своей дочери - и именно белого цвета, потому как Румеиса не раз говорила что желает именно такой цвет.
-Она будет белой и очень красивой и породистой, моя звездочка, -хорезм-шах ласково обнял всеобщую любимицу. -Когда Мурад вернется с охоты, то может сам начать тебя учить - никто лучше его не сидит в седле во всем нашем дворце.
-Спасибо, отец, -наследник престола благодарно кивнул падишаху. -Я буду с удовольствием учить Руми и уверен что она очень быстро станет ездить верхом не хуже меня. Она ведь у нас умница.
Итак, за завтраком, Амину удалось угодить всем своим детям. Согласившись устроить для сына развлекательную поездку, он конечно же вспомнил как много лет назад ездил в степь вместе с Фериде, Селимом и Хадижей... и молил Всевышнего чтобы та девушка, что приглянулась сыну действительно стала его единственной судьбой. Так уж вышло что наш мир принадлежит мужчинам, однако они никогда бы не смогли достичь высоких свершений, не будь рядом с ними прекрасных и любящих женщин...
Ну а пока семейство падишаха обсуждало свои будущие планы, распорядительница гарема передала главной калфе приказ Фериде-султан - Лукрецию должны как следует подготовить к поездке, в которой она будет сопровождать наследного принца. Естественно, ей нужны будут красивые платья и украшения, вместо простой одежды что девушки носили каждый день, занимаясь привычной работой в гареме. После того как распорядительница ушла, взоры всех девушек тут же обратились в сторону светловолосой венецианки. Один и тот же вопрос словно повис в воздухе и его решилась озучить одна из наложниц.
-Но почему наша госпожа выбрала именно тебя? Что ты такого сделала на вчерашнем ужине?
Возможно расспросы бы продолжились и не дали бы бедняжке Лукреции покоя, если бы главная калфа не взяла ее за руку и не увела из общего зала в отдельную и очень уютную комнату выше этажом.
-Сегодня ты будешь спать здесь, а завтра уедешь вместе с принцем, -сообщила добрая женщина. -Тебе очень повезло... и если ты будешь достаточно умной и смелой, то очень скоро станешь здесь госпожой. Однако, бойся завистниц из гарема - ведь все они мечтают о том чтобы наследник падишаха обратил на них свое внимание и будут строить тебе всяческие козни.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-03 21:05:50)

+1

13

[NIC]Lucrezia [/NIC]
[STA]пленница[/STA]
[AVA]http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5di5kFQEI1rqlg3io3_250.png[/AVA]Венецианка пела, не жалея сил и эмоций на свои песни, тем более каждая из них несла в себе какой-то тайный смысл и значение, доподлинно не известное валиде и ее сыну, что дарил не такие уж и скромные взгляды, от которых Лукреция едва не запнулась целых два раза. Естественно, благовоспитанную девушку очень сильно смущало присутствие матери наследника престола, по просьбе которой она и оказалась на этом ужине. Все-таки белокурая девушка чувствовала бы себя спокойней, если бы ее слушал бы сейчас кто-то один: либо Мурад, либо султанша. Да и все ещё помня тот поцелуй в тайном саду, Лукреции было несколько совестно перед госпожой. Одобрила бы она такое? Уж знала наверняка, что ее собственным родителям не хотелось бы подобного для своей дочери. Те были нравственными людьми и почитали христианскую мораль, которая, собственно, и воспрещала телесные контакты между представителями двух противоположных полов, пусть даже и находились такие, что переступали через подобные запреты и жили долгое время в грехе, поддаваясь искушению. И сейчас для белокурой венецианки было одно искушение: наследник престола, которому наверняка даже не следовало смотреть в сторону самой обычной невольницы в гареме. Ведь в своих мечтаниях девушка уже давно не просто любовалась молодым человеком. В своих мечтах он снова находился на непозволительно близком расстоянии к ней, чтобы насладиться не только поцелуем на этот раз…
Лукреция продолжала петь даже тогда, когда Фериде-султан велела сыну приступить к трапезе. В общем, она слышала лишь несколько отрывков фраз из их разговора, хотя и не старалась подслушать их или связать воедино. Напоследок она завела грустную песню, поскольку поняла лишь одно: эмир собрался уезжать. Куда? Увы, но этого она так и не поняла, а поэтому внезапно появившаяся привязанность к молодому человеку дала о себе знать. Определенно ей не хотелось проститься с Мурадом, что так незаметно пробрался в ее сердце. Ведь ей было бы достаточно хотя бы изредка видеться с ним каждое утро, когда он вместе со своим братом направлялся в покои своей валиде, где и завтракало все их многочисленное семейство.
Но, может быть его отъезд пойдет им обоим на пользу? – подобная мысль больно обожгла сознание юной венецианки, что поспешила выполнить пожелание госпожи, как только она дала ей знак остановиться и убрать серебряный поднос с остатками после ужина матери и сына. Практически сразу же после этого, Фериде-султан прихорошилась перед походом к своему царственному супругу, как это обычно и делала. Ну, а Лукреция отправилась в свою собственную постель, когда уже многие девушки спали. Время очень незаметно пролетело для неё, пока она пела, а султанша беседовала с сыном. Но, это было даже к лучшему. Никто не стал расспрашивать девушку о том, что было на ужине господ.
Утром следующего дня, Лукреция занялась обычными делами. Сперва она застелила свою постель, а позже взялась подметать полы, дабы падишах и его сыновья не видели того беспорядка, творившегося на веранде по утру. Тогда же на девушку ожидала кратковременная встреча с принцем, что подарил ей короткий взгляд своих темных, бездонных глаз, от которого в пору было потерять сознание. Вот только были девушки, которые словно бы даже не заметили, кому был обращён взгляд эмира. Они даже завели спор между собой относительно того, кто же среди них удостоился такой высокой чести и кого же мирза призовет к себе на хальвет. Естественно, Лукреция не участвовала в споре. Однако спор и слова девушек-наложниц ее заметно огорчал ровно до тех пор, пока к ней не подошла главная калфа гарема, которая произнесла нечто настолько удивительное, от чего венецианка даже потеряла дар речи.
«Это чем я заслужила такую честь?» - мысленно спросила она у себя, но так и не поторопилась с ответом. Но, подобный вопрос посетил не только светлую головушку Лукреции. Этот вопрос интересовал, пожалуй, всех в гареме и ответить на него она не могла. Только пожала плечами в ответ, глянув на калфу, взявшую ее за руку, чтобы увести из веранды.
- Что это за покои? – спросила девушка у главной служанки гарема, которая и объяснила некоторые нюансы гаремной жизни. Вот только понимала ли эта калфа сейчас, что Лукреция ничего так сильно не хотела, как вернуться домой в Венецию? Правда, это было до того, как они с Мурадом встретились в тайном саду позапрошлым вечером.
Оставшись на какое-то время одной, белокурая девушка задумалась о том, что ее ожидает. Но, пробыть достаточно долго наедине ей не удалось, поскольку две главные ее недоброжелательницы уже поспешили прийти к ней. Вот только зачем? Причин для злорадства у них не было. Однако были причины для зависти, что чувствовалось в каждой их угрозе, скрываемой за сказанными ими словами. Разогнать девушек, заглянувших в покои Лукреции, пришел один из евнухов, который также не постеснялся предупредить венецианку.
- Ты пока еще даже не фаворитка, но изменить это будет только тебе под силу. Так что, постарайся уж там в поездке, - хитро улыбнулся он рабыне, которую и оставил вновь наедине. Вот только оставаться в четырех стенах Лукреции не хотелось. Вот именно по этой причине рабыня отправилась в тайный сад, чтобы сова полюбоваться городом. На этот раз уже погрузившемся в вечерний покой, который ей еще ой как сгодится…
[SGN]http://49.media.tumblr.com/2db9884fbc0a72019f4c484571a6cfd1/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-03 14:52:52)

+1

14

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
После завтрака, Мурад как и всегда направился на урок фикха вместе с младшим братом, где почтенный факих-воспитатель старался обучить юных принцев всем тонкостям исламских законов. Положа руку на сердце - эти уроки действительно были скучноватыми для неусидчивых мальчишек, ведь господин Хаджи требовал запоминать, а так же записывать даже слишком много полезной информации. Обычно наследник престола старался быть очень внимательным и старательным на этих занятиях, однако сегодня его мысли были далеки от правоведения. Как нетрудно догадаться, думал молодой человек об одной очень красивой белокурой девушке, что осмелилась подарить ему поцелуй в тайном саду бывшей валиде. Даже сама мысль о том, что подобное совсем скоро повторится вновь приятно будоражила кровь, заставляя позабыть о внимательности и предаться сладким мечтам - по счастью, строгий учитель этого не заметил, так что старший принц благополучно избежал выговора.
Ну а после скучных лекций по фикху, Мурада ожидали любимые занятия - уроки ратного дела, которые он и его младший братишка, как нетрудно догадаться, всегда посещали с большой охотой. К слову сказать, нынче у обоих принцев была подходящая компания: из города приехал их двоюродный брат, самый младший и единственный сын Хадижи-султан и Селима-паши.
-Я был очень рад, когда отец рассказал что готовит охоту для тебя, -довольно улыбнулся Фарид, взявшись за боевой лук и наложив стрелу на тетиву. -Давно уже пора было устроить нечто подобное... с тех пор как мои сестры вышли замуж, мне ужасно скучно дома. Родители взялись меня воспитывать - и я не раз пожалел, что у меня нет еще братьев или сестер как у тебя. Аллах свидетель, матушка вознамерилась сделать меня ученым человеком и пригласила самых лучших учителей из бухарского медресе.
-Разве это плохо, брат? -рассмеялся Мурад, ловко и точно послав свою стрелу в цель. -Тетушка желает тебе добра... а еще, ей и твоему отцу наверное просто стало скучно, когда Атике и Энже уехали из дома.
-Это ужасно! -ответил Фарид, тяжко вздохнув, чем еще больше насмешил обоих принцев. -Я должен зубрить с утра и до вечера... уж лучше бы моя мать взялась за образование отца - он в свое время предпочитал пропускать уроки ради развлечений. Но я его прекрасно понимаю, потому как скоро от всех этих предметов, которые мне преподают у меня пойдет дым из ушей! Фикх, история, математика, каноническая литература... я умоляю вас, мой мирза - давайте уедем в степь как минимум на неделю? Я даже готов поселится в самой захудалой юрте у кочевников, лишь бы ты спас меня от всех этих ученых людей!
-Неделя вне дворца... не знаю, позволят ли мне нечто подобное, но звучит заманчиво, -наследник престола улыбнулся. Провести столько времени с Лукрецией, без какого-либо присмотра... о таком можно было лишь мечтать. -Я конечно могу попросить разрешения у повелителя отсутствовать более трех дней, но сомневаюсь что он позволит мне это. Недавно мне было поручено присматривать за постройкой новой мечети, что должна быть полностью готова уже в конце следующего месяца. Это очень важное дело и я не могу пустить его на самотек... нужно проследить чтобы у главного зодчего было все что нужно для строительства.
-Я не сомневаюсь в этом... но давай ты забудешь про стройку, зодчего и прочее? -теперь настал черед смеяться Фарида. -Мы едем развлекаться, так что я не желаю слышать о делах!
После стрельбы из лука и упражнений с саблей и щитом, принцы и их гость вернулись во дворец чтобы перекусить и немного отдохнуть во время самой жаркой поры этого долгого дня. Мурад был рад приезду двоюродного брата и искренне любил его за беззаботный и веселый нрав, хотя добрыми друзьями они стали совсем недавно. Фарид был слишком мал, когда семейство наследника престола вынуждено было покинуть столицу и уехать в Кят, но теперь стал отличным товарищем для Мурада и Ахмеда. Обед нынче был накрыт в покоях наследного принца, так что молодые люди могли вдоволь поговорить и конечно же обсудить планы завтрашней увеселительной поездки.
-Я давно уже собирался тебя спросить... повелитель и правда собрался тебя женить? -неожиданно поинтересовался Фарид у наследника. -Просто я слышал как матушка и отец говорили об этом как-то...
-Если не женить, то подобрать мне достойную спутницу, -пожал плечами Мурад, не забывая о своей порции вкуснейшего обеда. -Но почему ты спрашиваешь?
-Просто... я не понимаю зачем тебе женится, если у вас во дворце собраны собраны самые прекрасные жемчужины со всех сторон света, -сын Селима-паши рассмеялся, хитро посмотрев на старшего брата. -Всем известно, что мой дядя-повелитель верен только своей супруге - да продлит Всевышний их дни в покое и благоденствии - так что все эти красавицы могут принадлежать тебе. И если твоим родителям не терпится понянчить внуков, то они могут появится и без женитьбы...
-Я уже выбрал одну-единственную прекрасную женщину, -ответил наследник престола, прекрасно зная что этим только еще больше возбудит любопытство своего неугомонного братца. -Надеюсь что и она захочет быть со мной...
-Не совсем понял, что значит "она захочет"? -Фарид удивленно приподнял брови. -Ты будущий падишах... и если эта женщина принадлежит гарему твоего отца, то все должно быть только как захочешь ты. Не думал что тебе надо объяснять столь очевидные вещи, брат.
Мурад посмотрел на своего кузена, стараясь угадать, шутит он или говорит всерьез, выбрав столь строгий менторский тон - но долго Фарид не выдержал и весело рассмеялся. Наследник же решил переменить тему, начав говорить о завтрашней охоте.
После обеда, прошедшего на весьма позитивной ноте, Мурада ожидали очередные занятия с учителями, так что почти до самого вечера он был занят, как и его младшие сестры и братишка. Родители редко позволяли своим детям сидеть без дела, не уставая напоминать о том, что им итак все достается чересчур легко - так что принцы и юные султанши послушно занимались уроками и старались помогать падишаху и его супруге поддерживать положительный авторитет правящей династии.
Так за ученьем, делами и заботами, незаметно промелькнул еще один день - и после ужина в компании Фарида и Ахмеда, наследник престола пожелал остаться один чтобы пораньше лечь спать перед охотой. Так он сказал своим братьям, однако едва только они покинули его покои, сразу направился в тайный сад, надеясь встретить там свою прекрасную мечту. Предчувствие не обмануло Мурада - Лукреция уже была на большом балконе садовой террасы, откуда можно было увидеть минареты и белые крыши домов благородной Бухары...
-Я сегодня целый день думал о тебе и считал минуты до нашей встречи, -подойдя ближе, молодой человек обнял прелестную венецианку со спины и нежно коснулся губами ее щеки. -Ты рада что уедешь со мной завтра? Мне так хотелось чтобы мы сбежали из дворца вдвоем, что Всевышний решил исполнить мое заветное желание... и теперь я  мечтаю лишь о том чтобы ты стала только моей.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-04 10:04:37)

+1

15

[NIC]Lucrezia [/NIC]
[STA]пленница[/STA]
[AVA]http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5di5kFQEI1rqlg3io3_250.png[/AVA]Принято считать, что с наступлением вечера, за которым следует его спутница и последовательница ночь, все вокруг погружается в безмолвие и тишину, которую нельзя никому нарушить. Однако магия ночи и ее необычайность таится вовсе не в ее немногословности и тишине, которая скорее может напугать, чем удивить или приколдовать. Нет, ночь прекрасна своим звездным небом, на котором звезды, словно россыпь бесценных бриллиантов поверх бархатного отреза ткани. А луна? Луна будто таинственный камушек, венчающий это прелестное и неповторимое украшение, созданное самым искусным среди всех мастеров, ибо каждую ночь ему удаётся все изменять и делать отличимым друг от друга. В прочем, очаровывает не только молчаливое звездное небо, благодаря которому мореплаватели или другие путешественники могут узнать свой путь. Очаровывает песнь соловья, что заводит свою тихую песнь среди листвы деревьев после захода солнца. Он поет громко и достаточно четко для того, чтобы достаточно внимательные слушатели могли запомнить его щелкающие и свистовые звуки. Когда-то и сама Лукреция потворствовала соловью, певшему прекрасных песен в саду возле ее дома. Но, сегодня белокурой венецианке хотелось лишь прислушаться к этой песне удивительной, от части грустной песне, которую, безусловно, дополнял пахучие цветы, высаженных здесь по приказу предыдущей владелицы этого тихого уголка дворца, который также полюбился и Лукреции.
Она улыбнулась той картине, что представлялась ее глазам, прежде чем припомнила слова калфы о том будущем, которое ее могло ожидать. А после вспомнились слова аги, который, собственно, и позаботился о том, чтобы другие рабыни не досаждали ей и не цеплялись. В прочем, все могло закончится очень скоро… быстрее, чем могла предположить сама венецианка, на которую ждало либо возвышение, либо болезненное падение. Вот только, чего хотела сама Лукреция? Поначалу девушка искали лишь свободу. В поисках оной она и пришла в этот сад, где и смогла хотя бы на некоторое время найти призрачную свободу, но без надежды на оную. Все-таки сбежать из дворца, принцессой-невольницей которого мнила себя она, было невозможно. Да и не было того, кто бы спас ее из неволи.
Правда, теперь она не думала даже о побеге. Удивительно, как прочно засел на сердце молодой человек, темно-карие глаза которого с нежностью ласкали ее лицо и силуэт. Она хорошенько помнила о том, кем была для него (всего лишь рабыней, вещью), вот только сердце отбрасывало то, что утверждал разум. Мурат ведь не такой, как все. Он прекрасный принц, в силах которого даровать ей свободу, возвысить ее над гаремом, как говорила ей об этом калфа. Вот только нужно ли было это?
Тихо вздохнув, Лукреция облокотилась на мраморные перила, за которые цеплялись какие-то благоухающие растения, когда к ней незаметно подобрался юный мирза. Она ойкнула от неожиданности, но вовсе не из-за испуга. Даже не подумала убегать из его объятий, ведь весь день не видела его. Глаза все-таки истосковались по нему, как и сердце, постепенно отбросившее ту науку, которую в него вкладывали с самого раннего детства. Все же ей было невольно, как благовоспитанной девушке, находиться так близко к молодому человеку, что даже и не подумывал о том, чтобы отпустить невольницу. Но и не нужно было ее отпускать. Она, как тот соловей, силой завезенный в сад этого дворца, сумела свыкнуться с местом, но главное, полюбила свою золотую клетку.
Поначалу венецианка смутилась из-за слов Мурада, однако вскоре нашла в себе смелости заговорить с ним откровенно, обнажая сердце, пусть это было так не просто.
- Сначала я не знала, куда вы хотите уехать, мой эмир, - произнесла девушка, смущенно глядя молодому человеку в глаза, пока ее щеки наливались красным цветов, словно алые лепестки роз. - Мне было грустно от того, что я больше не смогу видеть вас хотя бы по утрам, когда вы идете через веранду… но, я узнала потом, что вы хотите и меня взять с собой, так почему мне не радоваться? – закончила она свой ответ вопросом, на который не могла дать ответ. Все-таки она и волновалась сильно о том, что же будет погодя, после их возвращения.
Но, тем временем ладонь Лукреции потянулась к щеке мирзы, коей она легонько прикоснулась. Тем более молодой человек, казалось, совершенно не был против подобных вольностей.
- Вы, наверное, не знаете, но я и так принадлежу вам, - несколько наивно сообщила девушка, чем должна было рассмешить принца, губ которого подушечки ее пальцев, любовно коснулись, прежде чем она осознала, что делать подобное ей, наверняка не подобало.
Знай свое место, рабыня! – осеклась девушка, опустив руку, а вместе с ней и взгляд своих светлых глаз.
[SGN]http://49.media.tumblr.com/2db9884fbc0a72019f4c484571a6cfd1/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o2_250.gif[/SGN]

0

16

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Мне очень радостно слышать что ты ждала моего появления в гареме.., -Мурад улыбнулся в очередной раз, заглянув в светлые глаза прелестной венецианки. -А я теперь очень рад, что мой братец оказался таким неуклюжим пару дней назад... быть может это была сама судьба? Мне очень хочется верить в это, Лукреция.
Прикосновение ее пальцем было очень осторожным - словно бы девушка боялась рассердить этим молодого принца, но он с готовностью прижался щекой к ее теплой ладошке. С замиранием сердца Мурад дождался еще одного легкого касания, на этот раз к своим губам и с нежностью поцеловал кончики пальцев Лукреции.
-Вы, наверное, не знаете, но я и так принадлежу вам, -тихо произнесла девушка и поспешно отвела свой взгляд, словно бы позволила себе нечто совершенно недозволенное. Однако, ее простое и очень искреннее признание и было той самой искрой, которой суждено было в эту ночь разжечь костер страсти.
-Еще нет... я хочу чтобы ты была моей душой и телом, -шепнул Мурад, прежде чем притянул Лукрецию ближе к себе и коснулся ее желанных и сладких губ своими. И на этот раз это был вовсе не робкий и осторожный поцелуй, вроде того что наложница подарила наследнику престола в их первую встречу в тайном саду... -Сегодня... сейчас...
По счастью, именно в этот вечер, принцу и его возлюбленной повезло, потому как никто из дворцовой челяди или родных Мурада не заглянул в старинную оранжерею. И на какое-то время дворец падишаха словно бы перестал существовать, как впрочем и все что оказалось за пределами объятий что соединили наследника престола и прекрасную венецианку. Да и они наверное на несколько счастливых мгновений своей близости перестали быть теми кем являлись в этой реальности: больше не было господина и рабыни, а только лишь мужчина и женщина жаждавшие быть вместе больше всего на свете.
-Как хорошо что нас никто не хватился, -шепнул Лукреции Мурад, целуя ее уже после того как волна страсти схлынула. -Я бы очень хотел провести с тобой всю будущую ночь... но нам придется подождать до завтра, чтобы в гареме никто не догадался, что мы нарушили сейчас все возможные правила. Ты будешь думать обо мне сегодня? Я же буду считать минуты до нашего отъезда на рассвете...
Ему пришлось отпустить Лукрецию в этот вечер, как бы не хотелось задержать ее рядом с собой - однако, у нее могли быть неприятности, не окажись она в помещении для рабынь вовремя. Для того чтобы прийти к Мураду, так сказать, по всем принятым правилам, наложницу должны были подготовить и проинструктировать как себя вести подобающим образом. И лишь после этого, с надлежащим сопровождением она могла пройти по золотому пути, чего надо сказать с загородном дворце не бывало уже очень давно. Надо сказать, что этой ночью молодому принцу было сложно уснуть - пережитые недавно эмоции и чувства были еще слишком свежи, а мыслях то и дело возникал нежный образ возлюбленной. Мурад позволил усталости сморить себя лишь поздней ночью и с большой охотой поднялся с постели на рассвете, едва только слуги пришли его разбудить и напомнить об увеселительной поездке.
-Это и есть та прекрасная женщина о которой ты говорил вчера? -поинтересовался Фарид, едва только увидев как главная калфа привела Лукрецию, закутанную в легкое покрывало и усадила ее в заранее подготовленный экипаж, вместе с несколькими служанками. -Неужели ты все еще собираешься ждать пока она захочет быть с тобой? Не сердись... но мне кажется что это глупо - особенно когда на тебя бросают настолько красноречивые взгляды.
-Мой младший братишка вдруг неожиданно сделался знатоком таинственной женской души? -Мурад рассмеялся, прежде чем ловко сесть в седло. -И это при всем при том что ты младше меня. Определенно, тетушка была права когда решила сделать из тебя ученого человека - потому как все основные познания о жизни у тебя уже есть.
-Не настолько как ты думаешь, -улыбнулся Фарид, оседлав своего вороного. -Просто я видел как эта девушка на тебя посмотрела... ты должен разделять и властвовать, а не ждать пока тебе что-либо буде позволено.
Мурад хлестнул камчой своего коня, едва только дворцовые стражники открыли узорчатые ворота, чтобы пропустить кортеж наследника престола. За ним поскакал Фарид и несколько самых лучших телохранителей - далее ехали повозки со всем необходимым для веселого времяпровождения и прочая охрана, которую по случаю усилили едва ли не вдвое. Промчавшись по сонным еще улицам благородной Бухары, принц и его свита выехали из города и направились к охотничьему лагерю, устроенному Селимом-пашой. На этот раз шатры были установлены неподалеку от трех степных колодцев и все было готово для веселых развлечений и отличного времяпровождения. Вооруженная охрана, поставленная в лагере не позволила бы и мыши проскочить в лагерь, так что какие-либо неприятные проишествия были полностью исключены.
-Тебе здесь нравится? -поинтересовался у Лукреции Мурад, едва она только переступила порог его роскошного шатра. -Взгляни как мой дядя славно все устроил... как будто мы оказались в одной из тех волшебных сказок, что я читал в детстве. Кажется, что если потереть одну из этих ламп, то появится джинн и исполнит все наши желания - хотя, признаюсь честно у меня оно только одно.
Взяв за руку девушку, принц притянул ее к себе и обнял, не став тянуть с новым поцелуем о котором мечтал большую часть прошедшей ночи.
-Я очень желал вновь обнять тебя...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-05 06:23:08)

+1

17

[NIC]Lucrezia [/NIC]
[STA]пленница[/STA]
[AVA]http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5di5kFQEI1rqlg3io3_250.png[/AVA]
Наследник престола был всегда окружен всем, что только мог пожелать. Он не знал отказа и, видимо, поэтому так тянулся к тому, что добыть было во дворце сложнее всего – чистую и искреннюю любовь. Все-таки во дворце было слишком много желающих пленить своей красотой мирзу, вот только отдавать свое далеко не каждая наложница торопилась. Но, всегда существуют исключения из правил? И подобным исключением суждено было стать Лукреции. Девушке, что еще пару дней тому назад издалека наблюдала за принцем, пока ее сердце, сопротивляясь, порывалось обратно в Венецию.
Поцелуй, который ей подарил Мурад, был несколько неожиданным для юной рабыни, у которой просто перехватило дух. На какое-то время она даже подумала, что ей не хватит дыхания в груди, но не отрывалась от губ своего принца, страстно целовавшего ее, как никто и никогда ранее. Естественно, белокурая венецианка не осознавала до конца, какой именно смысл юный эмир вкладывал в свои слова. Но она так и не отступилась от него, не оттолкнула, а лишь прижалась теснее, чтобы не упасть, хотя именно сейчас она падала. Падала в котел страсти и любви, пылавшей в их молодых телах, в котором была готова сгореть дотла сегодня.
Молодой человек лишь освободил платье рабыни, слегка послабив его шнуровку, когда она на мгновение замерла. Замерла, но не от испуга, но чтобы предупредить – она чистый лист без греха, которого никто прежде не касался, и будет отныне принадлежать лишь ему одному. Но, вымолвить хотя бы слово, Лукреции было не просто. А в прочем, Мурад ее и без лишних слов понял. Не зря говорят ведь о том, что влюбленные порой могут общаться без слов. Им достаточно порой лишь только одного взгляда, чтобы осознать, что лежит на душе. И нежно улыбнувшись молодому человеку, девушка доверчиво обняла его за шею, после чего медленно спустила с его плеч одежду, когда ее простое платье было уже у ног повелителя ее сердца.
Эта ночь была воистину прекрасной! Птицы пели свою дивную песнь, которую дополнял дивный аромат цветов, расцветавших лишь для ценителей вечернего часа. Вскоре к соловью присоединилась еще одна птица, вот только расслышать ее пение Лукреции уже не пришлось. Стук ее собственного сердца в ритме желания и страсти, заглушал все остальное до того самого момента, когда она обессилено не уложилась рядом с принцем, неустанно дарившего ей поцелуи.
Все это время она будто парила в облаках. Была каким-то неземным созданием, вот только ей, как и всегда, пришлось все-таки опуститься на землю. В гареме ее вот-вот хватятся, и что она им скажет? Хорошо было хотя бы то, что никто не видел ее с принцем. Кто знает, как бы к этому отнеслись слуги, а сама валиде?! Увы, но девушка не знала, лишь с опасением посмотрела на выход из тайного сада, и Мурад это прекрасно понял, подарив еще несколько нежных прикосновений к ее устам, прежде чем выпустить венецианку из своих объятий. Девушка не ответила Мураду, что не хочет уходить сейчас. Она лишь скромно отвела взгляд, прежде чем согласно кивнуть на его вопрос. Вот только будет ли этого достаточно сейчас, когда на душе гуляют настоящие ветры эмоций?
- … если я только усну сегодня, - добавила она, позволив себе заглянуть в темные, словно эта майская ночь, глаза своего эмира, в которые она смотрела еще долго, если бы не пришлось торопиться в гарем. Но, прежде, ей предстояло одеться.
Той ночью Лукреции действительно не спалось. Долго еще она пролежала в постели в тех отдельных покоях, куда ее сопроводила калфа, прежде чем удалось уснуть. Но, как тут было уснуть? Сначала из-за глупых переживаний о том, что кто-то ее искал и не застал в комнате, а после просто из-за пережитого в саду – белокурая девушка просто не знала, как ей отогнать рой мыслей, что так и возвращались к кареглазому эмиру, с которым уже на рассвете сможет увидеться снова. Вот только рассвет все никак не желал приближаться…
Когда же она уснула? Для рабыни это осталось загадкой. Но, наверное, не так уж и рано, раз уж она не сразу поднялась из постели, когда служанки пришли для того, чтобы разбудить ее и привести в порядок. Прежде чем отправляться в путь, Лукреции предстояло еще отправиться в хамам, чтобы отмыться должным образом и благоухать.  Тогда уже необходимо было быстро одеться в красивое платье, подходящее для путешествия, расчесать и уложить волосы, да так, чтобы не заставлять мирзу мучиться ожиданием. Так что, ничего вычурного не было, хотя на всякий случай, если с прической придется что-нибудь сделать, вместе с наложницей отправилась, еще парочка девушек. По крайней мере, так считала белокурая венецианка, которая не думала даже отпускать из своих объятий принца, отправившегося в первую очередь на охоту.
Мурад уже ждал на нее, когда она в сопровождении калф вышла из дворца, а с ним был еще один молодой человек, которого раньше рабыня не видела. Но, она даже не обратила на него особенного внимания, поскольку у них с мирзой было всего, да ничего времени, чтобы обменяться взглядами и кроткими улыбками. Путь ждал на них, при этом не такой уж и ближний, так что без лишних церемоний, они расселись по коням и повозкам, чтобы отправиться в путь. Там в повозке Лукреция могла еще хотя бы немного подремать, благо тишина и даже сама погода не противились подобному. Именно поэтому девушка и проснулась к моменту, когда лошади остановились и ей сказали выходить.
- Здесь очень… необычно, но красиво,- осторожно ответила девушка, как только Мурад поинтересовался ее мнением относительно того, что она могла видеть. – Никогда не видела ничего подобного, - добавила она, прежде чем молодой человек вновь не притянул к себе, чтобы поцеловать. В точности, как целовал ее поздним вечером в саду.
Так на какое-то мгновение в шатре мирзы и воцарилась снова тишина, которую нарушали лишь голоса извне.
- Надеюсь, я не помешаю вам охотиться? – спросила она осторожно, хотя в действительности, ее эгоизм требовал совершенно иных слов. Ей ведь так хотелось сказать принцу о том, как ей не хочется его отпускать, не хочется оставаться одной в шатре и терпеливо ждать…
[SGN]http://49.media.tumblr.com/2db9884fbc0a72019f4c484571a6cfd1/tumblr_n7l1dkxGQm1qhkkp7o2_250.gif[/SGN]

+1

18

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Неужели тебе хочется чтобы я ушел? -улыбнулся наследник престола, крепче обняв Лукрецию. -Охота подождет... как и весь этот мир, потому что больше всего на свете я желаю быть с тобой. И теперь ты только моя...
Мурад был рад возможности наконец-то позабыть о придворных правилах и прекрасно знал, что никто не посмеет побеспокоить его - прислуга и охранники прекрасно успели заметить, что мирза ушел в свой шатер вовсе не в одиночестве. Так что не тратя зря драгоценного времени и лишних слов, молодой человек стянул легкое покрывало со своей возлюбленной и ослабил шнуровку ее нового шелкового платья, после чего оно соскользнуло на мягкий ковер. Время вновь изменило свой привычный бег для принца и его возлюбленной и на этот раз они могли не не спешить и отведать взаимного удовольствия сполна, позабыв о возможных и ненужных свидетелях.
Ну а пока наследник престола позволил себе уединится с прелестной венецианкой, его младшему братцу ничего не оставалось кроме как поехать на охоту в гордом одиночестве - не зря же ее так старательно готовили? Фарид прекрасно провел время, радуясь тому что не нужно будет в ближайшее время корпеть над книгами, чтобы не приведи Всевышний не рассердить ненароком свою добрую матушку. Хадижа-султан умела быть строгой если это было необходимо, не только с любимым мужем, но и единственным сыном, который по ее мнению даже слишком любил развлекаться. Сестра падишаха желала видеть Фарида уважаемым государственным мужем в недалеком будущем и прекрасно знала что этого он сможет добится лишь если будет очень стараться и пополнять свой багаж знаний. Нельзя ведь попасть в совет дивана, если постоянно бить баклуши или развлекаться с девицами? Юный племянник повелителя слушая все эти мудрые наставления своей матери, не раз уже мог сказать что вовсе не государственной службы жаждет его душа - то ли дело армия? Слава, почет, защита великого государства и при этом без какой-либо дурацкой зубрежки. Надо ли говорить как Фариду нравились уроки ратного дела?
-Всевышний, благодарю тебя за этот день... я так мечтал о чем-то подобном - последних месяца три точно, -с чувством выдал сын Селима-паши, когда после охоты приказал своим людям возвращаться в лагерь. -Благословенная свобода... эх... так бы всегда?
-Простите за любопытство, господин, -поинтересовался один из приближенных телохранителей. -...мы думали что наш мирза - да продлит Всевышний его дни - поедет вместе с вами. Осмелюсь спросить, что-то случилось?
-Нет, просто у нашего мирзы сейчас совершенно другая и куда более приятная охота, -рассмеялся Фарид и видя замешательство воинов, поспешил пояснить. -Он плохо выспался и хотел как следует отдохнуть. Уверен что завтра мирза Мурад обязательно ко мне присоединится.
-Как скажете, господин... просто ваш отец приказал нам не спускать с вас обоих глаз, поэтому мы и удивились когда вы пожелали поехать один, -ответил телохранитель, учтиво и почтительно поклонившись. Ну а Фариду оставалось лишь улыбнутся - еще бы его отец не приказал как следует охранять Мурада! С самого своего рождения, наследник престола принадлежал не столько себе и своим достойным и добрым родителям, сколько государству... и он не просто сын повелителя вселенной, но будущее для всех добрых хорезмийцев.
Естественно, Мурад в этот самый момент даже и не подозревал что его персона стала предметом беседы для его двоюродного брата и верных его отцу воинов. У него действительно было куда более приятное и интересное занятие, нежели с утра пораньше гоняться за джейранами по степи. После очередного раунда долгой и безмерно сладкой близости, он нежно поцеловал Лукрецию, прежде чем устроится рядом с ней на атласном покрывале и немного перевести дух.
-Когда мы вернемся во дворец моего отца, для тебя многое изменится, милая, -Мурад улыбнулся, повернувшись к своей наложнице и прикоснувшись ладонью к ее щеке. -Все узнают что ты стала моей и тебе не придется больше жить на террасе вместе со всеми. У тебя будет собственная комната и прислуга... а еще, мы будем проводить вместе все наши ночи. Еще, я должен дать тебе новое имя - и мне подумалось, что оно должно быть с особенным смыслом.
Наследник обнял прелестную венецианку и прежде чем продолжить говорить, подарил ей очередной долгий и полный нежности поцелуй.
-Надеюсь тебе понравится мой выбор, луна моя, -принц хитро улыбнулся. -Услышав твое новое имя каждый в гареме и во всем дворце, сразу и без лишних вопросов будет знать что ты принадлежишь только мне. Так что с этой минуты тебя зовут Амира*...

Амира* - принцесса, повелевающая.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-06 20:10:16)

+1

19

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]
[float=left]http://funkyimg.com/i/2bumC.png[/float]- Нет, что Вы, мой эмир… - тут же поспешила ответить рабыня, подведя взгляд своих светлых глаз на принца, крепко обнимавшего ее за талию, чему она совершенно не противилась, предвкушая повторную вспышку страсти, приведшую накануне вечером в саду к чему-то совершенно непредвиденному и неожиданному. Лишь сначала белокурая венецианка ощущала некую боль, однако уже вскоре ей довелось побывать на небесах, спускаться с которых ей так не хотелось. И разве после этого она могла отказаться снова побывать на вершинах блаженства, из которых не хотелось уходить?
– Мне бы хотелось, чтобы вы всегда были рядом со мной, но я прекрасно понимаю, как эгоистично мое желание. К тому же, Ваш кузен наверняка будет скучать без Вас, - добавила она, выложив все то, что лежало у нее на сердце. И что к этому следовало добавить?
В прочем, Мураду нечего было добавлять или отнимать. Одним осторожным движением руки молодой человек заставил легкое шелковистое покрывало соскользнуть вниз, упав им под ноги, куда следом за ним вскоре отправилось и новое красивое платье, в которое нарядили наложницу в гареме этим утром. Девушка задрожала, но вовсе не от страха. Предвкушение новых ласк и трепетное ожидание вместе с легкой прохладой этого дня, прикасались к нежной коже юной венецианки, осторожно отвечавшей на каждый поцелуй и каждую ласку молодого человека, пожелавшему на этот раз не торопиться в своем обладании, как это вчера. Он осторожно изучал ее тело, проложив дорожку из поцелуев от ее плеча к шее, а после этого подарил долгий требовательный поцелуй своей рабыни, после которого пришел за ней черед. Теперь она, набравшись смелости, да и раскрепостившись снова, начала осторожно избавлять высокородного молодого человека от его богато вышитых одежд, что тяжкой грудой присоединились к ее платью и покрывалу, скрывавшему длинные белокурые волосы и лицо.
Они были единым целым снова и снова. Каждый раз, с трудом отрываясь для того, чтобы передохнуть перед очередной порцией приятной близости, воспоминания о которой будут будоражить воспоминания, и подогревать кровь перед очередной близостью, они возвращались друг к другу с того, из чего начинали.
Нет, Лукрецию не так воспитывали дома, в далекой Венеции, откуда ее увезли однажды пираты. Девушка знала, что была другой дома – домашняя Лукреция не позволила бы себе такой вольности с молодым человеком, которую допустила по собственному согласию накануне вечером. Теперь от белокурой венецианки по имени Лукреция, дочери купца, не осталось и следа. А если только кто-то мог узнать в чертах этой девушки-рабыни схожие качества с той чужестранкой, то наверняка обознался. Теперь она переродилась и была верной наложницей своего господина, перед которой стояла лишь одна задача: угодить ему, заставить быть его счастливым рядом с ней, ведь другого она более не желала для себя. Наука в гареме оказалась не такой сложной, как могло показаться раньше, когда воспоминания о родном крае теребили сердце, боль в котором удалось заглушить лишь при помощи любви.
Прикрыв на какое-то мгновение глаза, девушка пыталась привести в порядок свое дыхание. Но, когда открыла свои светлые глаза, чтобы взглянуть на своего возлюбленного, он попросту устроился рядом с ней, нежно прикоснувшись ладонью к округлой щеке, на которой пылал румянец, причиной появления которого на этот раз было явно не смущение. И Лукреция улыбнулась ему своей нежной улыбкой, урвав возможность поцеловать ладонь губами, которыми добралась достаточно ловко и быстро, не встретив никакого сопротивления. Именно в этот момент Мурад и решил заговорить о будущем, которое ожидало их во дворце, и тихо вздохнула в ответ. Думать о том, как быстро пролетят эти несколько дней в степи, ей совершенно не хотелось. Все-таки дворец был ей все еще чужд. К тому же, многие девушки отдали все на свете, чтобы оказаться сейчас на месте венецианки.
- Я знаю. Мне говорила одна калфа, что все скоро поменяется, и это меня пугает – я одно мгновение я заполучу весь гарем в своих врагах, ведь каждая наложница хотела бы подарить тебе себя, - решив не сотрясать попусту воздух, девушка сказала все, как есть. Да и разве не этого хотел бы от нее Мурад? – Мне страшно, что я буду делать, когда останусь одна. Обещай, что никогда не оставишь меня одну, - обратилась она, но мирза довольно-таки в скором темпе добавил нечто такое, от чего ее тонкие брови приподнялись в изумлении.
- Я думала, что человек получает имя лишь в начале своего жизненного пути… - ухмыльнулась она осторожно, глядя на Мурада, прежде чем озвучить последующие свои мысли. – В прочем, рядом с тобой я словно родилась заново, поэтому я приму любое имя, которое ты сочтешь подобающим, - добавила она, замерев на месте, пребывая в нетерпеливом ожидании своего нового имени так, будто бы оно должно было стать ее новой кожей. – Амира… красиво так звучит, - произнесла она, приподнявшись с подушек так, чтобы подарить эмиру сладкий поцелуй, который в итоге привел к очередной вспышке близости, за которой пришло приятное изнеможение и сладкий непродолжительный сон, от которого их разбудило ржание лошади неподалеку. Это свидетельствовало о том, что кое-кто вернулся из охоты, а потому следовало сделать небольшую паузу, оставив сил еще на ночь. В прочем, влюбленным еще бы пригодилось немного подкрепиться, о чем и следовало отдать распоряжения Мураду.

[SGN]http://funkyimg.com/i/2bumH.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-05 18:46:44)

+1

20

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bi6U.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Ты никогда не останешься одна, клянусь тебе, -принц улыбнулся своей милой возлюбленной. -И как только мы вернемся во дворец моего отца, все в гареме будут знать что ты принадлежишь мне, так что калфы будут следить за тем чтобы остальные девушки не вредили тебе. Я не позволю никому обидеть тебя, ты же знаешь...
Мурад постарался успокоить Амиру, однако прекрасно знал, что она права и теперь весь гарем будет завидовать ей и стараться подстроить различные пакости. Наложницы были прекрасно осведомлены, что им не светит осчастливить повелителя, так что единственным способом возвысится для них была постель одного из принцев. На их несчастье младший сын падишаха был еще слишком мал чтобы предаваться любовным утехам, так что все внимание девушек было отдано наследнику. Та кого он выберет для себя, станет госпожой над остальными - а если подарит принцу дитя, то вполне может стать султаншей. В истории Хорезмского царства бывали подобные примеры, когда супругой повелителя вселенной становилась женщина из другого государства и изначально другой веры.
Так что, учитывая все вышеизложенное можно не сомневаться, что жизнь белокурой венецианки капитально изменится после ее возвращения в загородный дворец и Мурад мысленно пообещал самому себе, что сделает все чтобы его принцесса была в  безопасности. К тому же, скоро хорезм-шах должен был отправить своего первенца в одну из провинций своего великого государства, дабы тот мог набраться опыта управления и принятия важных решений - молодой человек не собирался уезжать без своей любимой, о чем и собирался сказать своим родителям после возвращения с охоты.
-Существует один древний обычай, луна моя... скоро я получу от отца пост наместника одного из городов и тогда мы с тобой уедем и сможем жить так как нам хочется, -тихо сказал принц, притянув Амиру ближе к себе. -Я рад что тебе нравится твое новое имя... и мы оба родились заново когда обрели друг друга. Мне хочется всегда быть с тобой, любимая...
Мурад вернул своей наложнице очередной жаркий поцелуй, после чего охотно поддался ее объятиям, в результате чего они вновь остались почти без сил после очередного раунда любовных ласк. Наследник престола сладко заснул, обнимая Амиру и проснулся уже ближе к вечеру, услышав ржание лошадей вне шатра и следовательно непутевый братец Мурада уже успел как следует поохотится?
-Я ненадолго тебя покину и распоряжусь насчет нашего ужина, -шепнул сонной Амире на ухо принц, прежде чем заставить себя подняться с мягких подушек и шелковых покрывал. Одевшись, Мурад вышел из шатра и тут же увидел довольного брата и правда вернувшегося с богатой добычей.
-По-моему будет уместно сказать вам "доброе утро", мой мирза? -рассмеялся Фарид, обернувшись и увидев принца. -Полагаю, тебе удалось задуманное и ты провел время не хуже чем я? Хотя... разве можно тут сравнивать - наверняка намного лучше, раз уж ты предпочел общество своей райской гурии.
-Я надеюсь ты не обиделся на меня, из-за того что я бросил тебя одного? -поинтересовался Мурад, рассмеявшись после слов братца. -Завтра я обязательно поеду вместе с тобой на охоту, но сегодняшний день и вечер будут целиком и полностью принадлежать только Амире.
-Ты забыл сказать про ночь, -хитро улыбнулся Фарид. -Я нисколько не обижаюсь, но все же ловлю тебя на слове насчет завтрашней охоты. Должен же ты в конце-концов позволить бедной девушке хоть немного передохнуть?
-Брат-брат... еще одно подобное слово и я обязательно посоветую тетушке нанять тебе еще парочку учителей, -наследник престола усмехнулся. -Намекну ей как бы невзначай, что ты вполне достоин звания доктора философии или богословия...
-Я все понял и послушно умолкаю, мой мирза, -сын Селима-паши картинно поклонился своему старшему брату. -Если матушка захочет сделать из меня еще и философа, мне останется только одно - умереть от горя среди всех этих непонятных книг и трактатов. Поэтому я буду самым вежливым и почтительным человеком во всем Хорезме... надеюсь, повелитель земли и времени простит мне мою неподобающую дерзость?
-Так-то лучше, -улыбнулся Мурад, после чего развернулся к смотрителю дворцовой кухни (в данном случае можно сказать - походной), что смиренно дожидался пока мирза обратит на него свое внимание. -Подайте ужин в мой шатер, но не вздумайте шуметь - моя луна еще сладко спит и я желаю сам разбудить ее.
Поклонившись, смотритель тут же исчез и отдал распоряжение слугам, что тут же ловко и быстро сервировали ужин для сына падишаха на низеньком мраморном столике. Расставив все блюда, они тут же исчезли, так что наследник престола мог насладится трапезой лишь в компании своей возлюбленной. Так, беззаботно и весело пролетели те несколько дней, что падишах и его супруга позволили провести своему сыну вне дворца. Наконец настало время возвращаться (что весьма расстроило весельчака Фарида), потому как Мураду следовало вернутся к важным делам что поручил ему отец. Ну а что же гарем?
После того как белокурая венецианка неожиданно уехала вместе с принцем, остальные девушки не знали что и думать. Как же так вышло, что эта тихоня привлекла внимание молодого мирзы? Вопросов стало еще больше как только стало известно что главная калфа распорядилась приготовить несколько смежных комнат выше этажом чем основное помещение в котором жили девушки - естественно, самые смелые наложницы не удержались и сунули в эти покои свои любопытные носы.
-Гюльфем-калфа, для кого все это? -осмелилась поинтересоваться одна из итальянок. -Здесь все так красиво устроено... почти как в покоях Зульфии-султан и ее сестер. Я часто прислуживаю ей...
-Эти комнаты теперь принадлежат фаворитке нашего мирзы, -совершенно бесстрастным тоном ответила старшая калфа и затем прикрикнула на рабынь, что заканчивали подготовку. -Скорее девушки, что вы так копаетесь? Амира-хатун уже вернулась во дворец и я хочу чтобы все было готово к ее приходу!
-Амира? -недоуменно переспросила все та же наложница, за что и удостоилась недовольного взгляда от старшей калфы. -Подождите... вы же не хотите сказать что Лукреция получила новое имя?!
-Я ничего не обязана тебе объяснять, глупая девчонка, -оборвала рабыню Гюльфем. -У тебя нет никакой работы? Когда я здесь закончу, то обязательно добавлю ее тебе...
Гаремные сплетницы поспешили покинуть покои фаворитки и сделали вид что вернулись к своим занятиям... но уже несколько минут спустя уселись рядом и стали обсуждать последние новости.
-Если принц дал Лукреции новое имя, то значит она уже побывала в его постели.., -тихо сказала одна из девушек. -Интересно, что она такого сделала, что он выбрал именно ее? Теперь мы дождемся того что эта тихоня начнет тут распоряжаться и приказывать нам!
-Ей не позволят распоряжаться здесь... по крайней мере пока она не родит принцу ребенка, -ответила вторая наложница. -Вы прекрасно знаете какие здесь правила...
-Наша тихоня провела с принцем почти что неделю... так что вполне возможно что совсем скоро мы услышим радостную новость, -криво усмехнулась любопытная итальянка, посмотрев на своих подруг. -И тогда даже сама Фериде-султан не сможет ей помешать начать здесь командовать! Вы этого хотите?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-07 23:13:17)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Золотая клетка, любви не удержит