Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the program of today


the program of today

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2bx4v.png

пригород Сакраменто
дороги возле города
8 апреля 2010 года

+1

2

[AVA]http://savepic.ru/9666706.jpg[/AVA]

Влиться в новый коллектив, даже не так... в новое общество, оказалось более чем затруднительно. С людьми с первых дней как-то не сложилось. На кого не посмотри - одни твари да черти. Все время, которое далось на практику, ушло коту под хвост. Да, моя задумка может и экстремальная, ненормальная, но безукоризненно гениальная  и захватывающая. Не каждый день придет в голову что-то связанное со скоростью, вечером и драйвом. Да и даже если придет, то не каждому будет по карману оборудование обеспечивающее данный результат. К этому дню я подготовилась как никогда лучше. Обновила несколько объективов, да и впрочем, саму фотокамеру. Отец хотел, что бы у меня появилось хобби - подавись сука. Я отучусь в этом аду, приду к тебе и ткну носом, что я не такое дерьмо, как ты считаешь. У тебя больше не будет права называть меня ничтожеством, каковым я на деле не являюсь. Психиатрическая больница дала мне сил снова жить, вздохнуть поглубже воздуха в легкие и наслаждаться ею, пока...  по мнению психолога, у которого наблюдалась, это сильный шаг вперед, главное стремиться к чему-то, не останавливаться. Некоторые окружающие меня люди - одногруппники, из параллельных групп, преподаватели - слышали слухи обо мне. Но, конечно, я не такая идиотка, чтобы их подтверждать. Косые взгляды и плевки в спину начались с первых же дней, а казалось бы - университет. Черт его знает, откуда они это узнали.  Может на моем лице всё написано? Как бы там не было, по бумажкам я являюсь совершенно здоровым человеком, с восстановленной психикой (пусть знают, что я не смогла без лишней помощи пережить потерю матери и провела это все время в оздоровительном лагере, чем в том котле наполненным бесами и то, что у меня голоса в голове). Естественно, я старалась себя вести предельно осторожно, но иногда это не получалось и я просыпалась на следующий день с оборванными воспоминаниями. Это пугало и пугает до сих пор. Мои дни проходят сквозь пальцы и мне не к кому обратится за помощью. Я знаю теперь куда ведет этот путь и я не намерена загубить окончательно себе всю жизнь. Это просто глупость.
И так, мне удалось договориться с одним смельчаком на счет нашей практики, но он попросил проводить съемку вне города. Я согласилась, ведь это могло придать еще больше драйва. По какой-то необъяснимой причине Реми, вроде бы его так звали, попросил забрать его неподалеку от границы города, хотя до этого я ему предлагала заехать за ним. Нет так нет. Настаивать не в моих принципах, если так удобнее, то пусть.  И вот я стою, припарковавшись у указанного места, на новеньком тюнингованном Mercedes Benz SLR McLaren - это зверь, а не машина. При всей своей плавности и податливости при езде, особенно на больших скоростях, она может быть резвой и дикой. При желании, ее с легкостью можно занести в занос, но при этом не потерять управление. Дрифтом не занимаюсь и, по моему мнению, это более чем безрассудно, но сегодня придется, благо, что не мне. Не то, что бы я не верила в свои возможности и умения, нет, просто это принцип. Моя сегодняшняя цель - запечатлеть самые жаркие моменты. В багажнике была размещена всяческая аппаратура, помимо ключевых элементов, которая могла бы потребоваться при работе. С местом, если честно, я так и не определилась. Трасса или какой-нибудь потерянный кусок дороги с бездорожьем. Может у Реми найдется на это ответ?
Привычка приезжать чуть раньше когда-нибудь меня добьет. Ожидание слегка начинает напрягать, но в этом я виновата сама. Никто не просил оказываться здесь за пол часа до назначенного времени. Откидываюсь поудобнее на спинку кресла, приоткрываю окно и закуриваю. Глаза бегают от одного светящегося огонька к другому. Мимо уверенно пролетали машины, будто чувствуя себя за границами Сакраменто. Курить в салоне ненавижу, но сегодня не придаю значения собственному принципу.
Реми, ну где ты...  надеюсь, я смогу узнать тебя.

+1

3

Missy Elliott - Sock It 2 Me (Kaytranada Remix)
внешний вид (слева)

Присосавшееся под нижними ребрами слева своим крохотным пиявочным ртом, ощеренным бритвенно-острыми зубами по кругу, отвратительное чувство не теряющей аппетита чудовищной вины ясно давало мне понять простую истину: ни в скором времени, ни в обозримом будущем покидать оно меня не собирается и до белого каления продолжит составлять гнетущую компанию, не давая расслабиться ни после пяти банок дешевого пива местного розлива, ни после пары косяков, брошенных в организм на пустой желудок, ни после выматывающей до последней жили репетиции, больше всего напоминающей по интенсивности подготовку в космическую программу под спонсорством золотоглазого НАСА, ни крепкий сон под двумя, а то и тремя таблетками успокоительного под музыку, стащенную с плеера брата - последний испробованный мною вариант намедни сделал только хуже, оставив после себя удушливое желание добровольно захлебнуться с утра под краном с проточной водой вместо того, чтобы предпринять попытку в нем умыться и на то, чтобы перебороть сами собой тянущиеся к вентилям руки пришлось положить немало усилий как психических, так и, судя по моим субъективным ощущениям, физических, лишь бы только пальцы не сжались в предсмертной судороге на мыльных кусках металла на потеху подвальным крысам (ввиду абсолютного отсутствия снизу, которых можно было бы при иной ситуации на славу затопить) и службе спасения, и коронеру с широкой спиной и в куртке с автографами всей мать ее съемочной группы последнего Пункта назначения под бодрую музыку AC/DC — «Highway To Hell», благодаря которой священник на моих похоронах не сможет заклеймить меня же безбожным поклонником исключительно механической музыки, неподготовленному слушателю напоминающей аудиозапись сношения инопланетян с далеких звездных систем…
...в конце-концов я поступаю точно также, как поступал уже несколько недель подряд, допуская только лишь какие-то незначительные отклонения от самостоятельно выработанной нормы: поставив обе руки по краям неглубокой раковины, вперился усталым взглядом покрасневших после откровенного и постоянно повторяющегося недосыпа глаз в выкаченные розоватые белки своего отражения в забрызганном зубной пастой зеркале и четко, разборчиво произнес:
Ты конченное хуйло, Жереми, — с чем мое отражение благополучно согласилось, ни единого раза при подобном признании еще не дав осечки. Так и нужно вести конструктивные диалоги. Я провел большими пальцами по бровям, пригладил вздыбленные после практически бессонной ночи волосы, придавая расплетенному месяц назад афро более-менее божеский вид, сбросил с пальцев невидимые брызги в сторону пошатнувшегося отражения; в этом не было никакой обрядности и я, откровенно сказать, попросту тянул время вместо того, чтобы выйти из квартиры пораньше и раньше же прибыть на условленное с фотографом место встречи, а не пытаться успеть минута к минуте и непременно опоздать, как это бывало в подавляющем большинстве случаев. К этому моменту я еще не решил, на чем буду выбираться за город: пресловутое чувство безопасности, надиктованное задним умом, крепким, да бестолково долгим, настойчиво протестовало перед идеей выгнать на улицу старую тачку, и оно же приводило моему подсознанию кипы волочных доводов, почему не стоит ехать на электричке; в конце-концов, я выбрал второй вариант и прихватил убитую скейтерскую доску, чтобы прикатиться к месту встречи, от которого еще придется пилить до места непосредственно съемки, с не слишком критичным опозданием. Бо всегда издевался, мол, с меня бы брать пример почтенным кисейным барышням, уроки бы получать по систематическим красивым опозданием. Наверняка он продолжит издеваться, когда вернется. Когда вернется. Помогай, старушка Элиотт, помогай, без тебя уже не справляюсь. Нахмурившись, я покрепче втолкал в уши капли наушников.
То занятие, которое удалось найти на сегодняшний день, было на первый взгляд ничем не лучше точно таких же занятий, которыми я пытался перебить мерзотное ощущение от собственной бестолковости - пожалуй, мало кому приятно признавать в открытую перед братом-близнецом все хреновость своих поступков. Еще меньшему количеству людей приятно делать то же самое перед самими же собой. А мне вот предлагалось испробовать сразу - или по очередности, что в сути своей не играло уже никакой серьезной роли - оба способа морального самоуничтожения. Сойдя с электрички, я с разбегу встал на старый борд и покатил по кривому тротуару в сторону парковок; это практически самая окраина города, но все-таки не южная сторона, до которой я решил нового знакомого человека не допускать без особой на то необходимости, да еще и на тачке класса «премиум» или, может быть, если не подводит память, даже «элит»; по большому счету этот суперкар и стал основной причиной того, чтобы прокатиться в тамбуре старой раздолбанной рельсовой колымаги, а после подрожать костями на неровном асфальте. Хрен его знает, как отнесутся местные к подобному пафосу. Не слишком хорошо для владельца, вот что я точно знаю. Притормозив около парковки, я сбил солнечные очки на лоб и огляделся по сторонам. Не то. Мимо. Снова не то. А вон тот красавец около яркого зеленого столба, спутать который с другими ориентирами было практически невозможно, явно из сегодняшней моей компании и можно уже приветствовать его в тесном кругу апатии, тоски, самобичевания и вины; останавливаясь около машины, я стучу в стекло со стороны пассажирского сиденья костяшками пальцев и наклоняюсь, чтобы с высоты своего роста заглянуть внутрь. То, что я скажу вслух, едва ли можно будет услышать громче, чем из-под толщи воды, но я все равно произношу:
Привет. Я Реми, мы договаривались о съемке, — а со стороны выглядит это дурной репликой сцены из молодежного сериала про чикагское гетто, в котором ниггеры только и знают, как предлагать кокс и травку неосторожно притормозившим ход машинам под мостом или за каким-нибудь слепым поворотом; конец фразы я проговариваю уже сунув голову в салон, потому что дверь оказалась не заперта на защелку и легко поддалась, стоило дернуть за ручку. Перекинув скейт в сторону заднего сиденья и шлепнув его на пол так, чтобы не повредить обивку, на которую мне придется зарабатывать еще не один и даже не пять лет, я сам забрался на пассажирское сиденье спереди и протянул руку в знак приветствия в сторону Джей… вопросительно изогнутая бровь выдала мое удивление с потрохами: я ведь думал, что обезличенный ник в сети скрывает за собой вполне мужской типаж, а на деле передо мной за рулем крутой тачки сидит девчонка. Чуть грубоватая по одежде и выражению лица, в сигаретном мороке и с рваной стрижкой, которая только начинает обороты своей популярности среди молодежи, девчонка совсем немногим старше меня. Студентка какого курса? Мне становится это интересно только сейчас, при каком-то малейшем личном контакте, в то время как договор по сети не волновал меня подробностями ни капли, — можно звать просто Реми или Дё, как хочешь, — с радушием улыбаюсь, представляясь и именем, и никнеймом с форумов. Слегка… непривычно ощущать себя без опоры брата. Сидеть перед девчонкой, представляться девчонке, разговаривать с ней, как с человеком, которому нужно отбить практику, а не просто удовлетворить праздный интерес, и делать это одному, не подначиная собственное отражение во плоти и крови. Нет конца и края тому пиявочному рту, снова убеждаюсь я, — ты ведь Джей? Симон? — улыбка становится чуть шире, обнажая зубы, — неловко было бы сесть в чужую тачку. Куда поедем? — оборачиваясь на заднее сиденье, аппаратуры я не вижу. Может быть, она уже на месте, но это все-таки студентка, а не начинающий популярный режиссер, поэтому скорее всего все необходимое ей для работы занимает с горкой багажник «немца», — на повороте к частным территориям есть небольшая площадка, перегон между фермами и видок неплохой, а если на восток отсюда повернуть, то будет бесплатная бетонка, по которой мало кто катает в это время, — на ходу припоминаю не самые популярные маршруты, о которых знаю благодаря встречающимся в нашей тусовке рейсерам - из тех ребят, что постарше. Мне еще не продают крепкий алкоголь и сигареты, так что общение выходит слегка однобоким, хотя я и стараюсь казаться старше, чем есть на самом деле и даже сейчас веду себя таким же образом в общении с малознакомым - да что там, незнакомым вовсе - человеком. Мы учимся на разных потоках и в разных возрастных категориях. Едва ли она слышала обо мне, я о ней - так не слышал точно,  — или уже есть идеи? Примерно туда же, на восток, совсем лес есть. Широкая полоса, — показываю руками, не стесняя себя в жестикуляции, — только темновато. А... — несколько секунд  смотрю на встроенные часы автомобиля. Потом начинаю копошиться, чтобы свериться со своими и в результате сверки резюмировать:
Я опоздал почти на полчаса, — виновато качаю головой, привычным движением держась за затылок, и оборачиваюсь к Джей, — pardonnez-moi. Отобью. Мы говорили о дрифте, а?

+1

4

[AVA]http://savepic.ru/9666706.jpg[/AVA]

Прошло еще минут пятнадцать. Прикрываю глаза и чуть ли не дремлю. Не громкая музыка и свист пролетающих мимо машин не дают мне провалиться в сон. Бессонные ночи все-таки решили проявить себя в не самый подходящий момент. Проваливаюсь в то состояние, когда находишься между сном и реальностью. Почему-то именно в эти моменты моя мозговая деятельность возрастает в разы, таща за собой не много не мало сюрпризов и...
- Не боишься уснуть? Навсегда? - этот голос, только не это... не нужно сейчас. Резко раскрываю глаза, сердце вот-вот и выскочит из груди. Рукой нажимаю в область сердца. Я бы успокоилась на этом месте, если бы, не чувствовала эти дикие ритмы сердца, бьющиеся о ладонь. Это пугает только сильнее. Задумавшись о происходящем, не замечаю по началу щекочущих дорожек в области губного желобка, как только это капает на губы, решаю чуть приподнять голову и заглянуть в зеркало заднего вида. Кровь. Накрываю ладонью нос, что бы не испачкать салон и одежду. Подаюсь вперед и свободной рукой открываю бардачок. Под руку и на глаза попадается все что угодно, но только не салфетки или вата. Засунув руку как можно глубже, нащупываю что-то мягкое и шебуршащее.  Вторая рука уже еле справляется этим кровотечением, еще немного и все будет стекать по руке вниз, впитываясь в закатанные рукава рубашки.
- Так боишься крови? Что не видишь того, что лежит прямо перед носом? Откуда эта паника? - с новой силой холодный пот пробивает все тело, вызывая мурашки. Вытащив что-то неведомое из бардачка, посмотрев на это, нервно засовываю обратно. НЕ ТО! Это влажные салфетки, черт подери!  Краем глаза замечаю в дверце рулон бумажных полотенец. Резко потянувшись, пальцы, выполняющие работу дамбы, чуть раздвинулись,  но капли не захотели сразу обрушиваться на салон, нет, они продолжили свой путь по тыльной стороне ладони, запястью, оставляя за собой алые полосы. Притянув к себе наконец-то рулон, слегка разматываю его на сиденье и отрываю несколько бумажек. Впитываю в первую очередь несколько беглецов, а затем пропитываю дамбу. Полотенца хорошо справляются с этой работой.
- Что тебе нужно от меня? - нервно произношу, без задней мысли, что разговариваю сейчас сама с собой.  Накрываю сухой стороной нос и закидываю голову.
- Откуда этот холод? Еще совсем недавно ты иначе со мной общалась. Как это неуважительно, Джей. С добровольцем ты так же будешь разговаривать? Скажешь ему... - делаешь паузу и произносишь моим голосом, с такой же интонацией, как до этого произносила я - Что тебе нужно от меня? - как странно слышать от тебя, свой голос... ах, да... ты же я...
- Мне надоело жить, как изгой. Я хочу нормальной жизни, как у обычных людей. - возмущенно произношу.
- Чувствуешь себя ущербной и странной среди других? Даже среди тех малолеток, которые на тебя так косо посматривают? А знаешь, они мало чем отличаются от тебя, особенно по твоей молодости. Когда ты сбегала из дома и горами употребляла наркотики, доводя себя до анорексии. А теперь что? За ум взялась? Боишься, что в следующий раз не попадется Джейсон, который вытащит тебя за красивые глазки? - усмехаешься, сука. Тебе нравится ковырять меня, дааа... до этого дня, я тебя не слышала три-четыре месяца. Лекарства сдерживают тебя, но как только накрывает нас весна и осень, то они становятся бесполезны. Меня предупреждали об этом... и о кое-чем еще, но я стараюсь не думать об этом. Просто быть и жить, но это последствие держит меня  в оковах страха.
- Я не хочу слышать тебя. Тебя нет, тебя не существует. Я Джей, только я... я одна... одна... одна... - зажмуриваюсь и быстро начинаю проговаривать про себя эти слова, порой они помогали заглушить второй голос. Но видимо не сегодня...
- Думаешь, что эта фигня поможет тебе? Переубеждать себя можешь сколько угодно, но я останусь здесь и буду до конца жизни вместе с тобой. Никакие лекарства тебе не помогут, никакие врачи не справятся с этим. - эти слова... они вечно вышибают меня и уничтожают. Ты не первый раз их произносишь, не первый раз говоришь об этом. Когда приходит некое осознание, то руки просто опускаются. Смириться с этим, сложно, сравнимо с наркотической ломкой. Стараюсь думать более чем трезво, хоть руки трясутся, а кровь так и не останавливается. Отрываю еще одно полотенце, складываю его несколько раз и заменяю, выбрасывая пропитанное на улицу.
Задумываюсь, почему именно сегодня я слышу тебя, а ведь... уже апрель и март я как-то пережила спокойнее. И тут доходит... лекарства... мои колеса не были приняты утром, остались лежать на столе рядом с остывшей кружкой чая. Открываю бардачок и достаю оттуда пузырек с таблетками и влажные салфетки. Проглатываю свою дозу, в надежде, что это все-таки прекратится.
- Помогало же...
- Наивная дура. В больнице не помогало, а теперь должно? Знаешь ли, я умею молчать. - я чувствую, как тебя распирает от удовольствия, заявляя об этом. Как тебе нравится загонять меня в тупик. Ощущаешь себя маньяком, а меня жертвой?
Кровотечение останавливается, выбрасываю бумажку так же на улицу и вытираю свое лицо и руки влажными салфетками, стараясь привести себя в порядок. Делаю это вовремя, буквально через несколько минут я начинаю слышать грохотание колес по неровному асфальту, напоминающее на скейт. Посматриваю в зеркало и вижу, некую дылду потрясывающуюся на своем транспорте. Лица не видно, уже достаточно темно. Привожу все в порядок, убрав по своим местам. В следующую секунду мужские пальцы начинают постукивать в стекло. Не то, что бы мне понравилось это... но... стоит промолчать и забить на это хер. Ты что-то произносишь, и если признаться, то слышу только, что-то про Реми. Ты открываешь дверь, и заглядываешь в салон. Чуть резковато отдергиваю голову в сторон, мол, садись. Закидываешь куда-то скейт, а затем все-таки оказываешься рядом, на пассажирском месте. Мысленно надеясь, что скейт не оказался прямо уж в багажнике, где лежала вся аппаратура. У меня нет привычки рассматривать людей, как вещи, но есть чуть иная - смотреть в глаза при разговоре. Ты продолжаешь вести разговор, пока я играю свою роль мима. Предлагаешь сокращения на выбор и протягиваешь руку, в знак знакомства, в какой-то момент, твоя бровь подымается, выражая некое недоумение. Ухмыляюсь от этой ситуации и протягиваю руку в ответ с фразой - Приятно познакомиться, Реми.
Если быть честной с собой, то ты мне казался более спокойным молодым человеком, по соц. сетям, а на деле ты напоминаешь мне одного знакомого, которого плющило все время от травки и прочих "легких" наркотиков. Все-таки решаю осмотреть тебя, пробежаться по одежде... ничего особенного, кроме того, что ты мужик, но я к этому уже успела морально подготовиться.
Твои уточняющие вопросы, заставляют меня улыбнуться и чуть не засмеяться.
- Все в порядке. Да, я Джей Симон. - завожу машину и начинаем не спеша двигаться в неизвестность. Как и ожидалось от такого парня, у тебя все-таки есть несколько предложений о месте съемок. От этого мне становится чуть легче, ведь я так и не успела разузнать еще с полноценностью Сакраменто и его дороги. Твои предложения мне нравятся, особенно последнее, с лесополосой. На мгновение представилась эта картинка, как фары будут подсвечивать стволы деревьев, создавая свою, неповторимую атмосферу. Просто бетонка - не то. А вот что-то связанное с лесом, очень даже...
- У меня не было особо никаких предложений, но ты подал одну идею, очень подходящую. Не помнишь как называется тот лес? - веду машину, и в тоже время пробиваю путь в автомобильном GPS навигаторе. Поставив маркеры, следую по этой заумной штуковине. Набираю скорость и стараюсь уже особо не отвлекаться. Дороги неизвестные, мало ли, что меня ждет...
- Не парься по этому поводу. - успокаиваю мальчугана и на мгновение бросаю на него свой взгляд, заглядывая в зеркало. - Да, о красивой и экстремальной езде. Машина очень резвая, не советую сразу нажимать педаль до пола. Когда сядешь за руль, поймешь эту фишку. - нет, я не боюсь пускать тебя за руль, даже с учетом того... что показался мне юлой и в какой-то степени импульсивным. Я не против послушать восхищенные вопли из салона машины, при сильном заносе. Главное аккуратность. Переть пешком до дома, так еще и с пустыми руками - непростительно.

Отредактировано Jay Simon (2016-05-11 19:16:17)

+1

5

♬ — JAEGER - Until Dawn
Странная она была девица: сумрачная, с внимательным острым взглядом, словно бы за каждым зрачком пряталось дуло той самой пушки, что пробивает голову уличному зеваки с нескольких футов без звука, но с превосходным кровавым месивом вместо всей затылочной доли, не глаза, а просто детекторы с автоматическим наведением и разве что только не поблескивают по-кошачьи так в темноте машинного салона - вроде бы смотреть в них неуютно до дрожи, но в какой-то момент меня начинает занимать мысль о том, что мои-то глаза наверняка должны казаться непроницаемо-черными, может быть жутковато-матовыми из-за того, что я не моргаю уже несколько секунд кряду, и неловкое чувство попустило, на второй план отошло; смотреть в глаза этой девчонки (на сколько там лет она была меня старше? сама ведь не так давно школу закончила) все еще было неуютно какое-то время, но уже без столь паршивых и одновременно с тем ярких ассоциаций. Становится лучше только когда уголки ее губ чуть напрягаются, потом - позволяют появиться улыбке и я широко улыбаюсь в ответ, потому что хреново будет провести этот вечер с унылыми рожами, пригодными разве что для рекламы похоронного бюро, но уж никак не для динамичных фотографий на темной дороге. Непременно с большой выдержкой. Как же иначе. Рукопожатие получается крепким даже несмотря на то, что этому очевидно не способствуют мои кольца, от которых я небось и к двадцати годам не избавлюсь; привычка, как говорят умные люди, вторая натура. Откидываясь на спинку кресла, я подрываюсь обратно практически через секунду и провожу практически любовно по торпеде немецкого красавца, чувствуя под пальцами приятную фактуру - осторожно провожу, чтобы не цокнуть металлом по пластику. Что-что, а цену вещам я знаю. В отличие от меня эта девица, с первого взгляда напомнившая мне больше парня, молодого да тощего, наверняка поступила в университет по нормальному прейскуранту и могла не рвать жопу на каждом зачете, чтобы поддерживать средний бал, необходимый для получения стипендии, которая все без остатка уходит на оплату дальнейшего обучения и так по кругу, пока копыта не захочется отбросить; нет, уж у нее-то при такой тачке точно никаких абсурдных проблем с учебой возникнуть не могло и я в этом был уверен настолько, что хоть сейчас в пари забивайся.
Так это проект какой-то? — машина трогается с места и я снова откидываюсь обратно на сидение, закидывая ногу на ногу. Во время нашего обсуждения съемок все больше звучали общие фразы: представились друг другу, обменялись контактами, прикинули свободные временные промежутки и решили, что можем быть взаимно полезны друг для друга - последнее, впрочем, я решил уже сам и только в отношении себя, сочтя возможность развеяться наилучшим из всего, что могла предложить эта унылая неделя, сопровождающаяся не угасающим желанием забиться под старый матрац родительского дома и под ним же издохнуть, как раздавленный по неосторожности клоп, но не уверен, правда, от чего сильнее: от усталости, связанной с учебой, проклятой стипендией и необходимостью вкалывать вечером, чтобы семья помогать, или от осознания собственной ничтожности в качестве брата, на которого всегда можно положиться. Я чуть скривил губы, вспоминая взгляд брата на суде. Лучше бы его глаза в тот момент стали бы такими, как у Джей, уже мирно ведущей свой автомобиль в указанном направлении. Лучше бы напоминали дула двух черненых пушек. И не было бы в них того понимания и исусьего смирения. И насмешки. И... это доводило практически до судорожной дрожи, — или курсовая? Практика? — чуть повернув голову в сторону девушки, я краем уха уловил мелодию из плеера: никогда не ставил на паузу, даже сбрасывая наушники болтаться на шее; играло что-то смутно знакомое, но память все никак не могла ухватиться, — налево. Налево сейчас, иначе уведет на бездорожье, там фермы какие-то и навигатор криво отображает, — я махнул рукой, привлекая внимание Джей и указывая ей направление, противоположное тому, что настойчиво предлагала спутниковая раскладка, — километр и мы на месте, дальше начинается лес. Не парься об этом, — без издевки, но с явным желанием поднять градус положительного общения, я практически передразнил Джей, кажущуюся то ли не слишком настроенной на активные беседы (может быть, так погружена в свои идеи? творческие люди, они увлекающиеся, и мне ли не знать эту простую истину в конце-то концов, мне ли не проповедовать постоянную погруженность в любимое дело), то ли попросту от характера такую, — водить умею с двенадцати, — правда вот никогда не садился за руль чего-то настолько же крутого. Куда там удержаться от восторженных восклицаний от того, как мягко представитель немецкого автомобильного строения вкатывает в поворот или подтормаживает на красном свете, чтобы по зеленому сигналу взять с места половинную скорость. Мне действительно кажется странным, что Джей не боится доверить руль такого красавца... мне? Я отгибаю козырек с пассажирской стороны, смотрю на себя в маленькое темное зеркало, хмурю брови, приглаживаю ладонью вздыбленные волосы так, словно их внешний вид может иметь хоть какое-то значение - при съемке наверняка лица моего видна не будет, так что какое вообще дело, но себе не прикажешь. Нет, такую машину любому человеку не доверишь, кроме себя. Даже родственникам не стал бы доверять, будь ключи в моем кармане. Но Джей, по всей видимости, такие вещи не волновали или волновали настолько незначительно, что ни одна шальная эмоция не появилась на ее белом худом лице. С характерным стуком козырек припадает обратно на положенное ему место, а машина останавливается ближе к обочине.
На месте, — ажиотажно барабаню себя по коленям. В самом деле, я до сих пор до конца не верю, что это всерьез. Если так, то азарта и веры в человечества (не знаю, чего больше) в девице просто до краев, без шуток: даже переплескивается за край, — помочь с чем? — вопросительно вскидываю бровь, — аппаратуру вытащить? — да, на вид я и сам недалеко ушел от комплекции школьной швабры из подсобного помещения, однако Джей кажется мне не только маленькой, насколько можно судить о ее росте в сидячем положении, но и достаточно щуплой для того, чтобы таскать на себе фотографическую технику, которая, опять же в моем представлении, весить должна уж никак не вровень с перьевыми подушками, — давай, рули.
Выбравшись из автомобиля, я несколько раз подпрыгнул на одном месте, потом замер, полной грудью вдыхая влажный воздух - лес в жаркие калифорнийские ночи всегда сырел и это было абсолютно прекрасно. Знакомое место не обмануло ожиданий: ни в одну, ни в другую сторону никаких признаков других автомобилей или посторонних огней. Я потянулся, оборачиваясь на месте под нарастающий в наушниках ритм:
Давно тут не был, — опустил руки, упирая в пояс, — но тут все так же круто. Можно ехать вон оттуда, — указал в сторону, куда были развернуты автомобильные фары, и провел ладонью путь до того места, где мы стояли, — обратно, получится в кадр. Если нужно, то там немного дальше еще насыпь около дороги есть, ну там, штатив поставить или как это у вас, — короткое пожатие плечами: очевидно, что тема для меня пусть и интересная, но совершенно незнакомая, и в компании Джей я начинаю тушеваться, потому что могу пользоваться только какими-то простыми, общеизвестными понятиями, — у фотографов. Я не слишком гоню? — обернулся через плечо к девушке и, улыбнувшись слегка виновато, сделал отмахивающее движение у себя под шеей, — на камеру работал, а с чем-то таким вот ни-ни, ни разу.

Отредактировано Remy Le Besco (2016-05-12 02:31:12)

+1

6

[AVA]http://savepic.ru/9666706.jpg[/AVA]

Реми был все-таки странным пареньком, как с первых минут и показалось. Сразу же пришла мысль, что работать с ним будет достаточно сложно, не особо люблю такой неугомонный типаж людей, с другой стороны, мне повстречалось уже достаточно много отбитых людей и этот вариант один из самых безобидных. В глазах, которые сливаются с сумрачным светом что-то проблескивало светлое и теплое, неужели я могу ему доверять? А вдруг нет? А вдруг да? Я не могу верить кому попало. В конце-то концов, не друзей я сейчас ищу. С другой стороны, товарищи мне бы не помешали, те, кто бы знал в лицо и на деле.
Парень, ты всегда все мимо ушей пропускаешь? Дурак? Да вроде, так сходу и не скажешь. - чуть обнажаю свои зубы в ухмылке. Эта ухмылка прибавляет дерзости.
Браво, бравоо... у кого-то сегодня достаточно терпения, я удивлен, Джей. Ты не сорвалась впервые десять минут вашего знакомства. Если вспомнить других, то ты на них срывалась на первых же минутах. А тут, ооо... я то думала, ты так и вылетишь со свистом и отправишься обратно, откуда пришла. - смеешься сука, хотя, если вспомнить, то ты больше всех мешала мне на протяжении всех поисков подобающего варианта. Минуточку, ты должна была уже не раз заткнуться! Может еще одну выпить? Или просто мало времени прошло?
Не слышу громких аплодисментов. И да, когда ты решишь уже, парень ты или девушка? - откуда не возьмись, возник этот вопрос. Меня одну вымораживает, когда внутренний голос не может определиться какого он рода? Стараюсь скрыть свое не особо радостное состояние, за лишними вопросами, заглушая собственное недоумение.
- А не пойти бы тебе в задницу? - так серьезно это произносишь, будто на самом деле отправляешь в пункт назначения.
- Можно и так сказать. - с паузой отвечаю пацаненку, поворачиваю колесико громкости, но сначала через-чур сильно и из колонок просто вырывается вопль на немецком "Was willst Du noch von mir?", но тут же выкручиваю его в обратную сторону, уменьшая этот напор. Вопль переводился, как "чего ещё ты хочешь от меня?", но разве это важно? Реми кажется, все равно не знал немецкого, поэтому... какая к черту разница. После длительной паузы, кажется ты о чем-то не по-детски задумался, чувак, продолжаешь свою оборванную речь. Да нет, она у тебя вечно такая... забавно... вроде только недавно познакомились, а уже так смело заявляю. Будь не я на этом месте, что-то подсказывает уже бы не раз забомбило из всех щелей. Пальцем даже не буду показывать. Да? Внутри немного все перевернулось, будто какой-то сопляк показал фак. Вот это мастерство, не думала, что так можно. У второй половинки много сюрпризов, о которых и не могла даже догадываться. Вообще, до сих пор не могу понять, какого ты... не заткнешься-то? И нет, это не касалось Реми.
- Все это пустышка, Джей. Ты не избавишься от меня. Du bist nur eine Schlampe und es macht mir nix aus, dass Du verrecken wirst!* - немецкий в твоем исполнении похлеще речей самого великого долбоеба нашей национальности, кажется у тебя имеются его наклонности и пыл. Почему ранее я этого не замечала? Все тело покрывается мурашками, а внутри меня распирает от озвученного заявления.
- das Luder.** - шепотом произношу и нервно прикусываю губу, стараясь держать себя в руках и не продолжать свой монолог. В какой-то момент вспоминаю, что рядом сидит Реми и кажется, он слышал это шипение сквозь зубы.
- Это не тебе, если что... - краем глаза посматриваю на него, стараясь не отвлекаться еще и от дороги. Поперхаюсь, осознав, что мое высказывание так же прозвучало на немецком. - Практика. - я могла бы напомнить тебе, что упоминала об этом и не раз, но что с тебя взять. А взять-то оказывается с тебя много чего можно и не только теплый свет из глаз. Сворачиваю именно туда, куда говорит Реми. Эта дорога меня явно радует куда сильнее, чем то, что промелькнуло до этого. Выкручиваю руль и выравниваю колеса. Еще немного проезжаем, все за правду, это не сон. Километр оказывается все-таки не один, но чувствовалась уже в руках эта вся атмосфера, это было то самое место, будто оно снилось, представлялось во время рождения задумки. Красота. Сообщаешь, что на месте. Съезжаю на обочину и жму педаль постепенно до пола, машина плавно, но быстро скидывает до нуля. Покидаю салон машины, обхожу ее и открываю багажник, вытаскиваю аппаратуру, кажется вся выжила. Каково было удивление увидеть торчащий скейт.
Так вот куда ты его засунул, интересно... - бровь словила нервный тик, поглаживаю по ней несколькими пальцами, стараюсь расслабить мышцы. Когда это чувство немного сбавило, начинаю вытаскивать габаритные элементы. К примеру, штатив, куда без него? Освещение, конечно, мне приходило в голову продумать этот момент и взять с собой прожектор, а потом пронеслось в голове нахер? - фар же хватит- говорили они... все будет заебись - повторяли они. Погодите-ка, а что он тут делает? От удивления, выпрямляюсь и ударяюсь головой об дверь багажника.
- Сука... - сквозь зубы шиплю, расстирая ударенное место, быстро прихожу в себя и вытаскиваю прожектор, конечно ему было далеко до профессионального, да еще если учесть, что мы вовсе не в студии, то черт возьми, лишний свет здесь явно не помешает.
- Ага... всегда пожалуйста.
- Угу. - и в последнюю очередь достается сумка с всякими примочками, ну и конечно же с самым главным - фотоаппаратом и объективом. Ставлю сумку так же на землю, на травку, опускаюсь на корточки и начинаю рыться в сумке, в поиске новой карты памяти, но Реми откликивает, подымаю на него голову и выслеживаю весь предлагаемый им маршрут.
- Если тебя этот поворот не смущает, то меня устраивает. - внимательнее разглядываю, достаточно опасное место, судя по не растущей траве и отсутствующему предупреждающему барьеру, он явно должен быть светоотражающий с жирными красно-белыми линиями. - Реми, помни, если даже улетишь в кювет, ты станешь шедевром. - усмехаюсь, и продолжаю свои поиски. Нащупав что-то маленькое и плоское, достаю - она. Следом вытаскиваю фотоаппарат из той же сумки, вешаю его на шею и заменяю местами карты, вставляю аккумулятор и как заключительная часть - ставлю объектив, смахивающий на огромное дилдо.
- Рё, попрыгай, побегай, черт знает, что-нибудь сделай. - делаю снимок, пока парень стоит, будто намекая для чего, но на деле оцениваю весь мрак, темного, слишком, выкручиваю свет почти на максимум. Щелкая вновь, Реми уже бегал и скакал, как мальчик-попрыгунчик. Еле успеваю его ловить в кадр, но каким бы он не был быстрым и ловким, объектив догонял его и делал фотографию четкой, а что касалось света, с фарами будет нормально. Подымаюсь с кортов, плавно выпрямляясь во весь рост. Устанавливаю штатив и на него уже прикручиваю фотоаппарат.
- Покурим и за дело? - в предвкушении достаю пачку сигарет, вытряхиваю из нее пару скруток, одну из них ловлю в зубы и вытаскиваю, закуриваю.
- Угощайся, не стесняйся. - вкладываю в пачку зажигалку, прикрываю ее и бросаю в сторону Реми, хватаю штатив и ухожу в даль, к насыпи, где можно было бы разместиться по мнению Ре, но затормозив чуть раньше и обернувшись, понимаю, что здесь как раз то самое место, тот ракурс и в прибавок удачно размещен фонарь, позади штатива. Убавляю чуть свет на камере, как-то пошатывается... сильнее запихиваю ножки под насыпь, выравнивая его.
В голову легко ударяет, становится так легко и хорошо.

*Ты лишь грязная шлюха, мне всё нипочём, чтоб ты сдохла!
**Падаль (стерва)

0

7

Когда-нибудь я буду вспоминать это время с саркастической улыбкой прожженного годами публичной жизни циника или, быть может, стану рассказывать кому-нибудь из племянника - а то, глядишь, и собственным уже детям на ту пору - про то, как много лет назад в дождливом и ветреном апреле, то и дело заставляющем жителей всегда солнечной Калифорнии прятаться под козырьками магазинов и летними верандами никогда не закрывающихся кафе, познакомился с девушкой по имени Джей и сидел за рулем ее крутого автомобиля, на который сам едва ли планировал накопить к ее возрасту даже при всей максимальной удаче, всегда, впрочем, уверенно и четко опрокидывающей наши с братом мечтания без малейшего шанса распробовать; но это будет когда-нибудь, это случится еще очень и очень не скоро и, кто знает, может быть и вовсе никогда не прозвучит даже в мыслях, не то, что вслух, зато сейчас мне приятно тешить себя мыслями о том, что каждая такая встреча, каждое подобное знакомство это все новые и новые ступени по дороге к высоте, на которую я действительно готов положить не только свою, но и брата жизнь - сложится ли, не сложится, сойдет ли мне нужная карта, главное ведь все-таки здесь и сейчас начинать выстраивать свою собственную дорогу, даже если ты нищий патлатый nigga и идти тебе не по уютному тротуару с огороженной от машин частью, а чесать босяком по пыльным оврагам, в тайне надеясь если не дойти, то хоть голову себе не своротить.
Немецкий язык щелкает вхолостую, не давая зацепиться.
Немецкого я не знаю, не мое это. Полиглотом мне тоже не стать.
И даже простым переводчиком с одного разговорного на другой.
И математиком.
И много кем еще; я неопределенно дернул плечом.
У меня вообще немало так шансов не стать вообще никем, убившись если не сегодня, так завтра, и если не своими силами, то уж точно от праведного негодования вынужденного следить сразу за двумя отражениями брата: рука у него всегда была тяжелая, да так, что подставлять под нее шею лишний раз желания не возникало; не иначе как от старшего понахватался этой травмоопасной дури.
Ну, — пауза, — хотя бы знакомо, — короткий взмах рукой в сторону поворота.
Попрыгать? Вопросительно изогнутая бровь придает моему лицу какое-то по-особенному детское выражение, я точно знаю, потому и хочу поскорее повзрослеть, чтобы избавиться хоть от него, — днем так точно.
Побегать? Когда подняты обе, выглядит уже не так плохо: не то, чтобы я специально репетировал то, как это смотрится, но, черт возьми, да, репетировал и знаю, как со стороны показаться лучше, чем брат. Такие внутрисемейные терки. Конфликт равных.
Несколько прыжков, короткая пробежка, как для разминки.
Пройтись колесом.
Сделать половинный дроп, придерживая за пояс напяленные задом наперед джинсы.
Камера режет разницу в росте, по фарам разбегаются бликами крылья ночных насекомых.
Не.
Пачку все равно ловлю, хватко, в кулак, и прокручиваю между двумя пальцами, чувствуя, как внутри картонного корпуса бегает пластиковый груз зажигалки; чувствовать во рту привкус паленого табака мне сегодня, на удивление появившейся в четырнадцатилетнем возрасте привычки, у меня нет ни малейшего желания, и даже от дыма в ночном воздухе не дергает под ребрами. Не подсасывает. Бо был бы в неописуемом восторге от такого расклада и уж точно перестал бы лепить на меня эти дерьмопластыри, надеясь, что пока молодо - можно еще избавиться от зависимости.
Пачка падает в карман джинс.
Стоящий на краю дороги автомобиль интересует меня гораздо сильнее и, пока Джей расставляет аппаратуру и проверяет технику, я едва ли не по крыше пешком исследую крутейшую тачку. Теплая от капота. Тихая, как затаившееся хищное животное.
Я по пояс засунулся в салон через открытое окно.
Чего там? — позади одинокий фонарь, штатив и лес. И темный силуэт худой девушки, окутанный просвеченным насквозь дымом. Фотографы. Творцы. Я облокачиваюсь об крыло машины, глядя на загадочную Симон - в переписке-то она мне другой показалась, ну, даже несмотря на аватарку. Ее-то я благополучно списал на чужое авторство, так сейчас модно, вместо собственный морды картинки красивые лепить. А тут, на тебе. Дерганная, по-странному отрешенная девушка, совсем не похожая на тех, что меня окружают. С кем я дружу или с кем пытаюсь мутить.
Едем?

+1

8

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the program of today