внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » dark romantic


dark romantic

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Участники: Kenneth Caulfield & Mårten Åkesson
Место: тёмный райончик в калифорнийской столице.
Время: март, самое начало весны, которая в солнечном штате уже давно и вовсю началась.
О флештайме: помимо яркого блеска и голливудской роскоши Калифорния таит в себе и тёмные секреты. Секреты, о которых не говорят вслух. Сакраменто - большой город, где жизнь течёт непрерывным потоком, и за светом неоновых огней легко не заметить трещину на звене всем привычной жизненной цепочки. Когда свет софитов, или уличных фонарей, или собственных эмоций ослепляет, ещё легче не заметить тёмную поросль в чужом внутреннем мире. Никто об этом не говорит, вероятно, даже не задумывается, но тьма есть и здесь - маньяки... психопаты... на первый взгляд - обычные люди. И они среди нас.
http://se.uploads.ru/t/juLqR.gif

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-06-07 19:21:44)

+1

2

Какая необыкновенная выдалась ночь – так Кенни казалось. Он сидел на скамье в густом парке и совершенно не торопился домой, да и вообще никуда не торопился – зачем? Ведь такие ночи бывают, наверное, всего-то пару раз в году.
И дело не в удивительной тишине, которая обволакивает всё вокруг, как звуконепроницаемая плёнка. И не в кромешной тьме, разбавленной лишь жалким светом дряхлого фонаря, наполовину закрытого древесной листвой. Эта атмосфера была привычна подростку, и эту атмосферу он любил. Едва слышный шелест листьев, едва ощутимое дуновение тёплого южного ветра, тревожный щебет птиц, разглядывающих непрошенного ночного гостя из своих убежищ… Кенни улыбнулся и щёлкнул зажигалкой, безжалостно опаливая сигарету. Маленький трепетный огонёк ярко вспыхнул, чересчур яркий для такой мрачной и однотонной обстановки.
Полная луна и в то же время почти полное отсутствие лунного света – вот, что казалось особенно необычным. Тучи редко сгущались над Сакраменто в таком количестве, и почему-то именно сегодня они скопом выбрались на ночное небо, прикрывая сияющий белый кружок, заслоняя его собою, не то как заботливая мать, которая укрывает младенца одеялом, не то как палач, который завязывает глаза осуждённому на расстрел. Неторопливо затягиваясь, парень смотрел в это небо и никак не мог решить, какой образ оно напоминает сегодня. Уже не в первый раз он совершал подобные тайные вылазки из дома и совершенно не опасался быть пойманным. Родители спят мертвецким сном и даже не подозревают, что их неразумное дитя снова покинуло отчий кров ради опрометчивой прогулки. В самом деле безрассудная затея, особенно в таком городе, как столица Калифорнии, но Кеннет Колфилд никогда не слушал доводы рассудка. Тишина, одиночество… покой. Разумеется, рано утром он поплатится за эти мгновения жутким недосыпом, опять опоздает в школу, получит нагоняй от преподавателей, следом – от родителей, но сейчас это не важно, ничуть. Будь что будет, а сейчас – тишина, одиночество. Покой.
Закрыв глаза, Кенни выдохнул табачный дым, с наслаждением вслушиваясь в ночную симфонию – шёпот природы, собственное дыхание, тихий скрип старой скамейки, когда он попытался переменить позу, поудобнее устраивая ноги на досках…
Школьник открыл глаза и замер с сигаретой во рту, прислушиваясь к окружающим его звукам, как щенок сторожевой собаки. Что-то лишнее, строго неправильное промелькнуло в этой симфонии, как нота в сонате Бетховена, которой там быть не должно. Это был звук человеческих шагов.
Следующие секунды прошли в идеальной тишине. Показалось, наверное. Возможно, мать была права – не стоит столько курить? Усмехнувшись себе под нос, Кенни расслабился и запрокинул голову, старательно вглядываясь в грозные облака. Чушь какая, кому ещё в этом Богом забытом районе не спится в такое время суток? Точно показалось. А если и нет – подумаешь, ну пройдёт мимо какой-нибудь человек… небось неверный муж, побывавший у любовницы, или полуночный пьяница. Да чёрт его знает, мало ли в этом городе психопатов. Пройдёт мимо и всё.

+1

3

вв - бомж на выезде)

одет и выглядит в целом именно так
http://s3.uploads.ru/t/V76Hs.jpg
сверху это пальто
http://s2.uploads.ru/t/1LUPa.png
и вот такие непроницаемые солнцезащитные очки
http://s1.uploads.ru/t/DEHLn.jpg

Мелкие камушки и случайные ветки хрустели под подошвой старых потёртых шлёпанцев, время от времени нарушая целостность и без того нетвёрдой походки. Правый "тапочек" так и вовсе норовил порваться в неоднократно зашитом месте, когда нога на очередном более крупном препятствии подворачивалась наружу.
Нынешняя ночь была прекрасна. Как впрочем и многие предыдущие до неё. Уставшему и обессилевшему мужчине нынче было не до окружающих природных красот, которые ещё каких-то полгода назад, а может и больше-меньше, вдохновляли и наполняли его жизненным позитивом.
Нынешняя ночь была по-медовому тепла и уютна. Как впрочем и многие предыдущие до неё. Но голодному, страдающему бессонницей мужчине было промозгло и неприятно. Но он ничего не мог поделать, кроме как постоянно натягивать до самых ушей свою старую поношенную шинель, намертво вцепившись костлявыми пальцами в ворот. Руки его были перепачканы в тёмно-красной и чёрной краске, эти же отпечатки ассиметрично проглядывались на впалых заросших бледных щеках и нахмуренном лбу поверх солнцезащитных очков, кажущихся при данном ночном освещении пустыми глазницами черепа, спрятавшегося за распущенными и явно давно нечёсаными длинными волосами. Передние светлые пряди и вовсе слиплись из-за чего-то багрового, почти чёрного.
Сжавшись в комок, скрючившись в три погибели словно гюговский горбун, мужчина брёл вперед по тёмным парковым дорожкам, ведомый только ему известной целью. Он будто раненый светлячок летел на гибельный свет - от одного скудного фонаря до другого и дальше.
Вокруг заливались трелью ночные птицы. Соловьи ли? Он не знал водятся ли эти чарующие певцы в Калифорнии или же нет, а сам давно не слышал их песен, так что мог только догадываться. Да и не до них сейчас было.
Чистейший ночной ветер донёс до Мортена запах табака, и мужчина замер, оглядываясь по сторонам.
Здесь кто-то есть кроме него?
Мимолётный испуг забитого зверя сменился несмелой радостью заблудившегося в пустыне путника, завидевшего долгожданный спасительный оазис. Вот только не мираж ли это? Прищурившись, мужчина вгляделся в темноту ночи через чёрные стёкла и с трудом разглядел сквозь пышные заросли кустов слабый огонёк. Тихо подкравшись к цели, он затаился, скрываемый густой листвой под покровом облачной ночи. Тучи и кроны деревьев прятали его от бдительного ясного ока полной луны, а заодно и от случайного незнакомца. Разглядев сидящую на скамье фигуру, Мортен убедился, что это был именно молодой человек, не девушка. Поизучав с какое-то время курящего, "призрак" всё-таки раскрыл себя, выйдя на дорожку и направившись прямо к цели.
- Закурить не найдётся? - Тихим охрипшим голосом.

+1

4

Затяжка за затяжкой, спокойно, размеренно, вдох и выдох. Сизый дым наверняка красиво смотрелся бы в лунном свете, но сейчас его совсем не видно – жаль. Темнота ничуть не напрягала юношу, только слегка удручала: ему бы хотелось сейчас всласть полюбоваться ночными пейзажами, которые разительно отличаются от дневных. Мир прекрасен, когда в нём нет людей.
Улыбнувшись бездонной, подобно пропасти, черноте неба, Кенни протяжно выдохнул, наслаждаясь дымовой струёй, которая тут же уползла куда-то во тьму, извиваясь, как змея, и второй раз за эту ночь замер, прислушиваясь. Теперь ему точно не послышалось. Один раз ещё можно списать на бурное воображение или слуховые галлюцинации, чем чёрт не шутит, но дважды… хотя… если исходить из логики, что «чем чёрт не шутит»…
Пацан хотел посмеяться вслух над собой же – для успокоения нервов. Даже приоткрыл рот, двумя пальцами освобождая его от сигареты, но ни звука не сорвалось с покусанных, потрескавшихся губ. Во все свои расширенные от испуга глаза юный курильщик уставился на возникший поблизости внушительный силуэт.
К счастью, случайный прохожий появился не совсем уж внезапно, и Кенни хотя бы не подскочил от неожиданного ужаса. А, может, так было бы лучше – ведь легко отшутиться в духе «Чёрт, вы здорово меня напугали», и такая реакция вполне понятна. Но сейчас, когда школьник не мог оторвать взгляд от выступающей в темноте фигуры, ужас совсем иного покроя проскальзывал ужом в его грудную клетку. Это был не панический страх, вызывающий инстинктивные защитные реакции, как у зверей; это был самый настоящий, обоснованный, осознанный ужас, которому нет отговорок и оправданий.
Колфилд нервно присосался к сигарете, как паразит, жадно вытягивая из неё никотин в надежде привести в порядок совсем уж расшалившиеся нервишки. В принципе, помогло.
- Найдётся, - довольно бодро ответил Кенни, вытаскивая подрагивающими пальцами пачку сигарет из кармана рваных джинсов. Когда первая волна пугающего чувства схлынула, её место заняло любопытство – пожалуй, неуместное, но душераздирающее. Серьёзно, кому придёт в голову бродить в этой местности ночью? Да ещё и с таким устрашающим видом? Стоило парню задаться этими вопросами, как он тут же обозлился сам на себя. Грёбанный Голливуд пачками закидывает штампы в сознание общества, мать его! Если вдруг ночью в какой-то стрёмном месте тебе встречается некий жутковатый товарищ, это вовсе не значит, что он аморальный и асоциальный тип. Скорее всего, просто человек, попавший в неприятную историю. Или – что ещё вероятнее – по-прежнему просто случайный прохожий.
- Держи, - несчастный авантюрист наконец протянул страждущему сигареты и зажигалку, а затем осмелел настолько, что подвинулся на скамейке, жертвуя собственным комфортом, но охотно освобождая тем самым место, - хочешь, присаживайся.
Обращаться на «Вы» к безликому силуэту казалось странным, и Кенни позволил себе дерзкую фамильярность. Впрочем, тон его голоса звучал вполне приветливо. Ночной гуляка полностью отдался воле любопытства.
В любой другой ситуации его бы, конечно, не обрадовало чьё-либо вторжение в прекрасную и привычную атмосферу, но именно сейчас всё было по-другому. И, подчиняясь своим безрассудным эмоциям, юноша вопреки советам умных взрослых людей и здравому смыслу рискнул завести непринуждённую беседу:
- Классная сегодня погода. Самое время для прогулки, - с лёгкой долей иронии на слове «время».

+1

5

Ответ подействовал на Мортена, словно манна небесная. Вот только переход на "ты" не порадовал. При всём его жутком за последние месяцы состоянии падшего человека толика гордости и отголоски этикета всё ещё копошились в разуме, воспалённом бессонницей, голодом и отчаянием. Парень же по голосу явно был младше, но раскрывать себя Мортен не стал, решив повременить. Да и надо ли.
Вытащив руку из кармана - пришлось для более приличного вида спрятать их вместо того, чтобы натягивать на себя никуда не падающее пальто в попытке хотя бы немного согреться - и на мгновение застыв в нерешительности, Мортен всё же сцапал протягиваемое добро. Похоже это было на выходку давно не пившего бездомного пропойцы, которому по доброте душевной предложили пару монеток, и не сказали, что же хотят взамен. Секундная заминка и вот уже чувство самосохранения отплясывает в жарких объятиях давно позабытой гордости посреди горы бутылок дешёвого пойла - в мечтах пьяницы, конечно, но кто ему мешает мечтать? Схватит свои гроши да побежит или поковыляет в ближайший круглосуточный захудалый магазинчик, где его знают, как облупленного.
Прикуривая трясущимися узловатыми длинными пальцами, густо перепачканными в тёмных красках, Мортен взглянул из-под очков на осветившееся лицо спасителя. И почти тут же приподнял правую бровь в изумлении. Присесть? Этот парень совсем больной что ли? Может он только и делает, что сидит да выжидает несчастных бродяг, которых потом никто не хватится? И Мортен нервно усмехнулся, отгоняя нелепые мысли, что совершенно неуместной путаницей заявились в его черепушку. А протягивая назад зажигалку с сигаретами, он слишком сильно затянулся. Начал громко и хрипло кашлять, прижав руку к груди, и уронил чужое добро, а заодно и своё собственное - долгожданную сигарету. Кто-то слишком жадный.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-05-12 00:03:10)

+1

6

Удивительно, но жутковатый незнакомец оставался таким же тихим, как сама ночь. Он не произнёс слов благодарности, не воспользовался приглашением устроиться по соседству и начисто проигнорировал предполагаемое начало беседы. Молчание собеседника не смутило и не отпугнуло Кенни – в его глазах тёмная фигура лишь сделалась ещё загадочнее.
«Серьёзно, приятель, какого дьявола ты здесь забыл?» - вопросил подросток уже мысленно, решив не настаивать на конструктивном диалоге. Встреча, однако, и правда странная – сколько раз он бродил ночами в этом парке, и до сих пор никто ему не встречался. Сложно представить, что в Сакраменто есть ещё как минимум один сумасшедший любитель одиноких ночных прогулок.
И всё же что-то в облике этого «любителя» было не так. В очередной раз Кенни посетовал на пугливую луну, спрятавшуюся за облака. Будь тут более надёжный источник света, чем этот жалкий фонарь, который того и гляди рухнет и погаснет навсегда, юнец бы им с удовольствием воспользовался, чтобы как следует разглядеть таинственного прохожего. А тут такая темень… Досадно, с одной стороны. С другой – ореол таинственности этому силуэту идёт…
А теперь и вся ситуация свернула в весьма неприятное русло. Пока неформальный курильщик с интересом наблюдал, как незнакомец расправляется с вверенной ему пачкой, тот вдруг разразился жутким приступом кашля. Несчастная пачка устремилась вниз, зажигалка сиротливо звякнула о землю. Кенни не обратил на это внимания. Более того, вот теперь от неожиданности он и свою сигарету выронил.
- Эм… ты в порядке? – он с подозрением уставился на беднягу, мысленно приписав ему целый букет всевозможных болезней. Это уже не забавно и не смешно. Что если этот человек, кто бы он ни был, страдает туберкулёзом или ещё какой-нибудь дрянью? В таком случае сигареты – не лучшее развлечение. Больному, конечно, виднее, но люди вообще склонны порой переоценивать собственные силы.
Продолжая наблюдать за состоянием горе-курильщика, юноша, извернувшись, на ощупь нашарил упавшие пожитки, ловко подобрал их и без промедлений отправил обратно в карман, коротко и небрежно отряхнув. Он хотел было прокомментировать свои действия в духе: «Извини, но тебе, кажется, больше не стоит», но живо передумал. Смысл? Кто будет слушать заботливый совет от незнакомого встречного? Загадочный силуэт точно не был похож на того, кто стал бы.
Тут, словно умело направленный театральный прожектор, на небо царственно выплыла долгожданная луна. Крадучись, она обошла уступившую ей дорогу пуховую перину туч и эффектно осветила место действия, открывая наконец двум встречным возможность как следует рассмотреть внешний облик друг друга. Кенни показалось, что свет едва не ослепил его: из тотального сумрака они вдруг попали в щедро освещённое природой пространство, как из тёмного чулана в больничную палату. Луна была всюду, она отражалась в глазах подростка, который с жадностью принялся заново изучать своего неудавшегося собеседника, скользила в синих волосах, сверкала на торчащей из септума серёжке и трагично пробежала по земле возле того места, где в обнимку покоились уже потухшие сигареты.

+1

7

- Кха... - Наконец шумно выдохнув с некоторым облегчением после продолжительного кашля, мужчина резко вытянул перед собой левую руку, словно отталкивая от себя ночного курильщика. Собственно, он действительно увеличил между ними расстояние, отодвинув парня да и сам сделал шаг назад, чуть шлёпанцу не потерял.
- Фух... - Новый выдох, и правая рука, покоившаяся до этого на груди, судорожно переползла к горлу, а после завернула под воротников за ухо и вцепилась ледяными пальцами в шею у основания черепа, путаясь в светлых волосах. - Я в порядке. Кха... Чересчур затянулся. - Он прочистил горло и сплюнул наземь комок слюны, отвернув голову в сторону, а после наконец выпрямился, позволяя появившемуся лунному свету полностью осветить своё худое небритое белое лицо, спрятанное за чёрными очками и тенью от длинных перепачканных волос. - Давно не курил, а хотелось. - Мортен позволил себе короткую улыбку. Получилась она совсем мгновенной, скорее нервной и походила на улыбку робота. Этакий Терминатор не из той сказки.
- Хм. А я тебя знаю. - Ему опять пришлось откашляться, так как голос вновь уходил в хрипоту, искажая некогда чистую и богатую тональность. - Ты тот синий из большого дома в конце улицы. У тебя ещё батя - копчик. То есть как это... коп. - Мужчина вдруг передёрнулся от пробравшегося под тёплую шинель холодного ветра, которого здесь отродясь не было, и вновь съёжился, как комок оголённых нервов, прячась под тканью пальто. - Видел тебя несколько раз. А пары баксов не найдётся? Давно не жрал, а хочется. - Он снова кашлянул, освобождая остаточный дым из лёгких, и криво улыбнулся, скользнув прищуренным воспалённым взглядом по юноше с самых его кед до макушки, а после возвращаясь к выразительным глазам. Глухие тёмные очки открывали чуть ли не бесконечные возможности по незаметному, а то и аморальному изучению интересующих объектов и субъектов в окружающем пространстве.
- Ну так что? - Странно усмехнулся, а после добавил, - чего добру пропадать... - Взял и наклонился да поднял обе сигареты. Затушил свою о скамейку, спрятав в кармане, а более скуренную, принадлежащую парню, отряхнул от песка и сунул в рот, с блаженством прикрывая глаза и затягиваясь.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-05-12 01:45:00)

+1

8

Разглядывая лицо наконец подавшего голос случайного встречного, Кенни думал, что слова «в порядке» его уж точно не описывают. Он казался уставшим и измождённым, а странноватая одежда и спутанные волосы делали мужчину похожим на какого-то отчаянного – или отчаявшегося – скитальца. Самой выделяющейся деталью наряда собеседника были, безусловно, тёмные очки, которые смотрелись на его лице жутковато, будто вместо глаз на нём чернели пустые глазницы. Какие, нахрен, очки в такое время суток? Как он умудряется ходить, не натыкаясь на деревья? Вот это точно нездорово.
- Знаешь? – Кенни удивился на этих словах, приподнимая брови в такт движениям губ. У подростка имелась некая локальная слава – как можно догадаться, не слишком хорошая – но в основном среди сверстников, которые, сбившись в плотную массу мейнстрима, считали его ненормальным. «Твою мать, на меня из темноты посреди ночи выпрыгнул чувак в тёмных в очках, и после этого я-то ненормальный?» - задался школьник риторическим вопросом. Кстати, об этих очках… они никак не давали парню покоя не только из-за абсурдности ситуации: его память тревожно трепетала, силясь выбросить на поверхность какие-то важные факты.
- Коп, который любит Америку больше, чем семью, - подросток скривился при упоминании отца. Занятно, что незнакомый человек располагает такими сведениями…
Давно не жрал, вот это откровение. Оно в целом вполне соответствовало внешнему виду прохожего. Кенни вдруг подумалось, что он сильно смахивает на Харона, того самого, который провожает души умерших по реке Стикс. Таинственная фигура в тёмных одеждах, внушающая одновременно лёгкое напряжение и любопытство – наверное, именно так чувствуют себя несчастные жертвы на мифологической переправе. Никто не знает, что их ждёт за рекой, но втайне жаждет узнать. А сам Харон – нелёгко ему, наверное, живётся, выполнять такую непростую работу, постоянно сталкиваться с чужими душами… Так ведь до безумия недалеко. Что примечательно, в литературе часто упоминаются глаза Харона – они яркие и что-то вроде светятся гневом… Уж не поэтому ли ночной незнакомец прячет свои за мощными стёклами очков? И Харон, как известно, требовал с путников плату…
Юноша пошуровал в карманах и вытащил несколько монет. «Символично, однако», - усмехнулся он про себя.
- Всё, что есть, - он удручённо рассмотрел монетки, подсчитывая в уме их общую ценность, - слушай, если подождёшь здесь, я сейчас принесу что-нибудь съедобное.
С удивлением наблюдая за действиями мужчины, Кенни пытался вспомнить, что можно выудить дома из холодильника. Сначала ему казалось, что тот просто собирался затушить сигареты и отправить их в ближайшую мусорку, чтобы не мусорить в парке, но когда его же собственная сигарета оказалась во рту чужака, он в очередной раз удивился, хоть и не так бурно.
- Брось ты эту дрянь, - снова доставая сигареты, парень предложил открытую пачку. Курить или не курить – дело личное, но вот курить чужие окурки даже из-за катастрофической нехватки сигарет совсем не хорошо, - возьми несколько штук. Вообще, хочешь, всю пачку забирай, там немного осталось.
И тут осознание прошибло неформала внезапно, как всех известных учёных. Очки, чёрт возьми, ну конечно!
- Я тоже видел тебя пару раз, - он прищурился, удовлетворённо окидывая взглядом ещё раз фигуру «Харона» с головы до ног. Кажется, ему действительно встречался этот человек по пути домой из школы. Кенни, никогда не пользующийся школьным автобусом, предпочитал проходить всё расстояние пешком, и несколько раз натыкался взглядом на эти самые тёмные очки. Что ж, мир тесен.

+1

9

Втягивая в себя ядовитые пары и смолы никотина, Мортен так увлёкся, отдавшись позабытому наслаждению, что едва поверил своим ушам, когда парень предложил ему принести еды. Он так и замер, пялясь во все глаза из-за тёмных очков на "синего". Очнулся только тогда, когда у окурка прогорел фильтр и обжёг его пальцы.
- Чёрт. - Выронив "дрянь", мужчина тряхнул рукой, а после сунул свою грязную лапищу в рот, обхватывая потрескавшимися губами место небольшого лёгкого ожога.
Парень не унимался, решив, по всей видимости, сегодняшней ночью побить собственный рекорд по саморитянству. А может он всегда такой добренький ко всем подряд, особенно к странным типчикам бомжеватого вида, разгуливающим в солнцезащитных очках посреди тёмной ночи? Мортен усмехнулся и уставился на предлагаемые сигареты, столь заманчиво белеющие на раскрытой ладони "синего". Лунный свет услужливо освещал место их случайного незапланированного уединения, превращая бумажную клетку во что-то вроде священного Грааля, уж столь впечатляющим ореолом светилась эта пачка.
Признание о том, что они могли встречаться, вывело Мортена из некоего подобия ступора, и мужчина воззрился на юношу, отрывая наконец жадный взгляд от его ладони.
- Возможно. - Прохрипел он в ответ и вновь наклонил голову, впиваясь взглядом в сигареты. - Иногда я выхожу на улицу и днём... ты... ты это всерьёз? - Неуверенный тон разрядил прежнюю иронию с проглядывающей в неё лёгкой агрессией. - Ну... - Он ткнул в пачку и не рассчитал силы, а так же расстояние, попав пальцем именно по коробке, та аж слетела с руки пацана, в итоге его ледяная и идеально отполированная подушечка худого, чуть ссохшегося пальца коснулась чужой кожи. Мортен тут же отдёрнул руку, словно обжёгся и уставился на "синего" тяжёлым взглядом, что могло быть заметно разве что по сведённым под очками бровям и напряжённой обстановке молчания.
Громко усмехнувшись, он всё же наклонился и подобрал пачку, сминая её и пряча в карман старой шинели, вновь кутаясь в неё, словно та была единственной надеждой на сохранение тепла несчастного скитальца, оказавшегося посреди снежной Сибири или вообще на Северном полюсе в лютый мороз.
- Спасибо. Хе. И что же ты можешь мне предложить? - Наглым тоном, сам себя загоняя в ловушку, оставляя без помощи сердобольного незнакомого юноши. - Объедки с царского стола законопослушного копа?

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-05-12 22:43:55)

+1

10

Кенни расстался с сигаретами без сожаления, что немало удивляло его самого. Он никогда не причислял себя к отзывчивым добрячкам, которые неустанно квохтают над окружающими, но… почему бы не поделиться чем-то с нуждающимся человеком? Пачка сигарет – пустяковая мелочь, но не для того, кому до одури хочется курить.
- Абсолютно, - подросток пожал плечами на вопрос мужчины, который силился поверить в его серьёзность, - без проблем.
Одаренный курильщик вновь повёл себя странно. Чёрт с этим неловким движением, коим он умудрился смахнуть упаковку на землю – когда на улице ночь, а у тебя на носу тёмные очки, наверняка сложно проявлять чудеса координации; но поспешность, с которой незнакомец прервал случайное соприкосновение, казалась уже не просто ненормальной – она действительно пугала. Ну, как минимум, обостряла дискомфорт, уже потихоньку зарождающийся в душе у юноши.
«Да что с ним не так?» - Кенни молча смотрел в чужое лицо с немым недоумением. Он и сам едва ли мог назвать себя фанатом тесного тактильного контакта с малознакомыми людьми, но лично ему и в голову не пришло бы шарахаться от кого-нибудь, как от оголённого электрического провода, тем более, что между ними уже вроде как завязалась нечто наподобие беседы – если, конечно, обмен скупыми репликами можно назвать этим высоким словом.
Незнакомец, без сомнения, был человеком странноватым – серьёзно, нормальные люди просто так не шляются по ночам в тёмных очках. Но Колфилд и сам был здесь, среди ночи, наслаждался единственно ему понятной атмосферой. Иными словами, он и сам был, пожалуй, местами странноватый, поэтому обычно не брался судить людей из-за их психологических отклонений. До сих пор необычная встреча казалась ему интересным приключением, но теперь безымянный мужчина приобрёл в его глазах статус чего-то по-настоящему жутковатого, и это уже было не забавно и совсем не смешно. Кенни сглотнул, вспомнив недавнее сравнение с Хароном. Надо бы поменьше читать всякую хрень.
Проследив взглядом за злосчастной пачкой, которая наконец исчезла в чужом кармане, неформал подивился тону голоса – не очень-то он был похож на добровольное желание получить помощь.
- Ну, что на кухне найдётся, - он снова пожал плечами. На лоб, прикрытый длинной синей чёлкой, наползли лёгкие складки – парень нахмурился, осознавая, что почему-то эта встреча резко утратила прежнюю привлекательность, даже несмотря на всю её таинственность. Напротив, теперь эта загадочность и неизвестность внушала отнюдь не благородные эмоции. Людям свойственно бояться неизвестного, именно по той причине, что они не могут его предсказать, предугадать. На краткий миг подросток пожалел, что вообще вышел этой ночью из дома. Хорошо бы скорее туда вернуться и лечь в кровать, что и надо было сделать ещё несколько часов назад… но раз уж предложил помощь, нельзя бросить дело на полпути.
- Просто подожди здесь, я быстро, - Колфилд решительно попятился, махнув рукой в направлении своего дома, которое, впрочем, и так было прекрасно известно незнакомцу, - тут недалеко… - готовый вот-вот перейти на бег, он лишь надеялся, что в стремительном передвижении мужчина увидит желание поскорее добраться до необходимой еды, а не увеличить дистанцию между случайными встречными.

+1

11

Конечно, недалеко. Мортен усмехнулся, глядя на то, как пацан нервно пятится, желая явно убраться как можно скорее восвояси или куда подальше. Наконец, до кого-то похоже дошло, что случайная встреча посреди ночного парка вовсе не увлекательное знакомство со странным мужиком, а вполне себе вероятная опасность. Мортен и сам был рад, что "синий" умчался к дому, хрустя камнями и ветками под подошвой кед. Наверняка ещё и облачко пыли поднял. Вот бы сейчас дождю пролиться... хотя нет, не стоит. И без него слишком холодно. А ведь погода шепчет. Когда-то он любил это время года - тёплое, уютное, не жаркое и не холодное - идеальная гармония. А теперь... каждый день и каждая ночь были скорее пыткой, нежели даром или той самой гармонией.
Мужчина вновь хмыкнул, окончательно потеряв из виду тощий чёрный силуэт высокого неформала, сплюнул наземь, развернулся и побрёл неровной походкой к другой дорожке, так и норовя потерять один из шлёпанцев. По памяти, на ощупь. Хотя в солнцезащитных очках он, на удивление, вполне неплохо видел в это время суток - глаза уже давно адаптировались к подобным экстремальным условиям. Вот что было действительно пыткой, так это смотреть на свет посреди бела дня даже через чёрные стёкла. И ведь давно он не выходил в люди в светлое время суток, это когда же его "синий" мог увидать? Впрочем, какая разница, если это очередная никчёмная встреча, благодаря которой он разве что сигаретами на некоторое время разжился. Главное, чтобы этот пацан своего отца не натравил на поиски стрёмного бомжа, который по ночам шляется аки потенциальная криминальная личность и мешает покою честных граждан одним своим существованием, не то что видом.
- Сучье отродье. - Выругался Мортен в сердцах и снова сплюнул в сторону, кутаясь в шинель и ковыляя в сторону заросшей дороги, которая уводила на другой конец парка, а дальше за лес и к его скромному старому жилищу, где мужчина спрятался от всего внешнего мира, мира, который совсем позабыл о его существовании. А зря. Когда-нибудь он ещё даст о себе знать и тогда эти никчёмные людишки поплатятся за своё равнодушие и высокомерие.

+1

12

Похоже, жизнь ничему не учит Колфилда-младшего. Благополучно добравшись до кровати после встречи с жутким незнакомцем, парень тут же позабыл свои дурные предчувствия и опасения, а на следующий день вспоминал о ночной авантюре как о слегка криповатом, но интересном событии, здорово разнообразившем его жизнь. Чтобы заставить подростка отказаться от неразумных ночных прогулок, потребуется нечто большее, нежели просто беседа в лучах еле светящего фонаря…
…поэтому ничего странного нет в том, что очередной ночью Кенни прокрался на улицу через заднюю дверь и отправился гулять по Богом забытым местам тёмного района в тотальном одиночестве. Как глупы и несчастны люди, которые не умеют им наслаждаться! А люди, которые боятся темноты? Разве есть что-то пугающее в этой волшебной мрачности, нежно окутывающей город? Разве стоит вздрагивать от громкого шороха деревьев или мелких ночных зверьков? Юноша не осуждал, но совершенно не понимал тех, кто боится одиночества или темноты. По-настоящему бояться нужно только самих людей. А темнота… так, ерунда.
Проходя мимо леса, он не удержался от непреодолимого соблазна побродить между величественно вытянувшимися стволами. С одной стороны, заблудиться ночью в лесу было бы неприятно, а такой риск нельзя исключать. С другой стороны, когда в реальности вдруг состыковываются лес и ночная атмосфера – как тут устоять? Тщательно запоминая дорогу, Кенни выбрал направление, решив строго его придерживаться, и неторопливо отправился навстречу распахнувшей объятия природе. Под ногами то и дело похрустывали давно высохшие ветки, а ещё живые ветви простирались к тощему телу, пытаясь его коснуться. Проснувшиеся птицы с интересом наблюдали за непрошеным гостем, гадая, что человеческое существо делает в этом тихом ночном царстве. Где-то в небе наверняка пробивался лунный свет, но здесь его не хватало, и путнику пришлось подсвечивать путь экраном смартфона. Много же теряют люди, идущие на поводу у здравого смысла!.. Сейчас бы ещё закурить… но, разумеется, этого он делать не стал.
Кенни не мог с точностью сказать, сколько он прошёл и как долго был в пути. Это и не казалось бы важным, но густые заросли неожиданно кончились, открывая взгляду заброшенное здание. Сперва любитель ночных прогулок замер, испугавшись, что его могут заметить местные жильцы, но, приглядевшись, сообразил, что в доме, скорее всего, никто не живёт. В самом деле, странное место жительства, если только ты не отшельник или не маньяк вроде доктора Лектера.
Подбираясь ближе к некогда жилому дому, Кенни заинтересованным взглядом окидывал чётче открывающиеся ему детали. Здание смотрелось удивительно гармонично на фоне природы, оно не кричало всем своим видом о человеческом вмешательстве. Его молчаливая, безжизненная тишина органично вписывалась в окружающую обстановку.
С неуёмным любопытством и толикой восхищения подросток уже бесстрашно приблизился к одинокому строению вплотную, и здесь его ждал новый сюрприз. На ступеньках, скрючившись в неестественной позе, находился самый настоящий живой человек! Более того, косвенным образом знакомый.
«Почему он здесь? Что за чёрт?» - странное же совпадение, снова ночь, снова они пересекаются с глазу на глаз в момент, когда меньше всего этого ожидают. Несколько секунд парень смотрел на мужчину, чей образ прочно врезался в его память, в небольшом замешательстве, и только ещё через мгновение до него дошло, что поза, которую тот принял, выглядит уж слишком неудобной для того, чтобы принять её добровольно.
- Эй! – чувствуя, как внутри него зарождается паника, Колфилд подбежал к неподвижному телу и, торопливо приземлившись рядом, машинально спросил тишину. – Ты в порядке? – не дожидаясь ответа, он, глубоко дыша, положил ладонь на чужую шею, с замиранием собственного сердца отыскивая биение пульса. К счастью, пальцами он уловил то, что искал. Облегчённо выдохнув, он похлопал мужчину по лицу, одной рукой судорожно набирая заветный номер из трёх цифр.

+1

13

дом

http://s9.uploads.ru/t/JUYLv.jpg

Он спокойно сидел в своём "углу" за мольбертом и увлечённо рисовал солнечный майский пейзаж - распустившиеся цветы вишни на фоне ясного голубого неба, блики солнечных отсветов, заигрывающих с прохладным ветерком в листьях деревьев под звуки птичьей трели и раздающиеся откуда-то голоса и смех детей. Именно эту картину он видел из своего распахнутого настежь окна. Проигнорировав завтрак, он чуть подрагивал от каждого дуновения природного дыхания и покрывался мурашками под лёгкой светлой рубашкой-сорочкой, перемазанной в зелёной, жёлтой, синей и прочих уже смешанных оттенках краски. Воодушевление, вдохновение и пыл сейчас играли для него куда большую роль, чем жизненно необходимое физическое насыщение организма. Дверь в его башенку несмело приоткрылась, и он услышал чужое приближение по тихому скрипу старых половиц. Впрочем он почувствовал бы именно это приближение кожей и без всяких лишних звуков. Он знал, когда заходила именно она.
- Ты опять не спустился завтракать. - Тонкие изящные руки обвили его плечи, мягкие губы коснулись шеи под мочкой уха, зарождая на воодушевленно-сосредоточенном лице художника улыбку. - Ты же загубишь себя, Хальди. - Её успокаивающий тон с едва заметными нотками беспокойства и укора приятно ласкал слух.
- Не волнуйся, я знаю, что делаю.
- Ты всегда так говоришь, в итоге питаешься водой и воздухом, а потом ходи и ищи тебя в бессознательном состоянии. - Вот теперь её голос звучал куда более напряжённо и недовольно. Она жарко выдохнула, обжигая его чуткую кожу открытой от волос шеи, разочарованно покачала головой, соприкасаясь своими светлыми волосами с его убранными на затылке и провела рукой по позвоночнику к основанию черепа, зарождая новую волну приятных ощущений.
- Ты невыносим. И когда-нибудь ты останешься совсем один, но будет поздно. - Её голос уже звучал с некой угрозой, но он словно не замечал этого, продолжая купаться в обманных впечатлениях неги солнечного утра и единения с любимой женщиной во время любимой работы. Тонкая рука скользнула на его щеку и легонько похлопала, вынуждая его отвлечься от процесса нанесения мазков и нахмуриться. В тот самый момент, когда она замахнулась сильнее...
- Чт... что ты делаешь?

Мортен дёрнулся и приоткрыл глаза. Переход из помещения, наполненного солнечным светом, в кромешную тьму показался неестественно болезненным не столько для глаз, сколько для разума и души. Но похлопывания по лицу продолжались, казалось, он всё ещё чувствует ту жгучую пощёчину, застрявший ком горечи в горле и засевшее в груди осиновым колом чувство несправедливости, предательства. Он моргнул несколько раз, пытаясь понять, что происходит, а заодно давая глазам привыкнуть к обыденной обстановке. Рядом определённо кто-то был. И даже не послышавшийся голос, взывающий к помощи, и даже не те самые касания до щеки дали понять Мортену об этом. Он внезапным удушающим чувством осознал чужую близость, но это была не та близость, кошачье подкрадывание которой он мог почуять даже спиной.
- Ты что?! - Подскакивая и отталкивая от себя чужака с откуда-то взявшейся силой, Мортен пополз от него, словно от прокажённого, вверх по ступенькам, пока не уткнулся спиной и затылком о стену крыльца. - Ты что делаешь?! ТЫ КТО ТАКОЙ?! Пошёл прочь отсюда! - Тёмный силуэт, выровнивший от таких неожиданных манипуляций пострадавшего свой телефон, на долю мгновения показался смутно знакомым. Но необузданная агрессия, скрывающая страх, что на его территорию кто-то вторгся, была сильнее узнавания и голоса разума. Мортен вслепую нашарил рукой толстую восковую свечу и кинул её в незнакомца. - УБИРАЙСЯ! ЭТОТ ДОМ МОЙ!

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-05-13 12:50:42)

+1

14

Перепуганный подросток всё же пытался, как мог, сохранять хладнокровие. Поддаваться панике с бессознательным телом на руках – плохая затея; его собственные эмоции ничем не помогут пострадавшему. Нужно сохранять ясный разум.
Кенни точно не знал, какой реакции он ждал от приходящего в себя мужчины, но того, что тот с необыкновенной для больного живостью подскочит на месте, выкрикивая слова так, что потревоженные птицы вконец переполошились и улетели с насиженных мест, он явно не ожидал. В свою очередь дёрнувшись от неожиданности, он выронил смартфон, который прежде цепко сжимал в руке, как последнюю надежду на спасение. Несчастный гаджет с глухим стуком соприкоснулся с землёй, его экран тут же покрылся тонкой паутинкой трещин. Парень не заметил этого. Во все глаза таращась на очнувшегося человека, который, судя по живости движений, вовсе не собирался впадать в предсмертное состояние, он и сам инстинктивно отполз назад, увеличивая дистанцию.
- Хэй, полегче! – с огромным трудом юноша, проявив чудеса ловкости, увернулся от летящего в него объекта, рывком отползая в сторону, и замер, ошалело глядя на разбушевавшегося «пострадавшего». – Не нужен мне твой дом, блин!
Сухая почва, щедро усыпанная пылью и мелкими обломками веток, камушками, вероятно, чем-нибудь ещё, безжалостно царапала обнажённую кожу рук, впивалась в ладони, посыпала рассыпчатой грязью джинсовую ткань. Кенни и на это не обращал внимания.
«Ты нормальный вообще?» - мысленно адресовал он вопрос оппоненту, не решаясь высказать то же самое вслух – мужчина наверняка не обрадовался бы такой реплике. К тому же, психи всё равно не признают, что они психи.
- У меня и в мыслях не было причинить тебе вред, - юноша попытался объяснить ситуацию, - я думал, ты без сознания! Я, вообще-то, хотел помочь!
Очевидно, у незнакомца в голове царил куда больший бардак, нежели причудливое пристрастие к тёмным очкам. Колфилд вспомнил, как, пообещав принести съестные припасы, он действительно вернулся на оговоренное место с кульком внушительных размеров, набитым разнообразной съедобной всячиной, но того, кому предназначалось сие пиршество, уже не нашёл. Бесполезно прождав немало времени в свете проклятого тусклого фонаря, он в конце концов оставил припасы на скамье, надеясь, что мужчина вспомнит об уговоре и всё-таки их обнаружит, и отправился домой досыпать оставшиеся до школьного будильника часы.
Отыскав на ощупь упавший смартфон, Кенни угрюмо взглянул на разбитый экран. Вот и помогай после этого людям, мать их… Может, поговорка была права? Не хочешь себе зла – не делай людям добра. В конце концов, народные мудрости не на пустом месте возникают.
И какой ещё такой «мой дом»? Он что, на самом деле живёт среди этих развалин? Вот не зря подросток вспомнил про доктора Лектера… Нет, конечно, вряд ли странноватый чужак настолько чокнутый, но кое-какие сдвиги в психике у него наверняка имеются – теперь парень это чётко осознал.
"Что ж, остаётся надеяться, что он не агрессивный", - нервно посмеялся про себя Кенни, не сводя глаз с жутковатого встречного. Вот угораздило же второй раз с ним столкнуться...

+1

15

- Проваливай! Пошёл прочь! - Не унимался Мортен, яростно выкрикивая угрозы, что в конце-концов подавился воздухом и закашлялся от накатившего бессилия. Он сильнее вжался спиной в несчастную прогнившую стенку и не отводил широко раскрытых глаз от вторженца, боясь даже моргнуть. Вдруг в этот самый момент чужак нападёт на него?
Но тот похоже и сам перепугался не на шутку, да ещё и дистанцию увеличил, о попытках помощи заговорил. Но не уловка ли это?
- П-помочь? - Неуверенно переспросил мужчина и сжал кулаки, проскрябав грязными ногтями по пыльной дощатой поверхности крыльца. - Это ещё зачем? Мне не нужна твоя помощь! - Выкрикнув, Мортен подался вперед и плюнул в сторону вторженца. - Убирайся, сукин сын! Нехрен мне тут сказки рассказывать! Сдался я тебе! - Мотнув головой в яростном движении на манер афроамериканцев из неблагополучных районов, выясняющих между собой отношения из-за какой-то ерунды. - Это мой дом! МОЯ ЗЕМЛЯ! Я НЕ ПРОДАМ ЕЁ! УБИРАЙСЯ К ЧЕРТУ! ПРОВАЛИВАЙ! - Он попытался подняться, окрылённый приливом сил от гнева, но не удержался и рухнул прямо на руку. - Ах, чёрт!.. - Похоже вывихнул запястье, благо не сломал. Но точно ушиб. Оглядев свою травму и убедившись, что нет серьёзных смещений, переломов и прочих неприятных вещей, художник вправил запястье с лёгким щелчком, при этом зашипев что-то на непонятном языке. - Это всё из-за тебя, ублюдок... убирайся, мать твою... - Приподнявшись на колени, он так наклонился, ухватившись другой рукой за перекладину крыльца, что задел свои солнцезащитные очки. Те слетели и упали на гнилые доски. Мортен неуклюже рванулся за ними, охваченный ещё большей внезапной паникой, и вместо того, чтобы поднять, задел ногой и откинул их вместе с перештопанным туеву кучу раз тапочком в сторону незваного пришельца.
- Нет... - Хриплым шёпотом, испуганно взирая на врага. - Н-не-нет... - Застыв в столь неудобной противоестественной позе, подметая краями потёртой грязной шинели пол. - Нет. - Боясь моргнуть, не веря произошедшему, забыв дышать, лишь слыша стук набата в висках. - НЕТ! - Возопив, рванулся он внезапно на чужака и не заметил, что зацепился волосами о дырку в проломленных когда-то досках крыльца. - Агрх! - Упав обратно, Мортен взвыл, дезориентированный и не понимающий, что делать, отцеплять волосы, прятать лицо или возвращать свои очки, а заодно прогнать врага. В итоге боль, слабость и полный хаос в голове поддались страху, и он сжался в комок, пряча лицо в грязных руках.

+1

16

Наблюдая за незнакомцем, который изрыгал из себя ярость, как дракон – пламя, путаясь в потоке собственного безумия, Кенни прямо-таки услышал звонкий треск, с которым разрушились его надежды. Мало того, что у мужчины были не все дома – подросток уже настолько в этом убедился, что готов был выдать тому медицинскую карту – он ещё и оказался весьма агрессивным и буйным существом. Интересно, для такой клинической картины лучше подошли бы транквилизаторы или нейролептики? Нейролептики, наверное. Они часто используются для подавления вспышек агрессии, правда, способствуют расщеплению личности, если таковое имеется.
Парень потряс головой. Какие вообще, нахрен, нейролептики?! Определённо надо читать поменьше всякой хрени. И вообще читать поменьше, быть может?
Если бы безумец двигался с большей проворностью, кто знает, отважился бы он напасть на беспричинно ненавистного прохожего? Подобная схватка не закончилась бы для Колфилда ничем хорошим, уж слишком бросалось в глаза различие их габаритов. На мгновение ему пришла в голову мысль, наверняка единственная здравая за этот день, что стоило бы последовать отчаянным советам и убраться восвояси. Надо же, иногда и у Кенни просыпался голос разума. Кто бы мог подумать…
Но юноша, естественно, оставил этот голос без внимания. Его психика давно прошла закалку гневными нападками со стороны родителей, одноклассников, прочих школьников, а вот наблюдать за страданиями сородичей он не привык. Необычная смесь лёгкого испуга, удивления и сочувствия не позволила ему умчаться прочь, как лихорадочно приказывал рассудок.
- Успокойся, мне не нужен твой дом, - парнишка вновь попытался убедить мужчину, твёрдо повторяя, - я хотел помочь, честно.
Осторожно наклонившись, он поднял чужие очки. В темноте трудно было как следует оценить нанесённый им ущерб, если таковой вообще был, но по крайней мере стёкла держались на месте и даже без видимых трещин. Ха, а смартфон сразу спасовал. Технологии, называется…
- Держи, - Кенни протянул незнакомцу очки, как дети протягивают дикой собаке руку, чтобы погладить, опасаясь при этом, что та их укусит, - извини, что напугал тебя. Я думал, что ты без сознания. Ты меня помнишь? Я оставил кое-какие съестные припасы на скамейке в тот вечер. Ты их нашёл?
Вполне вероятно, что мог и не найти. Судя по всему, безумец вообще не был настроен принимать помощь от окружающих – скорее всего, он просто ушёл, проигнорировав обещание подростка, который ждал его на условленной точке, пока не замёрз, а потом получил нагоняй от родителей, крайне удивлённых внезапным опустошением запасов еды. Нехватка обнаружилась утром, и школьник, который провёл ночь практически без сна, не смог сходу придумать правдоподобную версию таинственного исчезновения продуктов.
Теперь дистанция, разделявшая безумца и юношу, выглядела довольно опасной. Что ж, в крайнем случае… Не слишком ли самонадеянно полагаться на свою скорость бега? Неуклюжий мужчина оказался на редкость травматичным бедолагой, и Кенни хотел убедиться, что с ним всё в порядке – хотя бы в относительном. Позвать врачей, конечно, никогда не поздно, но если незнакомец и на них отреагирует аналогичным образом, лечения нейролептиками в какой-нибудь психушке ему точно не избежать.

+1

17

Помочь? Этот человек хотел помочь?
В спутанном сознании никак не могла уложиться подобная вероятность чей-то бескорыстной помощи. Но всё-таки произносимые слова чужим ртом, не желающие прекращаться, в некотором роде начали успокаивать возбуждённого разного рода эмоциями художника. Теперь, когда расстояние между ними было меньше, а Мортен решил прислушаться, он начал находить знакомые нотки. Приподняв голову, но не убирая от лица грязные руки, мужчина посмотрел поверх пальцев исподлобья на склонившегося к нему чужака.
Вот они! Его очки! Его защита!
И Мортен выхватил свою чрезвычайно важную вещь, и нацепил её на место, как-то слишком подозрительно резко успокоившись, словно и не было никаких недавних криков и угроз.
Долгий пронзительный взгляд через чёрные непрозрачные стёкла на лицо незнакомца. Скорее всего на деле это длилось каких-то несколько мгновений, в реальности же Мортена данный зрительный сбор информации происходил несколько минут.
- Пошли! - Резко поднявшись, он вновь взвыл. Но на этот раз не от страха и боли, а от ярости. Высвободил свои спутанные светлые волосы, перепачканные и в пыли, и в краске, и в грязи, да с силой шарахнул кулаком в злополучную стену крыльца, проломив неплохую дыру в гнилых досках.
- Пошли! - Кидая в сторону "синего" уже не нейтральный призыв, а агрессивный приказ, он направился тяжёлой покачивающейся походкой в свой дом, скрипя половицами. Дверь так же отворилась с громким протяжным звуком, специально не смазанная, чтобы быть в курсе, если кто-то вознамериться войти без приглашения.
В комнате было темно, но мужчина безошибочным движением нащупал керосиновую лампу и повернул фитиль. Во Тьму тут же мягким светом вгрызся озорной огонёк пламени, настойчиво освещая пространство. Мортен сделал пламя тише и прошлёпал до стола, заваленного какими-то мисками, чашками, книгами и кистями с красками. Посреди всего этого добра царственно возвышались восковые свечи разной степени живучести. Расчистив рукой место, мужчина опустил керосиновую лампу и, взяв полупустой коробок спичек, что покоился тут же, зажёг каждую свечу. Стало намного светлее и уютнее. Угрожающие тени тут же затанцевали по обшарпанными тёмным стенам, криво окрашенным разными цветами, будто бы кто-то впопыхах пытался что-то спрятать за слоями краски. Прыгая с плетёного кресла на старый потрёпанный кожаный диван, с покосившихся окон на когда-то добротный комод, обрисовывая беспорядок, но всё же намекая на присутствие жизни в этом обветшалом доме.
Мужчина, всё так же молча, высокой, чуть сгорбленной, угрожающей фигурой в длинном грязном пальто прошлёпал до резной высокой тумбы, где стоял старинный граммофон, и крутанул ручку. Раздался низкого качества звук, но всё же довольно приятный. Концерт №2 Рахманинова в исполнении виртуозного советского пианиста Святослава Рихтера разбавил гнетущую тишину и тяжёлое сопение хозяина дома.
- Будешь чай? - Мортен неуклюже обернулся и сурово воззрился на юношу, как ни в чём не бывало. Музыка его успокаивала, без неё сейчас было просто невозможно. Одна из тех незаметных для него самого защитных материй.
- Хотя у меня и чая-то нет. Зато вода есть. - Дождевая. - Могу погреть. - Он нахмурился. - Что так смотришь? В первый раз человека увидел? - И неважно, что на самом деле агрессии со стороны гостя не было.

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-05-17 22:17:15)

+1

18

К счастью, вернув себе очки, мужчина заметно успокоился. Кенни мысленно выдохнул с облегчением вселенских масштабов. Ему хотелось поскорее убедиться, что несчастный безумец цел, и убраться отсюда подобру-поздорову. Повезло, что в школу завтра не нужно, и родители не будут ломиться утром в его комнату. Подросток предусмотрительно запер дверь, рассчитывая, что его не хватятся раньше полудня, и вылез на улицу через окно. Да, он вполне мог позволить себе припоздать и вернуться лишь с первыми лучами солнца… но торчать всю ночь возле явно нездорового ментально человека… слишком много приключений для одной ночи.
- Пошли!
- Что? – юноше показалось, что он ослышался. Оказалось, бедняга не просто потерял координацию, а ещё и умудрился запутать длинные светлые патлы – может, зацепился за гвоздь, в темноте Кенни точно не видел. Он замер, не понимая, что следует предпринять – помочь тому с волосами или предоставить и так взбешённому любителю независимости и самостоятельности самому разбираться с проблемой.
Неожиданно мужчина ловко расправился с удерживающими его досками и повторил своё приглашение. Правда, в этот раз его тон звучал едва не угрожающе.
Интересоваться, куда именно незнакомец вознамерился позвать за собой неформального подростка, Колфилд не стал. Всё было довольно очевидно – безумец уверенно направился в заброшенный, чудом до сих пор не развалившийся дом, похоже, не сомневаясь, что потенциальный гость последует за ним. И, разумеется, тот поспешил оправдать ожидания.
Скудное внутреннее убранство красноречиво говорило о том, что с виду нежилое помещение на самом деле обитаемо. Что ж, почему бы и нет – не в комфорте счастье, в конце концов, и в полуразваленной обстановке есть своя атмосфера особенной тёмной романтики. Вряд ли именно за ней гнался живущий здесь человек, но ему, тем не менее, удалось превратить жутковатые руины в нечто слегка уютное. Возможно, Кенни действительно смог бы насладиться открывшимся ему миром в полной мере, если бы только ему не пришлось находиться здесь один-на-один с тронутым, да ещё и потенциально агрессивным мужиком.
Кажется, при первом знакомстве воображение нарисовало юноше образ Харона. Теперь, вступив в чужие мрачные владения, он почувствовал себя в мире мёртвых, где-то далеко, за рекой Стикс, через которую этот самый Харон только что его перевёз. Вот только плату почему-то не взял…
- Э-эм, нет, спасибо, - Кенни слабо улыбнулся. Значит, съестные припасы так и не добрались до адресата, - у тебя тут… мило. Я никогда не был в похожей атмосфере.
С неприкрытым любопытством гость принялся рассматривать всё, до чего только мог дотянуться его пытливый взгляд. Где-то на задворках разума пыталась пробиться сквозь призму эмоций мысль, рождённая инстинктом самосохранения. Все же знают, как бывает, не раз американские триллеры демонстрировали такое: маньяк внезапно становится любезным (ну, относительно), заманивает жертву к себе в дом, а дальше дверь волшебным образом запирается, у маньяка в руках оказывается нож… крики жертвы никто не услышит, ведь на улице ночь, домишко стоит где-то на выселках, родственники не хватятся до следующего дня…
- Ты и правда здесь живёшь? – подросток обернулся на хозяина дома, освещая его заинтересованными искорками в глазах. – Как тебя зовут? Знаешь, я могу ещё раз передать тебе что-нибудь съедобное, только при условии, что ты это действительно заберёшь.
Бросив краткий взгляд в окно, Кенни попытался прикинуть, сколько времени осталось до рассвета. Вероятно, не стоит здесь засиживаться…

+1

19

- Конечно, не был! - Мужчина продолжил на той же повышенной, несколько агрессивной ноте, но поспешил вернуть безэмоциональность своему голосу, богатому на тональность, пустившись в серьёзные философские наблюдения. - Атмосфера не бывает похожей. Ничто и никто никогда и нигде не похоже. Даже если тебе кажется, что ты видел нечто похожее или чувствовал нечто похожее, это всё обман! Как воздух, которым мы дышим, меняется за доли секунд, так и всё вокруг и внутри нас. И даже без порывов ветра или выдыхаемого нами переработанного воздуха, пространство вокруг нас меняется само по себе - все молекулы находятся в постоянном движении. И ты, думаю, это понимаешь, ведь ты же школьник и знаешь это куда лучше, чем я. Ха. Если только, конечно, не прогуливаешь уроки. - Мортен криво улыбнулся, не показывая зубов, и продолжил сверлить взглядом мальчишку из-под чёрных стекол, в отражении которых танцевали языки пламени от свечей на столе.
- Нет, я просто прихожу сюда изредка полюбоваться звёздами и поразмышлять о жизни. Конечно, живу! Стал бы я так орать несколько минут назад, чтобы ты проваливал? - Мужчина скрестил перепачканные руки на груди и наклонил слегка голову, чтобы наблюдать за юным гостем исподлобья. Очки тем самым приоткрыли его глаза, но из-за низких бровей, которые к тому же чуть ли не извечно были нахмурены последние годы, и густых теней, царствующих повсюду из-за плохого освещения, мальчишке всё равно было не разглядеть ни его душу, ни её цвет.
- Почему я должен верить тебе? - Мортен заметил, как юноша поглядывал на окно, пусть и бегло. Он сверлил пацана внимательным "сканирующим" взглядом, словно пытался увидеть его насквозь, зацепиться за его душу, поглотить её и устроить в нише своей коллекции.
- Когда-то у меня была жена. Я любил её, жил ею, дышал ей. Как любил, жил и дышал своей работой, всем этим! - И он вместо рук использовал небольшой оборот головы, чтобы обвести "взглядом" данное помещение. Сам же не отрывал цепкого взгляда, впившегося в лицо мальчишки, словно клещ. - Всё ради неё и наших будущих детей! Но видимо рисовать и творить я любил больше, раз она предала меня и ушла. Та, которой я верил. Та, которой жил. Та, которую любил. Скажешь, нелепо? Скажем, глупо? Ты - испорченный прогнивший подросток, коих сейчас тысячи, нет, миллиарды! И мне тебя жаль, если ты ни разу ещё не испытывал хотя бы малой капли этого чувства. Так почему я должен поверить тебе? Какому-то фрику, сынку копа, избалованному мальчишке из благополучной семьи? Чтобы ты ушёл и вернулся потом со своим папашей, его людьми и прочими законниками? Чтобы меня лишили дома, этого места? Этих прогнивших досок, напоминающих мне о прогнившей любви и доверии, о прогнившей собственной душе?! Или ты уйдешь, чтобы вернуться? Возвращаться вновь и вновь, как к бездомной старой блохастой псине, подкармливая и жалея, удовлетворяя собственное лицемерное самолюбие? Ты веришь в параллельные миры? - Интонация Мортена переменилась так же внезапно, как и тема разговора. - Как думаешь, где-то там есть мир, в котором мы знакомы? Быть может, это я тебе в нём пытаюсь помочь и вытащить твою задницу из грёбаного дерьма? Я не упускаю такой возможности, ха! Всё это - бесконечные вероятности и переплетения, расчёты и коварные манипуляции кого-то, кто играет всеми нами, как марионетками, переключая эти самые реальности, как вкладки браузера! Ха-ха!

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-05-31 17:43:23)

+1

20

А полоумный хозяин полуразрушенного жилища оказался настоящим философом. Кенни с искренним интересом слушал размышления, порождённые может и больным, но вполне рационально функционирующим мозгом. Ученик из подростка вышел так себе, именно по причине, которую мужчина ловко подметил, что не мешало школьнику успешно черпать знания из других источников. Мир и правда меняется, и в реальном смысле, и в абстрактном, безумец, безусловно, прав в своих утверждениях, неясно лишь одно – в какую сторону?
- Ты вовсе не должен мне верить, - Кеннет пожал плечами, ведь у него и в самом деле не было веских доказательств собственной порядочности, скорее напротив, неформальный внешний вид и тот факт, что он по ночам совершает тайные ночные вылазки, представляет его в отнюдь не приглядном свете. Да и можно ли доказать что-то сумасшедшему, который упорно цепляется за единственную точку зрения? – но ты ведь ничего не потеряешь, если это сделаешь. Еда либо окажется в условленном месте, если я не лжец, либо не окажется, если я всё-таки тварь, а ты сам ничего не теряешь.
И тут мужчина взорвался. Взорвался целой очередью слов, исповедью, стремящейся обличить грехи человечества – ну или как минимум стоящего рядом с ним парнишки. Сам юноша с трудом верил в происходящее, всё это казалось каким-то мрачным фарсом, как в отвратительных триллерах, которые хорошо выдерживают напряжение, но перебарщивают со спецэффектами.
Слушая его речь, однако, Кенни проникся сочувствием к безумцу – если эта история, конечно, правдива, а не является плодом измученного воображения. Посыпавшиеся несправедливые обвинения здорово насторожили его, в кое-каких ему даже почудилась угроза. Неожиданно манящая и любопытная сперва атмосфера жилых руин быстро растеряла свою привлекательность.
Пацан нервно сглотнул и попытался осторожно защитить свою честь, не повышая голос:
- Ну слушай, если бы я действительно собирался кого-то на тебя натравить, я бы это уже сделал. К тому же, если бы мне такое всё-таки пришло в голову, отец бы мне никогда не поверил – он обычно не воспринимает всерьёз то, что я говорю. Я же, честно говоря, не избалованный, я испорченный, - он тоже позволил себе кривую улыбку как жестокую насмешку над самим собой, - избаловать может только кто-то кого-то, а испортиться можно и самому.
Вопрос про параллельные миры сбил юного оратора с толку. Про теорию параллельных миров он, конечно, неоднократно слышал, но безумец придал ей совершенно невероятную, болезненную форму.
- Я читал… - Кенни нахмурил лоб, припоминая, - читал, что есть даже научно доказанная теория, что каждое-каждое событие нашей реальности даёт потенциально бесконечное множество вариантов собственного дальнейшего развития. И каждое такое развитие даёт начало новой вселенной. Вот так… если я ничего не перепутал. Тогда получается, где-то есть вселенная, в которой я прошёл мимо твоего дома, а где-то есть вселенная, в которой ты тогда прошёл по парку намного позже после того, как я покурил и ушёл домой, а ещё где-то есть вселенная, где твоя жена не оказалась предательницей, и вселенная, где моя мать всё-таки сделала аборт, и я не родился. Хм, я об этом вообще не задумывался, прочитал и забыл… - он беззлобно усмехнулся, приятно удивлённый, что диалог с сомнительно адекватным человеком подбросил такую пищу для размышлений. Врачи очень сильно заблуждаются насчёт своих пациентов – человек может тронуться рассудком, его поведение может стать опасным, но клиническим идиотом он из-за этого точно не становится. Поэтому разумная, хоть и надломленная личность безумного вызывала сильнейший интерес.
- А меня, кстати, зовут Кеннет, - подросток вдруг взял и представился, желая вызвать тем самым незнакомца на контакт поближе, - Кеннет Колфилд. Ну, просто Кенни. А тебя? – так уж ему захотелось обязательно узнать чужое имя!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » dark romantic