Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Золотая клетка, любви не удержит


Золотая клетка, любви не удержит

Сообщений 21 страница 40 из 60

1

http://99px.ru/sstorage/41/2011/06/image_410706112056516611565.jpg

- - - - - - - - - - - -
Наследник престола Хорезмского царства и одна из его наложниц
Мурад и Лукреция
13 век
два года спустя после событий Тысяча и одна ночь
- - - - - - - - - - - -
Амин стал падишахом, как и предполагалось.
Теперь ему предстоит править царством, как это до него делали его предки, тогда как Фериде предстоит править гаремом и оберегать мужа от дворцовых интриг.
Но, как же дети?
Дети постепенно растут и им только предстоит сделать удивительный сюрприз всем вокруг - выросли! Пора уже постепенно входить в дела взрослых.

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-14 14:37:49)

+1

21

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]
На самом деле уезжать обратно во дворец наложнице не хотелось. Она с какой-то особенной внутренней грустью провожала взглядом просторную степь, в которой свободно бегали прыткие и пугливые джейраны, гулял и ерошил волосы, портя прическу, ветер, но главное, ощущалась свобода. Здесь не было никого кроме молодого человека и его влюбленной спутницы, которые охотно делились теплом своих тел друг с другом, но главное дарили нежность и любовь, без которой все могло по возвращению обратно потерять смысл. Однако с каждой следующей проведенной вместе минутой, девушка осознавала, как сильно успела полюбить эмира, пленившего ее сердце, которому более не нужна была свобода. Только он, взгляд его карих глаз и нежная улыбка, которая принадлежала ей, Амире-хатун, не Лукреции или кому-то еще в гареме, где теперь будет не скрыть случившейся перемены в рабыне, прибывшей из Венеции два года назад. И встречи с теми наложницами-рабынями, которые проживали на веранде в ожидании, когда принц призовет одну из них, будет не избежать. Однако у всего есть свое начало и свой конец. И тем радостнее проживать каждый миг на этой земле, поскольку никогда он не повторится. Убежит, но не даст себя поймать.
Проведенные дни в степи, которую наложница видела лишь только из шатра Мурада, внутри уютного шатра повелителя своего сердца, Амира запомнит на всю жизнь. Именно здесь она ощутила себя не просто желанной или любимой, но начала жить новой жизнью, которой у нее не могло быть нигде более. Именно здесь она получила не одно обещания о счастливой и безоблачной жизни уже в скором будущем, которое наступит даже раньше, чем сможет себе представить. И только эти рассветы и закаты, подожженные свободным солнцем степи будут жить в ее воспоминаниях, неотрывно связанные с мирзой, ведь кто знает, когда еще им удастся повторить такую поездку-побег.
Говорят, что путешествовать домой всегда проще – дорога стелется ровной стежкой даже там, где непроглядные препятствия или преграды. И действительно, обратный путь во дворец не занял так уж и много времени, хотя повозки ехали неспешно, чтобы доставить ценную наложницу без тряски в гарем, а Мурад несколько раз возвращался к ней, чтобы поинтересоваться, как ей проходит для нее путь. Она всегда ему улыбалась, уверяя в том, что все хорошо, хотя на сердце ее было не спокойно. И на это были более чем весомые причины. О ее появлении огласили, видимо, заранее, поскольку девушки-рабыни встретили Амиру, выстроившись по обе стороны веранды, через которую она проходила на второй этаж, где и располагалась ее комната. Туда же и внесли сундуки с одеждой и подарками, которые получила во время путешествия с наследником хорезмского престола, который обещал на следующий день ей новую встречу.
- Смотри, как зазналась наша Лукреция, - ухмыльнулась одна из итальянок, глядя на то, как смирная и тихая наложница уже возвысилась над всеми.
- Наверняка она захочет наведаться в хамам, после стольких дней, проведенных в степи, - кивнула другая, ехидно улыбнувшись при этом.
- Нужно проведать и напомнить ей о своей признательности, - согласилась со своей подругой итальянка, после чего они дождались лишь нужного часа, когда Амира вместе со своими новыми служанками, приставленными к ней наверняка самой главной калфой, отправилась в хамам.
- Как же быстро ты зазналась, Лукреция, - упрекнула наложницу, темноволосая рабыня, подойдя к светловолосой любимице молодого наследника. – Даже не поприветствовала своих подруг…
- Подруг? – несколько удивленно спросила рабыня у таких же наложниц, как и она сама, которым, правда, судьба не улыбнулась, как ей.
- Может быть, расскажешь, как тебе удалось так быстро понравиться мирзе?
- Расскажи, как он хорош в постели?

Словно ядовитые змейки наложницы обступили Амиру со всех сторон, задавая далеко не самые лицеприятные вопросы, на которые она попросту не могла ответить. Не могла, да и не хотела, в конце концов! Перед ней стояли вовсе ведь не подруги, а конкурентки, мечтавшие оказаться на ее месте. Так с чего бы стало ей делиться чем-то с ними?! Когда просвистела одна пощечина, хатун даже и не поняла сначала. Она просто ударила девушку со слишком длинным языком, а потом … потом началась настоящая драка, в которой она оказалась далеко не победительницей и спасла ее в этот момент, пожалуй, только одна из старших калф, заглянувших в хамам из-за исходившего шума оттуда, по всей видимости. Но, так считала Амира, тогда как действительность была другой.
- Зря ты ввязалась в эту драку… - прошептала тихо калфа. – Фериде-султан желает тебя видеть. Так что, давай собирайся и пойдем к ней, не стоит заставлять султаншу ждать, - добавила женщина, на что Амира лишь тяжко вздохнула. Она чувствовала, что наверняка разбила губу во время драки с теми рабынями, задиравшими ее и показываться в таком виде матери Мурада ей не хотелось. Как и объясняться перед ней о причинах появления этого на ее лице.
Приведя себя в порядок и постаравшись скрыть свои недостатки всеми доступными ей средствами, девушка отправилась к султанше, что встретила ее сидя на тахте. Поклонившись главной женщине в гареме, Амира не поднимала взгляд своих светлых глаз, пока ей не было велено.
- Мой сын выбрал для тебя красивое имя, Амира, - обратилась к наложнице сына Фериде. – В прочем, я и довольна тем, что он выбрал именно тебя: оставайся такой же тихой и кроткой, как ты была и раньше. И не реагируй на других наложниц, как сегодня. Мне доложила обо всем калфа – я не стану тебя ругать, но и не за что мне тебя хвалить. Если будешь вести себя более спокойно -  облегчит тебе жизнь здесь. Об остальном я позабочусь, так как не позволю никому прикасаться к любимице сына, - добавила султанша, которой уже было известно о том, что случилось в хамаме. Из-за этого Амире стало очень стыдно.
- Прошу, простите меня… - выдала она, но султанша жестом своей руки остановила ее.
- Я не сержусь, чтобы прощать. Но, впредь такого не должно случиться, ведь ты может быть, уже носишь моего внука. Больше гуляй, хорошо питайся, ни о чем не беспокойся и высыпайся – это все, чего я от тебя хочу. А теперь ступай к себе и отдохни хорошенько. Я хочу до отъезда сына услышать благую весть, - произнесла султанша, на что Амире было нечего ответить. Девушка только поклонилась госпоже, после чего вернулась в свои покои, где на нее уже ожидал теплый ужин и мягкая постель. Только вот ноги тянуло вовсе не к постели, после ужина, а в сад, где наложнице хотелось снова увидеть своего возлюбленного.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bumH.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-07 21:05:19)

+1

22

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2byTm.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Мой господин... простите, но вы приказали разбудить вас на рассвете, -раздался чей-то голос и Мурад неохотно открыл глаза, посмотрев на почтительно склонившегося слугу. -Вы пожелали выехать пораньше чтобы быть в столице к полудню...
-Хорошо, ступай.., -принц сонно махнул рукой, а когда слуга исчез, огляделся по сторонам и поначалу даже не понял где находится. Над головой возвышался роскошный шатер, совершенно не похожий на уютную и красивую спальню, в которой Мурад и Амира жили в Самарканде. Удивительно, но по воле судьбы, наследник престола был назначен наместником в родной город своей мудрой и справедливой матери и поселился в том самом дворце, где некогда прошло ее счастливое и беззаботное детство.
С момента отъезда из столицы прошел уже целый год - и весь этот год, Мурад и его возлюбленная провели вместе, ровно до того момента пока из Бухары не пришло приглашение приехать на празднование для рождения падишаха. В загородном дворце, как и во всем хорезмском царстве готовился пышный и веселый праздник - и естественно, Амин пожелал видеть рядом любимого старшего сына в этот знаменательный для всего семейства день. Пару дней назад, молодой наместник отдал приказ собираться в столицу и нынче ночью был последний привал перед тем как предстать наконец перед родителями. Вот только как следует отдохнуть Мураду и его единственной и любимой женщине так и не удалось - они не стали изменять себе и провели эту самую ночь, сгорая в объятиях друг друга.
Он улыбнулся, повернувшись к сладко спавшей Амире и отведя в сторону волны ее мягких шелковистых волос, нежно поцеловал ее в шею, обняв со спины и скользнув ладонью немного ниже ее живота. Порой они даже сами посмеивались над собственной ненасытностью в любви... но не могли долго находится вдали друг от друга и каждый раз, закончив с делами государственной важности, Мурад неизменно спешил к любимой.
-Как же не хочется вставать.., -шепнул принц на ухо своей еще очаровательно-сонной возлюбленной, нежно обняв ее и при этом коварно продолжив свои ласки. -...но думаю что у нас есть немного времени, пока будут сворачивать походный лагерь? Поцелуй меня, милая...
Так вышло, что надежды наследника престола прибыть в Бухару к полудню немного не оправдались по понятным причинам. Обнимая Амиру он способен был забыть буквально обо всем на свете и теперь надеялся, что отец не обидится на своего старшего отпрыска. И конечно же, Мурад и подумать не мог, что этим утром его родители завтракали наедине и предметом их беседы была именно его персона.
-Жаль что наш мальчик теперь так далеко от нас.., -вздохнула Фериде, уютно устроившись на подушках рядом с супругом. -Целый год мы не видели его... я прошу тебя, любимый, позволь ему побыть в столице подольше? Я истосковалась по сыну...
-Ты прекрасно знаешь, что у него теперь есть обязанности, с которыми он превосходно справляется, -улыбнулся обожаемой супруге падишах. -Пойми, он должен набираться опыта управления и учиться принимать самостоятельные решения. Но... хорошо - я позволю ему остаться при дворе на пару недель, только ради тебя.
-Благодарю тебя, мой дорогой, -султанша, ответно улыбнулась, прижавшись к плечу мужа. -К тому же, есть еще одно деликатное дело, которое следует решить как можно скорее... Я надеялась что за этот год наш Мурад станет отцом, но этого не случилось. Знаю как преданно и сильно он любит свою Амиру... но что если она бесплодна? Наш сын не заслужил подобного...
-Значит тебе придется поговорить с ним и объяснить как ему следует поступить, -ответил Амин, посмотрев на жену. -Если она действительно не может подарить ему детей и он при этом желает остаться с ней - я  готов это позволить. Однако ему придется взять еще наложницу либо выбрать себе достойную супругу...
Пару часов спустя, венценосное семейство радостно встретило Мурада и казалось что счастливым объятиям не будет конца и края - особенно старались Ахмед и семилетняя Руми, соскучившиеся по старшему брату.
-Пожалуйста не уезжай больше? -попросила младшая сестренка, после того как Мурад не один раз ее расцеловал. -Я хочу чтобы ты был с нами, как раньше...
-Я тоже хочу чаще видеть тебя, брата и сестер, моя любимая, -улыбнулся принц, обнимая Румеису. -Но скоро мне надо будет возвращаться обратно в Самарканд - я надеюсь что когда-нибудь ты тоже увидишь этот прекрасный город. Дворец в котором росла наша валиде очень красивый и строился по особому заказу деда султана Мансура.
-Я рада что тебе понравился мой родной дом, -дождавшись своей очереди обнять любимого сына, Фериде-султан не могла сдержать слез радости. -Столько всяческих событий связано с ним... как хороших, так и грустных - порой я скучаю по старому дворцу.
-Тогда вы обязательно должны как-нибудь навестить меня, мама, -Мурад нежно обнял любимую мать. -Мы с Амирой подготовим для вас и повелителя самые лучшие покои и вам не захочется уезжать! 
Как и полагалось по правилам дворцового этикета, Амира должна была подождать пока принц поздоровается с родными и лишь потом поприветствовать их как полагается.
-Надеюсь путешествие не было слишком утомительным? -поинтересовалась у наложницы брата Зули. -Сегодня в честь дня рождения повелителя в гареме будет большой праздник и мы будем очень рады видеть там тебя. Правда, валиде?
-Конечно, -согласно кивнула Фериде-султан, после чего взяла сына под руку. -Удели мне несколько минут наедине? Мне нужно поговорить с тобой о чем-то очень важном.
Мурад последовал за матушкой в ее покои и послушно выслушал ее, как и подобает преданному и почтительному сыну. Конечно же он понимал причину ее беспокойства... но даже и представить не мог другую женщину на месте Амиры, так что он даже дерзнул поинтересоваться, решила бы мать эту ситуацию таким способом, если бы Всевышний не дал ей возможности родить своих детей?
-Мне было бы очень больно, потому что я люблю твоего отца больше собственной жизни.., -тихо, но твердо произнесла султанша, -Но я ни за что на свете не лишила бы его радости стать отцом... и благодарю Аллаха, за то что не послал мне подобной участи. Пойми, мой дорогой, что ты должен продолжить наш славный род - и я думаю что Амира сумеет понять и принять твой долг перед государством.
-Вы любите отца, а я так же сильно люблю Амиру... разве я могу сказать ей, что желаю разделить постель с другой? -Мураду оставалось лишь вздохнуть. -Я не хочу разбивать ей сердце...
На этот раз настал черед супруги повелителя тяжко вздохнуть. Похоже что уговорить упрямого сына быть благоразумным могла только Амира... и Фериде решила пригласить ее к себе перед праздником в гареме.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-08 17:37:29)

+1

23

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]
Где проходит эта тонкая грань между сновидением и реальностью? Казалось бы, действительность, в которой мы живём ежедневно, не может быть такой же сладкой, как самый удивительный сон, просыпаться от которого так не просто. Да и позабыть о нем не просто. В прочем, последний год, проведенный рядом с Мурадом для Амиры был в действительности будто тот сладкий сон, от которого кругом шла голова, а в сердце пели райские птицы. На душе у девушки-невольницы было так беззаботно и радостно, что ничто, казалось, не могло огорчить ее или заставить уронить хотя бы слезинку. И это несмотря даже на то, что рабыня уже совершенно позабыла о своем доме в далекой и такой недостижимой Венеции, где остались где-то там ее родные. В прочем, теперь ее дом был здесь, рядом с любимым принцем, который даже во сне обнимал ее и согревал своим телом.
Она тихо выдохнула, ощутив прикосновение губ своего горячо любимого мирзы на своей шее, пока по телу протекла блаженная и сладкая истома, заставившая наложницу тихо выдохнуть, потянувшись при этом под одеялом, которым лишь где-то ближе к рассвету, ощущая приятную негу усталости, влюбленные укрылись. Но ласки любимого на этом не прекратились. Видимо эмиру захотелось, не смотря даже на необходимость торопится в столицу, получить желаемую порцию близости, прежде чем им придется снова отправиться в путь. И нужно сказать, девушка была совершенно не против подобного развития событий. Вскоре ее глаза открылись, и она повернулась лицом к Мураду, чтобы вначале подарить ему длительный поцелуй, за которым последовали ответные ласки, прервать которые было не так уж и просто. Тем более столица никуда же не денется от них.
Наверное, наложница действительно приспала свою бдительность и была слишком беззаботна, полагая, что за то время, которое они с мирзой проведут в столице, ничего плохого не случится. Все-таки они ехали в столицу лишь на несколько дней, дабы поприветствовать падишаха с его юбилеем, а после него они вновь вернутся в свой рай на земле. Амира действительно в это верила, позабыв о том, как порой не просто бывает во дворце, в котором каждый завидует тебе и желает быть на твоем месте.
Последовав за Мурадом, девушка склонила голову перед встречающей их семьей повелителя и не поднимала глаз даже тогда, когда слышала приветствие Фериде-султан, что происходила родом из Самарканда, той самой области, в которой был наместником ее старший сын. Естественно, мирза не соврал, когда сказал о том, как прекрасен был дворец, в котором росла она со своей сестрой. Там был дивный сад, а об уникальных фонтанах и речи быть не может! Амира улыбнулась, как только султанша ответила своему сыну. Действительно, родные стены таят в себе много воспоминаний, среди которых находилось множество хорошего и плохого. Увы, но самой Амире уже никогда не удастся побывать на пороге своего отчего дома, чего не скажешь о валиде. Было бы только на это ее желание – с какой-то долей сожаления и зависти подумала девушка, зардевшись так, словно бы впервые предстала перед любимым раздетой. Именно тогда старшая из принцесс обратилась к наложнице брата, и она попыталась очень осторожно дать свой ответ, чтобы не показаться всей султанской семьи невоспитанной выскочкой, как о ней наверняка думали до сих пор в гареме.
- Благодарю вас за заботу, султанша, - робко произнесла наложница Зульфие. – Мы провели достаточно много времени в пути, но также и имели возможность передохнуть во время привалов. Именно они давали сил продолжать путь с бодростью, - конечно же, девушка не могла сказать вслух о том, как именно набирались они с мирзой сил во время этих самых привалов. Но короткая улыбка на лице молодого человека заставила и девушку улыбнуться, вспоминая о последнем. – Я буду очень рада побывать на таком празднике, - согласилась Амира, прежде чем снова поклониться султанше, что желала поговорить с сыном наедине. Естественно, ведь она так соскучилась по сыну.
Не подозревая истинной причины разговора матери с сыном, девушка последовала поначалу в отведенные ей в гареме покои, после чего в сопровождении нескольких служанок отбыла в хамам, где и привела себя в порядок, освежившись после длительного пути, проходившего через степь. Ощутив прилив сил, Амира начала готовиться к празднику, когда к ней пришла калфа, сообщившая о том, что Фериде-султан желает увидеть ее до праздника. Так что, наложница поспешила выполнить желание главной женщины гарема падишаха.
- Здравствуй, Амира, - поприветствовала Фериде наложницу сына, сидя среди вороха шелковых подушек в саду возле дворца. – Как ты себя чувствуешь? Следуешь моим наставлениям? Присаживайся, мне есть, о чем с тобой поговорить, - пожалуй, лишь в этот момент Амира испугалась и подумала о том, что провинилась перед матерью своего возлюбленного.
- Благодарю вас за заботу, вы очень добры ко мне, - ответила девушка, опустившись на одну из подушек возле султанши. – Я старательно следую вашей науке и хорошо себя чувствую, - несколько смутившись, добавила она, опустив взгляд на свои руки, задрожавшие от волнения.
- Я рада это слышать, но я надеялась до последнего получить известие о том, что ты собираешься подарить моему сыну ребенка, - этот разговор не был легкой темой ни для одной из женщин, однако каждая из них осознавала его важность и серьезность. Вот только юная наложница все ещё не знала, к чему они дойдут в разговоре. – Сколько тебе лет, Амира? – спросила внезапно женщина у рабыни.
- Семнадцать только будет этой осенью, - робко ответила та.
- Едва ли не самый подходящий возраст для того, чтобы привести на свет наследника, но проведя рядом с моим сыном год, ты так и не можешь порадовать нас… - выдохнула султанша. – Ты должна поговорить с сыном и убедить его взять себе ещё одну наложницу, Амира. Я знаю, это не просто и тяжело для любой любящей женщины, но таков наш долг. Порой нам приходится делать то, что приносит нам боль и ранит, когда это во благо династии и рода, - заговорила Фериде, опуская с каждым словом наложницу с небес на землю.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bumH.gif[/SGN]

+1

24

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2byTm.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
После разговора с матушкой, Мурад направился в свои покои, где не только переоделся к торжественному ужину с отцом и главным визирем, но и обдумал слова все что сказала ему Фериде-султан. Конечно же он прекрасно понимал ее беспокойство за себя... однако не мог согласится с тем решением, что она ему предложила. Весь последний год наследник престола был истинно и безоблачно счастлив со своей возлюбленной и куда лучше понял своих родителей, что всегда принадлежали лишь друг другу и своим детям. Разве мог бы Мурад позволить себе предложить Амире тот выход из положения о котором говорила валиде? Это бы ранило его прекрасную венецианку до глубины души, а тот кто верно и преданно любит, никогда не позволит себе чего-то подобного... Молодой человек твердо решил, что не станет поддерживать подобную затею своей матери и не примет других женщин. Он и Амира еще очень молоды и у них впереди еще целая жизнь на то чтобы обзавестись детьми...
-Добро пожаловать, сын, -улыбнулся Амин, едва только Мурад появился в красивом зале, где обычно собиралось все большое семейство, но сегодня были лишь великий визирь и немногие приближенные и верные падишаху сановники. -Присаживайся рядом со мной - у меня есть прекрасная новость, которую так же стоит отпраздновать.
-Что-то случилось, повелитель? -поинтересовался Ахмед, с любопытством взглянув на отца и оторвавшись от созерцания целой башенки из сладостей, которая наверняка бы понравилась Румеисе. Мальчик был очень горд тем что присутствовал на празднике вместе с отцом и старшим братом.
-Сегодня в этом дворце двойной праздник, -падишах знаком приказал слугам начать вносить блюда и напитки для всех собравшихся. -Вчера обожаемая супруга осчастливила меня новостью о скором прибавлении в нашей семье - это самый лучший подарок, который я только мог получить сегодня. И поэтому, я решил одарить всех моих придворных!
-Поздравляю вас, отец, -Мурад первым почтительно поцеловал руку падишаха и приложил ее к своему лбу. -Я буду молить Всевышнего чтобы матушка благополучно подарила вам еще одного сына.
-Аминь, -как и полагалось ответил хорезм-шах, ласково потрепав по голове Ахмеда, когда тот тоже подошел его поздравить. -Я буду очень счастлив как сыну, так и дочери, ведь его или ее мне подарить самая прекрасная на свете женщина.
-Аллах в милости своей послал нам вечер радости, -улыбнулся Темыр-Мелик, с почтительным поклоном приняв в подарок от племянника великолепную саблю дамасской стали в ножнах искусной работы, украшенных драгоценными камнями. -Не сочтите за дерзость, повелитель... но я признаться думал, что такой счастливой новостью нас порадует мирза Мурад.
-Мне очень хотелось этого, дядя, -ответил наследник престола. -Но я не вижу причин торопится и уверен что скоро моя любимая тоже обрадует меня столь же радостной новостью.
Мураду очень хотелось сменить тему разговора - и казалось, ему это удалось, потому как отца и дядю отвлекли благодарные придворные, желавшие поблагодарить падишаха за щедрые дары и пожелать ему и его супруге долгих лет жизни. Праздник шел своим чередом и молодой принц очень надеялся, что до его завершения отец и Темыр-паша не будут больше обсуждать его личную жизнь.
Тем временем, Фериде-султан продолжила беседу с наложницей старшего сына, надеясь на ее благоразумие - если кто-то сумеет убедить Мурада исполнить свой долг перед государством, то только она. Но Амира молчала, опустив голову и тихо вздохнув после слов султанши... так что последней стало жаль эту добрую и преданную девушку и она решила предложить компромисс - если конечно, можно было так его назвать.
-Амира... я хочу для тебя и своего сына только самого лучшего.., -тихо сказала Фериде-султан. -Я знаю что это будет непросто - позволить своему мужчине провести не одну ночь с другой женщиной. Но ты же знала, что твой любимый не простой человек и с самого своего рождения принадлежит своему государству и является его будущим. Ты всегда меня радовала и очень жестоко будет говорить такое, но я вынуждена... что если ты не сможешь понести дитя?
Глаза возлюбленной Мурада сказали султанше больше чем она могла себе представить. Она не хотела нанести Амире жестокий удар и причинить боль, но это все же произошло... так что пришел черед султанши тяжко вздохнуть. Фериде вспомнила как радовался ее любимый муж, когда она рассказала ему о приятной тайне, которую носила под сердцем - ей очень хотелось чтобы такое счастье посетило и Амиру...
Но... следует посмотреть жестокой правде в глаза - вдруг Всевышний и правда никогда нее даст ей ребенка от Мурада?
-Есть такой старинный обычай.., -продолжила султанша. -В семьях венценосцев старшая жена или наложница может забрать себе детей от младших жен. Ты сама выберешь для мирзы подходящую девушку в гареме, а если она подарит ему ребенка, то сможешь забрать его себе. Подумай над моими словами и постарайся убедить Мурада поступить правильно... он чересчур упрям и не хочет обижать тебя.
Ну а что же принц?
Мурад вернулся в свои покои, не в самом лучшем своем настроении, потому как отец велел ему остаться после приема и тоже завел разговор о внуках, как и матушка. Либо они сговорились заранее и объединились против собственного сына, либо просто, как и всегда прекрасно читали друг друга... так что молодой мирза устал уже объяснять, почему он не может предать свою возлюбленную. Казалось бы, отец прекрасно мог его понять, но не стал посоветовав прислушаться к мудрым словам Фериде-султан.
Завалившись на удобную постель, Мурад послал слуг за Амирой и вздохнув, закрыл глаза. Родители говорят что он упрям, но сами упрямы не меньше... и говорят о долге, хотя сами бы никогда не поступили так как предлагают. Молодой человек прекрасно знал, что после своей женитьбы его отец был верен только его матери и между прочим до этого у него тоже не было детей от каких-либо наложниц. Амину было уже двадцать пять лет, когда родился его первенец... но чего уж там говорить? Мурад совершенно точно не посмел бы указать на это любимому отцу, хотя и следовало бы.
-Иди ко мне? -он протянул руки к Амире, едва только она вошла в его спальню и спустя пару секунд уже жадно целовал, крепко и нежно обнимая. -Я соскучился по тебе и не отпущу до самого утра...
Принц взялся расстегивать красивые жемчужные пуговицы на платье любимой и тут заметил что она как-то непривычно грустна... и вместо того чтобы в свою очередь поскорее освободить его от роскошного чапана вышитого золотыми нитями, тихонько вздыхает, ласково коснувшись ладонью его щеки.
-Что с тобой, луна моя? Я считал минуты до того как мы окажемся наедине... что-то случилось на празднике в гареме?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-09 19:27:21)

+1

25

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]
Долг каждой женщины – родить своему возлюбленному мужчине сына. В прочем, как можно больше сыновей должно появиться на свет, ведь именно они смогут продолжить славный род своего отца и будут настоящей радостью ему на старости лет. Однако, как быть, если Всевышний не позволяет своей рабе исполнить свой долг перед любимым? Пожалуй, тут было слишком много возможных ответов, но все они были склонны согласиться с тем, к чему так тщательно и осторожно вела Фериде-султан. Закон разрешает мужчинам иметь по несколько жен – такова традиция, тем более во дворце падишаха. Большой редкостью для наложницы или рабыни является возможность быть единственной возлюбленной для своего повелителя, однако именно на это и рассчитывала Амира, поскольку целый год она провела вместе со своим возлюбленным Мурадом, что не замечал никого другого кроме нее. И так ведь было даже сегодня. Этим утром они принадлежали друг другу, дарили любовь и нежность, без которой даже самый солнечный и прекрасный день не мог принести должной радости.
- Я еще молода. Я могу еще родить ребенка, - ухватилась за свое единственное, пожалуй, оправдание девушка, хотя и прекрасно понимала, что сохранить молчание было бы лучшей ее участью. Ей совершенно не хотелось злить или печалить султаншу, что решила уделить внимание своей практически невестке перед праздником, к которому с должным нетерпением готовился весь дворец и гарем в том числе. Все-таки праздники, когда всех угощали щербетом и сладостями, осыпали золотом и подарками всегда приносили радость рабыням и наложницам, у которых было не так уж и много для этого возможностей в обычные дни.
Девушка опустила голову и больше ничего не говорила, тяжко вздыхая на все свои мысли и слова, которые услышала в этом прекрасном саду. Ей было так не просто думать о том, что ее Мурад может быть не только ее… сама мысль об этом была омерзительна. Ведь речь шла не об одной ночи, но о нескольких. Да и сколько понадобится наложниц, чтобы количество наследников удовлетворило всех? Ни за что на свете она бы не смогла пережить такое горе, однако такова была действительность. Жестокая правда, по которой приходится жить каждому из них. И не важно, сейчас или позже, а поднять этот вопрос было необходимо.
Ее едва не перекосило, когда Фериде-султан сказала о том, что желает лучшего для нее и для Мурада. В прочем, ее можно было понять. Мать печется о будущем своего сына, которому понадобятся наследники, здоровые мальчишки, радостно топавшие ножками по дорогому мрамору во дворце своего отца. Этого бы хотелось и самой Амире, вот только … она была так увлечена своей беззаботной любовью, что даже позабыла о том долге, который возлег на ее плечи. А ведь долг она свой так и не исполнила, хотела она того или нет – это уже было неважно. И самое страшное обвинение, которое только могло прозвучать из уст султанши, все-таки было озвучено.
Подняв взгляд своих светлых глаз на валиде, Амира едва не уронила целый град слез, и лишь какое-то чудо сохранило ее от этого. Нельзя было в такой праздник плакать, как бы горько на душе не было бы. В прочем, у нее еще будет возможность вдоволь поплакать, когда она окажется наедине с собой и собственной болью. И во всем этом радовало, пожалуй, только то, что Мурад не принял предложение своей мудрой валиде, судя по ее словам.
- Если вы позволите, я пойду к себе и подумаю над вашим предложением, - тихо поклонившись султанше, девушка решила отпроситься в свои покои, где должна была подготовиться к празднику, что уже вот-вот должен был начаться в гареме. Хотя, в первую очередь следовало бы попросту успокоиться и не грустить раньше времени, что было не так уж и просто.
В гареме звучала музыка, все кушали сладости и наложницам раздавали разные подарки от лица повелителя и его любимой супруги, которая, как оказалось, понесла дитя в очередной раз. Эта новость, надо признать, больно ударила по самообладанию рабыни, хотя внешне она сохраняла спокойствие. Но, только выпала у нее возможность, как девушка ускользнула из праздника и отправилась в свои покои, где уже не смогла сдерживать собственных слез, на которых ее едва не поймала калфа, вошедшая затем, чтобы сказать – мирза ждет на свою фаворитку в своих покоях. Предстать перед Мурадом с заплаканными глазами Амира не могла, поэтому вытерла свои глаза и при помощи слуг подготовилась к ночи любви с любимым, к которому она тут же отправилась, не желая заставлять его ждать. В прочем, она сама уже сгорала от нетерпения, поскольку весь день не видела своего эмира. Вот только подарив ему несколько ответных поцелуев, девушка лишь на миг задумалась о том, как же будет целовать другую наложницу ее Мурад… Будет ли он также ее обнимать? По всей видимости, эта грешная мысль все-таки выдала глубокие и не веселые размышления хатун, которые и заметил принц, о чем и поспешил расспросить свою фаворитку.
- Я сегодня разговаривала с твоей валиде, Мурад… - осторожно ответила девушка, решив, что скрывать правду она все-таки не сможет, как бы ей не хотелось пережить это в своей душе. – Она сказала мне о том, что тебе нужен наследник, которого я тебе все еще не подарила, - добавила она, глядя на своего возлюбленного принца не самым веселым взглядом. Да и разве смогла бы она сейчас даже попытаться улыбнуться?
- Мне страшно даже представить, что ты мог бы обнимать другую, Мурад, - сев в постели, заговорила девушка. – Ты знаешь, моя любовь к тебе безгранична, но … что если твоя матушка права? Что если я не смогу подарить тебе ребенка? – глядя в глаза своему любимому, говорила Амира. – Но, Фериде-султан сказала, что я смогу воспитывать этого ребенка, как родного…[SGN]http://funkyimg.com/i/2bumH.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-08 19:38:55)

+1

26

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2byTm.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Выслушав Амиру, Мурад уселся на край постели и вздохнув, опустил голову. Случилось то чего следовало ожидать - матушка решила действовать куда более коварно и хитро и "взялась" за его возлюбленную. Пока что она и отец еще уговаривают своего безмерно упрямого, как им кажется сына, но скоро им это надоест и они просто отдадут приказ, которого принц не сможет ослушаться.
-Знаешь... сейчас я пожалел, что мы уехали из Самарканда. Там мы были счастливы и никто не вмешивался в нашу жизнь и не давал советов, -тихо произнес наследник престола. -Валиде сказала тебе, что возможно не сможешь родить мне дитя... а она не думала что это я могу быть виновен в том что ты до сих пор не забеременела?
Мурад был уверен, что подобные мысли никогда не приходили на ум его матери - а если и приходили даже, то она совершенно точно не стала бы их озвучивать. Однако, принц привык быть честным во всем... так что горькие слова слетели с его языка помимо его воли. Сразу после того как они прозвучали, возлюбленная обняла его и нежно целуя, притянула к себе, заставив в очередной раз забыться в своих нежных объятиях. Уснул Мурад уже где-то перед рассветом и увидел очень странный сон, напомнивший ему о давних и печальных событиях... обычно такое случалось, когда он был чем-то серьезно расстроен.
Как наяву, молодой мирза увидел темную камеру в дворцовом подземелье... лунный свет с трудом пробивается через узкое окошечко над потолком - а он снова порядком напуганный и беззащитный ребенок на руках у своего отца. Амин крепко обнимает его и старается успокоить, говоря что скоро все будет хорошо, однако Мураду все равно очень страшно. Он помнит как на него смотрела мама, когда стражники уводили его из дворца и в эту самую минуту ему кажется что больше они никогда уже не увидятся... Тогда прошло много часов и принц провел их, крепко вцепившись в дорогую вышитую ткань на отцовском чапане - а еще навсегда запомнил как Амин непроизвольно вздрагивал, когда кто-либо открывал решетчатую дверь их камеры. Мурад тогда плохо понимал что такое смерть и как близко он и его отец оказались от самого края бездны... однако запомнил произошедшее на всю жизнь и когда родители везли его и сестренку Зули в Кят, поочередно сидел у них на руках, боязливо оглядываясь на стражников.
Проснулся Мурад не в самом лучшем своем настроении, а когда обнял Амиру, то вдруг услышал от нее, что сегодня вечером он должен будет принять наложницу, которую выберет валиде.
-Хорошо... передай моей матери, что я сделаю все как она желает, -молодой человек, поднялся с постели и когда в спальне появились слуги, приказал им подать свою одежду. -Она и отец очень счастливы сейчас... и по всей видимости думают, что и меня можно осчастливить даже против моей воли.
Он покинул свои покои, чтобы как обычно присутствовать на завтраке, где собиралось все его большое семейство и старался вести себя как обычно, чтобы избежать расспросов от родителей. Но как оно обычно и бывает, слишком счастливые люди порой могут не замечать грусти своих близких и родных...
После завтрака, Мурад вышел в сад, чтобы немного пройтись, как вдруг его догнала Руми и схватив за руку, позвала покататься на лошадках.
-Милая... прости, но у меня нет настроения, -принц улыбнулся маленькой сестренке. -Не обижайся пожалуйста... может давай просто прогуляемся?
-Хорошо! -хихикнула Румеиса и усевшись рядом с братом на бортике красивого фонтанчика, протянула ему спелый и сочный персик. -Посмотри-ка что у меня есть?
-Руми... ты опять за свое? -Мурад рассмеялся. -А кому обычно бывает плохо от сладостей? Кажется ты обещала маме что не будешь таскать их со стола...
-Я ничего не таскала, честное слово! -тут же постаралась оправдаться девочка. -Мама позволила мне взять две штучки в сад, но я хотела ими кого-нибудь угостить. Смотри, вон Амира-хатун - может быть она тоже захочет персик?
Прежде чем принц успел ответить, неугомонная егоза подбежала к Амире и взяв ее за руку, мигом привела к фонтану и усадила рядом с Мурадом. После этого обоим ничего не оставалось, кроме как принятся за подаренные персики, чтобы маленькая султанша ненароком не обиделась. Ну а Румеиса на этом не остановилась и забравшись к братцу в карман, вытащила оттуда золотую пуговицу на которой сказочная птица пела свою песню луне, искусно сделанной из большой жемчужины.
-Какая красивая.., -восхитилась Руми. -Почему ты не попросишь чтобы ее пришили? Она может потеряться...
-Это подарок, дорогая, -постарался объяснить Мурад, накрыв ладонь Амиры своей. -Я ношу его с собой на счастье - видишь эту птицу? Это Хумо и тот кто услышит ее песню, никогда не узнает несчастий в своей жизни.
Пуговица в руках Румеисы напомнила принцу его недавний сон... так что когда всеобщую любимицу увели ее няньки, он подумал что должен рассказать возлюбленной о том что произошло много лет назад. Быть может, если он наберется храбрости вновь увидеть ту камеру, то она не будет снится ему каждый раз как случится что-то не особенно хорошее.
-Пойдем со мной... я хочу тебе показать кое-что, -поднявшись, наследник престола протянул руку своей наложнице и направился во дворец. Но вовсе не в роскошные покои или залы... а к той самой двери где начиналась лестница в сырой подвал, где и располагался дворцовый зендан. Сейчас в нем было пусто, так что стража охраняла лишь самую первую решетчатую дверь. -Аги, откройте...
Мурад вновь прошел по той самой лестнице, по которой его тащили стражники шестнадцать лет назад. И когда с лязгом открылся замок двери той самой камеры, он увидел что абсолютно ничего не изменилось за столько лет... темнота, прохладная сырость и хорошо знакомый звук капающей воды где-то рядом.
-Много лет назад моего отца обвинили в заговоре против падишаха. Он не пожелал разбираться и приказал посадить в зендан меня и моего отца.., -тихо произнес принц, после того как приказал стражнику уйти. -По идее, нас должны были держать порознь, но отец уговорил стражу и меня посадили в его камеру. Мы провели здесь всего два дня... мне тогда казалось что они никогда не кончатся и я больше не увижу маму и Зули. Отец дал мне ту пуговицу... оторвал от своего чапана - наверное хотел просто отвлечь. Знаешь... а в моем сне это место выглядит намного страшнее.
Посмотреть в глаза собственному страху - все равно что не побояться взглянуть в глаза опасному хищнику. Снова увидев подземелье, наследнику престола стало куда легче - и обернувшись к Амире, он привлек ее к себе и поцеловал.
-Идем отсюда?
Выйдя в сад, Мурад собирался сказать любимой, что между ними никогда ничего не изменится, даже если ему придется подчинится приказу родителей. Но он не успел сделать этого, потому как от его матушки пришла рабыня и сообщила что валиде срочно желает видеть Амиру-хатун.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-10 00:56:33)

+1

27

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]
Насколько бы невыносимой была перспектива делить любимого мужчину с другой наложницей в течении недели, месяца или сколько бы там не понадобилось времени, так или иначе, а мысль о том, что на твоих руках будет расти ребенок от любимого, мало-помалу начала утешать венецианку, рассказавшую Мураду о том разговоре с его валиде, о котором предпочитала умолчать хотя бы до утра. Однако, было похоже на то, что мирзу ничто не могло утешить, отчего Амира пожалела все-таки о том, что не смогла скрыть свою грусть и тоску из-за собственных мыслей и терзаний более искусно и умело. Все-таки этот вечер и вся последующая ночь будет принадлежать лишь им. Так зачем было ее портить этим всем то время, которым хатун будет жить все последующее время, которое ей придется провести в дали от любимого.
Сев в постели следом за мирзой, девушка была полностью согласна с его словами о том, что им куда лучше было в Самарканде, вдали от заботливой валиде и падишаха, которым вскоре надоест уговаривать сына поступить так, как это гласили традиции их края и религии. Она положила ладонь своей теплой руки на плечо любимого Мурада, которое едва ощутимо сжала.
- Мы ничего не можем знать наверняка, моя любовь, ведь все может знать один только Аллах, - прошептала она, наклонившись чуть ближе к наследнику престола, тем самым закрывая на этот вечер вопрос о том, что будет время обсудить еще утром, когда наступит новый, пусть и ничем не лучше от нынешнего день. Проведя ладонью по плечам молодого человека, наложница поддалась слегка вперед, чтобы нежно и ненавязчиво завладеть его вниманием и подарить ему всю себя, да так, чтобы ни одна рабыня не смогла сравниться с ней. Все-таки только она знает, как доставить истинное удовольствие своему эмиру. Только она одна знает, как нравится ее мужчине, которому она отдавалась до последней капли сил… пока их не застал рассвет, позолотивший горизонт где-то вдали, на краю света.
Отпускать любимого из своих объятий Амире не хотелось. Тем более, когда он снова провел ладонью по ее бедру вверх и прижал ближе к себе.
- Сегодня вечером я не смогу прийти к тебе, Мурад, - пока еще сонным тоном голоса, наложница обратилась к своему возлюбленному, накрыв ладонью его ладонь, лежавшую на ее груди. – Лучше не тянуть с тем, что нужно сделать так или иначе, поэтому тебе нужно принять ту наложницу, которую тебе выберет валиде-султан, - добавила она, не торопясь заглядывать в глаза любимого. Знала ведь, что не увидит в них радости и счастья, как и не сможет подарить ему чего-то подобного сейчас. Все-таки она будто бы резала по живому телу, разрывала собственное сердце напополам. Сонно все ещё обнимая своего любимого мирзу, она сразу заметила его мрачное настроение, из-за чего встревожилась и только надеялась на то, что любимый не забудет о ней в объятиях другой наложницы, что ничем не будет уступать ей в красоте или, быть может, даже будет краше нее. Подобная мысль напрочь лишила хатун аппетита, хотя она и пыталась заставить себя съесть хотя бы что-нибудь за завтраком, который имела в полном одиночестве. Конечно, она могла присоединиться к другим наложницам гарема, вот только она все еще помнила тех коварных девиц, которые никуда не делись и все ещё продолжали питать надежды относительно мирзы. И что-то подсказывало хатун, что в гареме уже все обо всем знают и только ждут своего часа…
Решив после завтрака немного прогуляться, дабы развеять свои мрачные мысли и только после этого идти к Фериде-султан, наложница даже не рассчитывала на то, что к ней подбежит маленькая Румеиса, благодаря которой она окажется снова рядом с Мурадом, настроение которого вовсе не поднялось, как могла судить девушка. Она лишь накрыла ладонь своего своей, когда устроилась возле мраморного фонтанчика рядом с ним. А тогда маленькая султанша угостила их персиками, которыми наверняка желала поднять настроение брату, а заодно и его наложнице. Амира молчала, хотя внимательно вслушивалась в каждое слово, сказанное Мурадом. Именно поэтому она с готовностью идти хоть на край света за ним, выложила свою ладонь в протянутую им руку и доверчиво улыбнулась, прежде чем они направились во дворец, где они и спустились к камерам, в которых должны были наверняка государственные изменники и преступники.
Это место ужасало рабыню, которая уже много лет не видела ничего из того, что могло ее напугать или вселить ужас. Вот только это место было именно таким: страшным и мрачным. Стены давили на голову, а легкие переполнял ужасный запах из-за которого становилось даже трудно дышать. И тут Мурад решил поведать своей хатун нечто такое, от чего в жилах ее замерла кровь, как только она представила себе его маленьким в этом ужасном месте.
- Тебя больше никто не закроет здесь, моя любовь, - тихо прошептала Амира. – Твой отец не допустит до такого, - добавила она, прежде чем Мурад просто и незатейливо подарил ей поцелуй.
После похода в казематы, девушку не оставляло странное ощущение тревоги, поэтому она не отпускала своего любимого принца до тех пор, пока они не вышли обратно во двор и её не позвала Фериде-султан, уже отобравшая где-то с десяток девушек-наложниц, одна из которых должна была отправиться в покои наследника престола Хорезмского царства. Но, по всей видимости, валиде не знала на ком стоит остановить свой выбор: на светловолосой рабыне или же темноволосой либо рыжей. Естественно, каждая из девушек была по-своему прекрасна, а найти изъян в них, казалось, чем-то совершенно невозможным.
- Фериде-султан, я знаю, вы не должны меня слушать, но… пусть к Мураду отправится эта рабыня, - она указала на девушку с длинными темными волосами и слегка смуглой кожей, которую она, наверняка, тщательно охраняла от солнечного света. – Она совсем на меня не похожа, - тихо добавила она, стараясь тщательно скрыть свой страх и опасение о том, чтобы мирза все-таки не забыл ее, хотя и не понимала того, что никому ненужно было прислушиваться к ее словам, когда все и так читалось на ее лице.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bumH.gif[/SGN]

+1

28

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2byTm.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Эсма дрожала словно лист на ветру, едва ли не с самого утра - ее и всех девушек в общей комнате гарема, подняли спозаранку, объявив что они должны как следует подготовится. Правда к чему именно, не сказали, но зато отправили всех в хаммам и затем каждой велели как следует привести себя в порядок и велели построится в два ряда по обе стороны длинного прохода. Девушки взволнованно переговаривались, думая что же могло произойти и выдвигали разные версии, как только главная калфа объявила что вот-вот придет Фериде-султан и выберет самых достойных.
-А вдруг госпожа решила распродать весь гарем? -тихонько сказала светловолосая соседка Эсмы. -Ведь она не позволяет никому из нас ходить к ее супругу-повелителю. Оставит только тех кто будет прислуживать...
-Не говори так... мне страшно.., -так же шепотом ответила Эсма. -Я не хочу на невольничий рынок...
Калфа прикрикнула на болтливых девиц, а затем в гареме появилась сама Фериде-султан и наложницы скромно потупили взор, пока она прошла мимо них и выбрала нескольких. Этим девушкам султанша приказала следовать за собой - в их числе оказалась и Эсма, которой стало еще страшнее, ведь она ожидала чего-то нехорошего от могущественной госпожи. В ее воле было отправить бедную рабыню вон из дворца, вновь продав или подарив кому-нибудь...
Прошла еще минута и в покоях Фериде появилась еще одна красивая девушка с горделивым взглядом и длинными светлыми волосами, что вились крупными кольцами. Изысканные украшения и красивое платье из дорогой ткани говорили о том, что она вовсе не простая рабыня... и кажется Эсме приходилось ее видеть пару раз на этаже для фавориток - она же приехала вместе с мирзой Мурадом?
-Итак, моя дорогая, взгляни на них, -супруга падишаха обернулась тем временем к Амире. -Я поговорила с калфами и выбрала самых смирных и послушных девушек. Окончательный выбор я оставляю за тобой.
Наложницы в очередной раз испуганно переглянулись и затем дружно потупили взоры, когда Амира-хатун посмотрела на них. Эсма ощутила как ее сердце ухнуло куда-то вниз, когда фаворитка принца вдруг указала на нее...
-Фериде-султан, я знаю, вы не должны меня слушать, но… пусть к Мураду отправится эта рабыня... Она совсем на меня не похожа.
-Подойди ко мне, -приказала султанша Эсме и дала знак калфам увести остальных девушек. -Ты знаешь, для чего я тебя выбрала?
-Нет, моя госпожа, -пролепетала девушка. Она не поверила своим ушам, когда Амира-хатун сказала что ее отправят к самому принцу... неужели это правда?
-Сегодня вечером тебя отведут в покои моего любимого сына, -продолжила Фериде-султан. -Отныне ты принадлежишь ему и должна будешь делать его счастливым каждую ночь что он проведет с тобой. Надеюсь, ты хорошо поняла меня?
-Да, госпожа.., -робко ответила Эсма, после чего султанша приказала увести ее и как следует подготовить для будущей ночи. Ее вновь сводили в хаммам, после чего переодели в красивое платье, какого ей еще не приходилось одевать и привели в порядок волосы, не забыв и об украшениях. Когда девушка была готова, старшая калфа подробно проинструктировала ее как следует себя вести с принцем - она должна быть кроткой, послушной и нежной, не болтать попусту и не глазеть по сторонам.
-Если ты понесешь дитя от мирзы Мурада, то можешь считать что попала в рай при жизни, -напоследок сказала Гюльфем-калфа. -Наша милостивая госпожа озолотит тебя.
Эсма испуганно кивнула и послушно направилась следом за своими провожатыми... а потом узорчатые двери покоев принца закрылись за ее спиной, а она как и учили, подошла к принцу и низко поклонилась, поцеловав полу его одежды.
Ну а что же Мурад?
Увидев темноволосую девушку, он в очередной раз тяжко вздохнул... но отступать ему было некуда и он поднял ее с колен, а затем стянул с ее головы легкое покрывало.
-Откуда ты родом? -поинтересовался молодой человек, когда рабыня осмелилась посмотреть ему в глаза. Она была красива... и по счастью совершенно не похожа на его Амиру.
-Я точно не помню, мой господин, -робко ответила девушка. -Меня увезли вместе с сестренкой, когда я была еще маленькой... помню только море - большое и бурное и больше ничего.
-А я не видел моря, -улыбнулся Мурад, прикоснувшись ладонью к щеке рабыни. -Только стремительную реку Джейхун...
Эсма ответно улыбнулась мужчине и вспомнив все наставления, которые ей давали, осмелилась легонько поцеловать его ладонь.

На следующее утро, Мурад проснулся позже обычного - его предусмотрительная матушка заранее дала слугам приказ не тревожить любимого сына пока он сам не соизволит встать. Поднявшись с постели, наследник падишаха пересек комнату и вышел на большой балкон, в очередной раз тяжко вздохнув. Вчера ему так и не удалось поговорить с Амирой после подземелья и он очень надеялся, что она не обижена на него за эту ночь.
Ну а что же Эсма? Проснувшись и увидев что принца рядом с ней нет, она очень растерялась - калфа сказала что она не смеет покидать комнату, пока ей не позволят уйти. Вскочив с постели, рабыня выглянула на балкон и затем осторожно подошла к Мураду.
-Мой господин...
-Возвращайся к себе, Эсма, -коротко приказал принц, даже не повернув головы, так что Эсма еще больше испугалась. Она его разгневала? Или быть может не понравилась ему? Что-то сделала не так этой ночью?
-Ваша раба чем-то не угодила вам, мой господин? -неожиданно для самой себя ляпнула рабыня, опустившись на колени и поцеловав руку принца.
-Нет, я всем доволен. Ступай и пришли ко мне слуг, -ответил Мурад и затем, после недолгих сборов направился в покои что были выделены Амире. Как и следовало ожидать она была расстроена и едва только увидев его, отвела взгляд в сторону - однако было бы весьма сложно не заметить слезу что сбежала по ее щеке.
-Луна моя... ты обижена на меня? -он подошел к своей возлюбленной и обнял ее, притянув к себе. -Ты знаешь, что я не хотел такого...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-10 21:23:28)

+1

29

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]Девушка, которую выбрала для наследного принца Амира, была удивлена тому, что услышала от валиде-султан, как только та переспросила о том, что ей предстоит сделать. Она была хорошенькой и такой милой в своем невинном удивлении, что внутри наложницы-фаворитки все сжалось внутри и она, действительно, побоялась своего выбора. Быть может, не стоило выбирать именно ее? Может быть, та, другая девушка, что стояла возле нее, с чуть более светлыми волосами и курносым носом была бы лучше этой? В прочем, с какой стороны не посмотреть, любую хатун не подпустила бы к Мураду, если бы только не какая-то слишком уж срочная необходимость в скором времени завести наследника. Почему нельзя было обождать хотя бы еще год, за который она смогла бы хотя бы обратиться к целительнице или просто вымолить у Аллаха?… Увы, но Амира не осмелилась задать такой вопрос Фериде-султан, когда пристально смотрела на то, как она смотрела на девушку, отправившую к своему сыну. Надо полагать, что с таким же спокойствием и холодной решительностью в глазах, она бы не стала действовать, если бы речь шла о падишахе. Но, ему она подарила не одного ребенка, чего не сделала белокурая венецианка.
- Постой, Амира-хатун, - окликнула любимую наложницу своего сына султанша, чего та просто от нее не ожидала. Она повернулась к ней лицом, поскольку уже собиралась уйти из покоев валиде следом за наложницей, не так давно прибывшей в гарем, и осторожно подвела на нее взгляд. – Я хочу, чтобы ты сегодня не ужинала одна, поэтому ты составишь сегодня мне компанию и расскажешь, чем живет Самарканд, - мягко добавила Фериде-султан, на что наложница, естественно, не осмелилась бы ответить отказом.
- Почту за честь, - поклонившись султанше, произнесла рабыня, после чего направилась в свои покои, держась изо всех сил, чтобы не заплакать на виду у всего гарема, что затаил свое дыхание, когда мимо них прошла фаворитка наследного принца. Пройдет еще немного времени и другие наложницы в гареме осмелеют настолько, что не опустят возможности поиздеваться над Амирой, которую сейчас кому-то было жалко, а кому-то, чего уж греха таить, было совершенно плевать. Гарем – это змеиный дом, где нет, и не может быть друзей и даже слуги могут держать за спиной кинжал, чтобы при необходимости пырнуть им кормящую руку.
В прочем, можно было оценить мудрость валиде, что не дала возможности любимице сына оставаться один на один с постигнувшим ее горем. Явиться к султанше с заплаканными глазами она не могла, как и не могла ронять слезы в ее присутствии – это было бы не почтительно. Но, сразу после ужина, оказавшись в тех покоях, которые наложнице выделили, девушка могла предаться своему горю и не жалеть слез, из-за которых на утро ее глаза были подпухшими настолько, что казалось из них выжали слишком много влаги, чем они могли отдать. Да и действительно, к утру у наложницы уже не было сил, чтобы оплакать весть о том, что Эсма-хатун провела в покоях наследника не просто пару часов, а всю ночь. Так неужели она ему действительно понравилась?
Это было страшным открытием, из-за которого девушка даже не притронулась к пище, которую ей подал кто-то из служанок, приставленных к ней здесь, и даже не поверила собственным глазам, когда увидела Мурада в своих покоях. Пожалуй, единственное, что успела сделать в этот момент Амира – было отвести взгляд, чтобы он не видел ее такой, убитой своим собственным горем и бедой. Ведь в том, что случилось, была лишь только ее вина.
- Нет, в том нет твоей вины, что я разрушила наше счастье, - тихо произнесла она, не в силах подвести взгляд на принца. – Я слышала, что рабыня тебе понравилась, надеюсь, она скоро подарит тебе наследника, - с ощутимой долей ревности добавила она, все-таки подведя взгляд на мирзу, обнимавшему ее.
– Ты не останешься со мной? – спросила она, не ожидая скорого ответа на свой предыдущий вопрос, тем более она была все-таки уверена в том, что сейчас она снова останется одна, один на один с той болью, что лишь увеличивалась внутри нее.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bumH.gif[/SGN]

+1

30

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2byTm.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Мудрые люди верно говорят, что самую большую боль и разочарование может причинить лишь только действительно близкий и дорогой человек... и в данный момент, Мурад ненавидел себя, смотря в заплаканные глаза своей возлюбленной. Если бы в данный момент, эту сцену мог наблюдать кто-либо из придворных, то наверняка сказал бы что принц не обязан оправдываться перед своей рабыней. Она была его собственностью и он уже оказал ей честь, что обратил на нее свое внимание - и конечно же, Амира была не вправе высказывать своему господину каких-либо претензий.
Но... Мурад хорошо помнил, что кроме него у Амиры никого нет, а еще он безмерно любил ее и не мог спокойно наблюдать как она страдает по его вине.
-Ты ничего не разрушила... а что касается рабыни, то я просто уснул и только поэтому не отправил ее в гарем сразу после.., -молодой человек осекся на полуслове, решив что не стоит продолжать дальше и лишь крепче обнял свою возлюбленную. -Конечно же я останусь с тобой... давай позавтракаем вместе? Ты даже не притронулась к еде, луна моя. Сделай мне приятное и поешь со мной?
Одна из служанок, приставленных к Амире, робко заглянула в ее покои и поспешно поклонилась наследнику престола. Обернувшись, он приказал ей унести давно остывшую еду и принести с дворцовой кухни все самое лучшее, свежее и вкусное.
-Сейчас, мой господин, уже бегу! -рабыня мигом собрала поднос и убежала из комнаты, тем самым дав возможность Мураду начать успокаивать Амиру очередным нежным поцелуем. Соглашаясь остаться с ней и не прийти поздороваться утром с матушкой, мирза очень рисковал обидеть свою валиде, но не мог поступить иначе. Даже внезапный взрыв вселенной не может значит больше чем одна-единственная слеза женщины, для которой он был целым миром.
Ну а пока принц нежно и ласково обнимал свою любимую, рабыни из гарема собрались вокруг счастливицы Эсмы, которой довелось целую ночь (!) провести в раю. Естественно, работа и уроки, которыми должны были заниматься девушки, сейчас не имели абсолютно никакого значения - всем не терпелось узнать как же все прошло у новой фаворитки принца.
-Хватит уже краснеть, Эсма, рассказывай все как есть! -первым делом на бедняжку налетели ее ближайшие соседки по спальне. -Не томи... каков он в постели? Принц был с тобой грубым?
-Нет.., -ответила рабыня, вновь покраснев словно алый тюльпан. -Он очень добрый и нежный... и я буду молить Всевышнего чтобы подарить ему сына.
-И почему не меня выбрала госпожа.., -разочарованно протянула одна из девушек. -Еще одна тихоня прошла по золотой дорожке, а мы будем сидеть и стареть в одиночестве. Это несправедливо...
-А ну-ка хватит бездельничать! -окликнула рабынь старшая калфа, после чего подошла к Эсме. -Идем со мной. Госпожа приказала выделить тебе отдельную комнату, так что отдыхай и ни о чем не беспокойся. Фериде-султан очень тобой довольна и через пару дней ты вновь отправишься в покои к ее сыну. Она желает чтобы ты как можно скорее понесла дитя, так что постарайся не разочаровать нашу милостивую госпожу!
-Я буду очень стараться.., -пролепетала Эсма и усевшись на постель, тихо вздохнула. Ее не оставляло ощущение, что она в чем-то не угодила принцу...
После завтрака с Амирой, Мураду все же пришлось уйти, чтобы поздороваться с отцом и матерью как того требовал обычай. По счастью, падишах и его любимая жена не рассердились на сына, потому как им уже успели донести, что наследник нынче спал куда дольше чем обычно. Фериде-султан порадовалась тому что Мурад все же перестал упрямится и помолившись, попросила Всевышнего послать ее первенцу долгожданного наследника.
Едва только Мурад ушел, как в покои его любимой наложницы пришла Зульфия, услышавшая от своей доброй и мудрой матери о причине грусти Амиры. Белокурая венецианка нравилась Зули, к тому же она знала что ее старший брат очень сильно и преданно любит ее. Разогнав любопытных девиц, что пришли было поглазеть и позлословить в сторону Амиры, юная принцесса приветливо улыбнулась наложнице.
-Сегодня чудесный день и тебе незачем сидеть в четырех стенах - так что собирайся скорее! Моя матушка сейчас поедет на главную площадь собирать прошения от народа и выслушивать бедных женщин, которым нужна помощь. Ты поедешь с нами, поторопись!
Зули просто не терпелось показаться на площади в новеньком и недавно пошитом роскошном платье глубокого темно-синего цвета с золотым шитьем и подаренной родителями великолепной короной. И совершенно неважно, что ей придется набросить покрывало, чтобы уберечься от чужих глаз - все равно она выглядит просто великолепно! А еще, юной принцессе очень хотелось переговорить с Амирой с глазу на глаз, после одного разговора между родителями, который ей довелось случайно услышать.
-Матушка пришлет за нами как только будет готова ехать, -сказала Зульфия, как только наложница брата быстро собралась - увы, но отказаться от приглашения поехать на площадь Амира не могла. -Присядь рядом со мной... я хотела у тебя кое-что спросить.
Зули замялась, смущенно зардевшись, но все же заставила себя продолжить.
-Я слышала, что родители скоро подберут мне достойного супруга... и мне очень страшно, Амира. Ко мне приставили наставницу, что должна будет обучить меня всему что должна знать хорошая жена... но я все равно очень боюсь. Боюсь оставаться наедине с мужчиной, которого я даже не знаю! Скажи мне, ты боялась когда брат позвал тебя к себе?
С языка едва не слетел вопрос "и что же было потом?", но Зули сумела сдержать свое любопытство. Ее наставница объясняла сложную науку любви общими фразами и конечно же без каких-либо подробностей, так что принцесса решила что стоит поинтересоваться как же все происходит у более знающего человека.
Увы, но долго поговорить Зули и Амире не удалось - за ними пришли рабыни, посланные Фериде-султан, после чего нужно было сопроводить жену падишаха сначала на площадь, а после на торжественный обед, что устроили для нее знатные женщины Бухары. Так что вернулась белокурая венецианка во дворец уже ближе к вечеру и вскоре одна из служанок сообщила ей о том что принц с нетерпением ожидает ее в своих покоях.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-11 14:42:39)

+1

31

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]
Non credere,
Non gettare nel vento
In un solo momento
Quel che esiste fra noi

MINA: "Non credere"
Всего на какую-то ничтожную долю секунды Амире-хатун показалось, что между ней и Мурадом за эту ночь выросла целая пропасть, преодолеть которую, чтобы вновь оказаться единым целым, ей будет не так уж и просто. Но, вот мирза снова рядом с ней, ласкает своим любящим взглядом и все еще обнимает, совершенно не злясь на свою влюбленную наложницу, которая и не должна была говорить всего того, что уже сказала вслух…
Улыбка на ее устах получилась какой-то кривой, не доброй, как бывало обычно, но это уже было лучше, чем просто лить слезы, от которых не будет проку. Разве что все вокруг сочтут ее за слабую и беспомощную наложницу, которой однажды крупно всего лишь повезло, но вот удача ее внезапно покинула, раз уж она не смогла осчастливить наследника хорезмского царства. Но, на все это Амире было наплевать. Она не думала о других, пока они не представляли для нее угрозы – а никто не может быть угрозой, пока она уверена в любви эмира. Ведь единственное, что заботило ее сейчас, да и всегда с тех самых пор, когда одним вечером в тайном саду она встретила свою судьбу, был именно Мурад.
- У меня просто не было аппетита, любовь моя, - тихонько попыталась оправдаться девушка. – Но, вот ты со мной и даже солнце улыбается мне, - добавила она, ласково прикоснувшись к щеке мирзы теплой ладонью, прежде чем в покои заглянула одна из рабынь и получила от наследника престола более чем четкие указания. Ну, а когда они остались снова наедине, мирза снова подарил своей любимой избраннице длительный поцелуй, на который получил не один в ответ. И казалось, что все снова будет хорошо, снова счастье будет принадлежать только им, как было раньше, весь последний год. Вот только зайти куда дальше, как это порой случалось все в том же Самарканде, у них не представлялось возможности. Все-таки они были в гаремных покоях дворца падишаха, где следовало придерживаться определенных правил, не говоря уже о том, что день только начался.
- Я люблю тебя, - тихо произнесла Амира, не смотря на служанку, внесшую новую порцию завтрака на большом серебряном подносе, который на этот раз был по просьбе наследника полон самых разных лакомств, к которым и следовало приступить, чтобы те снова не остыли. Конечно, весь завтрак наложнице так и хотелось расспросить у возлюбленного о том, насколько времени еще они задержатся в столице, вот только она совершенно не хотела портить бесценное время наедине на эти вопросы. Все-таки сейчас ей следовало набраться самого обычного терпения, которого обычно ей так не хватало. В частности, в отношении возлюбленного.
К сожалению, как и все хорошее, рано или поздно, но время завтрака довольно-таки быстро подошло к завершению. Так что, Амире пришлось проститься с наследником престола, теша себя надеждой на скорую встречу с ним. Но, не успела девушка даже присесть на тахту, как в ее покои вошла младшая сестрица наследника, Зульфия-султан, которой хатун и поклонилась, как того требовал обычай. И нужно сказать, что девушка совершенно не ожидала услышать столь категоричного требования, которое ей поставила валиде или ее дочка – не так уж и важно. Все-таки сопровождать главную женщину гарема и законную супругу падишаха было больше, чем просто честью для самой обычной наложницы. Конечно, Амира предпочла бы провести время в одиночестве, прячась от мира и сплетников, зализывая раны, оставшиеся от прошлой ночи, но отказаться все-таки не могла.
- Сейчас, я соберусь, - осторожно ответила, прежде чем провести недолгие сборы. Все-таки хатун не любила наряжаться напоказ, но только для принца, поэтому предпочла скромное платье без излишних украшений, чего нельзя было сказать о принцессе, с не только сияющей улыбкой и глазами, но и украшениями, которых у нее наверняка было не мало. И, когда Зульфия-султан попросила Амиру присесть рядом с ней, наложница несколько удивилась такой просьбе, но выполнила ее. – Я слушаю, Вас. Неужели, вас что-то беспокоит? – видя еще совершенно недавно абсолютно счастливую и беззаботную девушку, наложница даже было испугалась. Но, та лишь покачала головой, после чего вкратце открыла причину своего желания переговорить с девушкой, которой оставалось лишь внимательно прислушиваться к каждому слову юной эмиры, поскольку говорила она достаточно тихо, чтобы никто их ненароком не подслушал.
Что же, выслушав принцессу, Амира не смогла воздержаться от нежной улыбки, вызванной теплыми воспоминаниями о прошлом. Она без труда припомнила ту самую первую ночь, полную очарования майских цветов и пения полуночных птиц, что стали свидетелями той самой первой и неповторимой близости, которая случилась у них с мирзой.
- Знаете, Зульфия-султан, а ведь все вышло раньше, чем он позвал меня к себе, - смутившись от того, что ей пришлось сказать, Амира покраснела и лишь в общих чертах описала ту прекрасную ночь, не забыв напомнить девушке о том, что ей следует полностью довериться своему избраннику. Уж он-то должен знать, что делать? Однако, им не удалось вдоволь поговорить, поскольку за ними уже пришли, что значило лишь одно – валиде уже была готова и ждала на свое сопровождение, которому нельзя было задерживаться и заставлять ее ждать.
Естественно, поездка оказалась весьма поучительной для наложницы, что также пыталась в Самарканде заниматься благотворительностью, поэтому время в компании султанш прошло для нее незаметно быстро. Да и ее настроение поднялось. Была ли в том вина воспоминаний о теплом прошлом, или же выходу за стены гарема, а может быть всему вместе взятому – она не бралась судить. Просто радовалась мгновению, но вскоре пришла куда более радостная весть – Мурад ждал на нее. И, подготовившись, наложница прошла по золотому пути, по которому прошла предыдущей ночью другая…
- Я рада тому, что ты меня позвал сегодня, - улыбнулась она принцу, подойдя к нему, чтобы поцеловать, наверняка так, как та другая наложница даже не осмелилась бы. – Сегодня твоя сестра подарила мне чудесную возможность припомнить ту волшебную майскую ночь, когда ты впервые коснулся меня, - взяв за руку мирзу, тихо прошептала она, глядя ему в глаза. – Не сочти за дерзость и капризы, но … мы так давно не были в том тайном саду, что если нам заглянуть туда, хотя бы на час? Я спою для тебя, как когда-то, а ты снова скажешь мне, как хочешь обладать мной… 
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bumH.gif[/SGN]

+1

32

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2byTm.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Мурад был искренне благодарен своей матери за то что та не дала Амире сидеть одной в покоях и грустить о том что недавно произошло... и дожидаясь любимую, нетерпеливо мерил шагами свою спальню, желая лишь одного - поскорее обнять свою прекрасную венецианку и позабыть обо всем на свете. По счастью, Амира не стала заставлять его долго ждать и едва только успев появится в покоях, сразу же подарила ему нежный и долгий поцелуй. Он обнял ее, желая сказать, что никогда и ни с кем не сможет быть так счастлив, но не успел, потому как возлюбленная предложила освежить в памяти самую первую их близость...
-Но почему мы должны пробыть там всего час? -улыбнулся принц, прежде чем вновь жадно прильнуть к губам Амиры своими. -Мы можем пробыть там столько сколько захотим... и я уже сейчас страстно желаю тебя.
Мурад взял Амиру за руку и покинул вместе с ней свои покои - двое слуг последовали за молодой парой, но наследник престола приказал им остаться в длинном коридоре что вел к тайному саду. Как и всегда, аги лишь молча поклонились, когда принц добавил что не желает чтобы его беспокоили в ближайшее время. Без каких-либо досадных помех оказавшись наконец в саду, молодой человек позволил своей любимой женщине отпустить его руку и выйти на большой балкон, откуда открывался прекрасный вид. Улыбнувшись принцу, Амира вновь начала петь красивую песню на своем родном языке - одновременно грустную и необыкновенно-нежную... и вначале Мурад просто любовался своей пассией, еле сумев сдержать собственное неуемное желание пока не отзвучал последний аккорд чудесной мелодии.
-О чем эта песня? -тихо шепнул наследник престола, начав раздевать свою возлюбленную. -Знаешь... я бы все отдал, лишь бы не быть причиной твоих слез... и даже если ты не сможешь подарить мне детей, я все равно буду любить тебя до конца моих дней. Я хочу чтобы ты знала это...
Стянув свой чапан, Мурад уселся на деревянной скамье с мягким ковровым сиденьем и как и в прошлый раз, притянул Амиру к себе на руки. Сдерживаться более не было сил, так что мирза лишь тихо выдохнул, когда помог любимой женщине плавно опустится на себя и начать неторопливо двигаться.
-Скажи что любишь меня.., -он крепче обнял свою наложницу, двигаясь вместе с ней и срывая новые стоны с самых желанных и сладких на этом свете губ. -Все в этом мире имеет смысл лишь если ты рядом со мной...

Мурад был очень рад, когда венценосные родители наконец позволили ему вернутся к своим обязанностям наместника в Самарканде. Как-никак, он уже был взрослым и самостоятельным человеком и не нуждался в излишней заботе и опеке - а отец с матерью по сути вмешались в его личную жизнь, где может и не должно присутствовать каких-либо третьих лиц. Прежде чем Эсма забеременела, наследнику пришлось провести с ней несколько ночей, что в очередной раз расстроило Амиру, вдобавок гаремные змеи стали настраивать новую фаворитку наследника против белокурой венецианки, говоря что первая должна как можно скорее избавится от соперницы. В общем, принц вздохнул спокойно, когда наконец получил разрешение вернутся в Самарканд, где его ждало великое множество дел... и желанная свобода от чрезмерного и ненужного контроля.
-Я так счастлива что вы навестили меня, мой господин, -улыбнулась Эсма, когда Мурад после завтрака с Амирой, как и обычно заглянул проведать ее. Он прекрасно знал, что возлюбленной эти его визиты совершенно не нравятся, но не мог не зайти к будущей матери своего ребенка, тем более что ей предстояло разрешится от бремени в ближайшие дни. -Прошу вас, побудьте со мной немного? Лекарша говорит что я должна отдыхать, избегать открытого солнца и не нервничать... а я уже просто не могу сидеть в четырех стенах.
-Тебе надо просто набраться терпения, -принц уселся на край постели Эсмы и откинув легкое покрывало, положил ладонь на ее большой живот. -Хотя мне уже самому очень хочется взять его наконец на руки...
-Я уверена что он будет похож на вас - такой же сильный, -едва только наследник наклонился, чтобы прислонится щекой к ее животу, Эсма не удержавшись, очень осторожно и нежно провела кончиками пальцев по его волосам. -Мой повелитель... позволено ли будет вашей рабе сказать что она тоскует без вас?
-Но я ведь рядом с тобой, -Мурад улыбнулся. -А ты сейчас должна думать только о нашем ребенке и не волноваться попусту.
Поцеловав руку Эсмы, принц поднялся с постели и вышел из ее покоев. Молодая женщина тоже осторожно встала и не обуваясь вышла в коридор, чтобы посмотреть как Мурад вместе со своей свитой пройдет по нижней галерее - он торопился на очередной утренний совет и наложнице оставалось лишь тихо вздохнуть.
-Госпожа, зачем вы ходите босиком?? -заволновалась приставленная к Эсме служанка и быстро сбегала за ее обувью. -И вам нельзя выходить, потому что сейчас очень жарко - лекарша сказала что это может быть плохо для вашего здоровья.
Женщина послушно вернулась в комнату и затем выглянула с балкона в старинный дворцовый сад, равных по красоте которому не было во всем государстве. Слушая пение птиц и смотря на прелестные фонтаны, Эсма было улыбнулась, но тут увидела на одной из дорожек Амиру и улыбка сама собой сползла с ее лица.
-Мохим, подойди ко мне? -окликнула она свою служанку. -Скажи... что такого есть в ней, чего нет у меня? Во дворце поговаривают что она бесплодна, но мой повелитель все равно проводит с ней каждую ночь...
-Я не знаю, госпожа, -ответила Мохим. -Однако, у вас есть то чего нет у нее - вы носите дитя нашего мирзы. Не печальтесь, как только он родится, вы сразу станете главной фавориткой - и родите нашему господину еще много прекрасных и здоровых детей.
-Да услышит тебя Всевышний, -грустно вздохнула Эсма и видя это Мохим не выдержала и посмела ободряюще прикоснутся к руке своей госпожи. -Как бы я хотела чтобы он больше времени проводил со мной... и хотя бы раз поцеловал как прежде. Но я знаю, что мой повелитель постоянно думает только о ней.
-Госпожа моя... не сочтите за дерзость, но вам нужно быть немного посмелее. Используйте каждый момент, когда наш господин с вами... напомните ему о том как вам было хорошо вместе, -тихо сказала служанка. -Что если сегодня он придет к вам на ужин?
-Ко мне?? -Эсма растерянно посмотрела на Мохим. -Но как это возможно? Ты же знаешь что мой повелитель ужинает в своих покоях... с Амирой.
-Я устрою так чтобы он пришел к вам - а вы, моя госпожа, не упустите нужного момента как это делает ваша соперница.
В отличии от Эсмы, так и не успевшей обучится искусству гаремных интриг, Мохим начала служить при дворе хорезм-шахов еще при отце нынешнего повелителя. Она без особого труда придумала хитроумный план и подговорила лекаршу что присматривала за Эсмой-хатун, помочь ей в его осуществлении. И самым главным пунктом означенного плана было дождаться вечером мирзу Мурада, после того как он вернется из города и затем перехватить его прямо на глазах у Амиры-хатун.
Естественно, наследник престола ни о чем таком и не подозревал и был очень рад увидеть Амиру, когда она встретила его в дворцовом саду.
-Я ужасно устал.., -он улыбнулся, обняв свою любимую и ответив на ее поцелуй. -Почти весь день провел под открытым солнцем - ездил к Зеравшану вместе с мавляной Фазлиддином... Он проектирует новый оросительный арык для нужд города и попросил аудиенции чтобы рассказать мне о нем. Ты обязательно должна как-нибудь съездить со мной к реке, милая... там очень красиво.
-Мой господин, не сочтите за дерзость.., -именно в этот самый момент к принцу и подошли Мохим с лекаршей. И надо сказать, их встревоженные лица не на шутку напугали его. -...но Эсме-хатун было нехорошо и я посчитала правильным сразу сообщить вам об этом. Ваша покорная раба умоляет вас снизойти до нее...
-Этого еще не хватало, -Мураду пришлось выпустить Амиру из объятий. -Что случилось? Я сейчас же пойду к ней.
-Просим прощения, что помешали, госпожа, -прежде чем направится следом за мирзой, Мохим как и подобает, почтительно поклонилась его фаворитке. Что же... если Эсма-хатун будет вести себя умнее, то возможно сумеет увести принца у белокурой венецианки?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-11 20:59:06)

+1

33

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]
К счастью, но Мурад не стал расспрашивать о том, при каких именно обстоятельствах его рабыня припоминала былые дни и в частности ту ночь, немыми свидетелями которой стали ясные звезды и цветущие цветы с полуночными птицами в том саду. Наверное, Амиры бы все-таки не смогла объяснить своему возлюбленному то, что растревожило его сестрицу, да и не хотелось ломать то доверие, которое зародилось у нее с принцессой Зульфией. Но, мирза уже сейчас желал свою нежную розу, что лишь прикрыла глаза от удовольствия, принесенного услышанными из его уст словами, и улыбнулась.
- Я подумала, что ты захочешь вернуться в свою постель потом, когда устанешь,- тихонько добавила она, прежде чем ответить на полный желания и страсти поцелуй, из-за которого можно было даже отказаться от своих намерений. Но, все-таки фаворитка эмира желала быть неповторимой. И раз уж в этих покоях будет также порой и другая, она сделает все ради того, чтобы мысли его были лишь с ней, даже в ту ночь, которую они проведут врозь друг от друга.
Сад за последний год практически не изменился. Казалось, что цветы цветут точно так же, как и в ту ночь, не смотря на то, что сегодня на звездном небе, усыпанном бриллиантами ясных звезд, был лишь узенький диск луны, как и тот, что венчает купол мечети. Посмотрев на луну, венецианка улыбнулась принцу, что приготовился слушать песню, на совершенно незнакомом ему языке, который некогда его любимица считала родным. И кто только знает, чего стоило ей теперь припоминать те слова, которые были ей хорошо известны еще с раннего детства, с того самого первого дня, когда она только начала осознавать те слова, что были сказаны людьми, окружавшими ее когда-то. И ведь их лик ушел в совершенное забытье, если слова все еще хранились на сердце…
- Эта песня о том, как влюбленная девушка поет и просить любимого не верить словам любви другой девушки, - тихо ответила она, после того, как подошла ближе к наследнику престола, что не желал более ждать и начал избавлять ее от одежды. – Тогда ты позволишь мне растить всех твоих детей? Так, словно бы они будут наши. Твоя матушка говорила, что такое возможно... - тихо озвучила свою просьбу наложница в ответ на обещания мирзы вечно любить ее, когда ее платье скользнуло вниз на землю. Она получила такое предложение от Фериде-султан и теперь должна была убедиться в том, что Мурад ей не откажет. И он не отказал, притянув Амиру ближе к себе, так чтобы они вскоре стали снова единым целым, как и в первую их ночь. Хотя, определенно можно было сказать о том, что эта близость, дополненная горечью ревностью, была вовсе не такой, как все предыдущие. Хатун стала жадной и даже утром не желала отпускать своего возлюбленного к завтраку, как это бывало во время их путешествия в столицу. Но тогда она была слишком беззаботно счастливой, чтобы ценить и упиваться этими мгновениями до последней капли, как сейчас.
В прочем, спустя месяц они все-таки смогли отправиться в Самарканд, ведь темноволосая наложница по имени Эсма понесла дитя. И пока это еще было возможно, им следовало как можно осторожнее доставить ее во дворец наместника, от чего их путешествие растянулось на недели. В прочем, каждый день в походе Амира не проводила ночи одна, однако тот факт, что валиде оказалась права и наложница сына не могла понести дитя, ее безумно тревожил. Это ведь значило, что с этих пор будет не одна соперница у нее?! С этим всем нужно было что-то делать и, очень вовремя по возвращению во дворец Самарканда, к фаворитке подошла одна из местных калф. Она хорошо знала всех вокруг, так что нашептала на ушко любимице господина о существовании целительницы, которая помогла уже не одной девушке. Конечно, Амира-хатун прекрасно понимала, что Фатьма хотела наверняка возвыситься еще больше, но это не заставило ее отказаться от встречи с целительницей-знахаркой, пользующейся в народе особенным уважением за содеянное добро. У них было несколько встреч, во время которых женщина обещала наложнице, что у нее будут еще дети, много детей и даже родится мальчик. При этом женщина давала ей выпить какой-то раствор или снадобье… кто знает? И говорила, что уже совершенно скоро оно должно подействовать. Но, пока оно не подействовало, Амира решила все-таки принять веру любимого мирзы, чтобы быть ближе с ним.
С тех пор прошло не больше двух месяцев, а может даже больше… время так быстро летело и приближало день рождения ребенка Эсмы, что Амира начинала откровенно нервничать, ведь все еще не могла порадовать мирзу известием о своей беременности. Она боялась, что даже та знахарка оказалась бессильной против воли неба, однако продолжала молиться Всевышнему, не упуская при этом ни единой возможности. Этим вечером они с Мурадом, как и всегда встретились в саду, в котором фаворитка гуляла, наслаждаясь вечерней свежести, и заодно дожидалась любимого. Она обняла его и подарила нежный поцелуй, прежде чем поспешила бы увести его в главные покои, которые по праву всегда принадлежали только им, когда к ним подоспела верная Эсме калфа вместе с лекаркой. Нахмурившись, девушка выслушала все то, что сказала калфа наместнику, который решил сразу же направиться к беременной наложнице. Вот только ехидные слова Мохим оброненные ней напоследок не позволили Амире все оставить на самотек и дожидаться, возможно, тщетно Мурада целую ночь. Поэтому она лишь улыбнулась калфе, после чего последовала за принцем, которого вскоре застала в покоях у Эсмы.
- Я тоже обеспокоилась известием о том, что Эсме-хатун не хорошо, весь день ведь она чувствовала хорошо и аппетит даже не падал, - войдя в покои наложницы, произнесла Амира. С ней они во дворце умело обходили друг друга, не желая видеть, ведь у каждой из них было то, чего так желала другая . Амира обладала сердцем мирзы, тогда как Эсма носила дитя от него… и, пожалуй, если бы только могла, венецианка продала дьяволу бы душу, лишь бы исправить что-нибудь в себе и понести дитя. – Все-таки мне воспитывать это дитя, и я не могу о нем не беспокоиться. Но, я вижу, что зря, ведь Эсма-хатун уже чувствует себя снова лучше? – спросила белокурая венецианка, присмотревшись внимательно к наложнице. – Щеки розовые и здоровые… Мне кажется, нужно просто чаще бывать на воздухе, как и советовала это Фериде-султан неоднократно, - добавила фаворитка, положив ладони своих рук на плечи Мурада, присевшего на край постели матери своего ребенка. – Присоединяйся ко мне завтра на прогулке, Эсма, - будто доброй подруге, предложила девушка. В прочем, сердце юной венецианки было далеко не таким ранимым, как еще полгода тому назад. Оно отвердело от той боли, которую ему пришлось переживать, и было способно даже на большее. Особенно держать свою соперницу ближе к себе, на коротком поводке, чтобы она даже и не думала позариться на то, что ты ей никогда не отдашь.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bFyb.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-11 16:37:38)

+1

34

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bFT1.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Мурад быстрым шагом направился во дворец и спустя пару минут был уже в покоях Эсмы. Она встретила его лежа на постели и покраснев при его появлении - врать принцу наложнице не хотелось, однако она согласилась устроить это небольшое представление ради возможности побыть с ним.
-Простите меня, мой господин.., -робко сказала Эсма, опустив свой взгляд и не посмев посмотреть на мирзу. -У меня кружилась голова и мне было немного дурно, но сейчас уже все хорошо. Останьтесь со мной ненадолго?
-Ты напугала меня.., -Мурад улыбнулся, присев на край постели матери своего будущего ребенка и накрыв ее ладонь своей. -Но я очень рад, что тебе уже лучше. Ты должна слушаться лекаршу и хорошенько себя беречь...
-Конечно, мой повелитель... простите свою недостойную рабу, -Эсма было обрадовалась, но тут увидела как следом за верной Мохим и лекаршей в ее спальню вошла белокурая венецианка. Наложница уже хотела было поблагодарить ее за беспокойство о своей персоне, как вдруг услышала нечто такое, чего совершенно не ожидала. -Как же это... почему вы будете воспитывать мое дитя, Амира-хатун? Что она такое говорит, господин мой? Прошу вас, умоляю, не делайте этого!
Эсма схватила за руку Мурада и начала целовать его ладонь, не сдерживая слез.
-Это наш ребенок... мой и ваш... не отдавайте его ей, пожалейте меня!
-Тише, успокойся пожалуйста, -у принца не было выбора, кроме как обнять Эсму чтобы хоть как-то ее успокоить. -Ты забыла, что пообещала мне беречь наше драгоценное сокровище? Отдыхай и не думай о плохом...
Поднявшись с постели и велев лекарше и Мохим глаз не спускать с Эсмы, Мурад взял за руку Амиру и вышел из покоев. Отойдя на некоторое расстояние по длинному коридору, он остановился и обернулся к своей возлюбленной.
-Объясни зачем тебе понадобилось сейчас говорить о том что ты заберешь себе ребенка? Я обещал тебе и сдержу слово... но не следовало все обострять, когда Эсма итак нехорошо чувствует себя,  -тихо сказал принц, посмотрев на Амиру. -Вдруг с ней случится что-то? Ты не должна была так говорить...
Амира смотрела на него полными обиды глазами и наследнику престола стало не по себе. Сколько раз он уже обещал себе, что не будет причиной ее боли? Однако и бедняжка Эсма по воле жестокой судьбы оказалась игрушкой в руках сильных мира сего и не была виновата ни в чем перед Мурадом... он был благодарен ей за свое будущее дитя и не мог позволить себе быть жестоким с ней.
-Ладно... я ужасно устал сегодня.., -оборвал себя наследник престола, прикоснувшись ладонью к щеке Амиры. -Прикажи слугам приготовить хаммам... и подожди меня там.
Что может быть лучше после долгого дня проведенного на палящем и жарком солнцем, чем понежится в бассейне с прохладной водой, после приятного массажа? Это было приятное завершение этого вечера, так что Мурад даже прикрыл глаза, когда Амира взялась размять ему плечи, пока он сидел в приятной и ароматно пахнущей после использования специальных масел воде. Принц совершенно расслабился и тут почувствовал как пальцы Амиры внезапно соскользнули с его плеч - а когда оглянулся, то к своему ужасу увидел что она лежит на мягких подушках на полу, которые по счастью не позволили ей ушибится.
-Амира?!! -быстрее стрелы Мурад вылез из бассейна и присел рядом с любимой, постаравшись привести ее в чувство. -Ты слышишь меня?? Пожалуйста, открой глаза...
Кое-как замотавшись банной простыней, принц подхватил на руки Амиру и принес ее в свои покои, попутно приказав слугам привести срочно привести лекаршу. Пока она пришла, Мурад успел кое-как одется и с замиранием сердца ожидал вердикта Фатьмы-хатун - она была достаточно сведущей во врачебном искусстве и была приставлена к его возлюбленной еще год назад.
-Мой господин, нет никаких причин для беспокойства, -доложила лекарша, выйдя на балкон, где ее дожидался принц. -Но Амире-хатун следует поберечься и не находится долго в хаммаме в ее положении...
-Что ты сказала? -Мурад просто не поверил своим ушам. -Неужели...?
-Да, господин. По воле Всевышнего, Амира-хатун носит ваше дитя, -поспешила ответить лекарша и более ничего не успела добавить к вышесказанному, потому как принц помчался в комнату и обнял Амиру, не забыв нежно поцеловать ее.
-Почему ты ничего мне не сказала? Как же я ждал этого дня... наконец-то! -Мурад улыбнулся, прежде чем снова прильнуть к губам любимой. -Я говорил матушке, что не следует торопится и нужно просто подождать... сегодня ты осчастливила меня...
Заметив что наложница смотрит на принца так словно не может поверить в услышанное только что, осмелилась вставить свое слово Фатьма-хатун. Она была рада что Амире помог ее совет обратится к старой самаркандской знахарке.
-Я буду молить Всевышнего, моя госпожа, чтобы он послал вам и моему повелителю здорового сына. Сегодня поистине счастливый день!

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-12 19:28:39)

+1

35

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]Быть может, Амира-хатун совершила ошибку, когда сказала вслух о том, что заберет себе дитя Эсмы, когда беременная наложница получала крохи внимания от наследника престола, пришедшего в ее покои, чтобы проверить, как себя чувствует мать его ребенка, что должен был появиться на свет изо дня на день, с недели на неделю. Но, фаворитка и любимица мирзы была жестоко наказана за этот проступок, поскольку на ее глазах Мурад бросился обнимать и успокаивать разволновавшуюся наложницу, чем больно ранил Амиру. В прочем, чего она ожидала еще от безмерно доброго принца? Он был так добр, что не мог сказать девушке о том, что та лишится ребенка, как только он увидит мир. И ей стоило не малых усилий выстоять сейчас, сдержать себя в руках, дабы изобразить полное самообладание и покорность мужчине, что обладал ее сердцем.
В прочем, эти объятия не продлились долго. Мурад вручил наложницу заботам калфы и лекарши, которая должна была присматривать за беременной каждый час жаркого дня, дабы не случилось ничего непредвиденного с ребенком мирзы. Венецианка прекрасно знала, что сейчас ее поступок не особенно понравился ее возлюбленному эмиру, стоило только ей увидеть взгляд. За то время, что они провели вместе, она уже хорошо успела узнать его настолько, чтобы по глазам понимать то настроение, в котором он пребывал. Но, что могла белокурая хатун сделать еще? Что могла она сказать той девушке, что отнимала у нее этим вечером принца?? Она ударила в ответ, не подумав о последствиях и том, что разволновавшись, Эсма сможет навредить себе или, не приведи Аллах, ребенку. Покорно последовав за Мурадом, девушка молчала, а когда он остановился и повернулся к ней лицом, чтобы высказать то, что лежит у него на сердце, снова ощутила укол ревности. Не хватало еще, чтобы они сейчас спорили или ругались из-за этой наложницы!
- Извини, я не думала, что это тайна до определенного часа, - тихо ответила она, едва заметно поджав губы в сожалении. Вот только жалела она сейчас вовсе не Эсму, а себя, как бы это ни было эгоистично. Все-таки Мурад заботился о другой женщине, что подарит ему сына, о чем так мечтала она, его первая и единственная любовь, которой он обещал больше не впускать никого в свое сердце.
Видимо, принц все-таки решил пожалеть и свою возлюбленную, поэтому достаточно быстро порадовал ее своим решением провести вместе с ней время в хамаме, что вместе с нежным прикосновением его руки к нежной коже щеки и заставило девушку улыбнуться ему.
- Все будет исполнено в кратчайшие сроки, я буду ждать тебя, любовь моя, - глядя в глаза любимого мужчины, произнесла она, после чего прямиком отправилась в хамам, где младшие служанки тут же принялись готовить все для наместника провинции. Сама хатун же избавилась от своей одежды и обмоталась полотенцем вокруг груди, что скрывало самые сокровенные части тела до тех пор, пока Мурад не захочет стянуть его с нее. И как только он появился, Амира сразу же принялась разминать его шею и плечи, плавными прикосновениями своих пальцев, заставляя его позабыть об усталости и расслабиться рядом с ней.
Она делала так всегда, каждый раз, когда сопровождала его в хамаме на протяжении того времени, что она была при нем, поэтому несколько удивилась, когда наклонившись вперед, чтобы руками помассировать скрытые под водой части тела своего мирзы, а после несколько резко выпрямилась, ощутила легкое головокружение. Такого с ней не было раньше, но она не остановилась. Все-таки ничто не имело значение для нее, кроме Мурада, которому она была нужна сейчас… Вот только следующий раз стал последним и после небольшого головокружения, мир поплыл перед ее глазами.
Она очнулась в хорошо знакомой комнате, когда лекарка поднесла к носу какую-то палочку с неприятно пахнущим раствором. И, видимо, Амира провела в беспамятстве весьма длительное время, поскольку пропустила весь процесс осмотра врача, об исходе которого она тут же поспешила доложить Мураду.
- Я больна? Что со мной?? – спросила она, боясь получить ответ на заданный вопрос. Однако оставаться в неведении она не могла. В прочем, ее верная помощница Фатьма была рядом и, хотела уже было подойти и ответить, но наследник престола опередил ее, вернувшись из балкона очень счастливым.
- Я … что? – переспросила она все еще слабым голосом, прежде чем смысл упрека дошел до нее. – Но, я ничего не понимаю, Мурад, что случилось? - добавила она, ощутив, как слезы радости начали щипать ее глаза, кода эмир коснулся ее губ своими в весьма нетерпеливом поцелуе.
- Иншаллах, Фатьма-хатун, иншаллах, - ответила едва верившая в то, что происходило с ней наложница, посмотрев на калфу, благодаря которой, наверняка, она смогла забеременеть, наконец. Все-таки, кто знает, когда случилось бы такое, да и вообще случилось ли, если бы не эта знахарка и целительница?!
- Я так рада, что эту новость именно ты принес мне, милый, - тихонько прошептала девушка, дав понять калфе, что следовало бы ее оставить наедине с мирзой, что и было выполнено. – На следующее утро угощу всех во дворце сладостями и щербетом… Нет, не во дворце, а во всем Самарканде, - улыбнулась она, уронив несколько радостных слез, поскольку сдерживать себя уже не было мочи. – Но, ведь это не значит, что теперь ты будешь сторониться меня? – внезапно для себя спросила она у Мурада, осторожно приподнявшись над ним. – Теперь ты будешь только моим?
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bFyb.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-11 23:14:38)

+1

36

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bFT1.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Почему я должен сторонится тебя? -улыбнулся Мурад, нежно обняв Амиру, после того как слуги закрыли двери за Фатьмой-хатун. -И ты знаешь что я всегда был и буду только твоим - с того самого момента как мой младший братец уронил твой поднос, помнишь?
Порой принцу казалось, что первое мгновение его встречи с любимой было только вчера - настолько быстро и счастливо промелькнуло время, которое он провел рядом с ней. И вот теперь, наконец-то они дождались самого драгоценного дара, который только может дать Всевышний. Конечно же, наследник престола не отказался устроить праздник как во дворце, так и за его пределами - по такому великолепному поводу для радости, все нуждающиеся в Самрканде будут накормлены досыта и получат помощь из благотворительной казны.
Но если для Мурада и его возлюбленной этот вечер был действительно счастливым, то бедняжка Эсма провела его в слезах, несмотря на уговоры верной Мохим успокоится и взять себя в руки. Но разве можно было успокоится зная что соперница собралась забрать ребенка?? Наложница очень надеялась, что принц не позволит совершится такой несправедливости... ведь она не виновата в том что Амира бесплодна...
-Всевышний, молю тебя... не допусти такого.., -молила Эсма встав на колени. -Чем я провинилась перед тобой? Я никогда не мечтала о том чтобы быть рядом с принцем... но так случилось что он стал отцом моего ребенка. Почему я должна отдать его этой женщине..???
-Госпожа, успокойтесь... вы навредите себе и ребенку, -Мохим решительно подняла с колен Эсму и заставила ее улечься на кровать. -Я уверена что наш господин не допустит такого... он знает как вы его любите...
-Я надеюсь на это, -вздохнула молодая женщина и послушно вытерла слезы, опустив голову на мягкую подушку. -Если понадобится, я буду умолять его и ее, не забирать мое дитя...
Усталость после всех переживаний быстро сморила Эсму, принеся ей облегчение... а когда наложница проснулась на следующий день, то весь гарем уже успела облететь радостная новость - фаворитка наследника престола оказалась вовсе не бесплодной, как о ней все думали. Это известие вселило в Эсму робкую надежду... ведь если Амира беременна, то ей незачем забирать ее ребенка?
Хорошенько все обдумав, женщина приказала Мохим помочь ей одется и вышла в сад, где в этот самый момент прогуливалась и Амира в сопровождении своих служанок. Подойдя к плотному навесу, что защищал белокурую венецианку от яркого солнца, Эсма как и полагалось почтительно поклонилась ей и получив разрешение присесть рядом на подушки, решилась заговорить.
-Госпожа, я пришла поздравить вас со счастливой новостью и молю всемилостивого и справедливого Аллаха чтобы он даровал вам здорового сына, -тихо произнесла наложница. -Теперь вы тоже будете матерью... и я молю вас не забирать мое дитя. В этом дворце, как и при дворе нашего доброго падишаха нас считают соперницами и вы вправе меня ненавидеть за те ночи, что подарил мне наш господин. Но... если я и виновата перед вами, то на моем ребенке нет никакого греха...
Эсма не успела договорить как Амира ответила на ее просьбу, сказав что не собирается менять своих решений. Ребенок Мурада был обещан ей на воспитание самой валиде-султан и она слишком много слез пролила из-за него, так что теперь не откажется от своих первоначальных намерений. После такого, Эсме оставалось лишь вернутся в свои покои и вновь залится слезами...
Тем временем Мурад вновь провел почти весь день на берегу полноводного Заравшана, изучая чертежи знаменитого зодчего и наблюдая за тем как строится новый арык. Кроме этого проекта, мавляна Фазлиддин предложил наместнику укрепить стены Самарканда на случай какого-либо внезапного нападения - строительство весьма затратное и долгое, но зато благодаря ему город станет самой настоящей неприступной крепостью.
-Матушка рассказывала мне как мой дед взял приступом Самарканд после жестокой трехнедельной осады, -задумчиво произнес принц, приложив ладонь козырьком ко лбу и посмотрев в сторону городских стен. -Она говорила, что к этому моменту в городе уже не осталось продовольствия, а ее брат погиб во время одного из жестоких боев...
-Простите мне столь непозволительную дерзость, мой эмир.., -очень осторожно произнес Фазлиддин. -...но... вашего деда до сих пор не любят в Самарканде. Он заставил голодать всех жителей... но они предпочли бы умереть, но не открывать ворота его войску. Я не должен говорить вам подобного, но вы будущий правитель всего нашего славного царства и должны знать подобные вещи.
-Немногие осмеливаются говорить мне правду, мавляна и я ценю это, -ответил Мурад. -Мой дед был великим человеком, я это признаю... однако порой проявлял совершенно ненужную жестокость, даже по отношению к своим близким. Я знаю... он казнил бы моего отца, если бы его бабушка не вмешалась и не устроила самый настоящий бунт в Бухаре во время затмения. А вместе с отцом умер бы и я, все шло именно к этому... Никогда в своей жизни я не забуду той камеры - а еще выражения глаз моей матери в тот момент когда меня отняли у нее. Многие думают, что нельзя достичь величия без жестокости и насилия, однако это не так. Мой отец не раз доказал это, когда сумел заключить мир в Кяте...
-Что может ответить на это человек, никогда не державший в руках оружия, мой господин? -Фазлиддин лишь вздохнул. -С приходом вашего отца на трон, в нашей стране воцарилось спокойствие и мир... и многие люди думают что наконец-то исполнилось давнее пророчество о справедливом и мудром падишахе. Нам, простым смертным остается лишь молится о том, чтобы Аллах послал ему долгих лет жизни и мудрости продолжать править своими подданными, не забывая о справедливости.
-Аминь, -Мурад стянул с головы свой тюрбан и положив его рядом с собой на ковровую подстилку, взял у слуги чашу с ледяным щербетом. -Знаете... в детстве я всегда считал Самарканд совершенно особенным и мечтал когда-нибудь увидеть его хотя бы раз. А теперь, он стал моим настоящим домом и именно здесь появятся на свет мои дети. Я хочу сделать его еще лучше и красивее ради них...
Немного передохнув после долгого дня на палящем солнце, принц вернулся в свой дворец, пообещав что позаботится о том чтобы зодчий получил все необходимое для дальнейшего строительства. Мурада уже ждал вкусный ужин в компании Амиры, после которого он решил остаться в ее покоях на ночь, однако стоило ему только обнять свою любимую, как прибежала рабыня посланная лекаршей и сообщила что у Эсмы-хатун начались схватки.
-Я сейчас же иду! -ответил молодой человек и затем нежно поцеловал Амиру. -Мне просто не верится что я уже сегодня возьму на руки свое дитя... идем, я должен быть рядом с Эсмой когда это произойдет.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-13 01:34:41)

+1

37

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]Рабыня не знала, как объяснить свои страхи мирзе. А ведь их у нее было более чем достаточно, поскольку из-за волнений по самому желанному ребенку, порой, можно позабыть о чем-то не менее важном. Например, как это обычно и бывает, когда супруги сторонятся друг друга, дабы не навредить плоду их любви, которому вопреки всем убеждениям наверняка хочется ощутить, что он и есть плодом любви, а не какой-то случайной связи или недоразумения. Но, вместо того, чтобы говорить, девушка лишь прильнула к своему возлюбленному мирзе, чтобы закрепить те радостные слова, в ответ на которые она только успела согласно кивнуть. Хотя молодому эмиру следовало напомнить своей наложнице о том, что это она всецело принадлежит ему. Но, видимо, любовь бывает не только слепой, но и глухой, и не допускает никаких разумных мыслей, когда центр твоего мира находится слишком близко к тебе, да еще дразнит поцелуями и ласками.
- Мне кажется, в хамаме я не успела закончить все так, как тебе нравится, но я сейчас исправлюсь, любимый, - ненадолго оторвавшись от Мурада, произнесла Амира, прищурив свои светлые глазки, в которых мерцало самое настоящее и неподдельное счастье. Она провела кончиками пальцев по груди наместника, изредка останавливаясь для того, чтобы задержать кончики своих пальцев на обнажённой груди ее льва, а после, спустившись ниже, развязать шнуровку того шелкового халата, в который он оделся, пока дожидался вердикта врача. Отбросив один борт халата, Амира прикоснулась губами к груди своего мужчины, после чего начала плавно спускаться все ниже и ниже, пока не достигла того самого места, через которое она могла доставить мирзе истинное удовольствие, доводя его до исступления.
Этой ночью они принадлежали друг другу, как и во многие другие их ночи. Но, вопреки всему, они очень осторожно радовались своему счастью, хорошенько помня, как в одно мгновение можно опуститься с небес на грешную землю. Единожды им уже доводилось подобное пережить, но повторения истории, никто из них явно не желал. Конечно же, наступившее утро заставило двух пылких влюбленных оторваться друг от друга хотя бы на несколько часов, однако хатун никак не желала отпускать молодого человека, когда тот приподнялся в постели, чтобы заставить себя собираться и настроиться на рабочий лад.
- Мне так жаль, что тебе сейчас придется уйти практически на весь день, любимый, - последовав примеру Мурада, девушка также села в постели, при этом обняв мирзу. – Я буду с нетерпением ждать твоего возвращения вечером, - добавила она вскоре, прежде чем в покои внесли их завтрак, после которого наследнику престола и пришлось отправиться навстречу к неотложным делам, тогда как сама хатун должна была позаботиться теперь не только о себе, но и о сыне. А в том, что у нее родится здоровый мальчик наложница и не сомневалась. Хотя все-таки для верности ещё и молила Аллаха о милости.
- Помнишь ту целительницу, которую ты мне советовала? – обратилась Амира к Фатьме-хатун, пока она вместе со своим верным сопровождением направлялась в сад на прогулку. Калфа ответила ей согласным кивком, на что венецианка лишь усмехнулась: - Я обещала ее озолотить, и сделаю это после рождения моего сына, поэтому передай ей, чтобы она никуда не исчезала. В случае чего, я хочу быть уверена, что все идет, как должно, - добавила она, после чего подошла к паладину, что должен был защитить фаворитку наследника от настойчивого солнца.
Отдыхая в тени, Амира расслабилась лишь только внешне. Внутри она лишь только переживала о том, чтобы не сгубить то, что с таким трудом обрела. И тут к ней пожаловала Эсма. Неужто решила воспользоваться вчерашним предложением вежливости и присоединиться на прогулке к ней?
- Да услышит твои молитвы Всевышний, - произнесла Амира, внимательно присмотревшись к темноволосой наложнице, что уселась среди подушек рядом с ней. И прежде чем главная фаворитка успела посмотреть на свою соперницу, та решительно приступила к тому разговору, ради которого и пришла сюда.
- Я не буду менять своего решения, хатун, - категорично прервала просьбу наложницы венецианка. - Ты забываешь, Эсма, кто выбрал тебя для этой участи, - ответила Амира темноволосой наложнице. – И я вовсе не ненавижу тебя. Просто не собираюсь отдавать кому-либо хотя бы малейшую частичку Мурада. Тем более, мне сама валиде обещала возможность воспитывать всех детей Мурада, и можешь быть уверена в том, что я не откажусь ни от одного из них. Я уже достаточно пролила слез из-за этого ребенка и могу по праву считать его своим, - не менее решительно добавила Амира, после чего Эсме оставалось лишь уйти, не имея никакой надежды, кроме как обратиться еще раз к мирзе. Вот только дождаться вечера и поговорить с ним, наложнице так и не было суждено.
Тем вечером, когда белокурая венецианка вновь целовала своего возлюбленного принца, постепенно расстегивая пуговицы на его одежде, им все-таки помешали. И на этот раз это снова была Эсма-хатун. В прочем, если днем накануне Амира была практически уверенна в саботаже, то сегодня темноволосая наложница не могла с уверенностью сказать, что в этом была действительно вина Эсмы.
- Да, пойдем, - согласилась венецианка с мирзой, последовав за ним к покоям, где на свет должно было появиться дитя наследника престола. Быть может новый наследник? Что же, не понеси Амира сама дитя, наверняка она была бы рада наследнику, сыну. Но, теперь она сама хотела привести на свет сына, первенца, именно поэтому она и ощутила, как начинает нервничать. И чтобы проще было снести это волнение, взяла Мурада за руки, сжав его ладони в своих одним мягким и немым движением. – Все будет хорошо, да. Аллах поможет и все будет хорошо, - повторила наложница, заглянув в бездонно темные глаза своего эмира.
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bFyb.gif[/SGN]

+1

38

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bFT1.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
-Мой господин, пока что все идет хорошо, -сообщила Мураду лекарша, когда он появился в покоях Эсмы, вместе с Амирой. -Даст аллах, хатун разрешится благополучно... но первые роды могут длится долго, так что вам следует запастись терпением.
-Хорошо... позаботьтесь как следует об Эсме-хатун, -ответил принц лекарше, после чего подошел к постели своей наложницы и осторожно присел рядом, взяв ее за руку. Судя по всему, бедняжку только что оставил очередной приступ острой боли, потому как она едва сдерживала слезы закусывая губу. -Все будет хорошо, думай о том что скоро возьмешь нашего ребенка на руки...
-Я... я постараюсь мой господин... прошу вас.., -выдохнула Эсма, сжав ладонь Мурада. -Не хочу чтобы видели меня такой...
Наследник престола вышел из спальни и обняв Амиру решил устроится в соседних покоях. Усевшись на удобном диванчике, оббитом мягкой ковровой тканью, он старался сохранять спокойствие, однако это было весьма сложно в данной ситуации. Совсем рядом, буквально за стенкой, вот-вот должен был увидеть свет его первенец - и Мурад едва усидел бы на одном месте, если бы не его любимая.
-Все обязательно будет хорошо.., -он улыбнулся и наклонившись к лицу Амиры, подарил ей долгий и полный нежности поцелуй. Ее ответное нежное объятие и ласковое прикосновение желанных и сладких губ немного успокоило принца, так что он взял с подноса, принесенного слугами чашу с щербетом и несколько виноградинок. -Когда все закончится благополучно, я сразу же напишу письмо отцу и матери и сообщу им радостную новость. Знаешь, луна моя, мне не верится, что сегодня я увижу своего ребенка... неважно, сын ли это будет или дочь, лишь бы родился благополучно. Интересно, будет ли он похож на меня?
Разговаривая с Амирой, Мурад старался отмахнутся от собственного беспокойства и настроится на хороший исход... и так прошел не один час. Как и предсказывала лекарша у бедняжки Эсмы были долгие и тяжелые роды и долгожданный плач родившейся маленькой принцессы раздался где-то под утро, когда уже начало светать. Не сдержавшись после долгого ожидания, принц вскочил с диванчика и подойдя к окну открыл его, впустив ночную свежесть и ароматы прекрасных цветов из дворцового сада. До восхода солнца было еще около двух часов... и Мураду показалось, что прошла целая вечность прежде чем лекарша появилась на пороге комнаты с прелестным и аккуратно запеленутым ребенком на руках.
-Мой господин, Эсма-хатун родила чудесную и здоровую девочку, -объявила женщина и осторожно передала малышку на руки принцу. -Она такая хорошенькая, взгляните?
В отличие от многих мужчин что не умели обращаться с новорожденными, Мурад уже имел в этой области некоторый опыт - матушка не раз давала ему подержать на руках младших сестер и брата. Он улыбнулся, нежно обняв свою кроху и легонько коснувшись губами ее лобика: она пока что не спала, но уже не плакала, беспокойно шевеля ручками и ножками и видимо удивляясь что ей больше не тесно под сердцем у матери.
-Благодарю тебя, Всевышний... за это маленькое чудо, что сейчас у меня в объятиях. Я буду очень тебя любить, -наследник престола улыбнулся крохотной дочурке, после чего обратился уже к лекарше. -Как чувствует себя Эсма? Все хорошо?
-Простите меня, господин мой... мне придется стать вестницей плохих новостей. Дав жизнь ребенку, Эсма-хатун предстала перед Всевышним.., -тихо ответила женщина. -Мы пытались ее спасти, но ничего не смогли сделать. По счастью, главный лекарь приказал заблаговременно найти подходящую кормилицу...
-Но как же так? Она была молода и здорова.., -выдохнул Мурад, после чего передал дочку на руки Амире. -Я хочу поговорить с главным лекарем...
Увы, но новости, которые наследник престола услышал от главного лекаря его совершенно не порадовали. По словам главного врачевателя смерть женщины при родах не была чем-то из ряда вон выходящим - и тут могло стать причиной слабое сердце, не справившееся с нагрузкой при долгих и тяжелых родах. Так это было или нет, по сути было уже неважно... ведь Мурад в любом случае не мог уже ничего изменить.
Отдав распоряжения о похоронах, он вернулся в покои Амиры, где и застал ее с ребенком на руках. Она уже успела распорядится чтобы кормилицу со всеми удобствами поселили в соседних покоях и уже собиралась отнести ребенка, когда в комнату зашел Мурад.
-По счастью, ей не придется расти без матери.., -тяжко вздохнул принц, после того как подошел к любимой и обнял ее. -Луна моя, ты ведь будешь любить ее не меньше чем нашего ребенка? Я сделаю все чтобы, чтобы у нее было только самое лучшее... а еще, нам бы надо придумать нашей принцессе красивое имя?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-13 19:17:01)

+1

39

[NIC]Amira[/NIC]
[STA]фаворитка наследного принца[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bum4.png[/AVA]Мурад очень переживал и нервничал за ребенка, который уже этим вечером или поздней ночью должен был увидеть мир своими глазами. Конечно же, Амира тоже переживала, ведь этот ребенок дался ей по-своему не просто. Ей пришлось смириться с тем, что рядом с ее эмиром будет другая. Ей пришлось глотать горькие слезы боли, пока он был с другой, пока она не порадовала их новостью, что стала для венецианки также и приговором, от которого она лишь чудом избавилась прошлой ночью, узнав, что беременна. Но, принесенная жертва не могла быть напрасной. В этом была уверена наложница, когда держала за руку своего взволнованного мирзу и неустанно повторяла ему о том, что все будет хорошо. Да и разве могло быть иначе? Скольких детей падишаху подарила Фериде-султан? И ведь ничего с ней не случилось! Здоровью и плодовитости этой самаркандской султанши завидовала не раз Амира после возвращения из столицы. Однако сейчас было дело в совершенно другом. И вовсе неважно было то, что не она находилась на том одре, приводя в муках на свет первенца Мурада. Главным было то, чтобы все было действительно хорошо. И пусть уже родится мальчик, ведь тогда она точно сможет выдохнуть спокойно – не будет больше гонки за наследником, кого бы она сама не привела на свет.
Мурад подарил долгий поцелуй своей белокурой возлюбленной, что не стала сторониться его и лишь провела пальцами по его темным кудрям. А когда он заглянул в ее глаза и поделился своими ожиданиями, не смогла ему ответить ничем кроме улыбки. Благо ревность ей удалось затолкать в самые глубины своего сердца в этот самый момент.
- Конечно, ребенок будет на тебя похожим, - тихо прошептала она. – Он будет таким же добрым и искренним, как ты, моя жизнь. У него должны быть твои темные кудри и бездонные карие глаза, в которых я утопаю, когда заглядываю в них. А еще у ребенка будет твоя улыбка – такая же искренняя, как и твоя, поэтому улыбнись, мое сердце, не тревожься зря, - добавила рабыня, не выпуская из руки ладонь Мурада, пока вторая ее ладонь свободно подчеркивала правдивость ее слов, скользя сначала по тем чертам лица молодого человека, которые она и называла. Тем более, она начала замечать, как действуют ее слова на мирзу. Он начал успокаиваться, и начал расслабляться. В то время, как сама хатун ощутила какую-то тревогу: неужели все должно было происходить  настолько долго? Они провели не один час в покоях соседних с теми, где Эсма приводила на свет первенца мирзы, но новостей так и не было. В прочем, первые роды всегда были сложными. Но, чтобы настолько?
Амира думала о том, чтобы наведаться в покои, где все и происходило, но вовремя остановилась на этой мысли. Ей нельзя было. Кто знает, что может она увидеть там? Ведь теперь ей следовало быть очень осторожной и охранять плод их с Мурадом любви, тем более он дался им не просто. Она должна быть осторожной, и не торопиться в тех поступках, о которых сможет пожалеть потом. Порядком устав, белокурая венецианка устроилась на тахте, где они с мирзой и ожидали новостей, положив голову ему на колени, и ненадолго задремала, прежде чем не послышался тихий плач ребенка, а лекарша пришла с известием о том, что родилась у принца дочь.
- Чудесная, - тихо прошептала Амира, ощущая как эмоции накопившиеся за всю эту ночь были готовы пролиться несколькими слезинками счастья и радости. Естественно, венецианка не стала дожидаться, когда и ее позовут к новорожденной. Неустанно находясь рядом с мирзой, наложница увидела вместе с ним его дочь, у которой глазки пока еще были закрыты, а кожа пока еще была красноватой. Однако это нисколько не портило девочку, что лишь разжала свои ладони и свободно шевелила своими ножками, которыми будто уже готовилась к пробежке или прогулке по саду дворца своего отца. Хатун улыбнулась ей, лишь отдаленно слушая разговор Мурада с женщиной, принимавшей роды у наложницы, которой также следовало принести мирзе и не самую приятную новость, которая оглушила также и фаворитку наследника.
Эсма умерла? Но, как? Удивившись услышанному, она не знала даже, что сказать. Она лишь молча приняла переданную девочку, у которой должно было быть двое матерей, а вовсе не она одна. Но, Аллах так распорядился, а они, его слуги, должны смириться. Не став дожидаться распоряжений Мурада, занятого совершенно иным, Амира поспешила унести ребенка, что теперь всецело принадлежал ей, после чего отдала определенные распоряжения калфам, которые должны были устроить соответственно кормилицу новорожденной, что должна была располагаться в соседних покоях с ее. В прочем, их фаворитка уже давно задумала для детской, так что туда оставалось лишь внести кое-какие изменения. Ну, а пока Амира осталась в своих покоях, полностью поглощенная маленькой дочкой Мурада, что мирно спала у нее на руках. И пока Мурад не приблизился к ней, наложница подумала о том, что все-таки теперь у нее должен родиться только сын. У нее нет иного выхода, как только порадовать любимого наследником.
Когда же мирза заговорил, венецианка на какое-то время нахмурилась, оглянувшись на него с некоторой долей непонимания. Его дочь и не должна была расти без матери! Она должна была ней стать, даже при живой Эсме, от чего в сердце Амиры поселилась тень сомнения. Неужели Эсме-хатун удалось убедить мирзу не отнимать у нее ребенка и не отдавать ее на воспитание другой? Но наложница промолчала и не решилась задать этот вопрос, прекрасно понимая, что сама бы отдала дитя в руки сопернице, если бы знала, что это поможет ей выжить или хотя бы побороться за свою жизнь. Однако на этом Мурад не остановился.
- Тебе не следует тревожиться на этот счет, мое сердце, - тихо произнесла она, словно бы боясь разбудить этим разговором маленькое дитя. – Я буду любить каждого твоего ребенка, как своего, не смотря на то, кто привел его на свет, ведь в нем есть что-то от тебя. Неужели не это я обещала тебе когда-то? И я буду надеяться на то, что Всевышний позволит мне подарить тебе желаемого сына, - добавила она, после чего снова посмотрела на маленькую девочку на ее руках. – Мейсуниса – она будет самой красивой не только во дворце,  но во всем царстве, - тихо прошептала Амира, улыбнувшись своим словам. – Хотя, столько есть и других имен, не менее подходящих для нашей красавицы… 
[SGN]http://funkyimg.com/i/2bFyb.gif[/SGN]

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-13 12:05:03)

+1

40

[NIC]Murad[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bFT1.jpg[/AVA]
[STA]Наследник хорезм-шаха[/STA]
Полгода спустя...

Очередное раннее утро застало Мурада в покоях у Амиры, где он остался после того как вечером они, как и всегда, поужинали вместе и побеседовали о всех насущных делах. Успешно справившись с постройкой нового арыка для города, главный зодчий предложил кроме укрепления стен обновить одну из старейших городских лечебниц для бедняков - и возлюбленная молодого наместника тоже решила помочь этому строительству, собрав необходимую сумму с помощью очередного благотворительного вакфа. Правда в силу своего деликатного положения, Амира могла встречаться разве что со знатными женщинами Самарканда, так что для переговоров с мавляной Фазлиддином, посредником ей служил Мурад. И надо сказать, он был очень рад тому что любимая участвует во всех его делах и начинаниях - благодаря ее заботе о бедных и неимущих авторитет правящей династии в городе поднялся намного выше чем был в прежние годы. Падишаха Ала-ад-Дина самаркандцы по-прежнему не жаловали, но радушно приняли внука своего прежнего и очень любимого султана: именно так простые, а так же торговые люди воспринимали Мурада. Сын милостивой Фериде-султан и внук доброго султана Мансура... хотя, по правде говоря, подобное определение весьма не нравилось молодому мирзе.
-Мой отец самый справедливый и добрый человек на свете - он заслужил чтобы о нем говорили с почетом и трепетом, -сказал как-то принц главному зодчему. -А люди, говоря обо мне, упоминают лишь о моей матушке - да продлит Всевышний ее дни - и о султане Мансуре. Я не понимаю такого поклонения его персоне, ведь по сути это он был виноват в осаде города и той войне, что была развязана из-за его жажды власти...
-Дайте людям время, господин... оно способно залечить даже самые серьезные и кровоточащие раны. Главное что они приняли вас как своего повелителя - а благодаря стараниям Амиры-хатун, полюбят и зауважают еще больше, -как и всегда осмотрительно и с должным почтением, ответил Фазлиддин. -Вот увидите, как только мы перестроим лечебницу, она сможет принимать больше людей - и этого самаркандцы точно не смогут не оценить.
Вспоминая этот разговор, Мурад повернулся на бок и нежно обнял сладко спавшую Амиру - этим вечером, после ужина неугомонный малыш долго не давал ей уснуть, то принимаясь толкаться, то явно стараясь распрямится в своей "темнице". Посмеиваясь, наследник престола несколько раз попытался поймать свое озорное чадо за ручку или ножку, но каждый раз вредный мальчишка успевал их спрятать. Едва он только успокоился, Амира наконец-то смогла уснуть, а Мурад прежде чем позволить усталости, накопившейся за день сморить себя, помолился в очередной раз о том, чтобы ребенок появился на свет благополучно, когда подойдет его срок. Вспоминая о том что случилось с Эсмой, временами принц испытывал самый настоящий, противный липкий страх, что впивался в его сердце своими острыми когтями. Никто ведь не мог и предположить что Эсма вдруг покинет этот мир подарив жизнь маленькой Нисе... а что если нечто подобное случится и с Амирой?
Об этом было даже подумать страшно, так что Мурад отмахнулся от подобных мыслей, ласково коснувшись своими губами щеки любимой и разбудив ее этим нежным прикосновением.
-Как бы я хотел подольше понежится в постели.., -он улыбнулся, ответив на поцелуй своей возлюбленной. -Давай ты как-нибудь запрешь меня в своих покоях, луна моя? Не отпустишь на совет и заниматься делами в городе... ведь быть рядом с тобой самое большое счастье, которое только можно себе представить.
Как говорится, шутки-шутками, но Мураду все же пришлось подняться и собраться на очередной утренний совет - он старался держать ближайших советников и пашей в поистине железном кулаке, не позволяя им расслабляться и запускать важные дела. Всем известно, что обличенные властью государственные сановники, нередко начинают злоупотреблять ею, пользуясь тем что от Самарканда до Бухары довольно-таки далеко и великий падишах не может уследить абсолютно за всем. Мурад решил, что при нем ничего подобного не будет и он докажет всем, что молодой лев тоже является весьма опасным хищником, которого лучше не злить лишний раз...
Прежде чем мирза покинул этим утром покои своей возлюбленной, в спальню зашла Нурия - кормилица и няня маленькой Нисы, чтобы счастливые родители могли поздороваться с обожаемой дочуркой. И неважно, что принцесса была еще слишком мала для подобных утренних церемонных приветствий: Мураду доставляло истинное удовольствие увидеть дочку и наблюдать как она тянется к Амире и улыбается ей.
-Как ей спалось? -поинтересовался принц, после того как нежно поцеловал дочурку и передал ее на руки своей возлюбленной. -И как твой сынок, Нурия-хатун?
-Она сладко проспала почти всю ночь, мой господин, -улыбнулась няня. -Чудесный и очень спокойный ребенок, о котором только может мечтать любая мать. С моим сыном все хорошо, благодаря заботам моей щедрой госпожи, да благословит ее аллах да доброту.
Как и полагалось после этих слов, Нурия почтительно поклонилась Амире. Она была родом из простой семьи и муж ее зарабатывал на хлеб, продавая на базаре глиняную посуду собственного изготовления. Маленький Мустафа был уже пятым ребенком в семье и женщина считала что ей очень повезло попасть во дворец самого наместника, ведь благодаря этому для ее родных закончились какие-либо денежные затруднения.
-Я очень рад это слышать, -кивнул Мурад и затем обернулся к Амире. -Мне уже пора уходить, луна моя - не скучай пока меня не будет рядом. Я постараюсь вернутся к тебе как можно скорее, как только закончу с неотложными делами.
Нежно поцеловав свою возлюбленную, наместник покинул ее покои и направился в канцелярию совета дивана, чтобы успеть начать обсуждение насущных проблем города до того как солнце поднимется достаточно высоко. Канцелярия располагалась в довольно старом здании, находится в котором в полуденную жару было весьма сложно из-за окон выходивших на солнечную сторону. Так что чиновники собирались на совет рано утром и успевали все обсудить задолго до полудня...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Золотая клетка, любви не удержит