Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Модель для доберманов, или Помидоры для рекламы


Модель для доберманов, или Помидоры для рекламы

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ДЕНИВЕЛ МОРИ и ЯННЕ ЛАНГ
4 мая 2016 года
09:00
|| солнечно

Для продвижения бизнеса и получения прибыли Янне соглашается на устроенную партнёрами фотосессию с участием собак с его же псарни и модели из агентства небезызвестной госпожи Бриоль, от упоминания о которой тут же передёргивало. Ему как владельцу пришлось при этом присутствовать. Денивель как выбранной модели пришлось находиться рядом с послушными псами.
Только вот некоторым жителям Ранчо Кордова захотелось устроить скандал, попытавшись сорвать работу, и они не нашли ничего лучше, нежели закидать импровизированную площадку помидорами.
Напомнить, что репутацию псарня заслужила не просто так.

+1

2

Внешний вид
Сегодня съемки начинаются рано утром. Да-да, девять часов утра это для меня рано. Особенно если учесть, что ехать нам далеко, а на съемку в этот раз я должна приехать уже подготовленной, чтобы не тратить на это время там. Поэтому уже пол седьмого утра я сидела с влажными волосами в кресле у себя дома, а передо мной поочередно бегали парикмахер и визажист.
Вчера вечером мне написала сама Софи и сообщила, что с утра мне предстоит очередная фотосессия. Я немного разозлилась, что она не предупредила заранее, но тут же угомонилась, стоило ей сообщить, что проект обещает быть интересным. Я в этот момент, как мне и полагается, вся заинтересовалась, пока Софи писала о том, что мне предстоит работа за городом с чудесными, на ее взгляд, собачками. При мысли о собачках я невольно вздрогнула и поежилась, но возражать не стала. Однако, припомнила, что первый и последний мой опыт общения с собаками был больше трех лет назад. К тому же в том случае собака была далеко не такой внушительной, как доберман, а больше походила на маленький тяфкающий шарик. Ничего удивительного, ведь псом был маленький шпиц.
Вообщем сложилось так, что сегодня прямо с утра на мое лицо накладывали тонну "штукатурки". В принципе, ничего удивительного, ведь очень желательно, чтобы после съемок у фотографа оставался минимум проблем с ретушью. Именно по этой причине мое лицо старались сделать идеальным всеми мыслимыми и немыслимыми средствами. Я уже ничему не удивлялась, а просто прикрывала или закрывала глаза, когда это было необходимо. Спустя час я уже моргала длинными пышными ресницами и могла свалить любого наповал длинной стрелок на моих веках. Волосы было решено оставить распушенными, придав им вид легкой небрежности. Честное слово, я ненавидела когда стилистам в голову приходила именно эта идея, ибо это означало, что волосы намеренно запутают. Тем не менее, права голоса в таких вещах мне никто не давал и приходилось мириться с жестокой действительностью. К тому же, надо признать, выглядело это и правда довольно подходяще к случаю.
Мы выехали немного заранее, чтобы ни в коем случае не опоздать на съемку. Каждый член нашей команды помнил, что мы должны держать лицо агенства и быть идеальными во всем. Внешний вид, аккуратность, пунктуальность - все это имеет значение.
Машину вела та же девушка, которая делала мне макияж, ибо сама я добраться до псарни никак не могла, да и к тому же на фотосессии всегда нужен гример - от различных условий съемки может поплыть косметика, чего никак нельзя допустить, если это не входит в идею фотографа.
Без пятнадцати девять наша машина подъехала к высокому монолитному забору, проникнуть за который без посторонней помощи не представлялось возможным, поэтому мой импровизированный водитель позвонил в звонок около ворот, чтобы сообщить о нашем прибытии на псарню. Некоторое время ничего не происходило и я, опустив стекло, выглянула в окно, окидывая взглядом забор и кроны деревьев, которые виднелись за ним. В какой-то момент мне показалось, что по одному из деревьев прыгает белка и я восторженно взвизгнула, принимаясь внимательнее следить за происходящим, чтобы увидеть пушистого зверька хотя бы еще разочек.

+2

3

Раннее утро встретило Янне привычным и основательным копошением на кровати, которое не прекращалось ни на секунду и грозило бесцеремонно переместиться на голову: проснувшийся Минос настойчиво требовал внимания, а новый день — моральной готовности к предстоящей фотосессии. Ланг взглянул на белую морду любопытного бультерьера и вздохнул, нехотя вставая с кровати: мысль, что обязательное мероприятие привлечёт посторонних и ненужную шумиху, не давала покоя с самого первого известия о планах партнёров. В конце концов, псарня всегда была в центре внимания особо любопытных и незанятых работой жителей Ранчо Кордова, и даже смерть собак от старости приписывали исключительно персоналу. Пожалуй, Янне даже переплюнул Петера, ведь таким кровожадным его отца никогда и никто не считал.

Вторая новость, которая вдохновила Ланга не больше, чем необходимость обвешивать собственных псов различной мишурой, вовсе вынудила передёрнуть плечами и скривиться, в полной мере демонстрируя своё отношение к выбору модельного агентства: о Софи Бриоль он не слышал с зимы этого года и предпочитал больше никогда не слышать. Янне наскоро оделся, не обращая никакого внимания на мешавшегося под ногами Миноса, и привычно собрал волосы в пучок, глядя на отражение хмурого, предчувствующего беду человека, желавшего не вспоминать о пробудившемся прошлом, самовольно постучавшемся в закрытую дверь стараниями партнёров. Ему лишь оставалось надеяться, что лично мисс Бриоль не взбредёт в голову наведаться на псарню и рассказать с дюжину историй о будущем женихе. 

В остальном утро ничем не отличалось от однотипной череды предыдущих будней: проснулся в компании Миноса, поздоровался с уже работающей Джил, кормившей радостных сук и кобелей, отдал распоряжения Джеку и с тяжёлым сердцем впустил на территорию посторонних, непосредственно связанных с рекламной суетой. В общем и целом, на псарне начинался привычный рабочий день, вызвавший особый ажиотаж у молодых псов, так и норовивших попытаться выбраться из клеток, чтобы самостоятельно посмотреть на фотографа и продемонстрировать себя во всей красе.

Поэтому, когда в назначенное время к псарне подъехала машина с моделью, всё было уже готово: аппаратура поставлена, три разномастных пса подготовлены, а Джил с неодобрением смотрела на Миноса, всё же добравшегося до сумки одного из представителей компании, занятой собачьей продукцией. Бультерьер успел пожевать ручку, а потом с гордо поднятой головой продемонстрировать притащенного плюшевого медведя. На этом перечень всех неприятностей заканчивался и начинался новый: Янне нажал на кнопку, со скрытой тревогой наблюдая за открывающимися воротами, в которые плавно въехала машина. Радовало лишь то, что Бриоль в ней не оказалось, и Ланг выдохнул с облегчением, ожидая, пока дверь автомобиля откроется, позволяя в этом окончательно убедиться. Он быстро и нервно облизал губы, вновь вдавливая податливую кнопку, и направился к представителям рекламного агентства, на ходу подхватывая неугомонного Миноса, во все ноги бежавшего к новым людям, чтобы лично и по всем правилам познакомиться: прыгнуть на дорогую одежду пыльными лапами и постараться достать до лица, чтобы облизать. Активно облизывать от досады пришлось зажмурившегося Ланга, уже привычного к столь бурным проявлениям щенячьих нежностей.   

Здравствуйте, — как можно дружелюбней произнёс Янне, стараясь абстрагироваться от мысли, что перед ним модель из агентства небезызвестной женщины, в каком-то смысле отобравшей его собственного любовника. Пускай вечно сомневающегося и нерешительного, но всё же друга детства, с которым Ланг успел прожить семнадцать лет и лишиться в одночасье. Он нахмурился и тряхнул головой, надеясь, что не выглядит ни враждебно, ни хмуро. Обычно. Как самый обыкновенный человек, которому досаждает шумно дышащий в ухо щенок. — Надеюсь, вы добрались без приключений. — Ланг скосил взгляд и удобней перехватил бультерьера, разворачиваясь к модели полубоком, чтобы продемонстрировать свою ношу: — Кажется, этот нетерпеливый джентльмен хочет с вами поздороваться, но работать сегодня вам не с ним. Если у вас есть желание и время, то можете ознакомиться со своими сегодняшними партнёрами: Моли, с чёрной шерстью, нежная и добрая сука, Томас, любопытный кобель коричневого окраса, и Ра, серьёзный и самый взрослый из них кобель изабеллового окраса. А это Минос. — Янне поцеловал щенка в нос и вздохнул. — Меня зовут Янне Ланг, я владелец псарни и этих псов. Остальную информацию вам изложит Рита, это всё её рук дело.

+2

4

Перед нами открываются ворота и машина спокойно въезжает на территорию псарни, которая выглядит так, словно по-настоящему отрезана от остального окружающего мира. На какое-то мгновение мне начинает казаться, что время тут остановилось, застыло и просто-напросто умерло. Слышится лай собак и я морально пытаюсь себя настроить на то, что в ближайшее время окажусь в их окружении, буду к ним прикасаться и позировать рядом с ними. На самом же деле мне немного страшно, поточу что я правда никогда не имела опыта общения со столь крупными собаками, а лишь видела как с ними справляются другие. Однако, меня успокаивает мысль о том, что доберманы на псарне должны быть отдрессированы и послушны. А это будет означать то, что в присутствии своего хозяина вести они себя будут послушно и, если так можно выразиться по отношению к собакам, порядочно.
Разглядываю открывшуюся территорию через открытое окно автомобиля, когда он наконец-то останавливается. Стоит только этому произойти, как я выскальзываю из салона. Вдыхаю полной грудью свежий воздух, которого так не хватает в душном Сакраменто и расплываюсь в легкой улыбке, но тут же прячу ее за маской профессиональной серьезности, осознавая, что в ближайшее время на камеру мне придется сначала улыбаться, затем попытаться изобразить сдержанность и даже некую суровость. Я уже примерно осведомлена, как должно выглядеть мое лицо на этих фотографиях. Думаю, это будет не сложнее чем обычно. Если я, конечно же, не испугаюсь собак. Теперь остается только надеется, что моя реакция будет абсолютно адекватной.
- Доброе утро, - приветствую я юношу, который выходит на встречу мне и моему визажисту. С первой же секунды я замечаю, что он не один, а со своей "ношей". Эта самая "ноша" на деле оказывается непоседливым и довольно милым щенком, слегка извивающимся на его руках и пытающимся облизать своего хозяина. Для чего облизать? Видимо малыш беспокоиться, что хозяин предстанет перед гостями не умытым. Эта ситуация заставляет меня невольно улыбнуться.
- О, мы прекрасно добрались. Спасибо за беспокойство, - я стараюсь быть предельно вежливой, но при это выглядеть естественно. Как бы невзначай разглядываю молодого человека, который сейчас передо мной стоит. Если честно, то выглядит он немного жутковато. Нет, меня это не отталкивает, скорее подогревает интерес, но первое что я думаю о нем - кажется, ты находишься на грани между жизнью и смертью. Честное слово, стоит заглянуть в лицо мистера Ланга, как по позвоночнику невольно ползут мурашки. Ты выглядишь болезненным и, честное слово, не слишком живым. Ощущение, что смерть уже протянула к тебе руку, но все еще находится в раздумьях, прикасаться ли к тебе.
Чуть мотаю головой, стряхивая с себя эти мысли, и протягиваю руку к щенку, чтобы осторожно погладить и дать себя понюхать и лизнуть. Щенок, как и полагается в этом возрасте, любознательный и игривый. Я не очень хорошо знакома с собаками, да и вообще в моей жизни было не так много зверей, как хотелось бы, но кое что все же понимаю. Более того, сейчас во мне просыпается любопытство ко всему этому миру, который спрятан за стенами этой псарни.
- Приятно познакомиться, мистер Ланг, - приветливо отвечаю, продолжая поглаживать щенка, а потом осторожно убираю руку, - а я Денивел Мори, ваша модель на сегодня, - полуулыбка касается моих губ, я стараюсь выглядеть приветливо и серьезно одновременно, потому что понимаю, что мой возраст может смутить собеседника и внушить ложную информацию о том, что я не профессиональна. - Да, было бы неплохо познакомиться с вашими псами до съемки. Мне нужно немного освоиться, чтобы чувствовать себя комфортно. Вы могли бы помочь мне с этим? Если честно, я никогда раньше не имела дело со столь крупными псами.
Поворачиваюсь в сторону четвероногих друзей и делаю пару неуверенных шагов в их направлении. Припоминаю информацию о том, что Янне назвал черную Молли доброй и нежной и протягиваю руку в ее сторону, чтобы она могла понюхать и запомнить меня. Только после того, как эта процедура проходит спокойно, я позволяю себе прикоснуться к этой девочке, потрепав ее по шерсти и прикинув, что мы должны хорошо смотреться на фото вместе.
- Пожалуй, это не так страшно, как я себе представляла, - произношу, обращаясь к Янне и поднимая на него взгляд.

+2

5

И мне, — сдержанно произнёс он, уже привыкший к безликому, утратившему искренность обмену формальностями, далёкому от пресловутой истины: Янне не было абсолютно никакого дела до собравшихся здесь людей, но Ланга заботила псарня, с его же вынужденного разрешения оккупированная профессиональными зеваками. Торопящимися и снующими повсюду людьми, от которых невозможно было скрыться. Убежать. Раствориться в четырёх давивших стенах, ставших добровольной клеткой на добрую половину дня, где мелькал незнакомый персонал, а Джек с неодобрением выглядывал из здания, безропотно порицая происходящее. Впрочем, Янне уже стал к этому привычным, постоянно замечая ничем не замаскированное недовольство с появлением нового и частого гостя на некогда закрытой от посторонних территории. В их общем доме, по которому сейчас спешно прогуливались занятые в рекламе люди, а сам Янне шёл следом за Денивел, украдкой смотря по сторонам. Придерживая закопошившегося Миноса, который завидел Джил возле спокойных и замерших псов, отреагировавших на новые лица лишь поворотом головы. — В этом нет ничего сложного, — несколько запоздало проговорил Ланг и прочистил горло, возвращая себе твёрдость и уверенность. — Они умные и послушные собаки, которые чётко следуют данным им указаниям: сидеть смирно. Они большие, но в душе добрые.

Никогда не бросавшиеся на человека по чёткому и уверенному приказу, потому что в такие моменты голос Янне вовсе не дрожал. Не утихал. Не казался слабым или невнятным, ведь Петер хорошо дал понять, что любому разумному зверю требуется лидер, умеющий отдать команду. Поставить на место, и вплоть до смерти отца Ланг знал это самое место, отведённое именно ему. В углу. В тени будущей и воображаемой империи Лангов; и он мотнул головой, сфокусировав взгляд на Денивел, поборовшей робость. На его же костях, из которых проросла бы семейная идиллия, став венцом задумки Петера Терье Ланга. Янне кивнул, соглашаясь с молодой моделью, вместо которой, уже готовой для съёмок, он различал силуэты минувших дней, искажённых годами: в дверях, распахнутых настежь, мерещился окровавленный, изъеденный временем отец, сквозь плоть которого виднелись оголенные кости и белоснежные зубы, не прикрытые лопнувшими и растянутыми губами. Ланг облизал губы и тряхнул головой, предчувствуя, что отец пришёл повеселиться не просто так.

Пришёл посмеяться над фиаско, до которого оставались считанные минуты, ведь Рита, говорившая до этого по телефону, наконец-то отреагировала на долгожданную модель, потянув её в сторону фотографа и оставив псов в одиночестве. Янне, поколебавшись, чуть пригнулся и отпустил завертевшегося Миноса на землю, а затем медленно выпрямился, краем глаза уловив, что тот побежал по направлению к Джеку, словно желая затаиться на время бесплатного спектакля. Второсортного представления, и Ланг направился к псам, где ещё недавно скалил зубы Петер, с нескрываемым и противным Янне умилением смотревшим на него. Вновь и вновь доказывающим, что из него не выросло ничего путного, окончательно скатившись в пропасть.

Поделился бы своими умозаключениями, — одними губами проговорил он, останавливаясь в приглашающих внутрь дверях, где царствовал полумрак, скрывая клетки от излишне любопытных глаз. Убаюкивая воспоминания, что обезображенными пальцами скребли по полу, оставляя после себя едва заметные кровавые разводы. Янне передёрнул плечами и моргнул, утыкаясь взглядом в расплывчатый и нереальный силуэт. Молчаливый. Верный принципам и желанию загнать сына в могилу. — Я думал, что со временем ты станешь сговорчивым, — в пустоту невнятно пробормотал Ланг и замер, вторя насторожившимся псам. Зарычавшим взрослым кобелям, которые на дух не переносили незнакомцев, и Янне досадливо поморщился, безразлично смотря перед собой.

Душегуб! — пронзительно раздалось за спиной, и кто-то из псов залаял, приближаясь к прутьям. — Убийца! — полетело следом, и Янне сжал зубы, изменившись в лице: так они с зеваками не договаривались.

Окровавленные изглоданные пальцы мазнули по двери, куда через мгновение что-то врезалось, брызгами расплескавшись на одежду. Реакция не заставила себя ждать: Ланг развернулся на каблуках ботинок, выискивая нарушителя спокойствия, позволившего себе чрезмерное внимание к происходящему. Найдя трёх мужчин и нехотя переведя взгляд на Денивел, относящейся к агентству Бриоль, наверняка после подобного уже пожелавшей лично навестить непутёвого заказчика.

Отредактировано Janne Kristoffer Lang (2016-05-17 22:22:01)

+1

6

Какой ты видишь меня?
Но через секунду я задаю себе уже совсем другой вопрос: видишь ли ты меня вообще?
Хотелось бы узнать, откуда у меня такие мысли? Кажется непонятным, как человек может смотреть на вас и не видеть? Все очень просто. Взгляд Янне направлен в мою сторону, но я вижу (а может мне только кажется?) что он смотрит не на меня. Он смотрит сквозь меня. Взгляд Янне сейчас напоминает взгляд тех людей, которые могут смотреть сквозь пространство и время, пропадая и увязая в своей, какой-то совсем другой и отличной от нашей, реальности. Взгляд Янне не выглядит осознанным, он не цепляется за предметы и объекты вокруг нас, а потому я снова отворачиваюсь к псам, чтобы не создать неловкую ситуацию в тот момент, когда он вынырнет в реальность.
На слова о том, что собаки отлично выдрессированы и беспрекословно слушаются команды я растерянно киваю, пытаясь осторожно погладить каждую из трех, чтобы немного ознакомиться с четвероногими друзьями. У меня никогда не было своей собаки и, признаться, я не собиралась ее заводить, возможно поэтому в компании этих животных я все-таки испытываю некий подсознательный страх на грани своего сознания. Я испытываю страх, но отчаянно борюсь с ним, уговаривая себя не отворачиваться, не отдергивать руки и попытаться доверять, чувствовать. Мысленно я постоянно цепляюсь за слова Янне о том, что доберманы на самом деле добрые. Добрые, но выглядят они так угрожающе...
Как только я поднимаюсь на ноги и становлюсь в полный рост, то чувствую себя, даже не смотря на каблуки, малышкой рядом с высоким Янне. Мне давно пора бы привыкнуть, что подавляющее большинство людей выше меня, но я все еще каждый раз надеюсь, что не буду чувствовать себя ребенком перед очередным собеседником. Но цепляясь за твой холодный, отрешенный взгляд я чувствую себя дважды ребенком не смотря на все то, что мне довелось пережить. Чувствую себя ребенком не смотря на изнасилование, пережитое в пятнадцать. Чувствую себя ребенком, не смотря на то, что всего пару месяцев назад это чуть не повторилось, и не важно, что уже с совершенно другим человеком. Меня даже не утешает мысль о том, что этого придурка посадили. Меня ничего не утешает, когда я думаю об этом. Именно по этой причине я стараюсь не думать.
Как бы там не было, когда к нам подходит девушка и сообщает, что пора начинать, я лишь послушно киваю головой, а губы дежурно расплываются в улыбке. Я должна казаться приветливой, я должна вызывать желание со мной работать и не создавать лишних проблем. Это залог успеха. Ну и конечно, прежде всего, я должна вызывать желание запечатлеть мое тело и лицо рядом с этими собаками, а потом распечатать его и установить на билборд или куда-нибудь еще. Я должна вызывать желание смотреть на меня и одновременно подсказывать всей своей сущностью, что надо бы вот купить те поводки, за которые я держу псов. И надо это сделать не когда-нибудь в перспективе, а сегодня и сейчас!
Я прячу улыбку и делаю привычно одухотворенное лицо, когда фотограф щелкает меня пару раз, чтобы проверить свет и оптимально настроить фотоаппарат. Я не знаю человека, с которым сегодня работаю и потому даже представить не могу, какой будет картинка на выходе. Мне остается только надеется, что все завершится успешно и все будут довольны. Это важно.
В тот момент, когда Джил расставляет собак вокруг меня, пользуясь при этом подсказками фотографа, который довольно четко указывает, что он хочет перед собой видеть, происходит что-то странное и, я бы сказала, из ряда вон выходящее. Мне не сразу удается осознать, что случилось, но зато я довольно скоро замечаю, как около моих ног шмякается помидор, забрызгивая мою обувь соком. Я морщусь и чуть отхожу в сторону, когда слышу довольно громкие крики:
— Душегуб! - неосознанно закатываю глаза, и слышу следующие выкрики: — Убийца!
Мне искренне хочется сматериться вслух, потому что ненавижу, когда мешают моей работе. И нет, я не виню в этом Янне потому что, судя по тому, с каким лицом он вернулся, ему все это явно не по душе. Однако, меня тут же захватывают мысли о том, с чего тут начался такой кипишь и вообще кто эти люди?
Пока я думаю, то очередной "снаряд" пролетает в паре сантиметров от меня и я невольно вздрагиваю, предполагая, как было бы больно, если бы он попал мне в голову или еще куда-нибудь. И тут же воображение рисует картинку, какой "красавицей" я бы при этом стала. Сдерживаю себя, чтобы на засмеяться от этой мысли, потому что ситуация разворачивается ну совсем не смешная, и торопливо заворачиваю за какой-то из углов, дабы избежать недоразумений. Но я все-таки выглядываю, следя любопытным взглядом за всем происходящим.

+1

7

Безобразие.

Янне резко вскинул брови, быстро проведя пальцами по испачканной двери, и развернулся на пятках, хмуря брови и смотря на столь нелепое и глупое представление, от которого свело скулы: он даже не заметил, как с силой сжал зубы, силясь не наорать. Не накричать на первого попавшегося. Не выместить взметнувшуюся вверх злость, сдавившую горло. Ланг сглотнул, тряхнув пальцами, по которым стремительно стекал сок лопнувшего томата, и сделал первый тяжёлый шаг.

Балаган.

Все так боялись лояльных и умных псов, что совершенно забыли о более злом и беспринципном звере, кроющемся под чужой личиной. Людях. Ублюдках, что выкрикивали громкие, никем не подтверждённые обвинения, полностью игнорируя рабочий процесс. Позоря псарню и людей, кровью и потом возводивших империю ныне мёртвого и столь надоедливого Петера Терье Ланга. Янне скрипнул зубами, вытирая пальцы о дверь, и зашагал к месту съёмок, откуда уносили фотоаппаратуру.

Цирк.

Он с детства не любил все эти дешёвые представления и запах, который преследовал его попятам, вгрызаясь в кожу. Однако эту вонь было не с чем сравнить, и Янне подозвал Джека, игнорируя попавший в туфли помидор. Запоминая, как мягкая, хрупкая плёнка лопнула, разлетаясь вдребезги вместе с плотью. Как чья-нибудь особо умная голова, на которую ему хотел с силой наступить, чтобы размозжить и без того лишние в ней мозги. Ненужные.

Если ты сейчас это не прекратишь, то я за себя не ручаюсь, — зло прошипел он, цепляясь пальцами за рукав рубашки и натягивая её до предела. — А потом будет твоя очередь, что не уследил за этими уродами. — Он выдавил из себя нервную улыбку и разомкнул пальцы, отталкивая Джека ладонью. — Пошёл.

Эй, Ланг, — долетело до него, вспарывая ненависть, что бурлила внутри и вынуждала краснеть от злости, постепенно обволакивающей разум. Сдержанность, что надломилась с гулким и противным хрустом, словно раздавленные иссушенные кости под ногами. — Может, ты поделишься со всеми секретом, как убивать, но не сидеть?

Позор.

Янне облизал губы и скосил взгляд на псов. На фотографа, что спустя мгновение скрылся с глаз. На Риту, дальнейшее общение с которой не предвещало ничего хорошего. На Денивел, что с детским и непонятным Лангу любопытством взирала на происходящее. На обидчиков, что торжественно ухмылялись, чувствуя вкус долгожданной победы. Позора, что своевольно затянул ошейник до упора, не дав Янне мыслить логически. Взвешенно. Он лишь вернул им ухмылку, резко наклоняя голову вбок, и растянул губы, с тихим злорадством смотря на собравшихся клоунов. С него хватит. Ему уже давно хватило прошлых, забытых и всплывающих ошибок. Янне просто громко свистнул, развернувшись к выдрессированным псам, которым не нужно было объяснять дважды. Которых можно было не отчитывать, потому что его псы своё дело знали на отлично, не нуждаясь в подсказках.

Янне! — в начавшейся неразберихе он разобрал голос Джил, но лишь отмахнулся, с ненавистью смотря, как слишком умные и самоуверенные обидчики рванули назад, наслышанные о репутации здешних псов. Ему это аукнется, но об этом Ланг решил подумать в другой раз, быстро и уверенно направляясь в сторону собак. — Прикажи им перестать! Нам не нужны новые проблемы.

Абсурд. Вся его жизнь походила на абсурд.

+1

8

Находясь в своем шатком и хлипком убежище в виде колонны или чего-то ее напоминающего, я все равно не могу сдержаться оттого, чтобы не смотреть за происходящим. Да и какой смысл, собственно говоря, не смотреть? Ведь я же все равно нахожусь здесь и все слышу. Я все равно уже стала участницей чужой трагедии, если это можно так сказать. Так или иначе, меня впутали в эту историю и я не удивлюсь, если на днях в газетах появятся какие-нибудь заголовки, совмещающие мою жизнь и жизнь мистера Ланга воедино. Я не удивлюсь, если нас объявят мрачноватой парочкой или сумасшедшими любовниками или вдруг решат, что он мой двоюродный брат. Ну или придумают еще какую-нибудь хрень, ведь большинство журналистов желтых газетенок именно этим и занимаются - придумывают.
Мысленно я отвечаю тот факт, что мы могли бы неплохо смотреться с Янне. Мы могли бы и правда выглядеть эдакой ненормальной четой, содержащей в себе экстравагантную жену и сдержанного, даже чопорного, но очень нелюдимого мужа. Мы выглядели бы мрачной парочкой у которой в голове носятся огромные, сумасшедшие тараканы. Но этого никогда не будет. Не будет по двум причинам. Во-первых, не похоже чтобы Янне вообще как-то интересовался людьми. Во-вторых, я абсолютно не интересуюсь мужчинами. И я не собираюсь совершать ошибки моей матери, выходя замуж по расчету и скрывая за мужем и ребенком свою гомосексуальность. Черта с два!
Я становлюсь свидетелем почти немой сцены гнева мистера Ланга. Я наблюдаю за ним во все глаза, понимая, что вижу то, чего мне лучше не видеть. Я могу сказать, что в гневе Янне преображается, словно оживает. Удивительные перемены для человека, который в начале знакомства показался мне максимально отрешенным и даже, может быть, немного заторможенным.
Когда я слышу долетающие слова, обращенные к Янне, насмешливо вопрошающие о том, не поделится ли он секретом, как можно безнаказанно убивать, у меня по позвоночнику пробегает дрожь. Я понимаю абсурдность обвинений. Понимаю, что этого скорее всего никогда не была. Я не знаю по какой причине, но я больше склоняюсь к тому, что эти псы, как и Янне, никого не убивали. По крайней мере просто так. Да, я могу ошибаться. Да, я не могу знать ничего наверняка, но кто в здравом уме станет дразнить настоящего убийцу? Кто в здравом уме пойдет на такую непродуманную провокацию? Гораздо больше ситуация смахивает на то, будто мистеру Лангу просто хотят насолить, подкинуть свинью, испачкать в грязи. Ничего удивительного я в этом не вижу, потому что на этой псарне, судя по отзывам, воспитывают идеальных псов. Сдержанных, выдрессированных. И я склоняюсь к тому, что все происходящее тут - зависть. Банальное человеческое нежелание смириться с тем, что кто-то лучше.
А дальше я слышу свист. И как-то краем глаза успеваю уловить взгляд Янне - холодный, полный презрения и ненависти. У меня уходит доли секунды, чтобы разобраться, понять, что тут происходит. И тогда безумная улыбка касается моих губ, а глаза невольно сверкают. Я мысленно задаю себе вопрос: "Почему жизнь из раза в раз, изо дня в день сталкивает меня со всякими психами?"
Мне не надо иметь образование, мне хватает личной практики и тесного общения с шизофреником чтобы понять, что Янне не так прост, как кажется.

+1

9

Янне не хотел новых проблем, да и о старых он позабыл бы с радостью, но каждый раз, стоило только возникнуть иллюзии, что воспоминания перестали преследовать попятам, настоящее с радостью окунало его в ошибки прошлого. Как щенка в бадью с водой, где он должен был захлебнуться, если бы не проявил особое упорство или тягу к жизни. Ланг же был на суше, но ему казалось, что с каждым новым шагом он погружается в разлившееся вокруг море, которое моментально смыкалось вокруг ног, не позволяя уверенно идти. Полюбоваться на неминуемую гибель ничтожных и неугодных людей, сумевших разворошить тайны и вынести их на всеобщее обозрение, где им не было места. Не было причин появляться, и Янне сжал зубы, со злостью отмечая, что ни один плательные шкаф не удержит такое количество собранных в коллекцию скелетов.

Не сейчас.

Он резко выдохнул, останавливаясь на полпути, и громко свистнул, поднося испачканные пальцы ко рту. Проклиная собственную несдержанность, что отступила, нехотя оставляя Янне в покое. Позволяя мыслить логически и с едким раздражением понять, что подобный проступок ему хорошо аукнется, в будущем став насущной проблемой. Ещё одной в копилке из бесконечности, где умещалось всё: от мелких невзгод до грозившего тюремного срока, чудом миновавшего их семью. Его жизнь. Ланг облизал губы, смотря на терпеливых и послушных псов, что жались к ногам, выказывая свою лояльность. Расположение. Искреннюю любовь, которой Янне был всегда лишён в человеческом обществе, многократно преданный приближёнными людьми.

Надеюсь, в полицию они побегут не сразу, — безразлично проговорил он, почесав Моли за ухом, и развернулся лицом к съёмочной площадке, которая лишь отмирала после устроенного балагана.     

Наверное, когда-нибудь потом.

Янне обвёл взглядом погром, остановившись на валявшихся в ногах помидорах, и отодвинул один из них, нехотя возвращаясь обратно. Идя прямиком в пасть к ссорам и ругани, к недопониманию, что упрёком читалось в глазах Джил, раздражением виднелось в других и каким-то странным любопытством блестело во взгляде Денивел, вынудив скривить губы. В этом цирке не было ничего увлекательного или же наоборот привлекательным. Скорее уж отторжение, что семенило следом в лице трёх собак, державших почтительное расстояние.

Мне стоит извиниться за произошедшее, — громко и уверенно произнёс Ланг, с тяжёлым сердцем, гулко бившимся в груди, произнося формальные и не содержащие смысла фразы. — Как и везде, в Ранчо Кордова найдутся люди, которые считают своим долгом испортить бизнес других и обязательно вспомнить самые страшные тайны. — Он отвык извиняться, приученный к тому, что последние месяца от него требовали не слова, а действия. Умение показать собственные желания и готовность их достигать. Цели, а до них словами не добираются. — Как я полагаю, сегодня им удалось сорвать съёмки, но, возможно, я могу предложить вам остаться хотя бы на чай. Джил, — Янне развернулся к помощнице, — делает прекрасные пироги и заваривает вкусный чай из трав.

Ланг понимал, что таким способом загладить вину или удержать контракт у него не получился, но считал нужным так поступить. Возможно, хоть кто-то согласится, пока Джек наводит порядок, а Янне ожидает бурю, образовавшуюся из ничего.

+1

10

Свист раздается как удар плети - резко, неожиданно, впечатляюще. Мне стоит огромных усилий чтобы удержать себя на месте и не подпрыгнуть, хотя, надо признаться, в моей жизни каких только неожиданностей не случалось, но почему-то резкий звук до сих пор заставляет если не уйти сердце в пятки, то вспугнуть сердце, которое теперь раненной пташкой бьется в моей груди, почти разбиваясь вдребезги. Надо сказать, что из-за наших с Джей отношений мои нервы стали ни к черту. Я больше похожа на испуганного крольчонка, чем на девушки семнадцати лет от роду. Да, внешне я кажусь вполне уверенной и наверняка создаю благоприятное впечатление, но внутри у меня большая раскрытая рана, которая постоянно кровоточит и делает меня совсем другим человеком. Внутри меня все нервы завязались узелками, спутались и делают меня по-настоящему дерганной и зашуганной время от времени.
Стараюсь дышать спокойно, медленно и глубоко, приводя биение своего сердца в норму. Стараюсь выглядеть нормальной. Хотя что-то подсказывает мне, что Янне не обратит никакого внимания на мое состояние и не заметит легкого испуга в глазах. Лучше бы не заметил. Ведь если увидит, то может подумать, что мое состояние вызвано его поведением. Может подумать, что я осуждаю.
А я не осуждаю.
Я просто испугалась резкого звука в силу своего психоэмоционального напряжения. Оно не прошло даже спустя месяц после того происшествия с Джей. Я правда очень стараюсь перестать пугаться каждого шороха, не оборачиваться по пятнадцать раз, когда иду по улице вечером. Я стараюсь быть нормальной. Но у меня не всегда это получается. Далеко не всегда.
Словно в кино я видела, как псы возвращаются к своему хозяину, останавливаясь около него. В их взгляде читалась преданность. В их взгляде читалась покорность. Покорность этому человеку. Однако кто знает чем сменилась бы покорность во взгляде животных, если бы их жизни что-то угрожало?
Я выхожу из своего временного укрытия, понимая, что все, скорее всего, кончилось. Однако, вместе с тем я понимаю, что и съемке судя по всему пришел конец. Тем не менее я не раздражаюсь и не беспокоюсь. Мне все равно оплатят неустойку, но даже если бы не оплатили, я бы не сильно расстроилась. Скорее всего не расстроилась бы вообще, потому что не в моем стиле портить себе настроение из-за подобных вещей. Но уверена, что у мистера Ланга настроение испортилось за нас двоих, тем не менее, он держит себя в руках.
- Не стоит извиняться, - я понимающе улыбаюсь, но где-то на подсознательном уровне переживаю о том, что моя улыбка в этой ситуации может раздражать, - вы в этой ситуации пережили куда больший стресс, чем я. Мне так кажется, - я пожимаю плечами и стараюсь выглядеть естественно, хотя чувствую, что где-то в глубине меня плещется сочувствие к человеку, которому сорвали контракт, заставили злится и нервничать. Мне правда жаль Янне, но я думаю, что ему ни к чему моя жалость. Скорее всего ее проявление бы оскорбляло мистера Ланга, а потому я просто соглашаюсь остаться на чай:
- Я с удовольствием угощусь чаем и пирогами. В детстве одна из нянечек тоже заваривала мне чай с травами. Тогда мне жутко не нравилось, а теперь кажется, что это очень вкусной. Я была глупой, как и многие дети.

+1

11

Янне сосредоточенно кивнул, не имея ни малейшего желания в чём-либо разуверять Денивел, решившую и без того упростить задачу: та самостоятельно придумала ему отговорку, за что Ланг с готовностью и уцепился, абстрагировавшись от произошедшего. Больший стресс он бы испытал, реши несостоявшаяся модель тут же донести на него Софи Бриоль, наверняка способной по-своему интерпретировать произошедший конфуз. Опустив взгляд на испачканный мякотью помидоров двор, Янне позволил себе лишь едва заметную улыбку. Улыбнулся беспомощно. Плотно сжимая губы и отстранённо наблюдая за выверенными движениями псов, полностью успокоившимися после неудачной погони за убегающей добычей.     

Не все взрослые любят травяные чаи, — растерянно заметил Ланг, жестом указывая на непострадавшую дверь в дом, куда перебрался, казалось бы, уже так давно. — Впрочем, даже возраст не всегда может сказать о чём-то конкретном: некоторые дети мудрей взрослых. — Денивел сама ещё была ребёнком, но Янне тактично промолчал, плавно отворяя входную дверь и пропуская гостью внутрь. Пожалуй, от неё ему не стоило ждать подвоха, но вот остальные могли звонить мисс Бриоль даже в этот самый момент. 

Внутри пахло едой, приготовленной этим утром перед приездом съёмочной группы. Уютом, над которым трудилась Джил, встречая внезапную гостью радушной улыбкой, а Ланга — лёгкой тревогой, запертой глубоко внутри: им всем пришлось многое пережить, и сегодняшняя выходка стала лишь отголоском ошибок прошлого. Янне сел за стол, наблюдая, как на широкой поверхности, укрытой скатертью, появляются чашки, мягко приземляется чайник и несколько вазочек, наполненных сладким. Пожалуй, в одном он был солидарен с Денивел: разумный человек не пошёл бы прямиком в логово «душегуба», приложив все усилия, чтобы избежать ненужной и страшной встречи. Ланг ухватил ручку чайника и наклонился вперёд, аккуратно наливая настоявшийся чай в кружку гостьи. Глупые дети не устояли бы перед соблазном, решившись на чашку чая с совершенно незнакомым человеком, вольготно ощущавшим себя на своей же территории. Запачканной кровью. Томатами. Грязью.

Наверное, сложно быть моделью, — предположила Джил, выставляя на стол блюдо с разрезанным круглым пирогом. — Приходится во многом себе отказывать.

Янне смолчал, переведя отсутствующий взгляд на свою пустую чашку, и машинально кивнул, когда помощница поставила перед ним тарелку, рядом с которой звякнули нож и вилка.

Ведь тут всякое можно повидать. Вам часто приходится фотографироваться с животными?

+1

12

Вообще меня терзают смутные сомнения на счет того, не разозлится ли Софи, узнав, что после сорвавшейся съемки я так опрометчиво осталась на чай, симпатизируя человеку, у которого только что порушились весьма серьезные планы и, видимо, сорвался очень выгодный контракт. Сорванный контракт это полбеды, ведь оплатить мое время и время фотографа придется в любом случае, не смотря на то, что результата не предвидится. Сохранять в такой ситуации самообладание сложно, но судя по всем видно, что Янне старается это сделать и в его приглашении на часть есть какая-то доля извинения, что ли. Вероятно, он не хотел чтобы такая ситуация разыгрывалась на глазах у нас. Хотя, чего греха таить, никто бы не хотел. Людям не может быть приятно, что их имя пытаются вывалять в грязи прямо на виду у посторонних людей.
 - Люди вообще слишком разные, чтобы применять к ним аксиомы – произнося это, я пожимаю плечами, не подтверждая и не опровергая слова Ланга. В них есть истина – дети бывают умными, потому что вынуждают обстоятельства. Взрослые бывают глупыми, потому что пытаются скрыться от ответственности, скинуть с себя груз обязательств и проблем. Существует еще множество вариаций, почему одни люди умнее других.
Я прохожу в дом через ту дверь, что указал Янне и в первое мгновение у меня возникает ощущение, что я попадаю совсем в другой мир. Кажется, в домах, находящихся в черте города, не бывает такого уюта и самобытности. Тут все иначе. Меньше пафоса, меньше возведения вещей в культ. Мне в какой-то момент кажется, что я выгляжу в этой обстановке нелепой декорацией, выбивающейся из стиля настолько сильно, насколько это вообще возможно. Возможно, мне впервые становится неловко за свой внешний вид, за свою кричащую сексуальность, за откровенную одежду.
Я сажусь на предложенное место, пряча руки под стол, пока Янне управлялся с чайником, наливая мне в кружку горячий напиток. Аромат от кружки сразу разнесся по всей комнате, смешиваясь с ароматом свежей выпечки. В животе даже легко заурчало от таких аппетитных ароматов, и я опустила взгляд в стол, надеясь, что никто этого не слышал, а если и слышал, то не придал никакого внимания.   - На самом деле, я не слишком ограничиваю себя в еде, - смущенно произношу и рукой тянусь за куском пирога, чувствуя себя  немного неловко, - таких как я называют ведьмами, мол ест и не толстеет, - улыбаюсь и откусываю небольшой кусок пирога, наслаждаясь вкусом, - спасибо за гостеприимство. И пирог с чаем стоят того, чтобы их попробовать.
Я медленно наслаждаюсь едой, стараясь не смотреть прямо на Янне, переживая, что его может смутить мой заинтересованный взгляд. – Вообще съемки с животными случаются не настолько часто, как съемки нижнего белья, – произношу я, надеясь, что такое откровение никакого не поразит и не заденет, - но я снималась с енотами и кроликами. Это довольно интересный опыт, надо сказать. Вот сегодня должна была фотографироваться с вашими псами. Надеюсь, что как-нибудь у нас все-таки получится, – высказываю свое предположение и встречаюсь взглядом с Янне.

+1

13

Его участие в диалоге довольно быстро и безболезненно свелось к необходимому минимуму: номинальном присутствию с отсутствующим видом при обмене ничего не значащими репликами. С задумчивым видом, и с каждой минутой он погружался всё глубже и глубже в вакуум. В стерильную тишину собственных мыслей, далёких от происходящего за столом, от мелодичного позвякивания столовых приборов и беглых встревоженных взглядов, которые Ланг не замечал, передав абсолютно все полномочия Джил. Не слышал привычного и монотонного лая собак, что суетились на улице под пристальным надзором Джека, в свою очередь ходившего вокруг собирающейся съёмочной группы, представителя Денивел, которая наматывала круг за кругом, привлекая внимание выпущенных ретивых щенков. Ведь с каждой секундой к нему неизбежно подкрадывалась, мягко перебирая лапами по разрыхлённой земле, необходимость встречаться с кошмаром минувших дней. Новой его разновидностью, в которой не проглядывался привычный кровавый силуэт, но от этого не становилось легче: Янне не умел управляться с эмоциями, как и не научился реагировать на окружавших его людей. Возможно, в первую встречу с Софи ему следовало бы отдать ей какого-нибудь обозлённого пса, способного загрызть во время сна. Впрочем, сейчас это уже не имело никакого значения.   

Тёплые пальцы коснулись открытой шеи и плавно перешли на плечо, аккуратно и ненавязчив сжимая его. Возвращая к утерянной реальности, что продолжала кружиться в вихре из разрозненных и невесёлых мыслей, блеклыми тенями сменявшимися во взгляде. В совершенно безразличном и мёртвом взгляде, который Ланг кинул на Денивел, постепенно восстанавливая в голове ход событий, приведших к сложившейся ситуации. Обеду. Разговору о енотах и рекламных съёмках, что Янне не слышал. Янне шумно и тяжело вздохнул, распрямляя плечи, и тряхнул головой, отгоняя от себя отголоски безрадостных воспоминаний. Пожалуй, ему не стоило торопить события, и Ланг скованно улыбнулся, тем самым извиняясь за полное отсутствие в беседе.     

Возможно, — хрипло выдавил он. — Однако теперь мы ничего вам гарантировать не можем, — костяшки пальцев коснулись ожившего экрана телефона, на котором отразилась ожидаемая и предугадываемая информация, извещавшая о надвигающейся буре. Урагане, способном без труда снести спокойствие и уверенность, разметав их подобно карточному домику. — Скорее всего… — Янне провёл пальцем по экрану и пристально взглянул на собеседницу исподлобья, взвешивая вертевшиеся на языке слова. — Думаю, в скором времени мы с вами это узнаем, — закончил Ланг мысль, сцепляя пальцы в замок и отодвигая кистью телефон, переставший иметь ценность. — Госпожа Бриоль в скором времени подъедет и самолично всё разъяснит. Так что, боюсь, нам следует заканчивать чаепитие и идти к вашему представителю. — Янне пожал плечами и, ещё раз вздохнув, отодвинул стул, нехотя вставая с места. Нехотя устремляя взгляд на дверь, за которой скрывался внешний мир с его неизменными раздражителями и проблемами, требующими вмешательства. Ладонь взметнулась вверх, и Ланг жестом пригласил Денивел на выход, различая в привычном шуме незнакомые и настораживающие ноты. Неприятностей и очередных разочарований. Скорее всего, как он искренне предполагал, на этом его сотрудничеством с откровенной и любопытной моделью закончится.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Модель для доберманов, или Помидоры для рекламы