Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Darling Didn't We Kill You?


Darling Didn't We Kill You?

Сообщений 21 страница 34 из 34

21

Захлопнув окровавленную чёрную пасть, дабы прекратить этот откровенно раздражающий и неприятный смех, кажущийся чужим, Эйнар нахмурился. Но внутри всё равно кто-то смеялся, содрогая его тело в конвульсиях. Грёбаный анахорет! Грёбаный он сам! Грёбаная его кровь! Ведь ему приятно случившее, да ещё как. Ох, в головушке уже копошатся, словно мухи, красочные картинки, как он выпускает наружу костяную руку и вспарывает пуританца, как наслаждается его болью, ужасом, ненавистью и беспомощностью. Как купается в его крови и кишках. Хм, что-то совсем не элегантный способ убийства. Как-то грязновато. И когда он стал получать удовольствие от потрошения? Наверное, одна из сущностей зверя, а то и монстра какого, в которых он обращался или телами и разумом которых овладевал, даёт о себе знать. Обскуро, например... а ведь и правда! Он же сейчас слишком слаб, вот и лезет всякое наружу. Совсем с этим грёбаным вожделением забылся.
Хотя может это и есть он настоящий? Тот, в кого превращается и кем в итоге когда-нибудь станет?
Эйнар об этом думал, уже подхватывая обмякшее тело самолично парализованного неудавшегося любовника, аккуратно поддерживая упавшую голову. Хмурясь и не глядя в глаза котёнку, потому что боялся прочитать в них ненависть, а ещё увидеть в них отражение своей бессовестной лыбящейся рожи. Он был уверен, что так и есть, хоть и не чувствовал, казалось, собственных губ, пока не облизал их снова.
Разозлившись, он рьяно оттянул свою щёку свободной рукой, словно она не принадлежала ему. А на деле, похоже, мимика не принадлежит ему. Утробно рыча, потеребил губы и, почти мгновенно нарастив из ногтей острые длинные когти, вонзил их в своё лицо, с гневом рванув в сторону. Их обоих и скалу вокруг обрызгало кровью, а по чистейшей лазуревой бурлящей светящейся воде начала расходится густая чернота.
- Великий хочет этой жертвы. - Чужой, но такой привычный более высокий и ехидный голос, вырывающийся из его собственного разорванного рта.
- Заткнись! - Булькая чёрной кровью, Эйнар встал на выдолбленные для сидения в скале полки и вытащил анахорета из источника.
- Убьём, убьём, убьём. - Не унимался мерзкий голосок, слегка картавя из-за мешающейся крови. - Ты тоже хочешь этой жертвы. Я знаю. - Пока Эйнар, наклонив голову так, что вместо чёрного окровавленного лица оказалась сплошная тень, быстро и нервно смывал с Кеннета свою кровь, не глядя ему в глаза. Чёрная густая субстанция с редкими красными вкраплениями стекала по его подбородку вниз, по шее на ключицы и грудь, до паха, струясь по внутренней стороне бедра, соприкасаясь с бурлящей водой и вырисовывая красивейшие узоры. Хотя другие сказали бы наоборот.
- Молчи. - Едва слышно.
Плеснув в последний раз, он отвернулся и сошёл с выдолбленной ступени-сидения, рухнув в воду с головой - уж так было глубоко в источнике в этом месте, что было понятно по более тёмной воде. Доплыв до более мелкого места, где и сидел ранее, он вынырнул и устроился на другом сидении, поворачиваясь спиной к Кеннету, подставляя её ему, словно играя и не рассматривая возможность удара, когда он сможет вновь двигаться. А произойдёт это довольно скоро, ведь крови было не так уж и много. Или много? Да и вода из источника, которую он влил ему из отмытой ладони в рот, должна была помочь.
Уложив голову на чёрно-белые предплечья, изуродованные старыми шрамами и новыми от недавних пыток, с не до конца смывшейся чёрной краской, он закрыл глаза. Не стоит сейчас показывать своё лицо Кеннету. Не сейчас, пока его тело всё ещё содрогается в уродливых не подконтрольных смешках, а на окровавленных чёрных губах и изуродованном разорванном лице гуляет безумная перекособоченная улыбка, приносящая извращённое удовольствие.

[NIC]Einar[/NIC]
[STA]"падший мудила" (с) Кенни[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/UH0WQ.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/t/3KwLu.jpg[/SGN]

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-08-18 23:47:12)

+1

22

Ситуация в пещере всё больше и больше выходила из-под контроля. Кеннет даже не знал, что пугало его сильнее – сковавший тело паралич или смех, извергающийся из уст несостоявшегося любовника? Радуется ли тот удавшемуся плану? Злорадно предвкушает ли грядущее убийство?
Да Эйнар не лукавил насчёт собственного помешательства… в ужасе оцепеневший парень таращился на чужое окровавленное лицо, вслушиваясь в разноголосую речь. В каких только переделках юному анахорету не довелось побывать, но в этот момент он был готов поклясться, что ничего более жуткого в своей жизни не видел. Вслепую пойдя на поводу у физического инстинкта, он вверил себя во власть сумасшедшего фантомца, превратился в его тряпичную куклу… Радовало лишь, что сам Эйнар, похоже, всё-таки не планировал расправу над беззащитной жертвой, хотя слова, вылетающие из его рта, утверждали обратное. Кеннет кожей чувствовал его прикосновения, быстрые, нервные, но не жестокие, не яростные. Твёрдый каменный пол пещеры придавал ощущений мнимой безопасности, хотя сервал прекрасно понимал, что в любой момент безумец может передумать и всё же сунуть синеволосую голову под воду. Даже если какая-то часть Эйнара сопротивляется этому поступку - а так и есть, пока что светлые побуждения преобладали в мотивации спятившего приятеля, не зря ведь он кинулся выхаживать обездвиженного котёнка - в следующую же секунду всё может измениться, и не в пользу Кеннета. И если так случится, если та тёмная, безобразно гогочущая сторона одержит верх... Анахорет не сомневался, что такое возможно. Эйнар действительно способен его убить. Способен - во всех смыслах.
Нет, никогда ещё глупому юнцу не было так жутко. Ни при виде разодранных тел сородичей, ни при встрече с обскуро... Одно дело - смотреть в лицо опасности, пусть даже смертельной. Анахореты в той или иной степени привыкли это делать. Совсем другое - смотреть в лицо настоящему сумасшествию, чувствовать его дыхание, его взгляд, его касания. Слышать его слова. Оно непредсказуемо, и эта непредсказуемость пугает в разы сильнее обскуро. Ну что взять с хищной тварюги? Ясное дело, она постарается тебя сожрать, тут и думать нечего. А вот что сделает с тобой безумец? Можно ли полагаться на его милость? Насколько глубоко он сам погряз во тьме своего сломанного рассудка? Может ли сам Эйнар ответить на эти вопросы?
С огромным облегчением Кеннет осознал, что к отравленному телу постепенно возвращается утраченная двигательная функция. Слабо пошевелив пальцами, затем рукой, затем ослабевшей шеей, он осторожно приподнялся на локтях и кое-как принял шаткое сидячее положение. Целебный источник вновь его спас - вообще было бы здорово всегда иметь с собой про запас небольшое количество этой воды. Кто знает, когда она может им пригодиться...
- Ты меня здорово напугал, - откровенно признался сервал слегка охрипшим из-за затёкших голосовых связок голосом, уставившись на открытую спину спятившего товарища. Теперь, когда он не был настолько беспомощным и теоретически мог за себя постоять, парень избавился от прежнего панического страха и чувствовал себя увереннее. На ум внезапно пришла забавная легенда об одном анахорете, сошедшим с ума после ночного дежурства. Помнится, его отряд целую поэму сложил,как же там было?... "Во мгле без проблеска зари он бьётся лбом о фонари и все твердит, неисправим, что призрак гонится за ним...".
[NIC]Kenneth[/NIC] [STA]глупый котёнок (с) Эйнар[/STA] [AVA]http://s12.radikal.ru/i185/1606/17/8292bf47d75a.jpg[/AVA] [LZ1]КЕННЕТ, 90y.o.
race: беглый анахорет-сервал
class: бывший разведчик-заклинатель льда, ныне ступивший на путь Тьмы
darling jerk: Einar
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-10-16 17:54:21)

+1

23

Сколько времени прошло, пока Эйнар не услышал сквозь чужой навязчивый шёпот и гаденькие хихиканья, содрогавшие его тело, ещё один голос? Ахираус вряд ли дал бы ответ на этот вопрос. Он даже не сразу сообразил, что услышал именно своего неудавшегося любовника или, вернее сказать, уже неудавшуюся жертву.
Возможно тому виной изменившийся из-за хрипоты голос Кеннета. Или же сосредоточенность на внутренней борьбе.
Эйнар дёрнулся и напрягся, вжимая изуродованные пальцы в скалу источника, выгибая слегка спину, будто разгневанный потревоженный кот.
- Не подходи. - Просипел он в ответ, сверля сквозь мокрые длинные пряди серебряных волос широко раскрытыми глазами случайно выбранную в камне точку, не имеющую никакой ценности и не несущей никакой информации.
- Уходи. - Отрывисто. Напряжённо. - Убирайся! - Яростно. - Пожалуйста. - Тише. Сжимая пальцы, скрежеща ими по камню, сдирая ногти, срывая кожу. До крови.
- Прошу. - Тяжёлый вздох, словно дышать, говорить и держать себя в руках - это самое настоящее для него испытание.
- Уходи. - Уже с мольбой и совсем шёпотом, обмякая плечами, вжимая голову, погружаясь под воду, словно сдувшийся пузырь из кишок обскуро.
- Тебе надо уйти. Держаться подальше от меня. - Едва слышно, опускаясь всё ниже, пока вода не закрыла разорванное изуродованное окровавленное лицо, и не пошли грязные пузыри из-за издаваемых звуков.
Только бы Он не услышал. Но Он всё услышит. Руох уже проснулся от сна, расправил крылья и пронзительно каркнул, сверкая во тьме каменной ниши своими чёрными глазами-бусинками с отблеском алой крови и лазурной синевы источника.
Ты задумал обмануть Великого? СамогО Великого?! Да как ты посмел?!
И Тело Эйнара само развернулось, резко кидаясь на анахорета, вцепляясь своими деформированными пальцами-когтями в плечи своей цели, в её шею, руки, лицо. Хрипя и шипя, булькая кровью, слюной и водой. Глаза безумные, абсолютно чёрные, как сама Тьма. Ни той пронзительной лазури радужки, ни красных вкраплений алой крови в чёрной склере. Ни толики от глаз Эйнара, от его извечно насмешливого, но заинтересованного плотоядного взгляда с дремлющей тоской, ни капли его души.
[NIC]Einar[/NIC]
[STA]"падший мудила" (с) Кенни[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/UH0WQ.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/t/3KwLu.jpg[/SGN]

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-08-24 22:19:54)

+1

24

Кеннет с наивным оптимизмом надеялся, что припадок безумия закончился, что Эйнар угомонился, пришёл в себя – хотя бы настолько, чтобы не переключиться в мгновение ока на своё сумасшедшее тёмное эго – и анахорет благополучно обрёл своего товарища. Что они могут вернуться в горячую воду… отдохнуть, тронуться в путь… строить планы на будущее, коварное и недалёкое…
Юный глупец. Разумеется, их совместному будущему настал конец – они оба это понимали. Наверное, парню стоило послушаться фантомца с его почти молебной просьбой. Он мог бы уйти, оставить ему часть припасов, оружия, даже одного лося, чтобы быть наверняка уверенным, что тот не пропадёт. Впрочем, Эйнар-то точно не пропадёт – ведь жил же он как-то до встречи с Кеннетом? Жил, и судя по всему, припеваючи. Они почти не знают друг друга, несмотря на уже образовавшиеся между ними связи. Судьба – та ещё шутница, сводит врагов, разводит друзей… Не будет ли действительно проще, если и они разойдутся каждый своим путём? Юноша знал, каким тяжёлым будет это решение, но… сможет ли он доверять безумцу, как прежде? Или же будет сторониться его, опасаясь нового всплеска сумасшествия? Каково будет самому Эйнару? Сможет ли он сдерживать себя? Что будет чувствовать, ощущая, какую паранойю нагнал на своего приятеля?
Мучительная агония собственных эмоций душила кота. Ему тоже стало трудно дышать. Наверное, ещё не вполне очнулся от яда…
- Но я не хочу уходить, - негромко проговорил он, словно признавался в постыдных грехах, - я не хочу оставлять тебя, Эйнар.
Чудаковатая кошачья натура. А вроде бы считается, что анахореты скорее подвержены влиянию инстинктов, как истинные животные, нежели эмоций и доводов рассудка. Да что там, синеволосый дурень почувствовал это на собственной шкуре, когда чуть не отдался бывшему врагу. Что сейчас-то случилось? Инстинкт самосохранения, куда же ты делся? Молчишь?
И парень неловко зашевелился, намереваясь совершить очередную глупость, обратную тому, о чём просил несчастный спятивший ахираус – подойти. Уж слишком обречённо тот скрылся под водой, будто сам пытался сбежать, только непонятно, от чего, от кого? В мыслях у Кеннета стоял тотальный хаос. Сердце щемило от ощущения чего-то неизбежного. Того самого конца? Конца их удивительной, странной, кажущейся невозможной даже им самим связи? Кто из них двоих на самом деле обречён?..
Атака! Внезапная, сбившая жертву с толку своей неожиданностью атака! Вот и настал момент, когда не до сантиментов. Рефлексы приготовились к бою, инстинкты пробудились с новой силой, выводя анахорета из транса. Когда доходит до битвы, нужно бороться. До победного конца.
Может ли эта драка положить конец всему? Стать одним из тех побоищ, которым приписывают пафосный эпитет «не на жизнь, а на смерть»? Что насчёт равенства сил? Трудно сказать. Кеннет очень жалел, что нет времени перекинуться в привычный полу-гуманоидный облик – сейчас очень пригодились бы и сила, и скорость, и когти, и мощные задние лапы… кто он без своего кошачьего облика? Просто худой пацан без особых животных навыков, лишённый естественного оружия. До неестественного слишком далеко. Оба противника здорово ослаблены – ранами, переживаниями, ядом. Пока что преимущество на стороне Эйнара, неожиданное нападение – уже половина успеха.
Чувствуя, как чужие когти разрывают его кожу, плоть, словно поехавший ублюдок пытался разорвать своего недавнего товарища на куски, Кеннет изо всех сил пытался оттолкнуть его, вырваться, разорвать контакт. Удалось бы – может, при соблаговолении удачи парень смог бы добраться до оружия!
- Аааарррггггххххх отвали от меня!! – с досадой вскричал сервал, лихорадочно извиваясь, как змей. У напавшего оказалась сильная хватка, и оттолкнуть его было не так-то просто. Сейчас бы магия не помешала, но на неё у юнца точно не хватит сил… Держаться, только держаться и выгадать момент!
Ловко выгнувшись, Кеннет сумел отвесить неплохой удар в ещё плохо зажившее место на теле Эйнара. Бить по больному – подлый приём, но действенный, и юноше удалось его повторить. Стремясь дезориентировать соперника по-настоящему сильной болью, анахорет затем мощным рывком сумел-таки разорвать их сцепившийся клубок и свалил безумца в источником, чудом не последовав за ним. Не теряя ни секунды, кот, подгоняемый адреналином, вскочил на ноги и бросился к заветной куче оружия, выхватил кинжал и угрожающе замахнулся им, не сводя глаз с на мгновение поверженного противника:
- Эйнар, очнись! Я не хочу делать тебе больно, приятель, но я сделаю, если придется.
Царапины на лице характерно пощипывали. Вот бы остались шрамы, с мазохистским наслаждением подумал Кеннет. Смазливая мордашка не принесла ему в жизни ничего хорошего. Может быть, будь его лицо испещрено парой-тройкой уродливых шрамов, старшие сородичи не заглядывались бы в его сторону с такой регулярностью. Да что там, наверняка заживёт... эта дрянь всегда заживает на нём, как на истинном кровожадном звере.
[NIC]Kenneth[/NIC] [STA]глупый котёнок (с) Эйнар[/STA] [AVA]http://s12.radikal.ru/i185/1606/17/8292bf47d75a.jpg[/AVA] [LZ1]КЕННЕТ, 90y.o.
race: беглый анахорет-сервал
class: бывший разведчик-заклинатель льда, ныне ступивший на путь Тьмы
darling jerk: Einar
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-10-16 17:53:52)

+1

25

[NIC]Einar[/NIC]
[STA]"падший мудила" (с) Кенни[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/6nXIj.jpg[/AVA]
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/BYkzV.jpg
[/SGN]

Взвыв скрипуче ломающимся голосом от столь подлого удара в едва затянувшуюся рану, ахираус потерял бдительность и оказался поверженным в источник. Сильный удар о воду наверняка оглушил его затуманенную голову, потому что несколько мгновений, наверняка показавшихся довольно долгими, безумец не всплывал. Может стоило бы броситься ему на помощь? Ха-ха, правильно, хватай кинжал, может быть, он тебе поможет.
Ещё одно затянувшееся мгновение, пока шумное сбивчивое дыхание оглушало анахорета вместе со стуком его собственного сердца, и на поверхность колеблющейся горячей воды, показалась белая макушка. От воды волосы потемнели, становясь похожими на червонное серебро. Ахираус начал медленно подниматься, распространяя вокруг себя расползающиеся узоры густой чёрной крови. Овальное и некогда симпатичное лицо, кажущееся сейчас бело-серым из-за смывшейся и облезшей чёрной краски и мела, облепили спутавшиеся волосы, потяжелевшие от воды. Разорванная щека не спешила затягиваться, да и регенерация ахираусов была на куда меньшем уровне, нежели чем у анахоретов - шрамы оставались всегда. Использовать в качестве оружия собственные кости это вам не хухры-мухры всё-таки. Глаза всё так же были черны, утопая в тенях глазниц и источая, казалось бы, некую угрозу, мощь и небывалую силу. На смазавшихся и окровавленных чёрных губах застыла усмешка. На кругляшкам металла и в чёрных склерах играли лазуревые отблески светящейся воды, придавая и всему показавшемуся телу ещё более болезненный, но не менее извращённо привлекательный вид.
Ворон Эйнара вдруг пронзительно каркнул, слетел со своей ниши и опустился на израненное пытками левое плечо ахирауса.
Эйнар моргнул или так только показалось, но в этот момент, как будто что-то изменилось. Чужеродная мощь, от которой с каждым мгновением становилось всё труднее дышать, увеличилась в десятки, наполняя пещеру и дотягиваясь до перепуганного изнурённого котёнка.
Эйнар неестественно наклонил голову вправо и оскалился в широкой улыбке. Было в этом выражении лица нечто-то пугающее, заставляющее, если не замереть на месте, поджав иллюзорные уши и хвост, то попытаться бежать прочь. Вот только тело анахорета не двигалось - он слишком сильно было скован страхом, возросшим сейчас в сотню раз. И явно не просто так.
Эйнар кашлянул, просипел что-то, откашлялся ещё раз и гаденько засмеялся не своим и не тем вторым, а другим, более низким и пробирающим прямо до мозга когтей, голосом.
- Ааах! - Вернувшись в вертикальное положение, выгибаясь при этом словно резиновый, Эйнар медленно томяще поднял руки и слегка запрокинул голову, показывая анахорету свою счастливую улыбку. Ворон при этом лишь вздрагивал крыльями, но цепко держался, впившись когтями в плоть ахирауса.
- Ммм, как же я скучал по своему голосу... - Шелестящий голос тёк словно раскалённый метал в приготовленную форму.
Ахираус выпрямился и опустил руки, вновь вонзившись лениво-внимательным взглядом в анахорета. От этого ненадолго ослабший страх вновь усилился. Будто бы ахираус контролировал страх внутри Кеннета.
- Здравствуй, котёнок, сын Сигилии, моего врага. - Голос был тих, но каким-то образом отражался от скалистой поверхности пещеры и разносился по ней будоражащим эхом. Словно нарастающая буря, голодная и ненасытная, жаждущая отведать слабую и никчёмную тростинку, внезапно настигнуть, обрушиться своей смертоносной мощью, раздавить своим безжалостным натиском, поглотить с потрохами или вовсе смести её с лица земли, словно тростинки никогда не существовало.
- Тебе оказана великая честь, ведь к тебе явился Ахернар, враг твоей матери, враг твоего народа. - Ахираус приподнял верхнюю разодранную губу, обнажая плотно сомкнутые белые зубы в этакой шипящей улыбке.
- Я знаю, ты решил пойти путём Тьмы. Ты предал свою мать. Как далеко ты готов зайти? - Ворон вдруг резко спорхнул с плеча Эйнара и полетел к анахорету, который не мог и шевельнуться, даже моргать не получалось - необъяснимая мощь Тьмы сейчас руководила им, дёргая за ниточки. Птица приземлилась на плечо Кеннета и теперь уже вонзила свои когти в его обнажённое плечо, куда более чистое и не изуродованное. Словно решила отведать более свежего мясца. Клюв резко вошёл в кожу над ключицей, а уже через мучительное мгновение ворон щелкал красным клювом, глотая не осквернённую кровь.

+1

26

Кинжал в руке самую малость успокаивал, придавал энергии и сил - такое нелепое самовнушение, психологическое плацебо, но ничего другого у Кеннета не осталось. Он не сдался, он смог вырваться, у него есть какое-никакое оружие - все эти мысли вселяли уверенность в благополучном исходе, заставляли поверить себя. Вот только какой исход считать благополучным, анахорет ещё не решил.
Вопреки здравому смысле он _не_ хотел причинять вред сумасшедшему товарищу, даже превратившемуся в неуправляемого агрессивного психа. Тем не менее, он смог бы это сделать, если бы пришлось, если бы вопрос действительно встал ребром: он или фантомец. Во всяком случае, так сервал увещевал сам себя.
Синие глаза неотрывно следили за восстающим из водных пучин силуэтом - источник был не такой уж глубокий, но в тот момент ему казалось, будто обезумевший противник вынырнул со дна бесконечной бездны. Готовый к бою кинжал дрожал в худой руке. Движения Эйнара лишились враждебной резкости, и Кеннет посчитал это хорошим знаком - может, тот пришёл наконец в себя?
Нет. Что-то было не так. Сервал чувствовал это своим кошачьим нутром.
Ахираус и впрямь изменился, словно перекинулся в иную личность, но этот лик не походил ни на один из предыдущих. Юноша задрожал - и внешне, и внутри - чувствуя, кожей чувствуя, каждым кончиком каждого нервного окончания, присутствие - иное присутствие. Незнакомое. Пугающее. Присутствие чего-то великого, что заставляет колени предательски дрожать, как травинки на ветру, ожидая, что они вот-вот подломятся, бросая жалкую тушку своего носителя ниц на твёрдый пол пещеры. Вконец потеряв связь с реальностью, Кеннет зачарованно смотрел на то, чем - или кем - становился Эйнар, и всё его существо прониклось смесью ужаса и трепета.
А потом он услышал голос.
Жалко и жалобно дрожащая рука вздрогнула последний раз и опустилась, резко обвалилась, как плеть, рассекая воздух. Пальцы разжались, и лезвие беззащитно звякнуло о камень. И то верно - ещё не хватало замахиваться оружием на самого Бога Тьмы.
Кеннет ни на секунду не усомнился в происходящем. Нет, это не очередной припадок безумия его несчастного приятеля. Он открыл рот, пытаясь произнести хоть слово, но будто онемел, словно вновь отравленный вражеской кровью.
Конечно же, Ахернару известно всё - на то он и Отец Тьмы, ведь так? Он всевидящий, всезнающий. Чернотой своих собственных глаз он видел, насколько низко пал глупый котёнок. Спас пленника, представителя вражеской расы, заплатив за спасение горькую мерзкую цену. Позорно бежал из лагеря, бежал от своих сородичей, покидая их, предавая их. Их, всех анахоретов одним махом, весь свой народ, ценности и морали, свою Мать - да, да, он предал её. Ради того ли, чтобы спасти одного придурочного фантомца? Ради того ли, чтобы спасти себя от участи, безжалостно уготованной собственной Матерью? Свобода - к этому он стремился? Потому что фальшивое равенство, фальшивые устои, фальшивое братство котов стояло посреди глотки, как застрявшая рыбья кость? Он должен был ответить на эти вопросы. Прямо сейчас. Великому Ахернару и самому себе.
И Кеннет в почтительном жесте склонился перед врагом своего народа. Алые капли уже загустевшей крови украсили пол. Расплылись причудливым узором. Красиво.
- Благодарствую за оказанную честь, Великий, - юноша осмелился выговорить первые слова. Губы засохли и плохо слушались - не то от крови, не то от эмоций, - ты прав. Я предал всё, что когда-то было дорого мне и моему народу. Я предатель.

Предатель и изгой, за чьей головой - и задницей - мстительные сородичи будут охотиться ещё много-много лет. В истинных зверях жажда крови никогда не стихает.
- И я готов идти дальше, - твёрдый голос из уст дрожащего измученного тела. Довольно занятный контраст.
Когти ворона впились в обнажённую плоть, яростно щёлкнул клюв, и кот инстинктивно зашипел, совсем по-кошачьи, но почти не дёрнулся. Раной больше, раной меньше...
- Так далеко, как только возможно. Дальше, чем кто-либо из анахоретов, - глупо, пожалуй, уже говорить "моего народа", когда ты - предатель. И к народу больше не относишься. И сам себя не относишь. - Мне нечего терять, Великий. Я готов идти, - во тьму... прямиком во тьму, - до самого конца. И дальше. Пока я дышу. Пока ты мне позволишь.
[NIC]Kenneth[/NIC] [STA]глупый котёнок (с) Эйнар[/STA] [AVA]http://s12.radikal.ru/i185/1606/17/8292bf47d75a.jpg[/AVA] [LZ1]КЕННЕТ, 90y.o.
race: беглый анахорет-сервал
class: бывший разведчик-заклинатель льда, ныне ступивший на путь Тьмы
darling jerk: Einar
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-10-16 17:53:22)

+1

27

Услышанное понравилось Ахернару. Впрочем, иного и быть не могло. Вершитель прекрасно знал ответ маленького анахорета, зашедшего слишком далеко. Частично по своей воле, частично умело подтолкнутый невидимой мощью Тьмы на путь предательства. Через одного из немногих Падших.
Вершитель улыбался. Но разорванные губы ахирауса, окаймлённые застывшей чёрной кровью и краской боевого грима, даже не дрогнули.
Ахернар потянул к хрупкому, ослабленному плотью, но не намерениями анахорету свои невидимые когтистые чёрные руки. Сейчас по ощущениям котёнку были дарованы именно гуманоидные конечности, хоть Вершитель и был далёк в истинной сущности своей от подобного. И мальчика окутало невероятной мощью, что сейчас была доступна через тело Эйнара лишь малой долей. От этой мощи вопреки всем россказням жрецов Сигилии не веяло неотвратимой гибелью, пакостными разложением и гнилью, губительным и сводящим с ума отчаянием и безнадёгой. Да, мальчика сейчас бросило в дрожь, но не от отвращения и страха, а от ласковой густой теплоты, невероятных надежд и ожиданий. Гипнотизирующих, манящих, успокаивающих, соблазняющих и обещающих неведомую силу и возможности.
Ворон оторвался от окровавленной ранки, щёлкнул красным клювом, разбрызгивая капли жизненной субстанции и взлетел, направившись к Ахернару, начав кружить над головой Эйнара.
- Теперь ты сможешь взывать ко мне через Руоха вместе с моим славным сыном. - Голос Великого был тих, но каким-то непостижимым образом он скрежетал и отражался дрожащим эхом от скал и воды, заполняя всё пространство вокруг, проникая в самую суть Кеннета. - Ворон испробовал твоей крови, дитя. Это своего рода связь со мной. Ты поймёшь. Очень скоро. - Невидимые, но ощутимые руки начали удаляться, возвращаясь обратно к телу Эйнара, лишая Кеннета почти материнской ласки. - Приди во Храм мой и я дарую тебе силу. В знак благодарности, что ты спас этого ребёнка, я дарую тебе шрамы, как ты и хотел. Отныне все раны твои будут оставлять удивительные узоры на твоём теле. - Он замолчал, наклоняя голову и неотрывно, немигаючи взирая на Кеннета, а через несколько долгих и абсолютно тихих, словно всё вокруг перестало существовать, оказавшись в вакууме, минут вновь зашелестел, - Так же даром тебе будет знание Эйнара о месте нахождения Храма. - Ведь одно из главных испытаний для пожелавших посвятить себя Тьме - необходимость найти обитель Культа Тьмы, Дом Ахернара. - Не забудь обдумать свои желания до того момента - какие именно силы ты хочешь получить. А до тех пор сумей отблагодарить и меня по пути. И не оставляй моего сына, пока сам не станешь моим сыном. - На этих словах чернота из не до конца ещё изменившихся глаз падшего начала уходить, как и ощущение присутствия великой древней и необъяснимой мощи, а после очи ахирауса закатились, а тело его плавно опустилось в источник, погружаясь под воду.
Ворон снова каркнул и вернулся в присмотренную им ранее нишу.
Бог Тьмы, явившийся предателю-анахорету, ушёл. А сам мальчик вновь оказался свободен и даже почувствовал некий прилив сил.
[NIC]Einar[/NIC]
[STA]"падший мудила" (с) Кенни[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/6nXIj.jpg[/AVA]
[SGN]http://sa.uploads.ru/t/BYkzV.jpg
[/SGN]

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-13 23:56:36)

+1

28

Если где-то далеко анахореты, теперь уже бывший народ Кеннета, пытались представить себе, куда и зачем отправился предавший их сервал, где он сейчас находится, чем занимается и какие у него дальнейшие планы - даже коты с богатым и развитым воображением не могли вообразить, ЧТО происходило здесь, в уютной каменной пещере. Сам Кеннет с трудом осознавал происходящее логикой, зато чувствовал его каждой клеткой своего изнурённого тела.
Ни словами, ни красками, ни жестами - ничем он не смог бы передать ощущения, окутавшие его, как согревающий кокон, как ласковые объятия. Ему казалось, что в мгновение ока он постиг все тайные истины этого мира. Свобода, у которой не было границ. Равенство и единство противоположностей. Тёмное братство, частью которого ему теперь предстояло стать. Множество дивных и ярких образов мелькало в синеволосой голове, и юноша растворился во тьме, всецело и бесстрашно отдаваясь ей.
Через несколько мгновений, показавшихся котёнку сладкой вечностью, объятия Тьмы разомкнулись, разрывая интимный, полный непередаваемых ощущений мирок.
Сервал громко и глубоко вдохнул. Он словно только что вынырнул из-под воды, но теперь вместо привычной жажды суши и воздуха он хотел вновь окунуться с головой в манящую глубину. Впрочем, воздуха ему действительно не хватало - из-за нахлынувших эмоций.
Связь с Ахернаром... связь с Богом Тьмы. Богом, который даровал ему шрамы. Который явил перед жалким анахоретом свою великую могущественную сущность. Который стал утешением и спасением предателю и изгою. Который сумел дать юному котёнку то, чего никогда не смогла бы Сигилия. И тут даже не о дарственной силе речь...
- Благодарю тебя, Отец, - с благоговением отозвался Кеннет. Голос Ахернара звучал у него в голове, в душе, в самом сердце. Жизнь стала кристально ясной, как линия на ладони, будто некто начертил простую и понятную схему.
Теперь у сервала были цели. В соответствии с целями - желания, мечты, надежды. Сопутствующие им опасения и страхи. Выстроенный на ближайшее будущее какой-никакой план действий. Совсем недавно приобретённые обязанности и долг. Но самое главное - у него была свобода. Словно кто-то отсёк, отрубил топором цепи, приковывающие его к собственному прошлому. Окончательно. Навсегда.
- Я не подведу тебя, Отец, - решительно пообещал юнец, ни на секунду не прекращая ощущать трепет перед силой, которая в одночасье изменила всю его судьбу.
Даже когда та самая сила начала отступать, а ощущение её присутствия, чёткое прежде, ослабело, эффект, произведённый на юношу внутри, не исчез. Может быть, он так и продолжал стоять столбом, не торопясь двигаться, перебирая в памяти услышанные слова, как фамильные драгоценности... но взгляд синих глаз вовремя упал на привлекательно поблескивающую поверхность источника, в котором всё ещё покоилось тело Эйнара, убаюканное со всех сторон целебной водой, как одеялом.
Кеннет позвал товарища по имени, с кошачьей ловкостью спрыгивая в воду рядом с ним. Он бережно помог тому добраться до каменного берега, невольно улыбаясь во весь рот. В кои-то веки у него была причина для искренней улыбки.
- Порядок? - выразительно выгнув брови, Кеннет осведомился у приятеля о его самочувствии. Обсуждать же произошедшее в пещере, делиться эмоциями и впечатлениями парень не хотел - по крайней мере, не сейчас. У каждого должны быть такие сокровища в самом сокровенном уголке души, которыми он эгоистично не захочет делиться с другими.
Бросив беглый взгляд на слегка искажённое волнами отражение на водной глади, сервал довольно усмехнулся. Неспешно зачерпнул щедрую пригоршню тёплой жидкости, плеснул себе на лицо, смывая кровь, и жадно впился глазами в очертания царапин, обещающих превратиться в красочные шрамы.
- Идеально... - тихо произнёс анахорет. Больше не мистер Сладенькое Личико, а? - Идеально.
Он пристроился у бортика по соседству с Эйнаром, хитро улыбаясь, по-кошачьи щуря задорно поблёскивающие глаза.
- Готов выдвинуться ночью? Мне не терпится в путь.
[NIC]Kenneth[/NIC] [STA]глупый котёнок (с) Эйнар[/STA] [AVA]http://s12.radikal.ru/i185/1606/17/8292bf47d75a.jpg[/AVA] [LZ1]КЕННЕТ, 90y.o.
race: беглый анахорет-сервал
class: бывший разведчик-заклинатель льда, ныне ступивший на путь Тьмы
darling jerk: Einar
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-10-16 17:52:31)

+1

29

Лучше бы анахорет внимательнее смотрел по сторонам или хотя бы обратил внимание на то, что его недавний друго-враг готов вот-вот утонуть. Но благо он всё же вовремя спыргнул в воду и похоже даже не заметил, оглушённый собственными эмоциями и эйфорией, что ахираус пребывал в полуобморочном состоянии. Только, когда его тело коснулось твёрдой поверхности скалы, а голова легла на камень, повернувшись на бок, из разорванного кровоточащего рта начала вытекать пузырящаяся чёрная вода с красными вкраплениями. Кровь Эйнара будто бы вновь стала прежней. Как такое возможно?
Закашлявшись, через какое-то время он пришёл в себя. Кое-как выпрямился, прижимая дрожащие руки к тяжеленной голове, и заморгал, ничего не понимая. Вода затекала в глаза, мокрые длинные волосы липли к лицу и телу. В мыслях был сплошной хаос, тело наполнял непонятный прилив чужеродных сил вместе со странной ослабленностью, эмоциональной выжатостью. Как такое может быть? Он ничего не понимал. А Кеннет, этот мелкий пройдоха-анахорет вовсю хитро щурился и улыбался, будучи чем-то невероятно довольный, словно кот, объевшийся бесплатной сметаны.
- Что произошло? - Потирая нахмуренный лоб, дотрагиваясь пальцами до кровоточащей рваной щеки. Тьма, да что он такое сделал?! Память смутными вспышками начала возвращаться. Эйнар отшатнулся от пуританца, уставившись на него с некоторой долей ужаса и чувства вины, - Я напал на тебя! Всё в порядке? Что? Что... произошло? Чёго это ты такой счастливый? - Лёгкое эмоциональное возбуждение сошло на нет, и ахираус снова стал безэмоциональным избитым мешком. Глаза опустились на подрагивающую лазурную лечебную воду, дрожащие руки, покрытые шрамами поворачивались туда-сюда.
- Я ничего не помню, друг... - Голос низкий, осипший. Эйнар зачерпнул в ладони воды и жадно испил её, затем покосился на анахорета, дотрагиваясь до нетронутой части лица тыльной стороной ладони, словно собирался вытереть рот, но вовремя опомнился, передумал. - Я не причинил тебе вреда? Эти шрамы на твоём лице?... - Он пошевелился и приподнялся, разминая плечи, будто проверяя готов ли выдвигаться, потому как тело переполняла странная непривычная энергия, а опустошённость сходила на нет, но и она имела всё ещё место быть - будто бы его кто-то использовал, но как такое может быть?
- Немного отдохну и тогда да... но куда мы пойдём? - Какой такой путь, вдруг осенило ничего непонимающего и выбитого из колеи Падшего.  Позади, где-то наверху вдруг каркнул Руох и его успокаивающий голос проник в разум ахирауса, словно колыбельная матери. И в этот же момент Эйнар почувствовал слабый, но всё-таки отклик жизни Ро, его унгулы. Неужто она жива?!
- Котёнок! - Вцепившись вдруг в плечи Кеннета, перебивая его слова и ничего до этого не слыша, Эйнар уставился на него остекленевшим взором глаз с неимоверно неестественной лазуревой радужкой и кроваво-чёрной склерой. - Она жива! - Выпалив с чувством и не понимая знал ли он это ранее, делился ли со своей радостью уже с Кеннетом, было ли это уже? Ничего не понимая. Снова одни из тех провалов памяти и наложившиеся друг на друга мысли, воспоминания, отрезки, миры, реальности.
[NIC]Einar[/NIC]
[STA]"падший мудила" (с) Кенни[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/UH0WQ.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/t/3KwLu.jpg[/SGN]

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-25 22:09:03)

+1

30

Кажется, вернувшийся наконец в собственную голову Эйнар был не вполне "в порядке". Кеннет точно не знал, какими побочными эффектами может поделиться Великий Ахернар со своим подопечным - и это если не брать в расчёт его очевидное сумасшествие... Сейчас он слишком наслаждался жизнью, чтобы задумываться о плохих последствиях. Например, о том, что резвый фантомец вдруг повторит свою коварную атаку...
К счастью, повезло. Память у товарища, правда, начала барахлить.
- Практически не причинил, - поспешил успокоить буйного приятеля анахорет. Подумаешь, чуть не убил - не убил же, чуть-чуть не считается, - считай, я отделался лёгким испугом.
Не очень-то лёгким, прямо скажем, но опять же - подумаешь!
Упоминание шрамов заставило сервала расплыться в мазохистски извращённой улыбке. Он не удержался, снова бросил взгляд на собственное отражение, любуясь им, как прелестная самовлюблённая дева, страдающая нарциссизмом. Казалось бы - шрамы на лице, вот уж было бы, чему радоваться! Но коту действительно было, чему.
- Эти шрамы останутся со мной на всю жизнь, - он лениво заправил за ухо синюю прядь, словно лучше открывая обзор на изуродованное лицо, - и они отвратительно прекрасны. Или я тебе уже не нравлюсь?
Кеннет состроил обиженную мордашку, но долго не продержался и прыснул со смеху. В глубине души ему было интересно, что думает Эйнар о новом облике своего спутника, которого, на минуточку, немногим ранее чуть не трахнул. Ха, и в самом деле, если вспомнить, с чего всё началось... вот это настоящие брачные игрища! Ни одному воину-тигру и не снилось!
- А пойдём мы... а, скажу позже, отдыхай пока, - как истинный засранец, анахорет решил потянуть интригу. Только фантомец, кажется, крепко задумался - непохоже, чтобы тот вообще его слышал. Ну вот, такие подколы провалились!
- Эй, приятель, - Кеннет нахмурился - уж не собрался ли безумец переключиться на агрессивную личность? - Ты тут, со мной? Я тебя подъебать пытаюсь, а ты молчишь... вообще на тебя не похоже....
Ан нет, Эйнар очнулся! Но ситуацию его внезапное оживление никак не прояснило.
- Кто жива?- настала очередь котёнка беспомощно хлопать глазами. - Знаешь, давай-ка мы не будем торопиться с выездом... набирайся сил.
А то кто знает, что может произойти. Лоси - это вам не древнее оружие и не артефакты даже, из них только сметану можно получать и запрягать в телегу. Даже для верховой езды не все годятся. Как вылезет здоровенный паучище или теневая армия обскуро, и что им двоим делать, если у фантомца не сил не будет, ни ясных мозгов?
- Ложись-ка ты спать, - Кеннет и сам уютно устроился на берегу источника, сощурив глаза и не сводя пристального взгляда с Эйнара. Некоторые приятели - они как дикие хищные цветы, могут и сожрать, если вздумается. А могут просто радовать глаз, - хочешь, расскажу тебе какую-нибудь эпичную легенду на ночь?
Хотя какие нахер легенды, он ведь уже отрёкся от своего народа! Не нужны ему легенды продажных анахоретов! И Эйнару тоже не нужны!
Есть намного более эффективный способ пожелать спокойной ночи. Только бы опять не парализовало...
Котёнок неторопливо подплыл к фантомцу, зачерпнув как следует в процессе полные пригоршни воды, со всей дури вылил эту самую воду товарищу на лицо, и пока тот, ничего не понимая, отфыркивался, мимолётно, но сладенько поцеловал его в губы. А затем отстранился как ни в чём не бывало и устроился на прежнем месте.
- Вот теперь точно засыпай. Сладкие сны я тебе обеспечил.
[NIC]Kenneth[/NIC] [STA]глупый котёнок (с) Эйнар[/STA] [AVA]http://s12.radikal.ru/i185/1606/17/8292bf47d75a.jpg[/AVA] [LZ1]КЕННЕТ, 90y.o.
race: беглый анахорет-сервал
class: бывший разведчик-заклинатель льда, ныне ступивший на путь Тьмы
darling jerk: Einar
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-10-16 17:51:55)

+1

31

Да как же так?
- Ро... - Почти беззвучно прошептал Эйнар, теряя весь запал из-за реакции котёнка.
Могло ли это означать, что он всё-таки не делился столь важной интимной информацией со своим друго-врагом. Или враго-другом. Или кто они теперь друг другу вообще, учитывая весь этот хаос, происходящий между ними?! Ладно, соратники. Теперь они повязаны слишком многим и большую часть этих моментов Эйнар ещё даже не понимал и не подозревал о них, лишь инстинктивно чувствовал.
А может быть он и сам только сейчас об этом узнал? Может быть только сейчас Великий Ахернар, Могущественный Создатель и Справедливый Заботливый Отец, поведал ему об этом чудесном исцелении, спасении его верной четвероногой подруги? Наверняка именно Великий её и спас. Радость-то какая! Всё-таки Эйнар ещё не был готов привыкать и приручать другую собаку, Ро была членом его маленькой личной семьи, в которую теперь возможно попадёт и этот беглый предатель-анахорет. Пока что у него все шансы, куда как большие нежели вступление в более обширную и тайную семью - Культ Тьмы.
Ха, знал бы Эйнар, что тут вообще произошло, не думал бы о таких мелочах...
- Эээ... хорошо. - Странное ощущение всё же охватывало его тело и сознание - Эйнар чувствовал чужое вмешательство, сплошную рассеянность, а оттого и непривычную для него покорность. Словно маленький мальчишка, отнятый у мамки и кинутый в большой угрюмый неприветливый мир, полный опасностей и таинств, где нужно выживать и бороться за свою жизнь, иначе никак. Но эта покорность она недолгая - после того, как непонимание, что делать, страх одиночества, неуверенность в собственных силах, брошенность и отчаяние сходят на нет, приструнённые воспитанной сызмальства силой волей, бесстрашной детской отвагой и желанием бороться, жить, идти до конца и стать достойным своего народа, как завещали предки, маленький фантомец всегда поднимается с колен на ноги и начинает выживать. Иначе нельзя. В Фантоме на каждом шагу кроются свои определённые и очень серьёзные опасности, ведь на помощь не всегда придёт кто-то из твоего народа просто потому, что на многие мили вокруг никого разумного, кроме тебя и различных монстроподобных тварей, может не оказаться.
- Легенду? Эпичную? Ха! - Данные слова всё же задели и вытащили наружу прежнего Эйнара, по-крайней мере, начали вытаскивать. Он даже усмехнулся. - Это какие же они у вас? Как один какой-нибудь Хакон Дрочила Ягуар в одну харю и задницу победил за жгучую тёмную ночь тысячу безобразных и ничтожнейших фантомцев, не дававших покоя Славнейшему Хизерию, столице всего мира? - Ахираус фыркнул, красочно представляя данную картину, и уже хотел было продолжить фантазировать об уже куда более личных моментах из ежедневного быта анахоретов, например, как один какой-нибудь пьяный Тигр-Даун, оказавшись в отгуле, перепутал с женщиной какую-нибудь кошку, например, Миссис Норрис. А что?! Кто их знает, этих анахоретов, грёбаных диких котов, в братстве которых лишь одна недоступная женщина - и та Мать! Да и к тому же ни для кого не было секретом, что эти ублюдочные пуританцы натягивали различных животных, как только улучали момент от своей службы.
Ахираус прищуренные глазами взглянул на подплывающего пуританца. Пожалуй, теперь не стоит его так называть, да и оскорблять его народ.
- К-какого обскуро?! Ты ч-что, кха-хка, творишь?
Вот только стоило подумать хорошим словом о своем новом соратнике, как тот окатил его водой прямо в лицо! Вот гад! И это что-то там про фантомцев говорят, якобы самый коварный и подлый народ?!
- Д-да я тебя счас!... - Отплёвываясь от воды и утирая глаза, убирая волосы, пытаясь вообще проморгаться, чтобы найти взором этого маленького пушистого засранца, схватить и проучить его, но... Не успел Эйнар толком снова открыть глаза, как лицо котёнка вдруг оказалось слишком близко. Он только и понял слишком запоздало, что почувствовал касание губ, таких внезапно сладких, но было уже поздно - Кеннет как ни в чём не бывало вернулся на своё место.
- Ну ты и сучонок! Всё-таки сделал меня. - Прошипел Падший, вытянув в притворной обиде лицо, и тут же об этом пожалел, но никак не показал внешне, лишь поморщился от боли в стягивающейся разорванной щеке. Усмехнулся, а после и вовсе улыбнулся, давая понять, что поддерживает данную выходку всеми фибрами своей гнилой, по мнению анахоретов, фантомской души.
Ещё бы не поддержать. А ведь они всего лишь каких-то несколько минут назад, а может и больше, хотели развлечься совсем не песнями, плясками да анекдотами, хах.
Подумав об этом, Эйнар ощутил, что тело его вновь откликается на представшие в мыслях грязные картинки. Но сил на подобного рода отдых в отличие от тех мгновений уже было недостаточно. Особенно психологических, нужно усмирить свой нестабильный разум и отдохнуть.
- Сам там смотри сахаром не захлебнись во сне, ага. - Усмехнувшись, Эйнар устроился удобнее полубоком, поворачиваясь вновь спиной к Кеннету - не хотелось, чтобы котёнок видел на его лицо тяжко сдерживаемые гримасы боли от потревоженных вновь ран.
Длинные бледные пальцы вновь предстали перед затуманенными глазами. Коснувшись своей щеки, он устремил взгляд на подрагивающие подушечки, где в мазке чёрной свежей крови, вышедшей из-за движения лицевых мышц при разговоре, угадывались красноватые частицы. Попытка сосредоточиться и отделить их от общей субстанции крови ни к чему не привели, разве что к пульсирующей головной боли. Пожалуй, всё-таки стоит отдохнуть. И Эйнар уложил голову на приятную прохладную поверхность скалы, не нагревающуюся на берегу. Закрыл глаза и позволил своему измученному телу и разуму расслабиться и убаюкаться горячей целебной водой. Пусть буря внутри его тела и разума усмирит свой упрямый болезненный натиск.

Когда Эйнар проснулся, анахорет ещё сладко спал. Он невольно засмотрелся на это умиротворённое сном лицо, свежие шрамы на котором делали его ещё более притягательным и мужественным, более опасным и загадочным. Теперь-то уж маленький миловидный котёнок не будет выглядеть смешно и нелепо, пытаясь фырчать и хорохориться. Теперь в нём и в самом деле можно было разглядеть воина, бывалого в передрягах и битвах.
Взглянув на собственное подрагивающее отражение, Эйнар подумал, что вот ему шрамы совсем не идут. Не на лице уж точно. Не такие. И так весь чуть ли не сверху до низу в них, теперь ещё и такая отвратительная рожа. Он хоть и был приятным на эту самую часть тела, но не слишком популярен среди своих сородичей. Зато вот среди хизерийцев, когда отправлялся туда на миссии от Культа Греха или нынче на собственные заработки в качестве наёмника, был просто нарасхват. Особенно, когда практически не видоизменял черты лица, лишь менял цвет глаз, волос, форму бороды или усов. А теперь с таким видимым шрамом будет уходить куда больше сил на поддержание метаморфного облика и скорее всего он станет непопулярным уже в землях обоих государств. Может это и к лучшему, хоть какой-то отдых от навязчивого внимания в Хизерии, можно будет и вовсе уродовать себя - на это сил уходит куда меньше. Брак всегда получается проще, чем идеальный продукт.
Напившись целебной воды, он осторожно выбрался из источника, чтобы не разбудить котёнка, и осмотрел все свои раны, как полученные ещё в засаде, так и во время безжалостных пыток, и новые при потасовке с Кеннетом.
Всё более или менее отлично и в порядке. Можно одеваться, перекусить и выдвигаться в путь. А пока котёнок спит, разобраться с оружием. Вот только... ох уж эти грёбаные пуританцы! Забрали все его ножи и мечи! Ах да... он же пообещал себе больше так не называть бывших соотечественников Кеннета. Может быть почистить и наточить оружие котёнка?
И Эйнар, уже одевшись, порыскал в личных вещах анахорета, нашёл оружие и всё-таки передумал столь нахальным образом вторгаться в его личное пространство - всё-таки для любого воина его оружие нечто вроде единственного любовника или лучшего друга, брата или сестры. И, усевшись на камень с куском вяленого мяса, Эйнар начал задумчиво жевать, заедая его сухарями и рассматривая спящего анахорета.
Ему не терпелось отправиться в путь навстречу новым приключениям и новой жизни, но будить своего спасителя он не торопился - пусть отдыхает. Ещё успеется. У них ещё всё впереди и это несколько пугает, и вместе с тем будоражит, разгоняя адреналин по телу. Подумать только, ахираус и анахорет! Заклятые по сути своей враги станут заклятыми друзьями и, кто знает, может даже чем-то большим. Разве может такое вообще быть? Верил ли Эйнар, бывший Грешник, вообще хоть в какие-то высокие чувства помимо похоти, разврата, физических сексуальных потребностей, низостей, предательств, алчности и прочих присутствующих обязательных составляющих в межличностных отношениях? Он и сам не знал. Но хотел бы узнать, что ни говори. И не просто в теории, из почти забывшихся рассказов матери на ночь или пьяных баек в кабаках. А на практике. С этим вот синеволосым придурком. И, кишки оскуро, какого вообще ляда он ему вчера втирал про секс?! Жесть какая. Стать девушкой ради этого придурка? О чём он вообще думал? Как-то это всё очень странно. Похоже разум и не так ещё может подвести...

[NIC]Einar[/NIC]
[STA]"падший мудила" (с) Кенни[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/UH0WQ.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/t/3KwLu.jpg[/SGN]

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-26 23:40:41)

+1

32

Далеко заплывает лишь тот, кто готов рисковать. Безопасные лодки не отходят далеко от берега. (с)
Свобода! Даже сквозь сон Кеннет чувствовал её манящее дыхание. Это как сделать первый глоток воздуха после подводного погружения - жадный, судорожный, глубокий и долгожданный, полной грудью. Как скинуть с себя противные оковы, которые несколько дней сдавливали запястья, и с наслаждением пошевелить ничем не сдерживаемыми руками. Как использовать магию льда на до слёз болезненной ране, когда уже и кричать сил не остаётся, лишь беспомощно хрипеть - а потом приятный морозец, и боль утихает. Офигенное ощущение, в общем. Офигенно быть свободным.
Сервал безмятежно раскинулся на каменном берегу, по-кошачьи посапывая во сне. В таком состоянии он выглядел слабым и беззащитным, как все спящие, но обычно это впечатление являлось обманчивым: шустрые животные рефлексы готовы сработать в любую секунду, а чуткий слух улавливает звуки даже из астрального мира сновидений; ставить знак равенства между анахоретами и животным братством рано - всё-таки бывший народ Кеннета считался разумной расой, - но во многих особенностях они до сих пор оставались дикими хищными цветами кошками.
Сказано было: "обычно это впечатление являлось обманчивым...". Обычно, но не сейчас. Кот отдался во власть усталости и вернейшего способа её устранить со той же страстью, какой несколько ранее чуть не отдался Эйнару. Хорошо, что чуть... кто знает, к чему привело бы такое временное обоюдное помутнение рассудка...
Или, наоборот, плохо? Ну, раз уж они оба безумцы, чего терять-то...
С этими странноватыми мыслями Кеннет и проснулся, сонно разлепляя ярко-синие глаза. Первым делом он зевнул, даже не думая прикрывать рот, беззвучно, но от души; затем встал на четвереньки и гибко выгнулся, потягивая спинку, издав при этом инстинктивное смешное мурлыканье. Он чувствовал себя великолепно! Целебная вода подпитала измотанное тело энергией, а вчерашние великие события подпитали ею же измотанную душу. Да здравствует новое начало!
- Как заново родился! - не сдержался юнец - его так и распирало поделиться своим энтузиазмом с окружающим миром, пусть этот мир сейчас сузился до единственного товарища и верного ворона. Он резво вскочил на ноги, отряхнулся от воды, как мокрый зверь, и обвёл пещеру взглядом сверкающих азартом глаз:
- Да ты уже до еды добрался! А меня не подождал, тёмная задница, - беззлобно фыркнув, он устроился рядом, потянувшись за провиантом, но остановился на полпути и прищурился, глядя в лицо приятелю:
- Как ты себя чувствуешь? Порядок?
Не хотелось бы получить неприятный сюрприз в виде бешеной склоки прямо во время еды. Впрочем, не стоит зря беспокоиться - кажется, Эйнар тоже выспался и вполне сносно функционирует.
- Бери ещё кусок, разрешаю, - смилостивился кот, - для нашего пути нам потребуются силы. Ты ведь в курсе, куда мы идём? - выдержав торжественную, прямо-таки театральную паузу, Кеннет выдал, - мы едем в Дом Великого Отца Тьмы!
Даже Гарри Поттер со своими дружками наверняка не испытывал такого лихорадочного энтузиазма, когда решил устроить охоту на крестражи. Если бы в этом мире вообще существовал Гарри Поттер...
- Я бы предложил выдвинуться ночью, - как ни в чём не бывало вещал анахорет, - правда, от анахоретских отрядов нас это не спасёт - большинство из них прекрасно видят в темноте, драные кошачьи шкуры... - то, что он биологически сам является подобной шкурой, Кеннета не заботило. У него даже была некая присущая сервалам особенность: при дневном свете он видел гораздо хуже, чем в потёмках. - Да и хрень какая-нибудь может вылезти из тумана... - тоже верно, ночь - не самое безопасное время суток. - Но у нас есть оружие и лоси, которые в минуту опасности передвигаются быстрее, чем от них можно ожидать, - он рассмеялся, - кстати, об оружии. Ты прости, я собирался тогда очень второпях, времени было в обрез... просто выбери из моего, что тебе больше по душе. А там, может, разживёмся чем-нибудь посущественнее.
Какой-то неслыханный аттракцион щедрости - бери ещё кусок, бери ещё кинжал... Уж не задумал ли котяра чего?
[NIC]Kenneth[/NIC] [STA]глупый котёнок (с) Эйнар[/STA] [AVA]http://s12.radikal.ru/i185/1606/17/8292bf47d75a.jpg[/AVA] [LZ1]КЕННЕТ, 90y.o.
race: беглый анахорет-сервал
class: бывший разведчик-заклинатель льда, ныне ступивший на путь Тьмы
darling jerk: Einar
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-10-16 17:51:18)

+1

33

Стоило котёнку начать шевелиться, выворачиваясь из ласковых объятий крепкого сна, как Эйнар отвёл задумчивый серьёзный взгляд, уставившись на что-то совершенно не интересное. Уж точно не до такой степени, чтобы с таким вот лицом пытаться проделать дыру в неприметном сером куске скалы. Хотя и по ней скакали и бегали, играли в прятки отблески лазурной лечебной водицы, время от времени колеблющейся даже без чужого вмешательства. Словно где-то далеко происходили некие неведанные извержения или начался гон снежных лосей в Пуритании, что по времени года вроде как было совершенно немыслимым.
Среди фантомного народа ходили древние легенды, что каждый лечебный источник рано или поздно оживает. Будто бы туда приходят "умирать" наездники, которые и без того не имеют телесной оболочки, но именно те, которые после проклятья своего превращаются в нечто невиданного и жуткое даже по меркам их соотечественников. Таким образом, якобы в этих водах растворяется их безобразная плоть-клетка, выпуская душу и принося ей покой. Из чего можно было бы сделать вывод, что так или иначе фантомцы купаются в каком-то наезднике. Как-то слишком чересчур даже для них, известных на весь мир своими извращенческими сексуальными пристрастиями!
- Слишком долго дрыхнешь. - Бурча сквозь сцепленные на вяленом мясе зубы, Эйнар оторвал кусок и продолжил сосредоточенное жевание, пялясь на уже заинтересовавшие его танцы лазурных "огоньков".
- Нормально, пойдёт. - По-крайней мере, уж точно лучше, чем до этого. - У тебя и спрашивать не приходится. - Ахираус покосился на развесёлого и бодрого анахорета и недоверчиво улыбнулся. Что-то тут было не то. Для предателя, потерявшего всё и с некоторыми сомнениями принявшего предложение переметнуться на сторону своего заклятого врага - подарить себя ненавистному их Матери Богу, - Кеннет выглядел слишком счастливым и жизнерадостным. Будто бы и впрямь заново родился. Неужто пуританцы настолько легко предают свою Родину, все принципы, меняют своё мировоззрение? А ещё что-то про фантомцев говорят, ага!
Всё-таки вырванный из памяти кусок вчерашнего (или позавчерашнего?) дня (а может то была всё-таки ночь?) не давали покоя Эйнару.
- Пфф, стал бы я тебя спрашивать вообще! - Ехидно усмехнувшись и фыркнув, он взял вместо одного куска целых три и поместил их себе за пазуху, ловко обернув тряпицей, выуженной из кармана кожаного чёрного пальто, изрядно поношенного и после недавней засады, устроенной анахоретами, принявшее ещё более скверный вид. Помимо засохшей и прилипшей грязи на крашеной и когда-то дорогой искусственной коже теперь красовались рисунки из крови на любой лад и узор из всех тёмных оттенков красного, особенно выделяющиеся на свету, а также многочисленные порезы от клинков и дырки от стрел. Придётся найти ручей или водопад и привести своего верного друга, спасающего от более серьёзных ранений и холода, в порядок. Хотя у Эйнара отобрали все вещи, так что иглу с нитками он найдёт ещё нескоро. Видимо, придётся двинуться домой, не заявишься же к гостеприимному земляку в компании с анахоретом, пусть и беглым, пусть и предателем. Пока что нельзя.
- Чёооо?! - Услышав про конечную цель их путешествия, Эйнар аж подскочил, роняя остаток вяленого мяса из руки. Эхо тут же разнеслось по пещере, отдаваясь отголоском на все лады и проникая до самого мозга костей. Или так просто показалось шокированному Падшему, внутри которого сейчас буквально вспыхнула буря и закрутилась, завертелась, готовая сшибить с ног обладателя этого тела, испытывая его на прочность своим натиском.
- Чёё? Чё ты только что сказал? - Уже более тише, словно прощупывая каждое своё слово, словно шагая босыми ногами по осколкам разбитого стекла, осторожно, опасаясь сделать неверное движение. - В наш Храм? - От осознания глаза полезли на лоб.
Анахорет начал вещать дальше, явно довольный реакцией Эйнара, а ахираус всё больше и больше начинал удостовериваться, что за период его "отключки" явно что-то произошло.
- Слушай! - Схватив Кеннета за обнажённые костлявые плечи, Эйнар прищурился, наклоняясь так, чтобы их глаза были на одном уровне. - Рассказывай-ка, что я пропустил! Чего это ты такой счастливый, будто тебе, прыщавому девственнику, дала девица, по которой ты столько сох! Давай-давай! Хватит тут уже в игры играть да ходить вокруг да около. - Он скосил взгляд на каркнувшего Руоха и вновь вперился своими чёрно-красно-лазуревыми глазами на котёнка. Левый уже видел лучше, синяк и опухлость слегка сошли.
А что касается оружия, да кто вообще такими кинжаликами орудует! Ведь у него были такие потрясающие мечи! Но ладно, и на безрыбье рак - рыба. К тому же Грешнику не пристало жаловаться на оружие, Грешник обязан уметь справляться и убивать даже зубочисткой, а то и вовсе голыми руками. Зря он что ли столько лет в этом Культе провёл и чуть было не погиб, когда решил его покинуть. Ведь Грешником нельзя просто так перестать быть - ты либо всю жизнь служишь Харите, Богине Греха, Дочери Великого Ахернара, Бога Тьмы, и Ненавистной Сигилии, Богини Законов, Матери этих грёбаных анахоретов, либо не справляешься с миссией, на которую тебя сто процентов отправили не просто так. И вот один из анахоретов сейчас был перед ним, в его цепких пальцах, и, судя по всему, решил, что может принять его, Эйнара, за дурачка! Да не бывать этому никогда!
[NIC]Einar[/NIC]
[STA]"падший мудила" (с) Кенни[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/UH0WQ.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/t/3KwLu.jpg[/SGN]

Отредактировано Mårten Åkesson (2016-09-30 18:10:37)

+1

34

- Эй! - Кеннет, у которого день начался великолепнейше, с крепкого сна, бодрящего источника и оптимистичных надежд, фыркнул на приятеля, которым овладело бурное эмоциональное помешательство. Фыркнул беззлобно, конечно - ему вообще нравилась сложившаяся ситуация: он один помнил и понимал, что произошло в несчастной крошечной пещерке за буквально несколько часов, а бедолага Эйнар утопил свои воспоминания во мраке забытия. Конечно, сервал и так не собирался хранить тайну слишком долго, но всё-таки не смог отказать себе в удовольствии потрепать чужие нервишки. Исключительно дружески и любя. - Нежнее, наглец, синяки оставишь! - он, однако, лукаво улыбался и не спешил вырваться из хватки, грозившей "оставить синяки".
Вообще-то, они уже бывали в похожем положении. В этом самом источнике. В момент, когда на них, беглых безумцев, нахлынуло необъяснимое наваждение, накрывая с головой, как хлёсткие волны, закручивая в лихой водоворот, едва не утянувший на дно... Та же близость, взгляд глаза в глаза, сильные руки фантомца, сковывающие подвижность...
- Во-первых, у меня нет прыщей, - котёнок пустился в рассуждения, напустив маску безмятежного спокойствия, в то время как в груди клокотали сдерживаемые смешки, - во-вторых, я уже всё-таки не девственник, - досадный факт, но нет смысла бежать от прошлого, нужно лишь констатировать и двигаться дальше, - в-третьих, ты себе льстишь, дружок. В-четвёртых, мне явился Ахернар, Великий Отец.
Эта тема уже не была поводом для шуток.
Анахорет сбросил с плеч чужие руки и серьёзным взглядом впился в лицо товарища.
- Нет, я не сошёл с ума, если что, хотя на долю секунды у меня мелькнула такая мысль. Я уверен в том, что видел и слышал. Более того, я это чувствовал. Это... - он в минутной растерянности показывал беспомощные и бессмысленные жесты, не находя ни подходящих образов, ни подходящих слов. - ...невозможно описать. Но он, сам Великий, был здесь. Он говорил со мной.
Воспоминания об этом чудесном явлении, высшей чести, оказанной Тёмным Отцом какому-то жалкому юнцу, предателю некогда своего, а теперь уже вражеского народа, восстали из глубин памяти Кеннета прямо перед его синими глазами. Он словно видел, как двигаются губы тела-сосуда, слышал, как голос, наполняющий недра пещеры, обволакивает его с головы до ног. Одни лишь воспоминания заставляли даже его, бессовестного, позорного беглеца, волноваться и трепетать, как тонкий прутик на ветру.
- Поэтому мы действительно берём путь в Храм, ты не ослышался. Это к вопросу о "чёооо", - сервал повернул голову в сторону выхода, с лёгким беспокойством нахмурившись, - и лучше бы нам поторопиться. Мы и так провели здесь предостаточно времени, - убежище надёжное, но шут их знает, этих драных кошаков...
Вспомнив о кошачьих шкурах, Кеннет решил перекинуться в более привычный полугуманоидный облик. Пусть он уже не казался столь привлекательным, как раньше, и настойчиво указывал на принадлежность к расе анахоретов, он обладал рядом весомых преимуществ, которые, как справедливо рассудил юный сервал, ему здорово пригодятся в пути, особенно если этот путь будет тяжёл и тернист.
И что-то внутри парнишки, то самое интуитивное кошачье чутьё, подсказывало ему, что так и будет. Какая дорога обходится без трудностей? Какая авантюра обходится без испытаний? В конце концов, какие отношения обходятся без проверки на прочность, если это к тому же отношения между бывшими врагами? Да и чья жизнь обходится без риска, в современном-то мире?
Пушистые лапы, скрывающие острые ряды когтей, смешные огромные уши, улавливающие тишайшие звуковые колебания, зоркий взгляд, издали замечающий чужеродное движение, крепкие челюсти, обнесённые оградой хищных зубов - никогда не знаешь, в какой момент придётся пустить их в бой.

[NIC]Kenneth[/NIC] [STA]глупый котёнок (с) Эйнар[/STA] [AVA]http://s12.radikal.ru/i185/1606/17/8292bf47d75a.jpg[/AVA] [LZ1]КЕННЕТ, 90y.o.
race: беглый анахорет-сервал
class: бывший разведчик-заклинатель льда, ныне ступивший на путь Тьмы
darling jerk: Einar
[/LZ1]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Kenneth Caulfield (2016-10-16 17:50:35)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Darling Didn't We Kill You?