Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда твое слово ты должен подтвердить, не открывай лишний раз рта


Когда твое слово ты должен подтвердить, не открывай лишний раз рта

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Участники: Costantino Pellegrini, Sonny Pulsone, Tom Flatcher
Место: улица на восточной части города, где-то чуть за пределами жилого массива, старые заброшенные дома, готовые под снос и огражденное забором автометаллолома
Время: 29 апреля
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: благоприятные
О флештайме: если ты устал, у тебя провал.... в памяти или ты не понимаешь, что грубить по ночам опасно, потому что культурные уже все спят и спят эстеты, то просто ответь за свои слова, как мужчина

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-05-30 01:48:56)

+1

2

Когда жизнь устаканивается, время начинает течь медленно, предоставляя каждому возможность осмыслить, там ли он оказался. Константин полагал, что все сложилось как нельзя лучше. Даже не смотря на произошедшие события, которые все же не дали ему остаться в стороне от интересного мира, коим правили свои законы. Он сравнивал волей-неволей это с тем, как было в Японии. Конечно, в каждой стране своя культура, которая накладывала отпечаток на поведение и миропонимание. И если культ смерти у японцев это «красиво», то в Штатах это как второсортное кино. Сняли и забыли.
Работа у Ливии была не скучная, если ты умеешь находить интересное в каждом пришедшем человеке. За стол Тино больше не садился. Слишком высоким был риск, что он начнет опять жульничать. А это просыпается в нем само, когда ты сидишь за одним столом с банкиром или ушлым карманником. Одного хочется обобрать, другому показать, как его карманы пустеют в независимости сколько ты своровал до этого. Он берет насильно, а отдает сам. Вызвать азарт не проблема, проблемой становится потом то, как клиент начинает выворачиваться и едва не набрасываться на тебя в злости, что все его труды остались на столе, но только не на его половине. Пару таких Константино приходилось успокаивать. Только словами. Парни сначала не понимали, что он  с ними сюсюкается, а потом когда зашел меж ними спор, и Тино спокойно, ровным голосом, не торопясь и не сбиваясь, доказал что зачинщик спора не прав, стали делать ставки, как быстро Пеллигрини сможет успокоить клиента. Если первый поход в Парадиз для итальянца был пробным, и оставил он не сильно хорошее впечатление, что когда он прибыл сюда работать, к нему долго присматривались. Дружбу заводить он не стал, будучи весьма замкнутым человеком, а вот помочь, никогда не отказывался.
В дверь постучали. Константин поднявшись с кровати, шелкнул пультом, отключая канал природы.
- Миссис Лейнал, - он уже знал кто мог стоять за дверью. Соседка, милая старушка, - добрый вечер.
- Прошу прощения мистер Тино, но не могли бы вы одолжить мне кофе.
Итальянец чуть не треснул себя кулаком по голове. Вот что мучило его весь день.  Него закончился кофе. И соседка как нельзя кстати напомнила ему об этом.
- Увы, нет. Но я схожу в магазин. Как раз хотел прогуляться.
- О! я буду, благодарна вам.
- С вас тогда кусок вашего фирменного пирога с капустой.
- Конечно-конечно.
- Ждите через час, и кофе будет в моих руках у вашей двери.
- Шутите, - мягкая улыбка женщины скрасила его вечер.
Идти одному не хотелось. И Тино решил вытащить Сонни на улицу, тем более, что тот вернулся откуда-то. Константин не спрашивал о делах Пульса. Это не его дело.
- Как быстро ты снял трубку, спал, что ли с ней в обнимку? – смеясь, поприветствовал друга итальянец. – Слушай, мне так скучно одному идти за кофе, а у моей соседки оно закончилось. Составишь компанию? Или ты занят чрезвычайными делами в ажурном белье?
Слушая Сонни, Тино запрыгивал в джинсы, отбрасывая тонкого хлопка домашние штаны.
- Договорились. Я пешком как всегда. Через полчаса на углу где играют музыканты.

+2

3

Вернуться в Сакраменто было приятно. Хватит с него Мексики - и тамошнего языка тоже хватит; Сонни был рад наконец заняться своими делами в своём городе. Дел, впрочем, было не так уж много, чтобы не оказаться загруженным настолько, чтобы забыть, как выглядит Солнце; что, в общем, и отличает людей вроде него от планктона бизнес-сферы - при костюме с галстуком, у них не только есть зарплаты, но и время на то, чтобы её потратить, и пойти они тоже могут, за небольшим исключением, куда угодно, Пульс в основном начал перемещаться между своим стрельбищем и Барракудой или спортзалом Флетчера, где находился сейчас; вечерами возвращался в свои кварталы, пропускал иногда пару рюмок где-нибудь, но обычно и не более того, и даже в Парадиз ходить подзабросил - деньги стали улетать слишком быстро, и рост жировых складок тоже стал прибавлять в оборотах от чересчур беззаботной и ленивой жизни, хотя тут уже и возраст может быть виноват - Сонни не раз слышал об изменениях в организме в районе сорока, так многое что оказывалось правдиво. Впрочем, вся его жизнь после сорока здорово поменялась, включая даже климат, так что - тут удивляться нечему. Штука просто в том, что так или иначе, а собственная физическая форма его перестала устраивать - а в его деле и при его роли, она была одним из главных аргументов, если и вообще не самым главным. Тело - не пистолет, конечно, недостаточно будет провести часок за чисткой и смазать.
- Так, фух! - Сонни встряхнул головой, одновременно выдыхая. Отдача на ринге с реальным противником обычно здорово помогала прочистить и голову тоже - не просто вымотаться, но и почувствовать какой-то определённый сорт лёгкости, которого не даст ни тренажёр, ни комплекс упражнений, когда ты остаёшься наедине со своими мыслями - вот если надо было что-то серьёзно обдумать, Пульс начинал упражняться сам. На ринге же думать некогда - мыслями ты ведь в движениях противника. - На сегодня хорош. - потянув зубами за шнур, Сонни начал на ходу скидывать перчатку. Преимущество школы Тома перед Барракудой - и есть в том, что тут есть настоящий, профессиональный, тренер, который этим на жизнь себе зарабатывает; у Ала в доме - с этим дела обстоят менее строго (ну, бои без правил и есть бои без правил, и техника у каждого своя). По настроению, Пульсоне захаживал и туда, и сюда. Хлебнув воды, вытерев лицо полотенцем, Сонни накрыл им голову, оставив висеть, спадая на плечи, и уселся на скамейку, расслабляясь немного. В это время в школе уже никого не бывает - нормальные люди предпочитают тренироваться по утрам... у него утро порой и начинается, когда Солнце клонится к закату. Трель мобильника вдруг раздалась по спортивному залу, и телефон, заёрзав от вибрации, чуть было не упал вниз - что Пульс едва успел его накрыть ладонью; тут же и приняв вызов - практически случайно, даже не рассмотрев, от кого.
- Да? - а на том конце услышал голос Константина... в очередной раз подумав о том, что хорошо, что не стал никому предлагать его в качестве сопровождающего в Мексику - пусть лучше оборзевших у Ливии пока гоняет, они не столь опасны. Хотя, Пеллигрини годится для дел более серьёзных, чутьё подсказывало. Но серьёзных - не в плане боя с открытым огнём... - Ну, почти угадал. - усмехнулся в ответ - он и вправду, может, усыпил бдительность на пару минут, расслабившись. - И тут тоже довольно близко. - засмеялся уже сильнее, кинув взгляд на боксёрские шорты; впрочем, раскрывать суть своего местонахождения и занятий Константину не стал, заинтересовало другое: - То есть, погоди... тебе скучно одному пройти за кофе сто метров, у тебя соседка рядом с той же проблемой - и ты поэтому звонишь мне, чтоб я составил компанию? Воистину, ты есть япошка - тебя при всём желании не понять. - сняв полотенце с головы, Сонни оторвал пятую точку от скамьи, махнув рукой Тому; и направился в сторону душа, продолжая разговор. - А соседка чего? Или она у тебя там того - так себе?.. ладно, пошли, прогуляемся. Через полчаса поберу тебя. - забросив телефон в шкафчик к остальным вещам, Сонни шагнул в душевую, встав под струю, и задрав голову навстречу воде. Через пять минут, распространяя запах чистоты и шампуня, Пульс вышел в раздевалку, встав напротив зеркала - вытираясь, переодеваясь; затем вытащил и кармана олимпийки расчёску, пытаясь уложить волосы, пока те ещё были влажными.
- Эй, Том, ты на сегодня тоже закончил? - скосил взгляд, когда Флетчер прошёл мимо него. Когда выяснилось, что они были знакомы с его женой раньше - их отношения вышли на новый уровень, и если раньше Сонни просто приятельствовал с ним, то сейчас они становились уже вроде как друзьями. - Я собираюсь покататься по городу немного, не хочешь поездить со мной? Потом подкину тебя до дома. - если уж Константин его пригласил за такой мелочью, как кофе - либо кофе должно купить высших сортов, либо сделать так, чтобы одним только бодрящим напитком дело не обошлось, по мелочам вообще глупо размениваться. Заодно и двоих своих друзей между собой познакомит... - Давай тогда, я снаружи тебя подожду. - подмигнул Тому на прощание, вытащив из ящика свой рюкзак и убрав расчёску туда. Его он, выйдя из здания на парковку, отправил на заднее сидение своего БМВ, и подогнал машину к парадному входу, ожидая, когда хозяин спортивной школы, приведя себя в порядок, спустится к нему.

Внешний вид

+2

4

Сосредотачиваться на чем-то одном никогда не было для Тома проблемой. А вот помимо этого чего-то замечать творящееся вокруг себя – это стало для него камнем преткновения на протяжении десятка лет. Еще мальчишкой, когда он был вместе со стригалями,  его учили погружаться в атмосферу полностью, однако не отрешаться от внешнего мира. Ведь важно было быть командой, никогда не оставаться в одиночестве в душном стойле, ведь мало ли что может случиться – или ты схватишь копытом в лоб или твой товарищ, всегда нужно быть готовым к действию. Позже, когда его учили биться, то объясняли, как нужно сосредотачиваться на партнере по бою и как параллельно не выпускать из сознания ощущение реальности. И сам он, уже став учителем и тренером, окончательно проникся этой философией и забивал ею своим ребятам мозги так часто, как только мог. Ему казалось, что это и делает его работу полной, настоящей, а весь их коллектив – семьей, где все друг за друга горой и никогда не потеряются из виду.
И сейчас, немного непривычно для себя, стоя в спарринге с потрясающе физически развитым Сонни, Том, хоть и привычно не полагаясь лишь на свое мастерство, много думал как и куда бить, мыслями был в другом месте. Где?- да дома. Трое детей и жена, такая свободолюбивая, как миссис Флетчер заставляли хотя бы минимально планировать свою жизнь, чтобы успеть все, связанное и с домом и с работой. С появлением на свет самой маленькой Джей выполнять обязанности тренера такой большой школу Тому стало тяжеловато, поэтому сейчас с ним эту "повинность" делил давний друг Мэтт. Пару дней назад Том пытался вспомнить, с какого времени он укоротил свой рабочий день в угоду семье, когда в последний раз уезжал больше, чем на день и дальше, чем на 300км от города. Даже ответ ему дался с трудом, ведь все мысли занимало то, как нужно распланировать день, чтобы успеть просмотреть данные о новых соревнованиях, просмотреть кандидатуры двух новых тренеров и еще ему нужно присутствовать на тренировке самой младшей группы, чтобы понять, кого вести по дороге к профессиональному уровню, а кого нет. Плюс , Джейн намекала на визит в молл, а там он еще на прошлой неделе присмотрел большой надувной бассейн с горкой, а так как наступление тепла все подбиралось, эту покупку стоило как следует обдумать.
За всеми этими сторонними размышлениями он чуть не пропустил прямой удал от своего оппонента, но смог вовремя поставить блок, однако, сам отступив на пару шагов, чем дал ему шанс выйти из поединка победителем. Пот градом катился с него, заливая лицо. Отфыркиваясь, он направился в свой угол, переводя дух. Возраст давал знать о себе, хоть тренер и был в отличной форме.
-А что у нас там со временем? – машинально повернулся влево, где на стене висели круглые часы. – Так… ты сегодня сдался немножко пораньше, супруга меня сегодня отпустила на длинном поводке, так что я в деле, - пошутил Гром, поднимая канаты и выпуская Пульса с ринга. – Заметано. Дай мне десять минут, я загляну в душ.
Прохладная вода приятно привела в чувство наработавшиеся за день мышцы и Том почувствовал, что открыло второе-сотое дыхание. Но застаиваться было нельзя, поэтому он наскоро привел себя в порядок и ровно в названное им время нажимал кнопки на кодовом замке у двери. Кинув взгляд в окно – после характерного звука закрытого замка сразу потух свет, и само здание словно погрузилось в сон. Легкая кожаная куртка была у него пока в руках, а сумка свободно болталась на плече, так и норовя упасть, соскользнув по рукаву футболки.
-Ох, заставляешь завтра добираться на такси, - с легкой тоской по своей машине пробурчал Том, усаживаясь на сидение рядом с водителем. – Вези меня, извозчик, навстречу приключениям. Только без летального исхода, окей? Я сегодня обещал Джереми новый выпуск "Стражей галактики" почитать, а если я этого не сделаю, Джейн меня ни в жизнь не простит, - приятно освежал работающий кондиционер, а в лицо то и дело били летящие навстречу лучи фонарей.
-У тебя какие интересные новости? Все никак не пообщаемся нормально, - передернул плечами, поправляя куртку. Сонни Флетчу импонировал за свой характер, отношение к делу и чем-то напоминал оставленного в Австралии давнего хорошего друга. Ему было комфортно в компании Пульса,  сейчас даже можно сказать, что Провидение не ошиблось, когда Сонни толкнул от себя дверь в закрытый зал школы Тома.
Когда они подъехали к назначенному месту, их уже кто-то ждал. Том сразу это заметил, к тому же, фигура была мужская и явно не в плохой физической форме. Удивленно вскинув бровь, он весь внутренне собрался, готовясь к встрече.

+2

5

Можно сказать, что Сонни даже завидовал Тому немного. Женатый, да ещё на такой женщине, как Джейн, трижды отец, и владелец успешного заведения, Флетчер, пожалуй, был именно таким человеком, на которого Пульсоне хотел бы быть похожим; да только у него с этим не складывалось - в тюрьме нормальные отношения завести довольно сложно, вернее, там любые отношения, которые заведёшь, на нормальные похожи не будут совершенно точно; ну а брак его на свободе, простояв полгода, рухнул с пылью и щебнем, вместе с ним из его жизни вообще ушло практически всё, что было по-настоящему дорого - а начинать жизнь заново теперь, снова, ещё раз, после сорока уже, казалось страшно и поздновато... времени было зато вагон. Если дома никто не ждёт, туда можно хоть вообще не возвращаться - и так можно жить, в принципе, но это разве жизнь?.. Глядя на то, как Том, выйдя на улицу, закрывал школу на ночь, Сонни, опустив стекло, покуривал в окно - не будучи никаким спортсменом, не видя уже и необходимости отказываться от табака, курить он так и не бросил. Но сигарета улетела в окно, как только Том подошёл - он-то и спортсменом был, и папой, которого маленькие дома ждут, нечего его дымом пропитывать.
- Да вызову я тебе такси, не переживай. - хмыкнул Пульсоне, снимаясь с нейтралки. Обещание как-то слишком легко слетело с губ, ну да ладно, если Том за это зацепится - он может и послать за ним кого-нибудь, благо у него-то есть, кому бегать и ездить по всяким поручениям. Отвезти друга Сонни Пульса на работу - иные молодчики, которые знают, кто Сонни Пульс вообще такой, добровольцами вызовутся это сделать, лишь бы только быть замеченными. - Ага... как там Джейн, кстати?.. - вопросил Пульс, выруливая на проезжую часть; растеряв свою семейную жизнь - он сейчас и о чужой послушать был бы не прочь, дабы не забывать, что это вообще такое и что оно в принципе существует. Потому как в собственной жизни - ну, с этим у выпускника сиротского приюта и осужденного уголовника попросту не задалось, какие бы причины для этого не возникали. - Да представляешь, сын моей бывшей под машину попал несколько дней назад. Серьёзно пострадал, говорят... - как так вообще получилось, что он вдруг оказался в обществе спортсменов? Правда, всё настолько серьёзно, как он слышал, что дальнейшая спортивная карьера Рона вообще может быть под угрозой; и это, пожалуй, вообще самый сильный удар, который парень мог бы вынести. Сонни сам был шокирован, как узнал. - Всё хочу навестить его, но каким чёртом, если она-то там всегда, понимаешь? - а Агата в состоянии аффекта наверняка куда ещё более сильного, и встречаться с ней Пульс и так желания особого не испытывает, без риска получить ближайшей стойкой для капельницы ни за что ни про что. Но, как любая мать, она в часы посещений у своего ребёнка от и до - так что, если он хочет навестить Аарона, придётся какой-нибудь другой велосипед изобретать. Придумает что-нибудь. Привязался Пульсоне к пацану, пусть родным он ему не был - этого не отнять. - А что за "Стражи Галактики" вообще такие? "Звёздные Войны" какие-то, что ли?.. - спросил, решив сменить тему. Практически не общаясь с детьми, за их интересами уследить тяжело; а Рону, вообще-то, может и пригодится что-нибудь от дяди Сонни, если уж он соберётся к нему в больницу как-нибудь. Про то, что он хотел бы сделать, попадись ему тот, кто его сшиб - Пульс говорить не стал; деятельность Тома, может, и была связана с дракой - но огрести на ринге и огрести на улице это вещи, всё-таки, разные...
- Сейчас мы подберём кое-кого... - Пеллигрини вот видел чуть больше, он был боевиком, а не бизнесменом - хотя Пульсу не очень нравилось такое слово, и в голове у Константино было намного больше, чем должно бы быть у любого, кто в их бизнесе занимается силовой работой - больше, чем у самого Сонни, без лишней скромности; при его способностях - ему бы стоило чем-то намного более серьёзным заниматься, нежели заведение Ливии охранять. Пульс остановился на обговорённом месте, куда доносились звуки музыки - уличные музыканты и сегодня тоже играли. - Здорово, Кос! Забирайся. - поприветствовал Константина, глянув на него через окно со стороны Тома. Ничего такая компания подобралась - трое высоких плечистых мужиков, боксёр, боец и экс-военный. Словно кофе сейчас вдруг стал настолько дорогим продуктом, что для того, чтобы сходить за ним, тренированную охрану надо нанимать - так и подмывало войти в магазин в такой компании, с миной посерьёзнее, и банку кофе попросить - чтобы на лицо продавца посмотреть... - Вы друг с другом незнакомы? - развернувшись, показал поочерёдно на Тома и на Константина. Даже странно как-то, уж, казалось, кому знакомыми быть, как не им, профессиональному борцу и владельцу спортивной школы... В общем, хороший способ недостаток этот исправить. - Константино Пеллигрини - Томас Флетчер. - Сонни включил поворотник, начав выводить автомобиль от тротуара. - Том хозяин "Нокдауна", слышал про такой? Спортивную школу? - глянул мельком на Константина в центральное зеркало заднего вида.

+2

6

- Еще раз назовешь япошкой, станешь…, - джинсы упорно застряли на половине колена, не поддаваясь никаким дергающим движениям мужчины. – Я подумаю кем, но кем-то уж точно, - рассмеялся, Пульс порой интересно выражался, заставляя Тино не сразу понимать о чем речь. Его свободно интерпретируемые слова были вовремя и уместны. Это как у русских – уметь ругаться матом надо уметь. Вот так Сонни умел коверкать слова. Вовсе не в плохом смысле. – А сам понятливость на лицо.
Похлопав себя по карман куртки, проверяя ключи, деньги, телефон, который как раз и забыл брошенным на кровати, итальянец вышел из дома. Легкой трусцой он сбежал по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, потому что если наступать на каждую, то можно сломать ноги – слишком низкие и частые. Лифт в доме не ломался, но ездить на нем Константин не ездил. Привычка ходить пешком была сильна, что даже на работу иногда он добирался на своих двоих. Полчаса прогулки, до места встречи, пролетели незаметно, а выглянув на часы, Пеллигрини понял, что шел изрядно быстро, оказавшись на улице за десять минут до появления машины Пульса. Это не помешало насладиться музыкой, что играли ребята из оной постоянной команды. Не первый раз Тино видит их на этом улице. Легкая музыка заставляла остановиться, подумать и даже отбить такт ногой. Но сегодня было слишком много желающих послушать этих ребят, что Константин остался в сторонке. И тут слышно отлично. Легкое кантри заставляло приподниматься пальцы в ботинках, отбивая ритм партии банджо. Этих ребят он видел не впервой. Именно они попались ему на улице в тот вечер, когда он впервые познакомился с Ливией. И та старушка. Что станцевала с ним, тоже вспомнилась. Но она, в отличии от музыкантов, больше ему не попадалась. Интересно иногда попадать на людей, которые оставляют след в твоей памяти лишь своей мимолетной улыбкой.
Константин улыбнулся проехавшей на велосипеде мимо него девочке, которая серьезно посмотрев на высокого дядю, показала тому язык и, закрутив педали чаще, со смехом поехала дальше.
- Извините ее, - раздался тонкий голосок, что Тино не поверил его принадлежности матери этой хулиганки.
- Это была самая прекрасная улыбка ребенка, - Вот так просто он и запомнит и девочку, и ее маму. И даже название велосипеда. Не голова, а мусорный бак.
Из-за угла показался автомобиль Пульса. Константин медленно прошел мимо музыкантов, словно случайно роняя им в футляр из-под скрипки пару тройку десятков баксов, впрочем он не следил, сколько смог достать из заднего кармана джинс, столько и отправил в уплату за приятную музыку. Отсалютовав Сонни, итальянец уселся на заднее сидение, аккуратно прикрывая за собой дверь. Мельком замеченное лицо незнакомца в раз стало таким отдаленно знакомым, словно он где-то случайно мог видеть это поросшее легкой щетиной лицо.
- Здорово, - пожал ладонь Пульса, Тино посмотрел в окно. – Не уверен я, что я не знаю его. Меня он точно не мог нигде видеть. А вот я его. – Протягивает руку через спинку сидения, на котором сидел Том, - Рад знакомству. Если у тебя есть псевдоним, то не говори. Услышав твое имя… Я подумаю. Нет, о клубе не слышал. Ты же знаешь, я в городе не так уж часто куда-то хожу. Вот видишь, за кофе ты меня возишь, - подколол Сонни, уворачиваясь от его кулака, ставя руками блок. – Хорошо, япошка хочет кофе. Покупаем, и я приглашаю вас на пару кружек саке. У тебя нет спортивного режима прям уж такого строгого? – обратился он к Тому, так как режим Сонни он знал – напиться и забыться это было едва ли не его кредо до некоторого времени. И слава богу, что он справился с этим запойным состоянием. Не хотелось бы становиться Тино для Пульса воспитателем, но вытащить друга из тины алкоголя он был обязан.
Улочка и оживленное движение не давало машине набрать скорость, а дорога к магазину, где Константин всегда покупал кофе была перекрыта ремонтными дорожными знаками. Сонни свернул в объездную улицу, что тянулась квартала четыре и заканчивалась тупиковым переулком. В открытое окно Тино услышал как ругается подросток.
- Погоди, - положил руку на плечо Сонни, заставляя мужчин прислушаться. – это голос явно не подростка.
Они медленно прокатились вперед, и увидели, как трое больших парней мутузят уворачивающегося парнишку лет двенадцати.

+1

7

Ну да - спортсмена Сонни из себя не делал, так что и режим ему был по боку; и несмотря на то, что алкотренировки он забросил, стаканчик-другой всё ещё мог пропустить при случае (да по-другому и общение в их среде не идёт порой), да и курить - тоже не отвык, благо, что и детей в доме теперь не было и в ближайшее время не планировалось, поэтому не возникало повода. После сорока, впрочем, стремиться в мировые чемпионы вообще как-то поздновато, да и в чемпионы чего?.. Можно было бы сказать - что он имел бы какие-то шансы в чемпионате по развалу брака, так ведь нет, бывали в этой области и почище него неудачники, тут его выступление было бы эффектным, наверное, но по очкам - определённо, кто-то другой обошёл бы. Приходилось нести на себе все тяготы и радости холостяцкой жизни... но вроде как, Пульс и привык уже к такому положению вещей.
- Не удивляйся, он может иногда так разговаривать - как будто тебя нету рядом.
- хмыкнул Сонни, кивнув Тому на Константино. К его философским задвигам и манере общаться он давно уж привык, считая это японским наследием; иногда напрягало, но не так, чтобы прям очень уж сильно - а попытки это побороть, превратив Пеллигрини в кого-то более соответственного собственному имени и фамилии были пока, в основном, провальными. - Да, и я не понимаю, почему. - попробовав шутливо ткнуть Константино в бок, Сонни кулаком упёрся в его руки - несмотря на любовь к долгим рассуждениям вслух, с мышечной реакцией у Коса был полный порядок, что, в общем-то, возможности с ним спорить ограничивало (вообще, с профессиональным борцом кому захочется связываться?). Ощущение порой было такое, что Константино не в Японии вырос, а его, как Шварцнеггера в "Близнецах", из пробирки вывели и на каком-то острове выращивали всю жизнь, пока он в цивилизованный мир не попал - вот и привык, что вокруг всё время замкнутый мир. В этом случае, правда, ему в компаньоны скорее Дэнни ДеВито подошёл бы, нежели Пульс... - Хорошо... ещё бы к этому матч какой спортивный - было бы совсем здорово. - потому как повода торчать в квартире и выпивать Сонни не видел, кроме как вон очередную трансляцию включить для фона - пусть даже и из Японии, хоть и не понимал в этом языке не бельмеса; осесть в три мужских хари в замкнутом пространстве и бухать, без девочек и без повода - какой-то если не гомосексуализм, то коллективный алкоголизм уж точно, деловые люди так не делают. Отучать его надо от такой привычки... да и девчонку найти ему, что ли, наконец, а то даже в Парадиз он ездит в карты играть. Хоть какой бы салон японского массажа, или как это там называется, в Сакраменто отыскал, что ли - или хоть суши-бар приличный, где ему было бы вольготно зависать, раз уж так привык к антуражу Страны Восходящего Солнца, что без него вообще никак не мог. - Ладно, давай показывай свой магазин... - но путешествие вынужденно затянулось с самого начала, когда оказалось, что тут срочно приспичило отремонтировать дорожное покрытие - поди, к выборам кто-то готовится, до которых полгода осталось - вот-вот можно уже ожидать, что начнётся сезон предвыборных агитаций. Весёлое времечко - если вспоминать по Нью-Йорским временам... здесь как будет - Пульс не знал, здесь всё может быть немного по-своему. Интересно, в Японии как с такими вещами дела обстоят?..
- Чего? - отозвался Сонни, повернув голову в сторону шума, на который обратил внимание Константин, и слегка замедлил ход, пытаясь разглядеть потасовку - сначала особого значения не придал, драка и драка, сверни с главных улиц - и такие события становятся не таким уж и редким явлением; но затем он увидел, что тут, в общем-то, не совсем и драка, больше это напоминало избиение; причём одного мелкого троими взрослыми... да и мелкий при более внимательном, насколько при такой скорости происходящего возможно, показался каким-то знакомым. - Том, ну-ка глянь, это не один из твоих студентов?.. - с детьми, которые тренировались у Флетчера в школе, Сонни старался особенно не пересекаться, да и необходимости такой не возникало обычно, но не видеть их вовсе и не запомнить он не мог - волтузили там в переулке явно одного из этих, даже куртка показалась знакомой... Хотя в общем - само по себе действо показалось каким-то дерьмовым; ладно, бывает, что сцепятся два пацана, если два взрослых подрались - тоже бывает, терпимо ещё, пусть сами выяснят, что и как; может, какой шпане ещё достанется - но у Тома разные отбросы не тренировались, насколько Пульс мог бы судить, конечно - все его дети были нормальными ребятами. - Пошли разберёмся? - что, в общем-то, вопросом и не было - БМВ резко свернул, выехав передним колесом на тротуар, затормозив, чем привлёк внимание махавших кулаками - а затем из машины выскочили трое больших парней, двинувшихся тем навстречу. Как насчёт равной драки?
- Кто кого выбирает? - вопросил Сантино у друзей. - Вон этот чур мой. - практически не сбавляя скорости, шагая навстречу парням, Пульс выкинул руку, зарядив одному из нападавших между глаз.

+1

8

Когда ты берешь в свои руки ситуацию, то тем проще становится ее развить в свою пользу. Тебе начинает подчиняться время, люди и твои же мысли, все сливая воедино, создавая полноценную картину. Сейчас это и было внутри Тино, что он вероятно впервые мог сказать сам себе Да, сегодня явно удачный день, принадлежащий мне полностью. Был выходной, никто не звонил, нарушая покой итальянца, задавая глупые вопросы по охране или камерам в Парадизе. Он там кое-что навернул, удобно, дешево и так необходимо оказалось, что порой лишние «глаза» на втором этаже не бывают.
- Матч и саке антонимы, - хлопнул Сонни по плечу, садясь аккурат по середине заднего сидения. – Бои или мастеров искусство. Вот увидишь, как ты наполнишься мудростью Востока.
Столь разные в миропонимании люди, как Костя и Сонни, нашли гораздо больше общего между собой чем если бы росли в одном квартале, ходили в один класс. Какой бы из знакомых ребят, повелся бы на поехать за кофе? Никто. А Пульс поехал. Причем даже нашел в этом нечто банально-интересное. Но скорее ему был интересен мир Тино, к чему тот ни раз проявлял интерес.
Забавная, наверное, была картина – три взрослые морды в окошках машины. Костя не смотрел на парнишку, его привлекла манера стойки, удара. То что паренька они уведут даже не обсуждалось и вопросом не было. А вот вопросом было, как сделать безопасно для ребенка. Том узнал мальчика, и они трое вышли из автомобиля.
- Аккуратнее. Зады не просто так стоят. У них могут быть заняты руки, - предупредил Костя, положив руку на плечо Тома, который готов был уже бежать спасать ученика. – Ты как о девках на аукционе холостячек, - усмехнулся Тино, стягивая с себя пиджак, откидывая тот в сторону. – Я именно девушек предпочитаю.
Если бы не заварушка, Пульс бы уцепился с подробностями, когда у него в последний раз что-то было с представительницей слабого пола.
- Том, идем в сторону ученика, - они стеной сделали шаг в сторону, и тут же вперед. Двое кто метелил паренька, не поняли что вообще произошло, как тут же от сильного удара боксера и резкого толчка кулаком Тино, они оседали на землю. – Бери его!
Константин бросился на перерез начинавшим подходить тем, что ждал окончания экзекуции. Конечно, пятеро это много. Для ребенка, для них же оказалось так, легкая пробежка. Том подобрал мальчика и побежал прочь, видя, как тот едва ловит воздух ртом.
- Сонни ключи не вытащил. Бери машину, - в челюсти что-то хрустнуло. Вовремя он закрыл рот. Зубы скрипнули, а сам Константино уже разворачивался, чтобы нанести удар сверху. Послышался рез двигателя, означающий, что Том уже покидает место потасовки, и они с Пульсом могут всласть проиграться.
- Стоп! – крикнул один из тех, кому прилетело от мощного удара Сонни, - вы кто такие?
Тино усмехнулся (часто он стал это делать).
- Вы били ребенка. Думали что просто так мы проедем. Тем более, - Тино толкнул ногой в грудь того, кто все никак не может понять – почему ему не удается даже подступиться к этим двум, не то, что ударить, - он оказался хорошим мальчиком.
Все остановились.

+1

9

Три взрослые, сытые и суровые морды в БМВ - выглядит, пожалуй, скорее устрашающе, чем забавно; это скорее в итальянце, который воспитывался японцами, есть что-то забавное, эдакий прям Маугли - выросший в условиях не для своего вида; хотя, и менее опасным при этом его это тоже не делало, две такие разные, практически несочетаемые, культуры дали мощный результат, что касается боевых качеств Константино. Сонни готов был признать - может, в перестрелке от него, тренированного (когда-то давно) морпеха, и будет больше толка, чем от Коса, но что касается драки - тут Пеллигрини его превзойдёт. Он на боях зарабатывал добрую часть своей жизни, впрочем, так что ничего удивительного. Потому и старался Пульс держать его рядом с собой - они друг друга неплохо дополняли. Была и другая причина, что Константино в технике соображал - но об этом Сонни обычно меньше задумывался, потому что меньше ей и пользовался, даже с автонавигатором отношения почти разорвав - предпочитая собственную голову, чтобы запоминать городские маршруты.
- Ну боевой матч - тоже матч. Не возражаю, сенсей.
- не то, чтобы Пульсоне сильно интересовала спортивно-поединочная арена Японии, или в какой там именно разбирался Пеллигрини, интереснее было скорее его самого послушать, он, поясняя, кто есть кто и в каком углу, наверняка ещё расскажет что-нибудь интересное - ну и с экрана телевизора сложно, но можно чему-то научиться, более практическому, чем имена соперников. А ещё - Сонни не больше не любил квасить на сухую. От этого остаёшься наедине с собственными мыслями, а их обдумывать - надоело и не особо хотелось. Лучше о Мудрости Востока подумать, или о чём-нибудь ещё более свежем...
- Ну у меня в этом случае тоже есть, чем занять... - Сонни - при стволе, в багажнике машины - ещё есть бита, но главное оружие боксёра - это руки, а Константин и ногами способен много чего вытворять - а они ещё сильнее рук. Главное же преимущество конечностей перед руками - они являются продолжением тела, и пользоваться ими, соответственно, ловчее, чем любым холодным оружием. Это вот лежит в основе философии посоха "Бо" - то японское искусство, которым увлёкся уже Сонни некоторое время назад, до знакомство с Константино ещё - что оружие это только продолжение конечностей. Имеет смысл, в общем - в драке это здорово, когда руки становятся длиннее.
- ...бить? - коротко закончил Пульс фразу Константина, успев-таки пошутить. Может, правда, ему нужен кто-то из числа его коллег, кик-боксёрша какая-нибудь или вроде того?.. Поволтузят друг друга на ринге, а там, глядишь - и до постели недалеко, и вроде как полное взаимопонимание в семье, не говоря уже про общие интересы. Впрочем, ладно, не до этого и не для длинных разговоров...
Схватив того, кто огрёб первым, за шиворот, Пульс наподдал ему коленом в живот и оттолкнул его от себя, оглянувшись на следующего, пеперев ему навстречу. Выглядели молодчики вообще ненамного старше того паренька, которого метелили - и моложе всех троих пассажиров БМВ чуть ли не раза в два - не совсем юнцы, конечно, но до зрелости ещё далеко. А это в некотором плане ещё хуже - драться научиться, значит, было время, а период детской заносчивости прошёл, перейдя во вполне себе взрослую наглость... что там за неприятности у парня - пусть Том теперь выясняет (в конце концов - его ученик), когда боксёр его утащил до машины и скрылся - интересовали его больше уже эти пятеро.
- Кто мы такие?.. Это кто вы такие? - вторил Сонни Константино, глядя как отлетает обратно на землю парень, который едва с неё поднялся - его толстовка с капюшоном, до встречи с ними троими идеально чистая и новая, теперь была вся в тротуарной пыли. Этот финт шапану, видимо, ещё сильнее впечатлил - связываться ещё раз со взрослыми дядьками больше никто не торопился. - В нашем районе детей вот так улице ногами не бьют. Особенно - тех, кто в числе студентов Тома Флетчера. Что тут у вас за дела с парнишкой?
- Вы что, копы? - набравшись смелости, вякнул один из парней (самый, похоже, важный и наглый), чем вызвал на лице у Сонни сначала весёлую усмешку, которой он не преминул поделиться с Пеллигрини, а затем - куда более злой оскал, когда тот, шагнув вперёд, схватил его за патлы и, без особых сожалений, припечатал рожей о кирпичи, затем наблюдая, как тот буквально стекает по ней вниз. Вместе с кровяным сгустком из той же самой разбитой рожи... Остальные замерли с каменными лицами. Затем, один из них, что стоял подальше, дёрнулся, но чуть приостановился, словно передумав, а затем снова сиганул из аллеи прочь, только пятки засверкали. За ним тут же побежал и второй.
- Нет, кореш, мы ещё хуже... Если коп тебе переломает руки и ноги - его потом бумажной работой завалит на несколько недель; а если я тебя прямо здесь забью до смерти - мне не будет ничего. Вообще ничего. - перевернув парня на спину, Пульс присел, начав обшаривать его карманы. - Следи за ними. - коротко кивнул Константино на оставшихся двоих. В принципе, всю дальнейшую историю стоило бы предугадать - через полторы минуты из кармана стонущего и отплёвывающегося кровью лидера шайки Пульс извлёк маленький пластиковый пакетик с какой-то порошковой субстанцией внутри, который и продемонстрировал Константину. - Видал? Интересные друзья у учеников Тома...

+1

10

Сложно остаться равнодушным, когда ребенок попадает в беду, неважно, чем вызванную – его глупостью или обстоятельствами, поймавшими его в сети. Это ребенок. Тино не разжимая кулаков, просто переместился на опорную ногу, готовый прямым ударом вынести любого, кто пошел бы в лобовую на них с Сонни. Его взгляд был спокоен в отличии его внутреннего духа. Двое, кто сейчас были представлены как лежачие доски для отработки ударов, зашевелились, понимая, что сверху на них никто не упадет, что до них еще этим двум из неоткуда взявшихся парням надо дойти, хотя сомнений в том, что у них это получится, не было, поднялись.
- Пусть останутся где лежали, - тихо проговорил итальянец, резко кивнув в сторону отряхивающихся.
- Ты кто такой, чтобы раскидываться приказами?
- Я пока просто попросил. Заметь, пока. Это важно, - Костя услышал за спиной визг шин. Ну вот теперь можно и заняться ткацким ремеслом, превратив парней в настенные коврики с портретными элементами.
- Да нам до одного места, чей он там ученик, - отплюнулся красноватым сгустком тот, кто как можно было принять, был среди этих «хороших» ребят главным. – Как и вам чужие дела тоже должны быть неинтересны. Но вы влезли, значит будете отвечать.
На реакцию сбежать тех, кто поднялся с земли, Костя ответил заведенным ударом ноги в затылок, буквально втыкая главного недоумка в землю лицом, придавливая коленную чашку пяткой, что тот взвыл. Это так глупо было думать, что дав убежать двоим, они будут спокойно стоять и разглагольствовать с оставшимися тремя.
- Ну, так, что за дела у вас с мальчиком? Ты же понимаешь, что повезло тем, кто сбежал, вам то уйти не дадим, - кивнул он присевшему Пульсу, чуть выходя вперед него, закрывая того от нечаянно оброненного удара, если конечно, кому-то вздумается. Ну парни и сами поняли, что все же хоть и остались они с Сонни вдвоем, рихтовать лица все же будут они, а не трое. Тино протянул руку, забирая пакетик, перетирая порошок через пакетик пальцами. – Что на это скажете? Чье?
- Слушай, давай по-хорошему. Вернете пакет, и мы вас не знаем.
- Да я и так тебя не знаю, что изменилось, что пакет у меня в руках, что он был в кармане вашего приятеля? – Отдал обратно Сонни пакет, - полусинтетик. Подумай, кто может травить таким людей. Ну, так что, мы поговорим тут или проедем до вашего начальства? Я ведь так понимаю, что вы ребята подневольные.
- Ну, вы попали, - незнакомцы подняли товарища, делая шаг навстречу двум итальянцам. – Вы ж без машины, куда вы может доехать то? Решим дело тут, и все будут довольны. И вы не представились.
- Странно, как-то ваших имен я не услышал, хотя мой товарищ их у вас спросил первым. – Костя старался понять кто они, путем простой болтовни, давая Сонни время подумать, где и кто мог бы такой дрянью промышлять. – Пакет вы отобрали или малец у вас его забрал? С чего вы на него набросились как шакалы на кость?
Что можно ожидать от людей, во власть ситуацией которых ты вмешиваешься? Правильно. Обратной реакции. Сейчас они были не на своей территории. Тино еще не полностью понял, как делится земля города, на какие мелкие квадраты, и есть ил кто-то помимо Семьи, кто держал точки. Может как раз сейчас, они с Сонни и стояли на чужой земле, что для них могло выйти весьма неправильной ситуацией.
- Малой для кого-то покупал, ну и не ….
- Заткнись придурок. Короче встречаемся на углу через три квартала. За слова надо отвечать, как и за распущенные руки. Это бабы прощают кулак по морде. Мужики нет. А нет, так мы ж запомнили кто третий то был. Так что через час.
Костя молча остановил Сонни, прикидывая во что может вылиться их поход на это пересечение и надо ли позвать пару ребят с собой.

0

11

Ударить ребёнка - это ещё не так страшно, попасть в переделку, в драку - и через такое проходят довольно многие (Сонни вот приходилось в своём детстве, хотя - его детство едва ли можно назвать самым лучшим и студентом спортивных школ он тоже не был), это всё забывается, как правило, и раны залечиваются, - хотя тут тоже кому как повезёт, - но вот всучить ему наркотики, это уже совершенно другой поворот судьбы и последствия совершенно другие. Не то, чтобы Сонни был прям уж моралистом, если Тино всё это видел только с той позиции, как пятеро метелят одного, на порядок себя младше, - Пульс это видел ещё и как такой факт, что у них прямо под боком устроилась кучка дилеров, которая травит детей и процента не платят; и травят, причём, хороших детей - будущих спортсменов калечат, возможно, да и просто детей, которых тренирует его хороший друг, вот что во всём этом было мерзостным, для Сонни, больше всего. А всё остальное... росший без родителей, проведший большую часть своего детства беспризорником, в трущобах Нью-Йоркского Бруклина того времени, подобного Пульс нагляделся вполне себе достаточно, чтобы не удивляться, когда такое происходит на его глазах. Это ещё не делает его самого способным продавать детям - но и боли в сердце не вызывает. Скорее это другое чувство... отвращение. Ну да, отвратительно ему это было - и пацаны эти, и вся ситуация в целом... хотя, как постепенно начинало доходить до него, всю её глубину он пока даже и не видел.
- Это перед кем там мы будем отвечать? Перед тобой, что ли, шпингалет обоссанный? - Сонни одобрительно ухмыльнулся, посмотрев на проделанный пируэт Константина с тем, кто поимел достаточно дерзости для попытки к бегству, но, вообще-то, призадумался; пацаны эти сами были не велеки возрастом, а мнили о себе уже слишком много, видать, заступался за них кто-то и впрямь серьёзный, вернее сказать - подвязал их в эту тему, и скорее всего, пользуясь тем, что мозгов у парней ещё мало, а вот амбиций - уже много. Детский труд, в общем, как он есть, если сказать на законодательном уровне, едва ли этим соплякам уже алкоголь продают. Впрочем, как и с наркотиками, это вопрос о том, где взять...
Пеллигрини, похоже, подумал в этом же направлении, о чём и сообщил и шпане, и Пульсу, но любопытным было не это.
- Ты и в таком разбираешься? - оглянулся на Константина, встряхнув этим пакетиком, словно желая им привлечь внимание друга - как будто он именно его и не видел только что и сам не держал в руках. Только взглянув на него и немного пощупав, Пеллигрини тут же выдал его происхождение... интересно, есть ли вообще в этом мире вещи, в которых он оказался бы некомпетентен?.. Сонни оглянулся назад - всё-таки, через несколько метров от них была уже открытая улица, что создавало некоторый риск того, что в разговор вмешается кто-то третий.
- Чего? Я тебе представляться ещё должен, сопляк?.. - менее дипломатичный и более задетый высказыванием, нежели Константин, Пульс вдруг взял да и засветил парню с ноги по почкам, а в довесок и ещё немного попинал, только по голове уже не целясь - чтобы у того не только лицо болело, и не только фингалы напоминали о сегодняшней встрече, но и тело тоже воспоминания сохранило, хотя бы ненадолго. - Ну что, достаточно я тебе представился? Или тебе моё имя на харе высечь? Ты в это можешь поверить - не знают, кто я такой? - обратился уже к Константино. Сонни понимал расклады гораздо лучше, и, хотя они и вовсе не были так же чётко устойчивы, как государственные границы, он-то знал и верил в то, что на "своей" земле сейчас стоит, на которой его каждая собака знала - от тех других уголовников, кто тут находится, до музыкантов, что тут играют на углу; а этих залётных он тут что-то не помнил и не признавал. Кто же травил своих покупателей подобной "кухней"... видимо, кто-то, кто не мог получить ничего лучшего; впрочем, для того, чтобы оценить качество, анализ наверняка нужен более глубокий (интересно - а сможет ли его провести Константин?), но что-то тут подсказывало, "начальство" у них не такое большое, каким казаться хочет. Впрочем, чёрт его знает, точно тут не скажешь, пока не увидишь...
- Это что, угроза, что ли, щенок? Так учти, что вас мы тоже запомнили. И тех, что драпанул - тоже хорошо запомнили.
- тыкнул пальцем Сонни им вслед, но позволил Константину себя остановить. Из-за одного такого же вот чмыря без тормозов его... скажем так, почти-пасынок, в больнице сейчас лежал; тоже ребёнок, между прочим, что вообще сейчас выбивало из колеи сильнее всего - всякая хренотень, что происходила последние дни, почему-то была с детьми связана. - Следовало бы их прямо тут и положить... Ну так что - похоже, молокососы эти стрелку нам забили. Не прийти сейчас - потом их тут на каждом углу вырастет по трое, совсем оборзеют, на голову начнут срать. - и Том ведь пушку увёз вместе с машиной... Надо бы ему тоже позвонить, но чуть позже. Сейчас Пульс набирал другой номер, выходя из аллейки. - Эй, прикол конопатый, ты где сейчас?.. На меня тут какие-то чудилы залупаются - и ближе к твоей лиге, чем к моей, так что подъезжай через полчаса, может, найдёшь с ними язык общий. И пару друзей приведи, там Гил вроде должен на своём углу стоять, пусть своих тоже подтянет по возможности.

+1

12

Ситуация хоть не выходи из дома. Изначально планировалось купить хорошего кофе и пойти посмотреть что-то по телевизору в мужской компании и бутылки дорогого саке. Вместо этого, они полируют лица, работают стоматологами и еще ходят куда-то за угол на «свидания». Не такого Тино ожидал, набирая номер Пульса. Веселье могло закончиться с различными исходами, как в их пользу, так и нет. Константин усмехнулся на то как забавно слышится речь Сонни, кода он ругался. Сочетание слов, определяющих предметы, и перекладывание их значение на человека, вызывают улыбку, но лишь отчасти. Сейчас они с Пульсом явно были в перевесе силы и стояли тактически свободно, что ни в спину не надует, ни в лицо не бросит комом «грязи», ну то есть кулаком. Оставалось лишь надеяться на благоразумие оставшихся. Люди порой переоценивают свои силы, как и они с Сонни сейчас, но вовремя надавить значит показать силу, на чьей она стороне. И судя по ступору. В котором пребывают незатейливые продавцы дури, сами понимали, без подмоги им не выстоять. Хотя, Тино оскалился, они без машины и забрать с собой, не привлекая внимания никого не смогут, для беседы, душевной и душещипательной.
- Тут разбираться много ума не надо, - ответил итальянец, переступая ногами, сменив позу для случайного удара, откуда бы он не пошел. – Когда-нибудь пользовался искусственной ватой? - он продолжил разговор, видя полное замешательство на лицах зачинщиков всего в этом уголке маленькой улочки, - скрипит сильнее. Потом объясню. Ну что господа путешественники, ситуация более чем интересна, причем нам весьма. Разрешать ее на кулаках думаю глупо. Отсюда вывод – нам бы со старшим поговорить. Я прав, мой друг?
Костя коснулся плеча Пульса. С разделением территории Пеллигрини знаком не был. Для него Сакраменто это просто город, в политику «домов» он не лез. Да и будучи лишь охранником в борделе, не считал для себя это нужным. Полагался в этом на своего друга. И если Сонни считает их гастролерами, случайно свернувшими не туда, то они просто покажут ребятам маршрут, придав немного импульса для скорейшего возвращения домой.
- Пусть идут. Идти по следу легче, - Костя похлопал друга по спине, поправив на себе куртку. – Есть одна идея. Но ты не захочешь провернуть ее. Пусть. Положив их, мы на своих двоих до своих не добежали бы, как сидели бы в участке в наручниках. – Они шли вниз к основной дороге, откуда недавно Том увез мальчика. – Вот поэтому я и предлагаю…
Но Пульс уже набирал кому-то из своих ребят, резко отчеканивая каждое слово. Проверив не выпало ли что из карманов, Тино слегка притормозил на выходе из улочки, оглядываясь за двоих, готовый прикрыть увлеченного разговором Сонни. Значит, это было лишь просто местом для запугивания парнишки. Углов я тут не вижу. Они свернули направо, вливаясь в поток людей, которые и не торопились и в тоже время весьма ощутимо напирали, стараясь быстрее добраться до остановки или какой-то иной своей цели.
- Не торопись, у нас есть полчаса. Слушай. Давай твои ребята потолкуют, пойдут, а мы в обход, так сказать заткнем задний проход. Уверен, что все будет около какого-либо магазина или проходного здания, - увернулся от шедшей на таран женщины, кого-то отчитывающей по телефону. – И хоть режь меня, уверен, что их главный не выйдет сразу.
Они прошли по улице ниже, останавливаясь на светофоре. То что предложил японец было из классической схемы таких гопирующих гангстеров. Они массой не боятся, но стоит лишь чуть проредить их ряды, как они тут же начинают волноваться, опасаясь за то, что их «квартиру» или точку накроют. Кого приведёт с собой этот конопатый и как сильно можно на них рассчитывать, Костя не знал, а значит надо быть за троих каждому. Ведь еще неизвестно кого выставят эти гастролеры. Он взглянул на часы. Оставалось еще часа полтора, а Парадиз находился на другом конце города. Опаздывать Пеллигрини не любил, причем крайне не любил.
- Надо мне, наверное, отзвониться, что задержусь.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-07-21 17:09:49)

+1

13

Ну ничего, кофе они ещё попьют - или саке, или ещё чего-нибудь, не столь важно, не дома - так в "Парадизе" и расслабятся немного, за рассказом остальным о своих сегодняшних похождениях. Если уйдут целыми, конечно, впрочем Сонни никогда не задумывался о такого рода происходящем в подобном ключе, работа есть работа, а пострадать можно вообще в любой момент по непонятной причине - постоянно раздумывать о чём-то насильственном это плохой способ существования в их мире, в итоге либо привыкнешь - и воображаемые картины начнут становиться куда более реальными, или проще приводимыми в реальный мир, либо - всем этим попросту захлебнёшься, и просто перегоришь, как лампочка, став попросту таким же, никуда не годным, куском хрупкого стекла с тонкой проволокой. Работа есть работа, едва ли и у какого-нибудь токаря считается хорошей привычкой вспоминать дома свой станок... их же станок сегодня - вот эта вот зарвавшаяся шпана, не самый желаемый материал, конечно, но уж придётся работать с чем есть.
- В смысле, искусственной? А бывает "натуральная" вата, что ли?
- оглянулся на друга Пульс. Для него вата - это был белый и мягкий материал, с хорошей способностью впитывания, а откуда она появляется - Сонни вообще как-то даже и не особенно задумывался; слышал о хлопке, конечно, и всё такое - но слышал, что там есть какие-то процедуры его обработки, прежде чем получится та самая вата, поэтому и "натуральным" продуктом ему её точно не пришло бы в голову назвать. Пользоваться ватой ему приходилось, конечно, но вот чтобы ещё и понимать, какая искусственная, какая нет... вата она и есть вата. - Ну ладно. - слегка пожал плечами Сонни; и действительно, отвлечёнными житейскими темами лучше заняться потом, как всё то, что перед ними сейчас, утрясут. Почувствовав его прикосновение плечом, Пульс подтвердил, создавай некий контраст вежливому обращению Константина: - Да. Кто там старший у вас, свиньи?
Территории такие делились относительно часто, зачастую важно было в этом их мире даже не сколько ты денег зарабатываешь или какими оборотами вращаешь, а сколько в принципе остаётся "в игре", не каждый дилер наваривается так, что способен покупать себе дорогие автомобили или ювелирные украшения, зачастую - такие ребята просто имеют несколько постоянных клиентов, которые покупают у них периодически... и этого хватает, чтобы оплачивать жильё, скажем. Волею судьбы, Пульс со многими такими общался - богат далеко не каждый из таких. Чтобы хорошо подняться, торговля должна быть оптовой, а для этого надо быть близко и к производителю...
Сонни покивал головой, но приподнял палец, призывая Пеллигрини замолчать на то время, что он разговаривает по телефону; про "положить" он, может, и сильно сказал, но сделать что-нибудь следовало бы прямо сейчас, потом уже и поздно может быть, как он и сказал - обнаглеют парни, а может и копов по дурости навлекут на себя, чтобы потом служители закона тут тоже всё перерыли; не одних Пульса и Константина злит, когда кто-то продаёт детям дурь, а потом их ещё и дубасит.
- Ну... - запустив то небольшое "течение", благодаря которому у них к концу получаса будет пополнение в виде трёх-четырёх, а если повезёт - пяти-шести человек, Сонни остановился, готовый выслушать Константино - при всей своей манере выражаться, выдать он зачастую мог что-то полезное и умное... зачастую - заумное, конечно, как с ватой; но - на самом деле, к Пеллигрини Пульс привык прислушиваться. Иногда, впрочем, самого Константино приходилось учить, казалось бы, каким-то элементарным вещам... - Нет, что значит "мои ребята пойдут"? В лицо эти сосунки знают нас, и в курсе ситуации тоже - мы, а не мои ребята. Нам и толковать следует... - а то ведь - определят на трусов, которые спрятались за спинами... в общем-то, такими спинами, за которыми Пульсоне не хотел бы и ощущать себя спрятанным, со стороны - та шайка-лейка, что соберётся сейчас, доверия тоже вызывала не намного больше, чем те, кому они только что навешали. Так, мелочь. Почему им Сонни доверял - потому что знал их. Да и кулаки есть даже у мелочи... - Но ты прав, да... будет неплохо, если кто-то подстрахует. - двинулся дальше, увернувшись от прохожей, гавкавшей что-то в трубку. - А в этом с чего ты так уверен? - почесал репу, взглянув на Константина. Сонни склонен был полагать, что покровитель этой трудовой молодёжи, наоборот, вылетит впереди планеты всей - а с кем им с Пеллигрини, собственно, ещё разговаривать? - как и положено деловому человеку, ну или считавшему себя деловым. - Да, кстати... а я Тома наберу. - проговорил уже тише, с меньшим количеством гонора в голосе, достав телефон и разыскивая в списке номер Флетчера. Наверняка до больницы он уже добраться успел, хотелось бы узнать, как там этот его парнишка... да и машину свою, в общем-то, неплохо бы как-нибудь получить назад - хотя бы к завтрашнему дню, если уж его обещание про вызов такси в силе больше быть не может; пусть домой хоть так едет... а то миссис Флетчер Сонни ещё тоже скажет пару ласковых.

+1

14

Объяснять химический состав изобретения человечества, такого как вата, времени не было, ведь вряд ли этим молодчикам была нужна лекция на данную тему. Достаточно того, что они понимали – перед ними не простые залетные заступники детей и подростков, что, судя по наглости и спокойным ответам обоих мужчин, не трудно догадаться о том, что простыми отговорками и оскорблениями дело не закончится.
- Ну, так ты и пойдешь, что возмутился как лужа на ветру, - Константино не собирался отказываться от своих мыслей. Многие, вот такие стихийные группки недоученных жизнью бандитов (гангстерами назвать язык костенеет) работают по классическому жанру. Главари редко ползут впереди строя своих солдат. Это у итальянцев принято цивилизованно вести переговоры, какими бы они не были неприятными. Да и не только итальянцы. Все, у кого есть кодекс чести, свои внутренние законы, история Семьи, которым честь есть важнее всего, что есть у каждого за душой. Он не понимал, какое дело им до мнения каких-то мелких дилеров или кого там еще. Важно выкурить всех, зажать и переговорить. – А я пойду с другой стороны. Успокойся.
Похлопал по плечу, понимая, что неудачное сравнение вышло, но слова обратно не вернешь в голову. Они свернули за угол, где в конце улицы увидели стоявших парней. Одного Костя знал по клубу. Ну если все такие способные собрались, то еще не все потеряно и они вполне могут решить если не разговором, то кулаками в свою пользу.
- Тот, кто стоит крайний справа, - чуть пригнулся к Сонни, Пеллигрини шепотом указал на парня, которого знал, - возьми его с собой в арьергард, но поставь слева. У него сильный удар правой. Не зацепит.
Поздоровавшись, Константино отошел чуть в сторону, обдумывая как же ему лучше поступить. Ведь если он останется для всей той компании невидимым, то вполне мог проследить, нет ли где еще людей. А если все-таки он окажется прав и главарь не высунет носа, то выкурить его не составит труда. Когда ребята пошли, он просто свернул в небольшой переулок, что кончился развилкой двух двориков, один из которых был странно похож на то, что здесь обитали весьма не заботящиеся о чистоте люди. Костя еще в стычке учуял сильный аромат тел, будто парни не мылись несколько дней. И вот, стоят баки, излучая невероятной силы запах протухшего. Представив себе путь, как Сонни и компания двигаются по другую сторону дома, Тино распахнул дверь и услышал весьма занятный разговор.
- Надо было оставить мальчишку и все. А вы вместо этого стрелку набили. Дебилы!
- Ну они такие борзые. Так нельзя оставлять и прощать.
- Ты хоть удосужился уточнить кто они?
- Какой там. Пару раз тычин кулаками и ногами, мы ничего не успели даже.
- Я окружил себя идиотами. Вот иди теперь и выясняй. Я пока послушаю вас, буду не далеко.
Итальянец прижался к стене, смотря, как один из говоривших скрылся за дверью. Знать бы есть еще кто в доме, а то нарваться всегда можно, а вот избежать серьезных потасовок сложнее. Он превратился в само ожидание. Голоса с улицы едва доносились сквозь плотно закрытую дверь и понять кто там и что, Тино было не возможно. С лестницы второго этажа спустился еще один игрок сегодняшней комедии.
- Что пришли уже? Пойду я посмотрю, будут ли они такие смелые.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-07-22 01:41:38)

0

15

Эти придурки не то, что на бандитов, на мало-мальски значимых игроков-то не тянули, так, мелкие сошки какие-то, вчерашние обыватели, только заигравшиеся немного - впрочем, верно, кто-то, кого они не видели, в них это желание играть мог и поддерживать, но и этот кто-то, в конечном итоге, навряд ли кто-то очень уж серьёзный, с кем Сонни тягаться было бы не по зубам - особенно с поддержкой Константино; пешки же его - ничто, уличные хулиганы из какого-нибудь нигерского гетто - и то больше из себя представляют, пожалуй. И бить-то, в общем, тоже не умеют - по телефону Том сообщил, что пацан в относительном порядке, ничего особенно серьёзного у него там не нашли, полежит немного и вернётся к своей спортивной карьере - и то, в общем-то, есть чему порадоваться, что даже есть ещё живое место, куда ему его родители могут ремня дать за такие знакомства. Пожелав Тому убраться оттуда как можно скорее и увезти его автомобиль оттуда тоже подальше и побыстрее (там пушка лежала, в конце концов), Сонни выключил телефон.
- А ты не подумал, что они начнут волноваться, если второго их "знакомого" будет рядом с первым, и потому обхода сзади станут ожидать? - что может привести, в общем-то, к облому; или по меньшей мере - к сложностям... Пульсоне таких сложностей не любил, особенно когда и так - сплошные непонятки вокруг, на них какие-то слизняки крысятся, толкают на улицах какое-то искусственное дерьмо... - Гляди в оба. - сдался Пульс, показав выразительный жест пальцами от глаз, упрямство - не главная из черт Константино, но иногда проявляется и она; пусть и всё равно японское какое-то, но упрямство. - И если что - дважды не думай, лучше одного из них завалить, чем самому в больнице оказаться. - потянулся было к карману, желая достать сигарет, но и они уехали с Томом в машине. Вот гадство... - О. - так Сонни коротко отреагировал, увидев собравшуюся группку знакомых ему людей на тротуаре - четверо ребят, Прикол приехал, Гил притащился со своей точки и привёл с собой двоих своих корешей, несколько диковатого вида, бритого налысо и с бородкой, Пи-Джея, и доминиканца из клуба - этого Константино, как выяснилось, знал. Не самая, может, результативная получится сборная, но за такое короткое время - вполне себе, а в случае чего можно собрать и больше. - Если кто-нибудь из них ещё и ствол принёс - может, удара с правой и не нужно будет... - хмыкнул Пульсоне, отзываясь - что-то подсказывал, что детишки от одного вида огнестрела в штаны могут наделать, никто не говорит о том, что даже придётся стрелять. И Сонни, в отличие от Пеллигрини, как раз полагал, что лидер сейчас вылезет к ним навстречу - или потому, что у него нету мозгов, или потому, что они как раз есть, и человек он более-менее серьёзный, хотя бы - его, Сонни, уровня, ну или - идущий к нему. Как раз-таки у мелких банд самые авторитетные обычно на виду, это уже на уровнях более высоких могут не знать, кто там на самом деле босс, тут все самые борзые обычно вперёд лезут... а сошки за его спиной прячутся; не будет его - разбегутся, а может и ещё чего похуже, выйдут из "игры" другим каким-нибудь способом - потому как выживание без лидера это тяжело.
Ежели как-то по-другому - это уже какая-то нестандартная ситуация. Бывает, конечно, и так, что кто-то кого-то просто нанимает, как грубую силу, но... эти на наёмников тоже вообще никак не похожи. Слишком дилетанты, слишком борзые, слишком заинтересованно во всём этом своём петушатнике выглядят...
- Привет, парни... Эндрю, Гил, Пи-Джей, Дробитель... - или как там его кличка с ринга... Пульс пожал всем руки по очереди, затем хлопнул ладонью по плечу Константино: - Это Кос, ребята - если кто не знаком. Ладно, пошли... детали по дороге. - не став устраивать долгих знакомств, поделившись с парнями своим нехитрым планом, Сонни позволил Константино отделиться от основной "бригады"; сам - выкурил сигарету, которую стрельнул у Эндрю попутно, затем, посчитав пройденный путь, отметил, что три квартала они и прошагали уже - остановившись, видимо, у нужного дома. Тот ещё был райончик, надо сказать... напоминал о родном Нью-Йорке ему, пожалуй. И дом, перед которым они остановились - прямо-таки сам за себя кричал, "здесь бандитское логово", явно отличаясь от других - в коих люди, худо-бедно, может, но живут, а не "зависают".
- Ну, мы здесь, вываливайте сюда!
- крикнул Пульс, выступив чуть вперёд - не придавая даже особого значения тому, что стоит на тротуаре, рядом, казалось бы, с проезжей частью; хотя и было тут немноголюдно. Да и привыкли тут, наверное, к громким крикам, пьянкам, дракам и всяким другим беспорядкам... Занавеска качнулась, показав одно из знакомых уже лиц - со знакомыми же кровоподтёками.
- А второй макаронник где?..
- С ним ещё один мужик был - крутой такой... как Ван Дамм, или что-то вроде. - Константин снова мог услышать голоса за дверью.
- Ну что, вы выходите - или нам зайти?! - крикнул Сонни с улицы снова.
- Йо, а где второй итальяшка, сучара? - послышался густой нигерийский бас, ранее не слышимый, и на пороге дома показалась облачённая в шляпу чёрная морда; на широких плечах, к тому же, и находившихся на довольно высоком уровне - ростом мужик был примерно с Константино и Сонни, может чуть и повыше.
- Едет ещё за ребятами. И за стволами, чтобы вашу хибару к чёртовой матери даже не входя разнести.
- ну или ищет путь входа... этого он хотел, вроде?

+1

16

Тино не обладал мастерством хамелеона, но умел дружить с тишиной, становиться бесшумным и быстрым. Главное не пропустить момент, а четко слышать творившееся на улице ему не мешает никто. Голос Сонни дал команду японцу, что они рядом, и он мог работать по своему усмотрению.
- У них стволы есть?
- Откуда мне знать. У них руки и ноги как стволы. Машут, - послышался хруст суставов, - так, что мы едва смогли свалить. Погоди. А где второй?
Они волновались. Константино предполагал. Но у Сонни был талант, которого напрочь лишен японец. Пульс умел говорить. Изначально, сразу выводя на разговор, заставляя перейти черту диалога на оскорбления. Вывести же Пеллигрини на такое сложно, даже практически не возможно. Но Костя умел продолжать, тихо, спокойно. Изаму как-то назвал Тино анестезией перед смертью.
- Так что, они еще не все? – судя по ловам и действиям, главарь подошел к окну. Костя посмотрел на потолок, пытаясь услышать, есть ли движение над ним, не прилетит ли в спину, когда он окажется позади этих «бравых» парней. – Вон, видишь. Стоит чуть впереди один, с ним был другой. Может он где-то рядом?
- Проверь задний ход, - послышалось похлопывание по плечу, и Костя, запахнув куртку, сделал пару шагов назад, сливаясь с темнотой прохода. Как раз итальянец заметил небольшую выемку, что была ничем иным как глубоко вставленной в стену дверью. Отвернувшись от прохода, чтобы свет не отливался на его коже лица, слушал идущие в его сторону шаги. Бесстрашие, что в твой дом никто не проникнет, выдавало уверенность идущего в сторону японца. Шаг. Спина. Замершее дыхание. Удар сердца. Шаг. Звук переместился, но та тень, что спряталась, осталась на месте, ожидая минуты для удара. Мужчина прошел дальше, и только тогда Костя смог чуть отклониться, посмотрев ему в спину. Руки у того были свободны, а значит, ствола нет. Да даже если и был под курткой, достать будет проблематично. Скользя за ним в узки коридор, Тино резко выставил перед его лбом ладонь, второй рукой, сомкнутыми в кулак пальцами, ударил в шею, костяшкой переднего пальца четко приходя на позвонки основания. Он старался не сломать его. Заклинив противника в положении, когда и дышать можно на одну четверть легких, аккуратно подхватил его под мышки и опустил на пол. Покачав головой, что надо молчать, аккуратно также сжал тому место удара, при этом надавив на сонную артерию. От неожиданности тот сам парализовался, отключаясь.
Пошарив по телу, японец вытащил пистолет и нож, который засунул себе за пояс. Проверить бесшумно магазин не представлялось сейчас возможным, и Тино отправился к тому, кого желали увидеть остальные ребята, но он сидел не высовываясь. Заслышав шаги, главарь обернулся со словами:
- Ну что там? Чисто…
- Как в операционной, - сходу налетая на того, не давая очухаться, Константино ударил парня поддых, и резко развернув, схватил за пояс и шкирку, и пробив им окно, выкинул на улицу. – Полетай.
Снаружи послышались голоса, но был еще один в доме и оставить его нельзя. Очнется, пристрелит из какой-нибудь дырки. На ходу проверив полноту магазина, он поставил тот на предохранитель. Как-то с простреленной задницей ходить не прельщало. Похлопав по лицу лежащего парня, он поднял того за ворот куртки, и потащил к выходу.
- Кто вы такие? – хрипел, уже начав приходить в себя, неудачный торговец, пытаясь руками уцепиться за ногу Кости. Но тот лишь подняв ее, выбил дверь к черту, также выкидывая парня на улицу.
- Чисто. Я не опоздал? – спустился с высокой лестницы, присоединяясь к своим. – Извини, аккуратнее не получилось. Что успели сказать?
Спрашивая стоящего рядом Сонни, японец оглядывался.

+1

17

Константин себя напрасно недооценивал - если бы не его способность вести "переговоры", вероятнее всего, Пульсоне договорился бы в итоге до перестрелки прямо на пороге нужного дома, в жилом квартале; ну или максимум - до того, что дом бы взяли на "осадное положение", и перед ним ежедневно, ежечасно и ежеминутно, в любое время суток, стал бы околачиваться кто-нибудь вроде этих его подопечных - Эндрю-Прикола, Пи-Джея, того же Пеллигрини, или ещё кого-то; кто готовый был бы позвонить в любой момент, как увидит, что кто-то покидает логово - чтобы толкать, чтобы навалять тому, кто наблюдает за ними, или хоть просто по нужде... такая, почти средневековая, практика не была редкостью в его нью-йоркской юности; "часовых" и координаторов каждые несколько часов меняли, и те дельцы, кому так садятся на хвост, уже не могли бы далеко продвинуться в город - очень быстро на каждого торгаша вылетало по 3-4 человека из вражеской группировки, с кулаками или чем покрепче... сильно старались не бить - целью был скорее просто отъём товара; но случаи бывали разные, честно сказать... Такие вот детские военные игры, всем было лет по 16-17 максимум, каждый был по-своему голоден, каждый - по-своему озлоблен. Сонни не был уверен, что такое практикуется сейчас; впрочем - искать телефон-автомат, или сидеть на телефоне где-то в квартире, с развитием мобильной связи, не было больше необходимости - всему этому старомодному нехитрому движению обучить новое поколение было бы можно запросто. Другое дело - что сейчас и огнестрел стал продаваться куда более обильно, а пуля - она, всё же, кого хочешь догонит.
Были ли стволы у встреченных ими ребят - Пульсоне пока не мог сказать наверняка; впрочем, дилетанты склонны размахивать пушкой направо и налево, едва только получают её в руки, а в переулке этого не случилось; это знак неплохой. При желании, сам Пульс мог бы раздобыть достаточное количество стволов для своих ребят за несколько часов; нескольких из них - он сам, можно сказать, тренировал у себя на стрельбище, но если у тебя самого пуля в заднице - быстро уже не побегаешь. Да и в принципе, применение оружия - это та крайность, без которой лучше обойтись. Особенно теперь, когда всё и так было не очень спокойно - и не хотелось бы, чтобы грядущее лето стало как-нибудь напоминать о лете прошлого года... Надо сказать, впрочем - тогда бы Сонни мог пригодиться человек вроде Константина.
Так вот, аргументы у Сонни начали заканчиваться довольно быстро - за тем, что и негрила был собеседником ничуть не более искусным, так и подавно; но мужиком он являлся непростым - не только его рост, но и грубые татуировки на его руках, едва проглядывающие на чёрной коже, выдавали в нём мужика обстрелянного, не простого, наверняка и в наручниках уже побывавшего, и за решёткой пожившего, чего нельзя сказать о бригаде, которую он собрал - его поза, и его надменный, и равнодушный одновременно, взгляд, довершали картину - Сонни, впрочем, не был сильно впечатлён, видеть приходилось калачей и куда более тёртых. А уверенность чёрного вскоре и подыспарилась, когда он, резко затянутый рукой Константина обратно внутрь своей конуры, через пару секунд вновь покинул её - только на этот раз со звоном и вместе с осколками мутного, грязного, заляпанного чем-то и изнутри, и снаружи, стекла, которое высадил собственным телом. Пульс аж сам онемел на пару секунд. А когда лёгкий ступор прошёл, и он всё-таки рискнул подойти ближе - его едва не зашиб следующий, кто вылетел из входной двери, распластавшись на газоне, как олигарх по багамскому пляжу. Следом, гордо и величаво, словно папа Римский на свой балкон, вышел и Константин, возвещая о своих успехах...
- Ты что там - всех уже раскидал? - поднял взгляд на друга Сонни, вместо прямого ответа на его вопрос.
- Чува-а-ак... - раздосадованно, с некоторой укоризной даже, протянул Пи-Джей, которому явно хотелось сегодня размять кулаки. Пришлось удовлетвориться тем, чтобы встать над поверженным, начавшим подавать признаки жизни, пушером...
- Да ты сам всё слышал... без тебя не задался как-то разговор, говорил же я тебе. - хмыкнул Пульс, подходя, в свою очередь, к герою сегодняшнего дня, на руках которого, помимо наколок, было теперь и несколько порезов, обильно кровоточивших - не выглядевших, впрочем, по-серьёзному опасными. Наклонившись, Сонни подобрал с травы шляпу, слетевшую с его головы, отряхнув её от осколков и бегло оглядел, повертев в руках... - Ну что, проведёшь экскурсию по своему предприятию, или нам осматривать самим? - так или иначе, надо было уходить с улицы - слишком много внимания привлекали обе их разномастные компании. Продолжая сжимать шляпу за полу пальцами левой руки, правой Сонни помог нигеру за шкирбон подняться с земли, ребятам кивнув на второго лётчика - те же его, после короткого сговора, вообще решили поднять вчетвером, за руки и за ноги, весело гогоча - так и потащили внутрь дома.
- Вот теперь поговорим серьёзно. - положив шляпу на кухонный стол, Пульс водрузил ногу на один из потёртых стульев, глядя на водрузившегося напротив чёрного. - Вы, я смотрю, или новички в городе - или просто не в курсе последних перемен, но детям в этом районе не продают - а те, кто вообще продаёт что-то, сперва должен получить на это разрешение у мистера Росси. А я что-то не помню, чтобы он это какому-то черномазому, с кучкой белых панков, разрешал...

+1

18

Тино пожал плечами. Звуков иных, кроме тех, кого он выкинул из дома, мужчина не слышал. А чутье у него было дай бог каждому. Если бы Костя был не уверен в том, что зачистил дом, не показался бы и не стал так громко шуметь.
- Так, в легкую, - район был из разряда «вам нечем платить за квартиру, тогда добро пожаловать к нам», окна, двери и стены были будто в саже, жирной пыли и с потеками от дождей. Приятного мало. – Если мы не договоримся, то ты лично будешь кидать из в стену. Я даже тебе мишень нарисую.
Слегка отстранено проговорил Константино, переводя взгляд на тех, кто стал Мюнхгаузеном в его руках. Выводить их за шкирку он не мог. Не справился, все же эти неучи-гангстеры были не метр с кепкой, а хорошей такой горой мышц. А Костя не знал на что они способны, и единственный способ их «представить» Пульсу, выбросить в окно. Хотя можно было и в дверь, но первый однозначно выбил бы и ее. Кто же им открыл бы дверь?
- Они искали меня в нашей толпе. Я слышал, - он присел рядом с тем, кто был в переулке, похлопал по его карманам. Никто не решался начать ни стрельбу, ни драку. Соторонники Пульса контролировали каждое мало-мальское движение тех, к кому была их честная компания приглашена на разборки. НУ а те пребывали от наглости итальянцев в шоке, таком тяжелом, что очухиваться не собирались. – А главное заметь, каков эффект? Руки у них до сих пор пусты. Не думаю, - вытаскивает из кармана лежащего пачку пятидесяти долларовых купюр, - что они «голые». Я бы по второму этажу прогулялся у них, - посмотрел на верхние окна. – Может что найду. Или пусть они показывают сами? Не будем наглеть?
Сонни озвучил его предположение. Ребята быстро затолкали всех обратно. Выбитое окно могло дать просочиться ненужной информации, и поэтому, едва попав в помещение, Костя и Пи-Джей Подняли массивный стол, приставив его вместо стекла. А к нему приставили стул, на который усадили главного. Если что-то пойдет не так со стороны улицы, то зашибут негроидов, а итальянцы успеют смыться. Костя по привычке остался в тени, наблюдателем. С него так толку больше. Пока Пульс давал справочную информацию черному, он аккуратно стал проверять выуженные баксы. Сложно сказать, настоящие и поддельные. Нужна лампа. Оттиск матрицы прослеживался тонкой кожей пальцев. Но если печать высшей пробы, то понять трудно, если конечно ты не сотрудник казначейства.
Толкнув кулаком в плечо стоящего рядом Эндрю, Костя отдал ему половину пачки денег.
- Умеешь разбираться в подлинности этих бумажек?
- Думаешь левые?
- Понятия не имею. Но если они баксы толкают фальшивые, то проблемы тут глубже, чем мы можем предполагать. Синтетик наркота. Кстати, в какую цену они ее толкают? – он отделился от стены, и, оказавшись возле Пульса, прошептал тому вопрос о цене. И снова скрылся за стоящим Гилом.
- Нам только фальшивок не хватало. Такая грязь на уровне боссов будет разбираться. Как бы на задницу не нашли мы приключений. Но то, что наркоту сбывают без квоты Росси это точно. Нас бы предупредили.
- Обидно, что пацану сбывали, - Костя чуть склонился к Эндрю прошептал, - был бы здоровый урод какой, мы бы даже не остановились.
- Понятное дело.
- Знаешь, мне кажется, они только прибыли на эти земли. Так открыто все делают, дилетанты?
Пальцы не почувствовали на воротничке Улисса Гранта перепадов в плотности бумаги от оттиска. Пеллигрини отложил купюру в карман. Потом, Сонни найдет мастеров проверить. Эндрю посмотрел на то, что сделал японец, в немом вопросе поднял на него взгляд. Костя лишь кивнул. Понять ответ было не сложно.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-08-16 18:55:05)

+1

19

Константин был бойцом - и от него в ближней схватке было больше толку, чем от троих других друзей Сантино, если не четверых; это он доказал уже и не раз - пусть и, может, когда они познакомились, Пеллигрини предстал не в настолько хорошем свете... впрочем, одно дело - на ринге, где определённая этика и определённые правила всё же существуют; другое дело - на улице, когда речь идёт уже не о победе в соревновании, а о прямой угрозе здоровью или жизни, и вряд ли Константин бывал так же расслаблен и в такой драке. Нужно только эту грань уметь перейти... У Сонни с этим всегда были свои собственные сложности - ему не было столь интересно долбить по груше, которая ничего не почувствует и вообще не реагирует практически никак, стрелять в мишень, которую возможно поразить, но трудно разрушить - Пульсу всегда нужно было видеть какой-то результат своих действий, при этом результат мгновенный; он был подвластен деструктивному искушению - тренировки оттого требовали ещё большей дисциплины в его случае... зато в разборках на улицах он был куда более искренним. Что было хорошо в их дружбе с Константином - они друг друга понимали в таких вопросах; что было не очень хорошо - в их дуэте никто не любил заглядывать очень уж далеко наперёд.
- Договорились. - весело хмыкнул Сонни в ответ. Стены тут, правда, такие, что могут и не выдержать такого метания, хотя - едва ли кому-то из их компании есть какое-то серьёзное дело до целостности этого дома, где жить, благо, есть у всех - даже у Прикола, который ребёнок детдомовский. - Ага... - кивнул, заметив жест Константина, запустившего руку в карман негру - не то, чтобы он подумал, будто деньги тут хотя бы такие же фальшивые, как синтетический наркотик; едва ли тут была какая-то связь - долларами за наркоту расплачивались обычно вполне настоящими, а чтобы печатать подделку - нужен, как минимум, станок; чтобы делать хорошую подделку - нужен и станок хороший... но даже если и допустить, что в руки таких дилетантов попал бы станок, или кто-то тут умел бы делать фальшивки без него каким-либо образом, едва ли они стали привлекать бы к себе внимание, впутавшись в наркотрафик - подставлять одно предприятие ради другого?.. Фальшивые деньги - это уже не примитивная торговля дурью; пусть, может, за это и дают меньшее количество лет за решёткой... и просто предлагая каждому встречному молодому человеку "купить пару нарисованных баксов" бизнес уже не сделаешь. Денег, впрочем, банда эта так и так лишится - хотя бы в качестве доли от тех операций, что они уже успели провести.
- Следите за лестницей. - кивнул остальным; это единственный путь наверх - где они ещё не были, и если кто-то удрал наверх, то спускаться к ним будет тоже по ней... ну а если даст дёру через окно - то и чёрт бы с ними тогда, сами по себе интереса Пульсу они мало представляют - шестёрки. Если только не будут предоставлять угрозы или опасности - спустившись со второго этажа со стволами или холодным оружием в руках.
Цена, которую чёрный парень назвал, Сонни показалась и вовсе завышенной раза где-то почти в два - у них вроде как и хороший продукт сейчас продавался по такой цене, которую можно было бы отдать, а не покупать какое-то синтетическое дерьмо (учитывая, что осваивался практически новый рынок - или старый рынок, но по-новому, с учётом доступного кокса из Мексики: завоевать доверие нужно было не только покупателей, но и продавцов тоже), Пульс аж присвистнул.
- Ну, в общем - долю за ваши художества мой друг у тебя уже вытащил. И правила я тебе тоже рассказал... - Пульсоне потянулся было за своими сигаретами в карман, желая закурить; но затем что-то передумал, вспомнив, какие у них планы и подозрения по поводу второго этажа дома (или подвала - вообще-то, занимаясь такими вещами, лабораторию сам Сонни лучше бы поместил в подвале... если, конечно, была тут какая-либо лаборатория. Впрочем - в области производства мета или другой наркоты Пульс профессионалом уж точно себя не считал. С какой-то точки зрения, может, оно и правда - чем выше, а не ниже, находится - тем лучше.) - Пошли, покажешь, что у тебя тут происходит. - подтолкнув лидера дилеров к лестнице, Сонни поравнялся с Константином, протягивая тому руку - посмотреть на те купюры, что он там обсуждал да рассматривал. Да и в целом, разделить бы находку следовало - в конце концов, тут не один он поработал, и ребята подорвались, каждый свои дела побросали, чтобы сюда приехать. Взглянул на свет, потрогал - деньги вроде как деньги, зелёная краска, вроде и не стирается при контакте с пальцами, и президенты изображены те, которые должны быть изображены... и не выглядят новыми, к тому же - практика показывает, что потенциальные клиенты наркодилеров - это ребята с помятой жизнью, и деньгами расплачиваются помятыми и замаранными... а то, что только-только сходит с печатных станков - сплошь новое. Особенно, если это подделка. - А с чего ты вообще решил, что это - фальшивка? - ступени и половицы старого дома противно скрипели под ногами, словно готовые проломиться - удивительно, как вообще в доме свет и вода были ещё... и правда, как Нью-Йорк - такие бомжатники Сонни только там видел, в своё время.

+1

20

Каждый думает, что проскочит перед шлагбаумом, перед самым носом летящего на него локомотива, другие же думают, что начать дело можно просто – прийти поставить сумки, развернуть товар и торговля попрет. Только вот если в законном мире существует налоговая, которая строго следит за всеми финансовыми приобретениями или структура, дающая лицензию, то в мире «законов» есть люди, разрешающие вам право дышать на их земле, а вопрос о бизнесе вы поднимите потом. И задача в том, что офис этих людей найти, не так просто, и записи в очередь на прием у них нет. И вероятно эти ребята решили пойти по легкому пути, только судя по всему, он оказался коротким.
- Да похоже, залетные пташки, - прошептал Эндрю, перебирая также купюры, - только я не пойму, как определить.
- Потом, ты просто пока не дели между ребятами, чтобы потом не бегать в разные стороны. Осторожность, банальная осторожность.
- Ты всегда так внимателен? – вероятно, Эндрю слышал про японца, про его странности, и теперь столкнувшись лично, удивлялся. Ну, а что остается еще делать то?
- Я лучше триста раз перестрахуюсь, чем потом буду иметь кучу проблем.
Если ты себя сам не предупредишь, никто за тебя это не сделает. Если Пульса Тино мог считать другом, то все остальные придерживались в этой «кампании» своих интересов. Самаритянтвом в этом мире мало кто заражен. Убрав деньги в карман под жадный взгляд одного из парней, Костя кивнул ему в ответ, что, мол, не дергайся, все будет ваше. Костя усмехнулся, когда озвученная цена в голове быстро прошла «счетную машинку». Весьма нагло и не дурно ребята решили наживиться.
- Охренеть! – только и смог сказать Эндрю.
Если переложить на язык денег, то цена оправдывала себя в три раза. Если торговал они с улицы, покупателям не сильно интересующимся, а правда ли настоящий порошок, то цена за грамм как чистого кокса это золотой прииск на улицах Сакраменто.
Отдав купюру Сонни, японец поднимался чуть впереди на второй этаж, готовый к любому кулаку или пятке, но никак не к пуле. Положив руку на впередиидущего лидера залетный «коней», Костя другой рукой остановил Пульса.
- Да воротничок слишком «проглаженный», - рукой полез за пояс, - с какой стороны окно? – прошептал на ухо парню, прижавшись к нему со спины. Весьма тесно и ощутимо, что можно было бы и пофантазировать. Вот только он оказался не любителем мужских объятий. – Не дергайся.
- Справа, - тот прошипел.
- Значит слева дверь. Я правильно понимаю? Ну?!
- Да.
- Сколько комнат? Я тебя сейчас дуршлагом сделаю, - подпер его ребра стволом, слегка поднимая мужчину на нем. – Быстрее ответишь, быстрее… ответишь.
Каждый понимал, что если начнется потасовка, то эти уроды в живых не останутся. Коленом подталкивая парня, будто сливаясь с ним в движении, Константино медленно поднялся следом. Пальцами, перехватив его горлом, обжимая костяшками кадык, резко выбил ногой дверь, что, как, оказалось, держалась на одном честном слове, и легла на пол с громким бух, поднимая собой кучу пыли.
- Давно не убирались. Значит перевалочный дом. Мы тут ничего не найдем.
Они молча пошли вперед, пропуская итальянцев в комнату, чтобы все хорошенько рассмотрели. Коридор освещался лишь проникающим в сломанный проем светом, тусклым, не смотря на то, что было обеденное время. Японец почувствовал, что парень начал явно упираться, не желая двигаться дальше. Что? Практически перекрыв ему дыхание, рукой, что держала пистолет, чирканул по стене. Подтолкнув его вперед, вновь сделал движение. За стеной послышался всхлип.
- Скажи что-нибудь или позови, - тихо проговорил Тино.
- Кэт, это я. Не переживай, все нормально.
- Открывай дверь.
И каково было удивление, когда войдя в комнату, Костя обнаружил сидящую в углу кровати девочку лет десяти. Чумазое личико той было испачкано разводами от  слез.
- Скажи, что это твоя сестра или дочь! – в голове японца не укладывалось, что с ребенком могли «играться».
- Не трогай ее. Просто отпусти, - парень начал выворачиваться, но вновь вдавленный ему под ребра пистолет, призвал к послушанию. – Это моя сестра.
- Это точно? – Костя оказался немного в замешательстве. Ребенок уже видел как вошли в комнату мужчины, и поэтому смычла делать легче этому уроду не было. Он лишь слегка разжал руку на его горле. – Кэт, -  как можно мягче сказал итальянец, - как зовут твоего брата?
Парень дернулся.
- Бббэн.
- Значит так, дядя Бэн. Ты популярно рассказываешь, где вы и что, кто вас сюда пригласил, дал наводку, а мы уже подумаем, что делать с вами. О Кэт можешь не беспокоиться. Ее не обидят. Он твой, - развернув парня к Сонни, Тино оглядел комнату на наличие вещей. Было пусто. Ни книг, ни игрушек не было. А ведь девочка не могла тут просто сидеть, ждать, когда ее брат соизволит к ней прийти и поиграть. Лучше бы он сидел дома без кофе....

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда твое слово ты должен подтвердить, не открывай лишний раз рта