Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Остановить Его ценой жизни, или Жизнь станет смыслом Его существования


Остановить Его ценой жизни, или Жизнь станет смыслом Его существования

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Balthazar di Stefano (Азазелло) и Sheyena Montanelli (Ваноцца Борха)
Место: где-то в мире
Время: вне времени или неизвестно
О флештайме: Она нарушение закона ее рода. Девушка в семье Великих инквизиторов. Он младший сын клана Демонов. Она охраняет тайну, ему надо ее открыть и забрать. Вечное скитание, вечный бой, веч.....

http://funkyimg.com/i/2bms7.jpg
Ваноцца Борха

http://funkyimg.com/i/2bmyk.jpg
Азазелло

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-05-02 00:53:45)

+2

2

Девушка сидела на жесткой скамье, держа перед собой меч, аккуратно водя по нему камнем для заточки стали. Сталь буквально наливалась силой, тонко отзываясь на движения руки своей хозяйки, теплотой вливаясь в ее ладонь, которой та держала рукоять. Ваноццу до шестнадцати лет не воспринимали всерьез, отгораживая от тайн рода. Женщин в семье Борха не было по праву рожденных. Невест брали из сильных кланов, которые дают потомство мужского пола. На десять поколений не было ни одной рожденной в стенах замка девочки, и вот в один из дней, раздался крик матери, испугавшейся, что ее муж лишит головы, когда узнала, что произвела на свет девочку. Маленькая Ваноцца была хуже тысячи смерчей. Она успевала везде. И послушаться родителей, и улизнуть с мальчишками, и быть наказанной, и подсмотреть как ее старшие братья обучаются делу всей их жизни. Да, после рождения Ваноццы, ее матери запретили рожать, боясь, что опять произойдет нечто подобное, как девочка, что бегала по замку. Ее отец не мог понять, что же теперь делать. Кто возьмет ее дочь замуж? Род Борхе не отдает невест, из просто нет, а берет наоборот. Неужели его дочери так и придется остаться при родителях, заботиться о них и детях своих братьев?
Но Ваноцца отличалась бойким нравом, отличной выдержкой и умением схватывать все на лету. Отец даже не ожидал от себя, что будет любить свою дочь сильнее кого бы то ни было на свете. Гордился тем, что его девочка так ловко умеет держать в руках меч, палицу, так ловко справляется с пращей.
Когда ей исполнилось, она потребовала пройти испытания на уровне с юношами, чтобы стать одной из тех, кто выезжает за пределы замка, охотясь на нечисть. Ее дядя уже давно отправился что-то охранять, так и не вернулся. Отец был очень опечален, что не могло ускользнуть от глаз Ваноццы.
- Отец, расскажите, что вас так печалит? Мне больно смотреть на лицо столь любимое моему сердцу и так покрытое печалью, - девушка присела у его ног.
- Твой дядя Ингвар, погиб, защищая одну реликвию, когда ту пытались похитить клан Демонов.
- Как? Кто? – она взглянула на отца.
- Этот клан живет на выжженной земле. А то, что мы охраняем, им нужно.
- Расскажите!  Прошу!
- Нет, ты девочка. Это сказка для мальчиков.
Больше Берген ничего не сказал своей дочери, молча ушел в спальню, оставляя ее в раздумьях. Но Ваноцца будет не она, если позволит каким-то Демонам править миром. Тайком пробралась к библиотеку, где спряталась за одним из высоких шкафов, прислушиваясь, о чем будет рассказывать отец братьям.
- В землях великих гор мы храним одну реликвию рода, которой жаждут завладеть Демоны выжженной земли. Мы должны не дать им начать расползаться в стороны, что не упустить ни одну гадину. Они ловки. Вы должны будете быть предельно внимательны.
- И я поеду! – выкрикнула откуда то Ваноцца, появляясь перед всеми. – И вы не остановите меня отец. Лучше я умру с мечом в руках, чем сгнию в замке, так и не увидев ни что за стенами, ни что такое муж и дети. Вы же боитесь обо мне говорить даже. Я позор ваш, поэтому позвольте мне завоевать ваше доверие и стать гордостью нашего рода.
- Ну что ж, это твое решение. Пусть будет так.
Девушка немного опешила, привыкшая к тому, что ее вечно отгораживают от всяких травм, а тут отец сам дал позволение.

[NIC]Ваноцца Борха[/NIC]
[STA]Живи пока я позволяю тебе[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bms7.jpg[/AVA]
[SGN]Отпускаю тебе все грехи твои....[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-07-04 00:13:59)

+1

3

[NIC]Азазелло[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/KrJnq.png[/AVA]
Раннее утро. Азазелло любил то время, когда рассвет еще не полностью вступил в свои права, а на небе до сих остаются редкие звезды и тонкий лунный серп. Младший сын клана Демонов не спал уже несколько ночей подряд. Но это не заботило его ровно настолько, чтобы он перестал думать о своей своеобразной миссии. Пророчество никогда не лгало, именно ему было поручено найти священную реликвию, чтобы обернуть ее силу на пользу всего нечистого клана. Азазель (так иногда называли его) вытянул руку, в центре ладони его появился крохотный огненный шарик, который разрастался с каждой секундой, становясь все больше, но не обжигал руку своего хозяина, только лишь приятно согревал. Внезапно кто-то положил когтистую длань на его плечо, отчего демон вздрогнул, шарик исчез, поскольку пропала сосредоточенность. Он обернулся - позади стоял его отец, который пришел к младшему из сыновей для того чтобы дать определенное напутствие. Странно, но Азазелло был спокоен, как никогда. Странно в первую очередь для Белиала, поскольку именно его младший сын отличался довольно-таки буйным и задиристым нравом, но после того, как открылось пророчество, Аз внезапно посерьезнел. Он понимал, что на нем лежит великая ответственность и хотел доказать в первую очередь самому себе, чего он стоит. А потом уже всем остальным.
- Отец, - хрипло проговорил Азазелло, глядя в глаза Белиалу, но после отвесил небольшой поклон, отдавая дань своеобразному почету и уважению. - Я готов. Просто смотрел на звезды и думал.
- О своей миссии? ты знаешь, что реликвия довольно хорошо охраняется, но для начала ее нужно найти. Тебе будут мешать инквизиторы, эти подлые твари, которые считают, что одно только слово Божие может уничтожить нас или помешать нам. Ты должен быть предельно внимателен, - Белиал сложил руки на груди и внимательно уставился на сына, который смотрел на него несколько изподлобья.
- Меня хранит моя печать, - демон вскинул руку, чертя в воздухе какой-то символ и делая это настолько быстро, что жесты трансформировались в огненные символы, а поскольку Азазелло был само воплощение огня, то это удавалось ему без особых усилий. Печать не была панацеей или защитой от инквизиторов, но тем не менее у демонов были свои качества и умения, чтобы можно было использовать их во зло. Азазелло не был самоуверенным глупцом, он уже единожды попадался инквизиторам и каким-то чудом умудрился сбежать, одурманив, одурачив пожилого старца. Раненый, обессилевший, но он добрался до своего клана, где еще долго приходил в себя, но опыт тем самым получил просто колоссальный. Однако воспоминания о пытках, которым он был подвергнут, отнюдь не радовали. Как Аз ничего не сказал и не сдал своих, даже для него оставалось чудом. Может быть еще и поэтому он заслужил почет и уважение клана, будучи до этого обычным мелким бунтарем, у которого было на все свое мнение и чихать он хотел на правила и законы. Но чем старше становился, тем больше ума прибавлялось, видимо. Белиал видел, что сын готов, вот только не покидали его смутные сомнения относительно того, что Азазелло падок на земных женщин, любитель морочить им головы, опорочивать души и тела, а уж после смерти забирать их огонек себе, поглощая эту довольно сильную энергию. Не попалась бы на его пути та, которого сможет сбить его с толку...

+1

4

Ваноцца стояла на коленях перед распятием, прося силы и бесстрашия для похода, просила знания, чтобы совладать с собой пред искушением, просила твердой руки и холодного сердца, чтобы не поддаться жалости и рука не дрогнула, просила ясности взора, чтобы смогла отличить ложь и морок. Вокруг нее стояли братья по оружию и вере, готовые выступить на рассвете.
- Каждый из вас достоин носить имя рода Борхе. Ваши сердца наполнены праведным гневом, готовы защитить землю от посягательств темной силы. Но я прошу об одном – вернитесь с честью и живыми.
Ваноцца посмотрела на отца, чувствуя его пронзительный взгляд, предназначенный лишь ей. Сколько печали! Опустив лицо вниз, она не смогла выдержать пытки этими черными глазами. Готова была сорваться и отказаться от своего участья. Но понимала, что ей не суждено выйти замуж, а состариться в стенах родового поместья, увидеть смерть родителей, братьев и их детей было выше ее сил. Положив ладонь на рукоять меча, приняла помазание на благое дело.
У каждого инквизитора была своя роль в этом походе. Отчего зависел и набор защиты, который они берут с собой. В руки Ваноцце легла книга заклинаний, четыре свитка, семь горных алмазов, которыми создается магический круг.
- Дитя мое, - отец поднял девушку, - ты в праве отказаться.
- Нет отец. Я готова. Не принуждайте меня чахнуть в замке, я заклинаю вас. Жалею, что я не родилась мальчиком, вы бы относились ко мне иначе. Но я благодарю вас за предоставленный мне выбор, и позволяете следовать ему.
- Лишь твой меч в рукояти таит святое распятие. Ты умеешь многое из того, что не умеют братья. Мужчине не подвластно то, что смогла открыть в себе ты. Да, я был слепцом, не хотел это признавать. В рукояти ты будешь черпать силу, что не дат тебе уставать в битве, но если ты его потеряешь или его выбьют из твоей руки, то останешься беспомощна. И только заклинаниями ты поможешь помогать братьям своим. Помни ты - человек!
Ваноцца посмотрела на висевший на поясе меч.
- Так вот что я чувствую, когда его касаюсь. Но у меня еще есть знак света, - она провела рукой по воздуху, озаряя собор яркими вспышкам, которые сплетались в единый узор. Но закончить она не могла – знак должен был найти цель, а иначе стены храма просто рухнут. – Успокойте матушку. Я не приду с ней прощаться, боюсь, ее слезы прикуют меня здесь навечно.
Ваноцца всю ночь готовилась, проверяла снаряжение, устраивала вещи на себя так, чтобы был свободный доступ в случае атаки. Меч она приладила на спине, что рука в свободном ходе, могла спокойно вытащить его. Кинжал привязала ремешками в ноге, на одном кожаном ремешке крепя к поясу. Но потом поняла, ей не позволят выехать в брюках, и переместила оружие на пояс. В маленьком мешочке поместила алмазы на груди под пластиной. С книгой было немного сложнее, как и со свитками. Но ментальная магия была как оружие света, и предполагалось, что им она будет пользоваться лишь когда, ее окружат братья, не давая демонам подступиться к читающей Ваноцце. Свита четыре. Чтобы они сработали, нужен костер, который поглотит их. Магия сильная таится в тех рунах, которыми были начертаны заклинания, и их всего четыре….
Рассвет застал ее на улице, стоящей на стене.

Снаряжение Ваноцци

http://funkyimg.com/i/2bnXN.jpg
http://funkyimg.com/i/2bnXQ.jpg
http://funkyimg.com/i/2bnXP.jpg
http://funkyimg.com/i/2bnXR.jpg

[NIC]Ваноцца Борха[/NIC]
[STA]Живи пока я позволяю тебе[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bms7.jpg[/AVA]
[SGN]Отпускаю тебе все грехи твои....[/SGN]

+1

5

[NIC]Азазелло[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/KrJnq.png[/AVA]
Сборы демона длились недолго, да и что ему торопиться особо, когда он знал уже практически все от и до. Знал, что на его пути встанут эти дурацкие защитники добра и света. А ради чего они сражаются? Чтобы истребить всю нечисть на земле? Бред, их жалких сил все равно не хватит, как бы они не старались. Причем их рвение настолько бестолково, что иногда даже становится смешно. Кто-то из инквизиторов во времена серьезных сражений с демонами почти подставлялся под удары и глупо погибал. Зато быстро. Азазелло искренне не понимал, зачем. Чтобы стать героем? Чтобы о тебе слагали легенды? Людская память устроена так, что все равно рано или поздно забудут о каком-то обычном инквизиторе, закрывшим собой верховного, к примеру. Эта бравада ни к чему, и некоторые не умеют думать головой и попросту лезут на рожон. Только отвлекают. Хотя с такими демоны расправлялись быстро. Они толком не знали заклинаний, сражались так себе, а что против нечистых обычный бой и обычное оружие? Ровным счетом ничего не значит. Даже если ранить демона простым мечом, толка не будет. К примеру, Азазелло довольно-таки неплохо пользовался только лишь своим острым хвостом, удар которого мог пробить практически любую незащищенную броню. А как он спалил одного инквизитора, когда тот неосторожно повернулся к нему спиной? Как же тогда он орал, и запах паленой плоти ощущался на многие мили вокруг... Много было великих сражений, где с обеих сторон состоялись и своеобразные герои и те, кто позорно бежал. Какие-то битвы заканчивались победой клана Демонов или же инквизиторов, где-то была ничья. Но не стоит только жить прошлым, настоящее требует новых подвигов инквизиции, и нового коварства демонов.
- Ты о чем-то задумался, Азазель? - Белиал окликнул внезапно замолчавшего демона, который слегка вздрогнул и поднял на него взгляд. После только лишь головой мотнул в отрицательном жесте. В свой поход демону не нужно было собираться и тащить какой-то багаж, какой обычно носили с собой инквизиторы. Свитки с древними заклинаниями, могущими остановить того или иного демона, священное оружие или святую воду. Вот только чтобы свитки подействовали и заклинание обрело полную силу, надобно было успеть его дочитать. Иногда инквизиторы не успевали и...попросту погибали. В этом было еще одно преимущество того же Азазелло, он умел очень быстро двигаться и перемещаться из одного места в другое. Почти что в мгновение ока. Поэтому их противники и лезли на рожон, чтобы хоть как-то отвлечь нападающих и дать возможность дочитать заклятие.
- Просто думаю, сколько инквизиторов встанет на моем пути, дабы не дать мне возможность украсть священную реликвию. Ты говорил, отец, что было пророчество о том, что младший сын клана Демонов сможет ее похитить. Но для этого будет единственный шанс, который мне нельзя упустить. Иначе я возненавижу сам себя, если останусь в живых. Потому что не факт, что пророчество сбудется, но я постараюсь сделать для этого все возможное, - глаза нечистого вспыхнули пламенем, он слегка поклонилс Белиалу, после чего отец и сын обменялись взглядами, и верховный демон пропал, будто бы его и не было. Вот такое своеобразное одобрение было получено, но тем не менее Азазелло прекрасно знал, что его ожидает в случае провала. И смерть покажется чересчур легким наказанием по сравнению с тем, что с ним могут сделать свои же...

Отредактировано Balthazar di Stefano (2016-05-08 01:02:08)

+1

6

Ветер развивал еще не собранные в тугую косу густые волосы девушки. Ваноцца стояла на самой верхней стене, что окружала замок со всех сторон, пальцами касаясь выступов, всматриваясь в даль. Что ее ждет впереди? Справится ли их отряд со своей задачей? Мысли потянулись к матери, единственному человеку, которого она любила сильнее жизни. Но даже это не могло остановить ее порыва, выступить в  поход. Одиночество гнало девушку прочь из дома, из города. Она готова, как никогда. Ее обучением занимались лучшие люди отца. Ваноцца владела мечом как своей рукой. Под нее выковали оружие, наложили на него заклинание, что рунами выступили по лезвию клинка, в ручку вставили берилл, символ ее дома.
Во дворе послышалось ржание лошадей. Кто-то выкрикнул ее имя, и девушка сорвалась вниз по ступеням, выбегая на двор. Отец снаряжал ее лошадь, дядя проверял подковы. В дверях показалась ее мать, что заставило Ваноццу едва не застонать. Но в глазах женщины она прочитала правильность своего решения. Медленными шагами, девушка приблизилась к ней, склоняя голову.
- Ты моя дочь. Ты отрада моего сердца. Я заклинаю тебя – вернись. Ко мне. В мои объятия, вопреки смерти.
- Я не могу обещать этого, но я буду стараться.
Ее волосы нежно сплели  тугую косу, переплетая шелковой лентой бледно зеленого цвета. На плечи надели плащ, аккуратно застегивая на груди брошью. Все было в полном молчании, которое развеивало лишь ржание лошадей. Попрощавшись с родителями, Ваноцца ловко взлетела в седло, произнесла молитву путника. Со скрипом отворились тяжелые ворота, и процессия покинула пределы замка.
Во главе небольшого отряда ехал старший брат девушки, держа штандарт флага дома Борхе – скрещенные шпаги, над которыми был изображен белый голубь, как символ чистоты. Они перешли небольшой холм.
- К востоку будет хребет Солнца, там у подножия будет небольшой трактир. Переночуем, а на утро двинемся дальше к северу.
Один из братьев спросил:
- Ночевать? Мы только выехали, и можем преодолеть более большее расстояние. Зачем разбрасываться временем на сон?
- До хребта сутки пути. Загонять лошадей мы не будем. Они обучены под нас и менять их означает смерть. Каждого из нас. Так что легким галопом мы доберемся к ночи.
Все согласно кивнули. Ваноцца далеко не ездила на лошади, и к вееру совершенно не могла понять – у нее ноги есть или нет. Все затекло, и она могла в любой момент свалиться с седла. Помогала магия оздоровления, руной которого девушка осеняла себя. Но она от этого слабела.
- Устала? – Бред оказался рядом, взяв ее за руку.
- Я не стану вам обузой. Поэтому  отвечу – нет. Все в порядке. Я привыкну. Но вот слезть с лошади не откажусь.
- Потерпи еще чуть. Надеюсь там нас не ожидает сюрприз. И наш поход остался в секрете.
- Ты думаешь, что демоны тоже отправили отряд, только с другой целью?
- Не исключаю. Ты просто будь готова.
Вечер наступил неожиданно, будто солнце выключили. На дворе подле маленького трактира они спешились. Как же было больно стоять на ногах, но Ваноцца не подала и виду, быстро заходя внутрь. В их мире путешествующая девушка это редкость, даже скорее очень большая редкость. А тут она среди одиннадцати рослых парней. По ним не трудно догадаться, что они родственники.

[NIC]Ваноцца Борха[/NIC]
[STA]Живи пока я позволяю тебе[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bms7.jpg[/AVA]
[SGN]Отпускаю тебе все грехи твои....[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-06-07 15:00:03)

+1

7

[NIC]Азазелло[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/KrJnq.png[/AVA]
Еще одним своеобразным плюсом в задании Азазеля было то, что в любой момент он мог призвать на помощь своих собратьев. Не криком, а просто отправить ментальный зов. Но демон не очень любил действовать в толпе, как ни крути. Хотя тоже понимал, что в какой-то мере один в поле не воин. Однако же, несмотря ни на что, не стоило лишний раз привлекать к себе внимание, поэтому демоны всегда принимали обличье человека, находясь в мире людей. И демон знал, что на его пути встретится не один инквизитор. Обычно они сами ходили группами, вот только в последних стычках попадались такие экземпляры, что даже сражение с ними становилось до боли скучно. А еще бывало так, что среди инквизиторов довольно редко, но появлялись женщины. Как правило, это были невинные девушки, которым и доверялось читать заклинания, которые в таком случае обладали огромной силой. Поэтому падшие твари и стремились в первую очередь избавить от них. Избавиться можно было двумя способами: убить или обесчестить. Кто-то предпочитал первый вариант, довольно быстрый и более действенный, а кто-то, наподобие Азазелло, еще любил поразвлекаться со своими жертвами и только потом убить их. А вообще женщины были гораздо более опасны, нежели мужчины, потому что их хитрость и коварство не шли ни в какое сравнение с мужскими. Несколько десятилетий назад Азазелло и сам чуть не попался инквизиторам, поскольку ему подсунули одну девушку, которая после оказалась вовсе не девушкой в том самом смысле девственности, а сам демон еще чуть-чуть и был бы пойман этими дурацкими служителями Богу. Умудрился сбежать, правда, пусть позорно, но тем не менее он остался жив и вступал в контакт с людьми женского рода только в крайнем случае. Как правило, такие контакты заканчивались для последних смертельно, после того, как падший вдоволь наигрался с ними.
Собственно, Азазелло знал, что за ним в любом случае будут незримо наблюдать, поскольку его миссия отличается от остальных в первую очередь своей важностью и опасностью, поэтому в какой-то мере мог не беспокоиться, что останется без поддержки своих адских собратьев. В любом случае в самом начале инквизиторы нападать не будут, ведь они точно также, как и демоны соблюдали конспирацию, поэтому изначально ни темные твари, ни инквизиторы не могли отличить друг друга от обычных людей. Но слухами, как известно, земля полнится, поэтому Азазелло решил точно также принять облик человека и направиться в ближайший трактир, чтобы послушать, о чем говорят люди, слиться с толпой и тем самым по возможности узнать важную информацию, которая предназначалась не для всех. Путь до трактира был не близкий, но разве проблема это для падшего, умеющего в мгновение ока оказаться там, где пожелает. Поэтому, приняв внешний вид обычного человека, эдакого странника, Азазелло материлизовался неподалеку от трактира, сидя верхом на вороном конец. Типа только что прибыл и очень устал с дороги. Один из работников трактира вышел на улицу, чтобы отвести коня в стойло, и демон с интересом понаблюдал, как адская тварь пытается тяпнуть зубами своего проводника.
- Я не успел сказать, конь кусается, - усмехнулся демон и зашел в помещение. находя для себя свободный столик, за которым уже кто-то дрых, а поэтому был схвачен за шкирку и отправлен куда-тов  угол досыпать остаток ночи. Аз уселся на стул, рядом с ним оказалась дородная женщина, которая плотоядно на него посмотрела и вопросила, что желает гость. Гость же пожелал горячительное и что-то мясное, желательно с кровью...

+1

8

Ваноцца переступила порог, в нерешительности замирая. Аромат жареного мяса буквально взывал к ее голодному животу, что она слегка покачнулась, пьянея от запаха. Пока Ингвар, ее старший, родной брат, и он же глава отряда, не убедиться, что все спокойно, ей не присесть. Минуты растянулись, а Ваноцца сверлила взглядом тарелку, которую трактирщик нес кому-то за дальним столом. Запахнув плащ, девушка прошла к тому месту, что указал брат, и села к стене спиной. Усталость от поездки только усиливалась. Девушка посмотрела на братьев, пытаясь понять ком у нужна ее помощь. Младший Юнгвальд положил голову на руки, что-то бормотал.
- Что с тобой? – она коснулась его макушки рукой, стараясь не выдать себя с головой, так как без внимания их процессия не осталась.
- Есть хочу.
- Ты как дитя малое. Все хотят! – прошептал Юрген, вероятно наступая под столом на ногу брату. – Сейчас все будет, прекрати.
- Что прекратить? Хотеть есть или что?
Ваноцца знала, что так будет. Эти двое всегда готовы были порвать друг друга. И никто не мог понять такого меж ними отношения. Парней злило, что их заставляли работать в паре, и доказать им, что они чувствуют друг друга как никто из братьев, было трудно. Девушка выставила руку, прижав ладонь к губам Юргена, призывая замолчать, аккуратно сделала над головой младшего знак, снимающий усталость, чувствуя как сама теряет себя, провела пальцами по лицу того, чьего лика касалась, успокаивая. Откуда в ней это все, отец не мог понять. А бабка, его мать, крестилась, называя девочку бесовским отродьем. И лишь когда, ее дядя, старший из рода Борхе, прочел семейную книгу, нашел там сведения, что в роду родится девочка, наделенная силой, светлой и чистой. И может поэтому, ее рождение не воспринимали как провинность родителей, хотя не все. Эта тайна была открыта только ее матери и отцу.
Перед ними поставили кувшины с вином и тарелки с хлебом. Она потянулась было к напитку, чтобы наполнить свой бокал, как поучила по руке.
- Поешь сначала, иначе ты не сможешь сидеть в седле ровно. Будешь пьяная.
Она вонзила свои зубки в ломоть хлеба, зло, посмотрев на брата, откинулась к стене. Какое это наслаждение, чувствовать во рту еду. Ваноцца тут же встрепенулась от таких мыслей, мысленно попросила прощение у Бога, но все равно с жадностью запихивала в рот каждую крошку, стараясь не уронить.
- Никому не кажется, что здесь неестественно жарко? – она потянулась к завязкам плаща. Жар шел из дальнего угла, будто там сидел человек-костер.
- Не развязывай. Сиди спокойно. Поедим и поедем. Дернуло связаться с детьми, - Ингвар взмахом руки поторопил трактирщика.
Ваноцца вытерла лоб, подула на себя. Это было странно. На улице господствовал холод, в помещении огонь от камина не мог согреть сырые камни, что прохлада так и забиралась под одежду, заставляя сидевших посетителей кутаться, не смотря на количество выпитого, а ей хотелось раздеться. Неестественный жар не давал ей дышать, и сказать когда это началось с ней, девушка не могла. Появившееся перед ней в миске мясо перестало интересовать. Ваноцца медленно водила взглядом по посетителям, пытаясь понять, кого-то еще беспокоит это или она просто она просто больна. Ее пихнули в бок, заставляя отвлечься и посмотреть на еду. Она медленно покачала головой. Все за столом сидели угрюмые, стараясь быстро перекусить и выйти из этой каменной клетки. Она перехватила бокал вина и осушила его залпом, что брат не успел убрать руку. Прохладная жидкость лишь ударила в голову, не принося никакого облегчения.
- Ешь, иначе запихивать буду!
Ваноцца уткнулась носом в тарелку, перебирая куски мяса пальцами.

[NIC]Ваноцца Борха[/NIC]
[STA]Живи пока я позволяю тебе[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bms7.jpg[/AVA]
[SGN]Отпускаю тебе все грехи твои....[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-07-04 01:03:45)

+1

9

[NIC]Азазелло[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/KrJnq.png[/AVA]
Азазелло сидел тише воды, ниже трав и внимательно разглядывал всех присутствующих в трактире. Но никто не заинтересовал его, все это были обычные люди. Ничего примечательного. Искоса он поглядывал на супругу трактирщика, которая работала здесь же и разносила гостям еду и выпивку. Вполне себе симпатичная девушка, а замужем за таким чучелом. И вправду - смотрелись они несколько странно. Девушка с густыми черными волосами, заплетенными в тугую косу, худенькая, практически миниатюрная с весьма неплохой фигуркой. И он - невысокого роста, толстый, в три обхвата, с круглым лицом и маленькими глазками. Азазелло же он напомнил уродливого хряка. Причем трактирщик успевал поглядывать не только на свою жену, но и на других женщин, которые обслуживали посетителей. Вот только если его жена выглядела лучше всех женщин здесь вместе взятых, но вот другие смотрелись будто бы только из борделя. Демону не нравились такие, и он был уверен, что больше половины подрабатывают еще и собственным телом. Но он даже с пьяных глаз на такое не позарился, о гостям, к тому же пьяным, судя по всему, уже было все равно. Находиться здесь падшему было довольно неприятно, но выбора не было, приходилось принимать человеческое обличье и уметь слушать и слышать, о чем говорят местные. А сколько баек про самих демонов было придумано, словами не передать. Вот и сейчас Азазелло вслушался в разговор двух мужчин, которые оба уже были под шафе, и один из них увлеченно рассказывал другому о том, что недавно видел демона собственными глазами. А потом он исчез. Аз усмехнулся, наверное, у бедняги-алкоголика были галлюцинации после того, как он довольно прилично употребил спиртного, вот ему и почудился демон или еще что-то там.
- Ваш заказ! - от размышлений его отвлекла та самая женщина, которая наконец-то принесла темному еду, водрузила на стол кувшин с вином, поставила рядом кружку и большую тарелку аппетитно пахнущего мяса. С кровью, как и было заказано. Демоны не брезговали человеческой пищей; если уж косили под местных, то значит и питаться должны были также, как и все. Вот только со сном было гораздо легче, падшие могли вовсе не спать. - Может быть еще что-то? - поинтересовалась "красавица" и наклонилась так, что ее пышный бюст чуть не вывалился из корсета, который, собственно, мало что поддерживал. Сей момент на Азазелло не произвел ровным счетом никакого впечатления, потому что выражение его лица оставалось равнодушно-спокойным. Он только покачал головой молча, придвинул к себе тарелку и кувшин, принимаясь за еду. Женщина же пожала плечами и удалилась, бурча себе под нос, что пошли какие-то мужчины, которые не только на красивых дам не смотрят, но, небось, и в постели ни на что не способны. Быстрый взгляд черных глаз демона и легкий щелчок пальцев, и та самая женщина споткнулась обо что-то и вылила целый кувшин вина на одного из гостей. Умыла с ног до головы, так сказать. Тут же подскочил трактирщик, начали извиняться, а в трактир между тем ввалилась целая толпа. Откусив кусок мяса, Аз уставился на вновь прибывших. Много-много мужчин и среди них только одна девушка. Странно. И выглядит она практически также, как они, и парни зыркают по сторонам, видимо, защищая ту, что с ними. А вот это уже более интересно, чем разглядывать остальных. Вся толпа уселась за столик в противоположном углу, еще не зная, что за ними наблюдают чужие глаза. Они сделали заказ, а демон, пригубив вино, уставился на девушку. Не каждый день такое встретишь. Она не была похожа на знатную особу, которой требовалась бы охрана, да и знатные особы не шастают по подобным местам в такое время суток. Занятно. Азазелло не отводил взгляд от незнакомки, причем она почему-то выдохнула, сказала своим сопровождающим о том, что в трактире жарко и стала сама разглядывать посетителей, не замечая и самого демона. Интересно, другие не ощущают ничего подобного, а вот она чувствует. Надо бы приглядеться...

+1

10

Ей казалось, что даже глиняная тарелка плавится под куском мяса. Это было невыносимо. Ее буквально пожирало изнутри адское тепло, разливающееся по венам, готовое сквозь кожу воспламени ее костюм. Лоб порылся испариной, что капли пота, упали в тарелку, растекаясь по кромке глиняного сосуда и присаливая кусок мяса. Склонная, за высокими братьями, Ваноцца не могла видеть всей публики, что сейчас заполняя трактир, но это что-то было рядом. Девушка была уверена в том, что творящееся с ней было вызвано не враз развившейся простуды. Не могу больше! Откинувшись на стену спиной, она потянула воротник своего камзола.
- Что с тобой? – старший брат, который сидел напротив нахмурился, - Ваноцца.
- Я не знаю. Но почему вы ничего не чувствуете. Здесь же жарко, - она медленно моргала, слизывая выступившие на верхней губе капельки пота. Девушка стала раздирать на себе ткань, пытаясь раскрыть хоть немного грудь, дать себе вздохнуть полнотой всего тела. Но ее руки сжали по бокам, заставляя прикрыть глаза. К губам прикоснулись кувшином, и Ваноцца жадно стала пить холодную, практически ледяную воду. Облечение и было, но не сильным. Проведя незаметным простому обывателю движением руки по лицу, девушка почувствовала в самой себе сопротивление, с которым морок «отказывался» покидать ее тело. – Здесь кто-то есть, - прошептала, вновь ознаменовала себя знаком, приносящим выздоровление от магического недуга. Ее будто толкнули изнутри, что она оторвалась от стены и больно ударилась грудью о стол. – Я говорю вам, здесь кто-то есть.
Братья обернулись. А Ваноццу переполняло чувство злости, с которым ее тело отторгало морок, изгоняя тьму из разума. Девушка вцепилась в стол пальцами. Стоящие мужчины огородили ее от всех, что позволило воспользоваться рунными камнями, раскладывая те в виде знака божества, отвечающего за здоровье. Ваноцца прислонилась в камням лбом.

«Святой дух, спаси деву от соблазна, изгони адский огонь из ее разума, оставь разум холодным, дабы могла она быть мечом в твоей руке, неся смерть адским тварям, очищая мир от зла».

Вино  в одном из кувшинов вспыхнуло синим пламенем, вырывающимся из горла сосуда.
- Что это? – испуганно сказал один из ее братьев, увидевший, что сестра совсем плоха, раз легла на стол.
«Забери с собой, остаток огня. Пусть оно переместится к хозяину, - мысленно читая молитву, Ваноцца выталкивала горевшее вино за пределы круга братьев, что оно поползло по каменному полу трактира, извиваясь как змея к своему хозяину. – Коснись сапога, дай ответ, укажи на твоего властелина». Она поднялась, не отрывая взгляда, всматривалась в ползущее вино, что огненным ручейком распугивало посетителей. Трактирщик пытался что-то крикнуть, но тут же замолчал, понимая, кто это остановился в его заведении.
Откуда девушка могла знать как поступать, что говорить и к кому обращаться. Все шло изнутри. Она будто знала то раньше, но просто забыла. Выехав за пределы замка, ее словно раскрыло, с каждым ударом копыта ее лошади, принося память былых лет. Мать говорил, что существовало какое-то пророчество про девушку, рожденную в их семье. Но какой матери захочется, чтобы ее ребенок стал избранной мишенью для темных сил.
[NIC]Ваноцца Борха[/NIC]
[STA]Живи пока я позволяю тебе[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bms7.jpg[/AVA]
[SGN]Отпускаю тебе все грехи твои....[/SGN]

Отредактировано Sheyena Montanelli (2016-07-04 01:04:01)

+1

11

[NIC]Азазелло[/NIC][AVA]http://se.uploads.ru/KrJnq.png[/AVA]
Азазелло медленно пил вино, практически не ощущая его вкуса. Да, демоны могли обходиться преспокойно без воды и еды, именно пригодной для употребления людьми, но сейчас ему не стоило выделяться из толпы, и он обязан был выглядеть точно также, как и остальные. да, сейчас он пользовался магией, но она была настолько слабой и действовала на неподготовленных людишек так быстро, что, казалось, можно было все делать лишь силой мысли. Это было так скучно и обыденно, что демон чуть ли не зевал.Он тяжело вздохнул и снова повернул голову в сторону девушки, находящейся в окружении нескольких мужчин. Среди ни нет ее супруга, чувствуется более сильное родство, значит это были или кровные родственники или очень близкие ей по духу люди. Азазелло нахмурился, в кои-то веки девушка путешествует одна вместе с толпой мужиков. Это весьма странно. Они либо охраняют ее, либо здесь еще что-то, чего демон пока не понял. Стоит ли тратить свое время и присматриваться к ней? Определенно стоит, но делать это нужно таким образом, чтобы никто из них не заподозрил молчаливой слежки. Потому что инквизиторы, как правило, шныряют ту и там, в особенности, во времена особой активности демонов, поэтому следовало держать ухо востро. А ощущать себя мишенью или загнанной жертвой Азазелло совершенно не хотелось.
Но дальше стало происходить что-то странное. Неизвестной девушке стало совсем жарко, судя по всему, и окружающие ее мужчины резко встали, словно загораживая ее от любопытных глаз. Демон нахмурился, допивая остатки принесенного вина в несколько больших глотков и застыл. Разве что только лишь дышал, а так напоминал почти что мраморное изваяние. Он, казалось, совсем слился с тенью, в которой сидел, потому что его столик не освещали даже светильники, масло в которых начало шипеть. И тут он почувствовал. То ли молитву, то ли магнию, и исходила она именно от того круга, где была девушка. Черт побери, неужели инквизиторы? И так явно Азазелло их почуял, что стоило бы по-хорошему убраться отсюда, но если он пойдет на выход сейчас, то привлечет к себе ненужное внимание. А это значит, что нужно сосредоточиться и перевести взгляд проклятых инквизиторов на кого-то другого. нужно срочно найти жертвы.
Азазелло обернулся, неподалеку сидела рыжеволосая девушка, беседовавшая со своим спутником, но также замолчавшая, как и все вокруг, и, словно зачарованная, уставилась на то, как вино, извиваясь, выплеснулось из кувшина и теперь ползет по полу. Ага, это не есть хорошо. Надо срочно что-то делать, иначе если поймут, кто есть он, придется сражаться, и еще не факт, что победа будет за ним при всех его способностях. У демона не было времени для того, чтобы понять, от кого из присутствующих ждать подвоха, поэтому он закрыл глаза, выставив вперед руку и начиная шептать что-то на неизвестном языке, который по звукам напоминал шипение разъяренной змеи. И вино, ползущее по полу, изменило направление в сторону рыжей. Мужчины неотрывно следили за внезапным чудом, однако же были сосредоточены. демону же следовало попросту отвлечь инквизиторов, чтобы по-тихому слинять из заведения. Рыжая же в ужасе наблюдала за тем, как струйка коснулась ее туфли и растворилась, впитавшись в деревянный пол. Демон тяжело дышал, данное заклинание перебить было довольно сложно, но ему и не требовалось большего, следовало только отвести глаза. Но и это потребовало большой затраты силы, хотя, казалось бы, демоны отводят глаза с видимой легкостью. Значит во всем виновата та девчонка. Ее нужно уничтожить, но сначала уничтожить ее спутников. По одному. Чтобы не мешались.

0

12

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Остановить Его ценой жизни, или Жизнь станет смыслом Его существования