vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » yeah you know I got you


yeah you know I got you

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2bzqu.png

Сакраменто
городское мероприятие/фотостудия
12 июля 2015 года

0

2

настроение: The Beatles – Twist and Shout
Я всегда любил городские мероприятия. Запах сладостей в воздухе, шарики над головами людей, громко смеющиеся дети, музыка со всех сторон, глупые головные уборы. В разных уголках города собираются талантливые люди и показывают свои способности. Сегодня можно увидеть, как художники работают на пленере, как танцоры выступают на улицах города, как музыканты исполняют свои любимые произведения, а певцы поют веселые и всеми любимые песни. Яркость дня завораживала, пестрила перед глазами, но не настораживала, а поднимала настроение. А ближе к вечеру музыка становилась либо еще громче, либо интимнее, в зависимости от местонахождения. В аллеях и на побережье прятались люди, которые хотели посмотреть на ночное небо, ведя разговоры шепотом. В центре парков или на сценах наоборот только начиналось действия, загорались световые прожектора, освещающие людей, которые танцевали и смеялись.
Сейчас шел второй день празднества. Я шел по улицам с фотокамерой, висящей на шее, в сторону парка. Я не искал что-то конкретное, что хотелось сфотографировать. Мне просто хотелось запечатлеть, как очертания улыбок сливаются с солнечным блеском, как листва танцует в такт музыки.

На моем фотоаппарате были фото огромного количества людей. Мои стены в кабинете украшали лица незнакомцев и близких мне людей. каждый из них мне что-то подарил. Свой мимолетный взгляд или громкий смех. Кто-то был моим другом, кого-то я никогда больше не увижу. Но все они создают и сохраняют воспоминания о местах, событиях, мгновениях. И когда случайный снимок показывает настоящего человека, такого, каким он является, его искреннюю улыбку, а не ту, которую он использует, позируя, его слезы счастья или горя, его нахмуренный лоб, морщинки вокруг глаз или вздернутый подбородок. Случайные снимки отражали сущность человека. Но не всем дано было это увидеть. Люди редко любят те фото, для которых они не позировали. «У меня тут не вышла улыбка! Посмотрите на мою руку – это ужас! О боже, мои волосы не должны  быть в такой укладке, ни за что!». И мне становиться грустно. Они хотят быть теми, кем не являются. Так что случайные и постановочные фотографии соответствуют давней и заезженной, но всегда актуальной проблеме людей «в масках».

Я сделал около четырех сотен фотографий, когда решил подойти к месту, вокруг которого столпилось огромное количество народа. Эта часть парка была погружена в хип-хоп, R'n'B и прочую современную музыку. Биты били по земле, отдаваясь легкой дрожью в ногах. Я улыбнулся и настроил фотоаппарат, пробираясь сквозь толпу.
Труппа людей двигалась как единое целое и одновременно совершенно по-разному. Я был заворожен грацией и пластикой молодых людей. Щёлк, щёлк, щёлк…
Я решил пересмотреть снимки, чтобы выбрать правильный ракурс. И мое зрение стало приковываться к одному парню. Я долго смотрю на фотографию, а потом перевожу взгляд на него уже в живую. Рядом с этим парнем стоит его брат-близнец, но они настолько различны даже просто своей энергией, своим стилем. И я заворожен только одним. Началась новая мелодия, движения изменились в стиле, и я настроил свой фокус теперь на него единственного.
«Боже, ты прекрасен»
И я начал вдохновляться, видел картины в своей голове, куда можно было вписать этого парня, какая композиция может быть, какие цвета должны присутствовать на фотографиях.
Музыка затихла. Труппа встретила восторженные аплодисменты и крики ободрения, а я так и стоял очарованный.  Но вдруг я понял, что эти танцоры уходят. Этот парень уходит!

Ноги сами понесли меня к нему. Я двигался сквозь людей, кидая им извинения. Оказавшись рядом с парнем, я прочистил горло, привлекая внимание, и протянул ему руку.
- Привет, меня зовут Чарльз Янг, - я ослепительно улыбнулся, зная, что многие таят от этой улыбки, - я фотограф, которого ты в прямом смысле заворожил, - рассмеявшись, я провожу рукой по волосам, - и мне бы очень хотелось провести с тобой фотосессию. Любая цена, конечно, если это надо, - я добавил это, боясь, что либо эта фраза отпугнет парня, либо ее отсутствие.
Я откровенно разглядываю парня перед собой, отмечая небольшие детали, видя в каждой определенную историю. Я буквально впитывал энергию человека перед собой. «Да, он определенно, совершенно и безгранично прекрасен.» Мне бы хотелось гораздо больше одной фотосессии. Целый фотоальбом с его личность, характером, который светится сквозь тонкую кожу.

+1

3

Tropkillaz - HOTDAMN!
внешний вид (справа)

Когда рядом с нами на улице не находится постоянно пребывающая в хаотично определенном движении маленькой матери-медведицы с вострым глазом и чутким слухом, белая фигура бессменной нашей наставницы на истинный и благородный путь безопасного для общества и самих себя творчества, Мими, весь выгул разношерстной группы напоминает больше вольный и бесконтрольный выпас бесноватой стаи, позволяющий каждому из ее членов ударяться в наиболее любимое направление телесного поведения: и в тот самый момент, когда дредастая девица со спущенными подтяжками на ярко-красных джинсах выделывает сильно напоминающие индийскую бхангру танцевальные движения в четырнадцать притопов одной только левой ногой, удивительно ловко и даже в какой-то степени гармонично попадая в такт с прожженным степпером, жизнь положившим на развитие излюбленного шагового стиля вдоль пешеходных переходов, а гротескные падения регулярного дропщика нашей команды перехлестываются радостной кутерьмой джампового пляса, не видящего ни порогов, ни преград для того, чтобы вскинуть выше головы ту или другую ногу, мы с братом начинаем выглядеть самыми организованными и самыми же настроенными на плодотворную корректную работу по списку договоренностей и жаль, что в в этот же самый момент рядом нет человека, который смог бы оценить наши невероятные способности к самоорганизации  - возможно, это стало бы очередной причиной гордиться нами чаще раза в полугодие. Как ни крути, сегодня контроль за организацией деловито выбравшихся на площадки городского праздника участников «Criminalz Crew» приходилось поочередно осуществлять то мне, то Бо, что с моей точки зрения сильно напоминало попытку уследить за добрым десятком осьминогов, постоянно пытающихся куда-то деться в неизвестном направлении со вроде бы огороженной площадки. Так же много конечностей. Так же много способов мимикрировать под окружающие пейзажи. Признаться по правде, как на духу, справляться с детскими группами, время от времени набирающимися из приходящих заниматься в нашу студию, мне удавалось с гораздо меньшими потерями со стороны нервных клеток. Возможно, впрочем, все дело в простой любви к детям. Нет?
Отбивая ладонь брата во время очередной передачи «палки вожатого», роль которой на сегодняшнем мероприятии играла чья-то трофейная потрепанная кепка, я спрыгнул с небольшого сценового помоста и потянулся в полную силу до хруста в позвоночнике, пока Бо занялся переключением музыки в нашем парковом секторе и ударился в активные попытки организовать нашу банду - иного, более меткого слова не подобрать было вовсе - в целостную команду, готовую исполнить что-то подобающее по уровню для саморекламы и продвижения студии: в конце-то концов они пришли сюда не просто так, чтобы посидеть в обнимку с питьевым фонтаном на краю пешеходной дорожки, а в первую очередь показать себя. Во вторую очередь - посмотреть других. И уже только в самую последнюю...
Может обрисуем что-то intéressant, — я махнул руками, несколько раз ударил в ладоши сначала впереди себя, потом позади себя, разминаясь в духе дошкольных занятий физической культурой, — ну-ка. Ну-ка, raka-taka-ta, — девица с подтяжками, имя которой было Мэнди, подступилась первая и подхватила начатый мною элемент влившегося в запущенный братом бит фристайлового движения. На двоих изломанное движение и синхронность, которой с чужими людьми приходится добиваться месяцами изнурительных тренировок интуитивной памяти. Почти прикосновение рук, кажущихся продолжением друг друга, но по чьей-то злой шутке соединенных с чужими телами. Ta-ka, ta-ka, ta-ta-ta, - одними губами без звука повторяю я заданный ритм и Мэнди подхватывает его с практически незаметным неподготовленную глазу отставанием; она в нашей группе недавно, однако показывает результаты, высокие настолько, чтобы, как выражается брат, «удовлетворить этого заносчивого всезнайку, не доучившегося в университете» - мне действительно нравилась ее техника. Постепенно в «нашу» часть парка стягивались люди. Как на музыку крысолова подходили, ловили ритм, начинали двигаться: я до одури, до дрожи в коленях любил вид этого чувства, заражающего даже самое скованное и смущенное тело, толкающее сначала на нерешительные похлопывания в такт по собственному бедру, а после на все более свободные и откровенные движения. Зрители. Слушатели. Фотографы. Никого из них практически не слышно в шуме музыки, никого из них практически не видно в единой яркой круговерти лиц и фигур, и только мы при полном своем параде и при полной выкладке на небольшой отгороженной территории смотримся развеселыми талантливыми гастролерами, которым нет-нет, да и начнут скоро кидать центы в брошенную под ноги потертую кепку. Слава богу, до этого не дошло. Я коротко перекрещиваюсь, Бо подхватывает движение, ломая ритм степа в фирменный наш с ним прием «зацепленного видео», и снова продолжает двигаться по направлению к импровизированной сцене: я уступаю, получая обратную отбивку по руке, и принимаю эстафету слежения за бандой, пока брат получает возможность отвести душу перед публикой. Так повторяется на протяжении всего светового дня праздника. Смена лиц, из которых редко, но все-таки выхватит взгляд чье-то знакомое. Или повторяющееся?.. Пока мы собираемся, я несколько раз оборачиваюсь через плечо и в конце-концов прихожу к мысли, что показавшийся мне знакомым молодой патлатый парень не кажется мне знакомым, а просто примелькался, потому что давно уже находится рядом с нами и теперь, в поредевшей вокруг толпе, выделяется особенно ярко. Качественная техника в руках. Восхищенный взгляд прирожденного творца, которым далеко не каждому природой отведено стать. Поймав на себе его внимание, я коротко салютую ото лба двумя пальцами и возвращаюсь к сборам, считая все долги дистанционного невербального общения выполненными.
Как бы не так.
Привет, меня зовут Чарльз Янг...
Хэй, привет, — я с удивлением оборачиваюсь, не прекращая при этом идти, и в итоге неловко натыкаюсь плечом на успевшего затормозить, брата, но спустя пару секунд все равно привычно перехватываю протянутую руку для рукопожатия - практически инстинктивно, как человек хватает что-то, брошенное ему, от неожиданности и нежелания уронить. В тени подошедший к нам парень кажется мне до серого бледным, а уж в контрасте с моим хватом его рука несколько секунд кажется и того белее. Ладонь легкая. Но, тем не менее, крепкая, и мне это нравится - сколько таких, штатных или частных фотографов? А скольким из них хватает силы тащить собственную аппаратуру? То-то же. К одним уважением проникаешься, а другие даже с тележкой не справятся, — привет, да, — общение с незнакомцами никогда меня не смущало и появление новых знакомых было приятным бонусом, но банда торопилась и пришлось отвлечься, чтобы махнуть в сторону Бо другой рукой - «иди, все о’кей» и получить сложенные в характерное кольцо пальцы в ответ. Встретимся дома. Только после этого я снова оборачиваюсь к парню: сторонние раздражители сами собой смещаются на дальний план и отвлекают уже не так сильно. Я снова вижу перед собой этот восторженный взгляд, который бывает только у детей да у художников, и, увлеченный им, не сразу обращаю внимание на то, что парень улыбается столь же открыто и радушно, как смотрит, — Чарли? — с заметным французским акцентом переиначиваю его имя, не утверждая, впрочем, а переспрашивая, как бы уточняя возможность каверкания, — я вижу, — кивок под усмешку в сторону его камеры, выступающей в качестве неплохого определителя творческой принадлежности; но спустя секунду, достаточную для окончания предложения, я вопросительно вскидываю бровь и смотрю на парня чуть искоса, — заворожил, нда? — смеюсь, перехватывая его настроение. Несмотря на плотный дневной график, сегодня, чем ближе к вечеру, тем более отчетливей становится понятно, что мне некуда торопиться, поэтому не возникает острой причины для резкого отказа в возможном творческом начинании, но мне и самому нет интереса в том, чтобы махнуть рукой и распрощаться с новым случайным знакомым вот таких вот кратчайшим образом, — когда? — бросаю взгляд на наручные часы (становится очевидным, что вопрос времени волнует меня несколько сильнее, чем возможное денежное сопровождение; именно в такие моменты все мои попытки выставить себя как человека, лишенного предрасположенности к нарциссизму, обесцениваются в ноль) и, пряча после того, как справился о времени, обе руки в карманы наброшенной на плечи толстовки, снова смотрю на фотографа. Не такой уж патлатый, каким показался мне с большого расстояния: наоборот, вполне ухоженный парень из тех, кто камеру может на свои деньги купить, а не обменять пару часов пользования на ящик пива у более успешных знакомых. Руки-то ухоженные. Одежда опрятная. Я не могу избавиться от привычки осматривать тех, с кем общаюсь, с головы до пят не взирая на принятые в обществе нормы приличия. А фразу про деньги я практически пропустил мимо ушей. Так-то. Бывает.
Только я? — киваю себе за плечо в ту сторону, куда вместе с бандой направился мой близнец, и вопросительно смотрю на Чарльза, — или позвать? — потому что за столько времени уже привык, что в комплекте мы чаще всего смотримся более выигрышно в глазах не только клипмейкеров, но и фотографов; впрочем, по всей видимости не в этот раз. Парень смотрит на меня и, кажется, не обращает совершенно никакого внимания на уходящего в тусовочный закат Бо. Это непривычно. Нестандартно, если можно выразиться подобным образом. В какой-то момент испытав укол неловкого и столь не свойственного мне смущения, я давлю короткий смешок и прикрываю лицо в своем «фирменном» защитном жесте: подтягиваю ворот кофты на подбородок, на губы, придерживаю у края лица рукой, — если просто снимки, то хоть сейчас, — на маньяка этот Чарльз не похож. На фанатика, пожалуй, тоже. На юмориста из местных? Так не страшно. Я прокручиваю в голове совершенно странные и в чем-то даже идиотические варианты, которые смогут приземлить это предложение, но в конце-концов прихожу к выводу о том, что от лица фотографа, держащего на ремне неплохую профессиональную камеру, подобное предложение звучит гораздо более логично, чем предложение, к примеру, дернуть пивка. Правда не знаю я еще, какой он на деле фотограф. Не видел его работ, так, может, просто учится? Как когда-то Джей, вышел вот на практику, — или студийно? — чуть оборачиваюсь по сторонам. Жестикуляции всегда много. И всегда недостаточно, — не здесь?
      Парень тушуется, но я замечаю это не сразу: живо и шумно реагировать на обратившегося ко мне человека давно уже стало в порядке вещей и я не обращаю внимания на то, как громко может звучать в тот или иной раз мой голос.
Эй, — я щелкаю пальцами у него над ухом, — не парься. Я не кусаюсь, — и ухмыляюсь фирменной «улыбкой Элвиса», обнажая зубы будто бы в опровержение моих слов; пока парень не торопиться никуда сбегать, я делаю упреждающий жест ладонью, прежде чем он начинает говорить, и достаю из кармана две вещи - визитку и мобильник, — вот мой номер, — протягиваю парню карточку, отпечатанную только на прошлой неделе - это вообще разумный был ход, реклама как-никак двигатель прогресса и вот уже мелкая полиграфия начала себя хоть как-то оправдывать, — а тут студия. Мы там занимаемся, — приободряюще хлопнув парня по плечу, я дважды сделал «волну» из стороны в сторону, танцуя, — заходи, звони, — и, поднеся к уху руку с оттопыренными большим и мизинцем, покачал ей из стороны в сторону, после чего махнул ладонью, — бывай. Не тушуйся.
Брат еще не успел уйти далеко, поэтому я прибавил шагу, догоняя его и компанию; не стоило, наверное, так быстро набрасываться на фотографа, но и он хорошо - так реагировать?..
Как наберется смелости или определится со своими желаниями, так позвонит.
Я снова с вами, — Дьябло охотно отбил руку, когда я практически бегом нагнал собирающуюся уже упаковываться в транспорт группу, и вопросительно качнул головой в сторону оставшегося на мероприятии юноши, которого с такого расстояния еще можно было разглядеть, как столб в толпе, — а, фотограф. Погнали, — и завалился с ними следом.

Отредактировано Remy Le Besco (2016-05-20 18:07:47)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » yeah you know I got you