Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда твое слово ты должен подтвердить, не открывай лишний раз рта


Когда твое слово ты должен подтвердить, не открывай лишний раз рта

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Похоже на то, что вся честная братия, строившая из себя таких крутых парней в том переулке, всё-таки разбежалась, как только в доме оказался Константин - потому что Сонни прекрасно помнил, что в переулке они с Томом были втроём против пятерых (если не считая мальца), здесь же в окно и дверь вылетели уже только двое, и третий валялся на полу, когда они вошли, вырубленный и обезоруженный стараниями Константина - теперь за ним, вместе со вторым "пассажиром", присматривали Гил и Дробитель из бойцовского клуба, а пистолет его перекочевал в руку Пеллигрини. Куда остальные делись - Пульс не успел заметить, поначалу думая, что они всё ещё в доме, но теперь - не слыша какого-то шевеления ни внутри, ни снаружи, счёл, что банда попросту разбежалась: оставаясь, впрочем, начеку - может, и просто затихарились где-то здесь? Осторожность сейчас не помешает, да и вообще с ней обычно бывает тяжело переборщить, тут Константин был прав. Взглянув на него, когда тот остановил его рукой, Пульсоне отступил чуть назад, с лёгким кивком, позволяя другу пойти первым - вернее, вторым, под прикрытием тела чёрного - тоже страховка, если бы кто-то начал стрелять уже с порога, а то и до порога, целясь прямо в дверь, это тело могло бы сослужить добрую службу жизни и здоровью остальных, кто поднимался. Живой щит, впрочем, имел ряд серьёзных недостатков по сравнению со щитом тактическим - почему-то Сонни вспомнил сейчас, как пытался изучать материалы по обращению с ним (такому в корпусе морской пехоте не учат - за ненадобностью). Было бы интересно обсудить это с Константино потом... за чашкой кофе, который до сих пор так и не купили, или ещё когда. Пока что Сонни переглянулся с Пи-Джеем, оценивающе вытянув лицо, когда они увидели движение Тино - насадившего мужика пушку почти как на кол. Наверняка его желудок сейчас ощутил суровый дискомфорт... или что там на этом месте должно находиться? Да уж, японец явно толк в такого рода вещах понимал. Как сделать больно и неприятно, не нарушая при этом целостности организма. Или нарушая... если выполнит обещание про дуршлаг.
- Перевалочный? - переспросил Сонни, двигаясь за Тино, в такт его движению, неторопливо, но и не расслабляя ни одной мышцы на теле, готовый их задействовать если будет надо - как если в руках у него было оружие. Может быть, значит, что где-то есть и "основное" укрытие - и остальные могли бы удрать туда?.. Хотя, сомнительно это. Сомнительно, что и если бы все свои операции они вели отсюда, тут убирались бы чаще; чистота - или хотя бы порядок - поддерживаются в тех комнатах, которые используются постоянно. На коридор же могут и наплевать, всё равно никому из них не жить... Дверь, которую Константино снёс, разрухи сильно не добавила - скорее наоборот, даже вписалась как-то гармонично.
- А это что был за звук? - видимо, что в доме всё-таки оставался кто-то, но звук не был похож на тот, что издаёт взрослый мужик (или около того, хотя бы), скорее на животный писк или... детский голос? Вот сейчас Сонни напрягся уже по-настоящему - он ожидал драки, стычки, возможно и вооружённой - с бойцами банды, с людьми, не с животными. И уж точно не детей здесь намеревался найти. Нету ничего, что пугает сильнее неожиданности... Но напряжение Пульса сейчас быстро, буквально на глазах, перерастало в злобу - когда он лицом к лицу столкнулся с тем, вернее кем-то, кто находился за этой дверью.
- Какого хрена тут происходит?! - большую часть жизни лишённый такого простого и основополагающего элемента, как семья, семейные отношения, Сонни, тем не менее, выработал некое особое, уважительное, отношение к таким вещам, к детству, к детям, и чему-то такому хрупкому, к чему вообще и прикасаться сам боялся обычно - чтобы не разрушить своими грубыми руками. У него всегда лучше получался кулак, чем объятие. И отдавая отчёт в том, что он, как родитель, вполне мог стать точно таким же, как этот парень - Пульс этим положением вещей не гордился. И то, о чём просто подумал Константин - его выбивало из равновесия куда сильнее.
- Сестра твоя?! - когда Константин развернул его лицом к Сонни, тот сжал его за шиворот рубашки, грубо выволакивая из комнаты, едва сдержавшись, чтобы не разбить ему всю физиономию прямо здесь, на глазах у ребёнка - притом едва Пи-Джея не задел, когда жестом отправлял его через дверной проём восвояси, и сам топая следом, закрывая тусклый свет солнца широкой спиной. Затем они оба скрылись за стеной - из виду, хотя было слышно, как Пульсоне его там метелит: - Каким, мать твою, образом, у тебя может быть белая сестра?! - от отметин кулака лицо парня быстро сделалось ещё более чёрным, а одежда собрала на себя всю пыль с окрестных стен; стоило сказать, впрочем, к чести ниггера - держал удар он достаточно хорошо, и Сонни, не давая ему упасть на пол - и не прикладывал к этому каких-то титанических усилий: парень весьма прочно стоял на ногах. - Что вы делали здесь, ублюдки?! - вспоминая о том, что, в общем-то, и первый встреченный сегодня "пострадавший" был ещё не совершеннолетним - Сонни рассвирепел ещё больше. Сквозь тонкие стены, в комнате послышалось, как что-то катится - а покатился с подачи Пульса тот самый Бэн, по лестнице...

+1

22

Порой находки ошеломляют нашедшего. Так и сейчас, все кто ввалился в комнату за Сонни, пребывали в немом шоке, смотря на мускулистого громилу и трепетавшую в углу кровати, на пыльном покрывале, чумазую девочку. Костя, выросший в стране, где педофилией не считается секс с девушкой, которой тринадцать лет, где-то на генном уровне так и не смог для себя принять этого состояния сознания японского народа. Если конечно же, это происходит по обоюдному согласию. Считается, что половина японского сообщества мужского пола страдают рори-кон (комплекс Лолиты). Женщины же любого возраста дают мужчинам это почувствовать, облачая себя в короткие юбочек, крутя во рту конфеты и «впадая» в инфантильность, проявляя элементы сюсюкания. Это вершина молодежной моды в Японии.
Толкнув черного в «объятия» Сонни, Костя повернулся к девочке, выставляя вперед руки.
- Сейчас, - он совершенно забыл, что в правой руке он держал пистолет. Японец привык к «чистым» рукам. Засунув за пояс оружие, он сделал шаг в сторону ребенка. – Успокойся. Можешь объяснить, что произошло? Они тебя тронули?
Девочка вжалась в стену, готовая просочиться сквозь любые трещинки, которые смогла бы найти, беззвучно плакала.
- Хорошо. Ты же видишь, у меня ничего не в руках, - Тино подвинул ногой стул, присел. – Кэт, ты можешь мне объяснить, как здесь очутилась?
Попытка могла и не увенчаться успехом. Но ее разговорить надо и причем срочно. Оставить тут значит навести на себя грозу в виде этих придурков, которые занимались на чужой территории своим промыслом и копов, когда эта малышка откроет рот, при том, что слышала все клички и имена «спасителей». Стена содрогнулась, вызвав  Кэт приступ истерики. Девочка заметалась по кровати, словно побитый щенок, ползая на коленях, и Костя невольно опустил взгляд на ее ягодицы. Каково же было облегчение, когда итальянец не обнаружил ни единого пятна на ее бежевых бриджах. Сонни расходился не на шутку. Не хватало трупов и следов от такой бригады, как их. Тино не стал больше уговаривать Кэт, резко остановил ее за плечи, стреножа ноги ребенка коленом, чтобы не получить неожиданный сюрприз в пах, просто подхватил ее под мышку и пошел к остальным. Девочка билась в его руках, но коготки не выпускала.
- Подержи, - отдал ребенка Эндрю, - его хоть кто-то остановит или будем труп закапывать? - Тихо проговорил японец, уворачиваясь от очередного замаха Пульса. Выставив руку, скрестив ту с выходящей в удар от Сонни, Тино перехватил друга под кадык пальцами, уклоняясь от локтя, которым итальянец ушел в защиту от внезапного вторжения. – Остынь. Он уже язык пережевывает.
Сейчас не было никаких рангов. Никто из находящихся в доме парней не подходил к Пульсу, не пытался его остановить. Ну что ж, давайте ульем тут все кровью, натопчем, еще записку копам оставим и поедем по домам ждать сирены под окнами. Конечно, несколько минут назад, Костя и сам выбросил в окно двоих, ничем не отличаясь поступком от Сонни сейчас. Он прекрасно понимал чувства друга, но двое молотящих этого черного было бы слишком.
- Бен значит, - Тино посмотрел на пышущего гневом Пульса, отпустил того и присел рядом с избитым залетным халявщиком, любящего быстрой наживы. – Меня не волнует сколько зубов ты выплюнешь и будешь ли мочиться кровью. Если будешь упираться, вовсе о сортире забудешь. Понял меня? – мычание в ответ было свидетельством того, что Сонни не весь мозг ушатал в этой черепной коробке. – Кто она такая? Ты же понимаешь, что покойник. Так облегчи себе смерть. Я все равно выбью из тебя все, что мне надо.
- Понял, понял, - отплевывался черный, сжимаясь пополам. – Она просто гарантия того, что ее брат принесет долг.
- Вы давно в городе?
- Три месяца.
Костя присвистнул, поворачиваясь к Сонни, безмолвно вопрошая И как сие понимать?
- Оборот.
- Десять кило.
- Все за три месяца?
- Нет, за последние два.
- Поднятая сумма?
- Около семидесяти тысяч.
- Где готовят? Насколько большой штат там, где эту гадость делают?
- Меня убьют.
- Тебя по любому убьют, - Костя пнул носком ботинка в бок лежащего перед ним парня. – Только вот не думаю, что твой босс просто так тебя отпустит. А нам не выгодно, чтобы ты слил о нашем визите все. Хотя твои выкормыши уже полетели докладывать. Вы на что надеялись? Закрепиться? Или просто гастроли?
- Мы просто… - парень закашлял, - проверяли почву.
- Ничего такая проверка, не находишь? Поднять семьдесят тонн и не заплатить за аренду. Когда придет ее брат?
- Вы его спугнули в переулке.
- То есть ты хочешь мне сейчас сказать, что шантажируете парнишку его маленькой сестрой? Сколько он должен?
- А ты заплатишь?
- Чем больше у него долг, тем больше минут, в которые уложу твою смерть. Хочешь? Тебе самоубийство покажется эвтаназией.
Подошедший Эндрю растянул веред носом черного купюру.
- Либо вы еще и подделкой баксов занимаетесь…
- Нет. Зачем нам это?
- А вот этого мы уже не знаем. Хорошо, допустим, мы поверили тебе. Получается, кто-то тебя же и наколол. Весело.

- Ну да, сходили за кофе.
Все становилось отнюдь невесело. успокоить девочку, чтобы она не кричала на улице будет сложно, судя по тому, как она убивается в коридоре. Сейчас время работало против них.
- Надо убираться отсюда.

+1

23

Едва ли на фоне всего того, что представлял из себя этот дом, в целом, будут так уж сильно выделяться следы крови - тут и так всё в каких-то... следах. Следы были самого различного спектра - от следов человеческого пребывания, грязи на полу, царапин на стенах, пыли - смеси пыли строительной и той, что появляется в какому угодно помещении со временем, - до следов когда-то проживавших здесь людей, целой семьи, возможно... и дом был вполне пригоден для того, чтобы находиться в нём, свет, газ, канализация - но едва ли тут можно было бы жить в прямом смысле этого слова. Следы работ, проведённых когда-то для того, чтобы сделать это помещение жилым, сейчас показывались - вместе с предыдущим слоем обоев, или в дырах из-под облетевшей штукатурки; эдакий анти-ремонт. В общем-то, такие дома - в тех трущобах, где обитают люди вроде тех, что они встретили - тоже не редкость. Здесь можно наверняка увидеть следы и той же самой гадости, которую у них отобрали, а может и почище чего, вперемешку с отлетевшей побелкой и краской. И уже едва ли в полицию будут заявлять те, с кем они схлестнулись в переулке - так что... Сонни было плевать даже на то, не придётся ли труп закапывать - фактически, в прямом смысле его и закапывать не так обязательно, его можно скинуть в подвал этого же самого дома, и никто ещё полгода ничего не найдёт. А даже если и найдут... едва ли и копам будет большое дело до того, что кто-то прибил очередного наркодилера - туда и дорога, скажут большинство людей.
И уж особенно было ему наплевать на жизнь и здоровье этого черномазого сейчас, когда перед глазами возник настойчивый образ того, что он тут с этой девочкой мог бы делать - или все они, всей толпой, чёрт их знает... не сказать, чтобы его самого совсем уж прямо не возбуждали девичьи формы, облачённые в короткую юбочку, школьную униформу, но сексуальные фантазии - это одно, педофилия как есть - уже совсем другой случай, особенно если это педофилия насильная. Даже в тюрьме - среди воров, убийц, и прочих криминальных элементов и разного другого рода мутных типов, в этом обществе тех, кто не смог жить достойно; даже там к таким поступкам относятся, как к одному из самых больших грехов - если и не самому большому. Такой вот парадокс - в обществе, где не бывает детей, в лучшем случае - детский смех слышен в комнате для свиданий, детство - это святое. И зачастую, с подобными элементами расправлялись там даже без особых разговоров... ну, не до смерти, конечно - лёгкой смерти они не заслуживают, да и попадать под тяжёлую статью из-за такого дерьма мало кто желает. Сонни уже имел такой опыт, общался с такими подонками, там, за решёткой, когда был моложе и отрабатывал свой авторитет... Это было, впрочем, другими историями. И детей там не было близко.
- Какого... - ощутив сильное прикосновение Константино, остановившего его руку, Сонни оскалился, резко разворачиваясь - в раж он уже вошёл, в данную минуту уже вовсе забыв наполовину, где находился и почему, остальные его, в общем-то, не останавливали - в какой-то степени и одобряя то, что он делает, и почему, в какой-то степени - не желая с Пульсом связываться и самим попасть под удар, поскольку положение его, да и та злость, на которую он был способен, новостью для ребят не была. - Он у меня жопой его пережуёт, с зубами вместе!.. Руки от меня убрал. - огрызнулся, резко ударив Костю под локоть, сбрасывая его руку и недобро оскалившись; всерьёз уже сжимая кулак, в преддверии импульса зарядить и ему - но затем, случайно взглянув за его спину и зацепившись взглядом за Эндрю с заплаканной девочкой на его руках, вмиг как-то обмяк и... почему-то вспомнил о том, как они с Агатой хотели зачать ребёнка и как для этого старались... ну - или он один старался. И, чуть качнувшись, отошёл, только сплюнув напоследок в его сторону.
- Дай её мне, Эндрю... - произнёс каким-то странно отрешённым голосом, протянув руки навстречу девочке. - Не бойся. Я тебя не обижу... тебя зовут Кэт, да? Пойдём... - шагнув в сторону, Пульс повернулся так, чтобы ребёнок не видел происходящего, затем вовсе прошёл через дверной проём в кухню; но - чтобы видеть краем глаза - и слышать - что Константино ему говорит. - Этот дядя обижал тебя? Делал больно? - сняв относительной чистоты полотенце, Сонни попытался вытереть слёзы и следы от них с детского личика. И что за брат такой - смыться отсюда, в то время, как его маленькая сестрёнка была наверху?.. В доме, где шла массовая драка? И того и гляди превратилась бы в перестрелку?..
- Нет. Он только много кричал. На других. Как и вы... - Сонни усмехнулся, слыша как Пеллигрини угрожал нигеру расправой. В спокойном и размеренном приёмном сыне Страны Восходящего Солнца оказалось больше жестокости, чем виделось на первый взгляд. Но все они - пожалуй, в этом плане выглядели действительно ничуть не лучше, да и показавшись с ребёнком на улице, в таком виде, за похитителей или растлителей сошли бы с точно такой же лёгкостью, как и обитатели этого дома.
- Эвна...ста... чё? - произнёс Пи-Джей, таких умных слов с роду не слыхал, оглянувшись на остальных.
- Ты помнишь свой адрес, Кэт? Мама, папа есть у тебя?..
- Нету... есть только мы с братом. Мы теперь здесь живём, а раньше - жили в другом городе... - успокоился ребёнок подозрительно быстро... такое ощущение, что нечто такое она видит вообще далеко не в первые за свою короткую жизнь. И в школу, кажется, тоже не ходит... есть в этом всём нечто от детства его собственного. Справедливости ради - не было у Сонни детство настолько безобразным... насколько запомнил его, по крайней мере.
- Ты, можешь, кушать хочешь?.. Вот что - давай-ка умывайся, и мы поедем с тобой покушаем. А потом поедем искать твоего брата. Гил! - позвал одного из своих сообщников. Когда тот появился - указал в сторону всё ещё валявшегося на полу нигера: - Умой этот кусок дерьма, увезите его со своими ребятами отсюда, ещё раз, подробнее, объясните правила своего рынка - и поставьте на счётчик. А, да - не забудь у него узнать, где находится эта их лаборатория. Но главное - оставить его в живых. Эндрю, Пи-Джей - на второго козла директива та же. Кос, пойдём пока купим твой кофе. И ребёнку тоже что-нибудь... - внимательно взглянув на девочку, Сонни провёл ладонью по её волосикам. Глаза у неё уже высохли, но личико было всё ещё раскрасневшимся от плача.

+1

24

Я мыслю – значит существую. Точное высказывание одного философа как нельзя подходит к Константино Пеллигрини как к человеку. Его манера все рассчитывать с точностью до градуса, цента, шага бесила многих. Окруженный итальянцами, выросшими в свободной от устоев среде, где рамками являлись понятия чести и любые способы ее защиты, которые порой делают, а потом начинают разбираться в самой ситуации, сталкивался с трудностями «перевода». Зачем тратить себя на каждый вздох, когда можно спокойно надышаться и выдать решение более рациональное с меньшими шагами в его достижении? Гнев твой — враг твой. Ты перестаешь понимать что делаешь и главное зачем. В гневе трудно отделить правдивую реальность от обманчивой туманности. Ты перестаешь опасаться за себя, открываешься врагам, делая себя уязвимым. Именно это порой и делают итальянцы. Но говорить им Костя не считал нужным. Не переделать. Темперамент бежал задолго впереди разума.
Драться с Сонни на глазах у тех, кто был ниже его рангом или просто одноступенчатые, Тино не думал. Поэтому «вытрезвить» Пульса, переключить и дать самому поговорить с этим уродом было важнее. А потом пусть Сонни хоть голову ему прошибет, если посчитает, что Японец его унизил. Решаем ситуацию, а потом разбираемся.
- Эндрю, - Костя склонился к уху парня, прошептал, - его надо где-то спрятать.
- Его грохнуть надо и все.
- И ты предлагаешь это сделать здесь? Мы и так натоптали тут больше чем стадо бешеных буйволов. Подумай где его можно подержать до момента пока не накроем их подпольную лабораторию.
- Ну, есть одно место, только кто с ним сидеть будет?
Тино посмотрел на парня, как на недалекого, слегка приподнимая брови.
- Нет. Я что ли?
- Недолго. Мы еще не все с него получили. Пятьсот баксов достаточно?
- Да иди ты, - Эндрю махнул на Японца рукой и посмотрел на корчившегося на полу гастролера. – Надеюсь что ты прав. Ладно.
- А теперь мы умоемся, чтобы не запачкать машину хорошего человека, - Костя вышел из комнаты, чтобы в другой найти тряпку на той кровати, где сидела Кэт. На глаза попалась сумка. Странно, но она будто была спрятана на видном месте. Вроде и есть, но если не приглядываться, ты ее не увидишь.
- Позже, друг мой, сейчас у нас проблема более жизнетрепещущая, - мрачно проговорил Тино, мельком бросив взгляд на стоящего Сонни и девочку.
Итальянец молча вышел из комнаты, хмурясь. Также в тишине, с задумчивым лицом он обтер избитое лицо гангстера, часть ткани затолкал ему в рот, не оставляя снаружи ни кусочка ткани, а другой частью, ловко скрученной в жгут, перехватил запястья мужчины. Рывком полнимая его, потащил под вопросительные взгляды других в ту комнату, где была девочка. Черный пытался мычать, упираться. Но ослабевший от «разговора» с Сонни, бы беспрепятственно подтащен к той сумке, что так насторожила Тино. Он поднес кончик ботинка к находке, на что удерживаемый им гангстер дернулся в сторону.
- Что там?
Он крутил головой и мычал. Костя совсем не подумал, что заткнул рот и теперь пытается услышать слово.
- Что там за херня? – уже рыча, оскалившись, членоразделительно проговорил Костя, приблизив рот к уху своего заложника.
- Ты ему рот заткнул, вот он и мычит. Но так потеет, что странно. Давай я посмотрю, - Эндрю направился, было к сумке, как Тино оторвав руку от негра, едва не за шкирку ухватил напарника и откинул его в сторону. – Ты охренел?
- Ты будешь, удивлен, если я ее открою. Ты даже не увидел «мышиного хвоста». Для кого такой подарок? – Костя вытащил кляп. – Я обмотаю тебя им, поверь.
- Да ни для кого, просто один из наших принес, сказал пусть будет на случай, если появятся несговорчивые.
Вспоминая нацистов, которые были более современными подрывателями, имея в своем арсенале дистанционно управляемые датчики импульса, тут было все грубо, будто этим парням денег на мастерство не выделили. Отдав черного в руки Эндрю, Японец присел рядом с сумкой. Это судьба у него, что второй раз в этом городе ему предстоит пройти путь секундной жизни, где ошибка превращается в общую могилу всех, кто был в доме. Достав свой чудо-телефон, быстро набрал пару комбинаций, чтобы затем провести в нескольких миллиметрах над самой находкой. Импульсомер оставался в покое, не выдавая признаков живого механизма внутри самой сумки.
- Какие все стали умные, - убирая телефон, Костя спокойно раскрыл сумку, а за спиной заскулил черный. – Что? Думаешь здесь уже готовое лежит? – стал выкладывать детали будущего конструктора, пытаясь понять, что вообще хотели собрать из всего этого. Усмехнувшись, Тино подкинул в руке пакет с аммиачной селитрой. – Вы что собрались горы взрывать?
Сложив все обратно, Костя осмотрел на Сонни.
- Ну что, можно и поесть. А то от таких находок у меня уже мутит перед глазами. Эндрю, думаю, часа через четыре мы с Сонни тебя сменим. Сможем?

0

25

Пошарившись по кухне в поисках чего-то съедобного, Сонни обнаружил только несколько пачек чипсов, заварной лапши и ещё нечто из разряда тех завтраков, что на завтрак заливают молоком - хлопья и какие-то там шоколадные шарики, вот только самого молока в холодильнике не обнаружил, зато там было пива с запасом на вечер для всей честной компании, вперемешку с закуской к нему рангом чуть-чуть повыше. На кухне валялись вскрытые и пустые пачки из-под того же самого, пустые бутылки стояли в уголке рядком, с хмурой миной один из пакетов Пульс показал Гилу, встряхнув, и бросил обратно там же, где нашёл. Питались тут, в общем, почти тем же самым пластиковым дерьмом, что и продавали; в грёбаном приюте ребёнку хоть кашу могли бы сварить...
- Ты извини, если что не так - я с детьми вообще как-то не очень умею.
- хмыкнул, попытавшись улыбнуться девочке. Зато хоть честно. Впрочем, эти "воспитатели" явно тоже преуспели не очень сильно, так что девочка, наверное, привыкла уже, что если никто никого не бьёт - это уже хорошо. - Хотя у меня сын есть, но он неродной... больше даже друг, чем сын. Он чуть постарше, чем ты.
- Вы убьёте их? - задал вдруг ребёнок вопрос, совершенно сменив тему разговора, причём с такой прямой, недетской, серьёзностью, которая даже и Сонни слегка выбила из колеи. Нет, призыва тут никакого не было - не было и страха, самым пугающим элементом вопроса было безразличие в её голосе. Взрослое такое безразличие.
- Э... нет, не думаю. Не хотелось бы. Но это зависит и от них самих во многом. - оглянувшись в дверной проём, Сонни увидел, как Константин спустился с лестницы, затем начал опять какие-то манипуляции проводить с Беном... затем и его снова повёл наверх. - Кос, ты куда его поволок опять?.. Извини. - сказал девочке, тоже выходя проверить, что там за беготня началась вверх-вниз по дому. Гилу только показал жестом, чтобы приглядывал за ребёнком - кто его знает, возьмёт и удерёт ещё... угодит в участок или просто пропадёт где-то.
Наблюдая за тем, как Константино начинает разбирать сумку, Сонни прислонился к стене, сложив руки на груди - и вообще-то, тоже нервничал немного, особенно когда Пеллигрини начал что-то ещё и подкидывать; хотя - на его памяти он уже во второй раз что с телефоном игрался, что с взрывоопасным чем-то, и вроде как понимал, что к чему... странно было скорее то, что им всякие взрывчатые вещества стали под руку попадаться настолько часто. Что за времена-то пошли - каждый фраер, пушку-то в руках не державший, так и норовит что-нибудь подорвать.
- Не уверен - это как с девчонкой получится. - успеют разобраться с этим за четыре-то часа? С детьми коротких разговоров как-то обычно не получается, это с этими можно решить всё за пять минут. - Да, пошли, пока мы в этом доме ещё какую-нибудь дрянь не откопали... - подняв за шкирку Бена, Сонни подтолкнул его к выходу, Эндрю кивнув на сумку, которую Пеллигрини формировал обратно: - Отвези это потом на стрельбище и на складе запри. Или ещё куда-нибудь спрячь. - к Агате и её компании, может, отвезти её потом? Она с бомбами хорошо ладит; явно лучше этого вот, который даже из готовых компонентов собрать её не смог, хотя - для самого Сонни это тоже вряд ли было бы простой задачей, тогда как Тино догадался даже, для чего именно такая взрывчатка может быть предназначена - Пульс даже и эти слова про гору как-то мимо ушей пропустил, не поняв.
- Как думаешь, они это в той же лаборатории могли сделать? - спросил у него, имея в виду ту же самую взрывчатку, что Эндрю тащил вслед за ними. Кто у них там такой талантливый физик-ядерщик, интересно?
Пи-Джей и Дробитель уже подгоняли машины на лужайку, багажником к входной двери, Сонни же поспешил взять девочку за руку и уйти, пока она не увидела, как её знакомых начали раскладывать по багажникам. Вообще-то без своих колёс было сейчас некомфортно - потому что они, два здоровых дуба с маленькой девочкой за ручку, все трое потрёпанные, выглядели как герои какой-то кинокомедии или боевика в лучшем случае, и пешком скрыться за тонировкой возможности не было - вся улица их видела. Учитывая всё это - лучше было бы зайти в какое-то знакомое им заведение, где их с Константино, или одного из них хотя бы, знают, с расспросами не пристанут и в полицию не наберут. На этот счёт были кое-какие мыслишки - в одной кафешке неподалёку отсюда Пульс обедал раз в неделю как минимум.
- А брат твой где-то ещё бывает? Может, он водил куда-то тебя? - спросил у Кэт попутно; может, на лабораторию она и наведёт - похоже, что она практически всё так или иначе видела. Для неё всё выглядит, может, немного по-другому, как для ребёнка; хотя и это сомнительно. Ну - в её возрасте, увидев мет-лабораторию или что-то похожее, Сонни вот вряд ли бы понял, что именно это такое...
- В лес, гулять... в больницу возил, когда я заболела. На машине возил. - показать дорогу она, видимо, не могла, тем более в чужом городе.
- И школу ты тоже не ходишь, получается?
- Нет. Бен говорит - школа для дураков. - Сонни переглянулся с Константино. Не нравилась ему эта история, в которую они ввязались, и главным образом из-за Кэт как раз - хуже просто ребёнка в их деле может быть только ребёнок бездомный. Были ли у ребёнка документы - тоже большой вопрос...
- Эй, Свити! - поздоровался с женщиной за стойкой, когда они зашли в заведение. - Нам бы столик сегодня потише. - против обыкновения, обычно Пульс занимал центральный - чтобы находиться к народу ближе, в самой гущей событий. Направившись вместе с Кэт и Тино в дальний угол комнаты, Сонни отодвинул стул, сложив на столе руки. - Кофе тут пачками тоже продаётся, кстати... Что будешь, Кэт?

+1

26

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда твое слово ты должен подтвердить, не открывай лишний раз рта