Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Aimer c'est rester vivant


Aimer c'est rester vivant

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: William Matthews, Catherine Matthews
Место: летний дом Мэттьюса в South Lake Tahoe
Время: 25 октября 2014 года
Время суток: вечер
Погодные условия: +17 по Цельсию, ясно, но днём прошёл дождь.
О флештайме: Годовщина знакомства Уилла и Кейт как нельзя отлично подходила для предложения, что Мэттьюс собирался сделать вот уже пару месяцев. По этому случаю он пригласил возлюбленную в свой летний дом, чтобы отметить эту дату наедине... ну почти наедине.

Отредактировано William Matthews (2016-05-17 19:56:13)

+3

2

На настенных часах доходило без четверти семь. Кейт уже скоро должна была быть, а подарок на годовщину всё не желал угомониться и явно не собирался проспать предстоящее торжество. Уилл приехал в летний дом ещё днём, по пути заглянув в приют и забрав оттуда лохматого пепельно-серого длинноногого и лопоухого щенка, обещавшего вырасти в крупного пса. Пока Мэттьюс наводил порядок, готовил и возился с камином, чтобы создать приятную атмосферу и встретить любимую ужином, подарок благополучно дремал в отведенном ему месте, а через несколько часов довольно активно начал требовать внимания. Уилльям прогулялся с ним, вдоволь набегавшись вдоль канала, после чего пришлось потратить какое-то время на то, чтобы снова привести извалявшегося в грязи щенка в презентабельный вид. Теперь оба сидели перед камином и отдыхали, вполне довольные собой. Щенок с воодушевлением грыз выделенный ему в качестве временной игрушки детский кроссовок Амели, а Уилл пытался застегнуть на нём новенький ошейник с жетоном, на котором красовалось весьма необычное для пса имя - "BMW". Тому была своя причина, сверкавшая  на том же ошейнике пятьюдесятью семью гранями бриллианта в полных три карата. Конечно, использовать щенка в качестве коробочки для кольца с предложением руки и сердца было странно, но Уилльям за свою жизнь совершил и без того немало неординарных и странных поступков, и этот явно не был худшим из них. Напротив, Уилл надеялся, что в такой ситуации Кейт никак не сможет ответить отказом. Он слишком ею дорожил, чтобы допустить даже возможность подобного. К тому же ему казалось, что этой девушке будет приятно нечто иное, нежели классический ужин в дорогом ресторане с омарами и французским вином под мелодию скрипки. Нет, это, разумеется, было прекрасно, но это уже было, а повторять за кем-то было совершенно не в правилах Уилла. К тому же он знал, что Кейтрин уже была замужем за более молодым и успешным мужчиной, и удивить её роскошью и лоском сложно, но сравнений он не боялся - хорошо успел изучить её за этот год. Подумать только, целый год прошёл с их первой встречи! Но для Уилла он пролетел одной ослепительной вспышкой, ощущением затяжного прыжка и вкусом соленого морского ветра. Кейт неизменно ассоциировалась у него с неспокойным, но таким манящим морем, скорее напоминая ему русалочку, нежели от того, что киты, дельфины и благополучие коралловых рифов интересовали её куда больше светских хроник. Он улыбнулся, в который раз подумав, что его огненноволосая красавица наверняка прекрасно смотрелась бы в роли диснеевской принцессы.
- Вот так, приятель, молодец, - язычок пряжки на ошейнике наконец встал на место, и Уилл, хваля то ли себя, то ли пса, с довольным видом потрепал последнего по ушам. - А теперь посиди тут тихо ещё немного.
Он подтянул к себе стоявшую поодаль большую  подарочную коробку и усадил в неё щенка, но едва крышка с бантом опустилась, подарок жалобно заголосил, сетуя не несправедливое заточение. Пришлось положить в коробку и облюбованный им кроссовок, только тогда наступила тишина.
Уилльям жалел, что сегодня не мог сам привезти сюда Кейтрин. Накануне он многозначительно пообещал ей сюрприз, и теперь вынужден был коротать последние минуты ожидания в одиночестве за финальным осмотром дома. На накрытом на двоих столе горели свечи и стояли в вазе так любимые Кейт цветы, в духовке томилась запеченая с овощами и пряностями баранина, десерт остывал в холодильнике. Всё было готово, но Уилл всё равно беспокоился словно пятнадцатилетний мальчишка на первом свидании, то и дело взволновано запуская пальцы в и без того растрепанную шевелюру. Казалось, кто-то клещами еле-еле тянул минуты из тисков времени, когда наконец с улицы послышался тихий шум электромотора, сменившийся куда более громким шелестом гравийной дорожки. Мэттьюс, спускаясь с крыльца, на ходу нащупал на брелке в собственном кармане кнопку гаражной двери и поспешил к возлюбленной.
- Здравствуй, моё солнце, я совсем заждался, - напустив на себя самый разнесчастный вид, никак не сочетавшийся с широкой улыбкой и искрами в глазах, он подошел к Кейт, и едва та сняла шлем, заключил её в объятия и поцеловал. - Это было ужасной ошибкой с моей стороны, ехать сюда порознь. Обещаю такого больше не повторится, - заверил он её, отстранившись и с видимой неохотой разжимая руки, перекладывая их с талии девушки на руль, но байк сам себя в гараж не завезёт. - Как добралась?

+3

3

Верный "Зеро" тихо урчал под Кейт, исправно глотая мили. Надо сказать, она гордилась своей отличной машинкой. Это был подарок отца - Филиппо - на её тридцатый день рождения. Самый новый электромотоцикл, практически экспериментальная модель. Однако бурная жизнь владелицы спустя всего полгода успела превратить его в настоящего боевого коня - слегка потрёпанного, местами поцарапанного, но такого любимого!
Всю дорогу, пока Кейт ехала к домику семейства Мэттьюс, она пыталась удержать своё разыгравшееся воображение, минуту за минутой рисовавшее сюрпризы один желаннее другого. Вот умеет же Уилл заинтриговать! Кейтрин расплылась в счастливой улыбке, которую, впрочем было видно разве что её ангелу-хранителю, потому что она пряталась под шлемом. Она невольно вспомнила день ровно год назад... и "Зеро" тут же вильнул под нею, недовольно взвыв, проезжая по луже около обочины дороги, каким-то чудом ещё не высохшей после дневного дождя.
"Так, Кэтти, спокойнее. Воспоминания, конечно, дело приятное, но ты ведь не хочешь  свалиться?" - мысленно проворчала она самой себе, вновь сосредоточиваясь на дороге. Благо, она уже была буквально в паре минут от места назначения. Она уже пару раз бывала там, так что дорога была вполне знакома, разве что в другое время года. Перед поворотом на Люкинс-уэй она сбавила скорость и поняла, что очень, очень хочет увидеть Уилла. Прямо до дрожи в руках. Ей было безумно любопытно, что же за сюрприз подготовил он для неё. У Кейт была масса предположений, но что-то ей подсказывало, что сегодня её ждёт нечто особенное. Единственное, чего она немного боялась - понравятся ли Уильяму сюрпризы, которые подготовила она...
Наконец сторожевые сосны расступились, и между ними показались каналы озера Тахо. И последний на повороте дом - Мэттьюсов. Окончательно скинув скорость, Кейт остановилась на гравийной дорожке перед домиком. Уилл уже ждал её, и не успела она снять шлем и покачать головой, освобождая волосы, как оказалась в его объятиях. Чувство тёплого восторга захватило женщину с головой, она тихо рассмеялась и ответила на поцелуй.
- Привет. Ну что ты, вовсе нет, никаких ошибок. Я прекрасно прокатилась, - Кейтрин привычно утонула в серых глазах.
Её собственные глаза сейчас лучились неприкрытым счастьем, соперничая с закатным солнцем, делавшим рыжие кудряшки ещё более огненными. Уилл выпустил её из объятий, намереваясь перехватить байк, и Кейт послушно слезла с сидения, повесив шлем на ручку.
- Надеюсь, ты не сильно скучал? - умильно-виноватая мордашка получилась на славу, за исключением глаз, выдававших её состояние с головой. Собачка молнии на куртке медленно скользнула вниз - Кейт стало жарко. То ли от присутствия любимого, то ли от того, что закончился ветер, обвевавший её во время пути, то ли от обеих причин сразу.
Она поднялась на крыльцо и присела на перила, ожидая Уильяма. Вообще, она, конечно, могла и сама зайти... но не хотела.

+3

4

Прикосновение её губ окончательно развеяло всякое волнение, разобрало мысли на части и собрало воедино снова, вместе с тем почти напрочь лишив его терпения в ожидании минуты, когда он сможет наконец задать тот единственный самый важный вопрос.
- Надеюсь, ты не сильно скучал? - невинно поинтересовалась Кейт. Что тут было ответить? О нет, Уилл не собирался “утешать” её словами о том, что вовсе не соскучился и не испытывал никаких душевных мук пока её не было рядом. В одной старинной итальянской сказке из тех, что он читал когда-то дочери, принцесса в ответ на вопрос короля-отца о том, как сильно она его любит, ответила “Я люблю вас как соль”. Недалёкий король разозлился и выгнал принцессу, и лишь когда ему подали обед без единой крупицы соли - пресный и несъедобный, понял как горько он ошибался. Уилльям определенно мог сказать, что Кейтрин успела стать солью его жизни, а так же паприкой, жгучим перцем и ещё бог знает каким невообразимым букетом специй. Без её ярких глаз, открытой улыбки, звонкого голоса, пьянящего запаха мир вокруг словно выцветал, и иногда Уилл ловил себя на мысли о том, как он вообще столько лет мог прожить не зная её и при этом наивно считая себя счастливым человеком. 
- Скучал и ещё как! Я даже подумывал сойти с ума, но пришлось всё-таки дождаться тебя, потому что сходить с ума в одиночку - это совсем не то же, что делать это вместе с кем-то, - не скрывая улыбки в голосе громко ответил он, устраивая железного коня своей леди в стойло рядом с собственным кроссовером. Закрыв гараж, Уилл поднялся на крыльцо, перешагивая через ступеньку, и уперся ладонями в перила по обе стороны от сидящей на них Кейт. Она снова оказалась так близко, что он без труда мог различить в прохладном, пахнущем влажной от дождя травой воздухе её ставший таким родным запах. Нужно быть последовательным, а то так и до Жана Батиста Гренуя докатиться недолго… - Так что ты приехала очень вовремя.
Оттолкнувшись ладонями от перил, Уилльям отстранился и галантно подал своей русалочке руку.
- Прошу. Глаза можно не закрывать, ты ведь уже и так на месте,- он подмигнул и попятился, свободной рукой открывая дверь за спиной и ведя Кейт в дом. Внутри пахло мясом и пряностями и было слышно, как из аудиосистемы доносится лёгкий джаз. Однако, вместо того, чтобы пройти в гостиную, Уилл повёл Кейтрин по лестнице наверх. Распахнув перед ней дверь ближайшей спальни, он легко подтолкнул её в комнату, где на кровати лежало длинное, в пол, струящееся алое платье на широких бретелях. Лёгкая, приятная на ощупь ткань и свободный фасон не обязывали к светскому рауту и строгому дресскоду, но прекрасно подходили к намечающемуся романтическому вечеру. Выбирать платье помогала мадам Боне, а в намётанном глазе и отличном вкусе пожилой француженки Мэттьюс не сомневался.
- Ты же не думала провести этот вечер в джинсах? - поинтересовался Уилл, приобнимая любимую и оставляя на её щеке лёгкий, дразнящий поцелуй. - Считай это моим первым подарком. Комната и ванна целиком и полностью в твоём распоряжении, но не задерживайся слишком надолго, а то я опять начну скучать.
Последняя фраза определенно должна была прозвучать как угроза, и в доказательство Уилл даже на пару секунд нахмурился, прежде, чем оставить Кейт.

+2

5

Хорошо, что Уилл не видел её, заводя в гараж мотоцикл. Потому что Кейт, услышав его слова, закатила глаза, загадочно улыбаясь и прошептав: "Ну да, конечно...". К счастью, в ту игру, которую он затеял, можно играть вдвоём, так что к тому моменту, когда мужчина поднялся по ступенькам, его встретила мордашка с весьма милой улыбкой, ничего общего с тем хитроватым выражением, чтоб было на ней буквально пять секунд назад.
Уильям "запер" её, положив обе руки на перила и глубоко вздохнув. Он явно её дразнил. Сердце подскочило куда-то к горлу, а в животе Кейт всё перевернулось - то самое ощущение, которое называют "бабочками". Продолжая играть невинность, она тихо проговорила практически в губы возлюбленного, но так и не преодолевая эти считанные сантиметры. О да, за последние полгода она очень хорошо научилась "ходить по грани", наслаждаясь ощущениями, но не переступая границы, когда они оба уже вряд ли смогут остановиться. От предвкушения на обычно бледные щёки Кейт набежал лёгкий румянец.
- Да, сходить с ума вдвоём определённо приятнее.
К запахам леса, омытого дневным дождём, примешивался аромат, свойственный именно Уиллу. Даже почти не дыша, Кейт ощущала его - лёгкий, немного терпкий, сегодня с нотками ветра и солнца. Который уже раз Кейтрин поймала себя на чувстве, что она не хочет расставаться с этим человеком. Она хочет быть как можно ближе и как можно чаще. Но сегодня наверняка у неё будет не один шанс это сделать. А сейчас... а сейчас мистер Мэттьюс изящным движением предложил ей руку и провёл в дом, где её с порога обняли сказочные ароматы - мясо и пряности.
- М-м-м... как вкусно пахнет, - повела носом Кейт с блаженной улыбкой. Живот согласно буркнул, слава богу, тихо.
Она уже собиралась пройти в гостиную, но... Уилл повёл её наверх. Удивлённо подняв брови, она последовала за ним - похоже, сюрприз был не один. Так и вышло. За распахнутой дверью на кровати лежало длинное алое платье. Кейтрин вдохнула и забыла, как дышать. Платье было... совершено. Длиной в пол, свободного кроя на бретелях, из ткани, даже по виду нежной и струящейся. Руки Уильяма обвились вокруг её талии, и Кейт наконец очнулась, выдохнув, когда он поцеловал её.
- Ох... спасибо, милый... Кажется, ты сегодня меня переиграешь...
На "угрозу" скучать она ответила лукавой улыбкой и, извернувшись, запечатлела на его губах ничуть не менее дразнящий поцелуй, после чего, оторвавшись, развернула и подтолкнула его к выходу из спальни. Уже закрывая дверь, она, уже снова с невинной улыбкой, выставив лицо в щель между дверью и косяком, проворковала:
- Не волнуйся, я быстро. Ты не успеешь заскучать, - помахала ручкой и прикрыла дверь.
На несколько секунд Кейт прижалась спиной к ней, запрокинув голову и жмурясь с совершенно глупой улыбкой. Сердце потихоньку успокаивалось, жар от щёк отходил. Наконец, оттолкнувшись от двери, она всё-таки занялась делом.
У неё была одна очень хорошая привычка, усвоенная ещё в детстве, когда они с папой Джерардом путешествовали по Ирландии - всегда иметь с собой минимальный запас. Смена одежды, дорожная зубная щётка и паста, маленький флакончик туалетной воды. Не ожидая такого сюрприза от Уильяма, она действительно собиралась провести этот день в джинсах. Потому что блузка была вполне себе нарядной - травянисто-зелёная, лёгкого кроя, с глубоким вырезом. Ещё одна взяла лёгкие туфли, скорее, даже балетки, которые при надобности вполне могли поместиться в кармане. К счастью, они были нейтрального белого цвета, так что и к платью вполне подходили. Но теперь пришлось внести коррективы в первоначальный план.
Быстро скинув одежду на ту же постель, только с другой стороны, молодая женщина задержалась перед зеркалом, покрутившись и придирчиво осмотрев себя со всех сторон, куда смог дотянуться вооруженный отражающей поверхностью взгляд. Разумеется, всё было в порядке, потому она пошла в ванную комнату и отрегулировала воду, а потом ступила под ласковые струи. Упершись руками в стену, она медленно подставляла под упруго пляшущую воду то плечи, то спину, то другие части тела, смывая дневную усталость. Параллельно с ней уходили и лёгкая тревога по поводу возможной реакции Уильяма на её подарки, и неизвестно откуда берущееся смущение, всё ещё изредка сковывавшее Кейт в его присутствии, и чисто физическое напряжение - всё-так сегодня был почти рабочий день, и с утра она успела много что сделать и много куда съездить.
Спустя минут десять, взбив в лёгкую пену найденный гель, обмывшись им и удовлетворившись результатом, Кейтрин выключила воду и вышла в спальню, завернувшись в пушистое полотенце со смешными Винни-Пухами, Тиграми и прочими героями известной серии мультфильмов. "Это что, детское полотенце его дочери? Амели?" - мило улыбаясь, мысленно поинтересовалась мисс Хэйс (она взяла девичью фамилию матери, не желая быть миллионной О‘Коннелл, и уж тем более использовать чересчур известную фамилию отца). Впрочем, сейчас явно было не время интересоваться историей вещей семейства Мэттьюс, потому, обсушившись, Кейт облачилась в подаренное платье, и снова на какое-то время зависла перед зеркалом, не иначе специально поставленном Уильямом в этой комнате, вертясь так и эдак, разглядывая, как сидит платье. А сидело оно идеально - нежно касающееся кожи, почти невесомое, но при этом струящееся от малейшего движения. Цвет гармонировал с цветом волос, делая его ещё ярче, из-за чего и глаза выглядели много ярче, сияя сапфирами.
Кейтрин натянула балетки, и, подумав, всё-таки нанесла последний штрих. У неё была с собой туалетная вода, а не духи, но поступила она с ней, именно как с духами - нанеся крошечные дозы на ключицы, на точки пульса на запястье, и самую малость - за ушами. Вздохнув и зажав маленький непрозрачный пакетик в руках, она открыла дверь и пошла вниз, медленно и тихо переставляя ноги по ступенькам.

Отредактировано Catherine Matthews (2016-05-20 20:40:54)

+2

6

Было видно, что первый подарок пришелся Кейт по вкусу, что не могло не радовать Уилла. По крайней мере иначе её ответ он трактовать не собирался, а потому покидал спальню с весьма довольным выражением на лице. Переиграть, ха! Он не собирался "переигрывать" Кейтрин, он собирался одержать чистую и безоговорочную победу.
Спустившись вниз, Уилльям первым делом убедился, что главный подарок в порядке. Он и был: в темной коробке щенок быстро успокоился и уснул, что давало какое-то время для спокойного ужина. Уж в чём в чём, а в том, что стоит вручить Кейт  это очаровательное создание, как она забудет не только о еде, но и вообще о половине окружающего мира, он не сомневался. Снова накрыв коробку крышкой, Уилл аккуратно задвинул её поглубже под журнальный столик, чтобы не  бросалась в глаза раньше времени и тоже переоделся, сменив мятую футболку и свитер на рубашку, что за ним в принципе редко водилось и должно было лишний раз подчеркнуть торжественность момента. Впрочем, формальности по-мальчишески взъерошенному облику "писателя в творческом поиске" всё равно не хватало, но возможно это было и к лучшему. Теперь можно было приступить к окончательной сервировке стола. Тихо чертыхаясь на неосторожно прижженый палец, Уилл достал из духовки баранину по-чилийски и откупорил бутылку Carmenere, сразу же разлив его по бокалам. К аромату мяса добавился насыщенно ягодный пряно-острый букет далёкого солнечного Сантьяго, навевая воспоминания, которыми Уилльяму хотелось бы поделиться с Кейт как и многим другим. И не меньше ему хотелось создавать эти воспоминания вместе с ней. В этом ведь и заключалась великая тайна самых счастливых и самых приятных моментов в жизни - поделись ими, и они станут насыщеннее, засияют новыми красками и приумножатся.
К тому времени как наверху прекратила литься вода, Уилльяму порядком наскучило мерить шагами ковер перед камином в соединенной с кухней гостиной, и чтобы хоть как-то отвлечься от томительного ожидания явления своей богини, он стоял перед аудиосистемой и мерно щелкал пультом, перебирая композиции одну за другой. Свинг сменялся соулом, соул фьюжном, фьюжн рок-балладами, но ни одна пока так и не удовлетворяла потребностям внезапно проснувшегося в Мэттьюсе меломана. Музыка явно стала громче, а потому Уилл лишился возможности слышать тихие шаги на лестнице, и только внезапно окутавший его аромат знакомого парфюма позволил ему догадаться, что он уже не один. Аудиосистема наконец была оставлена в покое, и губы мужчины дрогнули, растянувшись в нежной улыбке ещё прежде, чем он обернулся, чтобы столкнуться с ней лицом к лицу.
Амели-старшая снова угадала. Платье сидело на Кейт идеально, подчеркивая каждый изгиб тела и словно разжигая её внутренний огонь, прорывающийся в этот мир гривой огненно-золотых волос и искрами в ярких глазах, на фоне которых бриллиант в кольце казался простым куском стекла.
- Как всегда обворожительна и прекрасна, - негромко произнёс он, не сводя с Кейтрин полного восторга и обожания взгляда, когда дар речи снова изволил к нему возвратиться. Словно вернулся тот день год назад, когда он впервые увидел её в холодном, продуваемом всеми ветрами Анкоридже.

Отредактировано William Matthews (2016-05-31 19:45:09)

+2

7

Кейт спускалась осторожно, задумывая ма-а-аленькую шалость. К счастью, Уилл был занят - она поняла это ещё на середине лестницы. Он самозабвенно перебирал мелодии...
"Ну надо же... неужели нервничает?" - подумала рыжая хитрунья, хотя её и саму порядком потряхивало. Она сама не понимала, почему так переживает. Ну, год знакомства... ну что вроде такого? А вот поди ж ты - волнение пьянило не хуже алкоголя. К тому же Уилл... это было другое. Совсем другое. Потому и волновалась. Наверное. Губы её растянулись в лукавой улыбке, а глаза засияли ярче прежнего: "Не знаю, добавит это ему волнения или наоборот..."
Ступив на порог гостиной летнего домика, Кейт ненадолго замерла, невольно залюбовавшись стоявшим в центре комнаты мужчиной. Всего один год прошёл с того дня, когда она впервые его увидела. Или целый год - смотря чем считать. Она не знала, каких богов и как благодарить за то, что они свели их с этим человеком в тот ненастный октябрьский вечер в одном из самых дешёвых отелей Анкориджа. Вот и вспомнишь тут шуточки про то, что мысли материальны. Говорила маме, что ищешь Кухулина - получите, распишитесь, вот он, живой и во плоти, причём вполне себе современный, а не древний.
Стоял он спиной к ней, и это было очень хорошо. Мисс Хэйс быстро огляделась. Уже давно стемнело, и над кухонной зоной горели несколько светильников, остальная же часть была погружена в полумрак, освещённый лишь живым пламенем камина. Для страховки - чтобы не отражаться в оконном стекле - Кейт переместилась на прямую точно за спиной Уильяма. Она почувствовала себя как на охоте, когда ей случалось подолгу выслеживать животных, чтобы запечатлеть на плёнку и сделать их героями своего репортажа. Сапфировые глаза сосредоточились на мужчине, стараясь предугадать любое движение. Тихие лёгкие шаги остались не замечены "объектом". Скользящим шагом проходя мимо кресла у камина, она бесшумно опустила пакетик на сиденье, не отрывая глаз от Уилла, и продолжила движение.
Кажется, шалость всё-таки удалась... она уже подняла руки, чтобы закрыть ему глаза... но нет. Не удалась. Каким-то чудом Уильям понял, что она стоит позади... и с улыбкой на губах обернулся. От его взгляда у Кейт опять свело живот и сердце зачастило - столько чувств было в глазах её возлюбленного. Ответная нежная улыбка появилась на её лице, и ей ничего не оставалась, кроме как завершить начатое движение, будто так и было задумано. Руки легли на плечи Уилла, а пальцы - слегка зарылись в волосы сзади.
- Всегда-всегда? - Кейт чуть опустила голову вниз и наклонила, глядя на мужчину искоса и исподлобья, вспоминая некоторые моменты последнего года, которые, по её мнению, не очень вписывались в концепцию "обворожительна и прекрасна".
Живот был с ней полностью согласен - обнимавшие её со всех сторон запахи спровоцировали возмущённое бурчание: видимо, он искренне не понимал причин задержки. Кейтрин смущённо засмеялась и на секунду опустила взгляд, однако тут же его вскинула вновь.
- Кажется, я проголодалась... - тихо проговорила она.

+2

8

- Всегда, - почти эхом отозвался Уилльям, не позволяя Кейт ни на минуту усомниться в своих словах. Это не было дежурным комплиментом или данью вежливости. Будучи оптимистом и заядлым путешественником, он всегда придерживался мнения, что красота понятие довольно субъективное, меняющееся от эпохи к эпохе и от культуры к культуре, но более всего восприятие прекрасного строилось на кое-чем куда более личном, сокровенном, уходящем корнями глубоко в душу смотрящего. Любимое всегда красиво. Будь это твоя вторая половина с распухшим и покрасневшим от простуды носом, или перемазавшаяся по уши в чернилах дочь, или старая, истертая детская игрушка, совершенно непривлекательная для остальных, но столь дорогая для тебя. Красоту создает любовь. Стоило ли объяснять Кейт, что она могла бы не быть претенденткой на звание мисс Вселенная, могла временами проявлять скверный характер, трижды плевать на быт и условности, но все это не имело ровным счетом никакого значения, поскольку он её любил? Нет, в этом раунде слова определенно были лишними. Он аккуратно перехватил покоящиеся на его плечах женские руки, и его ладони скользнули к её плечам. Но тут желудок Кейтрин довольно громко напомнил о том, что ужин уже давно ждет их, и Уилл рассмеялся вместе с ней.
- Что ж, в таком случае я думаю пора ужинать, - он подвел её к накрытому на двоих столу и галантно отодвинул перед ней стул, после чего открыл баранчик с основным блюдом вечера. - Прошу. Баранина по-чилийски. Вообще, повар я довольно скверный, если речь не о барбекю. Мадам Боне нечасто подпускала меня к плите, но я убежден, что готовить мясо должен только мужчина. Хозяин небольшой таверны в Патагонии, который поделился со мной этим рецептом, был того же мнения, и в его заведении готовили только он и его сыновья.
Ухаживая за своей дамой, Уилл поочередно наполнил её и свою тарелки рагу из рубленного мяса с гарниром из кабачков и фасоли в пряном томатном соусе. Сев напротив Кейт, мужчина поднял бокал с вином.
- Надеюсь, ты не будешь против, если первый тост скажу я? - он вопросительно приподнял бровь, но вопрос был чисто риторическим. - Год назад, в одном из самых холодных, неприветливых и промозглых мест планеты, как мне тогда казалось, мне посчастливилось обнаружить чудо - огненный цветок, прекрасную незнакомку, тебя. Столько огня и света ты привнесла в мою жизнь, что я бы отправился хоть на полюс, хоть на Эверест, лишь бы встретиться с тобой. И я хочу сказать, что я безумно счастлив и благодарен тебе за то, что спустя год в тот же день ты снова рядом со мной. За тебя, моя дорогая Кейтрин!

+2

9

Кейт облегчённо вздохнула, когда они всё-таки направились к столу. Нет, она конечно совсем не возражала развитию событий, напротив, была очень даже за... но, пожалуй, после ужина это будет намного приятнее. Она с наслаждением втянула в себя витавшие вокруг запахи, садясь за стол и с лёгким смущением принимая ухаживания.
Приготовленная Уилльямом баранина даже на вид была невероятно вкусной, и история рецепта добавило блюду привлекательности. Потому Кейт, не дожидаясь любимого, первой попробовала еду, и издав восхищённый стон, совершенно некультурно с наполовину полным ртом похвалила:
- Уилл, это просто божественно! Я даже попробую убедить мадам Боне в том, что правы ты и тот патагонский хозяин таверны со своими сыновьями! М-м-м, как же вкусно, - к окончанию тирады кусочек баранины с овощами наконец нашёл законное место в желудке Кетрин. - Хотя не исключаю, - голубые глаза задорно блеснули, а губы изогнулись в дразнящей улыбке, - что я просто проголодалась.
Заморив червячка, она была готова к более "официальному" ужину, и Уильям не заставил себя долго ждать - он начал тост. С его первыми словами Кейт мысленно унеслась туда, в Анкоридж. Мягкая, мечтательная улыбка набежала на её лицо: она тоже вспомнила тот, как оказалось, судьбоносный день. Точнее, вечер. И поздний вечер. Мило смущаясь, мисс Хэйс выслушала остальную часть тоста и два бокала, коснувшись, издали тонкий хрустальный звон. Подождав секунду, пока он чуть затихнет, Кейт отпила глоток благоухающего ягодами вина. Букет был чудесен, но он не сумел отвлечь дочь двух кровей от своей цели.
- Спасибо, Уилл. Но я отказываюсь быть единственной причиной и целью тостов, - да, она спешила, и совершенно ясно отдавала себе в этом отчёт.
Она боялась, что, задержись она со своими подарками - и, возможно, она даже не решится их отдать. Потому что, похоже, у Уилла было подготовлено что-то крупное, на фоне чего её мелочи просто потеряются. Вообще, конечно, у Кейт была куча возможностей тоже сделать крупный подарок. К примеру, купить билеты куда-нибудь на край географии, или подарить любимому электромобиль в дополнение к его машине. Но это было "не то". Это не относилось ни к дате, ни к событиям в эту дату, а потому были забракованы. Начать она решила тоже с тоста.
- Я не знаю, где бы я была сегодня, и с кем, и что бы делала, если бы не встретила тебя тем вечером в "Вояджере". Не знаю, какие боги провели нити наших судеб настолько близко, что они смогли соприкоснуться, но я им безмерно благодарна. Поэтому второй тост - за тебя, Уилл. За то, что ты есть на свете, что ты именно такой, какой есть.
Она хотела добавить ещё какую-то фразу, но в итоге решила смолчать. Бокалы второй раз зазвенели, и, отпив глоток и отправив в рот очередную порцию мяса, Кейт, сделав знак Уильяму, чтобы он оставался на месте, вышла из-за стола и вернулась к креслу у камина. Там она забрала пакетик, который оставила несколько минут назад, и вернулась.
Пытливо погладывая на возлюбленного, который сегодня оделся в рубашку, что было необычно и очень ему шло, Кетрин вынула две продолговатые коробочки - одну подлиннее, синего бархата, а вторую почти квадратную, из тёмно-зелёного картона с мелким геометрическим рисунком. Протянув обе Уильяму, она немного скомканно сопроводила свой подарок:
- С годом! - и замерла в ожидании, сама не замечая, что закусила губу.
В обеих коробках находились подарки, которые Кейт подбирала добрых несколько месяцев. В зелёной коробке лежал на первый взгляд обычный деревянный брелок тёмно-коричневого цвета, около пяти сантиметров в длину, продолговатой формы, напоминающей сердце. Но не то сердечко, которое рисуют маленькие девочки на рисунках с принцессами, а настоящее человеческое сердце. На самом деле подарок был не так уж прост. Сделан был брелок из кусочка дерева, найденного Кейт в окрестностях Анкориджа, примерно там, где она в тот октябрьский день фотографировала. Её привлекла именно эта необычная форма, хотя, чтобы сходство оказалось более явным, над ним поработал один из итальянских мастеров. Обточив древесину, он инкрустировал в будущий брелок большую букву "V", как на вывеске отеля - Кейт скинула ему логотип. Для буквы мастер выбрал тёмно-зелёную яшму. На обратной стороне той же яшмой была инкрустирована дата - "25.10.2013". Сам же брелок был обведён тонким металлическим кантом, не столько для прочности (просоленное морем дерево было куда крепче, чем обычное), сколько ради красоты. Ну и за него же крепилась короткая цепочка с маленьким карабином.
В тёмно-синей коробке покоился тоже на первый взгляд простой подарок, также не являющийся таковым. Совершенно гладкий, отполированный овальный серебряный медальон на длинной цепочке. Обычно такие медальоны просто открываются, как книжка, где есть две странички. Этот же был хитрый - странички было четыре, и когда он раскрывался, то становился похожим на цветок, и в каждый из "лепестков" можно было вставить фото. Пока медальон был почти пуст... за исключением одного "лепестка", куда Кейт позволила себе вставить фото Уилла, которое ей больше всего нравилось - с их поездки, когда он показывал свою яхту, на котором он беззаботно улыбался.

Отредактировано Catherine Matthews (2016-06-12 22:44:47)

+1

10

От похвалы Кейтрин Уилл заулыбался, невольно представив себе описанную ею картину, а именно как она убеждает Амелию-старшую в кулинарной профпригодности её писаки-зятя. Зрелище обещало быть впечатляющим, и впоследствии могло вылиться в занятный фельетон. Но судя по аппетиту, с которым Кейт дегустировала ужин, баранина и правда удалась на славу, так что впору было говорить о любви, как секретном ингредиенте всякого удачного блюда. Правда, в этом случае Мэттьюсу пришлось бы признаться себе самому в том, что он - черствый, бездушный сухарь, потому что на деле способен испортить практически любое блюдо.
- Между первой и второй?.. - усмехнулся Уилльям уголком рта, когда Кейт решила не откладывать ответный тост в долгий ящик. - Я думал это русская традиция, а не ирландская, - заметил он, но с готовностью наполнил бокалы снова и без ложной скромности присоединился к словам любимой. Говорят, история не терпит сослагательного наклонения. Но любовь - тоже своего рода история, и ему не хотелось думать о том, что было бы если бы не и какими путями они пришли сюда, за этот стол. Он был рад видеть Кейт сегодня сидящей напротив, очаровательной, пленительной, с горящими глазами и румянцем на щеках, который, хотелось верить, был ярче обычного не только от выпитого вина.
Залюбовавшись, он не сразу понял, куда это посреди трапезы собралась Кейтрин, и даже обеспокоенно поднялся следом, увидев, что она направилась к камину, где под журнальным столиком был спрятан его главный подарок, но разглядев, что она просто что-то забрала с кресла, с облегчением опустился обратно на стул.
- Уже завела тут свои тайники? - с хитрым прищуром поинтересовался Мэттьюс, наблюдая за возвращением любимой, и широко улыбнулся. Это его более чем устраивало, хотя он уже понял, что Кейт просто воспользовалась его прежней невнимательностью. Когда занят подготовкой собственного сюрприза, так легко упустить что-то из виду. Что ж, он был не прочь предоставить Кейт право первой дарить подарки, поскольку ванна, платье, джаз и ужин служили скорее созданию нужной атмосферы, нежели являлись подарками на годовщину сами по себе.
Заинтригованный, Уилл принял коробки из рук любимой и поочередно открыл, начав с зелёной.
- Кейт, - удивленно и тихо произнёс он, вынув брелок и проведя по гладкой, теплой деревянной поверхности, и поднял взгляд на девушку. Кто бы мог подумать, что непоседливая и яркая Кейт окажется настолько сентиментальной, чтобы хранить целый год маленький кусочек некогда живого дерева, проглоченный и обточенный холодными морскими волнами. И не просто хранить, а превратить в дорогой, статусный и памятный сувенир. Эта её сторона определённо была пока ему малознакома. - Я его помню. Спасибо.
Далее настал черед медальона. Пропустив тонкую цепочку между пальцев, Уилл сперва рассмотрел подарок на весу, после чего открыл. Брови его взметнулись вверх.
- Оооо, - неопределенно протянул он, изучив содержимое лепестков, точнее единственного из них заполненного. - Неужели я создаю впечатление столь самовлюбленного типа? Тут определено должна быть другая фотография: может с трюфельным пирожным, или видом на Килиманджаро, или морской пейзаж, или ты, - он поднял на Кейтрин взгляд и только теперь она могла разглядеть смех в его глазах. - Поможешь?
Он протянул медальон Кейт и обманчиво покорно склонил голову, предлагая своей даме сердца собственноручно наградить его этим орденом. Но едва их руки соприкоснулись, Уилл обхватил её тонкое запястье и притянул к губам, чтобы поцеловать.
- Спасибо, - повторил он с улыбкой, после чего позволил Кейт беспрепятственно надеть на него медальон.
- А теперь давай всё-таки поужинаем, у нас на это не так много времени, - весело предложил он, подмигнув Кейт и возвращаясь к еде. Времени и правда было мало, не только потому, что баранина остынет, но и потому, что энергичные пёсьи дети обычно довольствуются хоть и очень крепким, но не слишком продолжительным сном.

+1

11

На фразу о "первой и второй" Кейт только укоризненно глянула на Уилла. Хотя она сделала лишь пару глотков, он решил "подновить" бокал. Вино на самом деле было чудесно - нежный, немного пряный вкус оставлял ягодный шлейф с примесью трав. Уж кто-кто, а дочь итальянца в винах разбиралась.
Лёгкая нервная дрожь не отпускала Кейтрин, когда Уилл приступил к осмотру подарков. Взгляд сапфировых глаз перебегал с мужских пальцев, открывающих коробочку на сосредоточенное лицо и обратно. Первый подарок пришёлся любимому по нраву, и Кейт расплылась в счастливой улыбке. "Он помнит!" - радостно кольнуло в груди. Нет, не то, чтобы она сомневалась в его чувствах. Уильям вполне недвусмысленно не то, чтобы намекал, а говорил о них. Но, тем не менее, она до сих пор удивлялась. С её точки зрения факт их наличия у респектабельного, серьёзного, умного и состоявшегося мужчины к местами взбалмошной, время от времени капризной и упрямой, не имеющей никакой недвижимости, кроме комнаты в доме родителей, рыжей егозе почти на поколение младше него - был непостижим.
Второй же подарок, кажется, вызвал несколько неоднозначные чувства у Уильяма. На какую-то долю секунды Кейт даже успела испугаться, что не угодила (впрочем, было бы чего пугаться, но женские эмоции порой иррациональны и непонятны даже самой их хозяйке), но взгляд любимого быстро расставил всё по местам. Её разыгрывали! "Что ж, почти удалось..." - мелькнуло в голове вновь улыбающейся от уха до уха Кейтрин. Упоминание её самой наравне с пирожным и так же обожаемых ею величественных видов природы в качестве претендента на место у сердца сероглазого шатена разлилось теплом в груди.
- Прости, фото Амели, которое бы мне понравилось, я не нашла, - с лёгким смехом отозвалась довольная Кейт, прекрасно зная об отношении Уильяма к дочери и то, насколько он её любит. - Конечно.
Приподнявшись со стула, женщина обеими руками приняла протянутый медальон. Но надеть его на шею не успела - одна рука была перехвачена и безжалостно поцелована в запястье, от чего в животе Кейт опять запорхали бабочки, а румянец на щеках выступил ещё ярче, соревнуясь с цветом платья. Ответив влюблённым взглядом по контрасту кажущихся синими глаз на благодарность Уилла, она наконец накинула цепочку на его шею и села.
- Давай, - кивнув, легко согласилась временно притихшая непоседа на предложение закончить ужин, и энергично принялась за него, наконец успокоившись.
- Нет, всё-таки мясо определённо стоит готовить мужчинам, - с аппетитом уплетая баранину, Кейтрин отказалась от сказанных недавно слов насчёт "просто голодна", - правда очень вкусно. А что ещё интересного ты привёз из Патагонии, кроме рецепта изумительного мяса? И вина, - добавила она спустя полсекунды, отпив красный напиток.
Ей и правда было интересно просто немного поболтать, тем более, что вот так наедине они оставались не сказать, чтобы очень часто. Конечно, многое она узнавала о возлюбленном из разговоров с ним и другими членами семьи. Но ведь иногда в таких беседах "вылезают" и темы, вгоняющие кого-нибудь из обсуждаемых в краску. А Кейт хотелось узнать что-нибудь, о чём сам Уилл хотел бы рассказать.

Отредактировано Catherine Matthews (2016-07-02 21:00:16)

+1

12

Уилл в свою очередь укоризненно покачал головой и усмехнулся. Вид заливающейся краской Кейт его почему-то забавлял. Он знал её и совсем другой - буйной и бурной, непререкаемой и непримиримой, но пока не мог определиться, что ему больше по душе. С одной стороны, он пожил уже достаточно для того, чтобы научиться ценить прелесть спокойной гавани, а с другой ничего не мог с собой поделать - любил яркие и живые эмоции, особенно на милом личике Кейтрин. И не важно было ли это умиление новорожденному тюленю, или полная негодования и буйной ярости сцена с битьём посуды и слезами.
- Я говорил не об Амели, - он отпил ещё вина, оставил бокал и как ни в чем не бывало спросил. - Почему ты не снимаешь автопортретов? Я бы не отказался от одного.
С точки зрения Мэттьюса это даже наглостью назвать было нельзя, скорее банальная мужская прямолинейность, если уж Кейт так вспыхивает от намёков. Вечер определенно обещал быть даже более занятным, чем он предполагал. Впрочем, вопрос скорее был риторическим. Уилл и сам не был адептом селфи, и имел коллекцию собственных фото из поездок только благодаря спутникам и коллегам, но он был намного старше Кейт и мог изредка позволить себе быть старомодным. Но вот отказывать себе в удовольствии иметь портрет рыжеволосой красавицы на рабочем столе и в медальоне он теперь уже не собирался. Впрочем, вопрос заполнения медальона на самом деле можно было отложить на потом, тем более, что отчасти его решение зависело от ответа Кейт на главный вопрос сегодняшнего вечера, который прозвучит совсем скоро.
Пока же Уилл туманно улыбнувшись отправил в рот очередной кусочек баранины и, прожевав, ответил:
- Ты же знаешь, все мои сувениры умещаются на фотоплёнке и в блокноте. Фотографии ты уже видела. Помнишь фьорды Огненной Земли в гостиной? Это как раз из той поездки для сборника переводов латиноамериканской поэзии. Раз уж у нас сегодня чилийский вечер...
Он отложил вилку, промокнул губы салфеткой и, подняв бокал, наполненный тёмным, почти черным вином, нараспев продекламировал:
Твой рот, твой голос, твой каждый волос - я голодаю без них,
И по улицам я бреду, несытый и молчаливый,
Мне не поддержка хлеб, меня подавляет рассвет,
Ищу я течение ног твоих в звучании каждого дня.
Твоего скользящего смеха звук - я голоден без него,
Без рук твоих цвета бущующих зрелых хлебов;
Без бледного камня твоих ногтей - я голоден без него,
Я мечтаю о коже твоей - она как нетронутый миндаль.
Я выпил бы каждый видимый луч палящей твоей красоты,
Нос, царствующий на этом высокомерном лице,
И эту неуловимую тень легких твоих ресниц.
Изголодавшийся, я прихожу, и в сумерках я ищу
Твой запах, твой след, горячее сердце твое
И нюхаю воздух, как пума в пустынном Китратуэ.
*
Глаза Уилльяма, в которых отражалось и дробилось покачивающееся от его дыхания пламя свечей, неотрывно всматривались в лицо Кейтрин. Словно он, проникнувшись строками Неруды, тоже на мгновение стал голодным и тоскующим хищником в пепельно-золотой шкуре, бродящим в скалах, но вдруг учуявшим на противоположном берегу узкой горной речушки вожделенную добычу и теперь подбиравшимся, напрягавшим мощные мускулы перед прыжком, не сводя с неё взгляда. Но вместо броска последовал салют возлюбленной наполненным бокалом, который Уилл тут же и осушил, отставив в сторону. Пожалуй, вина хватит, ему хотелось сохранить ясную голову до конца вечера, хотя рядом с Кейт это было не так-то просто.
- Я решил, что переводить поэта не побывав там, где он рос, жил и работал, было бы неправильно. Как понять тоску Неруды, не видя своими глазами того же самого морионового неба над вершинами гор? Или подобрать верные слова, не вдыхая тонкий, звенящий воздух, которым дышала Габриэлла Мистраль? Когда-нибудь, если ты, конечно, захочешь, мы могли бы съездить туда снова, вместе. Чили удивительная страна. А самое главное, там тоже есть пингвины, нуждающиеся в твоей заботе, - он негромко рассмеялся, снова разряжая обстановку и меняя настроение беседы.
Тем временем, подарок под журнальным столиком по-видимому успел восстановить силы: едва слышный в играющей музыке, от камина донёсся глухой звук, словно кто-то стукнул по картонной коробке. Уилл резко посерьёзнел и прокашлялся, стараясь скрыть возню щенка от Кейт, в надежде, что сидя дальше от источника звука и занятая ужином, она не успела его услышать, и понял - пора. Ещё немного и подарку окончательно наскучит в темном плену, и он попытается освободиться сам, чего Мэттьюсу хотелось бы избежать. Поэтому он резко встал, с загадочным, но очень собранным видом протягивая Кейт руку.
- Идём, у меня для тебя есть ещё один подарок, и он не может больше ждать.

* Сонет 11, Пабло Неруда.

+1

13

- М-м-м... - задумчиво протянула Кейт, раздумывая над вопросом об автопортрете и прожёвывая один из последних в буквальном смысле таявших во рту кусочков нежнейшей баранины. - Может, потому, что я не морской лев? Или тигр? - с лёгким смешком она назвала первых выскочивших из памяти вымирающих животных.
Конечно, поводов для смеха было мало - галапагосские морские львы и амурские тигры, которых Кейтрин имела в виду, на самом деле близки к исчезновению. Ещё одной причиной почти полного отсутствия портретных фото девушки было то, что она предпочитала путешествовать в одиночку, и соответственно, снимать её было особо некому. Но об этой причине Кейт умолчала, как неважной.
Упоминание Огненной земли вызвало бурю сдержанного восторга - перед внутренним взором встали как наяву потрясающие фотографии величественных гор на фоне низкого серого неба с длинными языками ледников между скал и выбивающихся из-под них ручьёв, постепенно превращающихся в реки с ледяной водой. Кейт не знала, как Уилл сумел поймать эти моменты, но даже при воспоминании о фото размером в добрых полтора метра, висящих в гостиной его дома, у девушки заныли зубы - настолько холодными выглядели эти кристальные потоки, текущие за тысячи миль отсюда. Там была далеко не одна фотография из Чили, в своё время поразившая восприятие Кейт. Она совершенно искренне восхищалась этим умением возлюбленного, и никогда не стеснялась его высказывать, даже когда он ещё не был "кавалером её сердца".
Но когда Уилл стал нараспев декламировать стихи, девушка вовсе замерла, опустив подбородок на совершенно некультурно сложенные на столе домиком руки. Получалось у него замечательно. Кейт увидела в воображении крадущуюся голодную пуму, и даже как будто услышала утробное урчание хищника. Пламя свечей, плясавшее между ними, усиливало эффект, отражаясь то в серо-стальных, то в ярко-голубых глазах. Сигналом "отомри" послужил качнувшийся бокал, мягко блеснувший отражениями живого пламени. Улыбнувшись, Кейт едва слышно проговорила: "Как красиво...", повторила жест и тоже допила вино.
- Это правильно, - кивнула она на замечание Уилла об атмосфере, в которой жил поэт. - Я... хотела бы посетить Чили.
Кейт сдержанно улыбнулась. На самом деле, упоминание о чилийских пингвинах не развеселило, а скорее расстроило девушку. Слишком много человеческой безалаберности и простого "не подумал", из-за чего гибнут тысячи и так немногочисленных животных... Но Кейтрин не собиралась давать внезапно омрачившемуся настроению испортить вечер, потому постаралась так же ярко, как и раньше, улыбнуться, доела ужин и положила вилку и нож на стол.
Как раз вовремя. Уилл внезапно стал серьёзным и откашлялся, прежде чем привстать и протянуть руку даме. Заинтригованная девушка молча, но с весьма говорящим выражением на лице, вложила ладошку в его руку и вышла из-за стола. Уильям подвёл её ближе к камину, и, отняв руку, наклонился, шебурша чем-то под журнальным столиком. Вот он выпрямился и с непроницаемым лицом повернулся. В его руках был... щенок! Лохматый, лопоухий, сонно моргавший и пока ещё вяло перебиравший длинными лапами серый щенок месяцев двух на вид.
Все расстройства были мгновенно забыты. Взвизгнув, Кейт потянулась, перехватывая просыпающуюся мохнатую драгоценность, и, не думая о возможных повреждениях, как была в платье, упала коленями в пушистый ковёр перед камином, осторожно опуская туда же уже почти проснувшегося малыша.
- Какая прелесть, Уилл! - мимолётный сияющий взгляд на любимого, и внимание девушки уже полностью поглощено щенком. - А кто это у нас тут такой ми-и-иленький... кто это у нас такой лохма-а-атенький...
Тихо воркуя над проснувшимся щеном, Кейт немедленно взбивает и без того пушистую шёрстку, почёсывая её от ушей до холки. Малыш принимает ласку, и тут же требует игры, неловко припадая на передние лапы и тоненько гавкая.
- Да ладно? Ты ещё и лаять умеешь? - притворно удивляясь, Кейт принимается с азартом возиться со щенком, засыпая Уилла вопросами, лишь изредка взглядывая на него. - Надеюсь, ты осчастливил приютского малыша? Это мальчик или девочка? А зовут как?
Впрочем, на последний вопрос Кейт сама находит ответ, уже нащупав в густой и длинной шерсти ошейник, и, улучив момент, перетягивает на холку свободно скользящий брелок. Короткий взгляд на него - и уже в неподдельном удивлении она глядит на Уильяма.
- Бэ-эм-вэ? Серьёзно? Ты назвал щенка маркой машины?
Мелкий серый хулиган вывернулся из не слишком крепко держащих его рук Кейт и неожиданно "наказал" девушку, дотянувшись до лица и принявшись его азартно вылизывать, на что она отреагировала смехом и попыткой поймать вертлявого прохвоста.

Отредактировано Catherine Matthews (2016-07-22 17:06:19)

+1

14

За какой-то час кроссовок в коробке превратился в столь неприглядное зрелище, что Мэттьюс предпочел аккуратно задвинуть улики жестокого убийства обуви назад под столик, а к Кейт развернулся уже со щенком на руках. В следующие несколько минут никаких слов не понадобилось, поскольку ахи и охи Кейтрин вкупе с повизгиваниями освобожденного подарка вполне красноречиво отражали обуревавшие обоих чувства. Мужчине оставалось только радоваться, глядя на эту картину, да продолжать загадочно улыбаться в ожидании кульминации. Только вот занятая сюсюканием с новым другом возлюбленная этого не видела и не могла ничего заподозрить.
Момент истины приближался, и волей-неволей Уилльям ощутил предательское волнение, перехватывающее дыхание и высушивающее язык подобно огненной пустыне. Как будто ему пятнадцать, а не сорок.
Уилл присел на ковёр напротив Кейт и потрепал оказавшегося между ними распираемого детским восторгом пса по голове. Как всякий ребёнок, он охотно тянулся ко всему новому, а от девушки помимо потрясающей и располагающей к себе энергетики ещё и пахло довольно интересно. И как всякий ребёнок, он тут же получил ответную порцию ласки и восхищения.
-  Я долго выбирал кого тебе подарить: собаку или лошадь, а в итоге нашел его, в приюте, - с улыбкой пояснил Уилл, отвечая сразу на несколько вопросов девушки. - Мне объяснили, что это метис ирландского волкодава, и он вырастет очень большим. Даже пытались отговорить, пугая возможными трудностями содержания такого питомца, но уверен, вы с ним поладите. К тому же, полуирландец-полулошадь, по-моему, отличный вариант, не имеющий аналогов в европейской мифологии, - мужчина откровенно забавлялся, жонглируя словами. На самом деле, уже сейчас ширина лап маленького неуклюжего существа говорила о том, что в будущем он сможет тягаться с размерах с флегматичными английскими догами, но нрав, как наследник пастушьей породы, сохранит куда более живой и разнузданный. Пёс - аллюзия на нацию, не иначе.
Рука Кейт скользнула по ошейнику щенка в поисках клички, и Уилл напрягся, затаив дыхание и гадая, на что она наткнется сначала: на кольцо или на жетон. Выпало последнее и Мэттьюс, усмехнувшись не лишенному логичности предположению девушки, отрицательно покачал головой.
- Это не его имя, хотя, признаться было бы довольно оригинально: огромный рычащий BMW. Нет, ты можешь дать ему имя, какое пожелаешь, в конце-концов, он - твой. А BMW - всего лишь небольшая сопроводительная открытка. К этому, - его пальцы в броске профессионального ловца шкодливых собак сомкнулись на ошейнике вертлявого явно польщенного столь пристальным вниманием сразу двух двуногих щенка и легко прокрутили кожаный ремень вокруг лохматой шеи, поворачивая его следующим подарком к любимой.
- Будь моей женой, - негромко расшифровал Уилл “открытку”, когда перед Кейт предстало тонкое золотое колечко с крупным, но не вызывающе-пошлым бриллиантом. Лёгкий внимательный прищур украсил лицо мужчины полумаской тонких, едва заметных морщинок. Прямой взгляд внимательных серых глаз жадно устремился к лицу Кейтрин, силясь даже в мимолётном движении её брови увидеть долгожданное “Я согласна!”.

+1

15

С удовольствием возясь со щенком, Кейтрин, несмотря на сосредоточенность на собачьем детёныше, внимательно слушала Уилла, привычно наслаждаясь его словесной эквилибристикой.
- То есть, ты решил не выбирать и подарить ирландскую собаку размером с лошадь, - скорее утвердительно, чем вопросительно, с иронической усмешкой прокомментировала Кейт. - Прекрасно выкрутился, - одобрила она его выбор.
Как зоозащитнице и экологу ей нравились все животные, даже самые неказистые. А уж сказать такое про почти национальную собаку она не могла. Тем более, что дома в Дублине, где они все росли, была именно волкодав, только песочного окраса и сучка - Бетти. С ней даже был связан один тогда страшный, а позже ставший забавным эпизод из жизни семейства О'Коннеллов, когда её маленькие братишка Адриан и сестрёнка Аерин, заигравшись, заснули в её конуре, в то время, как мать подняла на ноги едва не всю полицию города на их поиски.
Так что подарком Кейтрин была более чем довольна. Правда, был один вопрос - куда этот подарочек девать? Хозяйка квартиры, которую она снимала, знала, чем занимается её квартирантка, и весьма поддерживала её, но... при этом была категорически против животных в доме. Кейт уже собиралась попросить Уилла некоторое время (то, которое уйдёт на поиски новой квартиры) подержать щенка у себя, но...
Вот это был сюрприз сюрпризов! Кейт на глубоком вдохе медленно осознавала, что именно сказал её любимый, и, осознав, просто замерла. Абсолютно. Как была, с широко распахнутыми глазами и чуть приоткрытым ртом. Даже забыла, как дышать. Лишь сердце колотилось, как сумасшедшее, медленно наполняя щёки глубинным розовым цветом, тем самым, который возникает при общении с людьми, с которыми хотелось бы не расставаться вовсе. Ну, и ещё внутри, в такт сердцу, билась нарастающей "громкости" мысль: "Быть его женой! БЫТЬ ЕГО ЖЕНОЙ! БЫТЬ! ЕГО!! ЖЕНОЙ!!!"
Кейтрин просидела недвижимой около десяти-пятнадцати секунд, пока недоумевающий собачонок, поскуливая, глядел то на одного, то на другого человека, которые так внезапно лишили его веселья. Вырваться у малыша не получалось - пальцы Уильяма крепко держали ошейник, а внимание было поглощено высматриванием ответа на лице Кейт. Но жили на её лице лишь глаза, ощупывавшие, в свою очередь, лик возлюбленного: не шутит ли? Хотя такими вещами не шутят, конечно. Однако внезапность и необычность предложения повергли девушку в радостный шок, из  которого она вышла лишь спустя примерно полминуты, когда вконец обиженный и уже повизгивающий пёсий деть начал слегка прикусывать пальцы, которые Кейт непредусмотрительно оставила в зоне досягаемости острых щенячьих зубов. Нет, больно он не сделал, но ступор закончился.
С шумным и медленным выдохом на лице девушки протаивала становящаяся всё шире и шире счастливая улыбка. Она слегка облизнула пересохшие вдруг губы и тихим, чуть севшим голосом произнесла:
- Tá.
Потом сглотнула, и размеренным речетативом собрала все языки, которых нахваталась она, путешествуя по миру, начиная с родного ирландского, через итальянский, французкий, немецкий, русский и парочку других, а закончила игрой слов:
- Буду... Уилл. (I will... Will)
Не отрывая счастливого взгляда от лица Уильяма, она мягко потянула на себя щенка, намереваясь расстегнуть ошейник и снять кольцо.

Отредактировано Catherine Matthews (2016-08-17 08:19:55)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Aimer c'est rester vivant