Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » А Вы точно в этом разбираетесь?


А Вы точно в этом разбираетесь?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://66.media.tumblr.com/ed736f54fdbe994e45f041788181c502/tumblr_ny8fxvKGJN1tf3ozfo2_250.gif http://s5.uploads.ru/YiCBe.gif
Участники: Henry Olsen & Evgeniya Blind;
Место: Департамент полиции Сакраменто, бюро судебно медицинской экспертизы;
Время: 13 марта 2016 года;
Время суток: рабочий день в самом разгаре, около 12 часов дня;
Погодные условия: на улице довольно дождливо, но в помещении бюро немного душно за счет вечно барахлящего кондиционера;
О флештайме: Евгения специалист должного уровня, хоть и носит звание ассистента. Тем не менее, в тот день видимо звезды не сошлись с самого утра, потому не полностью проведенный осмотр привезенного трупа вызывает волну негодование у детектива Олсена, с кем прежде ей сталкиваться совсем не приходилось.

+1

2

Трудовые, рабочие будни. Я чувствую себя огурчиком, которого только что выкопали из земли. Приятное чувство. Я выспался за последние две, наверное, недели. А до этого на мне было «весяковое» дело. Почему оно так называется? Потому что замерло на какой-то стадии, и не имеет даже предположительной развязки. Кончились улики, затерялись следы, а труп всё равно есть. Я решился помочь, думал, что быстро закончу с этой рутиной, как будто мне своей работы мало. Ага, конечно. Я всего полгода в Сакраменто, а уже чувствую себя каким-то одиноким, как будто вообще из деревни выбрался в город. Обычно, в деревнях живут большие семьи, где очень много родственников. Все общаются между собой, имеет своих ещё знакомых. А когда такая семья переезжает в город, то теряется эта потребность в многочисленных родственниках, им очень сложно вжиться в большой социум. Вот и я себя сейчас чувствовал какой-то деревенщиной, хотя перебрался сюда из Чикаго. Там у меня было много друзей и знакомых, а ещё бывшая жена... В общем, там осталось многое, и я не жалею о своём выборе. Здесь мне будет хорошо, когда-нибудь...

А труп всё висел на мне, и я уже начинал злиться. Как же всё запутано, хоть Сакраменто и не Нью-Йорк, но убийцы сквозь землю провалились. Никто не хотел становиться моим напарником по делу, тогда я махнул рукой и уселся за ночные головоломки. Так я называю моменты, когда работаю по ночам ещё и дома. У меня небольшая квартира, однокомнатная, и там я живу один. Спасибо, кэп. Иногда мне кажется, что в доме слишком тихо. Я включаю телевизор, компьютер и другую технику, которая может воспроизводить хоть какие-то звуки. Но я никогда не признаюсь в том, что стал одинок. Нет! Я ведь всегда был душой компании, ею и остался. Подумаешь, напряженные отношения с коллегами... Капитан вообще смотрит на меня косо, потому что каждое утро я приношусь к нему в кабинет с очередной шуткой. Он просто не ценит моего профессионализма, мне бы к комики пойти, да бесхозные трупы не дают спать.

И в какой-то из моментов я всё-таки решил эту сложную задачу, но облегчения на душе не появилось. Я нашёл преступников, посадил их за решетку, но синяки под глазами не рассосались. И это как-то давило со всех сторон, ибо я сопротивлялся. Яростно так, не хотел смиряться с мыслью об одиночестве. Нет, никогда... Я вообще слабины не даю, я же мужчина. Я должен всегда быть готов к любому повороту событий, а сейчас просто небольшое затишье. И ничего страшное, переживём. Мало ли, кого я смогу встретить за углом. Надеюсь, что это не будет какая-нибудь симпатичная девушка... с перерезанным горлом. Нужно завтра будет поделиться этой новой шуткой с капитаном.

Труп был отправлен к нашим драгоценным экспертам. Что самое интересное, в криминалистике я вообще ничего не смыслил. То есть, я не разбираюсь в трупах. Для меня это одна большая улика, не более. Наверное, если бы я в своё время больше сидел за книжками, то сейчас меньше бы имел проблем с опознанием. В общем, мне нужно было заключение для того, чтобы написать рапорт. Я помнил об огнестрельных ранениях, но в мою память врезалось то, что у чувака-трупа были ещё и ножевые ранения. Они-то меня и вывели на преступников, но в эти подробности я не вдавался. Логическая цепочка выстроилась сама собой в моей голове, для отчёта нужны более точные сведения. Поэтому я отправился в наш мрачный отдельчик, перебирая плечами из-за того, что по спине бегали мурашки.

- Здесь кто-нибудь есть живой? - я постучался в дверь, приоткрывая её и заглядывая вовнутрь помещения. Пахло там отвратительно, я даже не хотел думать о том, чем же могло так вонять. Мне всего лишь нужно было забрать несчастную бумажку, а потом бы я оттуда свалил. Не знаю, почему у меня такая реакция. Я не пугаюсь вида трупов, скорее, мне не нравятся те люди, которые в них копаются. Целенаправленно. Возможно, я брезгливый, а, возможно, это всё не моего ума дела. Я должен за живыми уродами гоняться, а не за мёртвыми.
- Шучу, шучу, - нагло усмехнулся я, потому что шутка-то удалась! Жалко, что у всех полицейских какое-то странное чувство юмора. Они либо совсем раздолбаи, которых не повышают выше помощников, либо такое выражение лица, как будто по ним каток проехался. Вот, вроде, капитан - нормальный такой мужик, но шуток совсем не понимает. Я вообще редко видел его улыбающимся.

Передо мной предстала милейшего вида женщина в белом халате. Я оглядел её с головы до ног, а потом быстренько улыбнулся, проскальзывая вовнутрь и закрывая за собой дверь. Да, остановочка у них тут мрачненькая... Но я держался молодцом, ибо не мог себе позволить бояться. Или хотя бы показывать то, что я боюсь. Кажется, женщина выглядела очень уверенной в себе, среди всей этой тухлой мерзости. А я чувствовал себя идиотом, и так каждый раз. Кстати, эту мадемуазель я видел впервые. Нахмурился, оторвался от дверной ручки, делая пару шагов навстречу незнакомке.

- Эм, а кто у вас тут главный? Вроде, другая женщина была, нет? - я скрестил руки на груди, как бы закрываясь от всего того, что меня сейчас окружало. Я делал очень серьёзное лицо, крутой же полицейский. Выглядело беспредельно пафосно, и многие делали мне на эту тему замечание. Мол, хороший же полицейский, а веду себя, как маленький ребёнок.
- Детектив Генри Олсен, - протягиваю ей руку для рукопожатия, как настоящий мужик, а не джентльмен. Такая уж у нас профессия, без всяких там гендерных принадлежностей. - Что у нас там с результатами по делу Мартина Нильсена? - не знаю, в курсе ли она вообще этого дела, но мне хочется поскорее покинуть это жуткое место.

+2

3

[float=right]https://67.media.tumblr.com/6f8c267a84d49ab670944ab48f8d5678/tumblr_o67xg3BbTx1u4kolmo1_250.gif[/float] Я умею жить в одиночной сердечной камере, умею хотеть историй и получаю их. Этот дар добывали нежностью в недрах каменных и скрепляли семью печатями. Я готова к любой тишине и к любому выпаду, держу удар увереннее металла.
И поэтому я ни словом себя не выдала.
Ни разу не проиграла.


Какой черт меня дернул выбрать эту работу? Раз за разом я задаюсь этим вопросом, потому что не могу найти ответа. Убеждая себя, что это именно желание помогать, нести добро и справедливость в массы путем помощи расследованиям, я не добиваюсь сильных результатов. Точней, я на самом деле в это верю, но иногда схожу с этой тропы. Противно ли мне работать с увечьями, смертями и всем, что обычно доходит до бюро судебно-медицинской экспертизы? Нет, живые или мертвые, это все равно люди, которым нужна помощь. В клинике я помогала им не умереть, теперь я помогаю им умереть достойно. Я считаю все же это правильным больше, чем омерзительным. Поэтому и выдержка должна быть соответствующая, так что на работе невозможно давать слабину. Это просто немыслимо! Разве может девушка, которая плачет над каждым пострадавшим, выдержать и день там, где ей постоянно приходится видеть боль и человеческую жестокость? Я лучшая ученица своего учителя, поэтому хладнокровие на работе проявляю беспрецедентное. Но иногда, после таких инцидентов, как вчера, я могу не спать ночами, переживая. Это невероятно злит моего мужа, потому что он буквально скрипит зубами, слыша о моей работе. Если еще и прибавить к этому тот факт, что за четыре года я все больше погружаюсь в работу, отдаляясь от дома, где меня не ждет ничего, кроме равнодушного супруга, то отношения у нас определенно не самые лучшие на данном этапе.
- Как там говорит твой отец? Лучше б сидела дома и борщи варила, - говорит он мне с явным акцентом на слове "борщ", найдя меня с утра на диване. Я не могла вчера пройти в спальню и, посмотрев мужу в глаза, спокойно пожелать ему доброй ночи. Каждый раз, когда я вижу перед собой на столе детей, еще совсем не познавших жизнь, я вспоминаю о том, кого и сама не смогла уберечь. Я чувствую себя виноватой перед Ником, потому что если бы меня не понесло тем вечером к нему на работу, то день мог закончится тихо и мирно - все были бы счастливы. Но моя до мозга костей романтичная натура хотела сделать приятный сюрприз дражайшему супругу, а подарила ему самое большое несчастье. На самом деле с того момента все пошла не так, и именно поэтому я все чаще сплю на диване или в гостевой спальне, а не делю ложе с ним.
- В отличии от тебя, отец понимает, что я быстрее со скуки умру, чем ты осмелишься попробовать настоящий борщ, - впервые в жизни я хотела затеять ссору, устроить скандал, кричать и бить посуду - в общем, добиться хоть каких-нибудь эмоций от него, но он уже хлопнул входной дверью, оставив меня наедине со своими мыслями.
Я привожу себя в порядок - вернее довожу свой облик до идеального состояния, какой и должен быть у профессионалов - и отправляюсь на работу. Кофе не помогает мне взбодриться и воспрянуть духом, да и это не то, чтобы требуется: мой хмурый и серьезный вид вряд ли кого-то удивит. Странно было бы, если бы я копалась в каком-нибудь очередном бедолаге с улыбкой до ушей. Поэтому оставим и без того хромающее чувство юмора коллегам с этажей повыше: у них уж странных шуточек - выше крыши!
Слава всем богам, что маленькую девочку, которую я вчера осматривала, один из моих коллег любезно убрал с глаз моих долой. Ей было где-то лет тринадцать, пока какой-то ублюдок не задушил ее и не надругался над ее трупом. Скорее всего у нее были друзья, которые ждали ее в школе, чтобы поделиться с ней последними новостями, на следующий день после ее пропажи. Но подруга не появлялась целых три месяца, пока собака в парке не наткнулась на ее маленькую окоченевшую ручку. Я стискиваю зубы, отгоняя от себя образ ее испуганного личика, надеваю латексные перчатки и приступаю к новому делу.

Я сделала перерыв на кофе, чтобы заполнить кучу бумажек и написать кучу заметок по осматриваемому телу. Мужчина, лет тридцать пять от роду, был опознан как Мартин Нильсен - так говорилось в докладе. Что ж, Мартин, не повезло тебе. На теле обнаружены ссадины и кровоподтеки, свидетельствующие об избиении жертвы. Берцовая кость переломана, скорее всего в попытке обороняться или бежать. Я зачеркиваю вторую часть, написанного в черновике, предложения. В грудной клетке имеется отверстие, огнестрельное ранение. Пуля прошла между 4м и 5м ребром под углом, попав в 8е ребро. Сердце задето не было, но от полученных травм потерпевший скончался. Я сижу, полностью окружив себя бумажками и заметками. Я отмечаю, что стрелявший скорее всего был выше ростом примерно на 5 сантиметров. И стрелял он предположительно из Глока, если я ничего не путаю. Выстрел был произведен с расстояния около одного-полутора метров. На некоторых листах появились коричневые круги, некоторые - улетели в мусорное ведро. Меня начинало трясти, потому что даже между строк я все еще видела маленькую девочку, которая к этому моменту уже была закрыта в одном из ящикам нашего морга. Я опираюсь руками на голову, запуская пальцы в волосы. Мне нужно всего лишь подышать свежим воздухом.
От здравой мысли меня отвлекает вошедший детектив, точнее одна из шуток, которую мы слышим раз по пятьдесят на дню. Не найдя в бюро никого кроме себя, я понимаю, что пропустила обед. Что ж, видимо, с нерадивым шутником общаться придется мне. Я выхожу из своего скромного закутка, любезно предоставленного мне три года назад. Я не сразу понимаю, что это один из тех новеньких, которого, пожалуй, таковым не назовешь, но секретарши об этом парне судачат до сих пор, как будто вчера увидели его впервые.
К слову сказать, нас тут много, но разве вы там наверху об этом знаете. Я не в духе? Да, я не в духе. Мне еще добрую половину дня рассматривать беднягу Мартина, хотя хочется бросить уже все на этом этапе и просто уехать в отпуск. Куда-нибудь в Гималаи, где совсем не будет людей. Совсем.
- Местный ассистент, - я пожимаю руку детективу Генри Олсену, решив не отвечать на его первое замечание, - Евгения Блайнд. Как раз занималась этим делом, когда Вы вошли.
Мне очень хочется ему намекнуть, что он меня как раз таки и отвлекает от того, чтобы я ему в конце дня положила результат на стол. Но лишь вздыхаю, и повторяю то, что только что написала у себя на бумаге, красочно расписывая все травмы и увечья бедняги Нильсена. Закончив детальный рассказ о начальном этапе исследования, я делаю акцент на том, что по предварительному заключению, жертва скончалась от огнестрельного ранения.
- Если Вы запасетесь терпением, то, возможно, увидите сегодня на столе полный отчет о потерпевшем, - все-таки вежливо стараюсь намекнуть детективу, что лучше бы ему оставить меня в покое и идти по своим делам, а не отвлекать меня от работы.

Отредактировано Evgeniya Blind (2016-05-12 10:48:12)

+2

4

Так вот теперь сиди и слушай -
Он не желал ей зла,
Он не хотел запасть ей в душу
И тем лишить ее сна...

[float=right]http://funkyimg.com/i/2bGbm.gif[/float] Наверное, это место мне напоминает о том, что мы все когда-нибудь умрём. Кто-то в глубокой старости, окружённый многочисленными пра-правнуками, счастливый и довольный собой. А кто-то умрём в одиночестве, слушая звуки старого телевизора, потому что на новый ему просто не хватит денег. Он будет сводить концы с концами, одинокий, брошенный, и когда поймёт, что его время пришло, то выдохнет со спокойной душой, ожидая своего последнего вздоха. А кого-то убьют... Возможно, даже надругаются сначала, а потом убьют. Я видел много разных случаев, и иногда даже у меня случался рвотный рефлекс прямо на месте преступления. Ещё только поступив в полицейскую академию, я понял, какие же всё-таки люди извращенцы. И пусть мне говорят, что нельзя есть бутерброды со сливочным маслом и солью, но некоторых убийц просто нельзя переплюнуть. Поэтому я не любил этот «морг», я просто не готов был к мысли о том, что когда-нибудь всё это кончится. Да, трупов я много повидал, и достаточно спокойно к ним отношусь, но только не в те моменты, когда это может коснуться моей семьи. Инфантильная позиция? Да хоть горшком назовите, только в печку не ставьте.

И больше всего меня изумляло то, как женщины могут работать в подобных местах. Как они потом целуют своих детей? Как ложатся в одну постель с мужем? Бр, даже представлять себе этого не хочу. Уверен, что им снится всякая вот эта гадость, которая после смерти вылезает из человека. Серьёзно я отношусь только к тому, что людей убивают, и я должен найти виновного. Дальше меня ничего не касается, и это славно. Я не представляю, как мог бы полицейский сочетать в себе несколько профессий. Типа копа и эксперта, например. Наверное, потребовалось бы просто больше людей, чтобы всё успевать. И сейчас я смотрел на эту ассистентку, и у меня сердце в груди сжималось до состояния пули. Как так? Что она тут такая красивая делает? Я мельком посмотрел на её руку, когда она одарила меня рукопожатием. Кольца нет? Это что же такое? Наверное, судебные эксперты очень одиноки, потому что никому не захочется за завтраком слушать о том, у кого что там в жопе застряло. Но я улыбался, как будто пришёл на аттракционах покататься. Нужно нужно закончить отчёт.

Но информация о том, что она ещё не успела доделать своё дело - меня сильно разочаровала. Я стал серьёзнее, выражение моего лица изменилось. Если до этого момента я улыбался, то сейчас я уже был хмурым, потому что я рассчитывал на то, что за несколько часов расправлюсь со своими бумажками, и отправлюсь в бар с друзьями. А тут мне, кажется, придётся всё отложить на какое-то время, и это не есть хорошо. Мне такой поворот событий совсем не нравился. И обычно я не молчу, у меня тут же открывается речевой понос. Капитан тысячу раз мне уже делал замечание по этому поводу, но на мне ничего не работает. Говорит, что горбатого могила исправит, а меня гильотина.

- Как так? Вы ещё не готовы отчитаться? - изумился я, но в моём голосе явно чувствовалось недовольство. Я, безусловно, не обесцениваю работу этих людей, но такое халатное отношение к долгу может понести за собой потери. Такие медлительные темпы могут оказаться оплачены множеством невинным душ. Кажется, она не совсем понимает, куда вообще ввязалась. И я её должен чему-то учить? Да, безусловно, мимо такого я спокойно пройти просто не могу.
- А нельзя какую-то более конкретное время назначить? Мне нужен этот отчёт прямо сейчас, потому что мои бумажки тоже не могут ждать. Знаете, как долго я гонялся за теми ублюдками, которые убили несчастного Мартина! - я ткнул пальцем в воздух, указывая направление возможного местонахождения Нильсена. Я всегда был очень эмоциональным и экспрессивным человеком, поэтому и сейчас выражал все свои чувства достаточно ясно, невербальное выражение у меня прекрасно работает. И я был зол, потому что всё пошло не так, как я хотел. А когда такая фигня происходит, то я могу и с катушек слететь.
- Знаете, милочка, я недоволен, - скрестив руки а груди, я задрал нос, чтобы быть ещё выше, хотя и так женщина на меня смотрела снизу вверх. Я просто ненавидел, когда срывались планы. В полицию шёл специально для того, чтобы устанавливать свои порядки. В политику меня бы просто не взяли, с моим желанием пошутить или кого-нибудь высмеять. А сейчас я был просто на грани того, чтобы реально разозлиться, но держал себя в руках. Да, я очень сильно держал себя в руках, ибо мне хотелось сухим выйти из воды. И, желательно, с долгожданным отчётом.
- Хотя бы причину смерти мне назовите, если Вы вообще хоть что-то смыслите в этом, - в дело пошло моё обаяние, которое бывает двух видов. Первый вид: когда моя улыбка расслабляет даже капитана. Второй вид: когда я начинаю просто издеваться над людьми, иногда тонко, а иногда прямо не в бровь, а в глаз. Сейчас у меня не было времени на то, чтобы разбрасываться красивыми словами, мне нужно было закончить с бумагами. Меня ждали друзья, я не хотел возвращаться в квартиру в одиночестве. Приподняв одну бровь, я ждал, что сейчас уважаемая Евгения (что за странное имя?!) расскажет мне стишок, в котором будет краткое изложение всей картины, которую она успела сложить, пока исследовала труп Мартина. Надеюсь, что женщина понимает всю глубину своей ответственности, и не разочарует меня.

+2

5

Вот именно по этой причине я не очень-то и люблю подниматься наверх. Даже не смотря на стереотипы о том, что судмедэксперты обедают прямо за этими же столами, где препарируют трупы, да и вообще явные фетишисты и ненормальные люди, я уж лучше предпочту общество тех, кто кроме тишины, мне ничего дать не сможет, да и вообще своим молчанием куда красноречивее остальных. А кому хочется проводить время в компании людей, где один другого пытается переплюнуть своей крутостью? В этом плане я так же понимаю и ребят из архива. Те тоже не так уж и часто выбираются "на поверхность", перебирая отчеты и бумажки по первому же требованию. Помню, в прошлом году их заставили перерыть все документы с закрытыми или повисшими делами, где так или иначе фигурировали несколько одинаковых деталей. Они убили на это несколько дней, в итоге все же нашли сходства, благодаря чему несколько "висяков" и было раскрыто. Но разве кто-то об этом помнит? Вот и с нами так же. Тем более, что благодаря нам чаще всего эти парни раскрывают свои преступления, но кого это волнует, когда в личном деле детектива красуется высокая цифра производительности и эффективности работы полицейского? Интересно, сколько из всех тех, кто вообще работает в Департаменте полиции, знает по именам сотрудников нашего бюро? Уверена лишь начальники отделов. И то, сомнительное утверждение.
[float=left]https://67.media.tumblr.com/181af48da7805587b24847b7233269e3/tumblr_o39zm1uDHQ1qcvvsoo7_400.gif[/float] Я поджимаю губы, когда детектив снимает с себя любезную улыбочку и включает свой крайний "профессионализм". И это именно то, о чем я говорила. Мистер Я-все-знаю-лучше-всех оказался не просто заносчивым, но и, по всей видимости, просто заноза в заднице, если все идет не так, как ему хочется. Казалось бы, человек работает в полиции и должен понимать, что в реальной жизни никогда не бывает так, как в фильмах и сериалах, где за пять минут раскрывается преступление. И уж тем более, за пять минут не проводится исследование. Я хмурю брови, склоняя голову, а в моих глазах отображается явное недоумение. Пожалуй, только полный идиот не мог бы прочитать эмоции по моему лицу. Я молча выслушиваю тираду в свой адрес, стараясь не закипать так же сильно, как и этот болван. Вообще, он выбрал не самый удачный день, чтобы отчитывать меня и учить работе. Я провела в этом чертовом бюро уже несколько лет и навидалась многого: не только жестокие убийства, но и таких вот "коллег".
- Что ж, детектив Олсен, спешу Вас огорчить, - начинаю я сдержанным тоном, которому меня за долгие годы практики научил мой же супруг, - таких как Вы, - я указываю пальцем наверх, имея ввиду кучу полицейских этажом выше, - тут целый Департамент. И всем нужно срочно и прямо сейчас предоставить отчеты, потому что это очень важно и крайне необходимо. А еще потому что каждый из вас очень хочет закончить бумажную работу и пойти вечером в бар, праздновать успешный день. А таких как Мартин у нас, - я указываю через плечо на дверь позади меня, - нам привозят каждый день по несколько человек. И всех нужно очень срочно и прямо сейчас осмотреть, пока Вы тут стоите и отвлекаете меня от работы.
Мне так и хочется вручить этому проклятому детективу пару перчаток и запереть его вместе с бедолагой Мартином на весь день, пусть покопается пару часиков, может умерит свой пыл. Но, по всей видимости, задачу максимум он не выполнил, иначе и в самом деле заткнулся бы и подумал бы прежде, чем выдать следующую фразу. "Милочка," - меня аж передергивает. Я делаю глубокий вдох и в сердцах посылаю его ко всем чертям, скрещивая руки на груди, защищаясь скорее от себя самой. В голове моей звучит голос мужа из такого далекого прошлого, когда мне было всего лишь двадцать два года, а он был лишь куратором моей практики: "Вам придется сталкиваться с самыми разными людьми, и всех их можно поделить на две категории: адекватные и не адекватные. Хотел бы я вам всем сказать, что первых будет больше, но не могу. Ваша задача чаще всего будет состоять если уж не в том, чтобы успокоить родственников и визитеров наших пациентов, а в том, чтобы успокоить себя." И, признаться честно, иногда я проваливалась. И дело даже не в том, что я раздувала конфликт (а я старалась этого не делать), а в том, что не могла, улыбаясь, кивать и соглашаться с тем, что я идиотка, а все вокруг умные.
- Боюсь огорчить Вас еще больше, но магии не существует, а Санта-Клаус не кладет Вам подарки под елку, ровно так же как и мы не можем за два часа провести полное исследование трупа, который поступил к нам в распоряжение только сегодня утром.
Мне искренне хочется отвесить этому умнику знатную пощечину и выставить за дверь. Боюсь, моему непосредственному руководству это не понравилось бы, хоть она и умная женщина. Но если бы на этом все и закончилось, то я бы спокойно допила свой кофе и продолжила бы работу и формирование отчета, который так нужен был этому невежде. Я даже уже почти вернулась на свое рабочее место, приступив к тактике игнорирования. Самый простой способ избавиться от человека - это сделать вид, что того просто нет рядом. Но этот тип был не из таких. Видимо, так просто парень не сдается, либо и в самом деле является куда хуже, чем просто заноза в заднице. Проще, наверно, было бы выкатить труп прямо в офис, может это бы его отсюда выпроводило. Но я собираю со стола все бумажки, которые успела исписать за тот небольшой перерыв. И возвращаюсь к детективу.
- Что ж, я не сомневаюсь в том, что Вы смыслите в моей работе гораздо больше меня, поэтому у меня есть для Вас несколько вариантов: попросить моих коллег бросить все свои дела и срочным образом заменить меня, некомпетентную, - качаю головой, намекая, что они в силу своих характеров не будут столь вежливы, как я, и пошлют его на все четыре стороны, - взять мои заметки и закончить исследование за меня прямо сейчас, - я протягиваю ему бумаги, которые собрала в неаккуратную стопку за минуту до этого, - либо - заткнуться - дать мне, в конце концов, закончить свою работу, чтобы отчет, который так Вам нужен, оказался на Вашем столе сегодня, а не через несколько еще долгих дней.
Мне хотелось бы верить, что у этого человека еще не все потеряно, а потому он поймет, каким придурком себя выставляет и прикусит язык. За четыре года работы меня ни разу не смешивали с грязью, основываясь на моей некомпетенции. Меня это задело, причем сильно. Даже если я и ассистент и работаю здесь, можно сказать, на полставки, это не дает никому права говорить со мной в подобном тоне. Даже если он попросит меня заменить, думаю тогда он точно будет ждать своего заключения на пару дней, как минимум, дольше. Как я уже говорила, Сакраменто - город большой, и инцидентов здесь ничуть не меньше, чем в том же Нью-Йорке, а специалистов - ограниченное количество. Мы разорваться не можем, и почему-то некоторые представители нашего Департамента это понимают и уважают чужой труд, а некоторые ведут себя как полные засранцы.

+1

6

[float=right]Кто виноват, что ты устал,
Что не нашел, чего ты ждал.
Все потерял, что так искал,
Поднялся в небо и упал.
Еще не знал, что день за днем
Уходит жизнь чужим путем.
И одиноким стал твой дом.
И пусто за твоим окном.
[/float] Я живу где-то в тёмных закоулках своих фантазий, и у меня своя жизненная система. Она работает, как часы, и мне это нравится. Я не люблю, когда кто-то начинает наводить шум или пускать пыль. Да, в полицию я пошёл для того, чтобы наводить свои порядки. И для того, чтобы почувствовать стабильность. Я всегда знал, что в этом мире есть добро, и есть зло, это сложно отрицать. Дурак тот, кто не замечает одно из этих позиций, или путает эти понятия между собой, я же всегда стараюсь помнить о том, что и кто меня окружает. Конечно, я тот человек, который будет до последнего бороться за добро, безусловно. Поэтому я и пошёл в правопорядок, иное стечение обстоятельств меня бы не устраивало. К чему добавлять свою грязь уже к имеющейся? Именно поэтому у меня есть свой стиль и ритм жизни.
Никто не тащит меня по барам, я не качаю коляски по утрам, а ночью не грею детскую бутылочку с молоком. Я свободный человек, и очень сильно этому рад. Получается жить так, как хочется, хотя и понимаю, что так будет не всегда. Жаль, да, но такова жизнь. К хорошему всегда быстро привыкаешь.  Но больнее всего обмануться, променять то, что у тебя есть на то, что тебя не устраивает. И я пока не готов себя вязать узами брака, или даже каких-либо отношений. Не дозрел, так сказать, и пусть мне уже за тридцать, и пусть злые языки клевещут за спиной у меня всё, что угодно, но от своих принципов я не отступлюсь. У меня всегда позитивный настрой, но иногда я могу и добавить немного жести, чтобы жизнь мёдом не казалась. Для этого я и стал полицейским, потому что всегда считал, что копы - гибкие и умные люди. И не ошибся в этом, к слову сказать.

[float=left]http://funkyimg.com/i/2bMPY.gif[/float] Мадмузаль Блайнд же оказалась своенравной представительницей слабого пола. Да-да, я знаю о том, что всё это - заблуждения, что женщины - это не слабый пол. И я не отнимаю у них их прав и сил, нет, такого счастья мне не нужно. Я просто считаю, что каждая женщина должна знать своё место. Её место не у плиты, нет, но дома. Рядом с детьми, скорее всего. Там, где она вьёт своё гнёздышко, потому что за неё мужчина это не сможет сделать. Например, у меня дома очень хорошо, я люблю свою квартиру. Но там частенько бывает холодно, а ещё видно, что женской руки там никогда не было. Именно поэтому, если женщина лезет куда-нибудь в политику, правопорядок или во что-то другое, но подобное, то таким женщинам я не доверяю. По Евгении не понятно: замужем она или нет, но кольца у неё на пальце нет. Наверное, она такая же одинокая, как и я. И это как-то мягчило моё сердце, но потом я вспоминал о том, что мужественные женщины слишком хитры, то сразу напрягался обратно. Ну уж нет, я не хотел влипать в это дерьмо с головой.
К слову, я пришёл в себя, когда женщина начала меня отчитывать. Реально, как маленького мальчика. Это сначала выбило меня из колеи, я даже уставился на неё, выпучив глаза. А потом поглубже вдохнул, выпрямляя свою могучую спину, скрещивая руки на груди. Я такой наглости точно не ожидал от какого-то там ассистента! Она должна уважать нас, полицейских, потому что это её официальная обязанность. И поэтому я считаю своим долгом научить её понимать своё место. Откашлявшись, я смотрел на неё сверху вниз, пуская желваки, показывая, как белеют костяшки на руках.

- Вы хотите меня напугать? - спокойно спрашиваю я, глядя девушке прямо в глаза. Я не тот человек, который начинает орать и махать руками. А какой смысл? Обычно за этими эмоциями ничего не скрывается, только колыхание воздуха. Нужно разговаривать спокойно и мирно, дабы добиться своего результата. Поэтому сейчас я уже был поход на нерушимую скалу, железобетонную. Пусть она сразу поймёт, с кем имеет дело.
- Слушайте, мисс, я не собираюсь тратить своё время на все эти пустые высокомерные разговоры. И я не намерен ждать до сегодняшнего вечера, отчёт мне нужен прямо сейчас, - я сделал шаг, оказываясь совсем близко к женщине. Чуть ссутулившись, я смотрел её прямо в глаза. На лице промелькнула улыбка. Не могу сказать, что какая-то добрая, возможно, слегка игрива. Но я хотел показать ей ещё то, что меня невозможно смутить и сбить с толку. Мне нужен результат, а не петушиные бои. Тем более, с женщиной. Тем более, с такой симпатичной. Если бы на вся эта ситуация, то я был бы более благосклонен к другим разговорам.
- Поэтому предлагаю Вам сейчас поступить так. Вы закрываете свой симпатичный ротик, - я поднимаю правую руку, складываю четыре пальца к одному большому, имитируя рот. И закрываю его. Дабы она наглядно видела, что должна сделать. Мало ли, я же не знаю, кого берут на место этих экспертов. Может, она тугая на ухо. Или на мыслительные процессы. Такая красивая, и такая противная. Просто ужас.
- А дальше, мы пойдём вместе с Вами к телу, и Вы мне покажите уже то, что есть. Я уверен, что Вы хороший профессионал, и уже что-то сделали для моего случая. Мне нужны результаты, а не разговоры. И свои феминистские наклонности оставьте для кого-нибудь другого. Хорошо? - я говорил мягко, как с ребёнком, чтобы ещё её принизить. Затем подмигнул, выпрямился и посмотрел туда, где было темно и, скорее всего, холодно. Там, где лежат эти несчастные трупы. Передёрнув плечами, я снова прокашлялся, нахмурил брови, чтобы выглядеть брутально и старше. Пусть всё-таки осознает, с какого места лопочет мне о своих правах. Но не об обязанностях.
- Что тут нужно надеть? Халат? Где? - я отошёл в сторону, оглядываясь по сторонам, чтобы найти для себя халат. Если честно, я всегда мечтал его надеть, как и фуражку когда-то. Теперь я её игнорировал, пусть только попробует меня не обслужить.

+1

7

[float=right]http://s5.uploads.ru/GUnj1.gif[/float] А в том ли смысл, что мы выворачиваем карманы, достаем на свет обиды и разговоры, цветные осколки, листья и прочий мусор? Мы знаем цену отчаянью и обману, каждый шрам нам мил и каждый обломок дорог, мы никогда не расстанемся с этим грузом. Нет ничего упоительней, чем наслаждаться своим страданьем, нет ничего дороже руин империй, за этот камень можно назначить любую плату. А в том ли смысл, чтобы искать себе оправданье, когда ты сам уже ни во что не веришь, когда вокруг артиллерия и солдаты?


О, боги, знали бы вы как я устала от таких вот личностей, которые ставят себя на первое место. Мне. Сейчас. Срочно. Я хочу. Упертые и эгоистичные бараны, которым подавай все на блюдечке с голубой каемочкой по первому требованию. Помнится, когда я только сюда устроилась, был тут один такой. Все время захаживал и устанавливал тут свои порядки, кто и как должен что делать. Я, конечно, тогда была еще совсем на птичьих правах, потому что и месяца тут не провела, но очень уж хотелось этому придурку врезать да посильнее. Скажете, вот же агрессивная особа? Нет, просто я терпеть не могу таких придурков. Эгоизмом и нарциссизмом в нашей семье, слава всем богам, никто не страдает. А вот Эго этого парня я, кажется, задела.
- И в мыслях не было, - бросаю я несколько даже равнодушно, немного разочаровавшись во всем этом разговоре. Я думала, что мы все-таки добьемся понимания и уважения к труду друг друга, так как являемся профессионалами, но оказалось, что мы как те два барана на мосту. - Потому что если Вы не дадите выполнить мне свою работу сейчас, ее сделает кто-то другой, кто Вас устроит, но явно не в тот срок, который Вам так нужен.
Мне уже начинал надоедать этот цирк, где детектив, в чьей крови явно начинал кипеть тестостерон и желание показать глупой женщине, кто здесь хозяин, доказывал мне в эту минуту, кто из нас тут полный придурок. Безусловно ему, Всемогущему Полицейскому, законы не писаны, а потому он устанавливает свои порядки в этом беспощадном мире, полного таких же глупцов, как и я, не следующих его воли. Очень смешно видеть это, потому что:
а) он здесь явно не "хозяин положения", хотя очень хочет им быть;
б) абсолютно не знает значение слово "уважение";
в) вряд ли он таким же образом сует нос в дела других отделов (насколько я знаю, у них там всегда какие-то разногласия между с собой, вернее даже - соревнование кто из них круче);
г) ведет себя, как капризный ребенок.
Поэтому стараюсь отпустить эмоции и не придавать значения тому, что происходит. Показательное выступление на тему: "Я здесь мужик, заткнись и внимай мне внимательно", я стараюсь не принимать близко к сердцу. Приходится заглушить немного свое наследственное упрямство, доставшееся мне от моего отца, и вспомнить его же слова: "Женщина ни в коем случае должна быть глупее мужчины, но она никогда не должна этого показывать". Мой отец всегда ставил мне в пример мою мать, которая, по его мнению, была крайне мудрой. Иногда он украдкой упоминал о ней, и чаще всего эти слова предназначались ему же самому. Долгие годы после смерти он тосковал о ней, а я подбирала оброненные обрывки воспоминаний и запоминала это, как непреложную истину. "Она никогда не выставляла меня дураком на людях, а дома могла и отчитать за мою глупость, но делала это так деликатно, будто я все равно оказывался прав. Восхитительная женщина". Сейчас мне очень хотелось бы быть знакомой с эталоном моего отца, потому что именно такой мудрости мне нужно в этой ситуации. Когда мужчина прям из кожи вон лезет, чтобы показать свою власть человеку, которому абсолютно до этого нет дела, очень хочется просто развернуться и уйти, раз у него самого не хватает мозгов додуматься поступить именно так. Поэтому я прошу немного терпения, коим обладала моя мать, делаю глубокий вдох и всеми силами стараюсь не закатывать глаза, когда речь заходит - внезапно! - о феминизме. Я хмыкаю, скрывая смех, пришедший вместе с равнодушием к пылким речам детектива. У мужчин часто так (не говорю, что всегда, но все-таки бывает): если женщина чем-то недовольна, в частности его поведением, то это проявление феминизма. Меня настигает еще одна волна разочарования, потому что если бы не эта капля, то при мирном итоге я могла бы даже предложить чашечку кофе, но, увы, терпеть не могу таких заносчивых типов. Поэтому просто делаю вид, что покорно соглашаюсь с Олсеном, внутренне затыкая вопящее во мне русское упрямство. Мне и правда очень хочется, чтобы он оставил меня в покое, так как этот день становился все невыносимее с каждой минутой, но на работе выбирать не приходится. Я наблюдаю за всем этим спектаклем и показной бравадой с долей скепсиса, надеясь, что он все-таки шутит. Шутит же? Кажется...
- Мне от тебя не отделать теперь, да? - бормочу я себе под нос, понимая, что он на полном серьезе собирается найти халат и вломиться с боем в морг, где лежит его ненаглядный Мартин. Я бросаю последний, полный надежды, взгляд на детектива, но все напрасно. Я устало вздыхаю, молясь кому-то, кого наверно даже и не существует вовсе, чтобы он хотя бы не лез мне под руку, раз уж так хочет поскорее расправиться со своим делом. Я беру форму официального отчета, который мне предстояло положить ему на стол несколько позже, достаю из верхнего ящика ключи от морга и открываю дверь. Пока я сидела, погруженная в бумажки и свои мысли, здесь уже выключили свет и все прибрали. Я смотрю на настенные часы: обеденное время уже давно закончилось, видимо, дежурных специалистов забрали с собой на выезд. На ближайшие пару часов мы здесь точно одни (живые души - зачеркнуто).
- Чувствуйте себя, как дома, детектив Олсен, но не забывайте, что Вы в гостях - мрачно бросаю я любимую папину шутку, но в моих интонациях не слышится и нотки юмора. Вопреки стереотипам, мы здесь не балагурим. Я уж точно. Смерть - это не шутки, увы. Я с почтением отношусь ко всем присутствующим в этой комнате людям, даже если им уже все равно. - Настоятельно рекомендую ничего здесь не трогать без моей просьбы.
Когда гость нашего бюро заходит внутрь, я подаю ему халат, который сняла до этого с крючка на стене, и закрываю за ним дверь. Молча кладу на письменный стол листы бумаги, подготавливаю инструментальный столик и стол для вскрытия к дальнейшей работе и иду мыть руки, давая Генри Олсену привыкнуть к обстановке и температуре помещения. Краем глаза слежу за ним, пока совершаю механические действия, которые уже сродни привычке. Вытираю руки насухо бумажным полотенцем, надеваю перчатки и подхожу к стене, которая является "дверями" холодильника. Открываю ящик номер восемь, открываю замок на черном мешке и вижу беднягу Мартина. За что же с тобой так? Я замираю на пару мгновений, понимая, что мне нужно переложить тело на стол, а из помощников вокруг только он...
- Кхм-кхм... - я откашливаюсь, привлекая внимания молодого человека. После словесной перепалки я не горю желанием обращаться с какой-либо просьбой к нему, но у меня особо выбора нет, да и я не из тех, кто будет молчать, надув щечки, если их обидят. По меньшей мере я выгляжу слишком серьезной и хмурой, на деле же я просто сосредоточена. - Не могли бы Вы мне помочь? Только наденьте перчатки сначала.
Пока мой вынужденный помощник натягивает на руки латексные перчатки, я подкатываю к открытому ящику стол на колесиках. Подзываю импровизированного грузчика, и вместе на счет "три" мы перекладываем тело каталку, а после - на стальной стол, стоящий посреди комнаты под ярким освещением люминесцентных ламп.
- Раз уж Вам так срочно нужен отчет, то форма для заполнения на столе. Хотите наблюдать - планшет для удобства в верхнем ящике, - бросаю я, не глядя на Олсена, возвращаясь к Нильсену. Я повторно рассказываю о том, какие выводы уже успела сделать: о переломах, о ранении, о пули, о предположении, как именно был нанесен выстрел. Все это я показываю непосредственно на теле пострадавшего. - Выстрел не был смертельным, но на первый взгляд именно из-за него мог умереть мистер Нильсен, так как долго пролежал...
Я замолкаю на полуслове, хмурясь и пытаясь понять: показалось мне или нет. Я наклоняю лампу пониже, и быстро беру со столика нужный мне инструмент.
- Подайте, пожалуйста, пакетик для улик, он там - на полке, - так же, не отвлекаясь от работы, произношу я и указываю на полку над письменным столом. Я собиралась вытащить пулю позже, так как не видела в этом острой необходимости в первые часы, но если бы я сделала это раньше, а не только сейчас, то сразу бы заметила, что отверстие от огнестрельного ранения пересекается с еще одним увечьем. Легкое было повреждено и с другой стороны! Я снова хмурюсь, не в силах сопоставить картинку с фактами. И прежде, чем я понимаю, что, кажется, "зависла", детектив возвращает меня к реальности.

+1

8

Я просто не понимаю, в чём проблема. Почему такая большая сложность в том, чтобы сделать вовремя отчёт по моему случаю, как будто я прошу чего-то внеземного. Сверхъестественного. Я живу с мыслью о том, что от сердца с желанием никто ни для кого ничего делать не будет, всё упирается обычно в деньги. Но если бизнес и ничего личного, то и работать нужно хорошо. Взялся - сделал, здесь всё очень ясно и понятно. Другое дело, если бы мы были как-то связаны, и нам бы мешало что-то взаимодействовать, типа неловких ситуаций. Но ведь ничего такого. Поэтому я ничего не понимаю, а если не понимаю, значит, я начинаю злиться. И если перестану себя контролировать, то могу накосячить. Поэтому лучше сейчас немного надавить, получить своё и спокойно уйти, чем потом ждать, терпеть неудобства и быстро-быстро доделывать отчёт.

Кто-то скажет, что я слишком повёрнут на работе, а кто-то передёрнет в другую сторону и скажет, что я зациклен на себе. Всегда добиваюсь того, что мне нужно, забывая о человеческом факторе. Повторюсь, я стараюсь избегать каких-либо отношений на работе, чтобы они не мешали в дальнейшем. Особенно с  женщинами, можно сказать, в первую очередь. Я их не шугаюсь, нет, просто стараюсь обходить по большому радиусу. О мне ходит молва по всему департаменту, поэтому практически за каждым углом этого треклятого здания мне приходится отбиваться от заинтересованных взглядов. Когда-то мне это очень даже нравилось: женское внимание. Это было ещё, наверное, в Чикаго, когда я был молод и зелен. Когда ещё не понимал, что такие несчастные барышни, которые работает в полиции, буквально охотятся за молодыми детективами. Не я такой, а жизнь такая, она научила меня осторожно общаться с женщинами-полицейскими. Это касается как и настоящих женщин-детективов, так и обычных секретарш, которые оказываются ещё более кровожадными. Не знаю, как насчёт женщин из морга, но лучше не рисковать. Эта Блайнд очень даже привлекательна, но я уже сжёг все возможные мосты, которые позволили бы мне отпустить пошлую шутку насчёт трупов и её упругой попки.

- Ты можешь мне хамить сколько угодно, но мне сейчас нужно дособрать все возможные материалы, чтобы быстренько подбить всю бумажную работу и свалить отсюда, - я всё-таки сломал эту ледяную женщину, но не подаю вида. Даже не улыбаюсь, и стараюсь говорить достаточно серьёзно. Нахожу где-то первый попавшийся халат, и накидываю его сверху рубашки, не просовывая руки в рукава. Так я выгляжу очень круто, жаль, что тут зеркал, я бы обязательно оценил свой внешний вид.

Скорее всего, я дурачусь, потому что меня не радует мысль о том, что придётся пройти ко всем этим трупам. Я понимаю, что все мы когда-нибудь умрём, и пока меня эта тема не пугает. Меня даже не пугают свежие трупы, которые я частенько встречаю на местах преступлений. Но вот уже готовые к упаковке... все эти чистенькие, голенькие и бледненькие... Они похожи на живых людей, которые готовы вот-вот подпрыгнуть на месте и дико тебя напугать. Но я ведь уже большой мальчик, я не буду показывать злобной тётке, что я боюсь всей этой фигни. Я только глубоко и шумно вдыхаю в лёгкие свежий воздух, ибо мы направляемся в самый эпицентр морга. Она шутит, а я только криво улыбаюсь краешком губ, потому что теперь-то это будет её территория, а не моя. Тут будет действовать её власть. А когда я теряю контроль над ситуацией, то начинаю сильно нервничать. Уже хочется на всё это забить и пойти к своему рабочему месту, спокойно дожидаться результатов экспертизы. Но что я за мужик такой, который бросит всё на половине пути из-за каких-то там страхов. Возможно, даже детских. Вообще смешно.

Мы заходим в самое мрачное, наверное, место на свете. Я сглатываю. Не оглядываюсь и не осматриваюсь, потому что это может выглядеть странно, как будто в зоопарк пришёл. Тут тихо и холодно, по понятным причинам. Я же привык всегда быть в поту и мыле, добывая свои улики для расследований. Скрещиваю руки на груди, потому что так сложно рассмотреть то, что я себя обнимаю. Почему мне тут так страшно? Почему так не нравится это место? Я каждый сталкиваюсь с убийцами или ворами, которые также могут быть осуждены и по статье преднамеренного убийства. Столько всяких ужасов повидал за свои годы, что уж точно не должен бояться этих кафельных стен и странного запаха. В носу засвербило, но я стойко делаю вид, что ничего не происходит. Думаю о том, что просто надо расслабиться уже. Становится стыдно за самого себя, и радует только тот момент, когда мисс Блайнд просит меня перетащит тело на стол. Она открывает холодильник и я тяжело вздыхаю, когда вижу знакомое лицо. Все эти люди почему-то врезаются в память, и потом очень долго не хотят меня покидать. Нет, это не связано с чем-то сверхъестественным. Просто я не могу себе пока представить... Как так можно жить, а потом тебя в одно мгновение просто может не стать. Загадка и ошибка природы, наверное. Или во всём виноваты тупые люди, которые творят, что хотят, на эмоциях, а за последствия не отвечают. Полицейский - это тот, кто разгребает чужое дерьмо.

[float=right]http://funkyimg.com/i/2cmZA.gif[/float]Нильсен оказывает на столе, обвешанный лампами, которые буквально высвечивают его насквозь. Резко мне становится лучше, и я уже ближе подхожу к мёртвому телу, разглядываю все детали, которые не смог рассмотреть при солнечном свете, на улице на месте преступления. Тут уже всё выглядит немного по-другому, и я тут же включаюсь в дело. Уже нет желая никак-то унизить или оскорбить работника морга, мне только нужна информация. На руках у меня надеты перчатки, и мне можно будет его потрогать, но пока я склоняюсь над трупов и внимательно рассматриваю. Каждую деталь, каждую мелочь, пока на заднем фоне, за спиной, вещает Евгения. Ведёт она себя, как профессионал, кто бы отнял у неё это звание. Но в голосе слышится пафос, из-за чего остаётся стойкое, неприятное ощущение. Я держусь, нет смысла сейчас разводиться на эмоции, потому что я не за этим сюда пришёл. Женщина просит у меня найти пакетик для улик, и я это делаю. Как будто всегда только тут и работал. Отдаю всё-таки первенство в руки женщины, но контроль держу над ней. Ненавижу, когда мной командуют женщины.

- Если огнестрельное ранение - это не причина смерти, то что тогда? - я смотрю на Евгению, которая провалилась куда-то в свой мир, в свои размышления. На секунду мне показалось, что она меня не слышит, и не видит, что тут происходит. Может, устала, а, может, задумалась. Наверное, трудно во всём этом каждый день возиться, и тут я начинаю её понимать.
- Самое фиговое в бандитских разбирательствах то, что перед тем, как жертву убивают - её истязают. Грубо говоря, пытают, - вполне серьёзно говорю я, не желая как-то напугать дамочку. Я слишком долго сидел над этим делом, чтобы сейчас, уже имя убийц и труп, всё профукать. Я не знаю, что сейчас творилось с экспертом, поэтому я решил сам взяться за дело.

Сначала я подошёл к голове и стал копаться в его волосах, ожидая там найти какую-нибудь дырку. Или выдранный клок волос. Или что-то в этом роде. В ушах я попытался найти тайное послание, которое вполне можно там быть. Но ничего, поэтому я пошёл ниже. Рассмотрел шею, руки, грудь и живот. Да, нашёл все переломы, раны и ссадины, но всё это выглядело вполне логично. Дальше следовал пах и ноги. Я уже не гнушался того, чтобы потрогать. Далее  я хотел перевернуть тело, чтобы посмотреть, может, что-то есть сзади. Но когда дошёл до ступней, то понял, что что-то явно не так.
Бирка, на которой были написаны все данные об этом теле, прикрывала огромную дыру, которая явно могла быть причиной смерти. Было похоже на то, что убийцы ножом продырявили его стопу, но не совсем насквозь: сверху была небольшая ранка, а внизу - огромное отверстие. Видимо, они несколько раз провернули нож в стопе, дабы человек скончался либо от потери крови, либо от болевого шока. Явно рана была нанесена тогда, когда Мартин был жив.

- Ага! - воскликнул я, сдёргивая бирку с его ноги, и привлекая к себе внимание мисс  Блайнд. Я был безумно рад тому, что нашёл, потому что это было ключевым моментом для моего отчёта. Самодовольно улыбаясь, я посмотрел на женщину, и тут же моё лицо стал серьёзным. Я тут всё-таки не хочу песочницу устраивать, я хочу, чтобы эксперт подтвердил мои догадки.
- Вот, взгляните сюда, - я засунул указательный палец в дырку в ступне, чуть надавил, и мой палец выскользнул с тыльной стороны ноги убитого. На моём лице снова появилась улыбка. - Я думаю, что именно это ранение стало причиной смерти. Возможно, от потери крови, а, возможно, от болевого шока. Что скажите? - я посмотрел на Евгению, и пошевелил пальцем, который торчал из ноги мёртвого человека.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » А Вы точно в этом разбираетесь?