Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Дай мне забыть тебя


Дай мне забыть тебя

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Diane Nielsen & Wade Murdock
Часто, после серьезных проблем в своей жизни, мы отдаляемся от людей и пытаемся справиться со своей проблемой сами. Кто-то принимает это, а что делать, если кто-то просто не может тебя оставить, просто не дает о себе забыть?

http://sh.uploads.ru/Wck1K.gif

+1

2

Еще недавно я думала о том, что мой муж погиб. Потом переживала по поводу его воскрешения из мертвых, а теперь... Теперь я радовалась, что он исчез из моей жизни, со своим вечным враньем и надеюсь, что навсегда. Я не хотела его видеть, не хотела разговаривать, вообще от него ничего не хотела. Его вечные требования, грубость и желания, которые очень редко совпадали с моими. А что я? Я всегда была для него маленькой, наивной, неприхотливой девочкой, которая явно не понимала ничего в своей жизни. Со временем люди меняются, а я не исключение. Вообще я ему благодарна. Если бы ни он, со своей лживой смертью, то я и осталась той, кем была тогда: серой мышкой, которая боится пикнуть лишний раз.
В моей жизни все слаживалось так, как нужно. По крайней мере в этот момент моей жизни мне так казалось. У меня было все, что мне было нужно: любимая работа, любимые друзья и...наверное, любимый сосед. Здесь было все сложно: начиная с нашего нелепого знакомства и продолжая сегодняшним днем. Я не понимала, что со мной происходит, не знала, что происходит с ним. Я не знала, что вообще мне делать с этой непонятной соседской дружбой.
Я часто погибаю в своих собственных мыслях, теряя связь с окружающим миром. Если быть точнее, то я выпадаю из реальности. Забываю все на свете: где я, что сейчас делаю и тому подобное. Так было и сейчас. Сейчас, в сегодняшний злосчастный для меня день. Почему я ушла с работы раньше? Почему не пошла сразу домой? Почему опять задумалась? Наверное, я просто дура.
В этот день я шла с работы, с картиной, которую должна была взять на доработку и как обычно летала в свои мыслях. Если посмотреть на меня со стороны, я была похожа на зомби, а может робота. Я шла машинально, совершенно не глядя на дорогу. Там прямо, там сверну, а в голове целая жизнь в хаосе проскакивает. Я не заметила, просто не заметила, как выскочила на проезжую часть. Визг колес, как при резком торможение, а потом лишь удар и я теряю сознание...
***
Я ничего не чувствую. Ничего не понимаю. Я находилась в таком непонятным состоянии, когда вроде бы все слышишь, но не можешь ничего сделать. Совсем ничего. Я не могла открыть глаза, пошевелить рукой, губами. Мне хочется что-то сказать, выкрикнуть, но я не могу. Не получается. Мое тело мне неподвластно и  я ничего не могу с этим сделать. Я как под куполом, с которого не могу выбраться не могу пробиться. Я не понимаю где я и что со мной, а это было самым мучительным.
Такое происходило несколько раз. Иногда я просто проваливалась в сон, в тишину и не слышала ничего, ни единого шороха. Иногда даже пыталась различать голоса, хотя все это было слишком сложно. Они были такими знакомыми и находились так близко... Я со всех сил старалась хотя бы открыть глаза, но нет. Нет. Нет! НЕТ! Я снова проваливалась в сон не в силах бороться дальше.
Иногда мне казалось, что я слышала его. Слышала Уэйда. Или... Или я просто хотела его услышать. Хотела услышать его голос где-то рядом. Но я не была уверена. Я не была уверена ни в чем. Мне лишь хотелось побыстрее проснуться.
***
Я не знаю сколько времени я была без сознания. Несколько часов, день, неделю. Я даже не представляю. Я так же не знаю, что со мной случилось. Я слегка пошевелила пальцами, а приложила столько усилий, как будто бы поднимала ящики с гирями. Было очень сложно. Было сложно открыть глаза. Ощущение как будто бы меня переехало поездом, ей богу. Голова раскалывалась на кусочки, что не хотя я сощурилась от боли. Я опять закрываю глаза. В горле пересохло, но я хрипло произношу:
- Где я? - у меня было много вопросов, которые мне хотелось задать. Много недосказанностей, но мне с таким трудом давались слова, что я не знала, что делать дальше. Я даже не знала есть ли кто-нибудь в этой комнате.

+1

3

Раньше я не ценил вещи, время, людей... Пофигистически относился ко всему, что меня окружает. Есть - хорошо, нет - обойдусь, и плевать, не стоит заморачиваться по пустякам. Если человек уходил из моей жизни, то я не предавал этому никакого значения, потому что думал, что если кому-то быть рядом со мной, то он\она обязательно будет. Но это оказалось полнейшей ложью. Чуть позже мне стало понятно, что для того, чтобы сохранить отношения обязательно нужно их поддерживать. А чтобы они развивались - их нужно строить, просто так ничего не случается. И понял я эту истину только тогда, когда познакомился с Дайаной. Она для меня стала спасительным глотком свежего воздуха. Вместе с ней я совсем по-другому посмотрел на мир. И пусть мы оба были несчастны, пускай оба страдали от прошлого, но вместе смогли всё это оставить и пойти по другому пути, который привёл нас... Пока не привёл, но мы идём, и не собираемся отступать.
Я узнал, что она уже была замужем, но меня это никак не отвратило, потому что я тоже когда-то совершил такую ошибку. Правда, моя жена не умирала, и это хорошо. С меня хватает тех трупов, которые таскает Клайд, а их было на моем веку слишком уже много. Оказывается, что даже у самых невинных, на первый взгляд, людей есть свои скелеты в шкафу. И один страшнее другого, наверное, правильно, что об этом чаще всего умалчивается. Наверное, я с этого момента и перестал искать какую-то свою справедливость, потому что не смог бы выдержать всей той боли, которую в себе носят люди. Её слишком много, и она цепляет до глубины души.
Рядом с Дайаной я становился более выносливым: перестал дерзить по поводу и без. Раньше же я жил с Клайдом, которого постоянно приходилось окорачивать, ибо по-другому он не понимал. А Нильсен была совсем другой, с ней нельзя было так поступать. Я стал более внимательным и нежным. Надеюсь, что продолжу меняться в лучшую сторону.

Но, ясное дело, что в каждой сказке должен быть какой-то напряженный момент, когда герои воют с кем-нибудь. В тот день я был на работе, ожидая вечера, когда смогу вернуться к ней. Да, наконец-то, мне хотелось вернуться домой, и я больше не боялся того, что мне принесёт Клайд. Я стал более свободным человеком, но всё-таки потерял эту свою способность - цепляться за реальность. Я стал фантазёром, за что и расплатился.
Телефон зазвонил неожиданно, я улыбнулся, когда увидел, что меня хочет услышать Дайана. Но когда я взял трубку, то грубый мужской голос по ту сторону сказал мне адрес больницы, где сейчас находилась Нильсен. Я не растерялся, потому что прошёл эту военную школу с братом. Если он попадал в какую-нибудь задницу, то я все реакции организма откладывал в дальний ящик и мчался к нему. Сейчас я поступил точно также: бросил всё, но предупредил об уходе, и рванул в больницу. Сердце бешено билось в груди, мысли путались в голове, но я старался держать себя в руках. Ведь именно такой я сейчас нужен был ей.
Вскрылось, что девушку сбила машина. Она в тяжелом состоянии, но жить будет. Я упал в кресло рядом с её койкой, смиренно ожидая, когда же Нильсен откроет глаза. Даже задремал от перенапряжения. Но резко подскочил, когда услышал её голос.
- Х-е-е-ей, - протянул я, подтягиваясь поближе, и беря её за руку. Пальцы у Дайаны холодные и очень слабые. Я сжимаю её ладошку в своих руках, подношу к губам и целую каждый пальчик. Почему-то не подумал, что это может быть больно.
- Ты сейчас в больнице, тебя сбила машина, - с братом я позабыл о сентиментальности. Ему всегда нужна была точная информация, без лишних красок, чтобы он смог соориентироваться, как действовать дальше. Да и зачем врать? Если так всё и есть на самом деле. - Ты только не переживай, о тебе здесь позаботятся. И не напрягайся... Не думай сейчас ни о чём, я рядом, - погладил её по руке, как бы предотвращая дикую реакцию страха и тревоги по поводу моих слов. Но всё-таки я был уверен в том, что лучше сказать правду, чем затем оправдываться. Ведь правда всё равно всплывёт.

+1

4

Жизнь до такой степени непредсказуема, что очень сложно представить, что она может преподнести в тот или иной момент твоей жизни. Возможно, это будет нечто приятно, радостное и веселое, а наверняка как сейчас - трагичное. Со мной сейчас было именно так. Могла ли я когда-нибудь подумать, что окажусь в больнице, попаду под машину и прочая лабуда? Нет, я хоть и неряшливый человек, но подобного исхода никогда не ждала.
Было слишком сложно. Мне было сложно просто открыть глаза или так только казалось... Чтобы я не сделала я видела лишь темноту, чувствовала как раскалывается моя голова, но было в этом моменте нечто приятное: он был здесь. Уэйд был здесь, сидел рядом со мной и пытался успокоить.
- Уэйд, тихо произношу я и продолжаю: - Машина... Я ничего не помню, - еле слышно говорю я и предпринимаю попытку подняться. Это дается мне сложно. Я лишь приподнимаю голову и ложу обратно. У меня нет сил на это, просто нет. Я лишь чувствую тяжесть, некое головокружение. Все становится на свои места и теперь мне понятно то чувство, как будто бы тебя самосвал переехал. Меня и вправду сбила машина. Я всегда была "слишком везучей".
Я не знала, что мне спросить еще. В моей голове было так много недосказанностей и вопросов, что я запуталась в собственных мыслях. Тем более после аварии мой мозг отказывался работать так, как нужно, а заметно притормаживал. Мне было слишком сложно сосредоточиться. Мое сердце напрашивалось выпрыгнуть наружу, а у меня и вправду начиналась некая паника, страх, который я пыталась скрыть внутри себя, но не знала насколько хорошо это получалось.
Я предприняла еще несколько попыток что-нибудь увидеть, но начала понимать, что не вижу. Абсолютно ничего не вижу. Тут я и осознала, что то, что было до этого момента нельзя назвать паникой. Паника началась сейчас.
- Уэйд... - медленно начала я, хотя мне хотелось кричать. Я поднимаю руку, пытаясь найти его в этой темноте, нащупать черты такого любимого лица и попытаться успокоиться. Это как некий квест, который я вот-вот могла провалить. - Уэйд, я ничего не вижу. Я ничего не вижу!
Я сама не успела понять в какой момент с моих глаз полились слезы. Мне никогда не было так страшно. Мне казалось, что даже в тот момент, когда я узнала о смерти Оуэна мне было не так страшно как сейчас. Я боялась. Боялась никогда не увидеть родителей, не увидеть своих друзей, Лекс. Если я и вправду не смогу видеть, то я не смогу больше рисовать. Не смогу заниматься любимым делом, а это тоже для меня было некой трагедией. Я не смогу работать. А еще... Я никогда не увижу того, кто пытается меня успокоить. не увижу улыбку на его лице, а стану просто обузой для всех. Но сейчас я думала об этом меньше всего. Сейчас, в момент паники, я боялась остаться здесь одна.
Я нащупываю его руку и сжимаю так крепко, как позволяют силы. По моим щекам все еще катятся горячие струйки слез, а я в страхе смотрю в пустоту.
- Уэйд, мне страшно. Пожалуйста, не уходи. Не бросай меня. - мой голос звучал все громче и громче, с шепота перешел на крик, а потом я снова затихла. Я не знала, что мне делать дальше. Я не умела ориентироваться в темноте, поэтому теперь мне было страшно даже пошевелиться. Я просто не представляла, что будет со мной дальше.

+2

5

Да, она напугана. Она в шоке. Потому что Дайана - это не Клайд, который, кажется, даже новость о своей смерти может спокойно пережить. Но я не мог ей наврать, потому что именно с ней я учился быть другим человеком. Говорить всё прямо, не паясничать, не жестить, отворачивая тем самым от себя близких людей. А здесь была такая щекотливая ситуация, что я чувствовал себя жутко. Неуютно, хотелось сбежать далеко и надолго, всё бросить так, как оно есть. Бросить, и не возвращаться. Потому что это больше меня, я не справлюсь. Раньше я думал, что такой весь из себя крутой, но на самом деле не так. Это Клайд сильный и мужественный, а я его шестёрка. Как был слабаком, так им и остался. И всегда буду таким.
Я чувствовал, как слёзы набегают на глаза. Очень щипет, я смаргиваю, не даю себе возможности даже прослезиться. Я никогда не плачу, даже в самые страшные моменты своей жизни. А что сейчас происходит? Я боялся потерять Нильсен, потому что она стала для меня тем человеком, ради которого можно меняться. Ради брата можно жить, а ради неё - становится другим человеком. Именно поэтому я примчался сюда сразу, как только узнал про аварию. И сейчас я себя титаническими усилиями заставлял сидеть на жопе ровно, только бы не сорваться, не убежать. Ведь я всегда убегаю.
Потому что мне страшно. Если что-то случается с Клайдом, то я знаю, что он справится. А Дайана? Я не знаю... она совсем другая. И я вижу, как она страдает. Но, с другой стороны, мне нужно понять, что произошло. Врачи ничего толком не сказали, и я знаю, что это значит. Скорее всего, травма сильная, будет много последствий. Я вздохнул, когда девушка начала кричать, и крепко сжал её руку, когда ухватилась за меня. Я знаю, что сейчас Нильсен нужен именно я. Или, по крайней мере, ей нужен тот человек, который просто будет рядом. Не нужно лишних слов, резких действий. Сейчас ей нужен покой, мир.
- Я знаю, Ди, я рядом с тобой, - протянул свободную руку, поглаживая её по волосам. Я смотрел на её взволнованное лицо и сердце обливалось кровью, но я никак не мог ей сейчас помочь. Если бы я был волшебником, то никогда бы всего этого не допустил. Но я не чувствовал вины, и, наверное, это плохо. В такой ситуации любящие люди должны почувствовать укол всеобъемлющего альтруизма. Типа: "я должен был быть с ней в этот момент!" Но я ничего такого не переживал. Сердце горело, а внутри было холодно и пусто. Что делать?
- Всё хорошо, успокойся, тебе сейчас нельзя волноваться, - сказал я ровным голосом, обычно Клайду это помогало придти в себя. Я, правда, не знал, как по-другому. Как мог, так и справлялся с ситуацией.
- Я буду с тобой, никуда не уйду. Даже домой не пойду. Буду сидеть тут с тобой всю ночь. Но тебе нужно сейчас успокоиться. Закрой глаза, - я положил ей ладонь на глаза, чтобы заслонить свет. Это ведь только больше травмирует глазное яблоко, а нам не нужна слепота до конца дней.
- Постарайся расслабиться. Ради меня. Ради нас, - тихо сказал я, поглаживая пальцами её по щеке. Снова тяжело вздохнул, шумно сглатывая.
- Мы что-нибудь придумаем, обязательно справимся с этой ситуацией. Слышишь? Я всё у врачей узнаю. Будем лечиться, восстанавливать зрение. Но для начала тебе нужно просто отдохнуть, - я почувствовал, как она закрывает глаза под моей рукой, поэтому спокойно отпустил Дайану, откидываясь на спинку кресла. От напряжения стала подёргиваться нога, поэтому мне нужно было её выпрямить, а ещё и самому расслабиться и успокоиться. Я не понимал, что со мной происходит, почему я так реагирую, и нужно было держать жёсткий контроль над  Нильсен.

+2

6

Семейные проблемы, Оуэн, проблемы в колледже и прочие неприятности в моей жизни были ничем по сравнению с тем, что произошло со мной сейчас. Я всегда была осторожной и никогда не думала, что попаду в аварию с такими серьезными последствиями. Мы часто не ценим собственную жизнь и не думаем о последствиях. Мы никогда не ценим того, что у нас есть. А потом... А что потом? Мы всегда считаем, что дай нам второй шанс мы бы смогли все изменить. А что делать, если менять было нечего?
Да, моя жизнь полна сюрпризов. Да, я не подарок. Но я никогда не сделала чего-то противозаконного, за что меня так наказала судьба. Я иногда задавалась вопросом, почему со мной? Нет, я не злопамятная, но ведь это не честно. Хотя есть и люди, которым живется хуже, жизнь из обделила больше, но и они не жалуются, а я скулю. Нужно ценить то, что у тебя есть. Ценить каждый миг своей жизни. Несмотря ни на что.
Да, я была напугана. А как бы вели себя Вы, если бы не помнили что с тобой произошло, да к тому же без зрения? Меня больше пугала не сама авария, а последствия, которые меня настигли. Я никогда не боялась темноты, а сейчас... Сейчас мне было страшно. Я боялась этой темноты. Я боялась, что не могла ничего этого сделать. Я боялась того, что если останусь такой, слепой на всю жизнь, то останусь одна...
- Нельзя волноваться? Ты издеваешься? - выкрикнула я, резко сев на койке. Я не знаю как это получилось, ведь моя голова раскалывалась до такой степени, что мне казалось, что сейчас взорвется. Почему со мной, почему со мной, почему я - как молотком выбивалось у меня в голове. Мне было не просто страшно, мне было тяжело свыкнуться с этой темнотой. - Я нихрена не вижу, Уэйд! Как я могу не волноваться?!
Я знала, где-то в глубине души  я понимала, что он то не виноват. Я не имею никакого права срываться на него, но не могла ничего с собой поделать. Я не могла совладать с собственными эмоциями, ведь это так сложно, так запутанно. Боже, как с этим справиться и как это пережить? Хотелось кричать, бить посуду(попадись она мне под руку), драться и творить что-нибудь сверх безумное, что мне не подвластно.
Он пытался меня успокоить, а я срывалась на него. Он терпел, пока терпел, но ведь каждому терпению есть предел. Я это понимала, я все еще боялась, но пыталась хоть как-то совладать со своими эмоциями и чувствами. Как? Еще не придумала, еще не решила.
Я начала успокаиваться. Его присутствие меня утешало, немного, чуть-чуть, но этого хватило, чтобы временно замолчать и не думать о плохом. Меня еще одолевали плохие мысли, но я пыталась. Я правда пыталась. Как только могла. Я замолкла и поддалась его словам. Я прикрыла глаза под его ладонью, прикрывающие мои веки.
- Спасибо, - тихо произнесла я и на некоторое время поддалась сну. Слишком много потрясений.

Я не проспала больше получаса. Слишком многое произошло и меня начали одолевать кошмарные сны. Мне все время казалось, что я в темноте и все время падаю в бездну. Очень хотелось, чтобы все это было просто кошмарным сном, но когда я снова открыла глаза все оказалось реальностью. Ничего не изменилось. Все та же темнота, которая не дает мне видеть прелести жизни. Я лежала молча, как мышка, боясь по шелохнуться. Уэйд спал, я это слышала по легкому сопению, которое присутствовало в комнате. Ты слепнешь, но слышишь лучше. Я не знала как такое происходит, но, наверное, так было на самом деле.
Будить его я не хотела, это было ненужно. Я ничего не вижу, я не знаю, что ждать дальше, какие последствия меня ждут. Но он слишком потрясен случившимся со мной, переживал. Мне так казалось, а мне совсем не хотелось этого. Я никогда не хотела становиться для кого-то обузой, а тем более для него. Он замечательный. Он лучший. Да, я слишком запуталась в своих чувствах, но это ничего не значит. Я знала, что не хотела делать его несчастным. Не хотела, чтобы он страдал из-за меня.
Я снова сажусь. Сейчас это получилось сложнее, но я справилась, это было сейчас не важно. Я смотрела в пустоту, но со всех сил пыталась дотянуться до него, прикоснуться, дотронуться до его руки. Мне нужно было это сделать. Ведь то, что я собиралась сделать... я была уверена, что пожалею, но не было другого пути.
- Уэйд. - тихо зову его я и повторяю: - Уэйд, проснись!
Ком подступил к горлу и мне казалось, что еще чуть-чуть и я просто разревусь как маленькая девочка у него на глазах, а мне не хотелось показаться слабой. Мне хотелось быть сильной, чтобы он так считал.
- Тебе нужно уйти. - так же тихо произношу я и пристально смотрю в эту долбанную темноту. - Ты должен уйти. Не просиживай свое время зря. Тебе больше нечего здесь делать.
Я уже жалела о сказанном. Уже жалела о том, что делаю, но и портить его жизнь я не хотела. А еще я не хотела, чтобы меня жалели. Только жалости мне их не хватало. Я начинала злиться. Женщина может надумать многое, а в моем нынешнем состоянии еще больше. Что делать дальше? Не знала. Не знала и не представляла. Правильно ли я поступила? Не правильно, но по-другому никак. Уэйд здоровый красивый парень, зачем ему девушка-инвалид?

+1

7

Я пытался предположить, как Дайана отреагирует на мои слова, но всё было тщетно. Я привык к Клайду, у которого холодная голова и давно потухшее сердце. Он знает твёрдо, что если окажется на волоске от смерти, то уже не будет пятиться назад, а шагнёт в бездну, потому что именно там ему и нужно быть. Именно там ему и место. А что Нильсен? Она будет жить, потому что впереди у неё ещё светлое и безоблачное будущее, и почему-то здесь мне хочется поставить многоточие, не продолжать эту мысль. Просто отпустить девушку в её плавание, и не заставлять смотрю на свою унылую рожу. Хотя, о чём это я, теперь девушка совсем не видит.
Она ругается на меня, а я молча слушаю, даже не думаю рта открывать. Конечно, как она может быть спокойна в такой ситуации. Конечно, она будет биться в истерике, потому что это она попала в аварию и потеряла зрение, а не я. Если бы это был я... То всё вообще разворачивалось бы по-другому. Но я всё-таки рад тому, что оказался с ней сейчас рядом. Что она не среди врачей, которые просто из-за загруженности не смогут ей оказать моральную поддержку. Пусть я сейчас на бесчувственный дуб, который ничего не может сделать, но так будет лучше. Будет лучше, если я молча выслушаю. И только вздохнул в конце, чтобы она не подумала, что я развернулся и ушёл.
Проходит время и Дайана успокаивается, и мне тоже становится легче. Теперь я могу выдохнуть, потому что знаю, что Нильсен меня послушалась, теперь попробует заснуть. Нет смысла сейчас метаться и вздрючивать всех вокруг себя, это никакого доброго плода не принесёт. И всё моё самобичевание закончится тем, что я просто буду молча выдерживать все трудности, которые сейчас претерпевает девушка. Я буду рядом, как настоящий мужчина. Как защитник, каменная стена, опора, которая не подведёт. И так будет правильно.

***

Она заснула, я видел медленно поднимается и опускается её грудная клетка. Я знаю это состояние шока, как вырубает моментально после такого сотрясения сознания. Такое у меня частенько бывает с Клайдом, когда он врывается в квартиру, хватает документы, которые всегда лежат в одном и том же месте, и кричит о том, что срочно нужно отсюда уезжать. И вот ты заваливаешься на заднее сидение машины и вырубаешься, потому что больше тебе нечего делать. Потому что ты не можешь сказать ему «нет», ибо тогда останешься с голой жопой, если сотворишь такой поступок. Или он снова назовёт тебя ссыклом, и это для меня намного хуже, чем остаться в полном одиночестве.
Я откинулся в кресле и прикрыл глаза. Я чувствовал это морозящее безразличие внутри себя, и не понимал, что нужно с ним делать. Куда бежать, чтобы почувствовать себя снова полноценным человеком. Я не собирался оставлять Дайану здесь, нет. У меня не было желания найти того ублюдка, который сделал это. Нет. Я просто побоялся, что мои чувства к ней не настоящие, а какие-то аффективные, наигранные. Что я никогда не смогу её полюбить, следовательно, не сделаю счастливой. Да, мы оба не сахар, не тортик и не салатик, но всё-таки жизнь бок о бок с бандитом даёт о себе знать.
Я так и заснул на кресле, опустившись глубоко в свои мысли. Голос Дайаны выдернул меня наружу. Я вздрогнул, глубоко и шумно вдыхая, потягиваясь и зевая. Нужно сходить за кофе.
- Чего? - недовольным тоном спросил я, нахмурив брови. Я сначала не понял, что сказала девушка, а потом медленно до меня стало доходить, что она просит меня уйти.
- Как это нечего? Мне нужно ещё успеть задушить тебя подушкой перед тем, как вернётся доктор, - хрипло рассмеялся я, протирая помятое лицо руками. Тёмные мысли оставили за собой горький след, но я сделал вид, что никаких осознаваний со мной не происходило. Как-нибудь потом об этом подумаю, когда мы выйдем из больничных стен.
- Я бы не отказался от кофе сейчас, а ты чего хочешь? Хочешь есть? Я могу пойти спросить у медсестры, что тебе там можно, - я поднялся с кресла, потянулся, чтобы размять затёкшие мышцы.

+1

8

Такое непонятное чувство, чувство темноты. Нечто непривычное и неизведанное. Неизведанное и в то же время пугающее. Я боялась этой темноты. Я боялась остаться одна с этой темнотой, но я не могла держать с собой человека, зная, что мое нынешнее состояние не позволит ему быть счастливым. Кто я сейчас по сути? Что я могу сделать для собственного благополучия? Ничего. Совершенно ничего. В этой кромешной темноте я лишилась смысла жизни. Я не могу работать и радоваться этой никчемной жизни. Я понимаю, что зря жаловалась тогда, когда все относительно было хорошо. Вот дура. А если я ничего не могу сделать для себя, то я ничего не смогу сделать для остальных. А для этого стоит найти в себе сил и просто расправиться с этим ужасающим чувством страха. Я должна всех отпустить.
Мы оба что-то чувствовали к друг другу, но никогда не знали, что это за чувство на самом деле. Поэтому...Поэтому, наверное, стоило оставить все так, как есть. Не доводя дальше, и чтобы больше никому не было больно кроме меня. Я переживу, а вот страдания других видеть не хочу. Да и какая к чертям разница? Я и так ничего не вижу.
–  Чего? – боже мой, ты же не глупый, зачем давить на меня и заставлять повторять то, что дается мне слишком тяжело. – думаю я про себя, а в слух повторяю. – Тебе нужно уйти, Уэйд. Это пустая трата времени. Я справлюсь сама. Тебе ждет Клайд.
Я сама не представляла, что я несу. Я пропускала собственные слова мимо ушей, или просто пыталась в них не вникать, чтобы потом не задуматься и не сделать все наоборот. Я жалела о содеянном уже сейчас, но знала, что не могу по-другому. 
–  Как это нечего? Мне нужно ещё успеть задушить тебя подушкой перед тем, как вернётся доктор, - я лишь слегка нелепо улыбаюсь, лишь бы сделать что-нибудь, чтобы не разреветься. Я внимательно слушаю каждое его слово. Его голос так отчетлив, что я никогда не замечала этого ранее. Но несмотря на это, я уже готовила небольшой план побега. И плевать, что я в больнице, только после аварии и без зрения. Я должна была как-то уйти, пока он будет ходить за кофе и прочей лабудой. А потом я запрусь в собственной квартире и никого туда не пишу. Ни Уэйда, ни Алекс, совершенно никого. Останусь наедине со своей проблемой.
–   Хочу. – говорю я и снова повторяю, - Да, хочу. Сходи, пожалуйста.
Я осознаю, как нелепо дрогнул собственный голос. Я чувствовала, что скоро разревусь от собственной никчемности, но ни в коем случае не хочу, чтобы меня такой увидел Уэйд. Я и так представляю, что мой больничный видок не из лучших.
Он уходит. Я слышу его шаги и звук захлопывающейся двери и тут же решила совершить свой план в реальность. Нащупав край койки, я медленно спускаю ноги вниз, а потом несколько секунд стою и не шевелюсь, как ребенок, который боится сделать шаг, потому что может упасть и удариться. Я чувствовала, как сопротивляется собственное тело, после аварии, но не спеша делаю шаг вперед. Потом еще один, и еще, еще, еще, еще. Сбив по пути стул, врезавшись еще во что-то, наощупь, я как-то добралась до двери и некоторое время искала ручку и пыталась вообще открыть эту долбанную дверь. Я и сама не осознала, как по моим щекам ручьем начинают течь слезы. Я выхожу с палаты, отхожу немного к стене, еще несколько шагов вперед, совсем немного как мне казалось, и я просто съезжаю на пол, захлебываясь в собственных слезах. Даже если мне удастся уйти от Уэйда в данный момент, как я смогу вообще выйти на улицу. Я не представляла в какую сторону идти или ползти. У меня с собой нет ни копейки денег и я прекрасно понимаю, что меня такую никто и никуда не повезет...

+1

9

И в какой-то момент Дайана сдаётся, доверяется мне, и становится чуть легче морально. Теперь-то я расправлю свои мужские крылья, и покажу ей, какой сильный, смелый и хороший. Понятно, что в такой роли я особо долго продержаться не смогу, по всяким личным причинам, но хотя бы чуть-чуть. Пока она находится в таком разбитом состоянии. Пусть отпустит всё, что её тревожит, попробует почувствовать себя по-настоящему нуждающимся человеком, ведь таковым сейчас и является. С Клайдом в этом случае намного проще, потому что за него не стоит беспокоиться. Даже без головы он ещё какое-то время проживёт, раз уж существует на этом свете достаточно долго без мозгов. Неудачное сравнение и неудачная шутка, но мне нужно как-то себя отвлекать от негативных мыслей. Я просто не умею быть серьёзным, когда что-то касается лично меня. Я выдохнул.
- Расслабься и попытайся не думать о плохом... - я посмотрел на Нильсен, которая точно сейчас не может ориентироваться в пространстве, и улыбнулся. Не знаю, но эта ситуация как будто намекала мне на то, что у меня всё-таки есть шанс на то, чтобы попробовать свои силы. Чтобы помочь Дайане, чтобы проверить себя на прочность: буду ли я достойным спутником для неё? Или лучше всё это завершить сейчас, пока далеко ещё не зашли. Хотя, кому я вру, мы уже и так заигрались. Но всегда есть возможность остановиться.
Я вышел из палаты и пошёл искать врача, который занимался Дайаной. Его я нашёл достаточно быстро, наверное, потому что он у меня сразу вызвал какое-то доверие, и я взял его на вооружение, мало ли, что ещё по жизни случиться. Узнал, что о том, чтобы накормить Дайану - мне волноваться не нужно, так как это сделают медсестры. И я не стал объяснять, что просто хочу позаботиться о своей девушке. Отдам всё в руки профессионалов. Просто сказал о том, что она хочет есть, и лучше бы что-нибудь питательное побыстрее принесли в её палату. Доктор дал добро. А я, обрадованный, пошёл искать себе автомат с кофе.
Он оказался на первом этаже, что очень даже логично, рядом с залом приёма. Я купил себе чашечку самого крепкого чёрного кофе, без всяких там сливок и сахарков. И направился обратно к палате Дайаны. Голова была какая-то тяжелая, зато хотя бы пустота внутри немного попритихла, а то в последнее время сильно раскапризничалась. Теперь я уже думал о том, как забрать Нильсен домой. Какой смысл ей лежать в больнице, если все необходимые процедуры я смогу провести сам. Не совсем же я тупой и бесполезный человек.
В таких вот фантазиях я подошёл к палате, и хорошо хоть посмотрел перед собой. На полу, прислонившись спиной к стенке, рыдала Нильсен. Я застрял на месте, как вкопанный, стаканчик с кофе выскользнул из рук и упал на пол, с соответствующим влажным звуком расплывающегося горячего кофе. Пару секунд я не мог реагировать, а потом сорвался с места.
- Какого хера! - первое, что вырвалось у меня изо рта. Я подбежал к девушке, помог ей подняться на ноги, а затем подхватил её на руки и потащил в палату. Мои действия были резкими и хладнокровными, а внутри кипела такая ярость, что я даже побоялся, что уроню Нильсен.
- Какого хрена? - вопросительно повторил я, усаживая брюнетку на кушетку, помогая ей принять лежачее положение. - Зачем ты это сделала, а? Ты хоть понимаешь, что если не будешь соблюдать все предписания врачей, то нарвёшься на осложнения? - я хоть и тихо говорил, но крайне раздражённо.
Отошёл в сторону, скрещивая руки на груди, как бы сдерживая себя, чтобы не сорваться окончательно. Она же знает, что я крайне вспыльчивый человек, и со мной лучше так не шутить. Я стиснул зубы, поджимая губы, глядя в сторону. Тяжело и шумно дышал, тем самым поддерживая давящую паузу между нами.
- Блять, - тихо выматерился я, приглаживая волосы на голове обеими руками. - Зачем, Дайана? Зачем ты так со мной поступаешь? А с собой зачем? Ладно со мной, но ты и о себе не хочешь позаботиться! Поверь, ты не настолько сильная, чтобы так наплевательски относиться к серьёзным травмам. Если хочешь сдохнуть, то я помогу тебе это сделать, а если хочешь дальше нормально жить, то перестань дурить!
Я абсолютно не следил за тем, что говорил, потому что был окутан собственной злобой. Я даже не смотрел на девушку, и не садился, потому что колени не сгибались. Я не чувствовал какого-то предательства с её стороны, но мне абсолютно точно не хотелось, чтобы она умерла от собственного безрассудства.

+1

10

Расслабься и не думай о плохом. Сложно. Сложно это сделать, когда ничего не видишь. Я бы, наверное, смирилась с другими травмами, но потеря зрения... Травма, которая убивает меня изнутри, в этой кромешной темноте. Нет, придет время, и я с этим смирюсь, а может и стану надеяться, что зрение ко мне вернется. Ведь бывает и такое. Но сейчас... Сейчас я просто не могла в это поверить. Это некий шок, который подвигал меня к необдуманным поступкам. Что делать дальше? Как поступить? Как смириться? Как жить дальше?
Я не знала ответ ни на один из вопросов. В моей голове творился хаос. Я не способна совладать с собственными мыслями сейчас. Просто невозможно. Я прижалась к стене сильнее, почувствовав небольшой холодок и просто прикрыла рот рукой, чтобы заглушить собственные всхлипы. Я смотрю в пустоту и ни на сантиметр не двигаюсь с места. Я боюсь. Я потерялась как маленький ребенок. С какой стороны я пришла, где моя палата и как мне вернуться обратно я не знала, хотя и ушла совсем не далеко.
Сколько я здесь просидела я не знаю. Потеряла счет времени. Я слышала шаги проходящих мимо людей, но ни один из них не волновал меня. Я их не замечала. Не замечала эти звуки, пока не услышала звук разливающейся по полу жидкости, где-то недалеко. Я тут же повернула голову на звук и устремила взгляд своих голубых глаз в темноту. На время я даже успокоилась.
- Уэйд... - тихо прошептала я. Почему-то я была уверена, что это он, а потом тут же услышала его голос. Я и пискнуть не успела, как уже оказалась снова в палате на моей нынешней постели. Я уже не плачу. Какое-то время просто молчу. Я чувствую его злость, его гнев. Этого и стоило ожидать. Я прекрасно знала, что так будет. Но я ведь взбалмошная женщина, которая часто делает необдуманные поступки. Пора с этим смириться.
Я выжидала. Выжидала того момента, когда он немного успокоится и мы сможем поговорить спокойно, если это все-таки возможно. Он переживал, волновался, нервничал, но надо ли ему это. Надо ли ему никчемная соседка, слепая к тому же. Я не знала. Я так же не знала, что между нами происходит: глупая юношеская забава или какие-то более серьезные чувства. С этим тоже нужно было разобраться, и я не представляла, что меня сейчас гложет больше. Наверное, все навалилось слишком быстро, слишком много.
- Уэйд...- снова тихо начинаю я, в надежде что мой голос хоть немного его успокоит. - Ты не понимаешь. Или ты не хочешь понять. Зачем ты со мной? Я слепая курица, которая даже до выхода дойти не сумела. Зачем тебе со мной возиться? Зачем ты будешь портить собственную жизнь?
Сначала мне начало сказаться, что мы перестали понимать друг друга. Он твердил одно, я - другое. Как будто разговариваем на разных язык неподвластных для понимания друг другом. Это бесило, сводило с ума. Я хотела, чтобы он меня услышал, понял и принял, а он... Чего хочет он?
- Я не хочу этого, но это вынужденная мера. Я не могу держать тебя рядом, Уэйд. Не могу. - говорю я дрожащим голосом и чувствую, как по моим щекам снова полились горячие струйки слез. Я знала, как он злиться. Знала, но ничего не могла с собой сделать. - Мы никогда не могли разобраться, что между нами. Просто дружба или что-то большее... Уэйд, ты сам уверен в том, что продержишься рядом со мной, такой, долго? - небольшая пауза, - И я не уверена.
Я сжимаю губы, пытаясь успокоиться. Мой голос дрожит, а внутри все кричит не говори и не делай это. Я приподнимаюсь на кушетке и снова сажусь. Я не знаю, где он стоит, поэтому смотрю просто прямо.
- Отвези меня домой. - говорю я, а потом добавляю: - Пожалуйста.
Чтобы со мной не было, я не хотела больше здесь оставаться, а дома как говориться стены лечат. Да и может там мне будет проще ориентироваться самой.

+1

11

Я всё это время чувствовал себя жутко виноватым, а теперь почувствовал, что был неправ. Дайана вела себя, как умалишенная, а не как слепая, и это выводило из себя. Правда, я думал, что она будет переживать по поводу того, что с ней произошло. Тут бы я вполне нормально воспринял истерики, слёзы, какие-то восклицания об недоумении, но, нет, это же Нильсен, она же всё начинает возводить в какую-то высшую степень. Она начала тут же разбираться в наших отношениях, отталкивая меня от себя. Но проблема в том, что я сейчас не чувствовал себя её парнем, я просто хотел быть поддержкой. Даже не другом, а тем человеком, который поможет встать на ноги. Так я всегда поступал с Клайдом. Правда, он так не истерил, но я не смотрел на то, что он мой брат. Я просто ему помогал, выполнял свои функции, которые приобрёл за долгие годы с ним. У меня нет медицинского образования, но я смог бы уже сейчас стать неплохим таким медбратом. У меня есть юридическое образование, и я уже откашивал его от тюрьмы, при этом всём, я отлично готовлю. А еда - это лучший ресурс. Сейчас Дайане нужен просто отдых: мягкая постель, отсутствие запаха медикаментов, вкусная еда и ровный эмоциональный фон. Не знаю, как здесь, но после такой реабилитации Клайд всегда был, как огурчик.
С другой стороны, я себя сдерживал, правда. Я очень сильно себя сдерживал. Мне хотелось вывалить ей всю правду-матку прямо в лицо, чтобы расставить всё по своим местам. Но я понимал, что это бесполезно. И что будет, если я на неё наору? Она ещё сильнее испугается, закроется в себе, и тогда я вообще ничего не смогу сделать. И это будет просто тупо пустая драма, которая никому сейчас не нужна. Единственная цель - сделать всё, чтобы девушка поправилась. Значит, мне нужно взять себя в руки, выдохнуть и продолжить дальше делать то, что я планировал сделать. Протерев лицо руками в очередной раз, я понял, что всё-таки уже далеко не человек. У меня в голове целый план действий, но нет какого-то сострадания.
Наверное, нужно её сейчас прижать к себе, погладить по голове и поцеловать в макушку, но я всего этого не могу сделать. Я не понимал, зачем это. Я знал, что такое существует, можно сказать, в сериалах видел, но не понимал, зачем. Я ведь так даже могу физическую боль ей принести. Поэтому нужно просто действовать по схеме, по привычной схеме, и всё будет хорошо. Шумно выдохнув, я шмыгнул носом, оглядываясь по сторонам. Да, наверное, лучше забрать её домой, если доктор сказал, что ничего специального не нужно для того, чтобы Нильсен вернулась к своей былой форме.
- Так, сиди здесь, и никуда не уходи, - кинул я девушке. Возможно, это звучало, как шутка, но я ведь теперь знаю, что она может убежать. Но повторять не стану, теперь это будет её выбор: совершить очередную ошибку или довериться мне, знающему человеку. Я никогда второй раз не повторяю, если человек меня хочет слышать, то слышит с первого раза. Это я проверил на Клайде, вместе с которым мы прошли сквозь огонь, воду и медные трубы. И чувствовали ли я что-то сейчас? Только то, что я поступаю правильно.
- Я схожу за доктором, возьму справку о твоей выписке, проконсультируюсь с ним. Это может занять какое-то время, ты можешь попробовать пока ещё вздремнуть. Хорошо? Хорошо, - я ответил уже сам себе, не глядя на Нильсен, потому что мне было всё равно, что она ответит. Сама попросилась домой, и, надеюсь, она не настолько сильно ударилась головой, и должна понимать, что если ещё раз сунется наружу, то уже не я буду её затаскивать обратно в палату. И никто её слушать не будет, просто вколют коктейль из успокоительного и снотворного. Это, конечно лишним не будет, но всё-таки.
Я вышел из палаты, снова нашёл доктора. Объяснил ему всю ситуацию, опуская неприятные моменты. Я действовал, как машина, но точно знал, что после такой моей решительности Клайд выживал, и вполне себя потом хорошо чувствовал. Сначала доктор был против, но у меня особый дар убеждения. Наверное, со всеми делами я справился за полчаса, и вернулся обратно в палату. В руках у меня была её одежда, которую успели привести в порядок более или менее. Другого ничего под рукой не было, а в халате я её домой не повезу.
- Я закажу такси, а ты пока оденься, - когда Дайана приподнялась с кушетки, я положил ей на колени одежду. Я сделал это специально, чтобы она оценила свою беспомощность, и наконец-то поняла, что не нужно сопротивляться. И попросила бы меня о помощи, чтобы также поняла, что вполне может на меня положиться. И я теперь всё время буду опускать тему о наших отношениях. Сейчас на кону её здоровье, а все разборки межличностные подождут.
Отойдя чуть в сторонку, я достал из кармана мобильный телефон, набрал номер такси, и заказал его через 40 минут в больнице. Сюда я также ехал на такси, потому что руки тряслись, и я не решился сесть за руль. Сейчас я понимал, что всё это - какая-то выученная привычка, это не про меня. И пока я не знаю, что будет дальше, но понимаю, что больше нет смысла себя обманывать. Обманывать нас: меня и Дайану тоже.

+1

12

Я боялась его. Боялась его реакции. Боялась того, что он начнет кричать и злиться на меня и мои слова. Знаете, я начинала готовиться на самый плохой исход. В глубине души я надеялась на то, что он просто соберется и уйдет. Оставит меня одну, забудет обо мне и я правда не буду для него обузой. Я не хотела, чтобы за мной ухаживали. Нет, не так. Конечно же, хотела. Но не тогда, когда я только после аварии. Я всегда считала, что забота и эти ухаживания... это... это нечто неискреннее, лживой. Мне казалось, что меня просто хотят пожалеть. Не любила я это. После лже-смерти моего бывшего мужа я уже испытала это. Все эти ужасные жаль, нам так жаль, жаль. Жаль. ЖАЛЬ! Нахрена мне нужна ваша жалость? Чем она мне поможет? Просто... Просто хотите показать, что вам не все равно. Но ведь на самом деле это не так. Я видела это по вашим лживым глазам. Кому вы врете и врали?
Мне казалось, что он начнет кричать на меня. Говорить, что я дура и несу бред. Возможно. Но ведь он этого не говорил. В ответ на все мои выпады про отношения, про то, что я не уверена и готова его отпустить, он просто молчал. Молча воспринимал информацию и это меня пугало. Он же явно что-то думает. Меня порой пугала эта замкнутость в себе. Лучше бы он кричал на меня, высказывал свои чувства и эмоции. Он молчал и просто я не знала, как поступить дальше. Обычно я видела все по его глазам. Видела то, что он думает. А сейчас... Сейчас я ведь ничего не вижу.
- Ты меня слышишь вообще? - шепотом, еле слышно, спрашиваю я и замолкаю. Я устала. Устала сама от себя скорее, от собственной никчемности. Я не делаю людей счастливыми. Со мной они несчастны. Я ужасный человек. Меня просто нельзя выпускать к людям. Я как черная кошка: перебегаю дорогу людям и делаю их несчастными. Пора запереться в клетку и не выходить оттуда не на секунду. Если быть честной я и собиралась так сделать: запереться в собственной квартире, никого не выпускать и самой не выходить. Осталось только добраться домой.
Больше я не говорю ни слова. Я хочу добраться домой, в собственную квартиру. В этом мне может помочь только Уэйд, сама я не доберусь без денег и в таком виде. Мне нужно было воспользоваться им. Воспользоваться, так называемыми, его услугами, а потом запереться всем наперекор. Мне нужно было приложить значительные усилия, чтобы не сболтнуть лишнего и не разозлить его снова. Я правда не знала, что он сейчас чувствует и что у него на душе. Не знала и не могла догадываться. К сожалению.
Он говорит мне быть здесь, а я, как маленький послушный ребенок, откидываюсь обратно на кушетку и, повернувшись на бок, сворачиваюсь в клубочек. Мне все еще было тяжело. Кроме этих проблем со своим соседом, я все же больше переживала по поводу зрения. А это значит нет работе, творчеству, цветам и оттенкам. Я просто больше этого не увижу. Никогда. Наверное, никогда. Если не случится чудо и я смогу видеть снова. Я даже не знаю, что говорит врач, но я боюсь спрашивать это у Уэйда. Мне кажется, что иногда я начинаю бояться его.
Я не знаю, сколько я так пролежала. Возможно, уснула. Я просто не заметила этого, но проснулась в тот момент, когда дверь в комнату отворилась и он зашел в комнату. Я знала, что это он. Чувствовала. А потом мои догадки подтвердились, когда я услышала его голос. Я все еще молчу и не издаю ни звука. Лишь глупая тишина. Молчание. Я сажусь на кушетке. Медленно, осторожно и спускаю ноги вниз. Мне страшно. Страшно, что я сейчас просто упаду.
Нащупав одежду на коленях, я была настроена решительно и совсем без раздумий собиралась одеться сама. Только сейчас мне казалось, что собственные руки перестают меня слушаться. Я нащупываю кофту, но несколько движений в руках и я чувствую, как она падает на пол, а потом и джинсы с колен. Беспомощная дрянь. Точно.
Еще какое-то время я думаю, что предпринять, чтобы достать их собственными силами, но понимаю, что просто упаду никчемно вниз и причиню себе еще больше боли.
- Уэйд, - начинаю я уже дрожащим, тихим голоском, - Уэйд, пожалуйста... - я запинаюсь и не знаю как попросить помощи. Я же самостоятельная. Я не могу этого сделать. Совесть не позволяет попросить помощь. - Помоги, пожалуйста. Они.. Они упали. Пожалуйста.
Язык заплетается, я чувствую это. Говорю через силу и еле слышно. Чувствую как мои щеки покрываются пунцовой краской. Стыдно. Мне правда стыдно от собственной никчемности. Хочу поскорее домой. Хочу в душ. Под горячие струи воды, залезть и просидеть там несколько часов. смыть себя всю эту грязь, весь стыд. 
Он медлит. Он специально это делает. Я знаю. Я знаю это. Я чувствую как произвольно мои руки сжимаются в кулаки, чувствую как начинаю дрожать от злости. Только я не знаю. Не знаю на кого злюсь больше: на себя или на него? А на него за что? Как никак, но он ведь пытается мне помочь. Кто виноват, что я упертая дура. Я привыкла всегда и все делать самой. Привыкла, что за мной никто и никогда не ухаживает. Привыкла, что не заботится. Я лишь иногда ощущала эти чувства. Для меня это чуток нечто дикое, но то, чего очень хотелось. Но я не перестану отрицать обратное. Такова моя женская сущность.

+1

13

Непонятно, почему мне так хочется научить её жизни. Почему я просто не могу уйти? Просто бы развернулся и пошёл по своим делам, тем более, сама Дайана этого хочет. Если бы она рыдала у меня на груди, и стоило бы мне только пошевелиться, просила бы не уходить. Здесь же всё сложилось почему-то по-другому. Она гонит меня от себя, а я не могу уйти. Во-первых, я не могу бросить в таком состоянии человека. Да, я не очень сильно добросердечный, но всё-таки, Нильсен у меня не на последнем месте в списке значимых людей находится. И это сразу второй пункт. Она мне стала долга, поэтому я и не хочу её бросать. Но я знаю, что любые сейчас мои монологи она пропустит мимо ушей, просто потому что у неё может быть шок. Мир перевернулся с ног на голову. Точнее, он погас в один момент, и пока доктор ничего не сказал о примерных сроках выздоровления.
Я заказывал такси и краем глаза наблюдал за тем, как Дайана пыталась одеться. Она слаба и не приспособлена, поэтому у неё всё вывалилось из рук. Я ликовал. Да, я хотел, чтобы она попросила у меня помощи. Не знаю, зачем мне это. Наверное, я просто хотел, чтобы девушка на меня положилась и расслабилась. Я ведь не какой-то там мальчишка, который ничего не может сделать. У меня большой опыт с Клайдом, и уж о Нильсен я точно смогу позаботиться. Но я совсем забываю о том, что мы оба с ней не сахар, и нам сложно. Каждому по-своему, но нам обоим будет нелегко. Я не хочу отпускать Дайану, а ей придётся меня потерпеть. Помогу ей встать на ноги, а потом уже посмотрим: есть нам смысл разбегаться или всё-таки нет.
- Да, хорошо, спасибо, - закончил я заказ такси, отключаясь и убирая мобильный телефон в карман. Посмотрев на девушку, которая попросила у меня помощи, я хотел шумно вздохнуть и покачать головой. Типа в нравоучение. Но не сделал этого, потому что понял, что сейчас это будет не к месту. Ей, возможно, больно, а я буду тут добивать до конца. И так уже много чего произошло, нужно хотя бы спокойно добраться до дома. А там уже будет видно. Блин.
- Такси будет через пятнадцать минут, - сказал я Нильсен, поднимая её кофту с пола. - Подними руки.
Я помог девушке надеть верх, а затем сел на корточки, взял джинсы и аккуратно, удерживая по очередности каждую её ножку рукой, помог расправиться с джинсами. Следом шла обувь, хоть нам и предоставят коляску, но всё равно, на улице ей придётся пройтись пешком. Осталось пять минут, я посмотрел на часы на руке. В палату завезли коляску, я поднялся на ноги и кивнул медсестре. Как-то всё закрутилось, мы отошли от темы наших отношений, и хорошо. Положив руку ей на плечо, я крепко сжал напряженные мышцы, поджимая губы и тяжело вздыхая. Я не хотел ей уже ни на что указывать, просто подумал, что теперь нужно морально поддержать.
- Пойми, Дайана, я никуда от тебя не денусь, - бросил я, как будто просто так, а затем наклонился и поцеловал ей в лоб. Медленно и с чувством, чтобы она получила немного тепла, ведь заботы вполне достаточно. - Держись за меня и вставай, пора уже выдвигаться домой.
Когда девушка поднялась, я обхватил её за талию, одну её руку положил к себе на плечи. Чтобы не упала? Наверное. Чтобы не убежала? Скорее всего. Мне бы очень хотелось почувствовать разочарование от того, что Нильсен мне не доверяет, но сейчас на первом месте у меня стоял долг. Теперь нужно провести целый курс реабилитации. Это будет не легко, но я думаю, что справлюсь. Только вот теперь точно не буду ограничивать её свободу. Кажется, я просто лезу не в своё дело.

+1

14

Упали последние капли дождя,
                 Я тебя не отпущу.
                                Закончим слезы - баста!

Я чувствовала себя такой разбитой и подавленной, что в какой-то момент самой от себя становилось тошно. Я никогда не любила жалеть себя и не любила жалости от других, но от нынешнего моего состояния мне правда было себя жалко. К сожалению, от этого становилось лишь хуже. Я прекрасно понимала, что сейчас, не будь его рядом со мной, я бы точно сошла с ума. И честно я благодарна, что в данный момент Уэйд терпит мои капризы и психи,  но моя совесть, если такова была, твердила совсем другое. К сожалению или к счастью... не знаю. Все слишком сложно.
Я сложный человек с не менее сложным характером и я очень удивлялась, как меня вообще люди терпят. Я бы не выдержала. Давно бы психанула, наверное, развернулась и ушла. Это слишком сложно. Я слишком упрямая и всегда пытаюсь стоять на своем. Ведь это нельзя списать к хорошим качествам моего характера.
После лже-смерти мужа я привыкла быть самостоятельной, делать все самой и редко просить помощи. Я не хотела быть такой. Я не хотела, чтобы мне помогали. Для меня это казалось низким. Казалось, что тогда я падаю в грязь лицом и начинаю стыдиться этого. Чувствую, что себя виноватой, за то, что не могу справиться со своими проблемами и вопросами сама. Поэтому к помощи прибегала крайне редко. И сейчас... Мне было больно принимать тот факт, что я даже одеться самостоятельно не могу. Мои руки не хотели меня слушаться, как вприницпе и ноги, но хрен с ними, если бы я хотя бы видела. Мне так хотелось подойти к окошку и осознать всю красоту города или наслаждаться утренним солнышком, закатом и рассветом. Тем, что я никогда толком не ценила. Будучи слепой, я боялась, что больше не увижу лица тех людей, которые мне так дороги, а вскоре вообще забуду их черты лица. Это убивало меня. Пожирало изнутри.
Я сжала руки в кулак с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Но я сидела. Молча сидела и ждала, когда мне помогут. Этого унизительного жеста, который приводил меня в еще худшее состояние. Возможно, Уэйд был в какой-то степени рад этой просьбой, но я... я лишь пожирала себя изнутри из-за этого.
Я сидела молча, как робот подчиняясь указаниям. Я хотела домой. Быстрее добраться в собственную квартиру, закрыться и просто посидеть одной в одиночестве. Возможно, это не правильное решение, но на тот момент казалось самым разумным и я предприму все возможное, что в моих силах. В какой-то момент я почувствовала себя куклой, дешевой куклой. Подними руки, опусти руки... Я понимала, что он хочет мне помочь, но он и представить не могу как меня это раздражало. Как раздражало чувство собственной никчемности.
- Ты меня не понимаешь, - еле слышно прошептала я, в ответ на его слова и замолчала не в силах больше продолжать. Я итак чувствовала себя уставшей и ... раздавленной. Мне уже не хотелось этих непонятных выяснений отношений, которые никуда толком не приводит, не хотелось спорить и ругаться. А чего хотелось? Я все еще хотела остаться одна. Одна в своей этой кромешной темноте.
Дорога до дома, на мой взгляд, тянулась слишком долго. Это мучительное чувство. Мне хотелось быстрее оказаться в своей однокомнатной квартирке, лечь на диван, свернуться в клубочек и забыться. Мне все еще хотелось закрыть все двери на замок и забыться, остаться одной в своем маленьком никчемном мире.
- Только доведи меня до квартиры. Дальше я сама, - я знала, что разозлю его, но я не хотела, чтобы он и дальше находился рядом со мной, когда я в таком состоянии. Нужно время. Просто время и я смогу справиться сама.

Отредактировано Diane Nielsen (2016-07-04 12:21:55)

+1

15

Как иногда сложно войти в положение другого человека, прямо невозможно. Я сейчас не хотел думать о том, что Дайане тяжело. Я верил в то, что ей нормально, это мне не подъёмно тяжело на всё это смотреть. Я не слушал её просьбы, вообще практически девушку не слушал. С Клайдом же всё было по-другому, но я отдавал себе отчёт в том, что это не Клайд, и тут нужно действовать иными способами. Я попробую, обязательно попробую. На мне не нужно ставить крест, потому что я ещё могу измениться, только если мне дать этот шанс. Не задавить все мои потуги с самого начала. Я не хотел понимать Нильсен, я думал, что она всё говорит и делает мне на зло.
И я злился, очень сильно, но молчал, только поджимал губы. Она всё равно меня не видит. Я просто очень принципиальный человек: если уж взялся, то дело доведу до конца. И если я брошу её за закрытыми дверями, то не буду дальше жить спокойно. Теперь моя цель - сделать так, чтобы Дайана целиком и полностью поправилась. Значит, нужно взять отпуск на работе, чтобы чаще быть рядом с ней. Как она теперь будет есть, в душ ходить? Я буду ей во всём помогать, и пусть только мой братец попробует всё испортить.
Нет, конечно, я испытывал некий страх. А если он опять ввяжется в какую-нибудь историю? Придётся Дайану взять с собой, или оставить её здесь. Совсем одну. Мы уже привыкли друг к другу, нам вместе хорошо... Я так считаю, но, вроде, не видел, чтобы девушка испытывала какой-то сильный дискомфорт рядом со мной. Возможно, это не любовь, и даже не влюблённость, а просто какая-то привычка. Но мы слишком взрослые и крайне уже потрёпанные люди, чтобы говорить о чём-то высоком и светлом. Если бы мы встретились ещё в юности, были бы наивны и чисты... вот тогда можно было бы говорить ещё о счастливой и крепкой семье. А сейчас можно просто радоваться тому, чтобы мы есть друг у друга.
Но девушка сопротивлялась всеми своему частью. А я не мог посмотреть на мир её глазами, которые сейчас травмированы. Я не мог её понять. С Клайдом такого не было. Вообще, с женщинами очень сложно. Но я взял себя в руки, я же мужик. Просто самому нужно успокоиться. Всё же хорошо, ничего летального не произошло. Она будет жить, просто нужно дать какие-то время на восстановление. В это время нужно обустроить вокруг себя такую атмосферу, которая будет способствовать восстановлению, а не наоборот. Даже не знаю, нужно ли здесь чуть-чуть передавить. Хотя, возможно, Дайана себе отчёта не отдаёт, а я поверю ей на слово. Как же хочется сделать всё хорошо, но ведь чует жопа, что всё получится как всегда.
На выходе из больницы я подписываю все необходимые бумаги, в которых соглашаюсь на то, что беру всю ответственность на себя. Да, я реально могу это сделать. С Дайаной я молчу, чтобы не наткнуться на какой-нибудь губительный разговор. Нужно ведь что-то весёлое придумать, чтобы мы с ней оба не впали в депрессию. А с таким настроем - что-то суицидальное нам точно гарантировано. Очень удачно к нам подъезжает такси, и я помогаю девушке сесть на заднее сидение. Какое-то время колеблюсь: мне тоже есть назад или лучше вперёд? Нужно помочь ей держаться ровно, всё равно равновесие, скорее всего, плохо работает. Поэтому сажусь вперёд, обнимаю её за плечи. Другой рукой я надавливаю ей на голову, чтобы Нильсен положила её мне на плечо. Ничего, пусть постарается расслабиться. Я буду рядом. Беру её за руку, крепко сжимаю, называю адрес её дома, машина мягко и плавно трогается, мы начинаем движение в новую жизнь.
Ехать не очень далеко, но всё-таки мы молчим даже этот короткий путь. Я целую её в макушку, которая мне теперь доступна. Я, правда, не знаю, что нужно делать, как себя вести. Но думаю, что капелька нежности не будет лишней. Ей никуда сейчас не сбежать, поэтому пусть терпит. Или тогда адекватно выражает свои мысли, а не пытается от меня сбежать. Мы доезжаем до дома, я выхожу из машины первый, расплачиваюсь с таксистом, потом помогаю девушке вылезти, захлопывая за ней дверь.
- Держись за меня крепко, хорошо? - я беру одну её руку и кладу к себе на плечи, своей рукой обнимая её за талию, там мне удобнее будет вести Дайану по ступенькам. Нам нужно немного пройти до лифта, сейчас лестничную площадку мы точно не осилим. Мне нечего ей сказать, потому что впереди перед нами новое препятствие: дверь её квартиры, за которой я точно не останусь.
Мы поднимаемся на лифте, я только один раз тяжело вздохнул. Лифт открывается, я достаю из своего кармана ключи. Да, у меня есть дубликат, мы давно обменялись ими. У неё есть ключ от моей квартиры, с Клайдом она тоже давно уже знакома. Я открываю дверь, завожу Нильсен вовнутрь, снимаю её руку со своих плеч, отпускаю на свободу.
- Мы дома, ты тут сможешь сама ориентироваться? - я закрываю дверь, и твёрдо знаю, что за неё обратно не выйду. Я опускаюсь на корточки перед девушкой, помогаю ей снять кроссовки. Мало ли, она же не говорит мне о своём состоянии, поэтому я не могу понять, какой уровень заботы ей сейчас нужен.
Беру её за руку, завожу в гостиную, усаживаю на диван. Уперев руки в боки, я оглядываюсь по сторонам, прикусываю нижнюю губу и думаю, что нужно делать дальше. После всех этих посиделок я точно очень сильно хочу есть, а Дайане нужно передохнуть. Наверное, её нужно ответить в спальню, хотя Клайд обычно заваливается с бутылкой виски в ванную. Вот! Возможно, ей нужно в душ.
- Что ты хочешь? - не сажусь, а стою рядом, чтобы она в любой момент могла на меня как-то опереться. - Хочешь в душ? Я тебя туда сопровожу, помогу, чрезмерно лезть не буду, - усмехнулся, намекая на то, что мыть её не буду, может не волноваться. - Могу приготовить поесть, если ты проголодалась. Или сразу спать пойдёшь? - давить с выбором не буду, но и сам никуда не уйду, Клайд без меня справиться сам, если он вообще дома.

+1

16

Что делать дальше? Как жить дальше? Вернется ли ко мне зрение? И смогу ли я быть такой как раньше? Той Дайаной, которая всегда парится по пустякам, радуется мелочами мечтает о простой спокойной жизни? Я не знала. Я не знала, что будет со мной дальше.
Я была благодарна Уэйду. Он был со мной в больнице с самого начала и еще не пытался от меня сбежать. Его помощь была как раз кстати, но я не могла с этим свыкнуться. Я никогда не хотела стать беспомощной и от кого-то зависеть. Для меня это дико. Одна мысль о том, что я не смогу что-то делать самостоятельно, не смогу держать в руках кисточку и видеть красоту ярких красок. Я не смогу работать и заниматься тем, что люблю и это так же меня убивало, пожирая изнутри. Работа последнее время была смыслом моей жизни и я не знала, чтобы я делала без любимого призвания. Это как глоток свежего воздуха, который позволял мне спокойно дышать. А сейчас? А сейчас я могла задохнуться в собственной темноте.
Какой бы близкой не была дорога до дома, мне она казалась вечностью. Я слышу каждый шорох, но ничего не вижу, а мой взгляд направлен куда-то в пустоту. В бездну, в которой я потерялась. Я молчала и, спасибо ему, Уэйд тоже молчал. Эта тишина успокаивала меня, как и тепло его тела рядом. Я наслаждалась этим лучиком приятного тепла, в этой холодной темноте. Но я все еще считала, что это нужно прекратить. Страдать должна только я.
Мне все казалось долгим, как и дорога до квартиры. Иногда мне казалось, что после аварии мои стройные ножки перестали меня слушаться и делали совершенно не то, что я хотела.. Оказавшись в квартире, я замерла в коридоре, боясь пошевелиться дальше, чтобы ничего не снести. Кажется, я уже забыла как выглядит моя квартира.
- Да. Да, здесь я могу ориентироваться сама. Ты можешь идти, если что я позову, - я не собиралась этого делать, но и он похоже уходить не собирался, что начинало меня огорчать. Я тут же хотела показать свою самостоятельность и сделала несколько шагов вперед, пока не врезалась в комод, стоящий в коридоре и не снесла часть баночек и кремов, которые там стояли. Боже, какая я идиотка. Моя попытка показать, что я справлюсь не увенчалась успехом, а я так пыталась.
Я чуть вздрогнула, ощутив его теплую руку, которая тут же взяла мою хрупкую ручку в свою и куда-то потянула. Я не знала куда. Я заблудилась в собственной квартире, но тут же облегченно вздохнула, оказавшись на диване.
- Спасибо, - робко благодарю его я, присаживаясь на краешек дивана и хватаюсь ручками за края, чтобы не дай бог никуда не свалится, ведь и такой страх присутствовал в моей темной головке. Я снова смотрю в темноту и где-то в глубине души надеюсь, что это сон и я сейчас открою глаза и все по прежнему. Так, как было раньше. Счастливо и спокойно.
После больницы я до сих пор ощущала на себе этот запах медикаментов и всякой ерунды, которая сразу остается на твоей одежде и теле, поэтому мне безумно хотелось принять душ и смыть с себя всю эту грязь, и порадоваться этому теплу от теплых струй воды, а Уэйд, в этот момент, как прочитал мои мысли.
- Да, пожалуйста, отведи меня в ванную. И я не против потом немного перекусить. - я начала сдаваться. Я почти сдалась и уже так отчаянно не пытаюсь его отогнать от себя. Может... Может это потому что я и вправду слишком беспомощна пока что, чтобы отказываться от его помощи? Наверное.
Я тут же встала с дивана и, чуть пошатнувшись, маленькими, неуверенными шажочками направилась в сторону ванной и тут он мне снова помог. Я, конечно, была благодарна, но все еще злилась на себя.
- Спасибо. Дальше я сама, - я закрыла дверь ванной комнаты, оставив его по ту сторону дверей и еще секунду постояла, пытаясь вспомнить, где и что у меня находится, чтобы снова ничего не снести. Я все еще хотела доказать, что я что-то могу сама. Долго и мучительно, но я вправду справилась, немного погремела и по разбрасывала вещи, но справилась. Я просто сидела в ванной, ощущая теплые струи воды и радовалась, что могу наслаждаться хотя бы этому. Я долго не выходила, пока мне не надоело и вскоре, нащупав полотенце, обернула своей мокрое тело и, оставшись стоять в ванной, побоялась вылезти, чтобы не упасть. Страх, как будто падаешь в бездну.
- Уэйд... - громко позвала, не сдвинувшись с места. Я запахнула полотенце потуже и посильнее прижала его к себе. - отведи меня в спальню. Пожалуйста.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Дай мне забыть тебя