Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Moi Lolita


Moi Lolita

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Eric Gaynes & Soledad Quintana
Villa Blanca, загородный дом семьи Кинтана, Картахена, Колумбия
май, 2002 года

Дети жестокие и жадные твари, если речь заходит о чужих красивых игрушках.
Не надо быть таким чужим и красивым.

Отредактировано Soledad Quintana (2016-05-16 13:14:04)

+2

2

Поездка была запланирована в Перу, но за пару дней до нее, созвонившись с Альваро, Маркос согласился на приглашение посетить виллу их семейства в Картахене. К тому же оно исходило от главы – дона Хавера и отказаться означало показать неуважение, да и знакомство это было в интересах картеля, учитывая стремление наладить новые маршруты. Плюс, ко всему прочему, Арельяно совсем недавно взял на себя обязанности по организации, и ему нужно было вливаться в эту деятельность. Речь шла и о знакомствах с теми людьми, посредниками которых являлись тихуанцы.

Альваро, как и договаривались, встретил его в аэропорту Рафаэля Нуньеса. Маркос планировал пробыть в Колумбии несколько дней и один из них, возможно, уделить небольшой прогулке по портовому городу. Однако, оказавшись на улице, под полуденным солнцем, засомневался в том, что эта идея удачная – табло аэропорта показывало двадцать пять градусов. Мексиканец, конечно, был привычен к палящему солнцу, но учитывая то, что поездка была запланирована чисто деловой, его сомнения в целесообразности были вполне обоснованы. Хотя, никто не отменял ночных прогулок. Время подумать об этом у него еще будет, а пока он шел навстречу улыбающемуся кубинцу.

По пути к вилле они разговаривали, но старший сын Кинтана ни разу не коснулся темы бизнеса. Мужчина, конечно, проникся таким гостеприимством и тем, что он тем самым давал ему отдохнуть от перелета, но все дело было в том, что Маркос хорошо выспался в самолете и не чувствовал ни капли усталости.
Вилла оказалась достаточно современной. Чем-то была похожа на их с Эленой особняк в Сан-Диего, но дому в Тихуане до такого размаха было, конечно, далеко. Чета Арельяно, а точнее глава их семейства, был против того, чтобы переделывать дом, в котором жили еще его родители. Дети знали, что спорить с ним бесполезно, поэтому там лишь проводились ремонты, никаких ощутимых внешних изменений почти за сотню лет, он оставался таким же, каким они видели его на старых выцветших, черно-белых фотографиях. Первое приятное впечатление было от радушия хозяев, а вот следующее от того, что в доме кондиционеры работали на отлично и той духоты, что стояла на улице почти не ощущалось.

Первый, кто встретил Маркоса, пока тот доставал из багажника авто небольшую спортивную сумку с минимумом вещей, был сам сеньор Кинтана. Обменявшись приветствиями и пожав друг другу руки, он проводил мексиканца в дом, где их встретил, видимо, второй и младший сын, представившийся – Матео. Пока Маркос осматривал обстановку внутри, Хавер подозвал домработницу и приказал ей унести сумку, заметив вслед молодой женщине, чтобы та принесла холодного пива к бассейну. Похоже, планировались долгие посиделки, что вполне устраивало Маркоса, так что он последовал за хозяином дома.

- Чертовы федералы звереют время от времени. Приходится таскать за собой охрану, - объяснил Хавер, заметив взгляд Маркоса в сторону двух мужчин, устроившихся в теньке у ограды. – Невозможно спокойно и шагу сделать!
Арельяно прекрасно понимал, что дело не только в федералах, но и конкурентах, которые способны на много большее, чем власти. Из-за таких нападок ему пришлось вывезти семью не только из родного города, но и из страны, чтобы обеспечить хотя бы иллюзию безопасности. От внимания властей хотя бы можно было отделаться. Мексиканец понимающе покивал и устроился в легком плетеном кресле, на которое указал Кинтана, а еще через пару минут им принесли пиво.

- Я рад, что ты принял мое приглашение, - он взял высокий бокал и чокнулся им о бокал Арельяно. – За встречу!
- За встречу, - Маркос последовал его примеру и отпил пива, почти сразу отставив стакан. – Альваро сказал, что вы распорядились без меня не возвращаться. Не хотелось лишать семейство старшего сына.
Они оба рассмеялись, и Хавер слегка расплескал из своего бокала. Отставил его, схватив салфетку со стола и смахивая капли со светлых брюк, но потом неожиданно отвлекся, приподняв руки в радостном жесте:
- А это моя младшая. Соледад, подойди-ка сюда! – он поманил ее к себе и бросил взгляд на мексиканца, легко ударив его по руке. – Посмотри, какая красавица растет.

Маркос расслабленно откинулся на спинку кресла и повернулся, наблюдая за тем, как к ним направляется дочь Хавера – девочка-подросток, лет пятнадцати или около того. О ней Альваро ничего не говорил, да это и не удивительно, старший сын Хавера вообще мало говорил о семье, не считая отца, а самого Маркоса это не особо заботило.

+2

3

Это было первое возвращение на каникулы. Рождество Соли провела, рассматривая европейские столицы.  Надо отдать должное отцу, ограничивать ее будущее хозяйственно-сексуальным  рабством в семье супруга он, похоже, не планировал. Но пока это были только догадки, и подарки вроде путешествий и школы-пансионата  девчонка принимала с особенной благодарностью, жадно впитывая и европейский лоск, и демократичную хватку улыбчивых северян. Ничто не тяготило ее в новой жизни кроме расставания с Матео. Альво всегда был на расстоянии вытянутой руки, занятый учебниками, выездкой - взрослыми делами уже в самых ранних воспоминаниях Солидад. А Тео она привыкла ощущать кожей. Наверно, дело в его собственной внутренней мягкости, неуловимой податливости, которая позволила крошечной волевой девчонке захватить всю его территорию с самым детским эгоцентризмом: его игрушки, его комнату, все его время и внимание. И не смотря на разницу возрасте, вместе они проводили уйму времени.  Под его одеяло Соли ныряла в грозу когда молнии раскалывали надвое свинцовое небо над Боготой или переливисто-багряное, здесь над Картахеной. На его груди пряталась от обид и ночных кошмаров. Родители снисходительно смотрели на эту близость, пока Соли не стала девушкой во всей полноте смыслов. Тогда избегая сложных разговоров,  наследницу отправили учиться в школу «Зеленые дубки». «Green oaks» – а как еще?  Тео отправился в Высшую Техническую Школу.  И все бы обошлось электронными письмами, но, вернувшись в лоно семьи,  Сол обнаружила в гостях подружку брата. Мать, конечно, очень поощряла это присутствие, отцу не было дела до чувственных перипетий в детских спальнях. Назревал большой предел  рынка, и на вилле гостили  люди, куда более важные чем подружка его младшего сына. Даже более важные, чем Солидад. Хотя кое-кому из них старик Кинтана намечал маленькую разбойницу в законные супруги. Семейные связи все еще имеют здесь на юге большой вес. Пока отец приглядывался, Соли вела войну за внимания брата. Сказать по правде, внимания ей было вдоволь, но делить Тео с самозванкой она не планировала. А, может быть, ей попросту нравилось изводить девицу на глазах у брата, или это было извращенное влечение в самой гостье. Сол пока не отдавала себе отчет в этих тонких материях. Но начала с того, что подружилась с гостьей, и все свои кошмарные проделки оправдывала несчастливыми случайностями, уверяя ее в своем сердечном расположении.
Вот и теперь девицы жизнерадостно плескались в бассейне.
Когда мужчины расселись в кресла на террасе, укрытые благодатью парусинового навеса, Сол нетерпеливо высматривала брата, уехавшего утром в город. Но ослепленная полуденным солнцем так и не разобралась, кто там. Свет этот лился со всех сторон, отражаясь от белого камня, и в тени едва ли можно было рассмотреть темные фигуры. Навскидку одна прибавилась, а, значит, Тео вернулся. Оставив гостью бороздить дорожки,  девчонка отправилась посмотреть. Бассейн восходил к террасе пологими белыми ступенями, так что для людей в шезлонгах смуглый поджарый силуэт медленно всплывал из-за горизонта сияющей водной глади. Движения у нее пружинные, танцевальные, как случается у маленьких гимнасток. Фигура, почти детская, еще немного угловатая и очень легкая. Мягко вплыла в полумрак и обрела краски. Здесь еще нет сытной округлости форм, к которым так тянуться руки. Это тело, безупречное в невинности,  полно порочных задатков, которые  опытный любовник отметит с первого взгляда. Теплые ручейки влаги, подтекающие по медовому животу и бедрам с ярких кружев купальника. Маленькие твердые соски вздевают пестрый узор бикини. Черные тяжелые пряди змеятся по хрупким плечам. Кажется, ее кожа еще пахнет молоком и ванилью. И может быть шоколадом. На талии тонкая золотая цепочка, которую легко приходит в голову сорвать.  Охрана перешептывается, девочка рассматривает их с поистине королевским видом, как будто влет решит вопросы их жизни и смерти. И, взвесив, понимаешь, что так оно и есть. 
- Я думала, Тео!  Папа, - она обнимает отца за шею, целует в щеку с самой сердечной детской восторженностью. А потом разглядывает гостя, которому ее хвалят. Глаза у Солидад жгучие, влажные, без поволоки, напротив, ясные и требовательные. Взгляд как будто  спрашивает: «А ты и в деле так хорош, как здесь на кушетке?» В ее маленькой коварной головке уже зреет план. Он еще не оформился до мысли, но улыбка уже талая, хулиганская.
- Сеньор,- вежливо кивает. – Добро пожаловать в Картахену!
Послушать, так вся Картахена принадлежит ей одной!
- Я помогу готовить обед!
Грациозная и стремительная, как маленький черт, она уже оставила на полу дорожку влажных следов. Нечего слушать мужские разговоры и смущать гостей точеными ножками.
- Попробуешь наш фирменный ахиако, - старый дон говорит с гостем тепло и назидательно, словно с старшим сыном. Тот  и впрямь не намного старше Альваро.
- Флавия уже 20 лет готовит его лучше всех в Колумбии! – да, царить над землями здесь, похоже, семейное. Но за улыбку в богатых усах Хавьеру можно простить и такую любовь к семье. Начинаешь понимать, что и голову он отстрелит с такой же радушной улыбкой, не стоит верить ей до конца.
- После, если хочешь,  мы покажем тебе плантации здесь в предгорье. Или отложим это на завтра. Вы, молодежь, наверняка захотите вечером отдохнуть.
- Вечером Гонзалез устраивает домашнюю корриду, - это Альваро. Он странным образом не похож на отца. Блондин, поджарый и вспыльчивый, немного помешанный на национальных мотивах. Гонзалес – управляющий поместьем, с которым они спелись по части опасных игрищ.
- Ты же не хочешь поднять нашего гостя на рога! – дон Хавьер возмущенно машет на сына руками, но в его взгляде уже узнаваемая проницательность. Тот же затаенный вызов, что во взгляде маленькой девочки, которая только что упорхнула якобы помогать на кухне. Он присматривается к гостю и, только убедившись в том, что тот достоин,  будет вести с ним дела.
- Не позволяй втягивать себя в эти молодецкие забавы, дон Арельяно! – усы прячут улыбку.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Moi Lolita