Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What are you fighting for?


What are you fighting for?

Сообщений 21 страница 40 из 52

1

http://s7.uploads.ru/t6Glj.png


FACES:
Он - Брандон Росс, рыцарь-оборотень
Она - Игрейн Сандар, баронесса в матриархальном королевстве, могущественная ведьма
Они вместе подчинят себе мир
WORLD:
Средневекоый антураж, псевдоисторической направленности
LIBRETTO:
The whole world is watching when you rise.
The whole world is beating for you right now.
Your whole life is flashing before your eyes.
It's all in this moment that changes all.

Отредактировано Tony Danziger (2016-05-12 23:44:42)

+1

21

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
По счастью, тамианская знать которой выпала великая честь быть нынче на празднике в замке, не обратили никакого внимания на Брандона, чему он был весьма рад. Подумаешь, какой-то рыцарь без рода и племени, которого выделил из числа своих боевых товарищей барон Сандар? Весь званый ужин Бран в основном помалкивал, благодаря богов, что никто из сидящих рядом не стал испытывать его красноречие... так задали пару вопросов, чисто из вежливости да и отстали. Навряд ли он сумел бы заставить себя сосредоточится на более серьезной беседе, когда рядом была желанная женщина, выглядевшая этим вечером не хуже самой королевы. Оборотень считал минуты до того момента когда они смогут наконец остаться наедине и она будет принадлежать ему всецело... а болван Аластор, весь замок и все эти благородные снобы перестанут существовать для них двоих.
Словно прочитав его мысли, Игрейн положила свою ладонь на колено молодого человека, приказав ему ожидать ее в спальне. Росс весьма охотно покинул главный зал замка и добравшись до нужной комнаты открыл ее тем самым ключом, что был ему недавно подарен. Баронесса не заставила себя долго ждать и вот тут-то двоих пылких любовников и ждал весьма неожиданный и неприятный сюрприз.
Едва только Брандон обнял Игрейн, начав жадно ее целовать, как в спальне появился ее непутевый муженек... потому как спеша к своему возлюбленному баронесса не заперла дверь и Аластор без труда зашел в спальню.
-Дорогая жена... по правде говоря, я надеялся что мой хороший друг уже успел тебе надоесть - и мы закономерно закончим наше сегодняшнее представление на людях, в одной постели, -насмешливым тоном выдал барон, посмотрев на баронессу. -Быть может есть шанс, что следующее твое дитя будет моим? И раньше ты не избегала моих объятий, когда нам удавалось увидется...
По правде говоря, Бран даже немного растерялся, чего нельзя было сказать о хозяйке спальни - она слушала своего супруга абсолютно спокойно, словно бы не позволяла минуту назад своему любовнику череду совершенно безумных поцелуев. Слушая Аластора, оборотень ощущал прежнее желание вцепится ему в глотку, чтобы даже думать не смел прикоснутся к Игрейн... а рогатый муж тем временем продолжил, совершенно не представляя насколько близко подошел к краю самой настоящей пропасти.
-Мне очень интересно, что ты нашла в нашем общем друге Бране? -подойдя ближе к жене, Аластор схватил ее за руку и притянул ближе к себе. -Он молод и хорошо ублажал тебя? Или... может быть ему удалось завладеть не только твоим телом... но и холодным и жестоким сердцем? Это было бы забавно... ведь его могут убить в первом же бою, после нашего возвращения в армию. Я бы с удовольствием посмотрел как ты будешь переживать - если ты конечно, способна на подо...
Барону не удалось закончить свою глубокую мысль, потому как в следующую секунду железный кулак оборотня заставил его отлететь от баронессы. Едва ли не во второй раз в жизни Бран разозлился не на шутку, так что попытка Аластора бросится на соперника прихватив для верности каминную кочергу не увенчалась успехом - на этот раз муженьку Игрейн довелось вылететь за дверь ее спальни. Следом прилетела завязанная в узел кочерга и после дверь захлопнулась, поставив финальную точку в выяснении отношений этим вечером.
-Даже если ты меня никогда не полюбишь так как люблю тебя я - мне все равно, -тихо произнес Брандон, обернувшись к баронессе. -А что до смерти... то ее я давно уже не боюсь и любой хороший солдат не думает о ней в бою. Куда страшнее думать о том, что ты можешь меня забыть, Рей... когда уедешь в столицу.
Те ядовитые слова, что Бран успел услышать от бывшего лучшего друга уже успели укоренится в его сознании и начать отравлять его... даже представить себе, что вернувшись ко двору, Игрейн найдет себе другое утешение, было совершенно невыносимо. Чтобы унять злую дрожь и немного успокоится, оборотень отошел к окну, прихватив с собой кувшин вина и отпив глоток, обойдясь без кубка.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-13 23:26:04)

+1

22

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmri.jpg[/AVA]Проведя взглядом рыцаря, баронесса позволила своим устам изобразить благопристойную и даже добрую улыбку, пока ее мысли вертелись вдали от тех достоинств, которыми в глазах почетных гостей обладала она. В прочем, мнение окружающих мало волновало Игрейн. Данный вечер был лишь данью традиции, которую ведьма не могла нарушить. К тому же, никогда не помешает установить вполне приемлемые отношения с богатейшими семействами поданных – будут охотнее платить дань. Этой хитрости женщина научилась у своей матери, с которой поделился своей жизненной мудростью Олуин Сандар, небезызвестный на Тамиане строитель и управитель. Однако проводить весь свой вечер в компании местной так называемой знати женщина не собиралась. Она лишь сделала несколько глотков из своего губка, прежде чем поднялась из своего места.
- Доброго вечера, господа, - обратилась она к тем нескольким знатным лицам, что находились ближе к ней.
- Вы уже нас оставляете? – спросил один из тех, имени которого женщина не стремилась запомнить.
- Боюсь да, - усмехнулась она коротко. – Я устала и жажду уже отдохнуть, - добавила она, прежде чем Аластор поймал ее ладонь.
- Не уходи, милая, - обратился он к ней, притянув ее ладонь к своим губам, на которых еще остался слой подливки к поросенку, запеченному на вертеле. – Сделай милость и удели нам еще пару минут своего драгоценного внимания, - добавил муж, вызвав этими словами не самое благоприятное ощущение у своей жены, которой показалось, что ее вот-вот уже стошнит.
- Я не желаю, - только и ответила ведьма, высвободив свою руку из плена крепких рук своего супруга, мысленно обращая к нему свои проклятия. – Да будь проклят тот день, когда я согласилась назвать его мужем, - зло проворчала полукровка, покинув зал. Единственное, что утешало сейчас ее в данный момент времени – Брандон в ее покоях, откуда ей впредь не нужно будет скрываться в недостойном виде, словно какой-то любовнице грешной. Быть может она и была всего лишь любовницей, однако она также была хозяйкой этого острова и замка, в котором были и будут ее порядки еще не один десяток лет.
Оказавшись в пределах собственных покоев, женщина сразу же ощутила на своих плечах крепкие ладони куда более приятного ее глазам мужчины. А в прочем, увидев Брана и ощутив его уста на своих, ведьма не могла игнорировать то, как быстро забилось ее холодное сердце. Надо ли говорить, как охотно она ответила молодому рыцарю на поцелуй, а ее руки скользнули по плечам молодого мужчины, прежде чем пальцы добрались до его коротких мягких волос, которые взъерошила во время затянувшегося поцелуя. Однако уже в скором времени двери скрипнула, пропустив во внутрь покоев баронессы Аластора Сандара.
Распустив свои объятия, Игрейн посмотрела в сторону мужа, будто на какую-то назойливую муху. Она не встретила его слова ни единой эмоцией, хорошенько помня о том, как дорого стоит ее проклятье. А в прочем, она уже не раз сыпала проклятиями на его безумную голову за последний месяц?
- Ты пьян, - только и оставила она мужу. – Уходи, не то пожалеешь, - добавила она, прошипев свою угрозу, словно та черная кошка, приготовившаяся нападать на беззащитного мышонка. Она знала, что его душа уже в ее руках, а во рту уже чувствовала его горячую кровь…
Аластор поступил бы более чем правильно, реши он уйти тем вечером. Но, увы, алкоголь порой отнимает напрочь разум и заставляет делать то, о чем будешь сожалеть, а вот исправить шанса не предвидится. Буквально мгновением спустя, рука ведьмы оказалась в плену крепкой ладони барона, которому хотелось ей нынче что-то доказать. Свое превосходство? Что же, женщина видела лишь никчемность и отчаяние в глазах мужа. Он бил, как слепец, не видя цели, и все-таки умел задеть, только вот не супругу, а ее любовника, который в одно мгновение ока выставил за дверь барона Сандара, хорошенько намяв тому бока.
- Пусть тебя не тревожит столица, Бран, - ответила женщина своему любовнику, как только он обратился к ней с пламенной речью. – У тебя есть мое слово и тебе придется ему верить, - добавила она, приподняв подол своего длинного платья. – Извини, я на минутку тебя оставлю. Есть кое-что, что я задолжала своему мужу, - заявила она, после чего направилась на коридор, где в считанные минуты обнаружила своего мужа, подпиравшего холодную стену.
Она остановилась напротив мужа, которому дала имя своего дома и дождалась, пока его пьяные глаза встретятся с ее:
- Я проклинаю тебя, Аластор Сандар из дома Дерби и проклинаю тот день, когда назвала тебя своим мужем, глядя тебе в глаза, - вкладывая в каждое свое слово максимум магической энергии говорила ведьма. – ДА познаешь ты мучения и будешь умирать от ран сотни клинков, пронзивших тебя, не имея шанса высказать даже последней своей воли. Да умрешь ты, испытывая жажду и не получишь ты покоя до последнего своего вздоха. И пожалеешь ты о том, что сделал сегодня, либо сказал – на смертельном одре не испустишь ни звука, брошенный всеми, даже своей потаскухой и не увидишь своего бастарда.
Видимо, слова возымели должный эффект, либо барон попросту на мгновение протрезвел, однако его глаза испугано метнулись в сторону, прежде чем женщина с полным чувством превосходства вернулась в свои покои, где ее все еще ждал любовник.

0

23

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
После весьма феерической развязки разговора с Аластором, Бран заставил себя вернутся в привычное состояние равновесия, несмотря на то что слова бывшего друга не просто задели его - в свете развивавшихся отношений с Игрейн они подобны кипящему маслу, что только лишь усиливает огонь. В случае оборотня - огонь жгучей ревности, потому как даже представить себе, что строптивая возлюбленная забудет о нем как только приедет в столицу, было не просто нелегко... но и больно?
И ведь Аластор был в чем-то прав, ведь идет война и совсем скоро придется вернутся в действующую армию, где придется каждый день выигрывать единоборство со смертью. Брандон прекрасно знал это и ему не раз доводилось спасать своих товарищей по оружию, что были недостаточно ловкими и быстрыми, чтобы сбежать от костлявой... и при этом оборотень был реалистом и знал, что может погибнуть так же как и многие другие. Раньше Росс не особенно задумывался об этом, предпочитая жить одним днем и не загадывать на будущее - но после знакомства с Рей, ему хотелось бы иметь хоть какую-то надежду на то что он вновь увидит ее снова...
Тем временем, пока рыцарь раздумывал, баронесса вернулась в свою спальню - несмотря на то что она была внешне привычно спокойна, Бран ощутил ее злость будто собственную.  Прежде чем что-либо сказать, он налил еще вина, на этот раз в два высоких кубка, один из которых протянул Игрейн.
-Мне следовало бы сдержаться.., -Росс отпил глоток сладкого вина, после чего поставил свой кубок на стол и подошел вплотную к своей возлюбленной. -Я мог бы легко убить его, если бы вовремя не опомнился... мне очень этого хотелось еще за столом, когда он разыгрывал из себя любящего мужа. Сейчас мне совершенно не верится, что еще совсем недавно мы с ним хорошими друзьями...
Брандон обнял Игрейн, притянув ее ближе к себе - несмотря на весьма неприятный инцидент, что произошел несколько минут назад, их взаимное жгучее желание никуда не делось и очередная ночь была по-настоящему волшебной. Правда после нее отношения Росса и барона Сандара совершенно ухудшились, или если говорить проще - вообще перестали существовать. Аластор теперь старался не попадаться на глаза жене, проводя время вне замка, либо со своей пассией, о которой Игрейн было прекрасно известно. Что же до оборотня, то он старался не замечать как быстро пролетают дни рядом с любимой женщиной... и наконец настал тот самый срок, когда пора было возвращаться в столицу, а оттуда к лайрской границе, где продолжалось вооруженное противостояние.
Тем утром Брандон собирался в дорогу, порадовавшись тому что Аластор не будет его попутчиком, хотя бы по дороге до порта - барон предпочел уехать туда еще накануне вечером. Прежде чем спустится во двор замка, где уже поджидал оседланный конь, Росс позволил себе провести еще несколько драгоценных минут рядом с Рей.
-Я бы очень хотел увидеть тебя в столице... хотя и знаю, что это невозможно, -он улыбнулся, взяв ее за руку и коснувшись своими губами ее ладони. -И даже путешествие по заливу, что доставит мне много неприятных минут не пугает меня так как необходимость заставить покинуть тебя. Но я буду надеяться на нашу скорую встречу...
Они вдвоем спустились во внутренний двор замка, где слуга подвел рыцарю коня, после чего оставалось лишь подарить возлюбленной последний поцелуй и затем уехать. Как Бран и предполагал, сразу после возвращения в столицу, ему и Аластору пришлось отбыть в расположение действующей армии, так что еле-еле успел забежать к родителям, чтобы навестить их и сообщить, что с ним все в порядке. Отец в очередной раз пытался поучить упрямого сына уму-разуму и напомнить ему о том что пора бы уже остепенится и жить нормальной жизнью, на что Брандон лишь усмехнулся. К его радости, отсутствие времени лишило его необходимости отвечать на вопросы отца и матери о своей личной жизни - он решил, что расскажет им о своей возлюбленной в другой раз...

год спустя
вторая зима на Тамиане

Ночь всегда была особенным временем для Брана, когда окружающий мир будто раскрывался по-новому, оживая множеством звуков и запахов... Когда он был ребенком, матушка уговорила отца снимать на лето дом за пределами столицы, чтобы дети могли отдохнуть от шумного города и побыть на свежем воздухе. Рядом с этим домом был большой лес, которого всегда побаивался Тайрон и который стал для Брандона самым любимым местом для долгих прогулок. Позже, повзрослев и проведя в столице большую часть своей сознательной жизни, Росс так и не смог полюбить родной город с его каменными стенами и узкими улочками, где не было столь желанной им свободы. А еще, Бран всегда с опаской относился к воде - эта могучая стихия заставляла порой ощущать собственную беспомощность, особенно путешествуя на корабле. Вот и сейчас, стоя на палубе и думая о своем смотря на далекие огни острова Тамиан в молочно-белом тумане, он не мог отделаться от неприятного ощущения внутри себя. Этакий холодок в ногах, возникший с тех самых пор как Росс оказался на борту небольшой посудины что должна была еще до рассвета добраться до острова.
В первый раз Брану довелось побывать в замке Тамиан по приглашению хорошего армейского друга, теперь же на него была возложена совершенно невеселая миссия, которой и врагу не пожелаешь - Аластор был при смерти и его надо было отвезти домой. Быть может правильнее было бы сейчас молится и просить богов проявить милосердие к страданиям тяжело раненого, однако Брандон думал совершенно о другом.
О прекрасной женщине с колдовскими темными глазами, чей образ давно уже прочно обосновался в мыслях и сердце молодого рыцаря. Им довелось быть вместе недолго и к несчастью она была законной женой его лучшего друга, что сейчас находился в забытьи после очередного чудодейственного зелья которым его напоил лекарь. Брану было жаль Аластора, однако он не испытывал угрызений совести из-за того что совершил, потому как успел понять что Игрейн никогда не любила своего мужа. Будь это по-другому, она совершенно точно не пришла бы в покои к другому мужчине и не подарила бы ему себя...
-Я благодарна вам за помощь моему супругу, -произнесла Игрейн, после того как Бран поцеловал ей руку. Это было сказано ее обычным холодным тоном - вокруг были ненужные свидетели в лице слуг и ее приближенных, так что баронесса превосходно сыграла полное безразличие. Однако, заглянув ей в глаза, Росс увидел прежний огонь... и значит он не мог уехать просто так, после того как исполнил свой долг хорошего друга, как бы лицемерно это не звучало. -Надеюсь, вы останетесь в замке хотя бы на пару дней? Полагаю, что и Аластор этого очень бы хотел.
-Благодарю вас за любезное приглашение. Никогда не любил прогулки по воде, так что не откажусь отдохнуть прежде чем вернусь в армию, -ответил Брандон, после чего баронесса, милостиво словно королева, оказавшая ему аудиенцию, удалилась, благосклонно кивнув. Ему оставалось лишь дождаться ночи, чтобы проверить верна ли его догадка и так ли был красноречив взгляд баронессы как ему показалось...
Бран без труда нашел спальню Игрейн и когда вошел туда, обнаружил что она не спала. Служанки уже успели помочь своей госпоже переодеться ко сну и распустили ее роскошные волосы, которым на людях никогда не дано было свободы струится по плечам баронессы. Он сделал шаг вперед и обняв ее, прикоснулся к желанным губам своими в долгом и жадном поцелуе, а когда заставил себя оторваться, то заметил детскую колыбельку возле постели.
Отпустив Игрейн, Брандон решительно шагнул вперед и увидел прелестное дитя, мирно спавшее под теплым одеяльцем... и замер на месте, потому как догадка напрашивалась сама собой. Когда Росс был в замке Тамиан в первый раз и поддался безумной страсти вместе с баронессой, до его отъезда она проводила с ним почти все свои ночи. Он обернулся к ней и задал один-единственный верный вопрос:
-Он ведь мой?
-Она... Ее имя Кларис, -тихо ответила Игрейн, подойдя ближе и протянув руку Брану. -Не тревожь ее, пусть спит - иди ко мне?
Бран послушался, но прежде осторожно коснулся пальцем крохотной ручки своей дочери - она умудрилась вытащить ее из-под теплого одеяла и теперь смешно держалась маленькими пальчиками за его край. В тот момент он не мог понять что именно чувствует, узнав что самая прекрасная и желанная женщина родила от него ребенка... но уже точно знал, что будет безумно любить Кларис до конца своих дней.
-Она чудесная.., -так же тихо шепнул рыцарь в губы баронессы, вновь обняв ее и притянув ближе к себе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-16 23:12:09)

0

24

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmri.jpg[/AVA]
Игрейн была вновь обязана зимовать на Тамиане, однако на этот раз она оставалась там по собственной воле, желая провести первые месяцы своей дочери рядом с ней, прежде чем та не окрепнет, чтобы вновь возвратиться к привычной жизни придворной дамы Ее Высочества Кардвин. Казалось, холод свистел уже в ушах, пусть даже все камины топили без устали, особенно в комнате ведьмы-полукровки и гостиной, где баронесса принимала своих редких гостей, решивших пожаловать в замок. Однажды, таким же зимним и холодным вечером пожаловал в замок спутник, принесший Ее Сиятельству письмо, в котором речь шла о тяжелых ранениях, которые получил ее супруг, которого следовало доставить в замок его супруге. Письмо датировалось несколькими неделями назад, от чего баронесса Сандар сделала правильный вывод – посыльный сначала искал ее в столице, при дворе королевы Маредит, и тут же вернулся к порту, чтобы доставить весть тогда, когда она еще будет актуальной. Отблагодарив мужчину, что принес весть, на которую уже год ждала Игрейн, женщина поднялась в собственные покои, куда уже принесли колыбельку маленькой Кларисс, чтобы там перечитать письмо еще раз. Увы, но женщине не был известен почерк Брандона, который упоминался всего лишь раз в письме, в качестве рыцаря сопровождающего барона Сандар к жене, поэтому она не могла решительно признать, что имя Росса было выведено именно ним, пусть даже долго позволяла глазам любоваться его именем в письме.
Обстоятельства складывались так, что уже на следующий день, как только Брандон привез в замок тело барона Сандара, баронессе необходимо было соблюдать между ними некую дистанцию. Они не виделись так долго! Почти год прошел с тех пор, как они попрощались на рассвете, и мужчина покинул ее в замке, чтобы возвратиться на поле брани, где такие же храбрые воины, как он, были готовы сложить головы за королеву и ее алчное желание заполучить корону Лайра. С неподдельным интересом Игрейн смотрела на Брана, как только он поклонился ей, прежде чем она подала ему свою руку для поцелуя и тут же заметила, как возмужал он. Может быть, мужество было не столь внешним, сколь внутренним, она его ощущала практически физически…
- Я благодарна вам за помощь моему супругу, - чинно произнесла ведьма, едва стоило губам оборотня коснуться в нежном поцелуе ее руки, и ведь хотела бы, чтоб его губы касались не только ее руки, но и прикоснулись к ее губам, шее, груди, вновь познавая ее тело, о котором он мог и позабыть за то долгое время, что они провели врозь.
Так забыл ли? Нет в жизни ничего более ужаснее сомнений, а потому ведьма решила нынче расставить все акценты в их отношениях и узнать, насколько тот был готов хранить ей верность. Или же она зря рассчитывала на это? В прочем, им и помимо этого хватало тем для более, чем серьезных, тем разговора.
- Надеюсь, вы останетесь в замке хотя бы на пару дней? Полагаю, что и Аластор этого очень бы хотел, - огласила она свое предложение, на которое ожидала только согласный ответ. И стоило ей только получить его, как тонкие губы растянулись в полуулыбке, изображая радость и предвкушение новой близости, по которой она успела истосковаться. – Что же, дам вам немного передохнуть и с радостью повидаю вас утром за завтраком, - добавила баронесса, прежде чем развернуться и уйти в свои покои, где на нее уже ждала единственная радостью баронессы, долгожданная дочь, которую сумел ей подарить только Брандон.
Кларисс только-только уснула в своей колыбельке, будто божественное создание, которым она, безусловно и была. Пожалуй, ней женщина могла любоваться очень даже долго, раз уж от этого дела ее отвлекла одна из приставленных к дочери баронессы нянек-кормилец, желая поинтересоваться у хозяйки острова, стоит ли ей уносить девочку.
- Нет, оставьте ее в моих покоях сегодня, а сейчас можете уходить – если мне что-нибудь понадобится, я дам знать, - заявила Игрейн, предполагая, что покажет мужчине сначала все-таки их маленький дар, дочь, а тогда уже они поговорят.
Так что, избавившись от одежды при помощи расторопных слуг, Игрейн Сандар, набросив на себя теплую накидку из меха, подошла к окну, из которого любовалась ночным небом, когда скрипнула дверь в ее покои. Повернувшись лицом к рыцарю, ведьма не позволила себе улыбку, но с готовностью ответила на поцелуй, который ей подарил самый желанный из мужчин, едва только оказался рядом с ней. Не хотя баронесса позволила мужчине отстраниться от себя, и стоило ему заметить маленькую колыбель с ребенком … догадка сразу же проскользнула в голове мужчины, не иначе?
- Она, - поправила она Брандона, как только он озвучил лаконичный и простой вопрос, на который даже не нужно было оставлять варианты ответа. – Ее имя Кларисс, - дополнила она также кратко, уставившись на рыцаря, что явно был удивлен таким новостям, хоть и не выглядел разочарованным. - Не тревожь ее, пусть спит - иди лучше ко мне? – протянув ладонь молодому человеку, Игрейн ступила лишь один шаг ему навстречу, чтобы уже в следующую ощутить крепкий поцелуй его губ на своих. – Ты сделал мне большой подарок, который никто не преподносил в жизни, Бран, - шепнула женщина, вместо иных других слов, что были бы вполне уместными и сейчас. – И я тебе безмерно благодарна, - она могла сказать куда больше, но все эти слова попросту были лишними. Зачем говорить сейчас о том, что она ждала дочь еще много лет тому назад, когда на свет привела Стефана? Никто из ее мужчин не смогли содействовать зачатию девочки, тогда как она ждала и, надо сказать, уже не надеялась ее получить. – Я хочу тебя безмерно, - в перерыве между поцелуями, заявила женщина, шумно выдохнув, позволив тем временем теплой накидке скользнуть со своих плеч.

0

25

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
Конечно же Брандон не стал заставлять себя ждать, когда любимая женщина обняла его, позволив своей накидке мягко упасть на пол - сейчас им не нужны были какие-либо слова. У него еще будет время чтобы поговорить с Рей и рассказать что последний год он думал только о ней одной и воспоминания об их бурном романе были свежи в его памяти. Минуты затишья на войне были наполнены только ими... и Росс надеялся на то, что боги дадут ему шанс вновь увидеть гордую и прекрасную хозяйку острова Тамиан. Что же до ее мужа - былые дружеские отношения окончательно разладились и Аластор не упускал возможности напомнить оборотню, что его жена вовсе не скучает в столице, пока они воюют.
-При дворе Ее Величества полным-полно охотников, что всегда смогут утешить и развлечь скучающую даму благородного происхождения, -выдал как-то барон Сандар с крайне ядовитой усмешкой. -Ты спас мне жизнь, так что я тебе советую по возвращении в Пейну забыть Игрейн, женится и спокойно жить. Любить ее самая большая глупость что только могла прийти в твою голову.
Росс предпочитал не отвечать на подобные замечания, прекрасно зная что Аластор давно уже догадался о его чувствах к Игрейн. Да, он любит ее, пусть она несвободна и они не смогут по-настоящему быть вместе... но это не так уж и важно? Куда важнее были ощущения, которые оборотень испытывал рядом с баронессой - та неизменно теплая, нежная и спокойная аура, что возникала в его присутствии. Рей была своенравной, гордой и упрямой, однако ее эмоции как и тело не могли лгать, пусть даже она умела хорошо скрывать свои истинные чувства. Бран знал что не просто нравится своей пассии, иначе она попросту не позволила ему быть с ней так долго той волшебной зимой...
Вечер приезда Брандона и последующая ночь пролетели словно один счастливый миг. Он нежно обнял свою возлюбленную, когда она устроилась на его плече, будучи усталой после любовных утех и уже совершенно сонной. Помня о том как она не любит холод и сквозняки, мужчина укрыл Рей теплым меховым одеялом и ласково прижав ее к себе, подумал о маленькой чудесной девочке, которой они дали жизнь.
-Знаешь... я надеялся что ты будешь думать обо мне все то время, которое мы провели вдали друг от друга, -шепнул Бран и когда Игрейн приподнялась на локте чтобы взглянуть на него, подарил ей очередной поцелуй. -Теперь я знаю что это так было... ведь ты ждала моего ребенка... Жаль что я ничего не знал об этом.
Он посмотрел в глаза любимой и понял что настал подходящий момент, чтобы сказать ей самые важные на свете слова. Пусть даже они прозвучат сейчас ужасно по отношению к бедняге Аластору...
-Рей... ты знаешь что твоему мужу осталось всего несколько дней. После ты будешь свободна... Выходи за меня замуж? Я уже говорил тебе, что ты всегда будешь первой и единственной для меня - и нам уже никто и ничто не помешает быть вместе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-18 23:15:30)

+1

26

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmri.jpg[/AVA]Брандон снова был рядом, щедро осыпая ведьму своими страстными поцелуями. Его руки были жадными к прикосновениям, довольно быстро позаботившись о том, чтобы избавить ее от одежды, что мешала им обоим в полной мере насладиться совместной близостью. Сама же баронесса не оставалась в долгу перед своим любовником, которого она так давно уже не имела возможности обнять и принять в себя, что, пожалуй, даже слишком торопилась, подталкивая рыцаря к постели, чего нельзя было сказать о тем первых их встречах наедине, во время которых они только изучали друг друга и растягивали собственное удовольствие на более длительный срок.
Немного свеч погасло за то время, что его они провели, как единое целое, от чего баронесса предполагала, что они еще не раз повторят свой опыт, но прежде следовало восстановить дыхание и просто перевести дух. Тем более, кто знает, куда поведет дальше их желание?
Устроив голову на плече у мужчины, Игрейн все еще прерывисто вдыхала снова и снова теплый воздух, чувствуя, как ощущение неги приятной волной расплывается по телу. Она прикрыла глаза, вспоминая те ночи, когда ей также было хорошо – казалось, все было как вчера? Будто бы вчера они расстались и не было для нее этой неожиданной беременности, от которой, по правде говоря, баронесса ничего уже и не ждала. Двое сыновей, которых она родила до этого, убедили ее в том, что на дочь ей лучше все-таки не ждать и не надеяться даже. Но, как это обычно и бывает, женщина получила свою долгожданную награду – малютку, которой обязана будет передать все свои знания, раз уж титул достанется первенцу, Стефану, а точнее уж его детям. Но, когда оборотень заговорил, ведьма открыла глаза и приподнялась на локте, чтобы заглянуть ему в глаза.
- Ты ведь понимаешь, что я не могла написать – зачем предавать бумаге то, что и так ясно будет при встрече? – возможно, молодой рыцарь думал иначе, день ото дня проводя на поле брани, но баронесса никогда не изменяла собственным убеждениям. Девочка Сандар не могла получить в первые же дни своей жизни подставу от своей родной матери, имевшей неосторожность поручить бумаге то, что обычно поручают ведьмы разговорам во снах, при помощи магических зеркал, но только не бумаги.
Однако, следом за этим до ушей Игрейн донеслись определенно те слова, которых она не ждала от своего любовника.
Выйти замуж? Вырвавшись из одного порочного круга, снова погружаться в следующий?
Нет, этого баронесса явно не желала для себя. Так что она довольно-таки быстро села в постели, посмотрев сверху вниз на своего любовника, когда ее грудь обнажилась из-за отсутствия покрывала, в то время как длинные пряди волос были где-то за спиной, щекоча ее.
- Может быть, я тебе скажу неприятную вещь, но я должна это сделать, Бран. Поэтому, я прошу тебя - не обижайся на меня за эти слова, - осторожно, будто бы отрезвев от испытываемой страсти, произнесла ведьма. – Я не собираюсь выходить замуж больше. Мне не нужен брак, чтобы быть с тобой, и ты это прекрасно знаешь. Брак – это глупость и недоразумение, что ловко скрывает грешки супругов. Так было всегда, так и будет всегда, доколе стоит Пейна и любое из остальных четырех королевств, - тихо произнесла женщина. Она и глазом не повела, когда продолжила нарушать тишину, в которой едва слышно догорал огонь в камине и на нескольких свечах. – Если ты хочешь титул – я тебе могу дать больше, отдать тебе все свои войска, и ты будешь самым уважаемым в Пейне рыцарем во главе лучшего флота, Бран. Но, если ты хочешь семью – я тебе ее не смогу дать в том понимании, в котором принято говорить. И если ты все-таки питаешь какие-то надежды на этот счет, тогда тебе придется завтра же покинуть мой замок – найди себе ту, что родит тебе детей, будет сидеть дома, потому что я более не намерена рожать. Я не планировала последнюю беременность, потеряв всякую надежду, обрести дочь. Но, это был твой ребенок, и я решила, что рискну… - она не договорила, остановившись на полуслове, когда Кларисс тихонько хныкнула в своей колыбели. Не желая звать сюда кормилицу, баронесса решительно выбралась из-под одеяла и направилась к дочери, которую сразу же взяла на руки, приложив к груди, где еще было немного молока. – Я не та женщина, Бран, что сидит в замке и растит детей, поэтому я не хочу, чтобы ты питал на этот счет иллюзии, дорогой. Обременять тебя, столь молодого и красивого рыцаря своей компанией я не стану, так что выбор будет за тобой, желанный мой. Тебе выбирать, чего ты хочешь больше: семью или быть со мной? - эти слова дались горько и больно, все нутро женщины не желало бы подобного. Она хотела быть с Браном, в котором ее устраивало все. Вот только она должна была сказать то, что сказала. Пусть даже сердито нахмурилась то ли сама себе, то ли жизни своей и скверному характеру. А может быть и Брандону, что имел не осторожность нарушить их ночь какими-то разговорами о свадьбе, браке и прочих вещах, что заботят обычно только молоденьких девиц, но только не вдов и даже не женщин, сумевших жить и вне брака...

+1

27

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
Рей конечно же не могла даже и представить, что родители Брана уже неоднократно пытались уговорить его остепенится и завести свою семью. Особенно старался отец, желавший видеть упрямого сына семейным и солидным человеком, раз уж не преуспел в своем желании передать ему все свои знания. Но Брандон был тем еще крепким орешком и как и всегда, поступал по-своему... сначала просто не желая терять собственной свободы, которую он всегда особенно ценил - а затем позволил себе полюбить одну очень вредную, красивую и гордую леди, после чего совершенно точно не мог назвать женой другую.
Он недолго раздумывал, прежде чем решится на предложение руки Игрейн... которое не было принято, хотя по правде говоря оборотень надеялся, что все будет иначе. Мужчина выслушал аргументы своей возлюбленной, не перебивая и затем молча проводил ее взглядом, когда она направилась к колыбельке дочери. Последние слова Рей были пронизаны горечью и вместе с ними, Бран ощутил как настроение баронессы моментально изменилось - неужели она и правда опасалась, что он может последовать ее совету?
-Неужели ты и правда подумала, что я захотел быть бароном Сандаром? -Росс тихо рассмеялся, придвинувшись ближе к Игрейн и коснувшись губами ее обнаженного плеча. Было в этом что-то совершенно необыкновенное и умиротворяющее - наблюдать как она нежно обнимает малышку Кларис, пока та прильнула к ее груди, сонно моргая и уже начиная дремать. -Быть может бедняге Аластору этого хотелось, раз уж он так легко отказался от своих прав мужа? Мне не нужны титулы, пусть даже у моего семейства их никогда не было... мне нужна только ты. В нашу самую первую ночь я понял, что никогда не захочу другую женщину - и мне казалось, что ты тоже это поняла...
Как только малышка Клэри вновь сладко уснула, пригревшись на руках у своей матери, Бран очень аккуратно забрал ее у Игрейн, будучи не в силах удержаться от искушения обнять своего ребенка. Увы, но она никогда не узнает кто ее настоящий отец... однако, никто и никогда не сможет помешать Россу быть рядом с дочерью и оберегать ее от всех бед. Рассказать всю правду, значит обречь Кларис на жизнь бастарда и тем самым испортить ее будущее, ведь она вполне может претендовать на место при дворе как только вырастет. Брандон прекрасно понимал это, но в данный момент не стал поддаваться мрачным мыслям - сейчас Клэри на его руках и это самое главное? Он сумеет стать для нее близким человеком и не раскрывая тайну ее рождения...
-Я не оставлю тебя, Рей и ты прекрасно знаешь это... что же до семьи - есть ты, я и Клэри, разве этого мало? Пусть она никогда не назовет меня отцом, но я хочу участвовать в ее жизни, видеть и быть рядом, -продолжил Бран. -Знаешь, мне думалось, что если мы поженимся, то наш брак будет совершенно иным - не таким как ты только что обрисовала. Я ведь не Аластор, как я уже тебе говорил...
Было бы несколько нетактично вслух вспоминать слова барона о том, что его жена делает лишь то что ей хочется и умеет найти себе развлечений в отсутствие своего мужа. И если Аластор закрывал на все глаза, будучи обязанным Игрейн своим высоким положением, то Бран решил сразу расставить все точки над "и". Его строптивая пассия желает быть с ним и без каких-либо формальных уз и значит им следует заключить соглашение, которое будет куда прочнее чем какой-либо серезный брачный контракт.
-...и ты будешь только моей. Поверь, я не стану долго раздумывать или сетовать на несправедливую судьбу как делал твой муж и просто избавлюсь от возможного соперника. В природе обычно бывает именно так и это единственно верный вариант решения подобных проблем, -Росс вернул сладко спящую дочку Игрейн и добавил уже после того как баронесса уложила ребенка и вернулась в постель. -Ты согласна на мои условия? Собственно говоря... мы их уже озвучили, когда ты стала моей в самый первый раз...
Оборотень притянул к себе Игрейн и мягко уложил ее на мягкое меховое покрывало. Она не сопротивлялась его рукам и жарким объятиям, возвращая новую череду нетерпеливых и жадных поцелуев, полных обоюдного желания.
-Я никогда не отпущу тебя, Рей, -шепнул Бран на ухо возлюбленной, легонько прикусив мочку ее уха. -Не отпущу и не позволю никому другому к тебе приблизится... потому что люблю тебя.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-21 01:23:41)

0

28

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmri.jpg[/AVA]Женщина ожидала всякого: горечи, просьб подумать хорошенько еще раз и даже объяснений, но только не бархатного смеха оборотня, что тихой волной прошелся по комнате, заставив женщину оглянуться на рыцаря, что даже и не думал унывать, получив от баронессы отказ вновь ступить на пагубный путь замужества и тесных уз брака. Она отвернулась от мужчины и посмотрела на мирно засыпавшую у нее на руках дочь, прежде чем Брандон придвинулся ближе и коснулся ее обнаженного плеча губами. Нет, этого она тоже не ожидала от молодого совсем еще рыцаря, которому она вновь подарила взгляд своих карих глаз. И в этом взгляде не было надменности или гордыни. Ее взгляд искажал только удивление, что хорошо подчеркивали падающие тени с догоравших свеч.
Бран без труда ловил эмоции своей любовницы и, наверняка, без особенного труда, поймал то удивление, что поселилось в ее сердце вместе с надеждой, призрачной надеждой обрести кого-то получше верного союзника или преданного друга, кого-то очень близкого и родного, потерять которого она не захочет ни при каких обстоятельствах. Мужчина не стал томить свою своенравную даму сердца, решив в довольно короткие временные рамки очертить женщине разницу между ним и остальным, между ним и тем, что умирал из-за проклятия, нависшего над ним, благодаря ней самой.
Она слушала и в коим-то веке не перебирала, не врывалась в разговор с собственным мнением, словами и просто замечаниями. Она слушала и давала говорить, приятно радуясь тому, что слышит, пока Кларисс не решила вставить свое веское «но». Насытившись, будущая леди отпустила сосок груди своей матери, от чего прозвучал тихий, но весьма отчетливый звук, из-за которого обоим пришлось обратить свое драгоценное внимание на дочь, что будто бы требовала его именно сейчас. Редкая добрая улыбка мелькнула на лице Игрейн, прежде чем она передала дочь Россу, что весьма бережно взял кроху на руки и в это самое мгновение, женщина ощутила небольшой укол совести перед молодым еще совсем мужчиной, которого она соблазнила и, возможно, сломала жизнь? Сломала, быть может, но уже точно не отпустит, раз уж ей так понравилось быть с ним, наслаждаться его компанией и ощущать его поддержку. Он мог действительно жить той жизнью, которой обычно стремятся жить молодые мужчины и девушки, однако из этой же жизни семейной идиллии мужья и сбегают подальше – в таверну, на войну или на службу к кому-нибудь нанимаются. Когда-нибудь Игрейн знала, что расскажет Кларисс правду об отце, ведь Бран не заслуживал того, чтобы всегда прятаться в тени – но кто знает, когда наступит этот день? Слабая улыбка мелькнула на лице бледнолицей баронессы, как только о своем отцовстве заговорил Бран, уверенно толкуя о том, что еще не было решено – кто знает, как сложится жизнь Кларисс в будущем и когда она решил наградить своего настоящего отца заслуженным «папа»?
Тем временем, сир Росс решил поговорить о своей решительности и непоколебимости, заставив Игрейн лишь вздернуть чуть вверх тонкую бровь. И если изначально женщина удивлялась реакции Брандона, то теперь уже перестала это делать искренне, но лишь затем, чтобы подыграть скорее, ибо ей нравился решительный в своих действиях мужчина, что не боялся ради женщины идти по головам противников. Более того, ей нравилось все больше и больше чувствовать то, что просыпалось в ней каждый раз, когда ее молодой рыцарь был рядом.
Прежде чем забрать ребенка с рук мужчины, ведьма осторожно осмотрела его, не забыв заглянуть в его карие глаза, в которых читалась неподдельная серьезность и решительность. Но, едва только годовалый ребенок оказался вновь в колыбели, как и темноволосая женщина оказалась в объятиях мужчины, что весьма аккуратно устроил ее поверх мехового одеяла, заговорив о них и даже своих чувствах.
Что есть любовь? Игрейн думала, она не коснется ее и обойдет стороной, ведь та давно уже не была наивной девочкой, которой приехала в столицу и к королевскому двору. Нет, она не ждала ее, но хотела ощутить ее, но вместо этого видела одну лишь дешевую цену этой самой любви, которую познала и которой увлеклась. Только то не была истинная любовь, как оказалось. Ее ведь порой так легко спутать с чем-то…
- И не отпускай, Бран, - прошептала она в ответ оборотню. – Будь рядом, будь со мной и люби, я отплачу тебе тем же и дам больше, - добавила ведьма, обнимая Росса за талию ногами, прежде чем скользнуть по его тренированному телу ниже.

0

29

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
На следующее утро, Брандон проснулся первым и даже не открывая глаз ощутил что в спальне стало не так жарко как накануне - по всей видимости, дрова не так давно успели догореть до конца. Осторожно выбравшись из постели, мужчина нашел на полу свои рубашку и брюки и одевшись занялся потухшим камином, благо дрова уже были аккуратно сложены на специальной подставке. Когда все было готово, Росс подошел к кроватке своей дочери и тут обнаружил, что малышка Клэри уже не спит, так что не удержался от искушения взять на руки свое самое дорогое сокровище.
-С добрым утром, милая. Ты хорошо выспалась? -поинтересовался Брандон у своей крохи, на что она курлыкнула в ответ явно что-то благосклонное, сияя своими карими глазками. -Давай посмотрим, что творится за окном?
Девочка с интересом посмотрела в окно, когда Росс поднес ее к нему - там было белым-бело и лишь только большие черные вороны деловито ходили по толстой замковой стене, ссорясь из-за очередного найденного вкусного кусочка. Пока Кларис наблюдала за ними, Бран нежно коснулся губами ее пухлой щечки... и подумал о том, что обнимать и целовать ее он сможет лишь пока она еще маленькая. Когда дочь подрастет, ему придется держать дистанцию и притворятся совершенно посторонним человеком для нее - и утешало оборотня в этот самый момент лишь обещание Игрейн всегда принадлежать только ему одному.
Нежную идиллию Брана и Клэри безжалостно прервал громкий стук в дверь, который разбудил и сладко спавшую Игрейн. Как оказалось, это была одна из служанок и она принесла не самые радостные вести этим утром.
-Госпожа, простите за беспокойство... но вашему мужу стало хуже! Лекарь просил сходить за вами...
-Я пойду и узнаю в чем дело, -сказал рыцарь своей баронессе, передав ей дочку и нежно поцеловав обеих своих прекрасных дам, прежде чем покинуть спальню. Для того чтобы выйти из своей комнаты, Рей надо было собираться куда дольше Брана и воспользоваться помощью одной из служанок. -Ему уже было плохо на корабле, но тогда все обошлось...
Росс быстрым шагом направился в покои где лежал раненый барон, подумав о том, что с некоторых пор стал испытывать к Аластору одну лишь только жалость - еще до того как его ранили. По сути дела, у Сандара были все возможности для того чтобы удержать возле себя жену, но он попросту сдался, уступив ее гордому и неуступчивому характеру. Невеселый финал всей их истории по сути был закономерен, так что у Брана не было никаких сожалений или угрызений совести по отношению к бывшему другу.
-Как он? -поинтересовался рыцарь, переступив порог комнаты и сразу ощутив неприятный запах, витавший там - сладковато-приторный и говоривший о том что смерть уже совсем рядом. -Кажется вчера вечером ему было получше? Он даже узнал меня...
-Ночью открылась одна из его ран и мне долго не удавалось остановить кровь, -покачал головой лекарь. -Он очень слаб и ему осталось недолго жить - поэтому я и послал за леди Игрейн. Мне очень жаль, сир Брандон, но я ничего не могу сделать.
-Аластор? -Росс наклонился над раненым, лежавшим без движения и на пару секунд тот приоткрыл глаза, скользнув по лицу бывшего хорошего друга вполне осмысленным взглядом. -Ты... слышишь меня? Это Бран.
Раненый попытался что-то ответить, но его силы были уже на исходе и их хватило лишь на один-единственный вздох... после которого он затих навсегда, беспомощно откинувшись на подушку. Брандону оставалось лишь выйти из комнаты, приказав лекарю подготовить барона к похоронам, которыми следовало заняться без малейшего промедления.
-Все кончено, Рей, -тихо сказал Бран, после того как встретил свою возлюбленную в коридоре замка - она уже успела собраться и как раз направлялась в покои мужа. -Аластор только что умер и теперь ты наконец свободна. Лекарь сейчас все приготовит и можно будет везти его в порт..

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-22 19:43:52)

+1

30

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmri.jpg[/AVA]
Сон, даже самая его малость, никогда не приносил баронессе должного успокоения или отдыха. Женщина всегда считала эту человеческую потребность слабостью, ведь только во сне человек безоружен и не предоставляет собой такой угрозы, которую мог представлять бодрствуя. Увы, но никто не изобрел особенного зелья или снадобья, чтобы у таких, как Игрейн, появилась возможность не покоряться каждый раз ночи и потребности набраться сил для нового дня, что принесет, естественно, свою порцию событий, которую нужно встретить должным образом. Однако, засыпать на плече у оборотня женщине понравилось. Слушая уверенный стук его сердца, а телом все еще ощущая сладкую негу, она куда охотнее поддавалась естественному желанию и засыпала, позволяя тяжелым векам опускаться.
Этой ночью женщина не видела каких-либо снов. Казалось, она только-только прикорнула в жарких объятиях своего любовника, после очередной волны страсти и нахлынувшей усталости, как только услышала уверенный и громкий стук в дверь. И, проснувшись, женщина увидела, что спит уже давно сама – Брандон держит на руках дочь, тогда как за окном уже давным-давно день. Прищурившись, женщина перво-наперво выбралась из-под шкур, которыми была укрыта, и набросила себе на плечи теплый халат, что одиноко лежал неподалеку от кровати. Ощутив, как сотня тысяч мурашек прожалась по коже, ведьма поежилась, прежде чем подошла к двери босыми ногами, которую и открыла, стучавшейся служанке.
Девица не смела поднять глаз на баронессу, боясь ее гнева, ведь многие говорили о силе хозяйки острова, а потому донесла до ушей ведьмы то, что должно – лекарь звал, иначе она бы и не побеспокоила ее. Тем не менее, служанка без труда заметила, что баронесса не одна. А в прочем, знала, что дочь Леовфина понесла дитя от барона, а поэтому не спешила удивляться тому, что баронесса не одна.
- Хорошо, я сейчас приду – можешь передать это лекарю и позови мою служанку, пусть поможет мне одеться, - ответила Игрейн, прежде чем повернуться к закрывшейся двери спиной и поспешить к радости своих глаз и маленькой крохе, которую держал на руках ее отец. Кларисс смотрела своими большими глазами на мир и, к счастью, не понимала, какой великий день настал сегодня – Сандар в душе радовалась и ликовала, ведь наконец-то проклятье исполнится! Проклятье, которое она бросила на голову своего супруга, начало действие, как только военные действия возобновились. Увы, но ей пришлось ждать этого момента почти … год. Да, некоторым проклятьям необходимо время, и год не самая великая тому цена.
Улыбнувшись своей кровинке, которую Бран передал в руки матери, женщина подняла взгляд своих карих глаз на мужчину. Хотела бы ему сказать, чтобы не волновался и переживал, но … не стала. Отпустила его, ну а вскоре няньки и кормилицы заполнили покои, прежде чем унесли колыбельку малышки, вместе с ней самой, чтобы не мешала своей матери готовиться. Женщина не торопилась к лекарю, ждавшему Ее Сиятельство. Она одевалась в привычном темпе, хотя и выбрала более темного оттенка украшения и платье темного-зеленого, почти черного оттенка, в котором она и вышла из своих покоев.
- Наконец-то, - выдохнула она, как только услышала новость о смерти супруга из уст Росса. – Я думала, он уже не откинется, - покачав головой, женщина все-таки поспешила к лекарю, которому следовало выдать оплату за тщетные труды. Бедняга пытался сделать все, что мог, хоть и знал, что невозможно это было.
- Честный Амброз, мы благодарим Вас за ваши труды и старания облегчить последние часы барона – сир Росс только что сказал мне, что мой супруг испустил дух, - подойдя к лекарю, тут же произнесла женщина, ухватив того за руку для пущей убедительности. А в прочем, разве это волновало лекаря? Определенно его заботила куда больше оплата его трудов, тем более о ней Сандар не забыла: - Ступайте к Леовфину. Он вознаградит ваши труды платой, - распорядилась она, после чего краем глаза глянула на тело еще недавно живого мужчины, что сейчас бездеятельно лежало.
- Готовьте моих сыновей к церемонии похорон, - отдала указание одной из служанок, проходивших мимо нее. – Дочь останется в замке, она еще слишком мала для такого, - добавила она, прежде чем девчонка сбежала из глаз баронессы, чтобы передать ее повеление.
Так, уже в обеденный час на пристани выстроилась целая процессия из замковой челяди, знатных и богатых семей Тамиана, что пришли проститься с мужем баронессы, которого та проводила в последний путь вместе с сыновьями. Мальчишки в темных одеждах выглядели несколько бледными, хотя старший, Стефан, был менее бледным, чем Эйтан – пошел больше в отца, решили многие. Кто-то рыдал, кто-то вопрошал, почему тело барона не превратили в каменную статую и не поместят в склеп Сандаров. Ну, а кто-то просто восхищался. Сама же Игрейн не могла дождаться того мига, когда лучник уже направит пылающую стрелу в гробницу Аластора. И как только это случилось, ощутила себя по-настоящему свободной …

0

31

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
Последовав за Игрейн и ее детьми в порт, Брандон думал о своем. О том, какой кульбит устроила его судьба, когда ему довелось спасти раненого Аластора... тогда молодому человеку думалось, что он нашел настоящего и верного друга на всю оставшуюся жизнь. И так было ровно до того момента пока барон не познакомил Брана со своей женой... после чего их прежние дружеские отношения рассыпались в прах.
Вернувшись в армию после той поистине волшебной зимы на Тамиане, Росс позволил себе помечтать о радужном будущем, что с ним случалось нечасто. О том то Аластор был не прав и Игрейн вовсе не все равно, жив ее новый возлюбленный или успел сложить свою буйную голову на благо пейнской короны...
Потом был новый хитроумный виток судьбы, которая явно потешалась над Браном: беднягу барона тяжело ранили, так что вскоре его прекрасная супруга должна была стать свободной. Рыцарь спешил к своей возлюбленной как только мог, чтобы узнать две самых важных для себя новости - Рей подарила ему чудесного ребенка и в то же время отказалась стать его женой. Ему предстояло так или иначе заставить себя смирится с этим, потому как своей жизни без Игрейн оборотень более не представлял.
Наблюдая как горит лодка, в которой Аластор совершил свое последнее путешествие, Бран смотрел на Игрейн и ощущал ее настроение словно собственное - она была довольна тем, что ее проклятие наконец исполнилось. Местная знать, что заявилась на похороны чтобы выразить свое уважение и соболезнования баронессе умело играла в показную скорбь, не один раз выразив сожаление о тяжкой утрате. Слушая весь этот погребальный "хор" сочувствующих, Россу вдруг очень захотелось оказаться как можно дальше от всех этих людей - вместе с Игрейн разумеется.
-Сопроводите сыновей баронессы в замок, -приказал Брандон верному Леовфину, когда траурная церемония наконец-то закончилась. Быть может, было даже слишком дерзко со стороны оборотня распоряжаться людьми, что служили его возлюбленной, но сейчас ему совершенно не хотелось возвращаться в замок. -Охрану возьмите с собой, мы с леди Игрейн проедемся по окрестностям. Только вдвоем.
-Как будет угодно баронессе.., -осторожно ответил Леовфин, взглянув на свою госпожу - но она не стала спорить с рыцарем, так что верный слуга поспешил исполнить данный ему приказ.
-Я тебя похищаю, Рей... мне хочется немного подышать свежим воздухом и я хочу чтобы ты поехала со мной, -сообщил своей любимой Бран, протянув ей руку. -Возражения не принимаются - давай проедемся немного, прежде чем вернемся в замок?
Рыцарь как и всегда, помог своей любимой сесть в седло и затем они вдвоем ускакали из порта, направившись прямиком к лесной дороге, на которой им уже довелось гулять, еще в самый первый визит Брандона на Тамиан. Ненамного обогнав Игрейн, рыцарь остановил коня, явственно учуяв волчий запах с подветренной стороны...
-Где-то рядом волк... но я могу понять в чем дело.., -сообщил Бран своей возлюбленной. -Он будто стоит на месте и не перемещается. Идем посмотрим что случилось?
Рука об руку, рыцарь и баронесса сошли с дороги и углубились в чащу леса. Из-за обилия снега идти было трудновато, но как и предсказывал Росс, искомая цель оказалась совсем недалеко - это был действительно волчонок, попавшийся в искусно расставленные силки. По счастью, у охотника поставившего их не оказалось денег на стальные капканы.
Бран присел возле жалобно заскулившего волчонка и быстро освободил его, перерезав путы острым ножом - будь серый пленник поопытнее и постарше, его бы несомненно насторожил человеческий запах от ловушки. Но увы - тут пожалуй сработало любопытство, свойственное абсолютно любому живому существу.
-Любимая, иди сюда? -позвал Брандон Игрейн, поставив на ноги волчонка и погладив его по спине чтобы успокоить. Тот подчинился руке вожака и не стал возражать когда Рей тоже потрепала его по серой шерстке. -Давай, беги, ищи своих и больше не попадайся в ловушки.
Притянув к себе возлюбленную, Бран не удержался от искушения прикоснутся губами к ее щеке, после того как волчишка сбежал в чащу леса.
-Мне не хочется сейчас возвращаться.., -шепнул рыцарь, прежде чем подарить Игрейн более смелый поцелуй. -Что если мы немного задержимся и пропустим обед...?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-25 20:25:35)

0

32

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmri.jpg[/AVA]
Игрейн приподняла свой горделивый подбородок к верху, наблюдая за тем, как исполнительный рыцарь из ее гвардии выпускает первую пылающую стрелу на баржу, а за ней следует еще около десятка. Огонь на барже начал распространяться не сразу. Было заметно, как стрела прошила борт баржи, на которой было сооружено погребальный алтарь для барона. Одна из стрел, словно в насмешку, угодила в грудь или руку (со столь дальнего расстояния не было видно наверняка) мужчине, носившему имя рода Сандар, не принадлежа ему ни плотью, ни духом. Естественно, наблюдавшие за этой траурной и не веселой процедурой простолюдины, которых много собралось в порту, расскажут своим детям и внукам о том, что видели нынче в порту, не забыв поведать также и о том, как быстро загорелся огонь и, как пламя поглотило тленное тело Аластора. 
Нужно отдать должное местным жителям, что выжидающей толпой собрались на церемонию, желая отдать должное почившему мужу баронессы. Многие из них наверняка гадали о том, есть ли у кого-нибудь из тамианских рыцарей или купцов шанс завладеть титулом и положением в обществе, тогда как мысли баронессы вертелись возле совершенно иного. СВОБОДА! Да, это слово обрело теперь для гордой ведьмы особенный смысл, ведь теперь она была свободна быть с тем, с кем захочет, имея в виду все правила приличия, годные для чужих стран, но вовсе не для холодной Пейны с ее темными морозными ночами, проводить которые в одиночестве было невозможно. Пожалуй, если бы только матушка сказала Игрейн о том, как не свободно она будет чувствовать после того, как потеряет интерес к тому мужчине, которого выберет себе, и обзаведется новым, более увлекательным кавалером, что ни на миг, проведенный вместе, не заставлял ее разочаровываться, но лишь желать большего …, наверное, она все-таки не вышла бы замуж и Тамиан остался без наследников. В прочем, был шанс, что у баронессы могла быть единственная наследница, но теперь история была написана и оставалось им играть с тем раскладом, что был в наличии.
Едва только баржа стала догорать, к баронессе пожаловали соболезнующие, на которых было жалко смотреть. А в прочем, смотреть на них она не имела намерений, поскольку душа ее ликовала, а вместо скорбящего взгляда окружающие видели лишь зловещие огоньки, которым дать объяснения не брался никто. Отмахнувшись жестом от соболезнующих, Игрейн последовала за Браном, что успел отдать необходимые распоряжения и баронесса действительно была ему благодарна за то, что тот был рядом с ней. Ранее Леовфин уже получил распоряжение раздать беднякам немного серебра и хлеба, как гласил старый тамианский обычай.
- Похищаешь? – игриво спросила женщина у своего любовника, да так, словно и не на похоронах мужа она была только что. – На самом деле, похитить можно лишь против воли, а я с удовольствием прогуляюсь с тобой, Бран, - все таким же задором добавила ведьма, прежде чем уселась верхом на своего коня.
Позволяя встречному ветру, растрепывать свою аккуратную и сдержанную прическу, Рей стремилась вперед по стежке, пока они с Бранданом не свернули в лес, где оборотень и учуял зверя, загнанного в капкан. Определенно баронессе еще не приходилось встретиться взглядом с хищным лесным зверем, однако она не отказалась от этого искушения и последовала за Россом, который и привел ее до тех силок, в которых сидел маленький волчонок. С удивлением, посмотрев на лесного зверя, которого боялись и которым пугали детей, Игрейн осторожно присела рядом с хищником, к шкуре которого и коснулась ее ладонь…
Она была поражена, даже восторженна! Раньше ей ведь не доводилось делать нечто подобное, но главное она видела ту силу, которой обладал ее рыцарь над животными. И, хотела бы она что-нибудь сказать, как только молодой хищник сбежал прочь, но тут же она была заключена в жаркие объятия, от которых она не намеривалась уходить. Уж явно не сейчас, когда они были совершенно одни.
- Обед могут подать и после того, как мы вернемся, - прошептала ведьма в ответ. – И даже в мои покои, - добавила она, пока ее ладонь скользнула по мужчине вниз, в то время как его руки аккуратно приподняли подол ее платья.

0

33

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
Примерно два года спустя. Столица королевства...

Бран с нетерпением ожидал вполне заслуженного им отпуска в столицу королевства... и даже мысленно посмеялся  над самим собой, когда наконец-то получил разрешение отбыть из военного лагеря. Рыцарь очень быстро собрался - будто какой-то влюбленный мальчишка, впервые изведавший женской благосклонности, не иначе? Но что можно было поделать, если Росс уже довольно-таки давно не видел свою единственную и безмерно любимую женщину... а вдобавок еще и был лишен элементарной возможности написать ей письмо, чтобы не ославить ее доброе имя при дворе.
Наверное только боги знают, как же трудно было Брандону заставить себя уехать с Тамиана после счастливой зимы проведенной там вместе с Игрейн. Она не только сдержала свое слово, преданно и верно дожидаясь своего возлюбленного, но и подарила ему самый чудесный подарок, которым женщина может одарить своего мужчину. За пару месяцев до приезда сира Росса, баронесса благополучно родила ему чудесную здоровенькую девочку - правда формально, Кларисс конечно же считалась дочкой ее мужа, что ему и пришлось стерпеть. Впервые взяв на руки своего ребенка, Росс был безмятежно счастлив и теперь постарался как можно скорее добраться до столицы, чтобы увидеть свою любимую. Жаль, но сейчас у них не будет возможности уехать вдвоем на Тамиан, ведь Рей служит Ее Величеству королеве, так что Брану придется довольствоваться только рассказами о его ненаглядной крохе, что вместе со старшими братьями осталась  в родовом замке своей матери.
Когда Росс въехал в ворота столицы был уже вечер - однако, несмотря на это, королевский замок сиял огнями всех своих окон, словно там происходило нечто совершенно грандиозное.
-Приехали послы из Эспейи, милорд, -сообщил Брандону один из стражников. -Ее Величество приказала устроить прием в их честь.
-Ясно, -кивнул Росс, спешившись и передав поводья своего коня второму стражнику. -Я ненадолго поднимусь чтобы засвидетельствовать почтение супруге моего бывшего командира.
Замковая стража прекрасно знала Брана - ведь как-то раз его вызывали в столицу вместе с покойным супругом баронессы Сандар, дабы наградить за проявленную в боях с неприятелем храбрость. Так что оборотень беспрепятственно добрался до огромного и очень красивого зала, где "стальная" королева Маредит принимала своих сиятельных гостей. Он искал в толпе придворных и вельмож Игрейн и накрутил не один круг по залу, пока не оказался возле выхода на балкон, с которого открывался прекрасный вид на вечернюю Пейну.
-Я просто не могу поверить, миледи... неужели вы решили осчастливить меня? -услышав чей-то голос, Бран хотел было пройти мимо, однако чутье (или шестое чувство?) заставило его остановится, чтобы дослушать разговор до конца. -То что вы написали сегодня в своей записке... мне не описать собственного восторга, когда я получил ее, клянусь богами! С самого своего приезда, я мечтал о вас... и теперь просто не могу дождаться нашего уединения...
-Я тоже с трепетом ожидала сегодняшнего вечера, -раздался в ответ хорошо знакомый Брандону голос, заставивший его буквально застыть на месте. -О нет, не торопитесь, милорд - я  подарю вам не один поцелуй, когда нам никто не сможет помешать... лучше выпейте со мной?
-Тогда давайте выпьем за эту особенную ночь, миледи? -ответил первый голос, принадлежавший какому-то мужчине. -Мне не терпится сделать вас только моей...
Брандон чисто импульсивно сделал шаг в сторону и остался незамеченным, когда Игрейн вышла с балкона держа под руку богато одетого вельможу и направилась к выходу из бального зала. Оборотень направился следом, едва сдерживая жгучее желание убить соперника прямо при всех, наплевав на последствия... и в этот самый момент ему вспомнились слова покойного Аластора - он ведь не раз предупреждал своего бывшего доброго друга что его жена не будет скучать в одиночестве при дворе?
Едва только двери покоев баронессы Сандар закрылись, Росс выдержал всего несколько минут, а затем зашел в спальню своей неверной возлюбленной, застав как новый кандидат на ее благосклонность принялся расстегивать свой роскошный дублет. Спустя секунду он рухнул словно подкошенный от сильного удара кулака Брана - далее оборотень не стал церемонится и едва Рей сделала шаг к нему, схватил ее за горло и прижал к ближайшей стене.
-Ты дала мне слово... а вместо этого смеешь приводить к себе другого? Я ведь предупреждал тебя, Рей - я не твой муж, бездна его побери! Либо ты будешь только моей, либо ничьей...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-26 04:10:23)

0

34

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cc4d.jpg[/AVA]
Когда королева Маредит огласила баронессе острова Тамиан, какое задание выпало на долю ее верноподданной, которую по праву в королевском замке считали все ее левой рукой. Все-таки правой рукой самой могущественной среди придворных дам была Элиан из рода Барггейров, давняя подруга королевы, что также обучала магии принцессу Кардвин, а вместе с ней обучалась также и Игрейн. Именно этой женщине было позволено ведать делами государства, и она, как поговаривают сплетники при дворе, даже давала порой советы Маредит, к которым та прислушивалась. Было ли то, казалось бы, не сложное задание для преданной королеве баронессы, делом рук Элиан, ведьма не знала. Да и разве была ей от этого какая-то польза? Так или иначе, а эту просьбу своего королевы она выполнить должна будет – не так уж и много просила она все-таки. Всего лишь задержать на ночь посла Эспейи. Подумаешь? «Заодно и сама развеешься…» - как гром среди ясного неба до сих пор женщина слышала голос Маредит, хотя в кабинете Ее Королевского Величества было совершенно тихо. Казалось, даже птицы за окном перестали петь. А ведь все было бы ничего, если бы только Рей не дала слово одному мужчине, храбро сражавшегося за Пейну в давней войне между двумя кровными врагами. И слова нарушать в привычках баронессы не водилось, чего не сказать о некоторых ее подругах.
- Так, ты справишься с задачей, Игрейн? – спросила своим привычным тоном королева, подняв взгляд своих холодных глаз на ведьму. И молодая ведьма знала, что выбора-то у нее особенно не было. Когда Ее Величество приказывает, она желает получить выполнение своего приказа, а не какие-то отговорки. Или же она с легкостью найдет другого исполнителя, чего на самом деле Сандар не желала. Уж чего-чего, а женщина метила на место своего учителя, как никак…
- Да, Ваше Величество. Можете не беспокоиться и положиться на меня, - присев в небольшом поклоне перед королевой, согласилась Игрейн, решив, что волю выполнит. Но, кто ведь будет знать, что творилось за закрытыми дверьми ее спальни? Главным было лишь одно условие королевы: чтобы посол не явился даже к утру в собственную постель. Зачем это могло понадобиться королеве, баронесса догадывалась. Наверняка были какие-то ценные письма и вещи, требующие дотошной проверки и изучения, после чего их должны были вернуть на место. Именно поэтому и следовало ловко увести подальше от северного крыла дворца знатного гостя, пока еще не осведомленного в том, насколько коварны и опасны порой бывают пейнские ведьмы. Не зря ведь их боятся во всем Грамельнне, зря только не считаются с ними в Лайре. Но, они еще поплатятся за такую оплошность. Не сегодня, так завтра.
Приготовить легко действующий яд было задачей не из сложных, даже более того – проще простого. Все ингредиенты женщина знала наизусть и могла приготовить с закрытыми глазами, не боясь что-либо напутать. Так что, когда начался пышный прием, организованный по случаю прибытия знатных гостей из Эспейи, баронессе оставалось только подобрать удачный момент, чтобы подлить послу в выпивку яд, который лишит поверенного мужа эспейской короны сил противиться сну, лишив напрочь воли.
И вот все шло как по маслу! Вот наш господин посол, такой охочий до властных женщин – он еще не успел толком поговорить с баронессой, как уже прошелся по ней слишком откровенным, даже для Пейны, взглядом. Так что ведьме не пришлось особенно расшаркиваться или любезничать с ним. Она лишь сыграла свою роль, как требовалось, после чего подлила зелье в бокал заграничного гостя, вкус которого тот даже не почувствовал. Однако все-таки кое-что пошло не так, как планировала баронесса, поманившая за собой свою жертву, будто та паучиха. Она не могла знать, кто наблюдал за ее маленьким представлением и следовал за ней по пути к самим покоям, а когда увидела, пожалуй, было поздно. В один миг посол оказался на полу и, хотелось надеяться, все-таки не умер от без всякого сомнения мощного удара оборотня, рука которого сжалась на тонкой шее ведьмы. Ему стоило только чуть сильнее сжать пальцы, чтобы перекрыть ей дыхание и вообще сломать ее, отняв жизнь, однако он все еще этого не сделал. Именно поэтому Рей осмелилась все-таки заговорить.
- Отпусти меня, - тихо прошипела она, едва ли имея возможность говорить. – Прошу, Бран. Это не то, что ты думаешь, - попыталась она оправдаться, хотя более глупых слов ведьма не смогла бы подобрать. В прочем, что еще могла она ответить мужчине, державшему в своей руке не просто ее тонкую шейку, но жизнь, которую не спасет древняя эльфийская кровь в ее жилах? – Я не ломала слово, которое давала тебе еще в нашу первую зиму, Бран. И не собиралась ломать его, верь мне, - глядя в глаза своему любовнику, произнесла она. – Дай мне объяснить все? Выслушай...– попросила она, когда пальцы ее рук все-таки коснулись запястья Росса. – Не такого приветствия я ждала… - даже упрекнула властная натура баронессы, которой было не привыкать к такому отношению.

0

35

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
Сказать что Бран сейчас был адско зол на Игрейн - значило ничего не сказать вовсе... В этот самый момент ему вспомнились слова отца, которые прозвучали едва только рыцарь поделился с ним и матушкой радостной новостью. Он нашел свою любимую и единственную женщину и она не так давно подарила ему самую красивую на свете дочурку. Однако... вопреки ожиданиям Росса, его мать лишь тихо вздохнула, а отец нахмурился вместо того чтобы порадоваться вместе со своим старшим сыном.
-Дочь значит? -почтенный ювелир усмехнулся. -И какое же имя носит твоя дочь, Бран? Я так понимаю, ее тебе родила та знатная дама о которой ты нам рассказывал?
-Прошу тебя, дорогой, не надо так.., -попыталась вставить свое слово госпожа Росс. -Самое главное что наш сын счастлив...
-Счастлив?? Он еще слишком молод и глуп и не понимает, что стал игрушкой в руках той женщины! -едва ли не впервые в жизни рявкнул на свою жену глава семейства. -Чему тут радоваться, скажи мне?! Он никогда не сможет признать этого ребенка своим, а она не назовет его отцом... боги... неужели ты этого не понимаешь, Брандон? Эта женщина явно привыкла получать все что ей хочется - и ты ей нужен лишь для кратковременных утех! Вы никогда не сможете поженится и жить нормальной жизнью...
Почти то же самое, еще до рождения Кларисс, Брану говорил и Аластор, так что сейчас все эти горькие слова эхом отдавались в его ушах. А что же Рей? Даже будучи пойманной с поличным, она нисколько не растерялась и продолжала оправдываться...
-Я все слышал... как ты могла пообещать себя ему?! -Росс кивнул в сторону лежащего ничком посла. -Мне тоже вовсе не такого приветствия хотелось от тебя... каждый день на войне я думал только о тебе и мечтал как обниму тебя. Но вместо этого увидел как ты повела в свою спальню другого мужчину!
Он разжал пальцы и опустив руку отошел от Игрейн, до сих пор ощущая жгучее желание вцепится сопернику в глотку... и наплевать, что он был слаб и безоружен. Ревность что терзала сейчас оборотня требовала чтобы этот жалкий щеголь заплатил за то что посмел посягнуть на чужую женщину.
-Ладно... я выслушаю что ты хочешь мне сказать, -бросил через плечо Бран, наклонившись над эспейским послом. -Пока еще он жив... но не сомневайся что я исполню свое обещание. Я ведь как-то уже говорил тебе что ты будешь только моей?
Он обернулся к Игрейн и внимательно выслушал ее рассказ. О поручении королевы, которой она естественно не могла отказать - и согласилась всего лишь задержать любвеовильного посла в своих покоях. Этот вельможа оказывал ей знаки внимания с тех самых пор как прибыл ко двору Ее Величества, так что сам подсказал баронессе Сандар каким образом можно будет заманить его в свою спальню. На балконе ей удалось подлить ему в бокал сонного зелья, так что теперь он проспит до самого утра и королева будет довольна четко и быстро выполненным поручением...
-Так значит, все это придумала королева? -Росс усмехнулся, подойдя вплотную к Игрейн. -Я полагаю, она была бы не против твоей связи с ним? Предположим что я поверю тебе... но только если ты здесь и сейчас докажешь что действительно любишь меня как всегда говорила...
Он притянул баронессу ближе к себе, приобняв за талию и заглянул к ней в глаза.
-Я хочу чтобы у нас был еще ребенок, Рей. Который будет называть меня отцом и которого я смогу назвать своим... ты знаешь что я бесконечно люблю Клэри и этого никто и никогда не сможет изменить - но мне больно из-за того что ее все считают дочерью твоего кретина-мужа. Даже те кто знает о нашей связи...
Бран легонько коснулся губ баронессы своими - он желал ее больше чем когда-либо, несмотря на произошедшую буквально только что ссору. Буквально с замиранием сердца, оборотень ожидал что же возлюбленная ответит на его предложение... и был готов простить ей все что угодно, лишь бы услышать еще раз как она скажет что любит его и принадлежит только ему одному.
-Ты знаешь, что я люблю тебя больше собственной жизни.., -шепнул Росс в губы Игрейн. -И я хочу быть тебе настоящим мужем... не из-за титулов и прочего - хочу иметь возможность быть с тобой открыто и воспитывать наших детей. Скажи мне, Рей... ты сделаешь как я прошу?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-26 22:46:45)

0

36

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cc4d.jpg[/AVA]
Женщине хотелось ругнуться, громко и отчетливо произнести слова какого-то совершенно неподобающего тамианского ругательства, на которые обычно был горазд ее младший брат Никлас. Однако рука любимого мужчины, что сомкнулась на тонкой шейке баронессы Сандар, не позволяла ей этого сделать. Каждое сказанное ней слово и без того было произнесено тихим и безропотным голосом, таким не похожим на привычный ее тон с высокими и горделивыми нотками в нем, одолженных, видимо, у эльфов, кровь которых текла в жилах полукровки благодаря особенной тяге ее матери к представителям остроухой расы.
Что же, упреки Брандона были весьма справедливыми и понятными Игрейн, и кто ведь знает, как поступила бы ведьма, будь она сейчас на месте своего любовника? Наверняка не одно зловещее обещание или даже проклятие слетело бы из ее тонких уст. Так что, баронессе оставалось лишь дожидаться того мгновения, когда ее мужчина захочет ее выслушать и отпустит из захвата своей стальной ладони, которой он без особенного труда мог согнуть стальную кочергу вдвое, при этом без употребления какой-либо магии. Уж подобное как-то уже случалось на памяти и глазах Рей.
Момент, когда Бран разжал свои пальцы и отпустил баронессу, наступил достаточно быстро. В прочем, именно этого и ожидала женщина от своего любовника, веря в силу его чувств, которые и должны были сдержать наплыв необузданной злости и агрессии, виновницей которых была самая обыкновенная ревность. Прикрыв глаза, Игрейн несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь привести свое дыхание в норму, что ей и удалось к тому моменту, когда она увидела, как Росс наклонился над толи спавшим, толи упавшего без сознания эспейским послом.
- Можешь убить его, мне не будет его жаль, но лучше это будет сделать не в моих покоях и не этой ночью, - нисколько не изменяя себе произнесла баронесса, глядя на объект своей страсти. – Я не сомневаюсь в том, что ты выполнишь свое обещание, как и я прошу тебя верить моему слову и не сомневаться, - достаточно быстро добавила ведьма, прежде чем сделать несколько шагов навстречу своему любимому рыцарю. – Если бы не просьба Ее Величества, которой понадобилось задержать посла под надежным присмотром, при этом не вызывая никаких подозрений у эспейцев, его бы здесь не было, и ты не услышал бы то, что разгневало тебя. Хочешь верь мне, Бран, хочешь нет, но прежде чем привести его сюда, я подлила ему снадобье, - Игрейн кивнула в сторону посла так, словно бы он был какой-то вещью, вроде сумки или любого другого ценного груза, за которым нужен был глаз да глаз. В прочем, разве то не было так? – Благодаря ему он проспит до утра и ничего не вспомнит с того самого момента, как я позвала его сюда, - добавила женщина, заметно осмелев для того, чтобы приблизиться к рыцарю. Правда, она все равно предпочла сохранить между ними дистанцию, позволив Россу самому сократить её.
- Именно. Это замысел королевы и ее любимой советницы Элиан, - без доли сарказма и ехидства ответила она, глядя прямиком в глаза своего любимого хищника, что подоспел подойти вплотную. Так что теперь их разделяло совсем да ничего. – Какие доказательства тебе нужны? Если ты не веришь своим ощущениям и не уверен, что чуешь мою правду, скажи! – на свой страх и риск произнесла баронесса, вовсе не ожидая того, что услышала от любовника.
Мужчина хотел ребёнка. Как банально и просто, как немного и в тоже самое время многого хотел он от женщины, что жила политикой и блеском столичной жизни… но, она успела пообещать ему, не выслушав требование рыцаря до конца. В прочем, смысл был в ожидании? Она хотела ведь снова обнять его и ощутить его губы на своих тонких устах, все-таки она так истосковалась по нему и хотела восполнить все то, чего она была лишена из-за военного конфликта с соседним королевством. И он обнял ее, почти коснувшись ее губ своими в едва ощутимом поцелуе.
- Если ты хочешь ребенка, тебе нужно хорошенько постараться, мой лорд, и нельзя терять ни единой драгоценной минуты, - глядя прямиком в глаза своего мужчины произнесла баронесса, позволив себе мимолетную усмешку, прежде чем её ладонь скользнула вверх по груди рыцаря к его плечу, чтобы вскоре ее губы требовательно впились в губы Росса. – Но ты ведь помнишь, что институт брака для меня ничего не значит? И если это то, чего ты хочешь – я дам тебе даже больше.

0

37

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
Когда Бран только узнал о том что стал отцом прелестной девочки по имени Кларисс, он сразу же сделал своей любимой и временами весьма вредной женщине предложение руки и сердца... но получил отказ. Правда по счастью, отказ прозвучал всего лишь в отношении замужества Игрейн, но не в ее отношении к нему - и тогда Россу ничего не оставалось кроме как смирится со сложившимся положением вещей. Он слишком сильно любил свою баронессу... и готов был уступить ей, лишь бы она как и раньше дарила свою благосклонность лишь ему одному.
Так было... но конкретно сейчас Росс решился выставить Игрейн ультиматум. Он не желал чтобы кто-либо из окружения Ее Величества заглядывался на его возлюбленную и хотел раз и навсегда расставить точки над "и". Рей станет его женой и подарит ему ребенка, которого он сможет наконец назвать своим, открыто воспитывать и быть рядом, как и полагается любящему и заботливому отцу. Дожидаясь ответа баронессы, мужчина был готов вновь увидеть хорошо знакомый ему насмешливый взгляд и минута что прошла прежде чем Игрейн заговорила показалась ему вечностью.
Но.. что за чудо? Рей согласилась на условия своего пылкого и ревнивого любовника и предложила ему не терять даром времени. Брандон попросту не поверил собственным ушам... неужели, она и правда согласилась на все? Все же верно говорят о коварной природе заветных желаний - порой они сбываются, когда человек этого совершенно не ожидает и тем самым заставляют его растеряться...
...но Бран не был бы самим собой, если бы его замешательство длилось достаточно долго. Сначала он вернул своей любимой долгий и жаркий поцелуй, решительно взявшись за шнуровку ее роскошного платья.
-Ты знаешь, что я хочу только тебя.., -шепнул он Рей, легко подняв ее на руки и направившись к постели. -С самой первой нашей встречи... мне нет покоя, когда ты не рядом со мной. Эти несколько месяцев в армии, что прошли с момента нашей последней встречи, были настоящим мучением для меня. Я ведь даже не могу написать тебе... но как только ты станешь моей женой, все изменится...
Не тратя даром времени и освободив баронессу от ненужной одежды, рыцарь плавно опустился на нее, начав новую совершенно безумную ночь любви, в течении которой обоим суждено было сгореть без остатка и вновь возродится друг у друга в объятиях. Обнимая Брана, Игрейн совершенно позабыла об эспейском после, что так и лежал ничком на ковре в ее спальне... но по счастью, она была более чем искусна в алхимии, так что приготовленное ею зелье должно было заставить его проспать до утра. Но пока оно не наступило, гордая и прекрасная ведьма позабыла обо всем на свете, кроме поцелуев и дразнящих прикосновений, что щедро дарил ей оборотень.
-Я люблю тебя.., -шепнул Бран, нежно обняв Игрейн, когда уже на рассвете они позволили себе небольшую передышку. -Больше этой жизни... она не имела никакого смысла, пока в ней не появилась ты. Я готов ради тебя на все - и надеюсь что когда ты объявишь королеве о своем замужестве, она не станет тебе поручать подобных дел...
Увы, но как бы не хотелось Россу покидать постель своей возлюбленной, ему все же пришлось это сделать - ведь Рей должна была довести до закономерного финала приказ полученный от королевы. Для этого оборотню пришлось подняться и затем перенести в кровать все еще спавшего сном праведника эспейского посла и затем уйти, прежде чем одна из служанок придет осведомится не нужно ли чего ее госпоже. Естественно Брану нелегко было смирится с тем, что все при дворе будут теперь думать что его любимая женщина могла достаться какому-то лощеному хлыщу из Эспейи... но он прекрасно знал, что подобные "приключения" у придворных не редкость и надеялся что об этом не будут болтать.
Но не тут-то было?
Навестив в этот же день родителей, Брандон торопился во дворец чтобы как можно скорее увидеть Игрейн - и буквально наткнулся на вчерашнего героя-любовника, весело болтавшего с остальными вельможами в ожидании королевской аудиенции. Темой разговора были как раз амурные похождения и посол счастливо расписывал своим собеседникам, какой драгоценный приз ему удалось добыть этой ночью - самую прекрасную и недоступную женщину из свиты королевы Маредит. Прежде чем пойти к Рей, Бран мрачно нахмурился, решив что следует заткнуть болтуна, язык которого был словно то еще помело. Но сделать это нужно было так чтобы комар носу не подточил... ведь несостоявшийся кавалер баронессы Сандар был послом дружественного государства.
-Скажите, господин посол, поедете ли вы на охоту завтра? -поинтересовался один из придворных и Бран понял как ему нужно действовать. -Ее Величество собиралась побаловать всех нас поездкой за город... говорят в лесах неподалеку от столицы развелось великое множество волков.
-Обязательно, друг мой, -кивнул эспеец, нахально улыбнувшись. -Хочу подарить моей прелестной даме плащ, подбитый волчьим мехом!
Что же, поезжайте господин посол... узнаете что иногда охота бывает с точностью до наоборот, -подумалось Россу, после чего он развернулся и отошел от посла и его компании. Завтра утром он подготовит все необходимое... и потом начнет свою охоту, а сейчас ему оставалось лишь дождаться Рей и узнать сообщила ли она королеве о своей будущей свадьбе.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-27 16:02:56)

0

38

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cc4d.jpg[/AVA]
Баронесса могла напомнить своему бравому рыцарю о том, что она могла бы запросто избавиться от него, при этом ей совершенно не обязательно было бы водить его за нос и делать что-то за его спиной. Ее натура была другой. Все-таки она никогда не скрывала своих любовных увлечений от мужа, что пал жертвой ее смертельного проклятия два года тому назад. Она считала себя в праве делать то, что заблагорассудится: не даром она носила столь высокий титул? Не зря ли в её жилах течет эльфийская кровь? Все это, быть может, в глазах простых смертных и не оправдывало хозяйку Тамиана в ее поступках, но в ее собственном видении – вполне себе, да. Однако сейчас она просто согласилась на тот ультиматум, что ей выдал только что Росс, даже не попытавшись уговорить мужчину передумать или выслушать ещё каких-то возможных вариантов. Да, Рей было что предложить в ответ, но она промолчала. Быть может, она опасалась того, что ревнивый любовник убьёт её, но куда более правдивой была теория о том, что баронесса боялась потерять своего молодого и сильного рыцаря. В прочем, весьма разумно и справедливо было бы отпустить его, напомнив ему о том разговоре, что был у них два года тому назад на её острове. Вот только леди королевы этого не желала. Уж слишком сильно она истосковалась по его губам и объятиям, что могли согревать её на протяжении всей ночи, не зная отдыха в своем неуемном желании. Уж слишком сильно она любила оборотня, чтобы отказать ему снова. Все-таки он не был виноват в том, что у нее от предыдущих связей были дети, тогда как он продолжал считаться бездетным.
- Ты должен мне верить, Бран, - произнесла женщина, заглянув в глаза своего любимого рыцаря, что ловко избавил баронессу от надобности самостоятельно расшнуровывать корсаж своего платья. Ее ладонь нежно коснулась к его скуле, прежде чем большой палец дотянулся до губ мужчины, к которым еще недавно прикасались ее губы. – Чтобы не говорили, ты должен верить впредь только мне, мой милый, потому что вскоре ты вступишь на скользкий путь дворцовых интриг, по которому я иду не первый год, и не успокоюсь, пока не добьюсь высшей награды, - нет, говорить в постели о своих планах и намерениях весьма заманчиво, вот только двум безумно влюбленным было явно не до разговоров. У них ведь будет время для того, чтоб поговорить, но сейчас им следовало жадно брать и давать не менее щедро, ведь ночь была так коротка даже в северном королевстве.
И действительно, не успели они оба насытиться взаимно приятной близостью, когда рассветные лучи солнца позолотили небосвод где-то на Востоке, откуда и прибыла та злополучная делегация послов, жаждущая познать истинное гостеприимство по-пейнски. И, что же, королева его целиком и полностью обеспечила. Оставалось только не подвести Её Величество.
- Бран, нам нужно прерваться и закончить дело для королевы. Уже светает, а это значит, что наш эспейский гость придет в себя, - безрадостно произнесла Игрейн, прежде чем подарить ненасытному оборотню длинный и нежный поцелуй, как нельзя лучше доказывающий ее желания. – Поможешь мне? – попросила она. И на эту ее просьбу рыцарь не мог ответить своей леди отказом.
- Я тоже люблю тебя, Бран, поэтому не смей говорить впредь о жизни: она слишком ценна для меня. Но от нашей королевы можно ожидать чего угодно, как и от её правой руки, которая и придумала весь этот план. Надо полагать, что она не единожды захочет меня подставить и избавиться от меня, пока может, ведь боится она меня. И не зря. Придет время, вот увидишь, и я смещу ее, - глядя в глаза мужчины, произнесла баронесса, прежде чем принялась собираться. Оставаться неодетой в постели с послом она уж точно не собиралась, поэтому позаботится о том, чтобы оказаться от эспейца как можно дальше в этот момент.
Баронесса не была разговорчивой этим утром с послом, которого выпроводила из своих покоев как можно раньше, поле чего женщине предстояло отчитаться за все перед королевой, которая осталась даже довольна всем и охотно потирала ручки, украшенные золотыми и изумрудными кольцами гномьей работы, что тихо постукивали от внезапного соприкосновения.
- Что-то еще? – видя, как Игрейн задержалась после доклада в кабинете, Её Величество не могла не поинтересоваться, что еще хотела сказать ей Рей. – Говори, - поторопила она леди Сандар, прежде чем она начала.
- С тех пор, как мой муж погиб, прошло два года, Ваше Величество. Тамианские войска находятся под командованием умелого и опытного военачальника, но я хочу все-таки выйти замуж за того рыцаря, что сможет принести пользу нашим войскам и поведет за собой таких же воинов, как он сам. Я не могу упустить такой талант, и прошу вас дать мне разрешение на замужество, - слегка приврав и приукрасив, огласила свою просьбу королеве Маредит, что какое-то время молча оценивала ситуацию.
- Видимо у того рыцаря есть ещё какие-то таланты, которые ты не хочешь упускать? – поинтересовалась главная пейнская ведьма, на что получила осторожный согласный кивок. – Хорошо, выходи замуж, - дала свое добро королева, после чего Игрейн была свободна. Так что принялась разыскивать своего будущего мужа и барона, дабы порадовать его тем, что разрешение на брак у них есть уже в кармане.

0

39

[NIC]Брандон Росс[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bmqN.jpg[/AVA]
[STA]рыцарь[/STA]
Зайдя в большой зал, в котором придворные обычно ожидали аудиенции Ее Величества, сир Росс узнал у распорядителя, что баронесса Сандар как раз только что была приглашена к королеве. Оставалось лишь дождаться Рей и узнать у нее, удалось ли ей получить разрешение на новый брак... а еще спокойно обдумать как следует поступить с эспейским послом. То что этот простофиля собрался на охоту, было весьма удобно для Брандона - у него будет превосходная возможность легко и быстро избавится от этого человека, не бросив тень на Игрейн и не устроив дипломатический скандал. Ведь как говорит старинная поговорка: посла не душат, а посредника не убивают? В реалиях нынешнего времени она пожалуй несколько устарела, потому как послы, покусившиеся на чужую женщину достойны лишь того чтобы быстрее предстать перед богами...
Брандону пришлось недолго ждать появления своей возлюбленной и он улыбнулся, когда увидел как она покинула королевский кабинет. Как и предполагалось, Ее Величество не стала возражать против нового замужества баронессы, так что можно было начать все приготовления к скорейшей свадьбе, ведь Россу совсем скоро предстояло вернутся в действующую армию.
-Не думаю что нам есть смысл затевать грандиозное торжество... мне достаточно будет твердо знать, что более никто в этом мире не посмеет засматриваться на тебя, -улыбнулся оборотень, подав руку Игрейн и направившись вместе с ней в ее покои. -И у меня будет к тебе одна просьба, Рей... ты отпустишь меня сегодня вечером навестить родителей? Мне бы хотелось рассказать им о нашей свадьбе...
После вчерашнего приема, большинство любопытных придворных еще не вылезали из своих покоев в королевском замке, так что никто не увидел как госпожа Сандар скрылась в покоях вместе со своим кавалером. Даже если Рей было совершенно безразлично что о ней могли говорить при дворе, местным сплетникам наверняка было бы интересно, что баронесса, гордость которой была всем известна, нашла в простом рыцаре?
-Сегодня ты сделала меня самым счастливым в этом мире человеком.., -шепнул Брандон в губы Игрейн, едва только она успела как следует прикрыть дверь своей спальни. -Я уже не раз говорил как сильно я люблю тебя... обними меня и заставь позабыть обо всем на свете?
Рей нисколько не противилась желанию своего пылкого возлюбленного продолжить начатое этой ночью... и после первых жарких и нетерпеливых объятий и поцелуев, их ждала очередная долгая и приятно изнуряющая близость, ведь оборотень прекрасно знал как доставить своей женщине максимум удовольствия. Время, проведенное наедине, в очередной раз пролетело совершенно незаметно, а когда Брандон и Игрейн решили дать себе небольшую передышку, раздался стук в дверь, после чего служанка робко доложила, что госпожу срочно желает видеть миледи Элиан.
-Это та самая "правая рука" королевы о которой ты мне рассказывала? -поинтересовался Брандон, прежде чем позволить любимой отстранится от себя и впустить служанку. Эта девушка обслуживала баронессу еще на Тамиане, так что нисколько не удивилась, увидев в постели своей хозяйки хорошо знакомого ей рыцаря. Ханна была очень умной девушкой и никогда не повторяла сплетен, прекрасно зная крутой нрав леди Сандар... однако несколько раз ей приходилось слышать, что малышка Клэри родилась вовсе не от бедняги Аластора. Было это в действительности так или нет, служанка не знала и не раздумывала на эту тему, дабы не потерять своего места - и в данный момент, она просто и учтиво поклонилась рыцарю, прежде чем начать приводить прическу Игрейн в порядок. -Мы поговорим обо всем завтра, сразу как только я вернусь от родителей. Ты ведь будешь меня ждать?
Одевшись и подойдя к туалетному столику за которым сидела баронесса, Бран подарил ей очередной нежный поцелуй, прежде чем покинуть ее покои. Он не стал посвящать ее с свои намерения относительно наглого эспейца, что имел наглость рассказывать всем и каждому о проведенной ночи с самой прекрасной на свете женщиной... и планировал вернутся во дворец после того как "дело" будет уже сделано.
Вернувшись домой, Брандон был рад увидеть своих стариков и увидеть, что в их старом доме ничего не изменилось. Тот же милый домашний садик-оранжерея, который так любила его матушка... старая мастерская, где отец когда-то пытался сделать из своего старшего сына отменного ювелира. Узнав о женитьбе Брана, достойный мастер Росс как обычно начал ворчать, но не мог порадоваться тому что у его любимого чада теперь будет титул и положение при дворе.
-По крайней мере, ты сможешь быть рядом со своей дочерью.., -вздохнул старик. -Быть может, твоя жена разрешит привезти ее как-нибудь к нам? Мы с матерью очень хотим увидеть малышку Кларисс...
-Я поговорю с ней на эту тему, -улыбнулся Бран, после чего его отец ушел в мастерскую, где его давно уже ждали ученики. А вот матушка словно ждала этого самого момента и подойдя к любимому сыну, взяла его за руку...
-Что ты задумал, Брандон? У меня странное ощущение.., -сказала госпожа Росс, заглянув в глаза Брана. -Ты знаешь, что я чувствую и понимаю тебя куда острее чем это можно себе представить...
-Не волнуйтесь... просто жизнь при дворе, это не совсем то что я ожидал. Меня гложет ревность - ведь моя любимая женщина очень красива, а эти слащавые придворные хлыщи смеют мечтать о ее благосклонности, -естественно, Росс не стал рассказывать матери о том, что задумал убить своего обидчика. -Вы ведь очень любите отца, так что можете меня понять как никто другой...
-Я надеюсь что твоя будущая жена так же искренне и верно любит тебя, как и ты ее, -ответила женщина, тихо вздохнув. -Не буду расспрашивать что ты затеял, сынок... но обещай мне, что с тобой все будет хорошо? Ты будешь беречь себя, ради меня и отца - он безмерно любит тебя, хотя и не особенно показывает этого. Что поделать, дорогой, вы слишком похожи и очень упрямы...
-Обещаю, что со мной ничего не случится, мама, -Брандон нежно улыбнулся матушке. -Вы же знаете, что я ни за что на свете не посмею огорчить вас?
Оставшись у родителей до позднего вечера, Бран прекрасно провел время в кругу семьи... вот только не стал оставаться на ночь, как обещал Игрейн. С наступлением темноты, оборотень растворился на темных улицах Пейны и без особого труда добрался до охотничьего лагеря за пределами столицы - он был подготовлен для увеселения гостей завтрашней королевской охоты и ставился обычно на одном и том же месте. Ловчие уже готовились с рассветом идти загонять волков, так что Россу следовало поторопится... убедившись, что подготовка к охоте идет полным ходом, он направился прямиком в самую чащу леса - туда где был особенно силен волчий запах.
Не торопясь, оборотень разделся, чтобы ничего не мешало его обращению в звериную форму и опустившись на мягкий мох, которого вокруг было в избытке, начал свое превращение. Издревле, ученые люди считали что перевертыши способны обращаться в своего тотемного зверя при полной луне, причем происходит это помимо их воли и они не способны сохранять человеческий разум. Все это действительно было так... если уровень владения своей звероформой был начальным для оборотня или слабо изученным - Бран почти достиг совершенства в этом, что делало его еще более опасным и страшным хищником...
Перекинувшись, он поднялся на лапы и принюхавшись, поднял острую и длинную морду к небу, издав долгий и протяжный вой. Призыв вожака, на который должны были откликнутся члены стаи, на охотничьей территории которой он и находился в данный момент...
...и волки не заставили себя долго ждать, появившись словно сумеречные тени из древних легенд. Все они остановились за несколько шагов от Брана и уселись, ожидая его приказаний - ему не составило никакого труда взять их разум под контроль. И первым делом, рыцарь приказал стае следовать за ним, чтобы поутру их не могли найти ловчие: для этого следовало покинуть охотничью территорию и пересечь ручей, после которого собакам было уже проблематично взять след...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-31 04:01:20)

+1

40

[NIC]Игрейн Сандар[/NIC]
[STA]баронесса Тамиана[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cc4d.jpg[/AVA]Услышав слова любимого мужчины, Игрейн позволила себе довольно улыбнуться, несмотря на то, что считала свою улыбку не красивой. Ей никогда не нравилось, как играют ямочки на ее щеках и какое при этом образуется выражение лица. Да, именно поэтому хозяйка острова Тамиан предпочитала лишь осторожную улыбку, оставленную мимолетом, которой она научила выдавать свое доброе расположение духа. Но, сейчас у нее было даже слишком игривое настроение, когда она нарушила свои собственные привычки. Ее уста растянулись в широкой и мягкой улыбке, а глаза прикрылись так, словно бы женщина услышала нечто настолько приятное, что даже не знала, куда ей деться от полученной радости. И все-таки на счет свадьбы у леди Сандар были свои планы, поделиться которыми она вполне могла бы со своим женихом…
Вот только лишних ушей вокруг было слишком много. Все-таки в королевском замке даже стены имеют уши. И в этом лучше даже не сомневаться, но лишь принимать на веру.
- Неужели ты собираешься стать бароном так, чтобы никто об этом не знал, Бран? – спросила она достаточно тихо, чтобы ее слова не стали достоянием кого-то еще. Ее ладонь опустилась на протянутую Россом руку, пока они вдвоем шагали по длинному коридору, и сейчас лишь тихие шаги нарушали сонную дворцовую тишину. – Ты знаешь ведь, чем я занимаюсь при дворе? Я занимаюсь мишурой: отвечаю за прием гостей, устраиваю все праздники и просто забочусь о быте Ее Величества. Я третья леди при дворе, - спросила и тут же ответила на свой вопрос Сандар, не заставляя своего рыцаря размышлять над своим ответом. - А ты возглавишь войска Тамиана, мои войска. Ты будешь не только иметь возможность писать письма мне, не скрывая, как и сможешь наведываться ко мне чаще. Ты сможешь влиять на исход сражений: ты принесешь нам не одну победу. И этого королева будет ждать от нас, хотя главные сражения все-таки проходят не на поле брани, а в наших кулуарах. Именно, поэтому мы с тобой должны показать наш брак для всех нас полезным и выгодным союзом, Бран. А для этого тихая свадьба не подойдет. Тем более, когда на ней будет присутствовать и Ее Королевское Величество, и Ее Королевские Высочества, одна из которых моя близкая подруга, - продолжала баронесса говорить, прежде чем они дошли до ее покоев.
Хотела бы сказать она сейчас Брандону то, что было готово уже сорваться с кончика ее языка: что они не могут принадлежать лишь друг другу, когда на карте стоит так много. Все-таки не на дочери гильдии торговцев он женится. Но, сочла подобный вывод несколько оскорбительным для своего мужчины, которому и так довелось не просто с ней буквально вчера. Вместо этого они вошли вовнутрь ее покоев, где Игрейн пришлось услышать о том, что ее мужчина желает отправиться к родителям в город.
- Я не могу тебе ответить отказом, Бран, - ответила она после недолгих раздумий. – Мне, конечно, не хотелось бы тебя отпускать, но … я подожду тебя, - добавила она тише, потянувшись за поцелуем оборотня, что быстро захватил их благоразумие на неопределенный срок.
Они провели незабываемое время вдвоем, которое нарушил настойчивый стук в дверь. Увы, но баронесса Сандар прекрасно понимала, что все это сейчас неспроста: дело было важным и не терпело отлагательств. Так что, она велела войти служанке, не боясь того, что та сильно удивится, увидев бравого рыцаря в постели ее госпожи. В прочем, однажды она уже видела ее с Браном. Или все-таки не раз уже видела Сандар с Россом на Тамиане на недопустимо близком расстоянии?
Что же, как бы там ни было, а Рей понимала, что не зря впустила служанку. Элиан, что вызывала к себе молодую баронессу, ведьма пока обязана была слушаться и не списывать со счетов преждевременно. Старая ведьма была не так уж глупа. К тому же, прекрасно понимала, кто займет ее место подле королевы, когда она станет беспомощной и немощной; когда она будет больше не нужна Ее Величеству королеве Маредит. А это значило, что жалить Элиан будет больно и так часто, как только ей позволит сама Игрейн.
- Да, это она, - коротко ответила баронесса мужчине на вопрос, поднявшись из постели. – Помоги мне привести себя в порядок, - обратилась она тут же к своей служанке, что сразу же бросилась выполнять указание своей госпожи. – Конечно, буду ждать тебя. Но, не забывай, что завтра охота – почти весь двор отправится развеяться, так что можно по-своему хорошо использовать это время, - нет, она не предлагала, она уже решила, чем займется в свободное время от своих непосредственных обязанностей, которые не предполагают ее непосредственное присутствие на охоте. – Но, я пока отправлюсь к леди Элиан, - произнесла Рей, когда ее волосы были уложены в аккуратную прическу, которую Сандар любила больше всего. На этом они с Браном на время разошлись в разные стороны: мужчина последовал к выходу из замка, а женщина направилась в покои главной помощницы и доверенного лица королевы, чтобы узнать, что понадобилось этой ведьме от полукровки.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What are you fighting for?