Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Без правил


Без правил

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://funkyimg.com/i/2bTpE.gif
Участники:
Soledad Quintana & Marcus Braille
Место:
"McMillans Pub"
Время:
Поздний вечер, плавно перетекающий в ночь
Погодные условия:
Холодно
О флештайме:
2 года с момента покупки паба. Знакомые Маркуса по ошибке дарят ему килт, путая Ирландию с Шотландией, что его малость задевает, но он не принимает это близко к сердцу и решает приколоться и напялить его на себя. Но одну даму мучает вопрос..

+1

2

вв

http://www.executivestyle.com.au/content/dam/images/g/l/p/j/r/3/image.gallery.galleryPortrait.496x620.glpjmr.png/1450329013830.jpg

Сегодня хороший день. Нет, сегодня чертовски хорошая ночь, ведь ровно два года назад Маркус купил этот паб и не просто поставил его на ногу, а сделал чуть ли не одним из популярнейших мест в городе. Конечно, контингент посетителей сильно разнился с клубными тусовщиками, сюда приходили люди либо более старшие, либо предпочитающие уютные ламповые застолья с вкусной едой и качественным алкоголем. В пабе часто были вечера живой музыки, что оказалось по вкусу посетителям. В общем, все было на высшем уровне – что рассказывать, лучше приходите и убедитесь сами.
День рождение детища Маркуса, на которое он потратил много сил и средств. И оно взошло! Учитывая эгоцентризм его владельца, Брайль был не просто на седьмом небе от счастья, он с удовольствием делился этой новостью со всеми, кто был более менее вхож в его круг общения – мол, отсосали! А сегодня он мог с полной уверенностью говорить так всего второй раз в жизни, после чемпионского пояса. Ведь Марк очень трудолюбивый и упертый человек, способный добиться чего угодно. И, в конце концов, заслужил немного похвалы.
Брайль закатил супер тусэ, что бы отметить этот праздник и, не поверите, даже нанял обслуживающий персонал со стороны, что его подопечные могли поучаствовать в вечеринке. Ведь их руками из паба вышло то, чем он сейчас является, а Маркус всегда был более чем благодарен – одолжи ему рубль и он отдаст десять.. просто так, не ради понта, а в честь помощи, которую ты ему оказал. Так что не стоит называть его конченым эгоистом, просто он любит шум вокруг собственной персоны.
Ну да ладно, суть не в этом. Вся движуха была назначена на 22.00, но гости начали стягиваться раньше, и первыми были его самые близкие друзья.. ну те, с которыми он чаще всего видится, близких-то у него не было вовсе. И эти идиоты решили сумничать и подарили ему.. блять, они подарили гребаный килт. Как можно подарить национальную шотландскую одежду.. ИРЛАНДЦУ?! Марк никогда не жаловал их умственных способностей, но такой глупости не ожидал вовсе. Каждому по колпаку с надписью «кретин», им бы точно подошло.. Да.. да и Бог с ним, сегодня у Брайля слишком хорошее настроение, что бы сетовать на подарки.. к тому же, дареному коню, как известно, в зубы не смотрят. От того подарок он принял с искренней радостью, как ни как, они старались сделать ему приятно и он это оценил.
Время тикало и, в конечном итоге, все гости собрались только к 11 вечера, заполнив собой все свободное пространство в зале паба, даже на баре места не было. Не круто ли, когда на твой праздник приходит столько людей, что бы разделить счастье вместе с тобой. И без каких либо недовольств, недомолвок или завести, как говорил его отец еще в детстве по приходу соседей – все свои, все родные. Давно Брайль не испытывал такого чувства единения с окружающими, еще со времен его профессиональной карьеры бойца, когда твои болельщики для тебя как семья, которая всегда за тебя болеет и поддерживает в сложные моменты. И сегодня его посетило то же ощущение, что и когда-то раньше, хоть и казалось, что оно осталось навсегда в прошлом.
А друзья все не перестают удивлять.. нет бы обойтись подарком, но они начали уламывать Маркуса еще и напялить эту юбку. Нет, вы понимаете, это не просто шотландский килт.. это шотландский килт, который Марк.. ирландец!.. должен надеть на себя и выйти в зал. О великий Зевс, порази этих имбицилов молнией, что бы и пятна на земле не осталось. Таких, казалось, в случаи зомби-апокалипсиса, трупаки стороной будут обходить, не учуяв в их черепных коробках мозгов. Сейчас было гораздо сложнее сдержаться от комментариев, куда им стоило бы проследовать и на какой срок. Но Маркус и это проглотил.. нет, вы представляете, он даже сейчас не стал ругаться. Право говоря, некоторое количество алкоголя, который поступал в его организм еще часов с 6, склонило его к приколу. А почему бы, собственно, и нет?! И именно с таким комментарием Брайль облачился в килт и направился в основной зал, что бы присоединиться к своим коллегам по цеху.

+2

3

как-то так

http://s3.uploads.ru/uvDER.jpg
[audio]http://pleer.com/tracks/4613815uAd4[/audio]

Листок клевера, традиционно отмечающий такие вывески, всегда обещает удивительно домашнюю атмосферу. Америка, какой бы улыбчивой она ни казалась, на деле довольно прохладна, она ищет в тебе выгоду, а менталитет южан предполагает какую-то особенную, совсем другую душевность, семейность, который Соли обычно не хватало в этом улыбчивом мире супермаркетов. Пабы – другое дело. Там дух клана почти мифологический, и ты не сразу становишься своим, а чаще всего вообще не становишься, если не умеешь выпить пинту залпом, а после танцевать рил.
Танцевать Соли умела.
В колледже у нее был короткий, но жаркий роман с мальчишкой ирландцем, студентом по обмену. За пару месяцев они так ни разу и не поссорились, хотя от столкновения этих темпераментов неминуемо ожидаешь взрыва. Зато Солидад успела побыть королевой Мэб,  научилась разбираться в виски и танцевать джигу. К танцам у Кинтаны всегда был особенный талант и к сексу, видимо тоже, потому любились они везде и без пауз. То ли отроческие гормоны, то ли удачная химия. Расстались незаметно, и воспоминания, скорее ощущения, об этой ирландской вольной клановости, Соли сохранила самые светлые.
И бар приметила. Всегда любила пешие прогулки. Можно разглядывать людей и играть с воображением. В этих прогулках сами собой возникают точки отдыха, где можно остановиться и сделать зарисовку в блокноте, выпить соды, пива, водки, понюхать, покурить, посмеяться с людьми у стойки и уйти с кем-нибудь за компанию. Отчего-то прежде "McMillans" не был ее остановкой. На листик клевера поглядывала с привычной улыбкой. А теперь компания вдатых друзей вкатила веселую Сол в двери шумного паба.
Друзья-не друзья, но как-то невольно обрастаешь компанией озорных гуляк: натурщиков, агентов, случайные знакомых - выбираешься на приличные пикники и отвязные рейвы, которые одинаково приводят вас всех в постель в самом неожиданном составе. И ты думаешь, что староват для этого дерьма, но приличия тяготят раз-другой в неделю, в субботу вечером – точно. И приходится постоянно жить на грани легкого чувства вины и диковатого возбуждение от кипучей жизни вокруг. Это сладкое, пьянящее чувство иногда прорывается всплесками  хулиганских выходок.
И теперь они добродушно пили, болтали, хохотали над сальностями и приставали другу к другу с отроческой легкостью. Взрыв веселья за спиной заставил обернуться, под жгучую мелодию рила приветствовали выход… шотландца? Это друг хозяина заведения? Какого черта? Сейчас будет драка? Горцы парни дерзкие, кулаки чешутся бесконечно за удовольствие ими помахать. Это шутка, или сейчас хозяев обидели? Напряжение уступило любопытству. Шотландца встретили аплодисментами. Кто-то за спиной  кивнул: это хозяин бара. И классические вопросы: а что там под килтом, правда, ничего нет? – Да вы пойдите и спросите у него? - Э, нет-нет, – отмахиваются, - можно же и по щам отхватить. – Слышал, здесь хозяин какой-то боксер!  - Рестлер! – Бои без правил смотрела? - Да не особо?… Ты чего, на них дрочат все хорошие девочки! – Соли не дрочит, ей некогда… - Стебите меня еще! Стебите-стебите! Не останавливайтесь! Меня это заводит!
Сама пялилась влажными темными глазами на коленки этого парня в килте, там русые волоски отдают рыжиной. Как на лице. Можно спокойно подойти и зарыться пальцами в броду, пощупать твердое очертание подбородка и быть совершенно уверенной,  что сунь руку в ширинку, и нащупаешь такую же жесткую поросль и яйца, крепкие, как эта челюсть. Или нет. И все это легально, бесплатно и средь бела дня. Иметь сексуальное воображение – отдельное горе и удовольствие. Горе, потому что поделиться своими диковатыми мыслями совершенно не с кем.
Придумала себе, что его можно бы прижать к стеночке и сунуться рукой под мягкую шерсть плиссированной юбки, прокатиться пальцам по прелому бедру, прислушиваясь, как тяжело дышит этот их кумир течных девочек. Выяснить, как там не счет белья, подрочить, ласково глядя в глаза. И сбежать, до того как тебя опредметят на стойке.
Американцы обычно только имитируют хорошо, так что можно спорить, там полный комплект теплого белья. Но, черт возьми, интрига.
Соли из тех, по кому с виду не понять, пили они или нет. Разве что глаза блестят поярче, но у нее и по-трезвому в зрачках la vida loca.
- Пойду расскажу ему, как ты на него дрочишь! – Я не дрочу на мужиков! – Джери, ты педик из педиков! Ты хочешь сказать, что смотришь, как голые мужики в масле катают друг друга по татами под визг толпы и не долбишь подушку?! – Больная сука! – Люблю тебя!
Люди искусства любят друг друга особенно интимно, хохочут, перекрикивают гомон толпы. 
Эир - плавный печальный напев и танцевать его легко, это череда сменяющихся шагов и поворотов. Подгулявшие гости быстро заполняют площадку в центре зала.
Когда она подходит, люди расступаются. Это чудесное свойство заявлять о себе, создавая у окружающих физическое ощущение значимого присутствия, было с Солидад с пубертата. Круг гостей из близких друзей разомкнулся, пропуская ее к хозяину заведения, тоненькую смуглую, улыбчивую как –то по-особенному хулигански. 
Прихватила пальцами кожаный кошель на поясе и потянула бойца к себе. Приманчиво зацепила взглядом зрачки и тоже - потянула.
- Потанцуем, горец?
Не шотландец? Ах!
Но пусть сам раскинет павлиний хвост и расскажет, отчего ей захочется лезть к нему под юбку.

+3

4

Очень много людей.. Крик, смех, громкие поздравления и все толпятся вокруг тебя, словно ты Санта Клаус, мать его. Это забавно, но Маркус был в некотором роде социопатом,  пытающимся избегать тесных компаний. Нет, то, наверное, даже боязнь замкнутого пространства. Точно, ему было не комфортно, когда он не мог нормально раскинуть руки. Но, все равно, людей он не любил – я Д’Артаньян, все пидорасы. Идеальное кредо для счастливой, не нагруженной прилипалами жизни, позволяющее смотреть на всех как на.. ну вы поняли.
Впрочем, ему это не сильно веселиться. Ведь больше нелюбви к людям была любовь к алкоголю и красивым девушкам, коих сегодня было предостаточно, только и успевай провожать глазами очередную длинные ножки. Он чувствовал себя как ребенок в огромном магазине игрушек, которому можно взять все, что угодно. Потому он особо и не обращал внимание на своих приятелей, что с особым пристрастием пытались высверлить ему уши какими-то историями из жизни. Как же им не понятно.. Брайлю похуй на их жизнь. Но статус хозяина заведение, а следовательно, солидного взрослого мужчин, не позволял выказывать неуважение и нежелание поддерживать безынтересную беседу, от чего приходилось время от времени поддакивать и кивать головой, которая словно на шарнирах, блуждала из стороны в сторону подобно печатной машинке, разглядывая прекрасных дам. Этот интерес единственный, который ему никогда не удавалось удержать при себе. Как когда-то в детстве, по рассказам отца, Марк, будучи еще совсем маленьким обитателем коляски, без стеснения пялился на девушек, когда те были в поле его зрения, и со спокойной душой распускал руки, хватая их за попы. И вроде им весело, а Брайль младший уже тогда знал, что нужно делать.
С другой стороны, находиться в компании людей, которым хоть немного не похуй на тебя – уже счастье. Тут, как не крути, большинство его подчинённых, от официантов до директора, и все в одной компании. Хорошим место делает не название, а те, кто там находятся.. и что не скажи, а коллектив Брайль сколотил замечательный. Никто не путает личные и рабочие отношения, трудится от души, прикрывают друг друга, за что и имеют высокую зарплату, даже в сравнении с более элитными или массовыми заведениями. А Маркус, как большой папочка: когда надо пряник даст, а когда и плеткой пройдется. Черт подери, надо было не в спорт, а в ресторанный бизнес. Хотя смысл, если за два года он умудрился поднять нулевое заведение в топ… талант, черт его дери!
Не хватало, пожалуй, лишь артиллерийских залпов и барабанной дроби в момент, когда неизвестная, на крайне колоритная особа, в обтягивающем платье следовала по направлению к Маркусу. Складывалось впечатление, что ее все знаю, иначе, зачем так расступаться. Хотя, что там говорить, от ее горделивого стана даже Браилю захотелось приклонить колено, как рыцарю перед принцессой. Да, девушка не просто хорошо выглядела, за счет чего привлекала к себе внимание, она вела себя подобно королеве, одним лишь взглядом указывающая остальным на их место. Кстати, о ее взгляде – не успел он поймать его на себе, как почувствовал себя голым. Серьезно, подобный взгляд очень хорошо знаком Марку… он сам грешит им в отношении проходящих мимо барышень.
Забавно, но с первой же секунды в голове возникло желание отыметь ее прямо здесь, при всех. Опереть прямиком на барную стойку, задрать платье и показать, кто тут хозяин. Что бы зал наполнился не веселой музыкой и разговорами, а ее стонами, что обязательно бы срывались на крики и просьба не останавливаться. Да ее невозможно не хотеть, как виагры ебанул – она всем своим видом просит трах.. нет, выебать ее до потери сознания… а килт, сука, так не вовремя. Концентрация тестостерона в организме подскочила, право не покидало ощущение, что не она, а его сейчас разводят на секс. Смешно чувствовать себя девочкой, когда ты здоровенный мужичина.. хоть и в юбке, будь она не ладна. С другой стороны такое он испытывал впервые. С ним, конечно, и до этого знакомились девушки, проявляя инициативу.. но все они не разводили, а просили развести их, тем или иным способом. А эта темноволосая сирена, что уже запела свою чарующую песню, поработила внимание Марка, не оставив ни единой возможности хоть как-то соскочить с ее крючка. Ай, да что сопли ванильные разводить, не шипко-то он и соскакивать хотел, таких девушек нельзя пропускать мимо, к тому же когда она сама настаивает на знакомстве.
Отставляя на барную стойку лонг, Маркус успел лишь шепнуть одному из ребят, что бы тот включил чего помедленнее, и направился прямиком к манящей красавице. - Конечно потанцуем! Брайль, без какого либо стеснения, обхватывает девушку за талию, а второй берет за руку, и, за считанные секунды, оказывается в середине зала, где расположился небольшой танцпол. - Я сильно извиняюсь, но народные танцы совершенно не моя стихия.. К тому времени как раз подходит к концу предыдущая песня и начинается медленная композиция, позволяющая и танцевать медленный танец, хотя Марк спокойно танцевал медляки и под быструю музыку.
Рука так и норовит соскочить с поясницы на задницу, обтянутую тонкой тканью платья, но Брайль пока держится. Он смотрит ей в глаза и широко улыбается, будучи крайне довольным развитием ситуации. - Признаться честно, но со мной никогда не знакомились такие настойчивые девушку, потому оставлю за тобой необходимость разбалтывать меня. Марк нахально подмигивает ей и, останавливаясь на месте, наклоняет девушку к полу, удерживая на одной руке, словно они танцуют танго.

+1

5

- Нет? Я думала, ты поклонник фолка…
Взгляд еще раз выразительно стек по пуговкам фарсовой сорочки к пестрому килту. На губах родилась озорная улыбка, мягко покаталась, заплескалась в пьяных чернущих зрачках, но так и не показала влажных зубок.
У девули изумительная пластика. Думаешь, что взяв за ремешок, она украдет дистанцию одним решительным шагом, но вместо этого она приближается очень медленно, и кажется, что воздух согретый ее телом,  тонким пряным ароматом духов и виски, обволакивает собеседника очень мягко, вальяжно погружая в ее присутствие, связывая ощущением близости, чувствуется неуловимой ноткой на языке.
- Разве я настаиваю? - шелковый шепоточек.
Мягкое движение назад, как будто вот-вот она вырвется и уйдет, лишив хозяина заведения только что обретенного тепла и неуловимого обещания интимности, словно они сексуальные заговорщики, планирующие дерзкую выходку. Этот нехитрый маневр обычно заставляет теснее прижать беглянку к себе. Кто захочет лишиться внимания девицы так быстро и на глазах у всех гостей? Не сегодня, когда ты король вечеринки.
Настойчивые девушки не отстают, если их отшить. Соли не отшивали. Она умела взглядом выудить из толпы тех, кто сможет разделить с ней ее развлечения. Теперь она рассматривала  незнакомца  очень близко. В нем, черт возьми, не было ничего особенно привлекательного.  Разбитые уши, переломанный нос, рыжая щетина. Нужно быть большой любительницей натурализма во всем, чтобы серьезно назвать его красавцем. Разве что импозантные детальки наряда радуют избалованный глаз. Но что-то неуловимо притягательное в нем было. Вот здесь под ее ладошкой на плече, где телесное тепло сочится сквозь влажную сорочку.
Жарковато.
Под нежными пальцами литая из стали плоть. И забирает хищное любопытство: как же он выглядит без одежды. Насколько совершенно может быть человеческое тело, выточенное годами мучительных тренировок? Хочется увести его в пустующую кухню – пусть там сейчас никого не будет? – попросить его раздеться и просто смотреть, как под шкурой перетекают стальные мышцы. От этой игры воображения за грудиной холодеет. Мысль о том, что она не сможет справиться с чужими агрессивными желаниями, заставляет напрячься. Мужчина для Сол всегда не до конца одомашненный зверь. Его нужно очень хорошо кормить и бесконечно баловать, пускать на охоту и держать в узде. Обычно уздой служит социальная норма, которая сейчас не позволяет незнакомцу опустить руку с талии гостьи пониже. Это ненадолго.
- Но я могу стать настойчивой, если ты так легко и добровольно отдашь мне право делать с тобой то, что мне вздумается, - это вызов? Это угроза? Шуточная. Но в ней, ой, какая доля правды. Голос ее не выдает, прячет. Смешливые бархатные обертоны отвлекают внимание.
Но вам говорили. Вас предупреждали!
- Стану капризной, жестокой и взбалмошной, - разворачивается с музыкальной волной и прислоняется теперь острыми лопатками к широкой грудине бойца, доверчиво откинувшись скулкой на плечо, отирается бедрами о килт. Кажется откровенной, но ничего вульгарного в ней нет: это танец и он закончится с музыкой. И она уйдет. Если сейчас ее ничего не зацепит.
- Говорят, ты здешний хозяин? Прими мои поздравления! – выдох стекает по шее за ворот рубашки. – Отличное заведение!
На новом витке мелодии, развернувшись, снова сморит глаза в глаз.
- Еще говорят, что ты крутой боец…  Знаешь, что еще говорят?
Обаятельная улыбка. Девочка тянется повыше, чтобы доверительно пошептать на ушко, забираясь пальчиками в колкую стрижку на затылке, поглаживает влажные волосы:
- Что на мне этот килт будет смотреться горячее, чем на тебе.
Раз уж он не шотландец, едва ли это заденет национальную гордость, скорее наоборот: отчего не посмеяться над вечными соперниками?
- Хочешь пари?

Отредактировано Soledad Quintana (2016-05-19 00:42:46)

+1

6

[audio]http://pleer.com/tracks/9217087zG[/audio]
Картина, написанная тонкой кистью, что бы не упустить из вида ни единой детали, доведя образ до полного и недостижимого идеала. Выточено все, цвета, формы, линии, акценты, тени. Все это приводит зрительную систему в экстаз, заставляя трепетать каждый синапс, каждую нервную клетку в организме. К сожалению, таких девушек слишком мало, да и редко кому везет с такой познакомиться, не говоря уже об удержании ее рядом с собой. Они вырастают сильными, независимыми и обособленными людьми, совершенно спокойно способные содержать себя, и в мужчине они ищут не материальное благо, а человека, который оградит их от всех напастей и сделает совершенно неприкасаемой. Им нужна чистая искренняя любовь, возможность спрятаться от всех невзгод и побыть маленькой беззащитной девочкой в сильных руках. А представители сильного пола, последнее время, сильно сдали свои позиции в роли защитника, медленно но верно превращаясь в обрюзглых, заплывших тупоумием и личностной атрофией овощей, не способных трезво смотреть на мир и вести себя подобающе своей половой принадлежности. А после этого семейные разлады, на почве того, что женщина становится для такого экземпляра второй мамой, ведь невозможно вести себя с ребенком, как со взрослым мужиком.
И вообще, что такая девушка нашла в Маркусе?! При всем своем больном самолюбие и эгоизме, он никогда бы не поверил, что он пришелся ей по вкусу. Такой скорее подошел бы статный деловой бизнесмен, владелец крупной компании и строгого черного костюма, в отутюженной рубашке с запонками и начищенных до блеска туфлях. Владеющий культурой речи, уважительно обращающийся со слабым полом.. в общем, джентльмен. Увы, но Марк никогда к таким не относился.. да что уж, и за одним столом не сидел, жизненные пути на столько разномастных людей не пересекаются, они обитают на разных уровнях. Брайль, как не крути, гораздо более приземленный, он не деловой, напротив – очень просто и типичный… еще и не обладающей той самой мужской красотой, что присуща серьезным дядям.
Да ну и ладно, девушку не понять логикой, к тому же любовь к «хулиганам» из них явно не выходить до замужества. И коль она так решила – зачем препятствовать выбору, в потугах убедить и себя и ее, что они не одной масти. Брайль отчетливо ощущает, как ее тонкие пальцы впиваются ногтями в его плече, словно пантера хочет оторвать кусок плоти от добычи. Знаете, даже для мужика иногда очень круто осознавать себя жертвой, отпуская удила и позволяя окутать себя сладким омутом паутины, что так искусно плетет хищница. Дать ей высосать себя без остатка. Но даже если ты придешься ей не по вкусу и она оставит тебе наедине с собственной несбывшейся фантазией, то даже это ты запомнишь навсегда. Так что если ничего не светит и это лишь удачная шутка, то, по крайней мере, его рубашка не на долго сохранит запах ее духов.
- Мне стоит тебя опасаться?! С легкой надменной улыбкой на лице Марк смотрит в глаза девушке, ожидая положительного ответа. Нет, не ожидая, это понятно как ясный день.. Если она не затащит тебя в постель, то вырежет ножом свое имя у тебя на спине.. И она явно способна это сделать.
Ее спина прижимается к груди, а бедра елозят по юбке, позволяя Марку лишний раз убедится, что килт совершенно не к месте. Право проблемой это не является. Его ладонь скользят с таллии вверх, поднимая ее тонкие руки вверх, а после, охватывая в районе груди, при этом так же продолжая медленно двигать в такт мелодии. - Я не люблю капризных девочек. Шепчет ей на ухо, едва ли касаясь его губами, но явно оставляя легкий горячий след от дыхания. - Владелец.. спасибо.. По тело пробегает волна мурашек, когда ее дыхание ложится на шею. Но она разворачивается и Брайль прижимает ее к себе уже несколько сильнее, оставляя лишь несколько сантиметров, что бы видеть ее глаза, так предательски горящие. - И что же?! Ее когти оказывают в гриве Марка, от чего веки автоматически падают, а тело расслабляется.. больше всего на него влияет именно это действие, превращая грозного льва в податливого глупого котенка.
Но она не позволяет долго расслабляться, провоцируя его на спор. - Горячее на тебе будет смотреться сексуальное белье и чулками, а килт удел настоящего мужчины, пусть он и не традиционен для моего народа. Так что прости, но девочкам он не подходит.. даже таким, как ты. Дает ей четко понять, что он принимает это пари.

+1

7

- Сексуальное белье с чулками я тебе покажу, если выиграешь,  - помурлыкала с самой невинной улыбкой, хулигански заглядывая в глаза. Вписалась теплыми грудками в белую сорочку бойца, оцарапала крепенькими сосочками. В юности там, на родине, знала мужчин, которые способны за такую откровенность свернуть челюсть – за легкомыслие. Но здесь все проще. Все же цивилизация стреноживает так, что Штатах не только можно мирно пошутить, но и легко нарядить любовника в корсет с подвязками. Соли нравились такие эксперименты. В творческой среде всегда легко найти людей не вполне уверенных в своей ориентации и пристрастиях, а иногда просто распущенных и экспериментировать с ним  до  настоящего бесстыдства.
А этот едва ли даст привязать себя к изголовью постели шелковой лентой. Но не всем же отступать от классики?
- А если нет, - секундная задержка выдала отсутствие мыслей.
Сол не была агрессивной в быту. Но некая накаленная внутренняя пружина в ее душе существовала и регулярно требовала разрядки напряжения в спорте или сексе, или опасных авантюрах, от которых шкалил адреналин, и сердце бешено колотилось в глотке.  Поймав осоловелый взгляд размякших зрачков, она продолжала легонько почесывать затылок хозяина заведении.
- Если нет, я все равно покажу тебе это белье. А потом привяжу к постели и выпорю твоим лучшим ремнем. За гордыню, которая грех…
Еще никогда ему не проповедовали на ушко так сладко и вкрадчиво. Прижавшись друг к другу, они вальяжно покачиваясь в такт музыке, медленно двигались по площадке в окружении других танцоров. И едва ли можно было заподозрить, что эта идиллическая пара ведет такой напряженный и разговор.
- Доверяешь своим гостям и клиентам, персоналу? И они будут рады, если ты доверишься их оценкам. Давай позволим им судить этот конкурс талантов аплодисментами.
Пальчики ласково прокатились вниз под ворот сорочки и огладили взопревшую холку. Дышать становилось тесно.
- Ты ведь дашь мне померить свой килт?
Носить мужскую рубашку рано утром после нескучной ночи так модно, что скучно и уже пошло, но каждая маленькая девочка должна пройти через эту счастливую фантазию обретения мужика с ночевкой. Мерить чужой килт все еще необычно.  Девица  заглянула в светлые искристые глаза ирландца. Соскользнула ладонью вниз по шерстяному подолу и потянула его вверх, расплываясь в хищной, хулиганской улыбке, как будто и впрямь хотела сейчас забраться под шмот, чтобы провести рукой по бедру.
- Или ты не настолько дерзкий, боец? Хочешь, я сниму его прямо сейчас?
Нет, теперь она точно смеялась, подзуживая собеседника взорваться и решиться на  спор или выкинуть ее вон, если риски слишком высоки. Позволила подолу мягко упасть, но удержала за пуговку на талии. Маркус, к своему счастью, совершенно не подозревал, что эта женщина перед ним нисколько не затруднится эротично раздеть его прямо в центре танцпола. И, черт возьми, им обоим будут хлопать так, что полопаются лампы. Уж  девчонки-то точно ему похлопают. Еще бы! Не каждый день дают посмотреть на такое тело так близко!
- Возьми микрофон, объяви конкурс? С тебя первый выход. Ты-то уже в килте. И настоящий мужчина при тебе… 
Посмеялась взглядом, но голос серьезный, хоть и дразнится.
- Или дома забыл?

Отредактировано Soledad Quintana (2016-05-19 14:57:00)

+2

8

На лице Маркуса зияет наглая улыбка. Не передать словами, насколько сильно он радовался положению, в которое его загнала девушка. Как мышка, что вот вот получит металлическим зажимом по хребту.. но, сука, вкус сыра превышает все возможные инстинкты самосохранения и провоцирует идти вперед, продавливая эту пружину. - Возможно я покажусь слегка бестактным, но ,боюсь, твое обнажение случится вне зависимости от исхода спора.. Она не оставляет права стесняться, от чего его руки блуждают по хрупкому телу девушки, желая лишь сорвать тонкую ткань платья и обнажить то, что сокрыто под ней. - Не может быть если.. Еле слышно рычит ей на ушко, цепляя кончиком носа мочку и медленно выдыхая на нежную кожу на шее.
Он слышит ее запах, чарующий пьянящий запах, который хорошо отличает от аромата дорогого парфюма.. и что только она забыла в подобном заведении. Таких нужно хотеть в самых дорогих отелях мира, на самых элитных закрытых пляжах.. но никак не в ирландском пабе. Он злиться.. нет, он звереет, поддаваясь на провокации сладкоголосой чаровницы. Его ладонь поднимается, охватывая тонкую шею, слегка сжимая ее. Он притягивает ее к себе.. он хочет прижечь ее губы поцелуем и закрыть ей рот, но не делает этого. - Не говори гоп.. Он просто не умеет быть под, оставляя девушке право лидерства в сексе.. Даже если это и происходит, то терпения хватает на крайне маленький промежуток времени.. после чего он скидывает ее на спину и далее по знакомому сценарию. Право, идея с привязыванием к кровати.. да что, там.. он хочет эту девушку и, собственно, его не сильно волновало в каком виде будет проходить соитие. А если она хочет побыть главной, восседая на троне – то вперед.
Редкий экземпляр. Она так искусно цепляла Брайля колкими фразочками, что он невольно велся на это.. что, между прочим, было удивительным. Он готов был дать ей команду фас и остаться без килта, под которым ничего, кстати говоря, и не было.. Но коль из этого задумано сделать шоу, то зачем отходить от сценария. - Мне кажется, что ты хочешь этого больше.. Потерпи, скоро снимешь. Его провокационно-довольная лыба дает однозначный ответ на все ее потуги.
Оставляя без ответа ее последние слова, Брайль покидает девушку и направляется к диджейскому пульту, где без разговоров берет микрофон и гасит музыку. - Всем привет! Людей словно ударило током, кто-то вовсе не понял, что произошло.. но он выдержал несколько секунд паузы, дав им прийти в себя. - Не буду представляться, мы ведь знакомы! Усмехается он и поднимается к небольшой сцене, дабы все его видели. - Во-первых, хочу поблагодарить вас за то, что пришли на мой праздник! Огромное спасибо каждому! Надеюсь, что вам тут нравится и мы видимся не последний раз! Зал взрывается аплодисментами . - А во-вторых, дабы развеять приевшуюся болтовню, смею предложить небольшое развлечение., как вы на это смотрите? Говорит четко и громко. Он вообще умел держать внимание толпы, ораторские данные достались от матери. - Мы с одной красавицей затеяли спор, сутью которого является вопрос: на ком же лучше смотрится шотландский килт! Так вот – решать все это придется именно вам! А идея людям пришлась по вкусу, судя по тому, какие овации он сейчас собрал. - Позировать, к сожалению, я не умею так же, как и танцевать – так что, не отходя от кассы, вы можете полюбоваться этой довольной мордой. Долго церемониться он не стал, а просто избавился от лишней одежды, освободив торс от рубашки и галстука, оставшись лишь в ботинках и килте.. даа, что бы хозяин заведение сделал такую хрень.. во всем виноваты женщины.

+1

9

Не все девицы умеют красиво и достоверно закатывать глаза и обходить мужчин на мягких лапах. Соли не умела. Она выросла с мальчишками и с ним чувствовала себя комфортно в полной мере, памятуя, конечно, о том, что всегда будет в любых отношениях более уязвима, тем не менее, легко перенимала игривые манеры братьев. И когда матушка говорила, что всем мужикам нужно только одного, Сол недоумевала, что же в этом плохого. Если половине населения планеты – той половине, которая кажется ей умнее – хочется чего-то одного, то, может быть,  ей, Солидад,  тоже начать этого одного хотеть. Может быть,  не только этого одного, но секс без многодневныхкружений и ранимых чувств устраивал ее вполне. Такая экспериментаторская жилка, к сожалению, создает девушке плохую репутацию, но вдовице уже позволено. Да и плевать. Всегда была достаточно уверена в себе, чтобы не оглядываться на чужое мнение, умела поставить на место желающих прокомментировать ее манеры, и сейчас в чужих руках чувствовала себя совершенно гармонично. Если ирландцу кажется, что у него оспаривают  ведущую роль в постели, то это величайшая ошибка,  но оставим его в этом напряженном заблуждении.
Соли всего лишь любила мужчин в той манере, в которой мужчины обычно любят женщин  – не скрываясь, не обременяясь и легко демонстрируя свою приязнь.
Сглотнула нервно, когда горло стиснула ласковая хватка, и легонько повела головой, не то желая погладить руку щекой, не то уютнее устраиваясь. Прикрыла глаза и смотрела податливо сквозь смеженные ресницы. Беспомощная улыбка продемонстрировала влажный край зубок.
- Сильнее… Ну?
Шепот выходит ласковым, талым. Это очень опасная игра с поддатым, взведенным и по-настоящему сильным противником. Нет, она не пыталась освободиться. Легонько поглаживая его холку под воротом, отпустила пуговку и удержалась за поясницу, как будто искала опору. Скорее ее опустят, соизмеряя силу хватки и хрупкость гортани, но это «сильнее» уже отравило сознание. И нужно будет однажды поймать ее, чтобы сделать сильнее, больнее,  резче – так или иначе.
Искренне предпочитала ласковых мальчиков. При таком ее характере нет выбора, если хочешь остаться в живых, но замуж Соледад выдавали, не спросив. Прожив год с комиссаром, она успела привыкнуть к той откровенной брутальности, которая приводит нормальных девиц в течный восторг, и научилась обходиться своими ласковыми хитростями.
-Пока я хочу только килт, но сейчас ты заставишь меня хотеть все остальное, а?
Получив возможность свободно дышать, она молниеносно вернула свою чувственную уверенность, словно кошка, упавшая на лапы. Отошла  чуть в сторонку, не отвлекая больше внимания гостей от хозяина заведения. Внимания был полно. Девицу не часто придушивают на танцполе. И самолюбие ирландца должно было сейчас купаться в этом живительном восторге пьяной толпы. Голос у него был приятный, твердый, легкая хрипотца выдавала подкатившее возбуждение, но едва ли люди ее заметили.  Когда он упомянул Соли, взгляды скользнули к ней,  и девица прошла через опустевший танцпол к оратору, точно ее провожал луч сценического прожектора.
Ожидала чего угодно:  песни, джиги, распития  бочки пива… чего угодно, но не этого. Странным образом поджарый скульптурный торс Брайля, украшенный татуировками, заставил ее внутренне сжаться. Она и впрямь боялась. Наверно,  боялась куда больше, чем нормальные женщины,  умеющие ловко закатывать глаза и мечтающие о роковом насильнике. Сол не мечтала о насильнике. Сейчас она  очень четко понимала, что не сможет с ним справится, если выведет его из себя: ни вырваться, ни убежать ей не удастся. Почуяла, как никогда остро, то с ним лучше не спорить, если ты не собираешься дать прямо здесь на этой стойке. Но любой испуг она отлично умела держать в узде.
- А я так рассчитывала, что ты объявишь круг пива за счет заведения и дашь мне фору… - после лишней пинты ее, вестимо, примут лучше.
Зал взревел, волна  сердечных аплодисментов прокатилась от столиков и ударилась в грудину Маркуса. Соли неслышно прошла ему за спину и обняла, мягко прижимаясь грудью пониже лопаток, отерлась скулой о хребет. Для публики нежные пальчика с вызывающе алым маникюром сейчас бродили по впечатляющему торсу ирландца, потом стекли к поясу килта, очертили  подушечками предмет спора и – ап! – триумфальной финальной нотой этого шоу накрыли спорран, точно там, где жарко копилось возбуждение Маркуса. Все это было танцем, пантомимой под музыку, которую подкрутил жокей, и публика выла в лихорадке.
- А теперь пойдем переоденемся? – помурлыкала за спиной, не скрывая озорных ноток. - Или снять килт прямо сейчас, пока все хлопают?

+1

10

Не слишком правдоподобно звучала ее просьба, хоть и не особо разнился с первым впечатлением о девушке – как о сильной и дерзкой особе, любящей править бал. Но меньшее, чего сейчас Хотел Маркус, это сопротивление. Никакого доминирования, никаких веревок с наручниками, никакой грубости и применения силы.. хотелось тепла и нежности, как секс под mdma, что бы каждое прикосновение взрывалось фейерверком. Когда секс к этой вечной прелюдии идет не основным блюдом, а лишь не сильно важной специей, которую, по сути, можно и не добавлять. Специфическое настроение, на котором он ловит себя крайне редко, до сих пор не ведая причин этой потребности. Возможно, что во всех тех девушках, что прошли через его постель, он не почувствовал способности дарить тепло, дарить нежность, которую ему самому некому было подарить. Как не крути, но Браль уже взрослый состоявшийся дядя, которому необходимо о ком-то заботиться, кого-то защищать. А если отбросить все его псевдолюбовные похождения и романтические отношения, длящиеся не более пары недель, то в сухом остатке ему остается любить только свою работу и заботится о подчиненных. Ну где вы видели начальника, который утром всем выпечку с кофе по пути на работу покупает?! В общем, больная фантазия конченого человека, не обращайте внимания.
Толпа бушевала, словно всегда ждала подобного представления. Конечно, когда еще удастся увидеть Маркуса.. а нет, если посмотреть его бои, то можно увидеть в трусах одних. Но вся соль даже не в этом – Брайль сам прибывал в диком восторге. Как можно не любить внимание.. внимание большого зала, когда они аплодируют тебе, они хотят тебя – ты их кумир. Это колоссальная по объемам энергия, она заряжает тебя на самые безрассудные подвиги, убивает в тебе принцессу. Это и послужило причиной такой довольной улыбке на лице Марка, который сам чуть ли не вопит от наслаждения.
Но приходит в себя, когда тонкие руки девушки охватывают его корпус, а сама она прижимается к спине, так нежно и невесомо водя по коже скулами, глядишь и замурлычет. - Ты начала сомневаться в себе?! С откровенной язвительностью говорит он ей, не отрывая взгляда от зала. И вроде все так сладко шло, на миг показалось даже, что он решила отказаться от спора и отдаться в руки Маркуса, сбросив карты на стол. Такая секунда внезапной и сводящей с ума трогательности, от которой по его коже пробежали мурашки свелись лопатки на спине.
Но все хорошее заканчивается, как правило, не успев начаться. И только Марк расслабился, даже выпал из реальности, как ее ладони уже коснулись килта и были готовы оставить его, в чем мать родила, прямиком перед большим залом людей, которые, видно, прониклись представлением, и сами уже были не против посмотреть на эту картину. А если честно, то и он уже не был сильно против остаться нагим, на столько его завел весь этот шум и наглое поведение брюнетки, что будь, что будет – идем ва-банк. - Всем пива за счет заведения!! Что есть силы кричит Марк, обильно поливая маслом огонь, что полыхал в пабе. И люди на это отреагировали.. завтра точно в городе будет тихо – голоса будут сорваны к чертям собачьим.
Но и на этом он не останавливается. Марк не из робкого десятка и привык играть по крупному. Опуская ладонь к паху, он делает резкий шаг вперед, из-за чего килт остается в руках девушки и да, остается совершенно голым, а после поворачивается к ней лицом и с наглой улыбкой, мол и этим меня не возьмешь, тихо говорит. - Служебное помещение за барном, можешь переодеться там! Нахал. Теперь его очередь сыпать вызовами. Марк поворачивается обратно к залу и поднимает одну руку как победитель. - Дате и мне пива! Но вместо бокала получает пивную струю под напором из бутылки какой-то девушки, что стояла прямо подле сцены. Не зря он всю жизнь занимался спортом.

+1

11

В отличие от своего случайного и шумного знакомца, Солидад никогда не любила лишнего внимания. Зато очень любила публичных людей. Ловко и уверенно выстраивая свои отношения с ними так, чтобы оставаться в тени своей звезды, как менеджер за кулисами шоу. Ей нравилось после спектакля знать, что этот кумир стадиона на самом деле принадлежит ей даже не талом, а всем своим банковским счетом - самооценкой. В душу она верила плохо. Во всяком случае, в душу звезд. Маркус напротив казался почти наивным, и эта простота заключала особенную сердечность. Если бы не его изумительное позитивное легкомыслие, она, пожалуй, опасалась бы его сломать, как дедулину фарфоровую статуэтку.
Теперь прячась за его спиной, Соли тихонько упивалась восторгом толпы, предназначенным отнюдь не ей. Так повышают ставки. Интересно, сколько девиц, готовы дать ему уже сейчас, даже не выясняя имени? Если бы сегодня она хотела сбыть Брайля с рук, она могла бы устроить аукцион и обогатить бар. Хотя едва ли ирландцу понравится быть товаром даже среди женщин, которых он выбрал сам. Такие игры требуют иезуитского воображения и садисткой жилки. Пожалуй, славно что от него ничего кроме  светлой грубости не дождешься.
Совсем не собиралась его раздевать. Раззадорить – да; может быть, немного разозлить и обеспечить себе по-настоящему жаркую случку, когда ему, наконец, позволено будет отомстить за все ее ласковые подколы. И теперь, когда пояс килта внезапно обмяк в ее пальцах, растерялась. Зрачки растеклись до края радужки бездной ошеломленного испуга. На миг показалось, что она теряет опору – и в своих планах, и физически: хозяин отступил вперед, оставляя в руках девицы мягкую пеструю и такую фетишную добычу. Дыхание замерло за грудиной тугим комком, мягкое возбуждение отзывалось сладкой пульсацией внизу живота. Сол не могла бы сказать, что ее больше заводит: естественность, бесстыдство или общий восторг. Ей случалось пускать в постель через чужой труп, но такой изумительный публичным стриптиз она видела впервые. Ирландец при всем непотребстве выглядел так уверено и естественно, как будто играл в эти игры каждый день…
- Торро! – пестрая ткань взвилась в узнаваемом танце мулеты. Тоненькая девочка – тореро вернула самообладание одним глотком воздуха и теперь взирала на обольстительную наготу незнакомца с радостной благодарностью, как будто ей сделали подарок, но она еще не уверена, хочет ли его принять. А развернуть коробку? Распутать ленту?
Нет, она не позволит бойцу теперь уйти с площадки и стыдливо искать в подсобке белье и любимую джинсуху. Зачем? Если тебе хватило смелости минуту назад, потанцуй со мной еще?
Шотландский тартан вновь преградил дорогу Маркусу. Взлетел в легких руках и улизнул раньше, чем тот успеет отмахнуться, ища выход. Вынуждая бойца динамично кружить месте, в попытке поймать  не то дразнящую ткань, не то ловко ускользающий девушку, тартан возвращал их к вакхической мистерии быка и танцовщицы, Ариадны и минотавра. История известная со школы, чувство, подспудно узнаваемое каждым, плавное, игривое противоборство, больше похожее на танец или театральное действо, заставляющее обоих кружить, превращаясь из охотника в жертву и из жертвы в охотника.
Солидад помнила свой детский восторг и панику когда мужчины устраивали игры с быком на ранчо, где была подготовленная площадка для выездки. Коррида – привычное развлечение там, где она выросла. Смельчаки выходили к быкам с ножами, иногда били с лошади, иногда звали профессионалов и смотрели игру с мулетой как театральное представление. Конечно, был человек с ружьем и транквилизатором. Но об этом забываешь, когда перед влажным носом быка всплескивает невесомым крылом алая ткань.
Сейчас, любуясь блескучей пленкой пота на висках и сведенные лопатках ирландца, она не могла не вспомнить лоснящиеся черные шкуры, взведенные острые рога и влажные ангельские глаза быков. Сравнение пришло само собой, трогательное и пугающее.
Гостья все еще была совершенно одета, а толпа потрясено выла под это одичалое фламенко, которое диджей ловко сопроводил торжественным и торжествующим испанским ритмом.

+1

12

Что же за дьявол в юбке эта девушка.. что с такой легкостью смогла совратить его на поступки, которых он никогда ранее даже на пьяную голову не совершал. И все это в его же баре, где множество людей, прямиком у них на глазах. И, что самое интересное, ему было совершенно безразлично, что о нем подумают. Вряд ли погладят по головке, а может, назовут самым безбашенным и крутым бизнесменом за всю историю человечества. К чертям все эти думы, так давно хотелось сотворить нечто невообразимо бестолковое, аз что потом будет очень стыдно. Иногда стоит полностью выпускать поводья и не ограничивать себя нормами приличия, навязанными обществом. Он хочет развлекаться и она тоже, так что играть в манерных рыцарей и принцессочек?!
Хорошая идея запутать обнаженного человека его же килтом, устроив пародию на родео, спонсором которого является ни кто иной, как Вакха. А самое забавное то, что крутиться перед залом, придерживая собственные яйца, не очень-то и удобно. А потому долго идти на поводу у тореадора на высоких каблуках с язвительно сверкающими глазами никак нельзя. Именно поэтому он бросает погоню за неуловимой брюнеткой и вальяжно спускается в зал, где люди расступаются, а некоторые девушки так и норовят шлепнуть по обнаженной заднице. Медленно проследовав через зал к бару, Марк взял микрофон и обратился к стоящей на сцене. - Я выполнил свою часть спора, теперь твоя очередь! Произнес он достаточно тихо в момент, когда все люди замолкли, а в помещении зависла тишина. Продлилось это буквально несколько секунд, но, возможно, этого хватило, что бы ответить этой сексуальной брюнетке на трюк с килтом. - Толпа требует хлеба и зрелищ! И вновь шквал аваций, только уже посвященных главной героине спора, на которую теперь обращены все взоры. Марк же остался где-то позади, он никого не интересовал, ведь мужчин, в конце концов, в пабе было несколько больше. Но она-то его видела, он смотрел ей прямо в глаза, когда выпустил свое достоинство и несколько секунд, пока бармен подавал ему плед, стоял совершенно голый на показ его визави.
Музыкально сопровождение диджеем было выбрано более чем подходящее, музыка прямиком для стриптиза, что, конечно вызывало некоторые сомнения у Брайля. Не верил он в то, что девушка отважится на такой же безумный поступок. В любом случаи, от нее требовалось не обнажение, а выход в юбке, что некоторое время назад была на Маркусе.
Медленно поцеживая лонг, что он взял специально для представления, ожидал, как она себя поведет. Сейчас бы запереться с ней в рабочем кабинете.. а лучше дома, устроить секс марафон на несколько дней, что бы она выжила все соки до последней капли. Чертовски заманчивая идея, которую он планировал осуществить. Уже не сильно волновало одержит ли он победу в споре или проиграет, он наслаждался происходящем, адреналином в крови, криками толпы.. а самое главное – компанией неотразимой смуглой барышни, которая выключила его голову. В его глазах даже читалось нечто вроде ревности. И вроде круто если она выдаст нечто подобное, но, с другой стороны, он не желал ни при каком раскладе делиться ее телом с остальными. Пусть даже это была первая и последняя их встреча, без разницы, на сегодняшнюю ночь она всецело принадлежит одному Маркусу, а делиться своим он не привык.
Он смотрит ей в глаза, что с той же силой прожигают в нем дыры, и произносит губами, без звука, «я тебя хочу». Внезапное осознание того, что находиться с ней на людях он больше не хочет, однозначно намекает на то, что пора заканчивать с представлением и двигать туда, где не будет посторонних, способным нарушить задуманную ими оргию на двоих.

+1

13

[audio]http://pleer.com/tracks/6714546xg3S[/audio]

А разве танец с мулетой не был достаточно хорош, чтобы засчитать его за вклад в пари?  Грациозно развернувшись, она в последний раз пропустила яркую ткань по бедрам ирландца, ласковый язык килта облизал крепкие ноги бойца и вернулся к хозяйке, улегся  преданным псом к мыскам коралловых туфель.  На шпильке не очень удобно  танцевать, но без каблука фламенко вообще невозможно.  Вспыльчивая чечетка заменяет перестук кастаньет. Кастаньеты вряд ли найдутся в ирландском баре. Вот дома можно танцевать и голой на подиуме смятой любовью постели – но с кастаньетами. Это изюминка. У любого действа должен быть акцент,  шик, иначе его забудут. Маркус отлично это знал, работать с фанатами он умел отменно, было это научение менеджеров или природная артистичная жилка, щедро сдобренная желанием порисоваться.
Девчонка расхохоталась. Наверно, это не лучшая реакция, когда тебе демонстрируют заинтересованный член. Но этот контрольный в голову показался ей чертовски трогательным. Забавным и, наверно, очень смутительным. Сол умела делать диковатые, ошеломляюще бесстыдные вещи, легко пускалась в сексуальные авантюры, но лишь совсем недавно научилась правильно принимать комплименты. А если кто-то скажет, что намечающаяся эрекция – это не комплимент, он ничего не знает о комплиментах.
Поскалилась, поманила влажными зубками, крепенькими и опасными в пестром сумраке, развернулась и накинула килт на плечи как шаль. Бедра у мужчин обычно шире и нарядиться в него как в юбку  ей бы не удалось. Зато тартан легко заменит ей алые кружева цыганского наряда.
Отсмеявшись, Сол даже не сбилась с шагу, продолжая решительно и плавно двигаться в ритме  арабского фламенко. И вмиг делается ясно, что вся она соткана из этого огня, из этих выжидающих маневров, коротких, плавных шагов, которые обрываются внезапно резкими движениями, рывкам, прихлопами, отбивающими ломаный гон барабана. Руки нежданно взлетают с пестрядью шотландкой шерсти и прячут от зрителей  жгучие глаза танцовщицы, приковывая внимание к алым каблукам, отбивающим взрывной, вызывающий ритм. В зале становится очень тихо, кажется, даже самые пьяные задерживают дыхание, чтобы услышать этот звонкий перестук, он взвивается под потолок и хохочет в ушах. Теперь звук ее шагов он будет узнавать где угодно.
В миг, когда чечетка обрывается, опускаются крылья килта, возвращая зрителям  блестящие глаза  хитаны. Она очень скована реквизитом: танцевать бы свое фламенко в свободной юбке с пушистыми кружевами, но килт еще никогда не  взлетал в воздух так порывисто и стремительно никогда еще не подхватывал девичью талию со страсть разгоряченного любовника, и едва ле ему случится пережить это снова.
За ней следят в почти полной, оглушительной тишине, зал затаился, в висках бьется кровь.  В арабском фламенко всегда есть мистика, оно пропитано тягучей надломленной песней муэдзина с ближайшего минарета,  это смешение культур почти пугающее, сокровенное.
Но неожиданно что-то меняется в пластике ее движений. Килт падает и прячется за спину: в Ирландии размахивать руками не принято. Чечетка сменяет тональность, из болезненного жара фламенко выплавляется пьяный азартный рил. Диджей подхватывает это первым – отличный слух! – миксует на ходу и машет руками, приглашая  потрясенных гостей на танцпол.
Зал взрывается, люди, вдохновленные горячей пляской, спешат присоединиться, к уже танцующим,  чтобы снять напряжение последних минут. Возбуждение кипит в жилах, адреналин шкалит и бьется в висках. Если здесь сейчас случится небольшая оргия, никто даже не удивится. Разве Маркус не хотел секса? Так он уже раздет, распален и любим всем девчонками в пабе – можно приступать.
Зато хитана тает в толпе, теряется и исчезает бесследно, оставив килт на диджейском пульте.

+1

14

К сожалению, Маркус достаточно ограничен в восприятии искусства, танца в частности. Ему никогда не давалось творчество, еще с самого детства. Как бы ни пытались развить в нем этот талант, что, по логике, должен был передаться от обоих родителей, в ком желание творить, желание создавать прекрасное и делится им с людьми, кипело до самой смерти, ничего не выходило. Он получился какой-то бракованный, нашедший себя в спорте, в безжалостном мордобое, раз за разом сходясь с более сильными противниками. Танец для него был не более, чем набор движений, разнящихся по стилистике и качеству исполнения, но не более того. Умеющая двигаться девушка, танцующая пред ним в полуобнаженном виде казалась куда более профессиональной танцовщицей, нежели парни, что выписывали пируэты под ломанный уличный ритм. Он этого не понимал, не был способен пропустить через себя, хоть, кстати, достаточно неплохо двигался для своей квадратности.
Это не было исключением, но танцующая незнакомка, ставшая в считанные минуты гораздо ближе, чем все в этом зале вместе взятые, заставила его нутро екнуть, когда начала.. этого даже не описать, Брайль не знает подходящих синонимов. Она словно в постели, извивалась и полыхала.. затянувшийся на время музыки оргазм. Несомненно, прекрасное зрелище, как для толпы, так и для мужчины, который автоматически ассоциировал себя с тем самым невидимым партнером, что заставил трепетать каждую мышцу в ее теле, покрывая кожу блестящим в свете прожектора поте. Она сводила с ума в разы сильнее, чем духи из одного печального фильма, провоцируя зал на танцы. Это просто невозможно, Маркус стоял и.. стояло то, что она вынудила его показать ей после обнажения.
После смены музыкальной композиции зал срывается на психическом перенапряжение в подобие оргии, а паб мигом превращается в ночной клуб. Расторопные официанты мгновенно раздвигают столы, освобождая место для множества людей. Но случается то, чего Марк никак не хотел – он теряет ее из вида в массе танцующих людей. Но, от чего-то, на его лице медленно расплывается довольная улыбка. Нет, он счастлив не разлуке. До него только доходит, что он творил в компании с дьяволицей, и на это не возможно не отреагировать. Ситуация патовая, но он доволен, как никогда. Это нечто позволило ему расслабиться и оттянуться, зарядив, пусть и с оттенками стыда, но колоссальном объемом позитивной энергии, которой теперь хватит на долгое время. Волшебная до неприличия девушка, которую он точно более никогда не забудет.
Но толика разочарования так же присутствовала. Он так надеялся на «продолжения банкета», только уже наедине, то бы окончательно отключить все нормы приличия и творить непотребщину, что Тинто Брасс и в самых адовых кошмарах не увидел бы. А может все перешло бы не в постель а, например, на крышу какого нибудь высокого здания, в сопровождении бутылочки вина. Его теперь ничего бы не удивило, хотелось лишь познакомиться с ней.. и без разницы, на кожаном диване или на лавочке в парке. И почему он не взял у нее номер до того, как началась эта вакханалия..
Счастливый, но огорченный Марк решил покинуть наконец-то зал и одеться. Шоу закончилось, все довольны, так что стоять и мозолить глаза.. ведь к нему уже успело подойти несколько девушек и «тонко» намекнуть прогуляться до его квартиры. Но, куда им тягаться с той, что вытрясла из него душу за считанные минуты. Он просто ушел в свой кабинет. Темно, хоть глаз коли. Не любил он прожектор, он постоянно выжигал сетчатку и сушил глаза. Вальяжное появление короля вечера в своей комнате, где никого не было. Он успел несколько подустать от людей, они вытягивают много энергии. На запаре даже закрыл за собой дверь, просто скинул плед и уселся в кресле, вынув из стола бутылочку любимого рома и бокал, что тут же был наполнен. Коль она ушла – значит не судьба, а жалко.

+1

15

Иногда Солидад бывало очень сложно объяснить себе, почему она поступает так или иначе. Окружающим легко списать это на капризы. Женщины должны руководствоваться абсурдом,  только тогда это настоящие женщины. В душе она отлично понимала, что мотивы есть, но как объяснить чужаку, что последний пылкий танец, захлестнувший волной адреналина гостей паба и втянувший их на танцпол, для нее был той эмоциональной разрядкой, пиком, за которым следует неминуемый спад, счастливая, сытая опустошенность, легкость и усталость. Этот танцевальный оргазм требовал паузы и нового наступления,  медлительного сперва, как любая прелюдия…
Ей везло немного больше, она-то успела вычерпать свой куш эмоций, а ирландец едва ли остался удовлетворен, и эта раздражающая незавершенность заставит его поискать  танцовщицу не сегодня – завтра, чтобы замкнуть круг возбуждения и разрядки этим счастливым обретением триумфом удачливого охотника.
А если нет, то она ничего не потеряет. Едва ли ей нужен мужчина, не способный мечтать и бороться. Человек, как глубоко увязший в быту, затянет в это болото любую спутницу. Таких нужно тщательно избегать, если не готова немедленно начать вить гнездо. Солидад только что вылетела из своего и возвращаться туда сейчас не планировала ни в коем случае.
Или она сама заскучает через пару дней и решит потребовать выигрыш и расплатиться по счетам?
Оставив килт диджею, хитана хотела нырнуть мимо пульта во внутренний коридор и выйти на улицу через черный хода, который обычно легко открыть изнутри. Предвкушение прохладного ветра, который накинет на влажное лицо ледяную вуаль,  уже ласкало душу обещанием отдыха и зудело в кончиках пальцев: вот –вот они щелкнут замком.
Но не только Маркус сегодня произвел фурор. За спиной послышались торопливые, «Погодите, мисс, почему вы убегаете? Я хотел пригласить вас на танец». Благодетель! Соли предвкушала унылое препирательство и необходимость объяснять пьяному мужику, почему она не собирается с ним танцевать. Воображение рисовало картины, внушавшие усталость еще до начала сцены. Сол свернула за угол  и нырнула за первую дверь. Сказать по правде, кроме двери, ведущей в кухню,  эта была единственной. Прижала дверь плечом и торопливо заперла. Девчоночье любопытства заставило ее устроиться у замочной скважины, чтобы послушать, как неудачливый поклонник цедит проклятия сквозь зубы. Когда он ушел, Соли, наконец, огляделась. Окно, забранное открытыми жалюзи,  бросало в комнату перламутровый прямоугольник света в тонкой штриховке ламелей. Было  понятно, что хозяин кабинета не параноит, не опасается людей, может быть, не прочь, чтобы за ним подглядывали, или попросту забегался и не заметил, как наступили сумерки. Яркие огни ночного города освещали комнату достаточно, чтобы ей не требовалось включать свет. Классический рабочий кабинет: широкий стол, кресло хозяина – спинкой к окну, пара кресел перед столом – для посетителей, стеллажи с папками и книгами, часть из которых, наверняка, бутафория. Где-то за дверцей шкафа прячется бар, а в ящике стола – пистолет. В Штатах у каждого есть пистолет. В Колумбии в общем-то тоже, но не легально.  «Люди живут стереотипами, - учил ее старший брат.  – Ты, скорее всего, найдешь пистолет в ящике стола, а сейф в шкафу. У большинства нет воображения, и однажды это спасет тебе жизнь». Соли не сомневалась, в чьем она кабинете. И ей отчего-то казалось, что пистолета здесь нет.  В любом случае, устраивать обыск она не планировала, пора и честь знать. А еще вечный страх, что не сумеет открыть чужой замок, который так просто закрыла. И какое это облегчение, когда язычок мягко выскальзывает из паза. Но стоило открыть, как в глубине коридора послышались новые шаги –совсем близко. Не время выходить из чужого кабинета, не то огребешь разбирательство. Щелкать замком перед носом у персонала, не стоит. Сол юркнула в темное нутро комнаты, закрутила жалюзи и отошла к двери. Если это хозяин паба, то он, наверняка, ввалится с девчонкой, и ему будет не до того, что дверь откроется еще разок, чтобы выпустить ее в коридор.
Но он явился один, и ускользать незаметно было поздно. Значит нужно заканчивать свои шпионские пляски и снова вскинуть голову повыше. Девица отделилась от стены и прошла к столу. Перестук каблуков он уже запомнил. Еще немного, и этот звук сформирует условный рефлекс. Обогнув стол, он а снова открыла  жалюзи: свет потек на черную столешницу, а темнота за его границами обрела пепельный оттенок. Теперь можно было различить блеск глаз, стаканов, белесые ключицы  и текучие очертания тел. Гостья присела на столешницу с краю.
-Теперь можно перейти к деловой части нашего пари, верно? – голос ее вернул  бархатную кошачью вкрадчивость.
-Кто по-твоему выиграл?

+1

16

Наслаждение ромом и собственной персоной было нагло разрушено неким персонажем, чей стук каблуков врезался в уши и взывал к памяти. Он казался до боли знакомым и Марк достаточно быстро догадался, что это за человек, так беспардонно перемещающийся в его кабинете. И лишь благодаря этому не возникло желание разбить бутылку о голову, дабы напомнить, что нахождение в кабинете владельца бара без его разрешения может оказаться чреватым для здоровья.
А если опустить подробности, то Марк даже обрадовался такому вероломному проникновению в частную собственность. Девушка ведь столь спешно покинуло мероприятие в самый разгар веселья, когда подошла пора знакомиться и выяснять результаты спора. Но вовремя одумалась и приняла верное решение вернуться обратно.. ну или оказалась здесь из-за ошибки и незнания коридоров, что, собственно, особо-то и не огорчило. Здесь-то их точно никто не побеспокоит, если только не найдется еще одного столь отважного, как сама брюнетка.
Брайль никогда не умел мастерски скрывать эмоции, только на ринге, но и то была концентрация. И из-за этого по нему ясно читалась радость от внезапной встречи. Единственное, что смущало – абсолютное отсутствие одежды на нем. Но, с другой стороны, не мешало вальяжно сидеть в кожаном кресле, раздражающе шаркая донышком бокала о деревянный массив. Атмосфера в помещении плавно накалялась, с каждым вздохом становилось жарче. - Мне нравятся деловые люди. Не люблю пустую болтовню. Марк улыбается, слегка, что уже вполне видно, ведь глаза привыкли к сумраку, который нарушает лишь свет луни, сочащийся сквозь жалюзи, да и тот освещает лишь часть стола.
Дабы хоть как-то уровнять положения, Маркус встает и направляется в сторону шкафа, не сильно-то стесняясь своего обнаженного тела. Официальная часть сегодняшнего дня закончилась, более в зале его никто не ожидает, значит можно облачится в более привычную для себя одежду – шорты и майку, что Брайль делает незамедлительно, продолжая разговор с девушкой. - Начнем с того, что ты забыла представиться, а мне это доставляет некоторое неудобство. Так же неспешно он возвращается к столу и берется за бутылку, дабы наполнить второй бокал. - Даже не знаю, от чего у меня ощущение, что присуждение победы стало всего лишь формальностью. Передвинув бокал девушке, Маркус уселся на кресло, что стояло прямиком напротив брюнетки. Он не отказал себе в возможности вновь раздеть ее взглядом. Право, в лунном свете она выглядела гораздо загадочнее обычного, хоть это обычно и продлилось от силы минут 10, и уже тогда заурядной личностью назвать ее было невозможно. - Не сомневаюсь, что этот тост совершенно не впечатляющий, но, все же, предлагаю выпить за знакомство. Он откинулся в кресле и уперся ногой в стол, практически вплотную с сидящей на нем Соледад. - Какие у тебя планы на ночь?! Как же можно упустить возможность сострить?! Они оба знают, что вырваться из запертой комнаты у Соль не получится, да и вряд ли она захочет это делать. Но он не сомневается, что она способная выкинуть еще какую нибудь глупость.

+1

17

Лунное молоко облизало жемчужным языком  широкую  спину ирландца, скатилось к крепкому заду и потекло по ногам. Ноги всегда нравились Соли больше всего. Скульптурные колени, хрупкие сухожилия, кругленькая косточка на лодыжке. Ключицы. Кадык.  Капризный взъем бедренной кости. Она никогда не училась рисовать. Рисовать ее научила любовница. Они были слишком заняты друг другом, и дальше верных штрихов и пропорций Солидад не ушла. Но  она научилась видеть красоту. То, что в юности прельщало ее без понимания, теперь перетекало, играло и дразнило скольжением  светотени, ярких бликов и глубокого нуара.
- Тебе не обязательно одеваться. Я привыкла обсуждать дела с обнаженными людьми. Меня это даже возбуждает. Разве ты чувствуешь себя уязвимым рядом со мной только оттого, что ты тот, кто ты есть?
Действительно быть совершено и даже строго одетой рядом с обнаженными людьми она привыкла. С последним своим нижним Соли рассталась с месяц назад и даже скучала по выражению счастливой доверчивости в глазах напротив. Наверно, влюбленные смотрят точно так же, но влюбленности слишком накладны. Она даже не была практикующим Мастером, мальчишка прибился случайно и остался, и также вольно ушел, когда их вкусы разошлись. Всегда очень ценила эту неожиданную, собранную, целеустремленную самостоятельность в людях, которых чаще видела на коленях. Ап – и твой милый котик превращается во взрослого мужчину, с которым тебе не по пути. И радуешься, что ничего кроме игры вас не связывало. Это как покер с друзьями по четвергам.
Нет, Сол не рассматривала хозяина паба в этом ключе. Совсем другой типаж. А про порку сказала ради красного словца. Сболтнула. Вырвалось? Под горячую руку? А может быть, она просто его побаивалась и не нашла себе лучшего оружия, чем его ремень? Никто не спасет тебя от папочки лучше паппочки?
В сумраке глаза блестели влажно. Алый мысок ласково прокрался по бедру ирландца от колена к паху. Туфелька мягко оперлась о сидение между его ног, покачнула кресло. Тепло тела согрело смуглую щиколотку.
- Я пришла за твоим лучшим ремнем, - коварная маленькая улыбка выдала ямочки на щеках.
- Раз ты не споришь с моей победой. Я не очень люблю проигрывать. Ты, я вижу, тоже.
Озорной взгляд  демонстративно стек по телу мужчины. Соли любила мужчин как вид. В типично женскомужских спорах, кто дура, а кто козел, принципиально становилась на их сторону. Если разобраться, настоящих мудаков было не так же мало, как хитроумных стерв, чаще мужчины, не умея найти выход в женских капризах, становились заложниками девичьих глупостей и страхов. 
- Меня зовут Солидад. Спасибо.
Стакан качнулся, ловя блики,  черный виски  гулял в стекле.
- Очень достойное знакомство. За него грех не выпить. Салют.
Сделала небольшой глоток и опустила ладонь на щиколотку мужчины, который так ловко пристроил ногу на столе. Зарылась хорошеньким маникюром в рыжую шерсть, лениво поглаживая шкуру.
- Отличный виски! За него я готова предложить тебе компромисс, если идея порки тебя не прельщает. Ты не похож на тех, кого заводит вылизывать женские шпильки.  Тебе интересно?... Маркус? Верно?  Ты  куда более знаменит, чем я.
Обаятельная улыбка.
- Наверно, я тщеславная маленькая дрянь, но я тоже очень люблю победителей.
Легонько нажала на сидение, покачивая мужчину в его кресле. Горячий воздух между ними сделался густым и вязким.
- Думаешь, ты мог бы победить для меня?

+1

18

Соли явно обратилось не по адресу, поскольку всем своим видом она являла натуру творческую, утонченную и крайне многогранную, зона интересов которой распространяется на гораздо больший перечень в сравнении с Маркусом. Он вообще был крайне узколобым человеком, как и любой среднестатистический мужчина. А от творчества, во всем его многообразном понимании, был так же далек, как от толерантности. - А я не привык быть обнаженным в компании одетой девушки. Роняет он, стоя к ней голым задом. - Но не грусти, еще будет время обнаженки, потерпи.. С легкой улыбкой на лице, уже развернувшись лицом, он медленно натягивает шорты, глядя ей в глаза, что откровенно блуждают по нагому телу Марка. Да, это чертовски приятное чувство, когда тебя пожирают глазами и откровенно хотят почувствовать тебя внутри. - Скажем так, я за справедливость. Меня бы это не смущало только в одном случаи – если б твое платье было немного задрано, а ножки разведены в стороны. Куда бойцу следить за языком, да в компании девушки, что не позволяет вести себя иначе.
Она его заводит.. красная туфелька, по концуме оказавшаяся практически у него между ног, не двусмысленно намекает на  готовность девушки. - Там в ящике есть наручники, н ив чем себе не отказывай. Вальяжный глоток воистину охуевшего Маркуса Брайля, указывающего выпрямленной с бокалм рукой на стол. - Ничего, главная схватка еще впереди, у нас скоро будет возможность выяснить победителя. Комната наполняется звонким стуком бокалов. - А у тебя чертовски редкое имя, откуда ты? Красивое имя, ничего не сказать. Он никогда не встречал девушек с таким именем, более того, никогда даже не слышал о нем. И, что самое главное, оно очень ей идет. Творец должен быть особенным во всем.. Брайль несколько разочаровался бы, если б услышал в ответ какое-нибудь «Клэр». Но Солидад подлила лишь масла в огонь, щекоча разгоревшийся интерес к своей загадочной персона.
Для него брюнетка была чем-то за гранью возможного, реального, оставляя непонятное, ни с чем несравнимое послевкусие после себя. И он утопал в попытках найти аналог из предыдущего опыта, хоть кого-то похожего на нее, ведь все люди в чем-то похожи. Но ему так и не удалось совладать с образом, который казался сильно размытым и преисполненным мелкими, еле уловимыми деталями, многие из которых сокрыты от его чувств восприятия действительности. Эта неопределенность и являлась причиной ее присутствия в его кабинете.
Он слушал ее с упоением и не желал перебивать. Обладательница чарующего вибрирующего на низких частотах голоса, подобно урчащей кошке, усыпляла его бдительность, медленно сводя с ума. Ей очень шел низкий тон, полушепот, который каждым звуком разбивался о барабанные перепонки. - И в чем же заключается компромисс? Смотрит на нее слегка приоткрытыми глазами, пытаясь сконцентрироваться на глазах. Но взгляд сам сползает на тело.
- Я мог бы победить тебя.. Говорит еле слышно, словно придавленный весом. Отставив бокал на подлокотник, его ладонь ложиться на гладкую кожу лодыжки, аккуратно уводя ногу в сторону. Маркус встает, огибая ее ножками свой торс. И вот платье задралось, все как он и хотел.. между ними несколько миллиметров, а ладони на обнаженных бедрах. Он смотрит ей в глаза, не ожидая никакого сопротивления.. возможно пощечины, но и та была бы лишь согласием, стимуляцией к действиям. Но Брайль замер, он дразнил ее, пытаясь хоть как-то сопротивляться колдовству прекрасной ведьмы. - Хватит ли тебе сил признать свое поражение?! Шепчет ей на ухо, обжигая тонкую смуглую кожу шеи горячим дыханием.

+1

19

Если бы она знала, что может показаться, кому-то утонченной, эта девица, выросшая на плантациях коки, она хохотала бы как безумная. Хохотать у нее, вообще, получалось отменно, заразительно и от сердца.
- Если бы там, в ящике были презервативы, я бы ни в чем себе не отказывала, - вот тут она смеется, конечно. Тихий, бархатный смешочек ласкает слух. Резину Сол ненавидела. Что с ней не делай, эта сука воняет покрышками. Гондоны созданы, чтобы вынудить тебя иметь постоянные связи. А лучше одну стерильную, проверенную врачами постоянную связь. Спид – божье изобретение в угоду моногамии.
- Хотя я уверена, они там есть вместе с виски и наручниками. Деловой стол холостяка? – все потешается. Дразнится, но отчего-то не обидно, и не разберешь: может, и вовсе хвалит?
Породистая хватка на щиколотке заставляет прикусить губу, затаиться, переживая первое столкновение с  чужой напористой силой, с откровенностью чужого желания. Прикусить губу и улыбаться. Нет, он не настойчив. По крайней мере, никто не будет ее насиловать, и есть шанс закончить свою мысль. Это неплохо. Наверно, спортсменов отдельно учат держать себя в узде. Истории про боксеров и их переломанных сожительницах на слуху бывают не редко и чести не делают никому. На взгляд Соли. не делают чести женщинам, не умеющим смирять зверя, которого держат в доме. Она еще хорошо помнила свое замужество: приходилось быть ловкой.
- Я из  Колумбии. Это испанские имя.
Подушечки скользят вверх по его грудине, там, где обычно бывает планка сорочки. Наверно, это привычный жест. Сейчас под ее ладонями крепкое горячее тело, и сладострастное волнение мягко пульсирует внизу живота, омывая жадное лоно горячим соком. Острая коленка отирается о литое бедро, чулок щекочет кожу, липкую от сладкой испарины.
- Что-то вроде здешней «Хлои».
Пальцы уже знакомо зарываются в пижонскую стрижку на затылке, бережно оттягивают вихры , вынуждая запрокинуть голову и подставить шелковым губам ранимое горло, бесстыдно пересохшее – это так трогательно слышно в гортанной хрипотце – и гуляющий затвор кадыка, бессильный в попытках протолкнуть  по гортани душный комок.
- Соледад означает «одиночество», «уединение» - это чертовски важно, когда блудливый рот оставляет алые оттиски помады на горле. Она тихонько стонет, отираясь скулой о крепкую челюсть, по-детски доверчиво и восхищенно, так не по-детски грязно - сладко и беспомощно.
- Я мастер капитуляций, - ищет губами губы, пропитанные ячменной горечью, влажные резцы оставляют оттиск на мякоти. Таят в смолянистом сумраке полоумные зрачки.
- Ты веришь? -  рот толкается пьяное дыхание.
-Но отдаваться веселому симпатяге в угаре вечеринки  в счастливом темном уголке я не хочу, - если так не хотят, то как, черт возьми, хотят?! – Ты достоин большего. Я тоже.
Откинувшись на стол, устроилась на локте полюбоваться  своим породистым жеребцом, впечатала колени в бока, удерживая на нервном расстоянии. Хорошо бы взнуздала, но нет.
- Я знаю, что ты уже не дерешься, но здесь, наверняка, есть какой-нибудь тотализатор, вполне или не вполне легальный. Если его нет, устроим его сами. Поищем тебе достойного соперника, не меня.
Глядится в него безотрывно черными своими жгучими как ночь глазами. Душно здесь, и дышится тяжко. От мужчины пахнет мужчиной, потом и алкоголем. Нужны еще какие-то стимуляторы? Очень соблазнительно кончить здесь и сейчас и уйти, не оставив номера. Зачем?
Солидат из той несносной породы хищниц, которые держат возле себя рабов и чемпионов. Любви им достается одинаково, но это очень разная любовь.
- Если ты выиграешь, я буду твоей прямо там на ринге, - ее действительно заводят чужие взгляды, овации, кровь, пот, адреналин, и картинка в распаленной фантазии рисуется влет.
- В раздевалке, где захочешь, как скажешь.
Внезапно срывается к нему, прижимается к груди с ошеломляющей горячностью и, пользуясь мимолетным изумлением, подталкивает от стола, освобождая себе место, чтобы ускользнуть. Огибает столешницу, создавая между ними  буфер дубового настила с неровными стопками бумаг и элегантным писчим прибором. Юбка скользит вниз по бедрам.
- А если нет, то нет. Ты ничего не теряешь, кроме сомнительного секса с упрямой девчонкой.
Она знает, что это неправда. Они оба знают, что это не правда. Проиграть какому-то местечковому лабарю будет очень обидно. Но некоторые женщины обходятся дорого и отнюдь не в деньгах.
- Что скажешь? – опирается о столешницу, подаваясь вперед, чтобы рассмотреть  в его глазах бессильную ярость задетого тщеславия и тлеющую распаленную похоть. Или чтобы скрепить поцелуем сделку?

+1

20

Какое забавное название дали его столу, он не удержался от легкого смешка. А ведь и вправду, так и получалось – ведь в нем, помимо бумаг, валялось куча всякой ерунды типа презервативов, хоть он никогда и не занимался сексом в собственном кабинете. Как-то не с руки владельцу заведения иметь сексуальные отношения с собственными подчиненными, хоть и было достаточно симпатичных, даже красивых девушек, с которыми он был не прочь провести ночь. Но в нем сохранились хоть какие-то остатки здравомыслящего человека, и он оставил эту идею, имея с ними строго деловые взаимоотношения, слегка скрашенные дружбой. Что касается лясек-масясек внутри коллектива, то ради Бога, главное, что бы это не мешало делопроизводству. А кто кого трахает ночами уже не его дело. Вот только каким боком в ящик залетели наручники он уже и сам не помнить.. точно не сам купил, может, кто подарил?! - Не люблю презервативы.. какой-то секс пластиковый с ними. Типа тонко намекает, что придется постараться вовремя вытащить. - А вот наручники нам точно понадобятся, что бы ты не попыталась второй раз ускользнуть от меня.. Припоминает ей попытку свалить и оставить Маркуса наедине со своим стояком.
- Из Колумбии значит. С чем, скажите, у вас ассоциируется место ее рождения?! Конечно с огромным наркотрафиком и непобедимой преступностью. Теперь ясно, от куда у Соль такой дикий необузданный характер, вряд ли в Колумбии сможет вырасти пай-девочка. - Ты случаем не внучка Эскобаро?! Его лицо расплывается в довольной улыбке от осознания, кто сегодня будет стонать на его рабочем столе, впиваясь ногтями в спину. И пусть это не так, но опасные девушки его слабость, а она уж точно не походит на ангела.
Пальцы девушки оттягивают голову назад, обнажая пред ней горло Маркуса. Он поддается , у него нет выбора, от чего ее каждое прикосновение ее пухлых влажных губ на шее сопровождается мурашками. Пограничное состояние – желание владеть и желание открестится от правления, оставляя возможность повелевать колумбийской соблазнительнице. Он выпадает из реальности, обнимая девушку за таллию, но уже не дотягивается до ягодиц, что намеревается сжать, что есть силы. Ее зубы мягко прикусывают губа Маркуса, а он вот вот готов впиться в ее, оставить на них кровоподтеки, но Соль опережает его, оставив ни с чем. Как подло дразнить мужчину, но как это действенно. В нем разгорается огонь негодования и недовольство, он готов силой взять эту девушку, но и тут она на шаг впереди. Такое заявление он не может пропустить мимо ушей, ведь гордыня и эгоизм его страшнейшие пороки.
Маркус отстранился от Соль и, взяв свой бокал.. - Я правильно тебя понимаю, ты хочешь крови? Уголки его губ слегка приподнимаются. Он и вправду уже давно не был в ринге и успел соскучиться по тем диким эмоциям, когда твой кулак врезается молотом в челюсть соперника. Как тот плюется кровью и каппой, а после еще один удар и он на лопатках, тем времени рефери отсчитывает 10 секунд, отделяющих тебя от победы. Это непередаваемое ощущение, которое сводит тебя с ума. Когда все скандируют твое имя, когда каждый в зале за тебя переживает. И ты победитель. - Или же ты хочешь проверить меня в деле? Вопросительно косится он на девушку. Ему нравится эта идея. Но в тотализаторе ранее он не принимал участия.
Вновь пари. Она не перестает его удивлять и радовать, поднимая планку все выше и выше. Теперь, если он одержит победу, то страшно представить, на что она способна в постели, что так рьяно повышает цену за собственное тело, предлагая его как предмет спора. Предложение более чем заманчивое, ведь оно объединяет два его любимых процесса – бить ебла и трахаться, кровь и сперма.. Жесткий коктейль, замешанный на адреналиновых взрывах и поте. Один вопрос, потянет ли она сама свое предложение. От чего-то сомнений нет, он готов к самому безобразному и оторванному сексу в своей жизни и за него стоит побороться. - Когда я одержу победу, ты сделаешь все, что мне только заблагорассудится?! И при этом еще будешь очень этому рада? Маркус охуел, его улыбка говорит за себя, от пари он уже не откажется. - НУ что ж тогда, с меня кровь – с тебя ринг. Хочешь шоу, я тебе его устрою! А после его устроишь ты. Он вмиг осушает бокал и, охватив шею девушки ладонью, жадно впивается в ее губы.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Без правил