В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The deal of the century


The deal of the century

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Daniel Rossi, Agata Tarantino, Martin Juhl, Renato Barriano (отыгрывается Michael Rinaldi)
Место: Сан-Диего, час ночи, 10 мая 2016 года
Погодные условия: легкий ветер
О флештайме: Семья Торелли покупает у Тихуанского картеля огромную партию кокаина - и для внутрикалифорнийской коммерции, и для "своих друзей" в Нью-Йорке и Чикаго. Сделка сулит мафии огромные прибыли - однако у некоторых людей на их товар другие планы.

+1

2

[NIC]Renato Barriano[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bCyT.jpg[/AVA]

В задней комнате биллиардной  "Pool  Rooms"  витал легкий сладковатый кумар -  Ренато Барриано не так давно забил косяк и потому пребывал в отличном настроении.  Подобно огромному объевшемуся свежего мяса льву-людоеду,  капитан команды Сан-Диего восседал во главе круглого стола в тренировочных штанах и расстегнутой черной рубахе, попивал крепчайший кофе из чашечки и, почесывая поросшую густыми черными волосами грудь, щурясь, cмотрел телевизор. В нем молча разевали рты участники шоу Джерри Спрингера -  звук был выключен. Сделано это было специально  - один старый йог, некогда научивший Барракуду принимать позу  бхуджангасана,  рассказал тому,  что так куда лучше для кармы и итогового достижения нирваны. -  Дэниель, ты часто смотришь ящик? - отведя взгляд  от экрана, наконец произнес шкипер, глядя на своего коллегу из Сакраменто, приехавшего, чтобы, вместе с ним, проконтролировать крупнейшую в истории Семьи Торелли кокаиновую сделку. Тот сидел рядом с двумя парнями из бригады Ренато -  Питером "Гориллой-Питом" Тартальей и  Томасом "Томми-Скейлсом"  Скализе.  На столешнице стояли бутылки пива и миска чипсов,  на стене висел постер с  Джеки Чаном в белом кимоно, наносящим красивый удар маваши-гири,  в углу - турник и маты для упражнений. Истинный мужчина не будет себя окружать ненужными излишествами.  - Ты не задумывался о том,  КОМУ вообще нужно, чтобы ты его смотрел? Все эти гребаные лучи, сигналы из космоса, чертово зомбирование...  Рак, на котором зарабатывают только блядские медицинские концерны...  Нет, парни, это не просто так. Покачав своей массивной головой,  Ренато дотянулся рукой до пульта и выключил телик. Пит Тарталья захрумкал сушеным картофелем, стряхнул крошки с бочкообразной груди и ощупал крепкими пальцами бутылки с "будвайзером" -  проверяя достаточно ли они холодны. - Весь телик принадлежит пидорам, что еще тут сказать, бо! Потому и показывают одну хрень! Некогда могучего сложения солдат работал на Марчелло и впоследствии продолжил подвизаться на ниве уличного сутенерства. Тут он не слишком преуспел из-за привычки то избивать своих девочек и подручных, то читать им морали (дядя у Пита был священником).  Ему также принадлежал второразрядный массажный салон - "Oily Girls", "Масляные Девочки".  Перейдя в команду Ренато и будучи принятым по его рекомендации в Семью,  бугай открыл в Сан-Диего второе заведение,  с удивляющим разнообразием названием - "Oily Oily Girls". -  Эти гомосеки - просто позор нашей страны! Ни одна здоровая нация не терпела такого говна.  Дэнни, ты знал, что на рассвете Древнего Рима этим поганцам в ректум запихивали ерша? Такая казнь была.  - Ренато проговорил слова "рассвет Древнего Рима" и  "ректум" с некой гордостью.  В чем-то он был благодарен своему изгнанию на Сицилию - именно она сделала из него, волчонка, некогда подобранного Марчелло,  истинно духовно богатого человека.  Он открыл для себя книги, преимущественно по восточной и античной культуре, возвел свое увлечение повязанными на мистике боевыми искусствами на новый уровень. Обрел красивую речь,  более глубокие знания.  - Шкип, я ем! - воскликнул набивший себе рот чипсами Горилла, но  Томас Скализе смешливо ощерил крепкие желтоватые зубы.  С  глазами мутно-голубого цвета и ежиком цвета соли с черным перцем,  он сотрудничал с Торелли уже давно. Томми Скейлсу было крепко за пятьдесят - и он считался едва ли не самым жестоким и умелым убийцей  среди италоамериканских бандитов. Приканчивать своих жертв он предпочитал не из ствола, а более творчески -  спицей в глаз, например, или по старинке, гарротой.  Принят в Семью он был, несмотря на свой возраст, только при Донато - и популярностью не пользовался, почему с готовностью поехал в Сан-Диего. -  Да ладно, ты всегда жрешь! Рен нам уже про это рассказывал... Помните случай с  Виком? Барриано ухмыльнулся и  допил свой капуччино.  Встал, подошел к турнику,  ухватился за перекладину - и сделал крокодильчика, c наслаждением ощущая как напрягаются его мощные мышцы. - Да, Дэнни. Один парниша, который раньше тусовалcя с Бурундуком и пытался к нам прилипнуть... Оказалось, что он сосет - в буквальном смысле... Вот мы с ним и поступили по - древнеримски...    Горилла, покончив с едой, сложил руки на обтянутом синим спортивным костюмом животе,  хохотнул.  - Правда, ерша не нашли, пришлось обойтись, блять,  штопором. В виде рыбы.  Тот говнюк отбивался, словно ему не нравится! Скализе захихикал, затушил сигарету. - Ну, когда я ему, блять, обкоронал второе ухо - сразу понравилось! Наверное, он любит погрубее? Тут уже заржали все трое -  Скейлс скрипуче, по-стариковски,  Тарталья утробным басом, а Ренато суховатым баритоном.  Отсмеявшись, Барракуда посуровел и принял деловой вид. - Ладно, братва, мне надо кое-что с Дэнни перетреть. Приказы капо выполнялись в команде СД без разговоров - почему Томми и Горилла сразу же вышли из комнаты.  В новой штаб-квартире было достаточно места для развлечений. Что до Барриано,  тот посмотрел на часы.  - Интересно,  сколько нам ждать еще? Как ты им сказал - когда товар передадут, им надо отзвониться или подъехать к нам сюда? Затем подошел к кофе-машине, стал сосредоточенно нажимать на кнопки. - Что вообще интересного творится в Сакраменто?

***

Сидя за рулем небольшого серого микроавтобуса,  Эдуардо  Рамирес, по своему обыкновению, подпевал голосящему радио. Помогало нервничать меньше. Сейчас это был "Led Zeppelin",  c их хитом  "Dazed and Confused".  В детстве, когда  отца застрелили при задержании в Альбукерке,  Эдуардо ненавидел всех гринго, до одного. Но сейчас, cтав сложившимся человеком,  хозяином дома и отцом семейства, он должен был признать, что был в какой-то степени неправ. У американцев было и кое-что хорошее- например, их деньги, музыка... опять же деньги.  В самом деле, разве это янки  тогда заставили его с матерью побираться на улице - или это были отказавшиеся им помогать padrone, ради которых папа потерял жизнь? И разве это янки, а не соотечественники-одногодки пытались его изнасиловать, когда он впервые попал  в тюрьму для малолетних преступников?
- За дорогой следи. -  коллега Эдуардо,  Хорхе Кесада, недовольно покосился на сидящего рядом с ним водителя. Этот толстый придурок с отвислыми усами начал его бесить еще с самого начала поездки - все эти арии и тому подобное. Однако ничего говорить Кесада не стал - пусть и был старшим в операции. Главное  - выполнить работу, передать товар, получить деньги. А затем отчитаться перед  "Эриком",  который уже доложится  Давиду. Точное исполнение приказаний - в их бизнесе гарантия того, что  ты проживешь чуть-чуть больше, чем другие. 
Транспорт въехал на  старую автомобильную свалку,  размещавшуюся на одной из пустошей Сан-Диего.  Кругом сверкали обломки  всевозможных драндулетов,  лежали продырявленные шины, истертые покрышки. Обычно при такой сделке, в столь уединенном месте,  Хорхе предпочел бы иметь при себе охрану посолиднее нынешней.  Однако сверху пришла команда - этим партнерам (до определенной степени) доверять можно, а привлекать внимание копов не следует.
В целом с кем именно придется вести дела -  Хорхе в точности не говорили.  Не твоего, мол, ума дела.  Но, прожив столько лет в Сан-Диего, догадаться кое о чем он мог. Девушка, о чьем присутствии на  встрече ему упомянули старшаки, была Агатой Тарантино, торговкой оружием, связанной с кланом Торелли,  итальянскими  (в каком-то там поколении) бандюганами из Сакраменто. По лицемерному (и предусмотрительному) обычаю мафиози, действовали они через прокладки - почему на встрече должны были присутствовать и представители банды Даватца,  широко занимающейся распространением дури в городе. Видимо - получили  от итальяшек франшизу, потому что часть порошка должны были забрать они.
- Пошли, пушку не забудь. - когда машина остановилась,  Хорхе сделал знак Эдуардо - и вылез наружу. Из грузового отсека выскочили еще трое мексиканцев - Гонсало, Педро и Санчо, с автоматами наперевес. Хорхе огляделся по сторонам - но никого еще не было.  Впрочем - до времени встречи оставалось десять минут.  Кесада оттолкнул кроссовком  какую-то проржавевшую трубу.  Подошел к багажнику,  осмотрел набитые до отказа чистейшим кокаином мешки.  С тех пор как накрыли очередной туннель картеля,  переправить через границу такую-то партию было не легко.  Хорхе повернулся к Эдуардо,  погладил рукоять своего "узи". - Ты отзвонился Гатто? После того, как они возьмут деньги и передадут американцам машину с товаром на миллионы долларов, их должны будут забрать отсюда - как можно скорее.  -  Скоро будет тут.  - отрапортовал Рамирес,  отряхивая шнурки своих ботинок от налипшей пыли.

+5

3

После восьми часов за баранкой (на этот раз до Сан-Диего  я решил добираться своим ходом) был рад немного передохнуть устроившись в задней комнате, закрытой для посещения незваных гостей и даже персонала,  биллиардного клуба "Pool Rooms"; закинув ноги в ботинках из крокодиловой кожи на  спинку соседнего стула, безмятежно потягивал шоколадный милк-шейк и не очень внимательно вслушивался в разговоры.  В отличие от рулевого команды Сан-Диего, Ренато Барриано, прибывал, напротив, в настроении отвратительном. И, пожалуй, в моих расстройствах ни даже хорошая дурь, ни алкоголь подсабить были не способны. Впрочем, время от времени поглядывал в сторону мини-бара, размышляя плеснуть себе в коктейль парочку капель коньяку. К собственному сожалению, вспомнил, что пока что следует сохранять голову чистой от всяческих дурманов. И действительно, почтил этот городишко своим визитом отнюдь не ради дружеских посиделок с Барриано или очередной гулянки с Вессоном (хотя и собирался наведаться к ним с Джессикой в гости, но уже по совершенно иному поводу), а проконтролировать (пусть и не то, чтобы лично) чтобы сделка с мексиканцами прошла гладко. В первый раз, например,  мы потеряли трех человек, по словам Сонни, они с  Агатой попали в серьезный замес и разве что чудом не присоединились к Джулиано, Чеду и Нолану. Сегодня же партия планировалась намного крупнее, товар предназначался не только для продажи в родной Калифорнии, но и в Нью-Йорке по «братским» каналам и даже Чикаго. На кону стояли миллионы долларов и, честно говоря, когда я рассуждал о потере таких сумм, человеческие жертвы меня уже совершенно не волновали. Благо, на этот раз «охраны» у Агаты с Мартином было больше, чем трое неповоротливых идиотов, впрочем, не намного. И, естественно, я увлеченно размышлял об этом, когда Ренато окликнул меня, не сразу его услышал. Немного очухавшись, повернул голову в сторону любимого родственника Андреоли, - Ты думаешь, бля, у меня на это время есть? Я посрать то не всегда успеваю, – Не то шутливо, не то обиженно проворчал и подтянул к себе помятый пакет из Макдоналдса. Шурша обертками вывалил все содержимое на стол, от соблазнительного аромата жаренного картофеля у меня засосало под ложечкой  -  за всю поездку не нашел времени нормально перекусить, все эти придорожные кафешки вызывали у меня вполне естественное отвращение.  С удовольствием закинув сразу несколько картофельных долек себе в рот, усмехнулся, - А вы тут, парни, значит, книжки читаете? – Разумеется, никакого чтива вокруг я не заметил,  за исключением, разве что, разбросанных в самом углу комнаты журналов, предназначенных, впрочем, не для чтения. С набитым ртом, как и Горилла-Пит, недовольно покачал головой и отложил в сторону недоеденный чизбургер,  - А все почему, как ты думаешь? В Древнем Риме такой хуйни не было, потому что ни о какой демократии и речи ни шло. А у нас что? Эти мудаки в Конгрессе за разрешения однополых браков активнее боролись, чем с мировым терроризмом, например. Вот и получается, блять, что гомосеков на улице и в ящике ничуть не меньше, чем Сулейманов. Всем бы им по ершу в задницу и пластидом обмотать!
– Отряхнув с ворота бордовой поло крошки, с отвращением дернул уголками губ, -  А я вот, слыхал, кстати, что и Цезарь пидорасом был. Трижды женат был, а все равно голубков в виноградных садах поебывал. Не слышал про это, Рен? – Обратился к Бариано, как к специалисту. Он, как я слышал,  пока жарился под солнышком своей исторической родины, успел начитаться всяческой беллетристики, серьезно увлекся  античной литературой, занялся духовным обогащением и прочей всякой, мало понятной мне, мутью. Но, как по мне, даже за красивыми речами и диковинными словцами, спрятать свою истинную натуру был не способен. В первую очередь он был бандитом, жестоким и циничным, пусть теперь и предпочитал чинить расправу куда более изощренными и красочными способами. Например, по примеру своих имперских сородичей.
- С Бурундуком, значит? Да они там все походу друг другу отсасывали, -  Посмеявшись вместе со всеми , отмахнулся от рассказав о наказании близкого некогда к Феррони членососсу. Тему эту специально развивать не стал, потому что всякий раз, когда разговор касался этой припизднутой семейки я не мог оставаться бесстрастным. Барракуда, как раз вовремя, решил перевести разговор в другое русло, от приятных воспоминаний перешел к делам насущным, предусмотрительно выпроводив за дверь своих реджиме. Я так же посмотрел на позолоченный циферблат своих бессменных Картье, нахмурился, - Должны отзвониться. Когда приедут и когда получат товар. Все пройдет как по маслу, не кипишуй,  – Тут поднялся, прошелся по комнате, чтобы размять ноги и шею заодно. Про предчувствие свое, впрочем, соврал; перекатывая между пальцами сигарету, заметно нервничал, хотя и не видел никаких серьезных причин для тревоги. На всякий случай, вытащил телефон из кармана, проверил звук и, не глядя, швырнул на стол. Я никогда не славился терпением и в этот раз, пожалуй, чувствовал бы себя на порядок увереннее, если бы сам присутствовал на сделке. Но привлекать лишнее внимание, светиться даже перед дружественными Агате мексиканцами, впрочем, совершенно не хотелось.
- Да ничего такого. Ебанные федералы, блять, как клещи, без мыла в задницу залезут. Как Фрэнк сказал, пришлось залечь на дно, - Приложившись к коктейлю снова, чуть запоздало, но все же сделал характерный жест рукой и огляделся по сторонам. Насколько чистым было  заведение Барриано, я не знал, в Сакраменто же теперь чуть ли не каждую неделю проверяли помещения на наличие прослушки. Здесь, в Сан-Диего, и раньше с этим особенно незаморчаивались, - Но ладно бы легавые… ты и сам все видел, что сейчас твориться в Семье. Перемены-то, как оказалось, не всем по нраву. Мне до блядской дипломатии дела нет,  зато ствол теперь всегда при себе ношу. На всякий случай.
- Как тебе в Диего, кстати? Освоился уже поди,  домой не тянет? - Устроившись на прежнем месте, сверкнул улыбкой, как ни в чем не бывало, - А, ты ведь не в курсе - я же отцом скоро стану! Поделился радостной новостью с коллегой по опасному бизнесу, просто чтобы немного отвлечься. А сам, все же, поглядывал на экран мобильного, ожидая звонка от Мартина, впрочем, уже немного расслабившись.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-05-11 02:43:43)

+3

4

Мы выехали после обеда, но так как наш кортеж состоял из двух легковушек, то двигались мы медленнее, чем могли бы. Хотя куда спешить? Времени, чтобы развлечься в Сан-Диего все равно не нашлось. Да и желания тоже. Личные дела были паршивыми и это выдавало мое выражение лица. Сын уже две недели лежал в больнице после аварии и врач сказал, что выпишут его не раньше середины мая. Только что дальше? Ведь прогнозы были не утешительными. И Аарону придется из больничной койки  перебраться в инвалидное кресло. Нервы по этому поводу, что у меня, что у Декстера, были на пределе. Первое время я много плакала, но в тайне от всех. Ночью, когда оставалась одна в квартире. С желанием напиться удавалось бороться, останавливала мысль, что завтра в больнице сын может учуять запах перегара.
Зато не было времени тосковать по Давиду или переживать насчет развода с мужем. Признаться, я и от поездки собиралась отказаться. Так и сказала Декстеру: "Я могу остаться и посидеть с Роном". Но испанец ответил, чтобы я поезжала. Как ни крути, а работать нам надо было, иначе станет нечем оплачивать лечение ребенка. Плюс ко всему, нужно было сменить обстановку. Хотя сделка по наркотикам в Сан-Диего - сомнительная обстановка...
Кажется, я задремала минут на сорок. Открыв глаза обнаружила, что моя голова упирается в боковое окно машины и периодически, из-за неровностей дороги, стучит виском о стекло. Я села ровно, потирая пальцами лоб. Теперь ощущаю себя еще более разваленной и разбитой. Это называется либо ты недоспал, либо вообще не стоило дремать. Ладно, скоро взбодрюсь и приду в норму. Всему виной мерное укачивание. Вареным выглядел и Джип, что сидел на переднем сиденье, и даже Фил, который крутил баранку и спасался курением сигареты. Может в сон тянулось еще и от запаха дыма, который из салона не выветривался, так как кто-нибудь постоянно смолил? Впрочем, я сама выкурила одну сигарету по дороге, так что всех все устраивало.
Рядом со мной, на заднем сиденье, ехал Мартин. С мужчиной я была знакома поверхностно, видела его в "Арене", но взгляд на нем не зацикливала. А оказалось, что к Торелли он ближе, чем я считала.
- Сколько еще ехать? - пролепетала я, бросив взгляд на Юля, а затем снова вернувшись к окну, пытаясь угадать где же мы едем. К сожалению, ни каких указателей видно не было.
- Пол часа - отозвался Фьорделиси с водительского места.
- Отлично - сухо, без особой радости сказала я и приоткрыла окно, чтобы проснуться от холодного сквозняка, заносимым в салон.
Гляжу на часы, сверяя сказанное Филипом время в пути и оставшееся до встречи. Кажется, укладываемся, даже раньше приедем.
Но раньше мы не приехали, потому как расчеты Фила оказались неверны, но это не беда, так как к назначенному времени наши машины подъехали на пустырь. Чтобы обеспечить безопасность на этот раз людей Торелли было больше, чем в первую партию. Хотя проблем я не ждала, полагая, что такого хаоса, что творится в Мексики, у нас по посту нет. Да и в последнее время в Торелли дела шли тихо, без эксцессов. Короче говоря, смельчаков, что решат обуть Торелли на миллион долларов вряд ли найдется. Ну, я так полагала...
Я вышла из автомобиля, когда тот остановился и поздоровалась с мексиканцами - Ола.
Автомобили покинули почти все, так как кому-то обратный путь предстояло ехать за рулем грузовика, а кому-то составлять компанию водителю грузовика.
Под сопровождением вооруженных картелевцев мы прошли до фургона, чтобы проверить наличие товара. Вскрывать пакеты не планировалось, так как пробная партия уже поставлялась в Сакраменто, но оглядеть полностью ли загружен грузовик, стоило. Да, наркоты в нем было действительно много!

+3

5

Дилер сидел на заднем сидении серебристой Хонды, надвинув кепку пониже и уткнувшись в мобильный. Впереди изредка переговаривались о чем-то Фил с Джипом, но дилер не вслушивался в их разговоры, да и трепались те ни о чем, чисто, чтобы скоротать время, а рядом с ним, на заднем сидении дремала испанка. Задача была проста: забрать товар, отдать деньги. После этого Юлю нужно было отзвониться Росси и закинуть кокс в нужное место. Ничего сложного в этом плане не было, к тому же проворачивалось это не впервые, так что и пойти должно было, как по рельсам. В общем, дилер чувствовал себя спокойно, да и итальянцы, судя по всему, тоже.

Рядом с ним завозилась брюнетка, проснулась и поинтересовалась об оставшемся времени. Мартин понял, что время не засекал, так что вместо него на ее вопрос ответил Фил, а дилер снова уткнулся в телефон, разглядывая фотографии бара, которые минут пятнадцать назад скинула Каста. По правде говоря, он не ожидал, что она согласится на всю эту возню с ремонтом и оформлением бара и был ей даже благодарен. То есть, был уверен, что все пройдет ровно и без косяков и что, в итоге, они не получат какую-то лажу, которую придется переделывать, потому что кубинка обычно была более или менее ответственна, если бралась за что-то. До открытия у них оставалось меньше недели, задница подгорала, Юль уже и с Дейдре договорился об организации открытия. Прикрытие прикрытием, но бабло лишним не бывает и чем усерднее они сейчас постараются, тем будет больше отдача. К тому же, существенная сумма, заработанная в прошлую поездку в Сан-Диего, оказалась вбухана во всю эту возню. Тут надо было отдельно поблагодарить Беппо за то, что Юль лишился только части, все же итальянец со своим предложением вовремя тогда появился в «Барракуде» и Юль теперь с завидной периодичностью заглядывал к нему.

Хонда, в конце концов, съехала на менее ровную дорогу, и Мартин оторвался от дисплея мобильника, убирая его и, поправив кепку, осмотрелся по сторонам. Обычная автосвалка, пыльные обломки, выпотрошенные ржавые кузова, вокруг пылища. Вполне себе подходящее место для такого рода встречи. Проехав еще пару-тройку сотен метров, машина притормозила и Мартин увидел впереди серый автобус, сразу за которым стоял такого же неопределенного цвета джип, рядом топтались мексиканцы с автоматами наперевес. Сразу за Хондой припарковалась еще одна легковушка, в ней сидели местные. Вроде, евреи. Юль не вникал, понял только, что те барыжат в Сан-Диего, ему больше знать и не нужно было. Их, вроде, прицепили в качестве охраны.

Вывалившись из тачки и размяв ноги, Мартин направился к микроавтобусу и под внимательными взглядами мексов, переговаривающихся на своем, заглянул в распахнутые двери, а потом залез туда, осматривая пакеты с кокаином. Ну, весы они с собой не прихватили, да и Росси сказал, что тут все на мази, так что Мартин лишь убедился, что внешне все так, как надо, спрыгнул из салона и махнул Джипу, с которым планировал пересесть в автобус, что все в порядке. Им оставалось только отдать деньги и так же разъехаться, так что дилер позвал Агату и пошел обратно к Хонде.

- Отдай им бабки, - Юль кивнул итальянцу и снова достал телефон, собираясь позвонить Росси, как и договаривались, но успел только нажать дозвон, да и не понял сразу, что происходит, когда по обе стороны, - за внедорожником мексиканцев и за легковушкой, возле которой топтались местные, приехавшие с ними, - будто перекрыв им возможность разъехаться, затормозили еще несколько тачек, из которых вывалили люди в масках и начали их обстреливать. Они вообще оказались посередине этого беспредела. Дилер попятился к Хонде, ткнувшись в нее спиной возле распахнутой двери и пребывая в легкой прострации от происходящего, однако оружие все равно достал. Целиться куда-то было бесполезно, перед ним маячили парни из второй тачки, а геройствовать Юль не рвался, момент был явно не подходящий. Это не один тупорылый черный здоровяк, которому всего-то и нужно выстрелить в затылок.

В принципе, остальные отреагировали молниеносно, поэтому началась нехилая такая перестрелка, причем сначала все закончилось с их стороны, а мексы, видимо, более привычные к подобному, еще какое-то время отстреливались и даже пытались смыться на все том же автобусе. Только ехать-то им было некуда, с обеих сторон отходы были перекрыты, водила попытался протаранить задом позади стоящие тачки, но у него это естественно, не получилось. Когда он остановился, оставшись последним живым из мексиканцев, его застрелили прямо за рулем, а потом вытащили из салона и кинули на землю, как и второго, устроившегося рядом, на пассажирском сидении.

Звуки выстрелов стихли, маски-шоу попрыгали в тачки, хлопая дверцами, и Мартин снова выпрямился, с изумлением наблюдая за тем, как грузовик с коксом сдает назад. Бабки их, видимо, не интересовали. От мексов осталось пять трупов и помятый внедорожник, да и сопровождающие их люди были мертвы. Оказалось, что в живых остались только они четверо.
- Слышь, Дэнни, - все еще слегка растерянно проговорил в трубку Мартин, когда снова набрал номер капитана. – Порошок увели.

+4

6

[NIC]Renato Barriano[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bCyT.jpg[/AVA]

Замечание Дэнни насчет "даже посрать времени нет" заставило Барриано ухмыльнуться.  Он широким жестом указал в сторону пластиковой двери, ведущей в уборную. - Если что  - туалет под рукой. Доставь себе удовольствие, брат, ни в чем не отказывай. Его соратники захохотали - а сам Барракуда лишь еще раз усмехнулся, одним ртом. Он вообще редко бывал весел - скорее желчно-саркастичен. Слишком много дремлющей злобы и горечи накопилось в нем за долгие годы мрачныхмечтаний о мести и реванше, слишком много разочарований выпадало на его долю. Тяжелые и довольно безрадостные детство и юность, смерть Марчелло, высылка на Сицилию - все это не могло сделать характер Андреоли еще суровее и ожесточеннее. Другое дело - что он начал получать свое, благодаря Майку с Фрэнком, но это было только начало. Жизни еще много раз придется раскошелится за его прошлые неудачи. - Про Цезаря слышал...   Дэниель, ты знаешь,  как его называли враги? "Жена всех мужей и муж всех жен". Но вот думаю - наверное, просто пиздят, сам знаешь,  как всякие  пидорасы любят очернить тех, кому завидуют.  Вот сам посуди  - если все женщины в Риме были его,  если он вроде как был "мужем всех жен" - нахера ему женой каких-то гребаных мужей быть?  Ренато развел руками, словно в недоумении,  затем продолжил, поигрывая чашкой с кофе. Он держал ее с сугубой аккуратностью - ибо знал: одно движение его стальных пальцев и фарфор превратится пыль. Что тут говорить, если он железные ложки легко скручивал в кольцо, забавляя приятелей и девушек на пикниках? - ... По бабам-то он был горазд. его солдаты ведь недаром в походах пели "Прячьте дочерей, нас ведет плешивый развратник"... По мне так это неуважение, так о боссе говорить, за такое мочить надо... Скализе и Горилла как-то потеряли нить разговора, и стали собирать в особый ларь раскатившиеся по стоящему в комнате биллиардному столу шары. Вскоре же Ренато и вовсе их отпустил, решив побеседовать с  Росси наедине. Как говорится - как капитан с капитаном.
- Залечь на дно, значит...  Это правильно. -  Барриано нацедил себе еще полную чашку кофе, затем с неудовольствием ее понюхал и отставил. Понял, что больше не хочет. Сколько можно глотать черный напиток - хотя как пробуждающее и отрезвляющее он хорош, да и это в их традициях. Не заваривать же мате какое-нибудь. - Тебя не беспокоит, что столько народу знает об этой сделке? Агата связной, твой Мартин ладно - это его профиль.  Но Фил, Джип...  Наверху говорили, что нам надо с дурью действовать осторожно, чтобы федералы не пронюхали, что мы эти темы мутим активно... Сам Барракуда не отличался осторожностью - он предпочитал импульс, наскок, ярость, и доводы разума для него очень часто отступали перед эмоциями. Как тогда, когда он замочил родственника высокопоставленного члена мафии Сан-Франциско - и вынужден был, потеряв все, прокатиться на  "ту сторону". Но это не означало, что эти самые доводы он отказывался принимать принципиально.  - Как поступить с несогласными -  думаю, всем ясно. Миндальничать не будут.  Но я полагаю, ты уже и преимущества от перемен ощутил, а? Шкипер Сан-Диего намекал на тот простой факт, что  Дэнни был теперь родственником нового босса, что открывало всевозможные перспективы. По поводу же своего пребывания в Сан-Диего отозвался даже с энтузиазмом . - Ты знаешь, мне тут нравится, есть где  разгуляться, кому мозги вправить.   Никто в затылок не дышит опять же. Барриано и правда считал свое нынешнее положение неплохим. Нахуй Сакраменто, нахуй бойцовский клуб. На этих территориях он был хозяином,  он представлял Торелли и Коза Ностра - что весьма подходило к буйной и вольнолюбивой натуре шкипера. Там, в столице, капо могли дергать чуть ли не каждый день - а он ограничивался куда более редкими визитами к руководству. Заносил толстый конверт, докладывал об обстоятельствах, принимал к исполнению приказы. И возвращался в свое новое царство. -  Делаю все, чтобы мы тут заняли подобающие позиции. Тебе когда-нибудь приходилось поймать клопа? Знаешь, пузатого такого, вонючего? Когда сжимаешь его в ногтях, он весь вертится,так и кажется что орет мерзким таким голосишкой... Вот такое мое впечатление о местных шпанюках. Всех этих, блять, Тиграх да Ослах...  Барракуда вновь растянул губы в лишенной веселья улыбке, а в его глазах качнулся малопонятный кому-либо туман. Впрочем, когда Дэниель упомянул  о своем будущем ребенке,  тон Ренато изменился, и он хохотнул, подходя к гангстеру и хлопая его по плечу. - И ты молчал?? Поздравляю тебя!  Мартина, да? Надеюсь свадьбы еще не было? Если бы  ты меня не пригласил, я бы счел за обиду,  дружище! Ну и каково это, ощущать себя будущим папой? Такое надо отметить! Порывшись в минибаре, Ренато  достал оттуда  бутылку. Затем выудил из шкафа два бокала. Раздобыл штопор - слава Богу, не в виде рыбы -  отковырнул пробку.  Налил густой красной жидкости. -  "Ла фараона", старое испанское.  Производится с всего одного акра земли, который дает в год единственную бочку, представляешь? Поднял бокал, желая произнести тост - и в этот момент у Дэнни зазвонил мобильный.  Барриано, не донеся вина до рта, нахмурился.

***

...  Если спросить любого жителя Сан-Диего, знающего, чем живут улицы, кто самые отъявленные и безбашенные головорезы  в Альта Виста - то он бы с уверенностью ответил, что это братья Эскаведа, Патрицио и Рафаэль.  В их небольшой подвальной квартирке днем и ночью играла румба,  в ней никогда не переводилась трава, ром и девочки - а  соседи по площадке шарахались в сторону, когда братья выходили на промысел или просто за сигаретами.  Занимались они, вместе со своей маленькой шайкой, наемными убийствами, грабежами  и просто торговлей наркотиками, и не было у них в жизни ничего святого, кроме матери,  почти разбитой параличом старушки Мерседес,  да иконки Гваделупской Девы Марии, что стояла на этажерке. Около нее братья молились и до дела, и перед ним - а когда развратничали и пили, закрывали ее вышитой салфеткой.
Наверное с Мерседес, вернее ее смерти, все и началось - после этого Патрицио совсем потерял голову, только пьянствовал да гулял. А раньше ведь был в их парочке мозгом, вразумлял совсем уж отмороженного Рафаэля. Впрочем, и без того у ребят забот хватало - они ведь отказались делиться доходами с группой Мендеза-Бульдога, что из Логан-Хайтс.  Да еще и подстрелили двух из его курьеров. Вот тогда Мендез и объявил на них охоту - и серьезно так объявил. Одного из ребят братьев,  Диего-Тугодума, нашли повешенным в  собственном сортире,  другой,  Генри, исчез просто, словно и не было его на свете. Вот тогда и напряглись брательники, как ни круты были - Мендез пацан серьезный,  стволов у него жопой ешь, с Тихуаной связи имеет.  Рафаэль-то думал, что может разрулить, подтянуть другие банды, то-се - но Патрицио-то всегда умнее был.  Рвать когти надо было.  И тут позвонил коп-легавый, тот самый что часто прикрывал братьев - работали-то они грязно. Ну и брал за это нехило, чуть ли не половину того,  что нарабатывают. Говорил - есть тема одна, кинуть ребят, не местных.  Кокса они собираются продать, на бешеные мильоны.  Вот вы их возьмите, со мной поделите - да и дуйте отсюда, живите королями где-нибудь в  Аризоне. А по весне всех бандюков Мендеза пересажают, тогда, может и вернетесь. Ну вот парни и загорелись.
В назначенный день собралась у братьев все, что осталось от их бригады -  Муно Два-Глаза,  Джек-канадец, Жирный Флин да Иеронимо-Белоручка.  Сели в две тачки,  получили от лягаша добавочные инструкции - и поехали на свалку автомобильную, где та сделка проходить была должна.  Зарядились изрядно -  узи, калаши, пистолеты.  Потом Патрицио, с биноклем наперевес, забрался в старую будку на вышке, где раньше сторож cвалки сидел. Остальные же - на изготове. Связь с братом Патрицио через Вайбер держал, сообщениями перебрасывались. Сначала  подъехал микроавтобус, в нем какие-то даго -  толстяк с усами, коротышка горбоносый да еще трое быков с автоматами. Затем подкатила Хонда, в ней хер какой-то татуированный, еще хмыри да красотка одна, испаночка или мексиканочка.  Ну и напоследок еще легковушка,  из нее вылезли  две, один в кожаном пиджаке, другой в бомбере. Того в кожанке Патрицио узнал - некто  Мэтью,  сын одной шишки из структуры Даватца, тот еще задавака.  Второй видно тоже оттуда. Патрицио дал сигнал своим и вскинул снайперскую винтовку, смотря в лазерный прицел.  Когда тачки с ребятами взяли чужаков в клещи, начал стрелять.
Щелк. Щелк. Щелк. Сначала лопнули черепа охранников с автоматами, что вылезли из минивэна  - их Патрицио решил снять первыми. Тем временем Рафаэль с остальными выскочили из тачек, все в масках и начали шмалять из узи.  Евреи  рухнули пронзенные очередями,  кривоносый лилипут  тоже упал, дав несколько ответных выстрелов - но его коллега - усач оказался проворен. Развернулся и всадил пулю в лоб Жирному Флину, затем заскочил в свой грузовик и дал заднюю, пытаясь пойти на таран. Но куда там. Рафаэль вскоре догнал его и продырявил.
Затем все произошло быстро.  Муно Два-Глаза вскочил за руль грузовика, остальные расселись по своим машинам. Туда же затащили и Флина - уже дохлого, судя по безжизненному виду, просто чтобы не оставлять следов.  Поди здорово перемазались - но братьям Эскаведа это было непочем, когда еще не посрались с Мендезом и работали в Мексике по контрактам, порой садились за буррито и текилу, даже не вымыв запекшуюся кровь из-под ногтей. Возле вышки остановились, забирая Патрицио - и скрылись в ночи.

+3

7

Всю дорогу Фил с Джипом по очереди крутили баранку, менялись довольно часто, так что не успевали уставать. Обычно мрачный и немногословный Богомол, не изменял себе, за всю дорогу почти ни слова не проронил, зато успел выкурить полторы пачки "Винстона". В отличие от Джипа, выглядевшего, все же, не в пример хуже (видимо, за время проведенное в телохранителях босса, солдат успел отвыкнуть от долгих поездок), Фьерделиси был совершенно не рад своему заданию. Как и его покойный дед, к наркотикам имел отношение резко негативное, хотя и получал на лапу от мелких барыг со своих улиц, некоторым даже разрешал приторговывать и в своих заведениях, но лицемерно цитировал сыну небезызвестные мандаты наших отцов – от этого дерьма, говорил он, одни беды. Теперь, когда Торелли погрязли в наркоторговле, Филипп тем более не хотел вмешиваться в это, испытательный срок у него заканчивался только через месяц и матерый гангстер не хотел попасться на таком серьезном деле. Перевезти им с ребятами придется  не кило, даже не десятку, а в разы больше – он потому и курил столько, нервничал. Да и тюремные привычки никак не отпускали. Еще время от времени поглядывал в зеркало заднего вида на сопровождающий Хонду сидан и хмурился. То же самое проделывал и Строзаторе, но реже и как-то ленивее. Его страшно укачивало, к тому же клонило в  сон, именно поэтому Джузеппе и был инициатором всех разговоров, коротких и бессмысленных, но все же спасающих на время от сонливости.
- Как там Аарон, кстати? Что врачи говорят? – Когда Агата проснулась, поинтересовался у нее, - Блять, если бы с моим ребенком такое сотворили, я бы не знаю что с этими уродами сделал,  ноги бы поотрывал вот точно! Если тебе нужна помощь, любая, только скажи! – У самого Джипа детей не было, не было даже постоянной подружки, и он, разумеется, не понимал, что чувствовала сейчас испанка, но помочь был готов совершенно искренне. И к тому же безвозмездно, что редко случалось среди гангстеров. Но к Тарантино итальянец относился довольно тепло, раньше она была довольно частым гостем в доме Монтанелли и потому пересекаться телохранителю с названной сестрой хозяина приходилось не редко. Тут Фьерделиси весело усмехнулся, щелчком отбросив бычок в приоткрытое окно, однако выяснить причину неожиданной радости Богомола Джузепе не успел – автомобиль как раз подъехал к автосвалке. 
Пока Мартин проверял товар, Джип внимательно наблюдал за суровыми на вид мексиканцами, даже с некоторым интересом вслушивался в непонятные ему диалоги, которые те между собой вели. Собирался даже попросить Агату перевести,  но тут получил сигнал от дилера, и, несколько разочарованно покачав головой,  двинулся в сторону фургона. Фьерделиси, все это время сжимающий крепкими пальцами чемоданы до отвала набитые деньгами, уже дернулся вперед, собираясь передать их Агате, но резко остановился, услышав скрип тормозов.
- Это еще кто такие? Спроси, они их знают?, - Кивнул испанке в сторону мексиканцев, - так же выглядевших удивленными, - предполагая, что незваные гости для них «незваными» не были. Впрочем, как только один из картелевцев получил пулю, Богомол тут же в этом разубедился,  молниеносно среагировав на стрельбу, отпихнул Тарантино в сторону машины и достал ствол. Вытащил оружие и Джип, оказавшийся в куда менее удачных условиях, прямо посереди завязавшейся перестрелки – по идеи, должен был быть уже мертвым, но, отчего-то, по-прежнему дышал и даже стоял на ногах. Фьерделиси, в отличие от не шибко умного Строзаторе все понял гораздо раньше, намеченным глазом отметил, что парни в масках даже не пытались целиться в них, потому осмелел, вышел из укрытия и принялся шмалять по сторонам, но как-то выборочно. Целился в основном по колесам грузовика, пытаясь затормозить охамевших ублюдков, но ничего не вышло – патроны в револьвере закончились быстрее, чем предполагал гангстер. Тем не менее, он запомнил номера обеих тачек. Машины, наверняка, были левыми,  угнанными, - но от идиотов, решивших кинуть на бабки и клан Торелли, и Тихуанский картель разом, пожалуй, Богомол мог бы ожидать и всяких глупостей.

Про то, что у меня не находилось времени на посрать я, конечно, преувеличивал, поэтому ничего не ответил на подкол Ренато, скривил губы в некотором подобие усмешки и продолжил угощаться фаст-фудом.  Преувеличивал, однако, не намного. Не смотря на то, что, действительно, в последние несколько месяцев Торелли старались никуда не ввязываться и особенно не светиться (понятно из каких соображений) забот у меня меньше не становилось - а иногда мне казалось, что и вовсе только поприбавилось. И не только на улицах, но и дома. Жить под одной крышей с беременной женщиной, тем более итальянкой, и до беременности не отличающейся смирением, не просто; не удивительно, что эту поездку я воспринимал даже скорее приятной вылазкой, отдыхом, чем работой, был рад ненадолго отвлечься от бытовых скандалов и участившихся истерик Мартины. Я ее, впрочем, не винил, даже научился сдерживать свой буйный нрав, однако терпение у меня было не резиновым. 
Возвращался к разговору о Цезаре, как прежде, без энтузиазма; зайдясь, было, в возмущениях при обсуждении излюбленной и, одновременно, отвратительной всему моему естеству теме, - а именно – пидорасов, - уже немного успокоился, только развел руки в разные стороны, - А поди знай. По-твоему тогда как получается -  гомосеки любят в жопу ебаться, потому что им телок, что ли, мало? Неее, брат, это в голове… эта самая, патология типо! Прикурив сигарету, посмотрел на капитана сквозь сизые клубы дыма, затем продолжил, - Вот, может, и ему и по бабам, и по мужикам одинаково нравилось. Устраивал тройнички на императорском ложе, блять. У них же как было, в Древнем Риме этом, – если ты ебешь, - не важно кого, - то ты мужик, а если тебя, то и отношение соответственное. А вообще, нахуй этих пидорасов,  - Тут, устав от бессмысленного разговора, махнул рукой.  Я, в отличие от Ренато, историей не увлекался, как называли Цезаря и что пели в  походах его солдаты, естественно, не имел никакого понятия. Про гомосексуальные склонности диктатора услышал в какой-то передаче по «History Channel», тогда на это даже внимания не обратил – а тут, почему-то, вспомнил. И в другое, более удачное время, с удовольствием бы подискутировал на эту тему, но прямо сейчас был больше озабочен удачным проведением сделки, а не сколько хуев в свое время отсосал (или не отсосал, поди сейчас знай)  пожизненный диктатор Римской Империи.
Вслед за Ренато, подошел к кофемашине, вдохнул ароматные пары и огляделся в поисках чашки. Затем, вставив сигарету в зубы, отвертел от пластикового стаканчика из под милк-шейка прозрачную крышку и, немного наклонив, подставил под струю кипятка.
- Ты на что намекаешь? – Приняв оскорбленное выражение, через плечо поглядел на Барракуду, сделал глоток обжигающего напитка. Я, естественно, имел на этот счет свои мысли, но делиться своими подозрениями с Ренато не стал. Во-первых, он не был мне близким другом и я сам пока что до конца не понимал, можно ли ему было доверять и откровенничать лишний раз, во-вторых…  я все же капитан и должен был отстаивать своих солдат. Но Ренато был в чем-то прав; в свете последних событий неудивительно, что некоторые гангстеры (если не все) начинали осторожничать на каждом шагу, но совсем уж превращаться в параноика я не хотел. Да и из каких соображений  в числе сопровождающих Агаты и Мартина присутствовали Фил и Джип загадкой не было. Я бы чувствовал себя, может быть, и уверенней, если бы решил отправить вместо них Ричи или Джино, парней, которым мог доверять если не на сто, то на восемьдесят процентов точно. Что же касается  нынешних охранников…. Богомола я знал еще до отсидки, он был уважаемым человеком, внук тогдашнего дона, но сам он вряд ли знал в те времена о моем существовании, а Джип… с ним и так все понятно, я по-прежнему видел в нем человека Гвидо в первую очередь и, естественно, относился с некоторым недоверием. Эти парни, в каком-то смысле, были чужаками для меня и всей западной команды. И если бы все пошло не по плану и кто-то из них (или оба разом) схватили пулю, я бы как минимум не потерял в деньгах. Но Барриано, впрочем, ответил совсем другое, - Вот что я скажу, при всем уважении, Рен, если они здесь, значит, на это есть причины, значит, меня ничего не беспокоит. Да и вы с Филипом, вроде, работали в  прошлом, ты хорошо его знаешь. - Намекал на то, что именно Фьерделиси, в свое время, курировал их с Марчело дела,  заведовал лучшими в городе борделями и всяческими притонами, - И даже Джип , они - надежные парни, «наши друзья», - Затушив сигарету о стеклянные стенки пепельницы, сокрушенно покачал головой, - Эти хуесоссы из бюро, мать их, ведь именно этого и добиваются! Чтобы мы, на очко подсели и нахрен пересдавали друг друга, а то и сразу перестреляли. Кому, блять, тогда доверять? 
По поводу своих преимуществ, очевидных, после назначения боссом моего родственника, ничего не ответил, только усмехнулся. Как-то недобро. Хотя Ренато был прав, при нынешнем доне мои позиции стали куда устойчивее, чем при предыдущем, однако я не любил кичиться нашими с Альтиери родственными связями, по крайней мере, делал вид. Я признавал заслуги Франческо, однако всегда считал, что и свое положение, и капитанство я более чем заслужил.
- Это да, всяческого сброда здесь хватает. Латиносы, узкоглазые, нигеры. Как в ебанном зоопарке, - Понимающе закивал головой в ответ на рассуждения шкипера и еле заметно улыбнулся. Я и сам, некоторое время назад, испытывал нечто похожее, находясь вдали от Администрации, был свободен в действиях и методах. Но все полетело к чертям, что удивительно, потому, что я не смог найти общий язык именно со своими собратьями итальянцами, а не с этим самым разномастным отребьем, - Ведут себя как звери, и мозгов столько же. Сами друг друга и передавят. – Тут весело усмехнулся, припомнив как закончили упомянутые Барракудой Тигры. Именно так, впрочем, заканчивало подавляющее большинство многочисленных группировок Сан-Диего, не только среди угольков.
- Обижаешь! Как только определимся с датой – жди приглашение, – Принимая поздравления от приятеля, повеселел,  а когда тот предложил отметить эту новость, отодвинул подальше полупустой стаканчик и усмехнулся в ответ, - Да хрен его знает каково. Я как думал раньше, если до тридцати лет не возникло желания жениться – значит и нахуй оно мне не надо, помру лет в шестьдесят от какого-нибудь рака легких, зато с сигарой в зубах и с девкой на члене. Это в лучшем случае. А тут вот оно как теперь, семья! - Приняв от Ренато бокал, поболтал густую красную жидкость и беззлобно усмехнулся, - У Марти и живота пока нет, а вот претензий сколько хочешь! Надеюсь, родиться пацан – еще одну такую я точно не выдержу!  А так наследник будет,  научу его в бейсбол играть, стрелять… по банкам, естественно.
Мои рассуждения прервал телефонный звонок; без всякой задней мысли я поднял трубку, услышав же на другом конце провода запыхавшийся голос Мартина, сразу понял, что что-то не так. И действительно, предчувствия меня не обманули, - Что значит увели? Это что тебе, блять, шлюха на выпускном? – Резко поднявшись, чуть было не опрокинул на пол бутылку редкого вина, впрочем, уже не обращал на происходящее в комнате никакого внимания, только заметил, как Ренато, приняв позу недовольного слушателя, нахмурил брови,  - Кто увел? И что, позволь узнать, в это время делали вы, мать вашу?  Нет, нахуй, не по телефону. Гоните сюда. Живо, блять! – Прорычав в трубку, быстро завершил вызов и, не глядя, швырнул мобильный, -левый, разумеется,-  в стену. Продолжая сыпать ругательствами, залпом осушил бокал с вином, предназначенным для совершенно иного, радостного, повода; трясущимися от гнева руками вытянул из пачки сигарету, закурил; хотя и пытался размышлять об услышанном от Юля, в голову ничего путного не лезло. Прямо сейчас меня даже не беспокоило кто еще из наших кроме дилера остался в живых и остался ли вообще. Удивительно, на самом деле, что такие выжившие вообще имелись – людей, кто знал про эту сделку в действительно было не так уж и много: кроме наших, только картелевцы и отморозки из банды Даватца. Естественно, первым делом я бы подумал на евреев, однако сомневался, что у них хватило бы смелости наебывать Торелли и уж тем более они не оставили бы живых свидетелей. В принципе, никакой здравомыслящий похититель их бы не оставил. Прежде, чем делать выводы, впрочем, решил дождаться показаний очевидцев. Но землю уже копытом рыл и даже побагровел от злости. Им стоило поторопиться, блять.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-05-18 03:35:24)

+4

8

- Как там Аарон, кстати? Что врачи говорят? - я не очень любила отвечать на такие вопросы. Уж очень много их стало в последнее время. И каждый раз, когда приходится говорить на эту тему, я снова переживаю и расстраиваюсь за сына.
- Его пока не выписали из больницы... Но все не очень радужно. - я сделала паузу и продолжила - Зато он рад, что в школу не надо ходить - я выдавила улыбку, поражаясь тому, как мальчик смог найти что-то позитивное во всем этом. У меня вот позитива было ни на грамм.
- Блять, если бы с моим ребенком такое сотворили, я бы не знаю что с этими уродами сделал, ноги бы поотрывал вот точно!
- Я так и планирую поступить... - мрачно ответила я и поблагодарила Джипа за предложенную помощь - от нее я сейчас не отказывалась.
Наконец, преодолев пару сотен неровной дороги, на которой мое тело подбрасывало так, что я едва не билась головой о крышу автомобиля, мы подъехали к месту. Стоит отметить, что воздух тут был не самым чистым, но я все равно сделала глубокий вдох, так как ехать в обкуренном салоне оказалось тяжело. Хотя я ведь сама приложила часть усилий, чтобы салон машины был таким.
Дилер осмотрел заполненный мешками фургон, и кивнул одобряюще. Сделка близилась к завершению. Все прошло четко и быстро. Но...
Послышался шум колес по гравию. Сзади и спереди, взяв нас и мексиканцев в кольцо, подъехали пару джипов. Я покрутила головой, следя за движением незнакомых автомобилей.
- Ваши? - спрашиваю на испанском у картелевцев после того как Фьерделиси попросил разузнать чьи это машины. Для авто, на которых мексиканцы должны уехать со сделки, слишком уж крутые тачки. А это значит, что...
Я тянусь рукой к пушке, торчавшей из моих джинс. И мысль, что нас предали все четче бурлит в голове.
Нас предали. Меня предали.
Начался огонь. Первые от выстрелов пали мексиканцы. Вот те на! Я то полагала, что эту заварушку сами они и затеяли, но оказывается нет. Значит, к нам вмешался кто-то третий.
Джип отпихнул меня к машине, и я опустилась на корточки, спрятав голову. Достав ствол так же начала пальбу. Действовать было трудно, так как, что со спины, что с лица нас окружали недружелюбно настроенные вооруженные люди в масках. Того и гляди можно было получить пулю. Вот только в нас, Торелли, даже не целились. Они расстреляли людей картеля, завалив последним водителя фургона, и, заняв место за рулем, дали по газам.
- Нет. Нет. Нет. - я встала во весь рост, стреляя по колесам грузовика и несколько метров следуя за ним. Но догнать  автобус все равно не вышло бы. Да еще и патроны кончались. Пару раз спустив курок пустой пушки, я злобно кинула ту в пыль, провожая взглядом колонну машин.
- Пиздец. Вот же пиздец! - ругалась я, потирая шею рукой. Окидываю площадку взглядом. Наши все живы, даже не ранен никто. А вот у мексиканцев несколько трупов.
- Слышь, Дэнни, порошок увели. - сообщает по телефону Мартин.
- Черт, ты зачем сразу звонить? - может мы смогли бы вернуть товар? Я прохожу по дороге еще метр-два, но джипов и след простыл. Хрен там вернешь.
И все-таки я предпочитаю сначала попробовать исправить проблему, прежде чем звонить вышестоящим. А тем более, зная нрав Росси...
Прежде чем уехать я убедилась, что мексиканцы мертвы и помощь никому из них уже не понадобится. Затем, заняв свое место на заднем сиденье, мы двинулись в "Pool  Rooms".
- Заметили, что они нас не палили? С чего бы это? - по пути удалось перекинуться парой фраз и размышлений о случившемся. Хотя, в основном, в речах слышен был мат.
Оказавшись в бильярдной перед Дэнни слово я брать не спешила. Пусть Юль отчитывается.

+3

9

Пока в динамике разорялся Росси, осыпая его вопросами, дилер молчал. Ему, в общем-то, нечего было ответить, да и думал он об оставшемся у них бабле. Не похоже на то, что эти стрелкИ страдали провалами в памяти, забыв его прихватить, а заодно грохнуть оставшихся четырех свидетелей.
- Щас будем, - Мартин скинул вызов и убрал телефон в карман, повернувшись к остальным. – Поехали, - потом повернулся к Агате и чуть понизив тон, вкрадчиво поинтересовался. – Хочешь догнать их и поинтересоваться, почему мы еще немного поживем, м? – вопрос был, естественно, чисто риторический. – Заодно подкинуть им бонус из чемоданов.

Тарантино и сама должна была понимать, что второй раз судьбу лучше не испытывать. К тому же факт оставался фактом – тех, кто сорвал сделку, было больше, вооружены они были лучше, а тачки у них были более приспособлены к дороге через пустыню, а они сами уже потеряли кучу времени. Он проводил брюнетку взглядом, когда она направилась к трупам мексиканцев, а сам сел в машину.

После произошедшего, уже в машине, Юль, как и все остальные, скорее всего, прокручивал в голове всю ситуацию. Определенно у налетчиков целью был только товар, что было не логично. Им в целом надо было затратить еще пару минут, чтобы положить там же их четверых и забрать вместе коксом деньги. Теперь получалось, что в живых остались только они, прибывшие из Сакраменто, и при этом они вообще ничего не потеряли. Кому вообще хватило ума влезть между Торелли и тихуанцами? Кому-то больному на голову, не иначе. Или самим итальянцам. Юль поднял взгляд и задумчиво поглядел на Джипа, сидящего за рулем.

Миновав зал бильярдной, Мартин следом за Агатой прошел в комнату и осмотрелся. Помимо Росси, там было еще трое. Откровенно говоря, дилер думал, что именно Тарантино расскажет собравшимся, что случилось – это же она, насколько он был осведомлен, занималась вопросами этой сделки, но брюнетка молчала. Юль несколько секунд сверлил ее взглядом, но не стал допускать затянувшихся пауз и поэтому повернулся к Дэнни.

- Бабло у нас, - он кивнул на Фьерделиси, который следом за ними затащил чемоданы, набитые деньгами.- Я проверил товар и собирался позвонить тебе, но не успел. Налетели эти уроды в масках, со стволами и постреляли наших мексиканских амиго. Всех, - уточнил он. – И угнали фургон с коксом. Да, местные тоже там остались, трупы.
Конечно, Росси, мягко говоря, был расстроен, да и вообще, вряд ли кто-то из собравшихся был доволен произошедшим. Сам Юль не видел резона звериться друг на друга, ведь было ясно, что в ближайшее время тихуанцы кинут ответку и, узнав, что с места провалившейся сделки живыми вернулись только сакраментяне, начнут задавать вполне логичные вопросы о такой выборочности нападающих. У Мартина было полно времени, чтобы обдумать возможные варианты по пути до бильярдной.

- Человек десять, - он обернулся на Фила. – Ты, вроде, говорил, что номера запомнил?
Только вряд ли от этих номеров будет толк, учитывая, что для поиска нужна была оперативность, а тачки наверняка были угнанными, либо они были уже за пределами Сан-Диего.

+3

10

[NIC]Renato Barriano[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bCyT.jpg[/AVA]

- Прямо как в тюрьме, там ниггеры и латиносы так же считают. Животные. – усмехнулся Барракуда, услышав озвученную Дэнни формулу, вроде как практикуемую в Древнем Риме. Те три года, которые Ренато провел в тюрьме города Фолcом, заставили его много чего повидать - в основном грязного и малоприятного. Попадавшие за решетку юнцы или другие представители групп риска нередко, под влиянием угроз или шантажа, становились любовниками (или любовницами?) каких-нибудь матерых зеков. Разумеется – если не имели надежной крыши и не умели себя поставить. К тем же итальянцам бы никто и подойти не посмел. Особенный энтузиазм в отношении гомосексуальных изнасилований в том заведении, где пребывал Барриано, проявляли, что характерно, не только даго и угольки, но и, прежде всего, нацисты из Арийского братства. Воспоминания обо всем этом заставили Ренато задуматься – много ли вообще нынешние гангстеры из клана Торелли понимают о том, чем может закончиться их преступный путь? Веселая и привольная жизнь на улицах была раем - больше чем раем – в сравнении с тем, что ожидало преступников в исправительных учреждениях. – Я не помню, Дэнни, ты уже бывал в гостях у правительства? – словно между делом, спросил капитан Сан-Диего. Многие из "славных парней" Сакраменто, принадлежавших к новому поколению, и не нюхали нар. Даже сам Барракуда отделался небольшим сроком - а ведь когда он начинал работать на Семью, среди мафиози трудно было найти человека, не отсидевшего семь, десять, пятнадцать лет. В какой-то степени то, что многие из их бойцов умудрялись оставаться на плаву годами, не попадая за решетку, было хорошо – значит, связи в органах правопорядка и городской администрации работают, а дела они ведут чисто. С другой стороны, подобное расслабляло. – Вот именно, "наши друзья"… - проворчал Ренато. Чем больше членов организации задействовано в наркоторговле – тем больше шансов, что, в конце концов, один из них попадется федералам. И потом запоет, выдавая тайны Семьи – именно потому сподручнее вести дела через людей, в них не посвященных. Однако развивать эту тему Барриано не стал – сначала они перешли к более приятному разговору о грядущем ребенке Росси, а потом зазвонил телефон, разом выбивший Ренато из колеи, а из его головы – мысли о чем-то другом, кроме возникшей проблемы. – Что случилось? – коротко спросил Барракуда у Дэниеля, когда тот, изрыгая ругательства, повесил трубку. Получив ответ, капитан самой молодой из команд Торелли некоторое время провел в молчании. Затем размахнулся и швырнул бокал – с такой силой, что он, ударившись о стенку, разлетелся не то что в осколки, а в стеклянную пыль. По постеру с Джеки Чаном, словно кровавыми струями, потекло вино. – Увели порошок? Ты, бля, понимаешь, что это значит? Мексиканцы, мать их за ногу, будут в восторге. Тяжело дыша и покраснев лицом, гангстер некоторое время бродил по комнате. В его массивной голове проходила основательная работа – чем вся эта ситуация грозит непосредственно ему? Время от времени он бросал косой взгляд на Дэнни, прикидывая, кто же здесь станет крайним, когда дело дойдет до старших. По всему выходило – что не он. В приемке-то участвовали именно представители Росси – и Агата в придачу. А предоставить дополнительную охрану он Барриано не просил. – Будешь звонить наверх? - спросил он, вернувшись в кресло. Внутри мобстера бурлил гнев – он с самого начала был весьма невысокого мнения о местных уличных бандах, но теперь просто кипел от ненависти к ним. Не иначе как кто-то из этих подонков решил на них навариться – наебать Семью и косвенно самого Ренато, ее лицо в этом городе! Такое нельзя было оставлять без наказания – и в то же время нельзя было полностью все взвалить на свои плечи. В клане у Барракуды достаточно врагов, вроде сучки Ливии, которые с радостью запишут происшедшие неприятности на его счет.
Когда Горилла Пит и Скализе ввели в комнату всю группу неудавшихся наркоторговцев, Ренато не стал размениваться на любезности - пусть здесь были и "люди чести". Закинув ногу за ногу, он сверлил взглядом стоявших перед ним бандитов. Та еще компания – сынок старого хрена Фьерделиси (сам уже не первой свежести), ручной пудель Гвидо, безбашенная испанка. И последнее добавление к рядам блистательной организации – татуированный парняга, которого Барракуда иногда встречал в бойцовском клубе. Именно у последнего обнаружились достаточно крепкие яйца, чтобы дать необходимые объяснения – но это не сделало их более более приятными. Когда Ренато услышал про трупы, он невольно издал рычащий звук - назревала проблема. За своих людей картель будет готов разобрать Сан-Диего до последнего кирпичика. Да и евреи довольны не будут – все пахло большим пиздецом. – А вы, значит, бля, cтояли и не рыпались, как хорошие мальчики, когда наших партнеров в фарш превращали? – резко вскочив со своего места, мафиози приблизился к Мартину – и нагнулся к нему настолько близко, что тот мог бы ощутить его дыхание. Затем атлет перевел взгляд на Агату, затем на Богомола и Джипа. – Надо найти ублюдков. Но сначала - связаться с нашими компаньонами. Я позвоню евреям. У Ренато, как ни странно, с Мо Даватцем, полусумасшедшим вожаком жидовской банды, сложились хорошие отношения. Оба были фанатами здорового образа жизни и физической культуры – и потому порой ходили вместе в качалку, там, в перерывах между отжиманиями, обмениваясь мнениями о текущих делах. Барриано полагал, что будет хорошо, если Мо узнает о том, что трупы его ребят теперь валяются на автомобильной свалке прямо от него – а не из вечерних новостей.
Фил Фьерделиси проводил гигантского капореджиме взглядом, полным нескрываемой антипатии. Он не забывал, что когда-то Ренато поучаствовал в перевороте Донато и, как говорили, лично убил консильери старого дона. Однако сдержал свои эмоции - жизнь многому научила Богомола, и горячей головой он точно не был. Потому он поглядел на Мартина, кивнул. – Да, сейчас запишу. Вытащив мобильный телефон, быстро забил в блокнот набор цифр и букв, которые мысленно повторял всю дорогу сюда. Показал Мартину, затем Дэнни. – Нужно, чтобы кто-то пробил эти номера. И оперативно. Дэнни, может, у тебя остались тут старые связи? Речь шла о коррумпированных копах, сотрудниках автомобильного департамента – всех, кто занимался регистрацией транспортных средств. Можно было спросить Ренато – но ведь тот был в городе не так давно, а Росси здесь провел немало времени. – Агата, свяжешься с мексами? Думаю, им тоже не помешает узнать об… да о пиздеце, блять, этом. - добавил Джип, озадаченно почесывая затылок. На его лице было озабоченное выражение, он нервно покусывал нижнюю губу. Cтрозаторе сам мечтал о возвращении на улицы, функции охранника при крестном отце ему изрядно поднадоели – но теперь он увидел другую сторону медали. Когда он состоял при Гвидо, все точно было более предсказуемым. – Что не завалили нас – очень странно… - соглашаясь с Тарантино, пробормотал Богомол. Вернувшийся Ренато опять шлепнулся в кресло, некоторое время помолчал, посмотрел пустым и холодным взглядом на остатки "Ла Фараоны" на обоях. Затем буркнул. - Даватц будет.
Время до приезда евреев тянулось довольно долго. Пит Тарталья время от времени выходил в фойе и смотрел в окно, проверяя, не появились ли гости. Но наконец к "Пул Румс" подъехал черный внедорожник. Из него, cверкая очками, выбрался Даватц, в своем учительском свитере и потертых штиблетах. За ним шагал его родственник Зэкки, в куртке-бомбере и с рэперской бородкой. Сзади маячил какой-то шкаф с красной, как кирпич, рожей.  Евреи вошли в комнату и молча обменялись рукопожатиями с итальянцами.  После того как Ренато вкратце пересказал Мо произошедшие события, то тот заговорил -  слегка хрипловатым голосом, со странным неестественным спокойствием в тоне. - Мои люди будут искать этих ублюдков - и когда их найдут... В колючих серых глазах бывшего педагога блеснули злые искры. -  Кто-нибудь из вас запомнил, как выглядели эти твари? Может,  они оставили там что-то, а? Джип Строзаторе пожал плечами. - Они в масках были. Хотя... блин, одного жирного там подстрелили, и он калаш выронил. До сих пор там валяется... может и по нему что-то выяснить можно?

+3

11

Действительно, в гостях у правительства мне пока что бывать не приходилось. И я, разумеется, на эту встречу не спешил, хотя, казалось бы, все для этого делал. Но я добился определенных высот как раз потому, что в  отличие от других, матерых и осторожных гангстеров, прозябающих в рангах реджиме большую (если не всю) половину  жизни, не трусил и не оглядывался на каждом шагу, был способен пойти на риск. Вот и наркоторговля была авантюрой, в которую я ввязался ради сулящих выгод, как это не печально, но я всю свою сознательную жизнь ставил бабки во главе стола, выше запретов, некогда существующих в Нашем Деле и до сих пор якобы имеющих вес.  Наркобизнес был самым опасным, но, в тоже время, и самым прибыльными предприятием Торелли и какое бы отношения к этому не имели гангстеры,  тех денег, что приносили наркотики всегда с головой хватало для успокоения совести. Я же моралистом никогда не был, к тому же, осознавал риски. Но и с нашими предшественниками не мог не согласиться – от этого дерьма действительно были одни беды и сегодняшний день яркое тому подтверждениям. Звонок Мартина прибавил мне головной боли и все время до тех пор, пока четверо выживших не оказались в комнате, судорожно размышлял об этом. Настолько увлекся своими рассуждениями, что не заметил чертыханий своего коллеги и его гневные реплики так же пропустил мимо ушей. Только на  вопрос, собираюсь ли я сообщать наверх прямо сейчас – задумавшись на секунду, отрицательно покачал головой. Прежде, чем ставить в известность боссов, я считал, мне самому следовало разобраться в случившимся. Ведь, по большому счету, что мы имели – угнанный груз стоимостью в миллионы долларов (и еще не известно увели ли похитители только порошок или и эти самые миллионы прихватили с собой) и четырех очевидцев, чудом, блять, оставшихся в живых. А, может быть, и не чудом вовсе? Тут мне невольно вспомнились сомнения Барракуды по поводу присутствия на сделке Джипа и Богомола. Не больше чем им я доверял и Агате, с мексиканцами испанка, судя по всему, имела контакты теснее некуда, они даже по крови были ей ближе, а вот в ее верности Семье я, считал, и тем более стоило сомневаться. Размышляя о предательстве, не обошел и кандидатуру Ренато. Из всех посвященных в это дело людей он, пожалуй, имел больше всех мотивов и возможностей; капитанство было едва ли не единственным благом, которое тот получил от своей Семьи,  по его же собственным словам, уже успел «обжиться» на новом месте, обзавелся нужными связями, к тому же, обладал далеко не заурядным умом, что в купе с опасной вспыльчивостью и затаенными обидами делало его чуть ли не первым подозреваемым. Но развивать эту тему я пока что не спешил, домыслы домыслами, конечно, но единственным и неоспоримым был только один факт – мы в глубокой заднице.
Слушая объяснения Мартина, я пытался разогнать головную боль, массируя виски, затем, уже не скрывая своего раздражения, поднялся с места, - Сколько их было блять? – Не веря своим ушам, по очереди поглядел на очевидцев недавних событий, одновременно пытаясь сохранять самообладание. Больше всего сейчас хотелось исправить чудовищную несправедливость, наплевав на все понятия и правила, отправить эту, совсем не фантастическую, четверку следом за нашими еврейскими партнерами и мексиканской братией, -  Десять человек?  Да вас же почти столько же было, как так, блять, получилось? У вас что, члены вместо пушек в руках были? Разорялся я, в общем-то, напрасно. Похитители застали наших людей врасплох, да и исправить все равно уже ничего нельзя было. Но от этого я, пожалуй, распалялся только сильнее.  Не отставал от меня и Ренато, но я даже не пытался мешать ему – пускай выпустит пар. Только, поглядев на Юля, предупреждающе покачал головой – именно дилеру молодой капитан уделил больше всех внимания. Затем, взял в руки мобильный, в который Фил, оказавшись наблюдательнее остальных, на память забил автомобильные номера угонщиков, покивал в ответ. Старые и полезные связи в Сан-Диего, действительно, у меня имелись, хотя я и не видел смысла их поднимать. Я полагал, что похитители знали кого именно решили кинуть на бабки и наверняка проявили осторожность, воспользовавшись левым транспортом. Впрочем, никаких других зацепок у нас не имелось, - Эй, парни, есть здесь поблизости телефон-автомат?
Когда же Джип посоветовал Агате сообщить об этом, - действительно, по другому не скажешь,- пиздеце картелевцам, остановился напротив женщины, - Ты уверена, что наши уважаемые партнеры, любители сальсы, - речь шла о соусе, разумеется, а не о танце, - тут не причем? Давид не присутствовал на сделке, верно? – В противном случае он, как и другие мексы, был бы уже мертв, а смерть представителя тихуанского картеля, как я полагал, принесла бы нам еще больше проблем. 
Возвращался к комнату в настроении еще более скверном, чем пребывал до этого. Как я и полагал, сдвинуться с мертвой точки нам так и не удалось. Зато к этому времени успел подъехать Даватц. Поприветствовал вожака еврейской братии и его товарищей, - И когда их найдут, приятель, тебе придется встать в очередь, - Как будто бы шутливо заявил, тем не менее, нисколько не меняясь в лице. Отдавать ублюдков на растерзание жидовским псам я, разумеется, не собирался – у меня у самого чесались руки повыпускать этим мразям кишки.  Однако, прежде всего их нужно было найти, забытая винтовка - улика, мягко говоря, слабая.
- Что там с тачками то? – Переживающий внезапный прилив гиперактивности, Джип первым вспомнил зачем именно я уходил. Отрицательно покачал головой, давя в стакане истлевший фильтр, - Нихрена с тачками, левые они походу. Одну уже заявили в угон, владелице второй за пятьдесят почти. Некая, Луиза Паскуаль или что-то вроде того – говорю же, нихрена.
- Погоди-ка, Паскуаль? – Горила-Пит вдруг заерзал на своем месте, затем и вовсе привстал, уставившись на своего босса, - Шкип, помнишь того испашку, кажись, Иеронимо звать или как-то так, таскался с Рафаэлем Эскаведа и его пришибленным братцем? Так у него, вроде, Паскуаль фамилия. Тут я буквально подскочил с места,  отбросив в сторону сигарету, так ее и не подпалив. Про братьев Эскаведа, в действительности, я знал не так уж и много и никаких дел с этими отморозками не вел, но какую славу они имели на улицах, разумеется, слыхал - поэтому так воодушевился услышав знакомую фамилию . Лично мне эти брательники казались мелкими бандитами, не представляющими никакой серьезной конкуренции и уж тем более опасности: ну, толкали на наркоту на улицах, пришили кого-то пару раз – но никакого интереса в целом не вызывали; таких вот «братьев» на улицах Сан-Диего было как дерьма, но у этих в голове всегда была одна дурь, потому, вероятно, от истины мы были не так уж и далеки. Я весь превратился в слух, обращаясь к Ренато, - Знаешь его?

Отредактировано Daniel Rossi (2016-06-01 23:16:53)

+1

12

- Наехали с двух сторон. Ты же говорил, что все в ажуре, поэтому это было слегка неожиданно, да? Наверное, если бы в тебя палили с двух сторон, ты бы грудью на пули рванул? – Мартин тихо усмехнулся, посматривая на Даниеля. – Отстрелялись, как смогли.
С Барракудой дилер, так же, как и со многими в клубе, был знаком лишь визуально. Знал имя, видел его в клубе несколько раз, слышал упоминание в разговорах, но сам не общался. Он вообще среди итальянцев не искал приятелей и знакомцев, ему общения с Дэнни и Майком как-то хватало с лихвой. Ну, еще пару-тройку знакомств, и тоже чисто по делу или на уровне «перекинуться парой фраз». Так вот, учитывая то, что Юль ни слухом, ни духом, что это вообще за хер, никаких положительных эмоций от того, что тот попер на него, не испытал. К тому же Ренато сходу «наступил на мозоль», по максимуму сократив расстояние между ними, а Мартин терпеть не мог такое поведение от малознакомых людей, поэтому, подавив в себе желание заехать местному кэпу лбом в переносицу, сначала медленно перевел взгляд на Росси, который покачал головой. Этого предупреждения ему вполне хватило, однако не уняло желание посмотреть на то, как эти герои положили бы всех, окажись на их месте.

Когда Дэнни ушел, чтобы пробить тачки, Юль устроился на ближайшем свободном стуле и принялся отрешенно отряхивать пыль со штанов, попутно слушая разговоры и наблюдая за тем, как итальянцы топчутся в ожидании остальных местных, чьи люди присутствовали на сделке. Дилер был не в курсе всяких подробностей, но ситуация даже с его колокольни была хуевой от начала и до конца, так что вряд ли все это закончится легким возвращением домой. Для начала было бы хорошо, если бы Росси что-то узнал о тачках, чтобы предпринять хоть какие-то попытки выяснить, кто их кинул, если не сами мексиканцы. В последнем Юль и сам сомневался, было бы странно валить собственных людей на сделке только для того, чтобы не отдавать товар. Им с тихуанцами, вроде бы, нечего было делить, а бабло осталось у хозяев.

Росси вернулся с ожидаемыми новостями, но не смотря на это, внес некое оживление в ряды вновь прибывших. Присутствующим показалась знакома озвученная фамилия владелицы тачки, поэтому остальные буквально обратились в слух, да и Мартин тоже отвлекся от своего сверх важного дела и уставился на Дэнни и Ренато, в ожидании положительного ответа. Барракуда, кажется, тоже понял, о ком шла речь, потому что заверил всех, что пробить тех мудаков не составит труда, поэтому спустя еще какое-то время все вновь рассаживались по тачкам.

В салоне дилер вытянул сигарету и пару раз безрезультатно чиркнул зажигалкой, после чего выбросил ее в окно и обратился к Филу за огнем, а потом посмотрел на Росси, одновременно подкуривая.
- И чё, типа кучка каких-то отморозков сама расшарила про эту сделку что ли? Лажа какая-то. Кто вообще знал про время и место? С самого начала все присутствующие? – он отдал зажигалку обратно и задумчиво уставился в окно. Определенно, детали слил кто-то из своих, а уж с чьей конкретно из трех сторон, наверное, узнать было нереально. По крайней мере, самостоятельно. Если сейчас найдут этих исполнителей, то от них, может, и узнают. – Дерьмо, - отчего-то Мартин развернулся, посмотрев назад. Серьезно, от мексиканцев, если они не были в этом замешаны, можно было ждать чего угодно.

+1

13

[NIC]Renato Barriano[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bCyT.jpg[/AVA]

Когда заговорили про Иеронимо и Эскаведу, Ренато весь подобрался, подобно пошедшей про заячьему следу охотничьей собаке. Пусть он был в Сан-Диего не так давно,  а всяких шаек здесь было полным полно - но о мелкой группке гопников, барыжавших наркотой, что-то мельком слышал.  - Неужели это те полудурки? Совсем берега попутали? Мо Даватц  прищурился и со значением посмотрел на компаньонов. Затем произнес. - Я слышал, они поперли на Мендеза-Бульдога и он им билет в один конец выписал. Барриано присвистнул - информация была ценной.  Мендез возглавлял банду Логан Хайтс, самую грозную из уличных структур мексиканцев-сурено, действующую в южном СД. Важным было то, что его бригада тесно работала с Тихуанским картелем, с которым была связана с девяностых, когда даже помогала тому организовать покушение на лидера картеля Синлоа, знаменитого "Эль Чапо". За этими сукиными сынами тянулся целый кровавый шлейф, в том числе загадочное убийство кардинала  Хуана Посадеса Осампо в городском аэропорту - вроде как по ошибке.  Ренато вспомнил, как возмущался на этот счет Майк. В общем, складывался какой-то недоделанный уродливый паззл - эти безмозглые бандосы сначала поссорились со связанными с картелевцами головорезами, а потом тиснули груз тихуанцев. Однако Юль был прав - просто так бы о довольно законспирированной сделке парни братьев Эскаведа бы не узнали. Им дал сведения кто-то из посвященных в дело. Из своих.  - А верно, блять! Есть крыса. А как ее теперь найти, когда дохера народу задействовано? Устроили целый синдикат! - проворчал Ренато, стискивая зубы. Он обвел тяжелым взглядом всех присутствующих и разозлился еще больше. Итальянцы, жиды, мексиканцы  - как среди этой массы людей найти певчую птицу? Воцарилось напряженное молчание - которое прервал Богомол. - Ну так надо взять за яйца этого Иеронимо-Паскуале и спросить его по-хорошему,э?  А то пока тут жопы просиживаем,  утекут эти падлы. Затем Фил повернулся к Дэнни. - Ведь можем узнать, где живет этот хер - или его мамаша или сестра? Тут все словно очнулись и засуетились. Даватц начал орать, что желает лично допросить засранца,  Фьерделиси и Джип высказались в том смысле, что переть туда всем смысла нет - обратят на себя ненужное внимание. Было решено в итоге, что поедут  Дэнни, Мартин,  кто-то из пацанов Мо,  Фил -  и сам Ренато. Конечно, двое капо, ловящих какого-то мелкого  засранца - это чересчур, но больно деликатное было дело и больно о больших деньгах шла речь. Ренато не хотел выпускать его из-под своего контроля -  один раз уже надоверялись, натрепались языками, и на тебе. Остальным предстояло быть на изготове и вооружиться - а Агате связаться с мексиканцами.
Поехали в итоге на одном из еврейских джипов - и Барракуда этому порадовался, пусть лучше спалится транспорт  обрезанных, а не их собственный. Куда там выяснивший адреса Росси направлял тачку, гангстер особо не отслеживал - грязноватые латиносские кварталы были похожи один на другой. Замызганные кафе и магазинчики, крикливые смуглолицые женщины, переругивающиеся у своих микроскопических лужаек, толпы непонятно что делающих на улицах в школьное время тинейджеров - все это Ренато успел повидать в избытке,  с тем самых времен как сам был волчонком-подростком,  ворующим что ни попадя и вымещающим отчаяние и ненависть ко всему миру в драках и безумных выходках. Если бы Марчелло не поставил его на ноги -  там бы и окончил жизнь,  получив во время очередного тюремного срока удар ниггерского ножа или перейдя дорогу неправильным людям из своих и заработав пулю в голову.  - Эй, смотрите, бинго! Та самая тачка, блин! - радостно воскликнул Богомол.  указывая на какую-то машину, стоящую возле одного из домов.  Они припарковались неподалеку и начали наблюдать. Ренато было уже хотел сказать,  что надо зайти внутрь и "пощупать" хозяев. Но тут из входной двери вывалились пожилая толстуха в кудряшках и худой мекс  с тонкими усами. Они что-то яростно обсуждали, жестикулируя и указывая на злополучное авто.  Дамочка  наконец засунула в руки мужчине что-то - видимо, ключи,  затем плюнула ему под ноги и вернулась в свою халабуду. Тот некоторое время постоял в нерешительности,  затем залез в машину, завел двигатель и поехал куда-то в переулок. -  Иеронимо и есть, этот шнобель сразу узнаешь. - в первый раз открыл рот сидящий за рулем тачки с мобстерами бык-еврей.

+1

14

- Давай-ка не борзей, парень! – Предупреждающе выставив вперед ладонь, - на этот раз, вопреки своим привычкам, отчего-то свободную от всяческий украшений, - окинул дилера жестким взглядом, говорящим красноречивее всех моих предыдущих слов.  Вопрос его, может быть, был и резонным, но Мартин сейчас далеко не в том положении находился, чтобы острить. Это не у меня, вооруженного до зубов, только что увели фуру битком набитую чистейшим коксом. Причем увели, судя по всему, не прилагая никаких особенных усилий. Так что отчитывал я его, и остальных очевидцев угона, совершенно заслуженно, не говоря уже о том, что я капитан, а не один из его припизднутых приятелей-торчков, - об этом боец довольно часто забывал, как и об уважении. Впрочем, сейчас объяснять Мартину очевидные вещи я не собирался, к тому же у меня (у всех присутствующих, раз уж на то пошло) имелись проблемы посерьезнее длинного языка татуированного пушера и волновали они меня больше всего прочего.
Когда речь зашла о братьях Эскаведа и их причастности к этому делу, я невольно усмехнулся.  Об этой тупорылой двоице я, действительно, кое-что слышал (впрочем, мало что о других членах их шайки, в том числе и об этом Иеронимо), но, как оказалось, недостаточно, чтобы поверить их славе законченных отморозков. Поссорившись с одним влиятельным мексикашкой, они решают наебать другого, еще более влиятельного, попутно опрокинуть на бабки еще и клан Торелли. Не у каждого (ни у кого в пределах Калифорнии, я полагаю) на подобное точно не хватило бы смелости. И отсюда напрашивался только один логичный вывод – если Эскаведа действительно при делах, сами бы на такое никогда не решились, - даже обладая таким скудным количеством извилин в башке, наверняка понимали что с рук им подобная хуйня не сойдет, -  а значит, действовали по чьему-то приказу и_или с чьей-то помощью. Кто дал наводку – вот что нужно было выяснить в первую очередь. Разумеется, после того, как нашпиговать свинцом самих исполнителей. О том же подумал и Юль, сразу же озвучив свои подозрения, согласился с ним и Ренато.  Я же все это время не обращал на присутствующих никакого внимания и в шумные споры не вмешивался. Заговорил намного позже, когда почти все кто собирался отправиться искать Паскуаля, уже расселись по тачкам. Тормознув возле выхода, решил все-таки поделиться своими мыслями с Ренато, - Я вот о чем подумал…- Тут понизил голос, -   Эти хуесосы положили всех, кроме наших, бабки оставили. Хуйня какая-то получается, - Многозначительно поглядев на своего коллегу, нахмурился. Наверняка, этот простой факт не одному мне казался удивительным.  Пока что об этом не заговаривали, но я полагал, молчание будет не долгим. Наверняка наши партнеры найдут случившееся не только странным, но и подозрительным. Фьерделиси, шедший позади меня, тоже остановился. Затоптал ботинком очередную, выкуренную до самого фильтра, папиросу и закивал, - Хуйня именно что и получается. В нас даже не палили, как будто и не было там вообще. Не знаю в чем тут дело, но мне это пиздец как не нравиться, - Закончив свою мысль, Богомол оскалился, пожал плечами и потопал к машинам.

- Точно та? – когда автомобиль с гангстерами остановился возле одного из многочисленных, совершенно одинаковых, домишек и Фил выцепил взглядом знакомую тачку, весь напрягся, чутка высунулся в окно чтобы сверить номерные знаки – на всякий случай. До этого момента я не очень-то верил в счастливое совпадение, фамилию Паскуаль, наверняка, не один этот Иеронимо во всем городе носил. Но потом появилась сама хозяйка злополучной техники со своим долговязым сынком, в нем еврей узнал нашего клиента, а я больше не сомневался. Тут меня охватило бешенство. За кого, интересно, нас принимали это недоумки, если даже и с тачками решили особенно не заморачиваться?  С трудом заставив себя усидеть на месте, быстро отбросил в окно истлевший бычок и, когда несуразный усач завел свою колымагу, повернулся к сидевшему за рулем еврею, - Давай за ним езжай, - Я по-прежнему не был настроен на разговоры и всю дорогу хранил напряженное молчание. До тех пор, пока преследуемый автомобиль не завернул в очередной переулок и, наконец, затормозил.  Я огляделся по сторонам, -  в отличие от оживленных улочек, по которым колесили большую часть пути, местечко было тихим, обшарпанные малосемейки с худыми односкатными крышами  соседствовали с длинными рядами складских помещений, судя по всему, давно заброшенных. Жилые трущобы от кооператива отделяла покосившаяся рабица, испещренная множеством дыр. Вокруг, за исключением кучки малолетних даго, забивавших косяк прямо на крыльце, никого не было. Иеронимо, вывалившись из тачки, воровато огляделся по сторонам, сделал несколько неуверенных шагов в сторону сетки, но отчего-то остановился.
- Я бля надеюсь он не поссать тормознул!  - Наблюдая за ступором мексиканца, на всякий случай, положил руку на рукоять спрятанной за ремнем  Беретты. Тут Иеронимо, как будто бы опомнившись, резко дернулся с места, с чертыханьем нырнул в одну из проделанных в заборе дыр. Бык-еврей и Богомол поочередно повыскакивали из машины, повытаскивали волыны и кинулись за беглецом. Стреляли, судя по всему, не глядя, но одна из пуль в итоге все же достигла цели. Иеронимо завизжал и рухнул на землю, подняв столб пыли, - Какого хуя? Его визги, поди, уже вся улица услышала. Кто шмалять просил? - В самом деле, не удивлюсь, если его дружки (а зашкерились те, судя по всему, где-то поблизости), дадут деру - и хер их потом выцепить удастся. Поиски займут время, которого у нас, разумеется, не было, - Ладно, я щас, -  За тем как бандиты, пыхтя и матерясь, перелезали через ограждение, наблюдала и компания тинэйджеров, я полагал, видеть нечто подобное им, выросшим на грязных бандидских улицах среди всяческого сброда, - навроде тех же братьев Эскаведа, к примеру, -  уже доводилось. Однако рисковать я не собирался.

Отредактировано Daniel Rossi (2016-06-23 01:42:39)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The deal of the century