Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » all of a sudden


all of a sudden

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2bDZx.png

улицы Сакраменто
08 мая 2016 года
о том, как полезно выходить в патруль и о том, как полезно смотреть по сторонам

Отредактировано Remy Le Besco (2016-05-19 23:59:42)

0

2

Maître Gims - Sapés comme jamais[AVA]http://funkyimg.com/i/2bE1J.png[/AVA]
Можно ли считать человека, слушающего в машине музыкальную композицию, которую он сам сочинил в какой-то из эпизодов своего творческого пути, сам же написал и сам, с небольшой внешней помощью людей с организаторскими и маркетинговыми способностями успешно запустил в прокат на популярном французском радио-канале, где она набрала не только тысячи прослушиваний в ротации, но и куда большее количество поклонников, чем автор, возможно, предполагал изначально, склонным к самолюбованию, имеет ли смысл причислять его к когорте тех, кто страдает от исторического недуга всякого классика - нарциссизма? С другой-то стороны, раз композиция вышла достаточной удачной для того, чтобы ее можно было без вреда для слуха и настроения поставить на повтор, почему бы и нет? Я крутанул руль старого и сотню раз до меня уже битого «форда», после покраски и подбивки путем приложения молотка к поврежденным металлически частям, уже переставшим напоминать представителя того модельного ряда, из которого когда-то вышел на заводе. Колеса повели в поворот. Переслушивая этот диск Ганди уже третий или четвертый раз (а все из-за того, что радио давно уже вышло из строя и денег на его починку не было; ровно как и головы не плечах не было, потому что что мешало ж взять другую подборку из дома) за время бесконечной поездки по улицам города, во время которой я, по ощущениям, собрал все возможные пробки, дорожные заторы и незапланированные работы по причине частичного повреждения полотна, я время от времени начинал подпевать знакомым словам и в это время несвойственным себе образом сетовал на то, что слишком редко удается поговорить на французском: несмотря на все школьные проблемы с его сдачей, язык-то мне нравился. И зачитывал реп на нем Ганди тоже знатно. Нет, нельзя называть такого человека нарциссом, хотя даже его стиль так или иначе наталкивает на подобные выводы. Особенно в этой песне; протягивая руку, я делаю музыку чуть громче, а затем приоткрываю окно, чтобы в салоне хотя бы было, чем дышать. Хоть бы и смогом. Во время съемок клипа про «haut les mains» выглядел Маэстро так, что можно было последних сомнений лишиться. Чего только стоила шкура лисы на его плече. Усмехаясь воспоминаниям, я сам не замечаю, как несколько раз подряд одергиваю клетчатую красную рубашку, в которой завалился в студию по дружественным связям во время съемок. А вот можно ли назвать нарциссом человека, который уже третий или четвертый раз за сутки слушает песню, в клипе на которую в свое время успел засветиться на протяжении целых секунд десяти от силы? Да нет. Точно нельзя. Останавливая машину на светофоре, я отбиваю ладонями по рулю изученный ритм. Нужно бы заехать к Софи, относящейся к тому малому количеству людей, с кем можно было в этом городе пообщаться на родном языке, и показаться ей на глаза хотя бы потому, что после нескольких несанкционированных приключений на пару с братом она начала заметно волноваться на счет моей сохранности. В физическом плане. Сдается мне, что о моральном или умственном она уже не задумывалась вовсе.
Да поедешь ты или нет, — в раздражении кусая нижнюю губу, я все еще пытался думать о чем-то отстраненном и мирном, пока старая убитая магнитола старательно пыхтела и скрежетала, перебирая треки в режиме случайного воспроизведения, но еле плетущийся впереди автомобиль раздражал все сильнее с каждой секундой. Никаких нервов не хватит... о чем я думал до этого? Нужно заехать к Софи, но уже - я бросил короткий взгляд на наручные часы, прикинул в уме самые скверные расклады, по которым выходило, что добраться до агентства удастся только минут за пять до его закрытия, а значит владелицу будет уже не выхватить - уже не сегодня, — педаль найди, — недоброе желание высунуться из окна и запустить вдогонку этому тормозу пластиковым стаканом с остывшим кофе, сладким настолько, что вот-вот сахарный диабет проклюнется, возникло внезапно, но не отпускало долго. Феерический тормоз. Я сполз по сиденью почти до самого низа, продолжая барабанить пальцами по рулю в бессильном в общем-то негодовании. Всегда есть те, кто слишком торопится и те, кто не торопится вообще никуда и никогда; в любом начинании, даже у нас в группе, даже на заводе каком-нибудь найдутся те, кому бы выступить поперед парового хода или остаться подольше позади, но такие ситуации, как сегодня на дороге, по моему мнению находились практически за гранью добра и зла. Или, по крайней мере, очень близко к ней подобрались, — bordel de merde...
Новый трек, который все-таки сумела выдать старая техника, начался с символических слов «j'me tire, me demande», что практически дало настроение всему моему состоянию; терпеливость - не мой конек. Спокойствие, рассудительность, умение сидеть на месте. Нет, все не про меня. Десяти минут медленного движения по левой полосе хватило с запасом для того, чтобы довести мои и без того всегда взвинченные нервы до определенной степени кипения: глянув, что никакой упреждающей разметки не наблюдается в обозримом будущем по направлению пути, я вышел на обгон и все бы закончилось просто отлично, не взбреди в голову этому fils de pute резко метнуться в мою сторону. Старина «форд» закопался, колеса бодро подскочили на разделительной полосе (черт побери, хоть не на отбойнике) и, лихо «подрезав» встречный автомобиль так, что до аварии оставались считанные сантиметры, замер практически посреди «встречки». Мне не потребовалось много времени для того, чтобы врубиться в произошедшее, и спустя буквально несколько секунд я уже высунулся из машины по пояс (сев, так уж вышло, в оконный проем дверцы) и изобразил интернациональный жест в след ублюдку, подкрепляя жест забористым американским матом. Ввалился обратно в машину, снова завел заглохший двигатель. Вырулил ровно по полосе под аккомпанемент недовольных гудков и при гробовой тишине в салоне. Отер ладонью взмокшее лицо, выдыхая: вот пронесло так пронесло, ни с кем не поцеловался.
Но спокойствие мое длилось не долго. Я отдышаться еще не успел, как где-то совсем рядом взвыла сирена патрульного автомобиля, но то ли стресса я отхватил знатно, то ли адреналин по ушам ударил, да только я не сумел остановиться сразу и то расстояние (добрая пара сотен метров), которое успел прокатить мой автомобиль, вполне можно было подтянуть к обвинению в духе «пытался скрыться с места преступления». И это вдобавок к созданию аварийной обстановке и пересечению разделительной полосы, которая, как оказалось при брошенном в ту сторону взгляде, все-таки была в этом месте дороге. Я скрипнул зубами, после мегафонного указания подворачивая к тротуару и пытаясь успеть подобрать в голове хоть какие-то слова, чтобы успокоить свои взвинченные нервы и оправдаться перед офицером. И как назло, улица опустела. Никакого свидетеля случайности произошедшего не сыскать теперь. Остановив машину, я отпустил руль и обеими руками взялся за голову, понимая, что сейчас ко мне подойдут явно не с добрым обращением и просьбой показать документы: я ведь свалить попытался. Вот срань...


*руки вверх
**пиздец
***я сматываюсь отсюда
****сукин сын

Отредактировано Remy Le Besco (2016-05-10 20:15:54)

+1

3

Утро выдалось на редкость ужасным и скучным - те же самые усталые взгляды сослуживцев, та же недовольная морда начальства и ничего интересного. Очередное дело находилось где-то на этапе обдумывания уже добрую половину месяца и никаких существенных улучшений не наступало. Не то, чтобы Джон сильно хотел работать работу, но от ежедневного протирания штанов в офисе лучше не становилось. Бриф у руководства подошёл к концу и Рассел поспешно спустился на парковку, дабы взять излюбленный Ford Explorer и отправиться на другой конец города ради вкуснейшего кофе, который могли предложить в этом месте. Соседствующая с департаментом кафешка предлагала отвратного качества напитки, но за счёт пару дюжин полицейских завсегдатаев, даже эта дыра была финансово рентабельна и никак не банкротилась. Добравшись до нужного места и взяв полицейский набор (кофе и пончики), Джон уселся в салоне авто и принялся трапезничать.
- Рассел, ты должен быть в департаменте уже пол часа как, - послышалось в рации. От неожиданности Джон, в лучших традициях полиции, пролил часть кофе себе на штаны. Фыркнув недовольно, он убрал кофе и жуя пончик, ответил:
- Я знаю, но твоя мать готовит просто восхитительное кофе, я не мог отказать себе в удовольствии, - выключив рацию, Джон продолжил поедать пончик и запивал его, раздумывая над чем-то своим. Может именно из-за безалаберности Рассел до сих пор протирает штаны на своём месте, а вовсе не из-за того, что он чёрный.
- Вы только посмотрите, - с опущенным ртом пробормотал Джон, глядя на то, как Форд выехал на встречку и едва не стал причиной лобового столкновения. Выбросив остатки пончика на соседнее кресло, мужчина завёл машину, включил сирену и проблесковые маячки и совершил знаменитый полицейский разворот, очень быстро нагнав нарушителя. Тот продолжал ехать, будто собирался устроить погоню.
- Убитый Форд Проба, прижмитесь к обочине сейчас же, - проговорил в громкоговоритель детектив, сидя на хвосте у нарушителя. Уйти от Эксплорера на такой развалюхе было бы крайне сложно, поэтому Джон с трудом представлял себе ход мыслей уходившего от него водителя. Через сотню другую метров Проба остановилась у обочины, куда подъехал и Джон. Выключив сирену и оставив только проблесковые маячки, Рассел заглушил двигатель и вышел из машины. Надев фуражку и держа правую руку на кабуре, Джон подошёл к Пробе с опущенным стеклом.
- Предъявите ваши удостоверение и регистрационный талон, после чего положите ладони на руль, чтобы я их видел, - волосатый темнокожий парень в то ли обкуренном, то ли плохо проветренном салоне, не вызывал у Рассела особого доверия, поэтому детектив следил за всеми движениями, которые тот делал.

+1

4

В зеркало заднего вида я вижу, как плавно, в нескольких метрах позади, останавливается национальный соратник моей явно не добирающей по показателю «презентабельность» тачки, и глохнет мотором, не переставляя освещать солнечную калифорнийскую улицу далеко не самыми приятными в моих представлениях цветами. Синий. Красный. Синий. Красный. Нет, планеты с орбиты не сошли, ничего из ряда вон выходящего не произошло: очевидно, что происшествие подобного рода рано или поздно должно было произойти (иначе и быть не могло, потому что карма - сука, не поддающаяся никаким попыткам увещевания и всегда находящая, как бы уравнять показатели вселенской справедливости), но я-то грешным делом думал, что точно уж не когда мне бахнет четверть века. Все еще держа руки на голове и испытывая то самое неприятное ощущение в грудине, от которого всегда всего один шаг до еще больших проблем, в сто крат хуже шила в заднице, я наблюдаю за тем, как салон полицейского автомобиля покидает чернокожий полицейский при полном обмундировании и явно не в самом радушном расположении духа. Оно-то понятно, только вот мне не становится легче ни от осознания одной расовой принадлежности (пожалуй, это могло только добавить проблем, но уж никак не снизить их процентное количество), ни от понимания раздраженности служителя закона и порядка. Вся эта информация никак не поможет мне уберечь свою задницу от неприятностей, очевидно читающихся во внимательном взгляде из-под козырька фуражки. До того, как офицер приблизился к моей машине, я еще успел закинуть в эфир короткую мысленную молитву с благодарностями, потому что если бы не Бо, буквально пару дней назад в очередной раз перетряхнувший весь салон и изничтоживший все последние запасы травки из бардачка и козырьков, на своей свободе можно было бы смело ставить крест: одно дело, когда ты черный и задерживают тебя за дорожное правонарушение, но совсем другое - если ты, мать его так, черный и тебя берут на наркоте; от таких предъяв невозможно было бы просто отбрехаться и свалить все на дурное самочувствие, нет. Поэтому, сам того не зная, близнец в очередной раз отвадил меня от решетки: я чист, не принимал уже неделю из-за острой нехватки денежных средств в свободном распределении (а так всегда бывало в начале месяца, потому что приходилось отдавать за аренду квартиры, студии, съемных помещений и тратиться на хренову тучу всего, что требуется для нормальной жизни), а значит хотя бы с этой стороны тылы в безопасности. Нга. Как бы не так. Скосив взгляд, я уставился снизу вверх на офицера, с первого взгляда смутно напомнившего какого-то то ли актера, то ли музыканта - может, доводилось видеться где-то в более приятных обстоятельствах, вот и запомнилось - и криво улыбнулся, чего, судя по ответному выражению лица, делать явно не стоило. Мордастый. Мрачный. Как вся судебная система штата.
Офицер, — послушно убирая руки с головы (не без казусов, конечно - одно из колец зацепилось за косицу и пришлось повозиться, чтобы не выдрать себе клок волос) под пристальным взглядом полицейского, я медленно потянулся к «бардачку», стараясь не слишком зацикливаться на ощущении уже уставившегося в затылок пистолетного дула. Попутно почесал пальцами глаза, не задумываясь о том, что влажные от пота руки и слизистая - не самые лучшие товарищи. Достал документы, попутно из-за врожденной неряшливости ссыпав на пол машины коробки с музыкальными дисками. Развернулся к полицейскому. И если бы я видел себя со стороны, то никогда бы, ни при каких обстоятельствах не стал бы смотреть ему в глаза. Но со стороны я себя в тот момент не видел. Поэтому, протягивая раскрытые документы в оконный проем и передавая их офицеру, поднял восхитительно красные глаза, чуть слезящиеся из-за попавшей в них пыли. Ни дать, ни взять, успел упороться по-доброму и сесть за руль, чтобы чинить беспредел, — это случайность. Парень передо мной, — не видя за собой ничего компрометирующего, я продолжал говорить и голос почти что не дрожал от напряжения. Злился ли я? На офицера вряд ли, это его работа все-таки, хотя копов я никогда слишком высоко не ставил, а вот на себя - очень даже, — вильнул на обгоне, — и вместо того, чтобы спокойно положить руки на руль, как было сказано, я бахнул их практически со всей дури. Звякнули кольца и браслеты. Раздался гудок, потому что я умудрился зацепить его, не справившись с раздражением: это ведь надо все-таки, какой мудак! Сам никуда не ехал, сам вывернулся, сам же и свалил, а мне теперь разбираться со всем этим, - и замер, напрягая плечи. Но не от того, что понял - «это выглядело слишком вызывающе, а перед тобой коп», а просто потому, что старался не беситься еще сильнее.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bE1J.png[/AVA]

Отредактировано Remy Le Besco (2016-05-11 05:21:13)

0

5

Совместно  с  John Russell (NPC)

Если когда-нибудь белый чувак спросит меня о том, что же нужно сделать такого выдающегося в столице самого солнечного американского штата терпимости и толерантности для того, чтобы за несколько секунд преодолеть границы законности и со всего маху встретиться лицом с нагревшимся на том солнце пыльным капотом собственного автомобиля, я без единой заминки смогу дать ответ: достаточно быть мной. От того, что случается в последующие несколько минут, не уберегает даже то, что я послушно вскидываю руки вверх и широко расставляю пальцы раскрытых ладоней, когда заподозривший неладное патрульный резко отбрасывает мои документы на крышу машины и приказным тоном требует выметываться из-за руля, сохраняя спокойствие и не пытаясь что-либо предпринять; в голове не становится спокойнее и яснее даже когда я оказываюсь за пределами автомобиля с поднятыми руками и недвусмысленными проблемами, зреющими буквально на глазах.
Держать руки так, чтобы я их видел. Употребляли? — отрицательно мотаю головой; круглые крупные глаза копа напоминают двух мурен, вылупившихся на меня из-под морской коряги и готовых вцепиться в незащищенную кожу в любое мгновение, поэтому первое машинальное действие - поправить упавшую на лицо косу - я останавливаю еще до того, как оно привлекло бы к себе внимание. Офицер представляется. Рассел. Офицер Рассел. [float=right]http://funkyimg.com/i/2bZ46.png[/float]Он передает что-то по рации, оформляет задержание. Возможно, все происходит потому, что я держал руки на виду только в тот момент, когда покидал салон, вроде бы молча подчиняясь закономерному требованию служителя порядка. Возможно потому, что я слишком занят своими взвинченными нервами и мыслями о том ублюдке, который унесся прочь через перекресток и которого в огромном городе теперь ни за что не сыскать - а сделать это стоило хотя бы ради того, чтобы щедро приложить камнем стекла его уродской тачки и навсегда отучить вихлять поперек дороги. Возможно, вид у меня в этот день был слишком подозрительный, а у этого ниггера - слишком предвзятое отношение, в конце-концов черт его знает, в чем крылась основная причина происходящего, но в тот момент, когда офицер патрульной службы потянулся к моему плечу, намереваясь, как я понимаю это сейчас, сидя в камере предварительного заключения в ожидании возможности бросить штраф и покинуть это славное место, произвести осмотр на предмет ношения оружия, я резко и в достаточной степени агрессивно отталкиваю его руку. Рефлекторно. Офицер покачивается, на секунду потеряв равновесие. Спустя еще две я чувствую резкую боль в переносице, когда ударяюсь ею об козырек старого убитого форда, и вывернутом за спину запястье, сжатом стальной хваткой полицейского. Спустя три обнаруживаю себя на асфальте, к которому прижимаюсь щекой крепче, чем к самой горячей любовнице, во рту вперемешку с кровью хрустит дорожная пыль и мелкий песок, а в поясницу упирается колено навалившегося сверху офицера, оценившего мое поведение как сопротивление аресту и попытку нападения на офицера при исполнении. По всей видимости то, что у офицера Рассела изначально было не самое доброе настроение, должно было как-то быть мною замеченным фактом и повлиять на то, как стоило бы себя вести, но на деле это повлияло только на силу того, как оказались затянуты на моих запястьях наручники, — встать!
В тот момент меня совершенно не волновало то, что офицер скорее всего перегибает палку и ему могут выставить превышение полномочий с такой же легкостью, с какой он вздергивал меня с асфальта на ноги несмотря на разницу в росте и с какой тащил до патрульного автомобиля, где второй полицейский рад был принять меня на заднее сиденье; меня занимало только беспокойство о том, что завтра я рискую пасть постыдной смертью отнюдь не храбрых французских революционеров, а лечь гибелью законченного американизированного придурка, самостоятельно справившегося с задачей нарваться на неприятности с законом несмотря на все просьбы от брата, на все топанья ногами от Мими, изрядно заколебавшейся от необходимости вытаскивать меня из аналогичных ситуаций, на все увещевания участников группы о том, что рано или поздно, а все-таки сложится так, что я из-за своей горячей головы не смогу своевременно выйти на выступление, и, в конце-концов, на жесткое условие Софи о том, что наши с братом лица должны находиться в абсолютной целостности на протяжении всего того времени, что ее агентство с нами работает. Я не был бы собой, пройди все гладко. Прижимая к разбитому носу выданную кем-то из дежурных влажную - и сильно, аж до того, что постепенно начинало щипать в глазах, пахнущую какими-то цветами - салфетку, я сидел на тощей доске за решеткой и ждал, пока смогу позвонить кому-нибудь из своих знакомых, чтобы заплатили штраф, залог и вытащили меня отсюда.
Нет, за руль я садился трезвым и в процессе не употреблял, алкоголя в моем организме не было уже больше сорока восьми часов даже в самых малых пивных дозах.
Нет, я не употреблял наркотические вещества, прежде чем сесть за руль, и не употреблял их в процессе, и не принимал ничего, что классифицировалось бы в качестве наркотика, уже больше недели.
Нет, все мои последние штрафы, связанные с обстановкой на дорогой, только за неправильную парковку.
Нет, тот, что за превышение скорости, уже давно погашен.
Оформление документов, поставить подпись здесь и здесь. Сдать кровь на анализ. Расписаться здесь. Показать глаза под ручным фонарем для того, чтобы убедиться в здоровой реакции зрачков. Еще расписаться здесь. Странно, что я не встретил никого знакомого в управлении, только вот новыми обзавелся - не самыми приятными, по моему мнению. Рыщущий вокруг офицер Рассел впечатления радушного человек не производил.
Хрен с ним.
В конце-концов я могу сделать звонок Блако и обрисовать случившееся.
Офицер явно не горит желанием меня отпускать, а я искренне надеюсь, что за превышение полномочий от получит как минимум свой собственный штраф от начальства - будет в том некое кармическое отмщение, думаю я, все еще растирая запястья после наручников и, в особенности, то, что коп заломил мне за спину около места происшествия. Машину теперь придется забирать тоже Блако или кому-нибудь еще из группы: несмотря на все попытки договориться по хорошему, я смог избавиться только лишь от обвинений в нападении на офицера полиции, за что уже должен был быть благодарен без меры и остатка, иначе бы не отделался так просто, а вот от наказания за нарушение правил дорожного движения и образование аварийной обстановки я избежать не смог. С водительскими правами пришлось распрощаться на неопределенный срок. Вернее, определенный только со стороны полицейского управления - а вот то, когда Бати вернет мне их после повторного получения и снова позволит сесть за руль, если вдруг прознает о случившемся, было совершенно не прогнозируемым вопросом. Возможно, что очень не скоро. Возможно, что мне до тридцати придется ковылять от одного общественного транспорта до другого или выходить на два часа раньше из дому, чтобы успевать добираться до встреч на скейтборде и собственных ногах. Права остались в управлении. Блако вытащил меня на улицу, достал из багажника своего автомобиля аптечку. Засыпал мне нос каким-то порошком, от которого в ссадине защипало и зажгло. Несмотря на то, что какую-то первую помощь мне предложили еще в управлении, чай не звери там последние работали, проблема с лицом оказалась куда более серьезной, чем подумалось мне в первые мгновения после удара.
Je viens… — я помахал в воздухе ладонью, мол, ничего, не парься, приятель. Блако скривил козью морду: он относился к числу тех людей, которым доводилось меня вытаскивать из таких неприятностей уже не один и не два раза, а потому к любому моему стремлению увильнуть от ответов был готов; дрессирован, как собака на кость. Рассматривая себя в небольшое карманное зеркало, переданное приятелем, я с ужасом находил на щеках все новые и новые ссадины, которые точно не успеют затянуться за те несколько часов, что остались до завтрашнего дня (к тому моменту, как Блако разобрался с документами, а полицейские - со мной, время уже дошло до позднего вечера; еще бы час-другой промедления и оставаться бы мне здесь до утра с такой вот степенью везения, но хотя бы здесь пронесло), а значит ничего хорошего день грядущий мне не предложит.
Может в больничку тебя? — придерживая кусок свернутого бинта на переносице, я медленно и очевидно отрицательно покачал головой - кровь почти остановилась, хрящ, судя по субъективным ощущениям уже ломавшего нос человека, никуда не сместился и только надсадно гудел, и все повреждения, полученные в результате недостаточно уважительного обращения к офицеру полиции, носили скорее косметический характер; от осознания этого легче мне не становилось, по крайней мере, до такой степени, как это стало бы заметно.
Не сломано ничего, — прогундосил я «в нос» и сделал вид, что не замечаю, как картинно Блако закатывает черные глаза; он убрал аптечку обратно в багажник своей машины, поддержал меня за локоть, помогая забраться на пассажирское сиденье.
Будь я твоим братом, — усаживаясь за руль, Блако тяжело вздохнул, но не успел продолжить:
Но ты не мой брат, — как я перебил его, не давая закончить мысль. Как будто я без его нотаций не знаю, чего ожидать от Бо, который закатит скандал еще с порога. Он вполне имеет на это право. И я его понимаю, но разве от этого понимания может стать легче морально там, хотя бы, не говорю уж о физическом состоянии?
И то счастье, — Блако хохотнул. Хорошим он был парнем. «Парнем» тридцати с лишним лет.
До дома подбросишь?
Je penserai, — он тоже был «наш» - не только из нашего района, но и из Франции, так что роднились мы с этим человеком не только цветом кожи, но и общими корнями.
А тачку? — тот махнул рукой. Выставил мизинец и большой палец, потряс у себя над плечом, — н-кей, — принимая согласие, я отвалился на спинку сиденья и прикрыл глаза, однако быстро передумал и сел прямо: несмотря на то, что никто из принимающих меня под руки в управлении не высказал подозрений на сотрясение мозга, болтанка в не менее старом, чем мой фордец, автомобиле, явно было не тем, что стоило бы испытывать с разбитым лицом, которое на утро, уже начав стремительно опухать, обещало вовсе превратиться в раздавленную в спешке на рынке переспелую дыню.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2bE1J.png[/AVA]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » all of a sudden