В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Счастливого Рождества, или Праздник для мертвецов


Счастливого Рождества, или Праздник для мертвецов

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

НИЛ ГРЕЙХАУНД и ЯННЕ ЛАНГ
http://funkyimg.com/i/2kX5y.gif
24 ДЕКАБРЯ 2015 ГОДА | НОЧЬ | ПСАРНЯ

Каждый совершает ошибки, но всегда стоит помнить, что однажды за них придётся платить, и цена зависит далеко не от провинившегося.
Для Янне ситуация с Роджером и его постоянные обвинения стали пускай и неприятной, но рутиной, которая не предвещала беды. Роджера на пороге псарни, куда он заявился полный уверенности в своей правоте и необходимости совершаемого поступка — убийство Янне Ланга должно было стать местью за отца и принести ему облегчение. Принесло.
Нил пошёл за Роджером лишь из праздного любопытства, не поддерживая ни одну из сторон: Роджер не был ему даже приятелем, а Янне уже успел запомниться не с лучшей стороны — он просто хотел посмотреть на интересное представление. Посмотрел.

Отредактировано Janne Kristoffer Lang (2016-12-14 20:59:48)

+1

2

23 ДЕКАБРЯ, 02:00

Желания Роджера убить не стало для Янне полным откровением. Скорее уж опостылевшей данностью, к которой он отнёсся с настороженным пренебрежением, ведь любая, даже самая нелепая и бездарная идея заканчивалась развязкой — к ней им пришлось идти три неполных года, сплетённых воедино лютой, желчной ненавистью и душащим, снедающим стрессом, что мелким червём паразитировал на нервах обоих. На залатанной небрежными стежками психике, что начинала расходиться по швам, являя истинное лицо каждого. Под маской холодной вежливости бесновалась застилавшая глаза ярость, под хрупким равнодушием — сводящая с ума тревога, что жалобно скреблась в наглухо закрытую дверь. Клетку, где с самого рождения существовал Ланг, сейчас самостоятельно затягивая петлю на шее: новости о Роджере не могли протиснуться сквозь прутья отчаяния, уже с несколько недель перекрывшего кислород. Пожалуй, так было даже проще, потому что Янне наконец-то мог отвлечься от мыслей об одиночестве, не оставлявшем его ни на минуту. Ни на мгновение в удушливых женских объятиях. В открытом ветреном поле, раскинувшемся вокруг псарни, где Ланг жил третьи сутки, сбежав от проблем. Собственной жалости.

Раздражения, с которым он нажал на «отбой» и задумчиво поднёс телефон ко рту, касаясь металлической кромки с многочисленными мелкими сколами, жавшимися к подушечкам пальцев: ещё вчера Янне пытался его разбить, с бессильной злобой кидая в забор. Проклиная и без того никчёмную жизнь, следовавшую по пятам назойливой псиной, что нестерпимо желала вгрызться в глотку. Они впечатывались в кожу, оставляя красноватые следы, потому что Ланг не замечал, как вновь сжимал его, кривя бледные и обветренные губы. Пожалуй, так было бы даже сподручней: Роджер, сам того не осознавая, мог сделать Янне одолжение. Ланг шумно выдохнул через нос, прикрывая глаза. Они нечёткими и разноцветными силуэтами расплывались в кромешной тьме, что рождалась под веками, утягивая в ненавистные воспоминания. Поэтому Янне не спал вторые сутки, не имея ни желания, ни моральных сил заснуть. Встретиться с кошмарами реальности, от которых позорно сбежал, поджав облезлый хвост.

Телефон с тихим стуком плашмя лёг на подоконник, а Янне обхватил руками колени, всматриваясь в зимнюю и обогретую светом фонарей ночь: там, среди кусачего холода, ступавшего по открытой и вверенной ему территории, шумели деревья, перешёптываясь о чём-то сокровенном. Нил предупредил его из личных соображений, оставшихся наглухо закрытой тайной, ведь добродетель никогда не относилась к его сильным сторонам. Мотивам. Желаниям, в суть которых Ланг не вникал. Облака, расползшиеся по бесцветному небу невесомой периной, с лёгкостью разрывались под напором ветра, открывая блеклые и яркие звёзды, щедро рассыпанные над головой. В их слабом свечении во дворе ходил сторожевой пёс, внимательно принюхиваясь к ветру, несущему вести. Смерть. Искупление. Пожалуй, так было правильней. Логичней. Убийца не мог безнаказанно разгуливать на свободе, смотря на мир всего лишь через прозрачное и идеально вымытое окно, сквозь которое ему время от времени мерещилась сгорбленная фигура отца. Янне поднял руку и слабо ударил костяшками по пластику, привлекая внимание младшего Джека. Наверное, увидь он Петера, тот улыбался бы со знанием дела, но Нил никогда не улыбался и не делал ничего просто так.

Ланг вздохнул, опуская руки, и слез с подоконника под пристальным взглядом собаки. Ему предстояла долгая ночь, бесславно выжить в которую должен был только один, потому что в такой войне не бывало победителей.

24 ДЕКАБРЯ, 17:10

Джек, — голос звучал неубедительно, потонув в слабом завывании ветра, что всколыхнул намотанный на скорую руку шарф и пробрался под распахнутое пальто, — сегодня у нас будут гости. — Джек ничего не сказал, лишь нахмурился, вытирая руки полотенцем и послушно продолжая ждать. — Я не знаю точного времени, но они приедут… — Янне замолчал, смотря на розовые разводы, плавно лёгшие на рифлёное полотенце, и неспешно провёл языком по зубам, подбирая нужные, но звучавшие фальшиво слова: — Всё будет хорошо, но я хочу, чтобы ты не вмешивался. При любых обстоятельствах оставайся дома и не вмешивайся. — Полотенце скрученной лентой зло полетело на стол, а Ланг заторможено посмотрел через плечо на псарню, где суетились собаки, и прикусил щеку, стараясь не хмуриться так явно. Не выглядеть жалко. Разбито. Он не спал третьи сутки, и Джил с опаской вглядывалась в его бледное, нездоровое лицо, стараясь деликатно отводить взгляд и не допускать лишних жестов. Ненужной заботы, от которой Ланг самостоятельно сбежал и дёрнул плечом, ладонью отодвигая протянутую к нему руку. — Всё хорошо. — Взгляд взметнулся вверх и соскользнул к Джеку, замерев на складке между глаз. — Всё действительно будет хорошо…

Трое.

Янне вскинул брови и чуть наклонил голову, с искренним непониманием смотря на Джека. Наверное, из того получился бы прекрасный владелец псарни, ведь ему доверял Петер, оставляя справляться с собаками самостоятельно иногда месяцами, и это было показательно, потому что Петер Терье Ланг придирался к каждому, ставя на законное место внизу лестницы. Младший Ланг тоже всегда на него рассчитывал и уже почти был готов передать дело жизни отца и части собственной, не замечая, с каким неодобрением Джек смотрел на него. Никчёмного. Жалкого. Расстроенного. Пожалуй, так было бы удобней, ведь здесь всё казалось налаженным и не требовало вмешательства.

Трое щенков. Арахна родила трое щенков.

А…

Трое слабых и беззащитных щенков, но даже у них хватает ума стараться выжить.

Янне рассеянно улыбнулся, пожимая плечами.

24 ДЕКАБРЯ, 22:45

Первыми машину заслышали псы, настороженно подняв с пола морды: в полумраке, загнанном по углам приглушённым светом, заблестели любопытные глаза, а в самом конце раздался лязг зубов зевнувшей суки. За ним потянулось слабое шуршание — взрослые кобели поднялись на лапы, замирая на месте. Янне облизал губы и поднял взгляд с проснувшейся Арахны, в ногах которой ютились три белоснежных слепых щенка, сонно закопошившихся при движении. В ожидании неизбежного. Ланг шумно втянул нагретый в помещении воздух и встал с корточек, вставая в полный рост. Безразлично глядя на напрягшуюся в ногах собаку, что смотрела на него снизу вверх, нервно дёргая ушами. Наверное, было бы правильно изначально никого не убивать, лишь напугав Петера. Холодные пальцы скользнули по полам пальто, запахивая те плотней, и уцепились за первую пуговицу, торопливо и аккуратно проталкивая её в петлицу. Верёвку на шее Ланг затянул себе самостоятельно, усыпив бдительность жалкими отговорками о неизбежной мести. Он провёл ладонями по кашемиру вверх и поправил воротник, поднимая его выше. Со стула ему тоже вздумалось прыгать самостоятельно.

Уверенные шаги гулким эхом зазвучали по помещению, всполошив уже абсолютно всех псов: заслышав хозяина, те встали на лапы, вплотную подойдя к железным прутьям, отделявших их от единственного сейчас желания Янне. Пальцы подцепили лежавшие на полке перчатки, а взгляд неизбежно остановился на месте воображаемой чашки, поставленной туда когда-то Нилом. Врагом. Опасностью, смысл которой от Ланга всегда ускользал.

Перерезать верёвку Янне пришлось бы самостоятельно. Пожалуй, действенно. 

Он спокойно натянул перчатки, плотно сжимая пальцы, и толкнул дверь, что с тихим скрежетом поддалась, предприняв слабую попытку укрыть Ланга от суровой, медленно пожиравшей реальности: Янне боялся умереть, и слабость взяла над ним верх, вынуждая вновь успокаивать себя мыслями о мести. О правильности. Справедливости. О Роджере, к которому он шёл навстречу, игнорируя колкий Рождественский ветер, путающийся в собранных волосах. Позволяя себе улыбку гостеприимного хозяина, который не собирался лишаться гостя и его внимания. Не спал трое суток и даже не замечал, что с силой стиснул зубы, меняясь в лице.

Нил преследовал свои цели, предупреждая об опасности, Янне бежал от своих, останавливаясь на бетонном покрытии, где покоились кости Майкла. Отца Роджера, виновного в своём чрезмерном любопытстве, которое сейчас должно было погубить и сына, ведь дети идут по стопам собственных родителей, и Янне Кристоффер Ланг наконец-то вздохнул полной грудью, устремляя жёсткий взгляд сквозь Роджера.

Отредактировано Janne Kristoffer Lang (2016-05-18 21:33:42)

+1

3

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Счастливого Рождества, или Праздник для мертвецов