Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Слишком много триггеров


Слишком много триггеров

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s7.uploads.ru/E9sf2.png

Участники: Alastair Cameron, Sebastian Underwood и...
Место: Midtown Sacramento, ночной клуб
Время: декабрь 2015
Время суток: после девяти вечера
Погодные условия: как обычно, выше нуля; порывистый ветер.
О флештайме: Что обычно делают в ночном клубе?

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-05-25 19:38:46)

+2

2

«Часов в девять, не раньше». Времени, вроде, оставалось порядком. И все равно недостаточно, чтобы привести мои мысли в порядок.
Я был заинтересован Алом Камероном, наше знакомство всколыхнуло меня, подняло с мелководья и понесло куда-то в бурный водоворот, чему навстречу – я не представлял, и именно поэтому так в Алистера и вцепился.
Во всем этом не было ни капли здравого смысла, а один концентрированный рок, если бы вы знали, как меня завораживают любые встречи с судьбой. Двойник Джонни был не плодом моего больного воображения, а его родным кузеном. Реальным, живым, совершенно другим и непонятным. Внешность и акцент ввели меня в заблуждение, очаровали, из-под них выплыла его радикальная на Джонни непохожесть – а если, стоит заплыть чуть глубже, я наткнусь на столь же непонятное и неожиданное сходство…
Я вошел в квартиру, задумчиво открыл стенной шкаф и уставился в пустой угол полки. Алкоголя я дома, естественно, не держу.
Ведущий психологической группы борьбы с зависимостями, куда я ходил каждую пятницу, советовал избегать ситуаций, которые вызывают желание выпить. Избегать триггеров. В то же время он напоминал, что хотя мы бросили пить (а кто и колоться), это не значит, что нам удастся жить в тепличных условиях. Вот и понимайте, как хотите.
Выпить мне хотелось уже сейчас. А что же будет вечером?
С Джонни мы бывали в питейных заведениях. Он с ознакомительными целями, после 23 лет бесперебойного подвижничества на научной стезе, а я – на роли проводника Вергилия, чего я там не видел, но с Джонни мне везде было интересно.
Я поймал себя на том, что перелистываю страницу Фейсбука. Джонни обновлял ее довольно регулярно, но не так быстро, чтобы я не успел засмотреть до дыр новые фотографии, анонсы лекций и переписки в комментариях.
По сравнению с алкоголизмом киберсталкерство – не зависимость, а так, милая причуда. Я отложил телефон, сбросил одежду и отправился в душ. Горячая вода смыла, хотя бы частично, угрызения совести и тягостные предчувствия.
Хотелось спать, но надо было кое-что сделать по работе.
В качестве компромисса я завалился на кровать с блокнотом. Самый продуктивные вариант, когда требуются свежие идеи. В моих блокнотах адская мешанина – план следующей части романизированной биографии, письмо, которое я никогда не отправлю, полтора стихотворения, пять страниц все-таки в биографию; набросок для колонки редактора о статусных вещах, их реальной цене и продажной стоимости. Обычно я с трудом пишу на социальные темы, но уж очень меня задела недавняя речь Дианы, моей коллеги и храброй амазонки на баррикадах общества потребления (а я, естественно, по другую сторону этих баррикад).
Я так сосредоточился на формулировке своих аргументов, что не заметил, как заснул. Проснулся, когда уже темнело – только и хватило времени, чтобы натянуть джинсы, фуфайку, джемпер, сунуть кошелек и ключи в карман и выбежать из дома.

Улица, где находился клуб, была знакомая, а вот мимо самого заведения я обычно проходил, не обращая внимания.
Получилось так, что я снова пришел на встречу загодя. Так что я, особо не волнуясь (ха, ха) закурил и начал болтаться перед дверью. Время от времени я оглядывался  боковым зрением по сторонам – не идет ли Ал? - с риском заработать расходящееся косоглазие. Но от этого занятия меня отвлекла девушка, попросившая огоньку, затем еще кто-то, жаждущий сигареты. Так я оказался в центре небольшой, жадно дымящей компании, узнал, что внутри клуба, как и во всех увеселительных заведениях Калифорнии, курить запрещено – наверное, Ал будет рад. Из дверей доносилась если еще не живая музыка, то все-таки вполне зажигательный мотив.

Petr Nalich - sticky lover

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-05-04 02:21:26)

+1

3

Ал нервничал. По его образу жизни было сложно такое сказать, но на самом деле он всегда немного нервничал перед тем, как куда-то в первый раз пойти, а иногда и не в первый. Но в преодолении этих ощущений была своя прелесть, и своя доза адреналина. Это была часть приключения.

Еще одной частью ритуала были приготовления. Принять душ, побриться наконец, нацепить более заметную серьгу и более облегающие рубашку и джинсы. Конкретных планов на этот выход в свет Ал не имел, но вернуться в компании с кем-то он был бы очень за. Кто бы это в результате ни был.
И потом - культурная, практически, программа! Надо же наконец оценить клубы в Сакраменто! Вряд ли это одно из тех мест, где ошивается местный бомонд, но размах и вложения он здесь периодически уже видел. Где-то к сиянию можно будет приобщиться. Всегда было любопытно, что же такое VIP которых сделало таковыми не рождение со стратегически правильной кровью, а со стратегически правильным кошельком. Это будет иметь еще меньше отношения к некоему Алу Камерону, но по крайней мере, это может более задорно выглядеть.

Навигатор просчитал для Ала сколько времени займет добраться до клуба, и даже не соврал. А наличию мест для стоянки в этом городе Ал каждый раз удивлялся. В результате, он даже не опоздал к своим заявленным девяти, и это даже становилось неловко.

Оставив машину, Ал направился к двери, опознав ее по свету и приглушенной музыке. На улице стало холодно и он сложил руки пытаясь закрыться от ветра, заторопившись попасть внутрь. В машине оставался пиджак, но таскать с собой верхнюю одежду, которую потом надо будет оставлять черт знает где перед тем, как идешь танцевать, и потом обязательно забыть - вот это он не любил.

+1

4

- Оп! -  хватаю я за локоть Алистера, появившегося из промозглой южной темноты. – Молодой человек, можно с вами познакомиться? – продолжаю я болтать, развлекая свою небольшую курящую компанию и, будем надеяться, Ала, хотя последнее и не факт.
…А кое-кто купился – девушка рядом со мной как-то вздрогнула и выронила изо рта окурок.
И, вытаскивая Алистера в круг света от фонаря над дверью, я вижу:
Он гладко выбрит – очень похож на нежного 23 летнего Джонни, который сиял из своего темно-синего профессорского костюма, как шотландские солнышко, затмевая все вокруг. На Джонни, которого я не видел двенадцать лет. На Джонни, с которым мы и не такое откалывали, в более провинциальных северо-ирландских кабаках и на ином уровне жизненного опыта, о котором в песне поется «Фарш невозможно провернуть назад».
Я понимаю, что это только иллюзия, которая только все усложняет, что у меня ненормально хорошая память на детали, которые уже лет пять, как следовало бы забыть, но… уж очень это неожиданно, и снова, как в первую нашу с Алистером встречу в лифте, кажется, что все возможно.
Еще бы несколько секунд.

- Какие планы на вечер? – развиваю я свое безобидное представление.
Алистер повернул голову, и сверкнула в желтом электрическом свете… Серьга.
Современная, даже новомодная, дизайнерская бижутерия. Или как это называется…
Ничего подобного я не ожидал. Уж точно не ожидал увидеть молодого Джонни в серьге, чур меня, чур.
Джонни, с его рано сложившейся системой жизненных ценностей, презирал какие-либо украшения, кроме фамильного перстня с печатью, а позднее и часов Longines - первый указывал на его приверженность традиционным ценностям, вторые на крепко занятое положение в обществе.
О чем может говорить такая серьга, я ни сном ни духом. Даже не догадываюсь.
Она напоминает гигантскую серебряную запятую или выпрыгнувшего из реки лосося.
- Это символ чего? – понизив голос, жадно спрашиваю я и указываю на серьгу подбородком.

Тем временем группа любителей никотина начинает втягиваться обратно в бар - может, они пришли вместе, а может быть, рассредоточатся по по помещению до следующего выхода, но в любом случае, уже мне слегка знакомы.

0

5

Алистер все же был развлечен. Он широко улыбнулся Себастьяну, и дал себя увлечь, отстраненно отмечая так же то, что у Себастьяна теплые руки, и сейчас это так приятно. Хотелось бы прижаться целиком, бормоча "ты теееплый", но возможно это прозвучало бы как жадное "мозгииии" а на них кажется и так странно смотрят. С чего бы, Ал не мог понять.
- Ну как, молодой человек, - он подхватил игру, - вот, решил посетить местное увеселительное заведение. Пропустить рюмочку или две, потанцевать так, что матушке, святой женщине, было бы стыдно. Не хотите ли составить мне компанию? - Он перехватил Себастьяна под руку. Это был компромисс между предыдущим, и желаемым.

Затем он приподнял бровь, выжидая, пока Себастьян его изучал.
- Я пропустил клочок при бритье? - Он попытался угадать. - У меня выскочил прыщ? Что-то еще хуже? - Он приговаривал, следя за Себастьяном только глазами. - ...а, а. Серьга? Она символизирует то, что я наконец не на работе, и могу нацепить на себя все, что угодно! - Он рассмеялся. Огляделся. Тому, что окружение поредело, он был скорее рад. Все же сигаретный дым очень вонюч когда ты не куришь сам. Но с другой стороны, полукруг зрителей больше прикрывал его от ветра, а теперь нет. Надо быть более удачным юмористом, видимо, чтобы удерживать публику. Ну хоть окурками не забросали.
- Пойдем тоже внутрь? - Предложил он.

+1

6

Leonard Cohen – Lover lover lover

Я встряхнулся и ожил.
- Просто непривычно как-то – серьга, - правдиво ответил я.
Джонни бы ничего подобного в жизни не надел, он даже про мои дырки в ушах довольно редко прохаживался, впрочем был прав: не помню, для чего я проделал их в далекой юности, предполагаю, что просто по пьяни.
- Просто я, наверно, не часто встречаю людей, которые вот так разнообразно меняют стиль одежды.
Да и где я вообще людей встречаю? В родной редакции или в странном стечении обстоятельств.
Ал горячий и свободно отдает свой жар сквозь тонкую ткань рубашки. Спонтанные физические контакты, мимолетные объятья… Если бы это был Джонни, я точно знал бы, к чему дело клонится, у Джонни в плане физических контактов ничего не было случайно, а все точно рассчитано, дозировано и проверено профессорскими знаниями этологии.
Но в данном случае – ничего я не знаю.
Мы входим в заведение, и я думаю, что хорошо бы забуриться сейчас за какой-нибудь дальний столик в темном углу, чтобы привести в порядок мысли до того, как официанты нас заметят. У меня ведь от волнения из головы вылетело, что я так и не решил – пить мне сегодня или не пить.
Тем временем запел Леонард Коэн. Не собственной персоной, конечно. Но в записи он даже лучше. Наверно, живая музыка начиналась здесь позднее.
- О! что я слышу! – сказал я. - Тебе нравится старье, Ал? В музыке, я имею в виду.
Леонард Коэн поет о расставании с совершенно мифической Мэри-Энн.
I’d like to read your palm.
- Я хотел бы погадать тебе по руке… - повторяю я. Опустив руку, я довольно незаметно обхватываю его запястье, оно довольно плотное, но мой большой и указательный палец смыкаются на секунду, как наручник или сантиметр старомодного портного, который шил  сорочки на заказ Фрэнсису Скотту Фицджеральду. Диаметр запястья такой же, как у Джонни. У Джонни я помню все линии на ладони, и сейчас, может быть, у меня будет возможность взглянуть на еще одно различие в этих руках, в чем-то похожих, а в чем-то непохожих.
Я хотел бы рассчитать хоть что-нибудь, предсказать наперед хоть на неделю.
Ведь наше знакомство по сути случайно и кто знает, может быть, коротко (и чем больше Ал похож на Джонни по глубинным жизненным ценностям, тем более вероятно, что коротко).
А мне-то кажется, что уже много времени прошло.
just as I climbed this whole mountain side…
Всё потому что я пробудился от калифорнийской дремоты с ее цветными сновидениями, и был в эти несколько часов общения очень внимательным, боялся пропустить хоть секунду, как будто каждая могла решить мою настоящую судьбу. Как правило, я не уверен, есть ли во мне хоть что-то настоящее.
Тебе когда-нибудь гадали по руке, Ал?

Отредактировано Sebastian Underwood (2016-06-10 18:34:28)

+1

7

Ал смотрел на него с улыбкой, которая неизменно отражалась и искорками в глазах.
"Что ты несешь? Вот что ты несешь?" Думал он, но не с раздражением, а с теплой симпатией. И когда он это осознал, он так же осознал, что все таки безоговорочно попал. Сегодня, если он не дождется какого-то шага от Себастьяна, он сделает этот шаг сам.

- Смотря какое старье. - Ответил он. - Вот это - не очень, хотя были у него и песни, которые мне нравятся. - Он попытался вспомнить те самые песни, но пока играет одна мелодия, вспомнить другую совершенно невозможно. - Он перехватил руку Себастьяна, почувствовав прикосновение.
- Не гадали! А ты умеешь? - Что-то подсказывало ему, что это просто социальная игра, из тех, в которые играют на вечеринках, но... он ведь все равно не верил в гадание по-настоящему, правда?

Он не мог сказать этого с полной уверенностью. Иногда, происходящее просто казалось мистическим, волшебным. Например тогда, когда у тебя такое настроение, будто ты уже успел выпить. В такие времена кажется, что получиться может все, и кровавую Мэри у зеркала лучше не звать. Но вот более положительные риски - почему бы и нет?
Так, что он улыбнулся, и снова подсунул Себастьяну ладонь.

+1

8

Я инстинктивно затянул Алистера в самый темный уголок, где хиромантией можно заниматься только на ощупь.
- Бугор Венеры, - объявил я, надавив на основание большого пальца.
Пока все шло, как надо, рука была крепкая и горячая, я по-прежнему не имел понятия, что люди делают в ночном клубе.
- Он отвечает за физическую привлекательность – конечно, как ее понимали в ранний период Возрождения. Правильные черты, здоровый цвет лица, приятные телесные формы.  Но что касается обаяния и харизмы…
Я сосредоточенно провел по середине ладони, пытаясь мысленно спроецировать на горячую кожу карту планет, что собственно и являлось основополагающим принципом хиромантии. Надеюсь, что Алу не было щекотно. А хоть бы даже и было!
-…Юпитер – стремление к власти, умение распоряжаться людьми, вот он, от Венеры недалеко ушел. Ты стремишься занять определенное место в человеческом обществе, Ал, и у тебя есть все, чтобы достигнуть успеха.
Мое изумление, которое я не сумел полностью скрыть, не было наигранным. Пока что руки обоих кузенов практически не отличались, хотя рука Ала странным образом казалась легче. А ведь спортом из них занимался именно Ал. Впрочем, возможно, ощущение легкости было чисто метафизическим, в противовес воронке упрямой гравитации, всегда окружавшей Джонни.
- Ты счастливый обладатель упорядоченного ума, - объявил я, дойдя до другого края ладони. – Мыслишь целенаправленно и не барахтаешься в фантазиях. Житейскую практичность и способность отстаивать свои интересы нахожу я рядом с твоим мизинцем. Но вот не подавляешь ли ты свои творческие порывы?  Ощущаю вот здесь некую неуравновешенность. Аскетизм, меланхолия, слишком строгое отношение к себе – ты ничем из этого не страдаешь? Или не наслаждаешься? Впрочем, я могу и маху дать, здесь и правда очень темно. Стало быть, вот тебе твои задатки, а для предсказания судьбы как таковой традиционно требовалась хотя бы свеча, или лучина какая, ну на худой конец полнолуние или извержение Везувия вдалеке.
Основная масса народа устремилась поближе к сцене, а мы, благодаря прекрасной идее Алистера, просто отошли от двери и оказались в темной таинственной области, равноудаленной от входа и от сцены. Впрочем, какая-то дверь в служебное помещение хлопнула и снова затворилась.
Официант пробегал по своим делам, но остановился невдалеке от нашего темного угла с выражением на лице « What the fuck is going on?» Вволю понаблюдав, он все же сделал вывод, что мы не обдолбались, и поинтересовался, будем ли мы что-нибудь пить.
- Ну конечно, обязательно, - отозвался я, так и не успев на этот счет ни на что решиться. – Ты что будешь пить, Ал?

0

9

- Пива. - Моментально ответил Ал, отряхиваясь от транса, в который его ввел массаж руки в сочетании с журчащим потоком слов, которые он практически пропускал мимо ушей. Да, спасительное пиво.
- Пинту любого светлого бочкового. - У них ведь должно быть хоть какое-то? Спрашивать должно быть оскорбительно для любого уважающего себя заведения, но разные страны и их питейные обычая часто его удивляли. Например то, что здесь "пинта" как единица измерения - меньше, он хотя бы слышал заранее. А это могло быть неловким сюрпризом.

И он снова посмотрел на их руки при слабом освещении. Не то, чтобы ему было неинтересно, неловко, или неприятно. Просто он не мог сконцентрироваться. Все это было таким... гороскопом, а это слово для него было собирательным для всей мистики и популярной психологии одновременно. Но приятно было, и вполне, ну, ловко.
- А считается только одна рука? - Он попробовал показать, что хоть сколько-то следит за происходящим, и подставил вторую. Заодно, может, Себастьян и ее разомнет. Но смотрел он снова не на руки, а собеседнику в лицо, и думал, означает ли взгляд официанта, что если два мужика стоящие очень близко и держащиеся за руки в темном углу предпримут что-либо еще, то он вообще закричит. И имеет ли значение, закричит ли официант. Возможно, если сначала выпить пива, то нет. А то Себастьян ему уже какую-то меланхолию нагадал, надо с этим бороться.

+1

10

Все, что я делаю сейчас, подумал я, я делаю в трезвом виде, а что я стану вытворять, если выпью? Опыт подсказывает, что примерно тоже, но тормоза мне откажут. Я не настолько хорошо знаю Ала, чтобы понять, приятно ли ему потом будет говорить «Это не я, это все он», или он даст мне в морду и уйдет. Не буду-ка я пожалуй рисковать.
- Апельсиновый сок, - сказал я.
Официант и так смотрел на меня брезгливо.
- А считается только одна рука? - спросил Алистер.
- Вообще-то… - начал я, но был прерван.
В ласковой темноте ночного клуба, среди не слишком раздражающей музыки неожиданно хряснули меня меня сзади по затылку чем-то твердым.
Не люблю, когда меня бьют по голове. Я резко обернулся.
- Я тебя столько лет искала! – с пафосом воскликнула брюнетка невысокого роста с туфлей в занесенной руке. Одета она была вычурно, но со вкусом. В узкую, черную, перекрученную на бедрах юбку "карандаш" и в топик из подлинно китайской материи с вытканными узорами. Все это подчеркивало алебастровую белизну ее кожи и черноту волос цвета воронова крыла. Я видел красавицу впервые в жизни. – ...А ты?!.
- Как тебя зовут? – попытался я внести ясность.
- А ты не помнишь, что ли? – парировала она и презрительно хмыкнула. – Во, дрочистый изумруд.
Моя беспамятность, видно, ее в принципе не удивила. "Может, и правда..." - задумался я.
Внешность у нее была юная, кукольная, в сочетании с сиплым голосом бывалой провинциальной примадонны. Что у нее там было со сценой – неизвестно, а вот с алкоголем вполне было все в порядке. На ногах девушка держалась нетвердо, тем более, что туфельку на высоком каблуке, которой она огрела меня по затылку, мне же и отдала, а я предусмотрительно засунул ее в карман.
- И где же мы виделись? – попробовал я снова.
- Да там, как его. Телефона-то ты мне не дал, искала тебя. Дни, месяцы, годы…
Меня одолели колебания. Как всякого интеллигента перед лицом прямолинейной напористости. Когда я жил с Имсом, я разумеется, свой номер девушкам не давал, но после работы торопливо заходил в бар, и познакомиться по пьяни мог вполне.
- Ну вот и свиделись, - лирично произнесла она и, шагнув мимо оторопевшего меня, красивым движением повисла на шее у Алистера.
- Эй! Это что за интермедия «Солдат и смерть»?  - осадил я ее. – Ты хоть иногда притормаживай...
Ведь я Алистера первый нашел. Но тут же подумал – это я, не иначе, из зависти. Красивая девушка в самой кондиции вешается товарищу на шею, а я сразу бросаюсь портить ему охоту и рыбную ловлю.
Я повесил голову и виновато на них покосился.

0

11

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Слишком много триггеров