Покачала головой: нет, не внучка.  Если бы и внучка, рассказала бы случайному знакомцу?  Впрочем, правды от нее и нее ждали.  Соли не так давно в Штатах, чтобы привыкнуть к здешней цивилизованной апатии. Она вспоминается постепенно – из дней в Майами. Им приходилось разыскивать по-настоящему странные местечки: спортзалы, офшорные казино, курительные дома и диковатые притоны в забытых богом гетто, чтобы удовлетворить свою неуемную страсть к жизни. К жизни с адреналином и кровью, вырванной из объятий смерти. Там не грани пульс в висках ощущается особенно остро, чувственность шпарит по венам отопью при мысли о неудаче, при мысли об успехе - тоже.  Выиграть миллион и быть выброшенным за борт в акваторию, кишащую зубатыми тварями? Соли любила семью за изобретательность – в наказаниях и в сокрытии улик.  Казино никогда не проигрывает. Солидад старалась всегда оставаться тем, кто банкует. Проигрывать в Колумбии очень опасно.
И сейчас этот сумасшедший ирландец сформулировал очень правильно.
- Да, - она опустила ресницы, с каким-то почти эротическим удовлетворением проживая эту взаимность. Все же в этих кельтах есть знакомая дикарская искра. Совсем другая, остервенелая, жесткая, северная – но есть.
- Крови, зрелищ, подвигов, героев, - возвращая блестящий смоляной взгляд, она уже справилась с головокружительным предвкушением и снова могла улыбаться с самым невинным коварством.
- Старо как мир.
Тяга девиц к мерзавцам, которая у каждого на слуху – вырождение естественной тяги женщин к охотникам и защитникам. И не смотря на то, что нынче скромный программист из Силиконовой долины сможет обеспечить своей партнерше лучшее будущее, чем гопник  с соседней улицы, за этим шалым бродягой все равно хочется подсматривать хоть иногда. Инстинкты делают с нами все. Жестких  мужчин Сол старалась сторониться, но мир неминуемо сталкивал ее с такими – ведь не в семье же профессора она родилась - и наблюдать за ними ей нравилось.
Горький рот властно списался в губы, щедро одарив крепким алкогольным привкусом и напористой лаской, отлюбил языком  сахарные резцы, беленькие как кокаин, взбивая  слюнку в горьковатую пенку.  Девчонка сыто помурлыкала в поцелуя, обещая веселую игру и также залпом опрокинула виски. Подхватила языком  побежавшую по стеклу янтарную каплю  и увильнулась, отходя от стола.
- Не обещаю, что я с радостью сделаю все, что придет в твою голову. Черт его знает, насколько больные у тебя желания. Но свой приз ты получишь.
Брайль казался парнем добродушным,  и агрессия у него была веселая, азартная, без истерического надрыва. Едва ли он потребует от девушки  чего-то омерзительного и на людях. Соли еще раз придирчиво оглядела ирландца и решила, что ему можно доверять по крайней мере в этом.
- Я попытаюсь узнать через знакомых, где здесь делают ставки на поединки, и вернусь через пару дней.  Может быть, за это время ты организуешь в себя в подвале маленький ринг.
Развеселилась, заблестела глазами. Вот так с легкой руки  незнакомой девицы можно стать владельцем подпольного бойцовского клуба. Совладельцем.
- Седьмое правило бойцовского клуба: бой продолжается столько, сколько надо.
Щелкнула замком  и остановилась в дверях.
- Я оставлю визитку в баре. Вдруг тебе осточертеет соблюдать правила, и ты решишь просто залезть ко мне в окно?
Вот теперь хохотала, как девчонка. Сытая пасть освещенного коридора  проглотила тоненькую фигурку и вскоре в ней погасла знакомая трель каблуков. Дожидавшиеся   Соли знакомца уже начали всерьез волноваться о пропавшей девице, особенно после ее фантастического выступления с хозяином паба и теперь живо приветствовали свою потерю. Расплатившись, они оправились искать себе новых развлечений. Ночь только-только подкатила к полуночи. А визитку Солидад действительно оставила бармену. Там значилось уже знакомое имя и номер мобильного.