Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Never say never


Never say never

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Код:
<!--HTML-->
    <div class="htmldemo">
    <center><div class="sacth">
    <div class="sacttitle">Никогда не говори никогда</div>
    <div class="saccita">середина июня, 2016 г.</div> <br>
    <hr>
    <div style="width: 480px; text-align: justify; font: 11px arial; text-transform: none; line-height: 11px; overflow: auto;">
    <p><b>Участники:</b> Бальтазар, Жаклин и Эдо<br>
    Совсем скоро у Бальтазара и Жаклин будет свадьба. Но на нее нельзя не пригласить почти что всех родственников. В особенности одного из них, который выражает искреннюю радость от того, что скоро станет дядей и дико желает познакомиться с невестой своего кузена. Как же пройдет это знакомство?
     <br></p>
    </div>
    </div></center>
      </div>

+2

2

вв

http://s9.uploads.ru/t/vjwBH.jpg
http://s8.uploads.ru/t/q6frH.jpg
http://paketprint.com/portfolio/gotovye-bumazhnye-pakety/gotovye-bumazhnye-pakety-iz-efalina.jpg

Раньери был безумно рад за своего старшего кузена. Найти достойную женщину, чтобы создать с ней семью и наплодить сильное разумное потомство - да каждый итальянец об этом мечтает. Уж так их воспитывают и неразумный отпрыск младшей ветви семейства Торрегросса не исключение. Когда-нибудь и он встретит ту самую, которая сможет сохранить их брак и продержаться рядом больше нескольких месяцев или пары лет.
Раньери, как сейчас помнил первую встречу с кузеном и последующую неделю совместного проживания. Бальтазар свою тоску и печаль оправдывал расставанием с некой ragazza, и Эдо не мог его не понять. Всё-таки каждая влюблённость - даже не любовь - оставляет свой особый эмоциональный след в сердце горячего итальянского мужчины, способный привести к удручающей меланхолии. Конечно же до следующей встречи с новой Музой, похитившей пылкое сердце итальянца. По-крайней мере, у Эдо было именно так. Он априори восхищался и уважал всех женщин - спасибо воспитанию. Общался с непринуждённым флиртом, выказывая к представительницам противоположного пола максимальное почтение, не прося ничего взамен. А когда влюблялся, то сгорал словно спичка. К сожалению, а может и к счастью, непревзойдённых ragazze на его пути встретилось не так уж и много. Иначе кто знает, чтобы с ним стало, полюби он тоже кого-то, строй надежды на будущее и останься ни с чем. Тут бы простой спичкой дело не обошлось.
И всё-таки у Бальтазара на этот раз всё уладилось, и более того, он даже скоро станет отцом! Раньери радовался за кузена, словно сам готовился пополнить огромную семью Торрегросса с её бесконечными родственниками парочкой голопопых сорванцов.
А ещё он очень предвкушал ужин-знакомство с будущей невесткой, словно шёл в семью собственной девушки для знакомства с её родителями и семьёй. То бишь и радовался новому витку доверия со своим братом - всё-таки кто знает, как тут в Америке всё происходит, а ди Стефано явно хоть немного да отошли от прежних традиций их огромной семьи - и боялся произвести негативное впечатление на избранницу Бальтазара. Не хотелось пасть лицом в грязь, как в личном плане, так и подвести кузена. Самолюбие самолюбием, а родственные связи значат очень многое для итальянца. Поэтому придётся пойти на поводу у американской культуры, ведь девушки других стран спокойно могут не принять родственников и мужья/женихи пойдут у них на поводу. Возможно это верная позиция, Раньери до этого дня как-то об этом и не задумывался. Ведь в самом деле, не с родственником же им жить, а друг друга любить. Так что все эти навязываемые ценности итальянского института семьи - их так точно - сродни рамкам и оковам религии, угнетающим личность человека.
Задумавшись об этом, Эдгардо с толикой опасения осознал, что это же и его родители скорее всего прилетят на предстоящее торжество. Впрочем действительной неприятностью было бы, если бы на свадьбу внука от неодобренного брака явились бы влиятельные и невыносимые старейшины семьи Торрегросса. Холодная война местного разлива против семьи ди Стефано с периодическими выпадами на другого внука, осмелившегося осквернить их род непросто непослушанием, а отказом от религии. Раньери подозревал, что они всегда об этом знали - чтобы такие влиятельные люди и не следили за жизнью всех детей и внуков, что были под боком, заботясь о репутации семьи - и все эти года дивился, как позволили. За это стоило бы благодарить в большей степени именно мать. Но и она встала на их сторону, когда "пришла пора бросать глупости" и возвращаться для вклада во всеобщее благо-кошелёк. Постоянные распри, преследования по телефону, в сети или почтой, начиная с двадцати семи лет... Иногда Раньери был на сто процентов уверен, что, если бы он не отказался от наследства, родственники силой вернули бы его, ухищрениями, деньгами, связями и сплетнями разрушив его группу, дело всей жизни. Благо он был не из старшей ветви семьи Торрегросса, иначе бы ему вообще не позволили быть собой, а ещё в детстве бы распланировали всю его дальнейшую жизнь. Иногда его безумно пугала собственная бабушка и её влияние на деда и весь клан. Этакая мафия внутри семьи. Благо в силу возраста и слишком натянутых отношений с отцом Бальтазара и его родственниками, можно было не ожидать подобных неприятных встреч на свадьбе кузена.
- Что-то ты совсем стал параноиком, чувак! В такой-то вечер! - Эдгардо закончил бритьё, прыснул на ладони шипровый бальзам и растёр щеки. Борода уже была заплетена в одну косичку вместо трёх. Он надеялся, что его гламурный кузен не выбирает узколобых гламурных женщин, и верил, что для Бальтазара не менее важны ум и мудрость избранницы, её современные и широкие взгляды, и что она не одна из тех, кто готов заработать косоглазие или превратиться в змею да обрасти морщинами, корча пренебрежительные рожи, шипя, а то и вовсе громко изрыгая различные идиотские высказывания по поводу собственного мнения об отличающихся от них индивидуумов неформального вида и мировоззрения. Будто бы их мнение имеет какую-то ценность, кроме того, что показывает уровень развития и сознания их скудной личности, а заодно веселит этих самых людей, как-либо выбивающихся из их рамок.
И всё-таки для первого впечатления мужчина решил свой нестандартный яркий образ сгладить по максимуму. Завязал дреды в низкий хвост и вытащил из губы циркуляр. Какое-то время раздумывал над тем оставить или нет штангу в ухе, решил, что снимет. Всё-таки удовольствие от вечера он тоже хочет получить, а если будущая невестка окажется девушкой с предвзятыми поверхностными взглядами, то какое уж тут удовольствие. Впрочем, случись что, он конечно по максимуму постарается сгладить все углы, а после уйдёт. Самоуважение никто не отменял и прогибаться под кого-то недостойного он не собирается.
Облачившись в новые чёрные брюки, специально купленные для данного повода, и одну из любимых чёрных рубашек с красной окаймовкой по рукавам, Раньери на мгновение забылся и чуть было не надел ремень с металлическими заклёпками в три ряда шахматного порядка. Заменив его элегантным - какой странный эпитет в отношении мужчины - классическим поясом, итальянец достал свои багровые камелоты. Он долго думал надевать ли ему неброские красные высокие ботинки или вовсе купить что-то новое. Но денег уже оставалось после покупки брюк не слишком много, да и высокая подошва всё же взяла голос в свою пользу. Оказаться ниже будущей невестки - это всё-таки не в пупок ей дышать. А учитывая рост Бальдуччо, его девушка поди одна из тех роскошных высоких барышень с обложки.
- Вот ты и готов. - Критично осмотрев себя в узкое зеркало, мужчина повернулся к собравшимся в коридоре котам. - Ну как вам? - Те отреагировали "мявом" на разный лад, и удовлетворённый оценкой своей хвостато-усатой шпаны, музыкант схватил бумажный пакет, ключи и бумажник да выскочил из квартиры, запирая за собой дверь.
Ехать пришлось на такси, дорогое удовольствие в Калифорнии, что ни говори. На велосипеде же не подкатишь к роскошному дому брата, весь взмыленный такой и красивый, ага, далеко всё-таки да и не серьёзно это являться в такой вечер на данном виде транспорта. А общественным так и вовсе - такой же взмыленный, нервный и уставший будешь. Ещё и наобжимаешься с разными типами, с девушками-то куда приятнее, но как-то тоже неуважительно что ли. А вот таксисту ради столь важного случая не жалко и последние деньги отдать, всё равно послезавтра зарплата. По-крайней мере, Эдгардо на это очень надеялся.
Оповестив о своём приходе, он остался ждать у двери, когда его впустят, слегка нервничая, но уже мягко улыбаясь.

+2

3

Прошло уже чуть больше полугода после знакомства Бальтазара с кузеном по линии своей матери. В один прекрасный зимний вечер тот свалился на голову итальянца буквально с неба и, надо сказать, поначалу акту его внезапного присутствия в своей жизни и квартире, в частности, Бальтазар был не особенно рад. Более того, он находился в состоянии некой депрессии после разрыва с бывшей девушкой, и дикий дисбаланс присутствовал в его душе еще и потому, что ему довелось выжить в катаклизме, сотрясшем Сакраменто нежданно-негаданно. Но не выгонишь же кузена в ночь глухую куда-то в незнакомом городе, да и итальянцы по сути своей довольно гостеприимная нация, а своих истоков ди Стефано еще не забыл. Поэтому даже несмотря на свой эмоциональный фон он оставил кузена у себя на неделю, стараясь по возможности посвящать ему свободное время и помогать в том, что ему было необходимо. Даже можно сказать привык к нему за тот небольшой промежуток времени, когда Эдгардо жил у него.
И хоть кузен выглядел довольно-таки неформально, роста был отнюдь небольшого, характер его отличался кардинально с характером Бальтазара, несмотря ни на что, он понравился итальянцу. Все же родня, хотя родня бывает разная и отличаются друг от друга люди тоже весьма и весьма. Потому что у Бальтазара изначально сложилось четкое ощущение того, что кровные родственники потому так и названы, что призваны пить чужую кровь, вот и не относился особо положительно к родне со стороны матери. При всем при том с родней со стороны отца у него складывались более, чем прекрасные взаимоотношения. А вот родственнички мамы... Наверное, они не ожидали, что те, кто позорно сбежал в Америку, смогу там обустроиться, стать зажиточной семьей, вырастить двух детей, поставить их на ноги, и что эти дети еще сами доказали, что и они на многое способны. При общении с кузеном выяснилось, что и он сбежал от своей родни куда подальше, на что старший долго усмехался и заявил, что, по всей видимости у них судьба такая - бежать от родственников куда глаза глядят.
И в этом ди Стефано прекрасно понимал Эдо. Поэтому первоначальное недоверие, которое он испытал к кузену постепенно сошло на нет, что не могло не радовать. Кузен же, как и обещал, старался всячески отвлекать брата от дум печальных, что ему удавалось, да вот только Бальтазар так и не нашел в себе силы рассказать Эдо другую причину своей некой депрессии. Боялся ли, что он все расскажет его родителям? Нет, но опасения все-таки были. Поэтому пришлось все свалить на расставание с бывшей пассией и, по всей видимости, Эдгардо этим удовлетворился. А поделиться правдой с ним Бальтазар решил уже тогда, когда сам отойдет от всего. Правда случилось это, как показала практика, еще очень нескоро. Но тем не менее ди Стефано знал, что у него появился еще один человек, которому можно будет довериться, кто не будет трепать языком направо и налево и от кого можно не ждать подставы. И это было самое главное. Поскольку человек, неоднократно испытавший на себе предательство, будет видеть подвох во всем и подозревать всех людей, а жить так дальше попросту невозможно.
Но жизнь идет своим чередом и на смену черной полосы обязательно приходит белая. По крайней мере существовало такое мнение, хотя довольно часто Бальтазар был с ним крайне не согласен. В новом году ему повезло познакомиться с девушкой, которая смогла стать для него гораздо более важным человеком, чем развлечение на несколько ночей или месяцев. Поначалу Бальтазару не верилось в то, что у них что-то получится, поскольку после разрыва с Лианой к женщинам он относился хоть и с уважением, привитым с детства, но довольно потребительски. нельзя сказать, что он таким образом мстил женщинам за ту самую бывшую, но в какой-то степени это было так. А дорога из разбитых сердец не самый лучший выбор, но тем не менее до встречи с Жаклин это было именно так. Но судьба уготовила им такие испытания, о которых Бальтазара и не подозревал. Это была такая ядреная проверка на вшивость, что порой не знал итальянец, куда деваться. Они часто ссорились, выясняли отношения и потом также бурно мирились. Бальтазар же после очередной крупной ссоры попал в жуткую аварию, где выжил с трудом, отделавшись сломанными ребрами да сотрясением мозга, после всего на горизонте нарисовался бывший парень Жаклин, страдающий манией преследования, далее по спику стали появляться бывшие любовницы ди Стефано, и все это грозило очередным окончанием новых отношений, которые и без того были довольно-таки хрупкие.
Но все закончилось тогда, когда Бальтазар осознал для себя, что эта девушка все-таки является той, что он искал долгое время и без которой дальше он не сможет прожить. Поэтому и решил сделать ей предложение, которое также чуть было не сорвалось из-за очередной ссоры. И все потому, что Жаклин в очередной раз не так его поняла, психанула и решила поставить все точки над i. Надо сказать у нее это не получилось, а потом Бальтазар узнал о том, что скоро он станет отцом. И эта новость смогла окончательно примирить эту ненормальную парочку, которая стала готовиться к свадьбе, поскольку Жаклин с радостью приняла предложение итальянца. Однако же помятуя о том, что его будущая супруга знает все семейство ди Стефано, не была она только в курсе того, что в Сакраменто проживает еще один родственник Бальтазара со стороны матери и который сильно жаждет познакомиться. Поэтому Бальтазар рассказал о нем рыжей, и та точно также выразила пожелание пообщаться с ним. Ди Стефано сразу предупредил свою даму сердца о том, что внешне Эдо выглядит слишком уж неформально, призывая Жаклин к спокойствию, и предложил ей организовать совместную встречу у них дома для того, чтобы знакомство состоялось. Потом же при желании можно будет куда-нибудь пойти. Так что в один прекрасный день парочка ждала прибытия Раньери, Жаклин же занялась тем, что накрыла отличный стол и уже через какое-то время в дверь позвонили.
- Bello, открой пожалуйста, - Бальтазар только-только вышел из ванной и принялся одеваться, поскольку после работы чуть-чуть не успел привести себя в порядок, поэтому все приходилось делать в темпе вальса. А являться перед кузеном в одном полотенце как-то будет не очень правильно...

+2

4

Сегодня был еще один ответственный день для меня, хотя я уже думала, что кроме свадьбы, все такие дни уже остались позади. Мне казалось, что я уже почти все знаю о Бальте, почти все о его ближайшей родне, но оказалось, что не так все просто. Я была уже в курсе почти всех любовных похождений итальянца, что мне было конечно неприятно, но хуже было бы вовсе не знать об этом и потом снова наткнуться на какую-то очередную его ненормальную пассию. Две из них чуть не угробили меня, будущих детей, да и Бальта заодно. Я подумала, что хорошо, что у меня нет такого количества бывших любвников, иначе нам бы с ди Стефано пришлось бы совсем туго. Честно говоря, меня до сих пор посещали сомнения, почему такой откровенный бабник, как Бальт, вдруг остановился. Причем не по приказу своих родителей, которым просто хотелось внуков и наследников, а потому что он сам искренне хотел семью. И почему его выбор пал на меня, совершенно не прожженную опытную женщину, у которой за плечами много разных отношений, благодаря которым она знает и понимает, что такое строить семью и отношения. Но факт остается фактом, скоро свадьба и такие сомнительные мысли все реже посещали меня, так как Бальт с каждым днем доказывал, что он осознанно делает свой выбор. Впрочем, как и я, хотя пару месяцев назад  я готова была разорвать с ним всяческие отношения по глупости.
Мы всегда ссорились с Бальтом и часто делали скоропалительные выводы, даже не выслушав друг друга. Вот и в тот раз, поссорившись, я решила поехать за ним в командировку и помириться, а увидела, что он в своем номере был с другой. Но даже не подумала о том, что это может быть кто угодно еще, кроме любовницы. Собственно, так и было -  Бальт просто хотел выбрать мне кольцо на помолвку, пригласив к себе менеджера ювелирного салона, так как не успевал совместить все с работой. А я выпалила, что я ушла к другому и улетела домой, скрыв от него, что он скоро станет отцом. Бальтазар все же упрямо заявился после ко мне домой и все претензии сошли на нет, стоило просто нам поговорить... Потом была помолвка, ужин с родителями и всеми близкими родственниками как с его, так и с моей стороны. Мы активно готовились к свадьбе и вдруг всплыла еще одна тайна вчера, которая ошеломила меня.
Бальтазар смущаясь и чувствуя себя как-то немного виновато, рассказал о том, что у него есть еще один родственник, который объявился совсем недавно. На мой вопрос, почему он не рассказал мне о нем раньше, Бальт ответил, что он очень своеобразный и боялся, что я не совсем правильно могу его воспринять, от чего я возмутилась, так как никогда не страдала странными предубеждениями в отношении людей.
- Да хоть гей и с красными волосами, какая мне разница? Главное, чтобы человек был хороший! - воскликнула я, немного рассердившись на Бальтазара, поэтому конечно согласилась устроить ужин с новым родственником, который сбежал из Италии сюда, в Америку. Как я поняла, родственники по матери Бальта были ой какими старомодными и я уже сама начала бояться, что они будут откровенно против меня, узнав, что я француженка, но никак не чистокровная итальянка.
В моей семье никто такими заморочками не страдал, даже мои бабушки и дедушки, а вот за бабушек и дедушек Бальта я стала переживать..
Но пока главным событием было знакомство с Эдо и я старалась переключиться на него. Все уже было готово, стол накрыт, часть блюд была приготовлена мной лично, Бальт по быстрому переодевался, так как только недавно пришел с работы, а я начинала нервничать. Конечно, Бальт описал мне своего кузена как хорошего парня, но вдруг я ему не понравлюсь? Вдруг он сочтет меня какой-то высокомерной или холодной, бывали такие люди, которые строили обо мне в корне неправильное мнение. Но от тревожных мыслей меня отвлек звонок в дверь, Бальт попросил открыть и я поспешила ко входу, поспешно одернув на себе светло-голубое платье и поправив волосы. С волнением щелкнула замком и распахнула дверь, с ходу одаряя будущего родственника самой теплой улыбкой, на которую была способна.
Эдо и правда выглядел эксцентрично, но мне понравилось, к тому же он был творческим человеком (как рассказал Бальтазар, музыкантом), поэтому весь его внешний вид кричал об этом. А также о том, что за стиль музыки ему по вкусу. Что самое удивительное и мне приятное, было то, что Эдо был одного роста со мной - низенький, но конечно пошире меня. И мне не приходилось заламывать шею, чтобы смотреть ему в глаза, как это было частенько с Бальтом, который был почти под два метра ростом и которому  я почти в пупок дышала. Я впустила гостя в квартиру, а потом протянула руку для пожатия. Эдо тоже улыбался, поэтому я совсем чуть-чуть расслабилась.
- Добрый вечер! Рада наконец-то познакомится, я Жаклин, а можно просто Джеки! - я продолжала улыбаться, переживая как же новый родственник отреагирует на меня.

+2

5

Слушая, как поворачивается замок, Раньери словно зачарованный смотрел в одну точку перед собой, чуть задрав голову. И не переставал улыбаться, искренне надеясь, что не выглядит совсем уж по идиотски. Он уже и не помнил, когда в последний раз так волновался. С каждым оборотом замка легкое нервное колебание внутри него увеличивалось, а сердце, казалось, начинало отдаваться в висках камертоном. Длинные "музыкальные" пальцы сильнее сжали несчастные верёвочные ручки бумажного пакета. Ещё один оборот, и его рука дёрнется, не выдержав самовольно надуманного эмоционального накала, и оторвёт петлю с доброй частью ручной клади. Но в самый необходимый момент Эдаградо всё-таки взял себя в руки и улыбнулся ещё шире, когда дверь открылась. Вот только на его худом скуластом лице промелькнула тень удивления - показавшаяся девушка оказалась одного с ним роста. Мысленно выдохнув словно дракон, лишившийся своего смертоносного пламени, итальянец заметно обрадовался. Это же просто прекрасно! Не придётся теперь задирать голову и в беседах с будущей невесткой, что определённо уже делает их с девушкой ближе друг к другу.
Ну, а заодно он понял, почему так волновался - видимо каким-то своим непознанным чутьем почувствовал, что дверь откроет именно ragazzina.
- Добрый вечер, очаровательная леди! - Проходя в помещение, поздоровался Эдо куда громче, чем стоило. И, спохватившись, снизил свой тон и без того сильного голоса до более уютных для ушек девушки частот. - Счастлив нашему знакомству, Джеки. - Он аккуратно пожал девичью ручку, словно дотронулся до хрусталя, и мягко улыбнулся, сверкая своими голубыми глазами. Невестка определённо ему понравилась - у Бальдуччо губа не дура, прямо-таки гордость за кузена берёт. Да и впечатление она производила самое, что ни на есть приятное - улыбалась, была вежлива и похоже тоже немного волновалась. Эдгардо же никогда не упускал вероятности отрицательного исхода, пусть и оставлял ему процентов пять на существование, но всё же всегда имел его ввиду, потому что человеку его деятельности, даже не учитывая семейные корни, нужно быть готовым ко всему. Вот он и оставил образ высоченной высокомерной гламурной дамы-ханжи или что-то вроде этого. А пред ним же предстала совершенно человечная и приятная, по первому впечатлению, девушка.
- А я Эдгардо, но лучше Раньери. Это имя используется у нас в семье, а так как мы теперь одна большая семья, то зовите, пожалуйста, именно так. Можно вообще Раньерино или Реньер, как вам удобнее будет, дорогая ragazzina.
Он снова улыбнулся, стараясь особо сильно не пялиться на красоту чужой женщины, но как тут устоять и не полюбоваться, тем более итальянцу, ведь он с исключительно эстетическими и благими намерениями, словно наслаждается портретом из-под кисти великого да Винчи. Но конечно же живая и реальная Жаклин затмит любой шедевр.
Как вдруг подскочил, охнув и ударив себя по лбу. - Совершенно забыл! - И Раньери протянул тот самый черный бумажный пакет, смущённо улыбнулся и добавил, объясняя. - Это медовые маффины с сухофруктами по рецепту моего отца. Надеюсь, вам понравится и у вас нет ни на что аллергии. Зато это очень полезно для будущей мамы. - Один из немногочисленных рецептов, которые Эдгардо умел приготовить и не испортить. Срам для итальянца, но всё же что-то, чем ничего.
- А где же мой дражайший кузен? - Едва сдержавшись и не назвав Бальтазара одной из многочисленных уменьшительных итальянских форм имени, помня о его просьбе, Эдгардо разулся и огляделся по сторонам, выискивая заодно и королевскую рыжую задницу мейн-куна.

_______
* ragazzina - не просто "девушка", а поласковее

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-05-30 02:24:53)

+2

6

Как назло, сегодня Бальтазар порядочно подустал. Да и как тут не устанешь, когда одно собрание шло за другим. На третьем вице-президент не выдержал и начал тихонько так зевать себе в кулак, потому что первые два были довольно важными, и там необходимо было сосредоточиться, а вот на третьем Центральный офис Национального банка, а точнее, Правление в полном составе выслушивало доклад каждого из филиалов. Поскольку в конце квартала не все отделения успели отчитаться о проделанной работе, поэтому данное собрание пришлось порядочно так перенести. А там то одного руководителя не было на месте, то второго, то вице-президент больше двух месяцев провалялся в больнице, а вещать по скайпу в режиме онлайн, находясь на больничной койке, как-то не улыбалось. Конечно Бальтазар мог, но прекрасно знал о том, что против него в таком случае ополчатся все родные вместе с Жаклин, которая была даже против того, чтобы ее воздыхатель работал дистанционно. Но что тут поделаешь, если итальянец не мог длительное время ничего не делать. Да и упрямство его одного оказалось посильнее всего семейства вместе взятого.
Вот и сейчас, стоя под душем, ди Стефано находился в легком таком состоянии прострации, пытаясь постепенно прийти в себя и не забывать о том, что сегодня к ним с Жаклин придет младший кузен, с которым рыжей предстоит познакомиться. Помнится, поначалу она возмутилась, когда ей показалось, что Бальтазар как-то смущенно рассказал о том, что внешний вид Эдо слегка оригинален и вне формата, так скажем, но это было и к лучшему. Эдакая своеобразная проверка, как именно отреагирует де Руж. Ну а что, есть такие девушки, которым скажешь, что из родственников есть панки, металлисты и всякие хиппи, так они сразу начинают воротить нос и всячески выказывать свое недовольство. Вот таких девушек итальянец терпеть не мог, эдаких гламурных фифочек, считающих, что они пуп земли и что все им должны. К счастью, Жаклин была вовсе не такая, и ее реакция весьма порадовала ди Стефано, на что он ухмыльнулся тогда под нос, но вида не показал. Поэтому он был уверен в том, что сегодняшний вечер пройдет хорошо. Но стоило ему задуматься обо всем, как о себе весьма некстати напомнила головная боль. От усталости ли, последствия ли той травмы, полученной при аварии, Бальтазар не знал, да вот боль внезапно его скрутила такая, что он включил холодную воду и сунул голову под струи. Спустя несколько минут отпустило, а потом послышался звонок в дверь. Черт, а он все еще в душе... Пришлось звать рыжую и просить открыть дверь, а самому необходимо было выползать из кабинки, выпить обезболивающее и одеваться. Фух, только бы во время ужина его снова не скрутило. Ведь Эдо не знает о той аварии, а Бальтазар и Жаклин договорились не ворошить старые раны.
- Так, соберись, тряпка. Сорока еще нет, а уже от головной боли можно помереть в такие моменты, - пробормотал Бальтазар, обращаясь к самому себе, потом все-таки выбрался из душевой кабины, обмотался полотенцем и направился в комнату. Там же на кровати вольготно расположился Тибальт, который явно ждал Бальтазар и в этот раз - о, чудо - оставил его вещи, лежащие на кровати, в целости и сохранности. Имелось в виду, не обшерстил. - Ну что, Тиби, сейчас я оденусь и мы с тобой пойдем встречать того, кто тебе понравился в тот раз и от кого ты птицей взлетел на шкаф, - кот в ответ мявкнул весьма довольно, и уже через несколько минут при полном параде итальянец вышел в гостиную, где Жаклин уже встретила Эдгардо, а вслед за ним царственно вышагивал мейн-кун. - Эдо, рад видеть! Смотрю, вы уже познакомились с Жаклин, - улыбнулся банкир, отмечая про себя, что кузен выглядит в этот раз отменно, и обнимая его.

+2

7

Эдо, как и Бальтазар, да и как почти все итальянцы, был безукоризненно вежлив и обходителен. Мягко улыбаясь, мой новоиспеченный будущий родственник, пожал мою руку, и так легко, словно боялся мне сломать пальцы. Меня это немного повеселило, так как никогда не могла сказать, что я какая-то неженка или брезгую здороваться за руку с кем-либо. Но все это скорее было от такого же волнения Эдо, которое чувствовала и я. У кузена Бальта были такие же небесно-голубые глаза, которые явно оценивали меня, подойду я для их семьи или же нет.. Но, по видимому, Эдо остался доволен мной, впрочем, как и я им. И меня совершенно не смущал его своеобразный внешний вид, потому как человек он явно был хороший. А Бальту от меня еще прилетит, что не познакомил меня со своим кузеном раньше.
- И я счастлива, честное слово! - улыбалась я, приглашая кузена Бальта пройти внутрь.
Эдо попросил называть его Раньери или как-то приближенно к этой фамилии, потому что ему так привычнее, ну а мне этот вариант даже больше нравился, чем называть его просто по имени. Если он разрешил мне называть его по простому, значит доверяет, а это конечно мне польстило. Волнение стало гораздо меньше, потому что первое впечатление друг от друга у нас с Раньери было положительным, а значит и дальше все будет хорошо. По крайней мере мне хотелось на это надеяться.
- Хорошо, буду называть вас Раньери, а вы меня так и зовите - Джеки. Жаклин слишком официально и для чужих людей, а для семьи я Джеки..
Раньери назвал меня как-то еще по-итальянски, но я не поняла, что значило это слово. Бальт потом мне разъяснит, но я по интонации поняла, что это что-то хорошее и приятное. Вообще кузен Бальта был душкой, и я абсолютно не понимала, почему ди Стефано так долго скрывал от меня своего родственника.
Парень вдруг хлопнул себя по лбу и протянул не пакет, который держал в руках, упомянув, что в нем маффины его собственного приготовления. Это было очень приятно, что Раньери своими руками приготовил что-то, что не только вкусно, но и полезно. И он уже знал о том, что скоро Бальт скоро станет отцом.. Черт возьми, Раньери знает обо мне почти все, а я его только первый раз в жизни вижу! Ну Бальт... Выйди только сюда из ванной...
- Ох, это просто прекрасно! Я очень тронута, спасибо! - искренне поблагодарила я итальянца, дотронувшись до его руки. - Нет, слава Богу аллергии ни на что нет, и, честно говоря, я просто обожаю маффины..
Из пакета доносился просто непередаваемо прекрасный аромат, от чего у меня уже потекли слюнки. Я отдала пакет прислуге, которая помогала мне сегодня справиться с приготовлениями к приходу гостя, а затем Раньери спросил где же его кузен. Честно говоря, меня это тоже интересовало..
- Вообще уже должен быть готов.. Он пришел просто совсем недавно с работы и пошел приводить себя в порядок, но уже должен был справиться..
И я не ошиблась, Бальт как раз вышел к нам, следом за ним довольный бежал Тибальт. Ди Стефано поздоровался со своим кузеном, который доставал ему едва до груди , как и я. Братья были совершенно разными, но глаза.. Глаза у них были почти одинаковые - красивые, синие и невольно притягивающие взгляд.
- Давайте садиться за стол, иначе все остынет и будет уже не таким вкусным! - улыбнулась я двум итальянцам и пригласила их к столу. - А мне будет обидно, что я зря все старалась подать свежим и горячим..
Мы расселись по местам и я не смогла сдержать себя, чтобы не укорить Бальтазара, но мягким тоном.
- Вот скажи мне, почему ты сразу мне не рассказал о своем кузене? Он знает мое имя, кто я такая и что он скоро станет дядей, а я о нем только пару дней назад узнала.. Может ты бы еще на самой свадьбе мне его представил, м? - я улыбнулась Раньери, сжав слегка руку Бальта, чтобы он понял - я сержусь, но не собираюсь устраивать сцены при его родственниках.

+2

8

"Джеки", а красивое имя для девушки. Раньери несколько раз повторил его про себя, чтобы не забыть, и улыбнулся ещё шире, облегчённо выдыхая на реакцию невестки в отношении небольшого презента-знака внимания.
- Если честно, ко мне можно и даже нужно на "ты", Джеки. - Улыбка не сходила с его открытого лица, богатого на мимику. - Я безумно рад, что случайно угадал с вашей любовью к кексам. - Покачав головой, Торрегросса сопроводил свои слова живописным жестом, закрутив указательным пальцем по спирали вверх, и усмехнулся, - трудоголизм в наших семьях - это хроническое! Не иначе, а! - И ведь, правда, итальянцы - тот ещё ленивый народ, особенно в южной части страны. А тут даже, если закрыть глаза на эту часть семьи ди Стефано, обосновавшуюся много лет назад в Штатах и перенявшую многие американские черты, всё равно неладное творится - все остальные родственники Бальтазара и самого Раньери вкалывали только так. Особенно родители второго, практически не появляясь дома. Но во влиятельных семьях всегда так, не будешь работать, не будешь и на вершине. Это только со стороны кажется, что если денег много, то делать ничего не надо. А всё получается обычно как раз-таки наоборот, счастливее и свободнее именно менее обеспеченные люди. Вот так он считал, прочувствовав на собственной шкуре плюсы и минусы обоих социальных классов.
- Ciao, fratello! - Увидав появившегося кузена, Раньери расплылся в широченной улыбке, на которую только был способен, и, раскинув руки в стороны, обнял брата в ответ. Правда, со стороны скорее казалось, будто бы Эдо повис на Бальтазаре, разница в росте с которым составляла чуть ли не на целую голову, а то и больше!
- Да, твоя возлюбленная - замечательная девушка. - Не переставая улыбаться, мелкий всё-таки отлип от старшего и ткнул брата кулаком в грудь с намёком на обиду, - и зови уже меня Раньери! А ещё лучше Раньерино. - Последнее Эдо произнёс нежно, с братской преданностью заглядывая в глаза высоченному ди Стефано и толкнул его несколько раз локтем, подлизываясь. А потом рассмеялся. - Впрочем, как хочешь. - Отмахнувшись, он тут же с жаркими приветствиями схватил на руки рыжего короля всея дома, совершенно не боясь оказаться с ног до головы в кошачьей шерсти. И это в чёрных-то одеждах на выход.
Раз уж Бальту проще было обращаться к Эдгардо по его третьему имени, которое было в обиходе при общении с друзьями, коллегами и всем остальным миром вместо семейного второго, то не заставлять же его, право слово. Хотя младшему, сбежавшему от своей родной кровной семьи было бы, конечно, приятнее слышать хотя бы в американском кругу своих родственников имя Раньери. Какой-никакой, а семейный уют.
- О, конечно же! Только можно руки сначала помою? - Усадив кота на ближайшую мягкую поверхность и попросив того не скучать, Эдо покрутил обозначенными конечностями и, получив указания в нужном направлении, скрылся в ванной комнате, явившись назад довольно быстро.
- У вас такой потрясающий дом. - Сидя уже за столом, признался итальянец, качая головой и вскидывая брови. Наклонившись ближе к Жаклин, поведал он тише, будто по секрету, - я чуть не потерялся, когда искал дорогу назад. - Покивал с серьёзной рожей, что больше выглядело комично, и улыбнулся. - Уже и отвык от подобных масштабов за столько-то лет. У вас тут уютно, сразу чувствуется женская рука. Не то, что в прежней квартире Бальта! Хе-хе. - Накрытый стол манил и соблазнял своими разношёрстными и аппетитными на вид блюдами, но Раньери не спешил их попробовать. Во-первых, до хозяев ни-ни, а, во-вторых, Жаклин внезапно вонзила в его кузена меч лёгкого упрёка. И младший сразу же поспешил на помощь старшему, отвечая улыбкой на улыбку девушки. - Честно говоря, я практически ничего о вас не знаю, кроме как то, что моя будущая невестка невероятной красоты и большой души женщина, в которую мой дражайший братишка без памяти влюблён, - а как ещё может быть у итальянца, решившегося на столь ответственный шаг по созданию собственной семьи?! - И в этом я убедился собственными глазами. - Улыбаясь, Эдо склонил голову на бок, а потом ткнул пальцем в сторону Бальтазара. - Он давно уже собирался нас познакомить, но я упирался всеми правдами и неправдами, стараясь немного оттянуть нашу важную встречу, смакуя и подбирая нужный момент. - Раньери снова приблизился к Жаклин и зашептал, подставив руку к губам, - просто я так много работал последние месяцы, что сам себя пугался в зеркале. Не хотелось бы отпугнуть ещё и свою невестку. Я-то ладно, нервы у меня крепкие, а вот вы в интересном положении. - Он покивал и улыбнулся, кидая взгляд на брата и подмигивая ему, довольный собой и вообще всем происходящим. Давно он вот так не сидел за семейным столом в столь уютной и приятной обстановке!
- Вот, например, кем вы работаете? Чем занимаетесь в свободное время? Какую музыку предпочитаете, что любите на завтрак? Хотя последнее скорее личное, хе-хе-хе.

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-06-18 00:24:06)

+2

9

Головная боль немного отступила, хотя виски все еще давило. Но Бальтазар хоть и выпил таблетку, старался всеми силами терпеть, чтобы Жаклин не переживала из-за него. Поскольку всякий раз, когда он жаловался на головную боль, на лице рыженькой изображалась вселенская тоска, сострадание и явное желание взять эту боль на себя. Ведь после всего того, что случилось с Бальтазаром после их крупной ссоры, усиленной головной болью итальянец стал мучиться именно после той самой злочастной аварии, где он чуть не погиб. Врачи предупреждали, что вследствие той травмы головы боль может быть довольно чильной и частой, и в последнее время банкир начинал подумывать о том, чтобы сходить на обследования именно головы. Пусть выпишут или таблетки или вообще назначат какое-то лечение, чтобы такие приступы мигрени были как можно более редкими, ну или при лучшем стечении обстоятельств прекратились совсем. Ибо кому понравится, когда голова начинает раскалываться либо на совещании, либо при какой-то важной встрече, как сейчас. Банкир слегка вздохнул, Жаклин всегда винила себя в том, что у его будущего мужа часто болит голова, поэтому дабы ее лишний раз не расстраивать, ди Стефано старался лишний раз промолчать, а к врачу заявиться самостоятельно.
- Хорошо-хорошо, Раньерино, как скажешь. У меня самого куча всяких-разных прозвищ, поэтому я уже привык к такому обращению, - улыбнулся банкир, похлопав братца по плечу, а тот с выражением безграничного счастья на лице, кинулся тискать рыжего зверя, который вроде бы уже и не был против такого обращения с собой. И даже включил урчальник. На черной одежде кузена явно останутся шерстинки, однако дома у Бальтазара присутствовала куча специальных роликов для того, чтобы избавляться от шерсти и всякой другой липучей грязи, поэтому шерстяным Раньери точно не уйдет. Он подошел к Жаклин, чуть приобняв ее за талию и чмокнув девушку в макушку. Судя по тому, что рыжая улыбалась, кузен ей понравился. Впрочем, в этом Бальтазар и не сомневался, потому что Эдо мог запросто произвести хорошее, причем в дальнейшем оно не изменится. - Не спеши, а то успеешь. Мы будем ждать тебя в столовой, только смотри, кота не унеси в ванную комнату, а то мыться он не очень любит. А не то отделаешься не только тем, что тебя обшерстят, но и боевыми ранениями, - пока Эдо унесся в ванную мыть руки, Бальтазар и Жалкин прошествовали в столовую. Но перед тем, как сесть за стол, итальянец открыл бутылку минеральной воды и сделал несколько больших глотков. Холодная вода несколько отрезвляла, да и голове было легче. сам же искоса поглядывал на Жаклин, не замечает ли она его не совсем стабильного состояния, но вроде бы все было в порядке. А там и Эдо вернулся, и все уселись за стол.
- Ты разве не помнишь, что в нашей жизни было слишком много самых различных событий, которые могли помешать знакомству Раньери с тобой, - легкий укор не понравился Бальтазару, хотя тот сохранял нейтральный тон, не желая лишний раз ссориться с будущей женой и повторять о том, что за последние полгода почему-то плохих событий было гораздо больше, нежели хороших. По многим причинам. Но девушка положила ему ладонь на руку, после чего ди Стефано поднес ее руку к губам и поцеловал в ладонь, как обычно, смотря на нее внимательно. - Просто и Раньерино не знает о многом, что случилось, о чем я ему позже обязательно расскажу. Не о нюансах наших взаимоотношений, а кое о чем другом, что случилось со мной еще до нашего с тобой знакомства. Мне хотелось бы, чтобы в дальнейшем было как можно больше положительных событий. а что до знакомства с родственниками, поверь- на самой свадьбе тебе придется познакомиться со многими, ведь у итальянцев родни слишком много, даже больше, чем иногда требуется, - банкир чуть покосился на Эдо, поскольку знал о его взаимоотношениях с его родными, которые были совершенно не радужными. И готов был помочь в меру своих сил всегда, если потребуется.

0

10

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Never say never