Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » нас ожидают приключения!


нас ожидают приключения!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники:
Draco J. Marder и Rikendra Longman
Место: Беверли-Хиллз, в семье Мардер
Время: 25.07.1998 года
Погодные условия: отличная летняя погода
О флештайме:
В семье Мардер появилась новая личность, возможная сестренка.
Немного странная девочка, но ведь и один из близнецов не так обычен.

Отредактировано Rikendra Longman (2016-05-12 14:15:03)

+1

2

[AVA]http://gloss.ua/file/person/08/09/03/1220435091_1604374640.jpg[/AVA]
http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15577.jpg

комнаты

http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15583.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15584.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15585.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15586.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15587.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15588.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/10/15589.jpg
http://img.dlyakota.ru/uploads/posts/2012-11/dlyakota.ru_design_amerikanskaya-kvartira-v-moskve_5.jpg
http://4.bp.blogspot.com/-CEFiYP2W2UE/T-wvQ4IG8BI/AAAAAAAAAVc/XBBlZXWhyeo/s1600/2.RGB_color.jpg
http://ticca.ru/wp-content/uploads/amerikanskiy-flag-13.jpg
https://improvemedia3-st.cdn.ngenix.net/uploads/photo/file/9b/9bfa/main_post_9bfae4e7-b208-4fe0-a13d-f0e60dc9b9a2.jpg
http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/09/13822.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/11/18823.jpg http://www.usualhouse.com/wp-content/uploads/2013/12/19334.jpg http://homester.com.ua/wp-content/uploads/2014/05/traditional-bathroom51-610x481.jpg http://happymodern.ru/wp-content/uploads/2015/03/amerikanskiy-stil-v-interiere-351-650x451.jpg

Все вы, конечно же, слышали о районе Беверли-Хиллз и самом популярном почтовом индексе — 90210. Но. скажу вам честно, делать там практически нечего, и скучнее место еще нужно поискать. Беверли-Хиллз находится совсем даже не там же где Голливуд, а он скорее ближе к Санта-Монике, на приличном удалении от столицы шоу-бизнеса. А как следствие и другая неожиданность: здесь практически не живут знаменитости. Нет, у многих здесь есть дом или зарегистрированный адрес ибо престижно, но они здесь не живут. Это город докторов и адвокатов. Семья у Драко вполне типичная для своей среды : отец - судья, а мать - адвокат. Да, и дом у них совершенно обычный и ничем не примечательный : ухоженный двор, лужайка, разноцветные цветы, высаженные стройными прямыми линиями, геометрические кустарники. Так и проедешь этот дома, даже не запомнишь и не обернешься, чтобы посмотреть на него еще раз, ведь впереди такие же дома, разве что цвет крыши и кровля другая. И хотя каждый дом всё же отличается от другого, все они в общей картине выглядят однотипно, как на подбор. Для маленького Драко слово "дом" означает что-то теплое и родное, но с каждым месяцем это теплое и родное ускользает сквозь пальцы, ведь хранительница очага - женщина, то есть его мать. А есть мать ведет себя, как чужая, то где взяться теплу в доме? Жаклин - слишком амбициозна и традиционна. У нее всё должно быть по стандартам и правилам, шаг влево, шаг вправо, и жизнь плывет под откос. Она еще не оклемалась, после того, как узнала, что один из её сыновей не такой, как все, и очень боялась, что об этом узнают другие. Драко теперь реже видел своих родственников, а с любимыми бабушками разговаривал только по телефону. Мардеры уже пропустили пару семейных праздников  из-за странных конфузов, происшествий, которые тщательно планировала Жаклин. Нет, она просто не могла допустить Драко к общему столу. Вдруг ему взбредет поговорить с воображаемыми друзьями? Резко закричать, испортить праздник? И хотя дети в этом возрасте часто придумывают себе друзей, Жаклин знает, что его друзья для него самого очень даже реальны. Её сын бракованный, от него нужно избавиться, но пока такой возможности просто нет, ведь отец души в нем не чает. Жаклин будет страдать и мучиться, будет мужественно терпеть этого неправильного букашку в своем доме, а потом обязательно запечет его в психиатрическую клинику. Там его окончательно добьют, а она будет счастлива с двумя здоровыми детьми, у которых на лбу написано "светлое будущее". Есть в неё отдушина - Фрида, которой всего четыре годика, но она уже может похвастаться сообразительностью, ловкостью и мозговитостью. Жаклин пытается оградить ее общение с кудрявым братом, но девочка всегда тянет руки только к нему, что еще больше раздражает женщину. Еще бы! Она просто не может понять, откуда у Драко столько харизмы и обаяния, чем он так завлекает окружающих, и почему все его выходки остаются безнаказанными. Но больше мать раздражает безграничная любовь своего ребенка. Когда Драко обнимает ее, виснет на ноге, целует в щеку, ласково говорит о том, что она самая красивая, самая добрая, самая заботливая мама в мире, Жаклин отворачивает взгляд в сторону и мысленно считает до десяти. Она не хочет слушать его, она не хочет протянуть ему свои руки и обнять в ответ. Её просто всё равно, материнский инстинкт не работает, но маленький Драко пока этого не чувствует, а терпение Жаклин не железное, и она уже не может скрывать своих истинных чувств, часто наказывая мальчика и срываясь на нем. Позже, Драко отплатит ей сполна, однако, это другая история, а пока ему восемь лет и он беззащитный, как маленький ягненок.
Драко ощущал гнетущее одиночество, скитался один по двору в поисках развлечений, но всё одно и тоже. Брат и сестры были на кухне с матерью, а Драко - наказан, он нечаянно разбил кружку, которая никому не была нужна, но Жаклин среагировала на его проступок крайне агрессивно. "Я теперь не буду ходить, не буду дышать. Ничего не буду, чтобы ничего не сломать, не разбить, не уронить." - мальчик тяжело вздохнул и сел на порог дома. Светило яркое солнце, где-то пели птицы, но его настроение совсем не соответствовало погоде.
С замиранием сердца Драко увидел, как подъезжает машина отца. Сегодня он приехал рано, обычно дома он появляется не раньше восьми часов вечера. Мальчик видит, как сияет улыбка отца, он радостно машет ему маленькой ручкой, а отец, в ответ, открывает окно машины и что-то выкрикивает. Кудрявый никак не может расслышать, о чем он говорит, но замечает на переднем сидении еще одну голову, темную и маленькую. Драко слышал, что к ним скоро приедет погостить  одна девочка, и, возможно, она останется с ними навсегда.
Драко встает, хочет побежать к машине, ведь любопытство берет вверх, но в этот момент  резко открывается дверь и за локоть его берет мать.
— Поднимайся к себе наверх и не выходи из комнаты, пока я не скажу. - Драко оборачивается, смотрит на девочку, хочет возразить, но локоть  сжимается еще сильнее, и он, покоряясь собственной матери, быстро бежит наверх. Мальчик открывает окно, немного высовывает туловище, чтобы лучше было видно, и наблюдает за происходящим. Девочка уже около крыльца, ее встречает Жаклин. Драко видит, как она ее обнимает и жестом приглашает в дом. "Все-таки не справедливо, что меня сюда послали. Интересно, она успела меня заметить?"

+2

3

Жизнь Рикендры должна была стать обычной и не примечательной. Но стала такой же странной, как и имя девочки, а потом и сама малютка начала изменяться шажочек за шажочком к чему-то иному, или просто другому. И это пугало тех, у кого жила девочка. Они видели изменения. Они знали, что девочка общается с воображаемой подругой, в которую верит чересчур сильно. Пугливая и тихая Рикки нуждалась в своей более смелой, резкой подруге. Да, хоть та и была выдуманной, по крайней мере, так считал новые почти приемные родители. Кендра прожила в новой семье всего-то месяц, пока не появился незнакомый мужчина.
Он был не похож на ту семью, в которой проживала девочка, он был таким улыбчивым и милым. Он как будто бы внушал чувство покоя, умиротворения, защищенности, хотя Рикки пока не знает этих слов. Тогда Рикендра чуть не разрыдалась, когда к ней обратился тот мужчина. Ведь он не говорил так резко как те. Он же не знал, что та самая маленькая худенькая девочка выглядящая покинутой меняется. Потом этого мужчину увели не совсем родители, они о чем-то разговаривали час или около того. После они вышли и супруги, что успела пожалеть о решении взять Рикки себе, выглядели как-то слишком счастливо, как будто бы некий непосильный груз свалился с их плеч и теперь они могли не только распрямиться, но и дышать свободней. А мужчина, перед тем как уйти сказал малышке на прощанье.
- Я еще вернусь! – и Кендра поверила всем своим детским сердечком. Она даже не огорчилась, что придется вновь собирать вещи, а потом переезжать в какое-то другое место. В тот день девочка с энтузиазмом собирала свои вещи. Она представляла себе новый дом, такой просторный, светлый и уютный, как было в доме ушедших в некий иной мир родителей. Она все еще помнила, как хорошо там было.
После начались несколько дней ожидания. Кендра постоянно донимала не состоявшихся приемных родителей с вопросами: «А когда приедет тот дяденька?», «А вы знаете, куда я поеду?», «У меня будут братики и сестрички?», А там есть сладости?», «А там есть другое дети?» и так далее. К тому же в эти дни не было провалов в памяти. Кендру не огорчило и то, что не появлялась подруга, которую называла Герта. Эта девочка была слишком резкой и грубоватой, но зато оказалось, что она вполне может выслушать и даже немного поддержать.
И вот настал тот самый день, восхитительный, неповторимый и такой чудесный. Рикки сразу же увидела, как к дому подъезжает машина, а из нее выходит тот самый человек, что пообещал вернуться. И словно маленький щеночек Рикки метнулась в сторону двери. Как только дверь открылась девочка громко и почти уверенно произнесла:
- Здравствуйте! – при этом улыбаясь. Потом она понеслась к себе в комнату, где ухватилась за ручки сумки и потащила ее вниз, так как поднять эту сумку девочка могла с большим трудом, поэтому-то она и стала тащить по полу сумку. К счастью вскоре подоспел мужчина. Он-то и унес сумку, в которой лежали вещи девочки, а еще у нее был рюкзачок, в который были с трепетом уложены самые дорогие сердцу вещи.
- А новый дом далеко? – Вообще маленькой Кендре просто любопытно, она выслушивает ответ и кивает, хотя не все понимает. И еще улыбка мужчины напоминает ей улыбку отца, он тоже улыбался, когда смотрел на свое маленькое чудо. А потом была довольно долгая дорога до этого самого нового дома, но Кендра почти предвкушая встречу, от этого почти не обращала на накапливающуюся усталость. Разум девочки был переполнен радостью. Да и погода была просто чудесной.
Еще когда они подъезжали к дому, Кендра подумала, что этот дом так же похож, но тот в котором она жила до этого, да и а дом родителей тоже чем-то походил. Но даже этот факт не мешал малышке с интересом разглядывать, все то, что было ей видно. Когда машина подъехала к дому Рикки мельком заметила чью-то кудрявую голову, хоть разглядеть и не успела. Но нужно было выходит, и тут девочка  испугалась.  Она с надеждой посмотрела на мужчину, которого как, оказалось, звали Ральф Мардер. Но увидев улыбку, девочка все же вышла из машины не забыв прихватить с собой рюкзачок.
Рядом с домом стояла женщина, она казалась приветливой, но тогда, спустя несколько дней отсутствия, появилась Герта. Она как всегда выглядела слегка недовольной. Но что можно было ждать от Герты?
- Она мне не нравиться! – указывая на женщину, произнесла Гертруда. Хотя в этот момент ее видела только Кендра, поэтому и слов, что произнесла девочка постарше, никто не мог услышать.
- Здравствуйте, - несколько неуверенно поприветствовала женщину девочка, не обращая внимания на слова подруги. И ее тут же обняли. Какое знакомое чувство и такое противоречивое. Ведь все обнимали Кендру в начале, а потом постепенно начинали смотреть совсем по-другому. Только вот сама Кендра не понимала, в чем же она провинилась. Но кто был действительно недоволен и не соответствовал тому прекрасному летнему дню, так это Гертруда.
- Она не станет тебе мамой, и он не станет тебе папой, они все равно отдадут тебя другим людям, а что потом? Давай сбежим, я буду защищать тебя! – Так много слов от обычно немногословной Герты. Но Кендра не спешила отвечать, она опасалась, что на нее опять будут смотреть так же странно, как когда она разговаривала при всех с подругой. Уже оказавшись в доме девочка, предварительно удостоверившись, что новые родители заняты, помотала головой в знак отказа от предложения Герты. Но воображаемая девочка лишь пожала плечами, будь она на месте Кендры, то не стала бы думать, а убежала бы давным-давно.
А потом девочка услышала, как ее зовут. Как оказалось ей собирались показать, где она будет жить. А еще Кендру радовало, что в этой семье есть дети.

+2

4

[AVA]http://gloss.ua/file/person/08/09/03/1220435091_1604374640.jpg[/AVA]
Драко видел, как его мать обнимает совершенно чужую девочку, но не испытывал ревности. Он чувствовал, что где-то здесь есть подвох, но ему было немного обидно, ведь мама не обнимает его просто так ни за какие коврижки. Хотя иногда она ласково целует его в щеку и может приобнять за плечи, но бывает это только тогда, когда рядом отец. Она смотрит на него, всем видом пытаясь показать, вот, смотри, я люблю нашего сына так же, как и ты. Я вовсе не бесчувственная стерва, да. И отец верит, ему ведь в голову не может придти, что его дорогая Жаклин имеет каменное сердце, если вообще его имеет. Да, все пытаются угодить отцу Драко. Он - многоуважаемый человек, и его есть за что уважать. Он человек старой закалки, с железными, непробиваемыми принципами, активной гражданской позицией и всепоглощающей добротой, что изо дня в день выливается на близких, друзей и просто тех, кому посчастливилось побыть с ним рядом. Но есть в его характере один минус, которым так умело пользуется его жена. Наивность. Вы спросите, как судья с многолетним опытом может сохранять в себе подобную черту? Поразительно, но факт. Семью и ее членов он воспринимает, как что-то идеальное, близкое к совершенству. Жаклин для него воплощение женской мудрости, безграничной любви и бескорыстного материнства. Увы, он будет свято верить в это еще долгие годы, пока пазл за пазлом не сложится совершенно иная, мрачная картина. Драко боготворил отца, и для него все дни были созданы лишь для того, чтобы дождаться вечера, машину и его улыбку. Но Ральф приходил уставшим и озадаченным, и чисто физически не мог уделить много времени сыну, но Драко радовался и часу, проведенному вместе с отцом. Мальчик охотно знакомился с теми, кому улыбался отец, хотя по натуре своей он был достаточно неразговорчивым и робким. Друзья папы - мои друзья. - Драко сам придумал эту фразу и успешно ей следовал. Иное дело - Жаклин всё пыталась оградить его от любого общения, чем препятствовала новым знакомствам. Тоже самое происходило и сейчас. Драко съедало любопытство, но перечить матери он не хотел. Она его не била, не поднимала руку [пока что], но от одного осуждающего, испепеляющего взгляда ему становилось не по себе. Она, вроде бы, всем улыбалась и смеялась, а потом увидит сына, повернется к нему лицом и прожжет злыми, надменными глазами, а затем снова повернется к другим и будет улыбаться. Да, у Жаклин определенно имелся актерский талант.
И пока Драко горевал на втором этаже, внизу вовсю происходило первое знакомство.
Маленькая девочка сделала свои первые шаги в доме Мардер, вступив во в новую жизнь, правда пока еще не понятно, сколько такая жизнь продержится. 
— Ты будешь жить с Фридой, ей четыре годика. Думаю, вы быстро найдете общий язык. Ваша комната вот здесь. - инициативу в свои руки взял Ральф, оставив Жаклин на первом этаже. Он шепнул ей на ухо, чтобы та подсуетилась насчет обеда, а сам аккуратно взял маленькую ладошку девочки и поднялся вместе с ней на второй этаж. Драко услышал шаги и выбежал из комнаты.
— Отец! - кудрявый подлетел к своему папе и запрыгнул на его плечи, в ответ Ральф засмеялся и удивленно спросил :
— А ты чего сидишь в своей комнате и не выходишь? У меня для тебя сюрприз. - мужчина высвободился из крепких сыновних объятий и торжественно произнес фразу, которая в жизни каждого встречалась, как минимум сотни раз.
— Драко, это Рикендра, наша маленькая гостья. Рикендра, это Драко, мой сын. - мальчик вытянулся, выпрямил спину и протянул руку своей новой знакомой со словами " Очень приятно познакомиться." Он немного смущался, и будь его воля, давно бы спрятался за спиной отца, но мужское начало не позволило ему этого сделать, ведь не маленький уже, а она всего лишь девочка - бояться нечего. У девочки были длинные темные волосы и большие круглые глаза, и она чем-то напоминала ему Венсди из "семейки Аддамсов".
Ральф сказал, что скоро придет и ушел переговорить о чем-то с Жаклин, и двое детей остались наедине. Первую минуту было тихо, и Драко попытался сгладить это гробовое, неловкое молчание.
— Откуда ты приехала? Где жила? - детям диалог завязать легче, чем взрослым. Их не сдерживают рамки приличия, своя заносчивость, лицемерие. Они всегда говорят так, как есть на самом деле и спрашивают то, что им действительно интересно.
В комнате фриды была одна кровать и раскладной диван. Комната "на вырост" не предполагала наличие дюжины игрушек, раскиданных по всему ковру - Жаклин терпеть не могла беспорядок, и в каждой комнате должно было быть идеально чисто.
— Тебе здесь понравится. - мальчик взглядом окинул комнату сестры и сделал вывод, что девочки заживут здесь просто прекрасно. Он сцепил руки в замок сзади себя и без конца прокручивал этот замок - волновался. Драко так хотел, чтобы новая знакомая задержалась здесь надолго и они подружились, ведь хуже одиночества для него не было ничего на свете. Кудрявый часто смотрел в сторону двери, опасаясь, что зайдет мать и оттащит его от Рикендры, но ведь ведет он себя хорошо, почему должен снова и снова сидеть один взаперти?

+1

5

Кендра уже не первый раз проходила так называемый этап знакомства. При этом она каждый раз думала, что вот он тот самый последний раз, после которого уже не надо будет никуда ехать. Но так думала лишь Кендра, Герта же открыто сомневалась. Она никогда не стремилась скрывать свои мысли. Всегда говорила прямо и по существу, и Рикки казалось, что подруга очень похожа на взрослых. Вот и пока все находились на первом этаже дома, Герта не унималась.
- Как думаешь, насколько быстро они откажутся от тебя? – Герта как всегда хмурилась и с полным недоверием смотрела на мужчину с женщиной. Хотя если мужчина более или менее ей был симпатичен, то вот женщина. Девочка смотрела на «новую маму» Рикендры и что-то бубнила себе под нос. Зная Гертруду, Рикки могла предположить, что это были какие-то не очень хорошие слова. А вообще малышке дом понравился, как она и представляла себе, ну или может почти такой, но разве это так важно? Да ей вообще все нравилось.
А Герта то пропадала, то появлялась в другом месте. Она даже приближалась вплотную к женщине по имени Жаклин. В этот момент она показала женщине кулак, хотя конечно Жаклин не могла видеть эту угрозу.
- Если они сделают тебе больно, я тоже сделаю больно им! – гордо произнесла мрачная и не дружелюбная девочка. И Кендра верила подруге, но она не хотела, чтобы подобное произошло. А тем временем Кендра ухватилась за руку Ральфа. Похоже, он повел девочку смотреть комнату.
— Ты будешь жить с Фридой, ей четыре годика. Думаю, вы быстро найдете общий язык. Ваша комната вот здесь. – Эта новость совсем не огорчила Кендру. Девочка даже была рада, что не будет жить не одна в комнате. Хотя конечно одна она уже какое-то время не остается и все благодаря Гертруде, которая всегда была где-то поблизости. Хотя ее могла видеть лишь одна Рикки. А если девочка говорила, что у нее есть подруга, то ей попусту не верили. Это очень обижало малышку, а Герта лишь усмехалась, казалось, что ее забавляют попытки Рикки рассказать кому-нибудь о своей необычной подруге, почти сестре. По крайней мере, они так условились, что Герта старшая сестра Кендры. Весь путь до комнаты Кендра оглядывалась, ей было очень любопытно, а что там, а там. Но тут на встречу выбежал кудрявый мальчик. В первые несколько секунд Кендра слегка испугалась и смутилась и даже чуть ближе встала к мужчине. К счастью испуг быстро прошел.
- Какой кудрявый… - Слегка насмешливо произнесла Гертруда появившаяся рядом с мальчиком. Кендра не стала обращать внимания на это замечание, она и сама заметила, но Герта никак не могла промолчать.
Наверное, это был этот мальчик? – вдруг вспомнила Кендра тот момент, когда мельком видела кого-то кудрявого.
- Если только здесь нет еще кудрявых кудряшек. – Бесцеремнная и бестактная Герта ходила вокруг мальчика и разглядывала его. Кендра уже привыкла к такому поведению подруги, она была с самого начала такой. Мальчик произнес приветствие и протянул руку. Кендра видела такое, особенно когда к одним взрослым приходили другие, и они всегда так делали. Одни протягивали руку, говоря, что рады знакомству, другие пожимали и тоже что-нибудь говорили в ответ. Вот и Кендра повторила знакомый жест, она пожала руку Драко и сказала:
- Мне тоже, - хотя все равно получилось не слишком громко и немного смущенно. И как только мужчина ушел, стало тихо. Хотя нет! Гертруда маячила где-то рядом, что-то бормоча, она даже заглянула в комнату, из которой выбежал мальчуган. Правда вернулась она быстро. И даже сейчас она оставалась недовольной.
- Ага, откуда ты, а Рикки? – передразнила странная подруга девочки, ей это почему-то казалось забавным, а отличии от Кендры. Воображаемая подруга даже показала Драко язык. Только все это видела опять же именно Рикки.
- Я… - Кендра не знала с чего начать, она уже совсем перестала следить, где и когда побывала после… - Из Элк-Гров, там жили мама и папа, но потом они ушли в какой-то иной мир, а потом стала жить у разных тетей и дядей, - немного неуверенно все же сказала Рикки. Она до сих пор не понимала, почему ей столько приходилось переезжать от одних не очень знакомых людей к другим. И что более важно, почему она не могла попасть к родителям.
- Мне уже нравиться! – как-то неожиданно уверенно сказала Рикки. Она оглядывала новую комнату, как вдруг увидела подругу. Та стояла рядом с Драко и приставив к его голове руку показывала, что у того вдруг выросли рожки, при этом она улыбалась, а вот Кендре это не понравилось. Она даже попыталась скопировать тот взгляд, которым на нее смотрели в семьях, после очередного провала в памяти. Ведь иногда во время забытья Кендра делала что-то совсем ей не свойственное и не совсем хорошее. Могла, например, вазу разбить или еще что.
- Не надо! – Кендра неожиданно для самой себя произнесла эти слова вслух и шагнула вперед к мальчику, а не подумала и тут же испугано посмотрела на Драко. Как он вообще отреагирует на такое? Потому что все кто заставал нечто подобное, сперва спрашивали, с кем говорит девочка, а потом смотрели как-то странно словно не верили, а может еще по какой причине или причинам.
- Я… - Рикки растерялась, она не знала, что же сказать в данном случае. А что если Драко испугается? Рикки замялась, на ее щеках проступил легкий румянец. Она сцепила ручки впереди, опустила голову, стараясь не смотреть на мальчика.
- Трусиха! – как всегда недовольно и раздраженно буркнула Гертруда. Она уже успела переместиться к Кендре и теперь стояла рядом. – Он тебя не покусает, а если попробует… Ты знаешь, что будет? – Вопрос Гертруды был скорее утверждением и не требовал ответа, потому что Кендра знала, не хотела думать об этом, да и произносить вслух тоже. Вздохнув, Рикки подумала: "Знаю!".

+1

6

[AVA]http://gloss.ua/file/person/08/09/03/1220435091_1604374640.jpg[/AVA]
Драко всегда был рад новым знакомствам, даже невзирая на тот факт, что от части мальчик понимал, как косо на него иногда поглядывают сверстники. Доброта и открытость кудрявого позволяла ему не обижаться на этим маленькие мелочи и вновь и вновь пытать свое счастье, и может, все-таки ему удастся завести настоящую дружбу? Дети, конечно, намного светлее и жизнерадостнее взрослых, но даже среди них Драко попадались жадные, глупые, драчливые мальчишки. Они мастерски гоняли кошек, дергали их за лапы, кидали камни в голубей и крали конфеты с жвачками из магазинов, но Драко никогда не уподоблялся им и всегда отходил в сторону. Те мальчишки считали его трусом, но голубоглазый уже в столь юном возрасте прекрасно имел представление о трусости и храбрости, мужественности и доброте, и не считал себя изгоем. [пока не считал; пройдет пару лет, и он сдастся] С девочками же заводить дружбу было куда легче. Он с ними был на одной волне, как бы странно это ни звучало. Именно поэтому его дружба с Николь длилась с самого детства, и за всё время не было ни единой ссоры, а мелкие недопонимания тот час испарялись, когда кто-нибудь их них просто улыбался. И сейчас голубоглазый чувствовал, что точно найдет общий язык с новой сестрой, но была ли так в этом уверена сама Рикендра?
Они обменялись "взрослым" рукопожатием, что для Драко означало лишь одно: "она готова к переговорам, и ее с легкостью можно переманить на сторону наших деловых партнеров". Эту фразу кудрявый часто слышал, как в фильмах, так и от отца. Жизнь в семье, где все кругом сплошные юристы, оставляет отпечаток с раннего детства.
— Ничего. Ты намучилась, а теперь ты с нами. - рассудительно, с пониманием произнес мальчик. — Наш папа очень добрый. Я тебе сегодня обязательно про всех всё расскажу. И про Фриду, и про Элиаса. - Драко ничего не сказал про маму, выбрав просто молчание. Врать он совсем не умел, сколько бы не пытался, его почему-то моментально ловили на лжи. После очередной такой попытки мальчик пообещал сам себе, что больше никогда не будет врать, но нашел другие инструменты увиливания от правды. Одно из таких, как раз-таки, молчание.
— Отец мне приставку недавно подарил. У меня много игр. Когда погода будет плохой, мы будем играть. - Драко изначально думал, что если Рикендра сюда приехала, то это только навсегда. Что может случиться, чтобы эта маленькая, невинная девочка с большими глазами кому-нибудь взяла и не угодила? Да еще настолько сильно, что ей тут же дали пинок под зад из дома, швырнув на плечи кому-нибудь другому, а кому - плевать. Странно всё это.
Они так и стояли друг напротив друга, неспешно, робко ведя разговор, как вдруг тихий голосок новой знакомой резко трансформировался в крик. Драко не понял, что произошло и чего не надо делать и почему Рикенда так стремительно сделала шаг к нему навстречу, но виду не подал. Голубоглазый решил, что ему просто показалось. Так ведь с ним бывает - увидит что-нибудь, спросит у брата, видел ли он тоже самое, а брат отрицательно покачает головой. Драко привык видеть то, что другие не видят, хоть и происходит это пока достаточно редко.
— В моей комнате есть много конфет и шоколадок. Пошли угощу. - голубоглазый решил перевести тему и уверенно пошел к себе в комнату, зазывая жестом и Рикендру. Драко достал из шкафа большую, разноцветную коробку. — Вот, покопайся там и бери всё, что захочешь. - он открыл ее, и перед носом девочки предстало огромное количество разных фантиков. Круглые, продольные; шоколадные, с мармеладной начинкой; вафельные батончики и шоколадки - это целая коллекция, которую Драко собирал долго и с особым трудом, ведь мама отбирала у него сладкое, говорила, что он не заслужил, но мальчик не был с ней согласен.
— Сейчас, скорее всего, нас позовут на обед. А потом мы можем пойти на речку. Хочешь? Правда, мама не разрешает, но мы можем сказать, что просто идем гулять, а сами...  Там есть тарзанка. - воодушевленно сказал Драко и начал в красках описывать то самое место, которое так хочет показать Рикенде. Кудрявый ни на секунду не останавливался, и всё говорил, и говорил, хотя всегда любил больше слушать, чем что-то рассказывать. Но сегодня особенный день - у него появилась сестра. Драко не знал, откуда берутся дети, но понимал, что рождаются они совсем маленькими, а потом вырастают, а Рикенда приехала к ним в дом уже большой, тем более у нее уже были родители, а это значит, что его мама и папа здесь не при чем, но всё равно их что-то связало.
— Может, когда одни родители уходят в другой мир их автоматически заменяют другие родители? - тихо и задумчиво прошептал Драко скорее себе, нежели своей новой знакомой.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-05-18 22:25:45)

+1

7

Переезды, довольно частые, между прочим, были основной проблемой Кендры. Только она успевала с кем-то подружиться, как ее уже забирали в новый дом. И так раз за разом. Кендра почти привыкла, даже идти на контакт с детьми, начала идти с неохотой, но не в этот раз. В отличии невидимой никому Гертрудой, но откуда же могла знать Рикендра, что в моменты забытья она начинает вести себя как Герта. Конечно, только пока девочка это не знает, но в будущем обязательно раскроет эту тайну.
И вот оказавшись в новой семье, Кендра уже думала и надеялась, что это последний раз. С этим, что удивительно, была согласна Гертруда. Она тоже не хотела переезжать так часто, однако, она не могла совладать со своими эмоциями, особенно негативными. Вот и вела себя неподобающе, а в итоге попадало Кендре. И все же втайне от своей реальной подруги Герта, так же как и Кендра надеялась, что переезды вот-вот прекратятся, и они заживут спокойней.
Намучилась? Кендра пожала плечами. В каждой новой семье девочке говорили, что-то в этом духе: «Вот теперь ты и дома!», «Мы никому тебя не отдадим малышка!» и так далее. Но исход и так известен, а взрослые так и не сдержали своих обещаний. Поэтому мучительно было лишь в начале, а потом началось привыкание.
- Вас так много! - Кендра улыбнулась, она еще не знала этих детей, в смысле Элиаса и Фриду, но уже надеялась с ними подружиться. А еще Кендру радовало, что теперь можно было общаться не только с Гертой.
- Правда-правда? А научишь играть? – Тут же выпалила Кендра, услышав о приставке. Если девочка и переезжала из семьи в семью, это еще не значило, что она не знала о такой вещи как приставка. К тому же она видела это устройство у одной девочки, вернее у ее брата. Но вот поиграть ей так и не удалось. Она даже на миг представила, каково это играть в приставку. После чего Кендра улыбнулась своим мыслям.
- Приставка, конфеты, а он мне начинает нравиться, - одобрительно проворчала Гертруда. Она очень уж любила подобное, хотя и Кендре тоже нравилось, вот сладости особенно. – Но это не отменяет того, что он слишком кудрявый! – Почти весело добавила Герта и в некотором роде глумливо, после чего исчезла, предварительно как-то ужасающе посмеявшись. И Кендра вздохнула с облегчением. Драко никак не отреагировал на странные действия и даже конфеты предложил, это радовало.
- Да, пошли! – Кендре же было интересно, что в других комнатах, так что она проследовала за Драко. В его комнате она так же с интересом огляделась, пока мальчик доставал коробку. После чего Рикки заглянула в ту самую разноцветную коробочку.
- Сколько конфет! – Озвучила общую мысль Гертруда, вновь появившись и заглянув в коробочку с конфетами через плечо Кендры. Откуда Кендра знала, что именно так, а никак иначе? Просто чувствовала. – Выбери самую вкусную и не одну, - начала нашептывать Гертруда девочке на ухо.– Давай, давай, он же сам предложил! С него не убудет! – Не унималась мрачная подруга Рикки. Она всегда так делала, подначивала Кендру на не слишком хорошие поступки. И в итоге, Кендра начала игнорировать подобные провокационные речи. Так что девочка выбрала самую маленькую конфетку и сразу же съела. Хотя она была бы не против съесть еще парочку, но это же было неприлично, по крайней мере, так говорили взрослые.
- Спасибо, очень вкусно! – поблагодарила девочка Драко за конфету. В предыдущей семье, увы, конфет не было. Они говорили, что конфеты нельзя кушать, а иначе могут зубы выпасть. Хотя Кендра им не верила, ведь ей очень нравились конфетки. Да и Герта утверждала, что взрослые просто врут, чтобы им самим досталось больше конфет и вообще сладостей, тогда она даже предлагала Кендре поискать сладости во всем доме. Но девочкам так и не удалось это сделать.
- Речку? – Вновь удивилась Кендра. Учитывая, что девочка ни в одной семье не прожила больше трех – четырех месяцев, то и ни на какие речки и прочие водоемы не ходила. - Я хочу сходить! – Более чем утвердительно заявила девочка. – Никогда не ходила к речкам. Там, наверное, весело, - рассуждала вслух Кендра, она привыкла так делать из-за присутствия Гертруды в ее жизни, в это время, вертя в руках фантик от конфеты. С тех пор как появилась Гертруда, Кендра разговаривала с воображаемой подругой часто, но из-за взглядов и вопросов постепенно начала общаться с подругой только когда оставалась одна, потому что даже не все дети нормально принимали подобное.
- Конечно, весело! – Фыркнула Гертруда, ее немного раздражала некоторая наивность Рикки. – Ты даже не представляешь насколько! – Кендра кивнула в знак согласия и сказала:
- Тогда я обязательно должна сходить к речке, - и улыбнулась Драко. Гертруда же нескрываемым интересом разглядывала конфета Драко. Будь ее воля, она бы съела все. Да Герта была довольно жадной личностью не любящей делиться с кем-либо кроме, пожалуй, Кендры, которую считала, чуть ли не сестрой, не смотря на то, что они слишком сильно отличались. Но тут Кендра услышала последнюю фразу Драко, и ей стало как-то грустно, она даже перестала улыбаться.
- Я не знаю, просто однажды мама с папой не вернулись, а потом мне сказали, что они куда-то ушли, а потом меня забрали в одну семью, а потом в другую и… - Кендра вздохнула, на глазах начали наворачиваться слезы. Девочка отпустила голову начав смотреть в пол. Губы предательски задрожали.
- Не реви! Кому говорю не реви, глупая! – ситуацию начала пытаться спасти Гертруда, но это у нее очень плохо получалось и раньше. И вся равно Кендра заплакала.

+1

8

[AVA]http://gloss.ua/file/person/08/09/03/1220435091_1604374640.jpg[/AVA]
Драко никогда не страдал одиночеством, потому что под боком у него всегда был Элиас, но мальчик стал замечать, что у них появляются разные увлечения, и делают они всё по-разному. Начиная с того, что Драко - левша, любит книги и не ест брокколи. Его брат почти не читает, увлечен активными спортивными играми, и ест брокколи только потому, что мама потом погладит его за это по головке. Драко сто раз возмущался и спрашивал у Элиаса, как он может делать то, что ему не нравится, на что Эл всегда отвечал, что не хочет расстраивать родителей. В этом он был, конечно, прав, и Драко изо всех сил старался быть таким же послушным, прилежным и отзывчивым, но всегда случались непредвиденные обстоятельства, в которых он и только он был виновником. Таким образом, все лавры летели в сторону брата, а он получал тумаки.
— Ты взяла самую маленькую конфету. Бери еще. - и он протянул ей длинный батончик в красивой, шелестящей обертке. Для других ему никогда ничего не было жалко: ну, не съест он эту конфету, когда-нибудь, она снова ему попадется, а вот его новой знакомой будет вкусно и приятно.
Приятное знакомство, милые фразы и сладкое послевкусие тут же исчезло - Драко почувствовал укор, и совесть заиграла в разноцветными огнями, крича ему на ухо, что он сказал лишнее, и девочка вот-вот заплачет. Драко боялся слез, ему казалось, если девочка будет долго плакать, сердце не выдержит и остановится. Поэтому когда маленькая Фрида пускала бесконечный поток слез, а мама не подходила, копаясь в своих юридических бумагах, он всегда подбегал к ней на помощь и делал всё, чтобы сестра начала улыбаться. Правда, мама его за это по головке не гладила - она делала суровое лицо, подходила к ним и говорила : "Опять ты довел свою сестру до слез. Чем на этот раз? Иди в свою комнату и не выходи от туда до ужина." Но Драко не обижался, он умел вымалчивать свои обиды, накапливать и таить. А они копились так быстро, создавая при этом огромный снежный ком, который, если пустить с горы, сметал бы всех на своем пути, включая машины и дома.
Вот и сейчас, Драко наперед знал, что будет дальше.
— Ты не плачь. Теперь всё хорошо будет. Вот увидишь. - начал он, аккуратно взяв ее руку в свою. — Всякие приставки и речки - это только начало. Не знаю, любишь ли ты читать, но мы могли бы читать вслух, а могли бы в мяч играть, делать вместе уроки и есть конфеты. Много конфет. - он смущенно улыбнулся, крепче сжимая ее руку и немного подергивая из стороны в сторону. Драко почувствовал, что кто-то за ними следит и кинул взгляд на дверной проем. Там стояла Она, скрестив руки на груди, она со злостью смотрела на мальчика, щеки ее пылали, а глаза метали молнии.
— Не успела Рикендра к нам приехать, как ты успел довести ее до слез, мальчишка. - она видела, как он сжимал ее руку и подумала, что тот причиняет ей боль. Резко взяла девочку за плечи и утащила подальше от Драко. — Обедать ты сегодня не будешь. Это твое наказание. - она плотно закрыла за собой дверь и оставила голубоглазого одного.
— Я бы посоветовала дружить тебе с Элиасом, милочка. Он хороший мальчик. Избегай Драко. От него никогда не знаешь, что ожидать. - она спускалась вниз по лестнице, аккуратно придерживая за локоть Рикендру. Внизу, за столом, сидел такой же мальчишка, как Драко, только у него совсем не было кудрей. Волосы прямые, светлее. Рядом, на детском стульчике, размахивала ложкой светловолосая голубоглазая девочка, а мистера Мардера не было. Он уехал, иначе бы он потребовал, чтобы и Драко был за столом. Мать наказывала только тогда, когда дома она была без мужа. Элиас пришел с футбольной игры и вежливо поздоровался с Рикендрой. Ему уже всё объяснили, и он не стал задавать лишние вопросы. Не стал он спрашивать, где Драко, зная, что мать вновь его наказала. Элиас молчал, но всегда оттаскивал наверх кусок пирога, сок, конфеты, чтобы его брат не чувствовал голода. За такое поведение и сам Элиас начал проявлять неуважение к матери, но сидело это пока глубоко внутри и внешне никак не  проявлялось. Мать села за стол, как будто все, кто должен быть, здесь в полном составе, и улыбалась всем детям поочередно.
В это время, Драко сидел у подоконника с раскрытым окном. Он ничего не чувствовал - ему не хотелось ни смеяться, ни плакать. Ему просто всё надоело, и было крайне обидно, что и новую подругу у него так быстро взяли и отняли.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-06-16 12:53:45)

+1

9

Когда последний раз плакала малышка Рикендра? Девочке казалось, что с тех пор прошло много-много времени, хотя на деле как раз наоборот времени с того момента не так много времени прошло, просто все эти переезды сказывались на девочке. Да и все-равно рано или поздно накопившиеся негативные эмоции должны были найти путь, если не слезы, то… То это было бы появление Гертруды, хотя пока что Рикендра это не знала и не понимала. Пока Герта была просто воображаемой подругой.
И малышка Кендра плакала. Тут были и грусть, и одиночество, и что-то еще, что могло заставить девочку рыдать. Тут даже Герта не могла помочь, потому что она не умела это делать, но Кендра чувствовала, какой встревоженной стала та, которую никто не видит и не слышит. Может девочка и не смотрела в сторону подруги, но она всегда чувствовала, где та находиться и что делает. Позже, много позже, Рикки узнает, почему чувствовала подобное, но сейчас это было нечто невероятное и чудесное.
Всего несколько мгновений сознание девочки занимали мысли о подруге, пока она не почувствовала прикосновение Драко и не услышала его слова. Она не перестала плакать, хоть и кивала, соглашаясь со словами мальчика. Ри может быть вскоре и успокоилась. Да даже не может, а именно бы успокоилась. Но не всегда получается, как хотелось бы. В комнату заходит женщина. Девочка хочет возразить, ведь Драко ничего не сделал и то, что сказала женщина не правда, но не успевает из-за своей нерешительности. От действий женщины малышка Рикки даже плакать перестает. Что само по себе удивительно. Перед тем как покинуть комнату Кендра успевает обернуться и виновато смотрит на Драко. Она чувствует вину особенно за то, что мальчика наказали, хотя ничего он не сделал. И это надо было бы сказать, но нерешительность сказывалась и Кендра ничего не стала произносить. Она знала, что извиниться перед Драко позже.
Ри идет за женщиной, опустив голову и смотря себе под ноги. Она знала, что рядом крутиться Герта, что та шипит на женщину, а может и рычит. Что Герта недовольна, ей не понравилась женщина. Воображаемая девочка трясла кулачками, проклинала по-своему.
- Я выколю твои глаза и сожру!  – Герта не сдерживаясь, кричала на женщину, она бесилась, она крушила все, что попадалось на пути, хотя на самом деле ничто не пострадало.
- Ты будешь гореть, гореть, гореть…. – Герта продолжала кричать, это поведение пугало Кендру, девочка совсем не привыкла к подобному, не смотря на то, что Герта бывало вела себя не всегда хорошо, но тут она превзошла саму себя.
- Я бы посоветовала дружить тебе с Элиасом, милочка. Он хороший мальчик. Избегай Драко. От него никогда не знаешь, что ожидать. - Рикендра вздыхает, она не верит женщине, потому что Драко Рикки понравился, милый мальчуган, с которым и правда можно было бы сходить на речку или поиграть в игры.
- Хорошо,  - Девочка шепчет так тихо, насколько это возможно, так чтобы такая странная взрослая не услышала и ничего не сказала в ответ. Почему-то девочка не хотела, чтобы женщина говорила что-то еще.
Но тут они уже пришли на кухню. Кендру и Гертруду поразил мальчик так похожий на Драко, что Гер даже на какое-то время перестала угрожать женщине, что вырвет и сожрет ее глаза. Обе девочки, одна постарше, другая помладше с почти не скрываемым удивлением смотрели на так называемого Элиаса. Кендра вытерла слезы и только после этого прошла за стол, так же поздоровавшись с мальчиком. Увидев девочку, Рикки улыбнулась. Девочка запомнила имена, теперь она знала, как выглядит малютка Фрида, хотя Кендра и сама была не слишком взрослой, вернее до взрослости ей надо было еще расти и расти. А вот Герту Фрида не умилила. Воображаемая девочка лишь пожала плечами, мельком взглянув на милое создание, все внимание Гертруды было сконцентрировано на женщине и что-то другое ее не волновало. Но, не смотря на злость Гертруды, можно даже сказать, ярость и нерешительность Кендры, обе девочки знали, что после одна особа пойдет не только извиниться перед Драко, но и попробует что-то утащить мальчику, чтобы тот мог поесть. А так же обеим не понравилось, что женщина была так спокойна, когда села за стол. Им не нравилось, как эта особа относилась к собственному сыну, даже не смотря на то, что они не видели подобное раньше. У Рикки вообще подобное вызвало некоторый дискомфорт, хотя по зареванной девочке было трудно подобное заметить или просто как-то выделить. К тому же Ри довольно вяло улыбалась, не как до этого момента.

+1

10

[AVA]http://gloss.ua/file/person/08/09/03/1220435091_1604374640.jpg[/AVA]

Для Драко минуты перетекли во что-то вечное, невыносимо долгое. Но он не сдавался, он ждал - покорно, терпимо, зная, что брат его не оставит и чувствуя, что новая подруга тоже не останется равнодушной. Ему было неловко за собственную мать. В то время он еще всеми возможными способами пытался оправдать ее странные, порой жестокие поступки. Драко не мог поверить в черствость матери, в ее нелюбовь и непринятие сына. Он готов был вытерпеть любое наказание, а если его спросят, выбелить мать и сказать, что виноват сам, а мама лишь наказывает его в целях воспитания, ничуть не перебарщивая. Ему придется повзрослеть, чтобы принять прискорбную правду, не укутанную в розовую пелену его детских грез. Но правду он примет своим искаженным восприятием, и сын с матерью поменяются ролями. Позже мать будет в роли жертвы, боясь своего чада, а Драко будет в волю наслаждаться ее страхами.
Кудрявый свесил ноги на подоконнике и мечтал поскорее убежать из дома к реке, но для этого надо дождаться Рикендру. А между тем, на первом этаже, продолжался размеренный, обыденный прием пищи, где мать Драко пыталась любовно обойти каждого ребенка, упрямо не замечая их осуждающих детских взглядов. Даже малышка Фрида заплакала, не увидев рядом своего голубоглазого брата. Жаклин не могла выключить телефон и провести время только с семьей, ей мешали бесконечные телефонные звонки и проклятая работа. Быть адвокатом - это тяжело, но Жаклин грезила о покорении новых высот и новых более шумных, резонансных дел. Обед для нее закончился ровно на десятой минуте, дальше на нее обрушился шквал звонков, и, естественно, о существовании детей она уже и помнить не помнила. Судорожно открыла свой блокнот, исписанный тоннами номеров и памяток, начала что-то быстро диктовать и переспрашивать, а затем и вовсе молча скрылась от детей и заперлась у себя в кабинете.
Элиас подошел к Фриде, взял ее на руки, высвободил из высокого детского стульчика и самостоятельно отволок в ее кроватку. Братья привыкли ухаживать за сестрой, зная, что мать может резко оставить детей и начать заниматься своими делами.
- Пойдем к брату. Я знаю, он нас заждался и уже придумал что-нибудь интересное. - мальчик улыбнулся Рикендре, взял тарелку с фруктами и тихим шагом прошел на второй этаж, так, чтобы мать не услышала.
- Я знал, что вы придете! - Драко резко, буквально в прыжке, оказался перед ними. Довольный, сияющий, поедающий то, что ему натырили.
- Я тебя точно не обидел? - он нахмурился, посмотрел на Рикендру и виновато покраснел. Мало ли, может, он все-таки виноват. Может, он сказал что-то грубое, плохое, а сам не понял.
Драко спросил у брата, где мама, и получив, удовлетворяющий его ответ, задорно потряс кудряшками. Он всех звал на реку, но Элиас не захотел туда идти.
- Ты заслужил, вот и иди с Рикендрой, а я посижу с Фридой или хотя бы дождусь отца. - с такой матерью дети растут слишком быстро, и  Элиаса не покидало чувство ответственности за сестру. Он знал, что мать может провести в кабинете как пять минут, так и пару часов, и ей не будет никакого дела до совсем маленькой девочки.
- Хорошо, дождешься отца - приходи, мы пока сами. - Драко потрепал брата по голове, с энтузиазмом начал искать полотенце. - Рикендра, возьми всё, что тебе надо, я тебя буду ждать внизу. Только недолго собирайся, если мама освободится, она снова меня сюда запихнет. - Драко выбежал к крыльцу дома, крепко держа свое махровое зеленое полотенце.
Рикендру он ждал пару минут.
- Тебе с нами уютно? - они не спеша шли по направлению к реке. Он хотел у нее спросить, всё ли в порядке, хорошо ли дома, и назвал это всё обобщенным словом "уютно". Ему казалось, что за такой короткий промежуток времени уже можно сделать вывод, правда, чувство неловкости за мать его так и не покинуло. Он думал, что если Рикендре понравится Элиас, Фрида и отец, то мать со своими выходками будет мелькать, как маленькое серое пятно, и не причинит вреда.

+1

11

Предыдущая семья была странной. Женщина сидела на каких-то диетах и из-за этого ела мало, соответственно из-за этого все окружающие ее люди тоже должны были, есть такие же порции. Поэтому муж той женщины вынужден был, есть повторно после завтрака или обеда, или ужина. Иногда он уходил из дому куда-нибудь с друзьями, где наедался. Так что в такие моменты Ри оставалась с той женщиной. Но молодая особа занималась собой и своими проблемами, забывая при этом о существовании Рикендры, которая вынужденна была общаться с выдуманной подругой, Гертрудой.
Ри привыкла к одиночеству, Ри почти привыкла к малым размерам порций еды. Может поэтому она не доела, оставив примерно половину. А оставшееся решила унести Драко. А может, это было своего рода воспоминание о родителях и том, как мама Рикендры оставляла мужу половину своей порции, а потом сидела и наблюдала, как тот с огромным аппетитом ел свою, а поле и порцию жены.
- Хорошо, - Ри кивает и тоже улыбается. Она почти забыла о Герте. Но Герта не забыла о Кендре. Герта всегда была, есть и будет рядом. Да Герта была не самой нормальной, но все же и она умела вести себя тихо, незаметно для малышки Кендры.
- Не обидел, - Кендра улыбается и протягивает тарелку с недоеденным. На миг она замялась. – Вот, я уже наелась… - Но Герта не могла долго сидеть тихо.
- Да ладно, этот кудряш не помрет, если не поест один раз! – Кендра молчит, она не отвечает. Ри понимает, что если ответит, то привлечет к себе внимание. Рикки боится, что не сможет из-за этого подружиться с ребятами. Она понимала, что из-за общения Гертой люди как-то странно смотрели, разговаривали, действовали.
- Хорошо, - В очередной раз произносит девочка.
- Хорошо, хорошо, хорошо, ой как хорошо… - Дразниться Гертруда. Она любит дразниться и Ри совсем не обижаеться на воображаемую подругу, так как привыкла к такому вот поведению. Девочка проходит к своим вещам в другую комнату. Она находит полотенце, поддавшись примеру Драко, предварительно не забыв забрать с собой рюкзак. Именно в него девочка сложила полотенце. Так как девочка ни разу не была, ни у моря, ни у реки, она не представляла, что с собой необходимо брать. Вот и ограничилась полотенцем. Убрав полотенце в рюкзак, девочка сразу же побежала за Драко.
После нахождения Драко, дети направились в сторону реки. Похоже на то.
- Ну, а куда же еще? – Язвительно поинтересовалась Герта. Как всегда решившая вклиниться.
- Да, уютно, но… - Рикендра стесняется, она не произносит дальнейшую свою мысль, зато Гертруда спешит «на помощь»:
- Кудряш у тебя мамаша какая-то странная. Хотя и предыдущая была не лучше, - Герта покрутила пальцем у виска. Да, предыдущая особа, что должна была стать матерью для Рикендры, тоже не нравилась Герте. И да, она пакостила, но Кендра пока была не в курсе подобного. Поэтому девочка смутилась от подобных слов подруги и действий.
- Я… просто… - Кендра мямлит и смущается, девочке кажется, что такое не стоит говорить тому с кем не так давно познакомилась, и тот, кто должен по идее стать братом.
- Скажи, что она странная! – Бурчит Герта недовольная такой мягкостью Ри-Ри. Но Рикки не говорит, она смущена. В такие моменты девочка отпускает голову и смотрит в пол или землю, пристально, очень пристально и не оглядывается. А Герту это всегда бесило. Она фыркает и как будто бы исчезает. Хотя на самом деле просто затихает. На время.

+1

12

[AVA]http://gloss.ua/file/person/08/09/03/1220435091_1604374640.jpg[/AVA]

Этот день оказался слишком затянутым, потому что для Драко он был довольно насыщенным и полным новых эмоций, благодаря своей маленькой знакомой. И ему так хотелось, чтобы и она была в восторге от своего присутствия здесь, но что-то ее явно уже начало отталкивать и смущать. А ведь еще и полного дня не прошло! Драко тяжело вздохнул, когда Рикендра протянуто сказала слова " я... просто..."
- Если ты про маму, то тебя то она не тронет и будет обращаться с тобой учтиво и дружелюбно. Ты ведь без странностей, не то, что я. - Драко почесал макушку и подумал, что если Рикендра его новоиспеченная сестра, то она должна знать о его голосах в голове. Как минимум о их хоть и не частом, но появлении.
- Возможно, ты сейчас испугаешься, но внутри моей головы иногда сидят голоса. Они разговаривают со мной, но я даже не знаю, как они выглядят. Так было пару раз, я испугался, рассказал маме, а она отправила меня к врачу. Когда она поговорила с ним, она больше не целовала меня в щеку, не обнимала и не читала на ночь. - Драко пытался говорить об этом без доли обиды в голосе, но разве это возможно? Он ведь совсем еще ребенок, лишившийся теплоты и заботы матери.
Они медленно шли в сторону реки, и солнце следовало за ними, припекая их маленькие детские головы. - Мы почти пришли! - воскликнул голубоглазый, указывая пальцем в сторону маленького леса. Драко выдохнул, когда они зашли в тень. Он жутко хотел пить и пожалел, что не позаботился об этом заранее и не взял с собой воды. Думать об этом было некогда, ведь он так мечтал поскорее выбраться из этого дома и больше не попадаться на глаза матери. Он точно знал, что когда они вернутся, приедет отец, и вечер станет по-настоящему атмосферным  и добрым.
- Смотри, как это делается. Там не глубоко, плаваю я хорошо. Не бойся. - как только они подошли к реке, Драко тут же отошел от нее на пару метров и  с разбегу запрыгнул на толстую, плотную тарзанку. С радостными криками и воплями он решился на этот отчаянный шаг и плюхнулся в воду, образуя рядом с собой бульки, брызги и волны. Какой-то время он не появлялся на поверхности, но затем резко вынырнул и не отдышавшись закричал:
- Давай! Теперь твоя очередь! - как же приятно было ощущать прохладу после знойного солнца. Пить ему будто бы и расхотелось, он лег на спину и немного побалтывал руками, чтобы удержать равновесие на воде. В такие моменты проблемы уносились чудодейственной волной и детской радостью от солнечного лета. Он уже забыл, что говорил Рикендре о своих голосах и матери. Легкий, но прохладный ветерок время от времени давал о себе знать, и тогда у Драко появились едва заметные мурашки. Он перекатился на живот и нырнул - кудри превратились в прямые мокрые волосы, которые мешались ему и закрывали глаза.
"Жаль, что Элиас не с нами. Он может прыгнуть с тарзанки так, как я не умею. У него получается двойная бомбочка. Эх, завидую я ему."
- Смелее! - мальчик засмеялся и застыл в воде, ожидая свою новую подругу.

Отредактировано Draco J. Marder (2016-07-17 12:27:44)

+1

13

- Ты ведь без странностей, не то, что я. - Говорит Драко, а Рикки сомневается в этом. Откуда мальчику знать о ее тараканах в голове, Кендра же всего первый день на новом месте. Герта, зато посмеивается, бормоча что-то себе под нос. Что же ее так веселило?
- Не бойся, я защищу тебя! - Шепчет Герта на ухо Рикендре, неожиданно появившись рядом с девочкой. При этом Ри никогда не удивлялась подобному. Для нее это была норма, может поэтому девочка с трудом находила друзей с момента появления Гертруды. А еще может именно поэтому Ри совсем не испугалась, когда узнала, что Драко слышит некие голоса. Скорей удивилась. Да, именно так. Герта присвистнула, выражая и свое удивление.
- Голоса? - Удивленно переспрашивает Кендра. Она с интересом смотрит на мальчика, так же смотрит и Герта. Только последняя улыбается. К сожалению, в это время Ри знает, что сама немного странная, но в чем проблема, нет. Годы спустя она узнает, что действительно не такая как все. Но сейчас она не понимает в чем проблема.
- Давай, не бойся. Спроси то, что хочешь спросить и скажи, то, что хочешь сказать! – Герта подначивает Кендру на откровенности, раз уж мальчишка начал. – Давай расскажи обо мне! – Герта кружиться вокруг девочки, своей реальной подруги. И как всегда смеется. Она любит смеяться, хотя выходит смех немного жутковатым, по мнению Кендры.
- А что они говорят… голоса? – Все же решившись, спрашивает Кендра. Девочка хочет понять, почему же на нее саму смотрят как на непонятно кого, когда она разговаривает с воображаемой подругой. Требуется еще несколько мгновений, чтобы Кендра решилась епрассказать о подруге.
- А… А у меня есть подруга. Ее никто не видит, но она всегда рядом. Она немного злая. – Бормочет Кендра, когда как Герта, та самая подруга, посмеиваясь, передразнивает девочку.
- Трусиха! – В итоге констатирует факт Герта. Она всегда говорит, что думает в данный момент. Эмоции ее тоже отлично видны. Злиться, или радуется, и девочка знает это. В детстве Герта была открытой книгой, с возрастом она изменилась, еще больше ожесточилась.
Но Драко произносит, что они уже на месте. Кендра с восхищением смотрит на реку. А еще страхом. А тут еще Драко прыгает в воду каким-то необычным способом. Герта же тут же следует за пареньком. Кендра следит за подругой. Она смотрит, как воображаемая девочка забирается туда же, куда до этого забрался Драко, а после так же прыгает. Только это видит одна Кендра, для Драко тарзанка и не дернулась с места, в воду никто не плюхнулся. А Кендра и видит и слышит!
А может, я в другой раз прыгну? - Неуверенно бормочет девочка. Плавать она не умеет. И может, поэтому вода вызывает у нее страх. А Герта вовсю плещется в воде и хохочет. Кендра смотрит то на Драко, то на Гертруду. Она не уверенна, что стоит лезть в воду. Поэтому подходит к кромке воды. Сперва просто касаясь воды пальчиками ноги.
- Трусиха! – Орет Гертруда. Она-то веселиться в отличии действительно пугливой Кендры.
- Сама такая! – Не выдержав, отвечает Кендра на оскорбительный выкрик и довольно громко, что было не совсем характерно и совсем не в духе малышки Ри-Ри. Девочка обиделась на подругу. Хотя обе знали, что Рикки быстро отойдет от обиды и вновь будет, как и раньше болтать с Гертрудой.

Отредактировано Rikendra Longman (2016-08-10 18:38:14)

+1

14

[AVA]http://gloss.ua/file/person/08/09/03/1220435091_1604374640.jpg[/AVA]

Дети не могут почувствовать себя странными, отчужденными, отстраненными. Конечно, если их не доведут до этого. Просто не говори, что он, такой чудесный ребенок, имеет особенности, и малыш, хоть и определенно почувствует что-то сам, но ощущать себя странным не будет.
Странный и особенный - две разные вещи. Над первыми обычно крутят пальцем у виска, присвистывают и шушукаются, что позже превращается в открытое пренебрежение, раздражение, глумление и даже ненависть. С особенными дела обстоят несколько иначе. Их могут бояться, ими могут восхищаться, за ними могут идти, но никто никогда не посмеет обидеть. К сожалению, Драко долгие годы предстоит быть именно странным, получать за то, что он не такой, как все. А вот особенным он станет уже в старшей школе, но за ним не пойдут - его будут бояться, потому что месть еще никто не отменял, и Драко всё будет помнить от первого пинка ему под зад до первого окунания головой в унитаз своего обидчика за эти самые пинки под зад. И будь он еще капельку безумнее, чем станет на самом деле, он бы просто пришел в школу с ружьем и всех бы перестрелял.
Можно сделать шикарный вывод: будьте толерантны к тем, кто отличается от вас. Мир этим и интересен, если бы все ходили, как в инкубаторе, всё бы сгнило.
Но иногда даже два самых особенных человека могут найти в друг друге опору и единомышленника. Когда Драко разговаривает с Рикендрой, он ощущает, что его понимают. Понимание, которого мальчику так не хватало, он нашел в едва знакомой девочке.
Драко хотел поговорить о своих голосах и о подруге Рикендры, но для мальчика сейчас было только одно счастье - прохладная вода после жаркой прогулки. Он так отдался собственному чувству удовольствия и веселья, что когда опомнился, понял, что веселится тут он один. Смех Драко утих и он подплыл к Кендре.
- Почему не сказала, что не умеешь плавать? Мы бы не пошли на речку, пошли бы в парк. - мальчик не вылез из воды, но твердо стоял на ногах.
- Далеко заплывать не будем, давай я научу тебя плавать. Заползай. - не было бы смысла пройти до реки и хотя бы не окунуться в нее.
Между ними возникло неловкое молчание, и Драко решил продолжить их разговор.
- Разные голоса говорят по-разному. Они все незнакомы мне, но есть один, голос которого я уже узнаю. Он строгий, мужской, взрослый, вечно меня контролирует. Все остальные говорят такие гадости... - например, говорят, что если бы мать не была жива, он был бы счастлив, но такое вслух озвучивать Драко не осмелился.
- А когда они начинают ругаться, разговаривать между собой, у меня очень болит голова. - сложно заниматься своими делами, сосредоточиться на своих мыслях, когда у тебя в голове творится черт знает что.
- А почему твоя подруга злая? Что ее злит? - Драко совсем не удивился, что он еще ни разу не увидел ее подругу. Рикендра тоже не слышит его голоса, ну, ничего, значит, так надо, и это в порядке вещей.
Эти маленькие человечки не знают, что оба делятся тем, что лучше оставлять в секрете. Хотя  чувствуют - надо о таком молчать, но друг с другом посекретничать можно.

+1

15

Рикки мнется. Она испытывает страх перед неизвестным. Но все же снимает рюкзак и заходит в воду. Для начала на самое мелководье. Малышка пошлепала ногами по воде, привыкая к новым ощущениям. Между прочим, приятным ощущениям. Но девочка все равно не уверенна, что стоит заходить слишком далеко. Неуверенности добавлял и смех Гертруды, которая вовсю веселилась ни о чем не думая, не волнуясь о пустяках или чем-то подобном. Ее все устраивало, конечно, относительно все. Конечно, если Герте что-то не нравилось, она всегда об этом говорила открыто, к сожалению, знают об этом не многие. Понятное дело, потому что Герту может видеть только Рикендра.
- Извини, - Бормочет девочка. Она и не знала, что стоит говорить о своем не умении плавать. Да и если честно, то малышка хотела посмотреть на, то как выглядит река. А в парк можно будет же сходить и позже, или в другой день. Пока девочка надеялась, что задержится в новой семье на очень долгий срок, кто же знал, что это желание не сбудется и девочку заберут в другую семью. Пройдя чуть дальше, девочка остановилась и замолчала. В словах Драко Ри слышала упрек. Тот самый, что приходилось слышать в предыдущих семьях. А может просто девочке показалось. Вернее не возможно, а абсолютно точно, ведь мальчик относился к Рикки вполне нормально, так почему ее осуждать, упрекать? Вот именно, по сути, не за что. Но малышка была слишком неуверенным в себе ребенком. Ее уже давненько не хвалили или что-то в этом же духе. Она бы так и продолжила молчать, если бы не заговорил Драко.
- Почему? - Вопрос более чем странный, но это вполне в духе малышки Ри-Ри. Она просто не смогла как-то понятней сформулировать вопрос. Вот и выдала такой. Без конкретики. По сути это "почему" относилось и к ругани голосов, и в целом к их наличию, и еще множеству вопросов, которые девочка вряд ли придумает или же решиться озвучить.  Постепенно девочке начинало казаться, что Драко чем-то похож на нее саму.
- Герта... - Девочка посмотрела в ту сторону, с которой еще недавно доносился смех Гертруды, но в том направлении Герты уже не было. Девочка даже испугалась. Сперва она подумала, что подруга ушла, потом еще что-то. Девочка начала оглядываться в поисках подруги. Она даже начала еще сильнее нервничать.
- Искала? Испугалась, трусишка? - В какой-то момент Рикки слышит все такой же насмешливый голос подруги. Она стоит рядом и улыбается. Одежда Гертруды вся мокрая, с нее стекает вода, да и с длинных волос тоже. Будешь отвечать своему собрату? - Насмешка, издевка. Все как всегда. Кендра улыбается подруге. Только после этого девочка переводит взгляд в сторону Драко.
- Очень злая. Но она моя единственная подруга. - Девочка смущается. - Ее почти все злит. Твоя мама Герте не понравилась. А еще она хотела тебя ударить. - Выпалив эти слова словно скороговорку, девочка зажмурилась и закрыла ладонями лицо. Герта рассмеялась от такого поведения малышки. Вообще этой особе было весело. Она даже пританцовывать начала. Кендра это знала, правда не понимала откуда. Ри не плачет, просто смущена.
- Прости, - Вновь она просит прощения. Повлиять на поведение подруги она не может, при этом зная, что Герта не может никому навредить.

0

16

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » нас ожидают приключения!