Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the story without a happy end


the story without a happy end

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s1.uploads.ru/d2Z3j.png

Marcus Braille as Mr. McMillan & Marian Daniels as Mrs. McMillan
октябрь 16', поздний вечер, ветрено, дождь
не у всех красивых историй бывает счастливый конец

[AVA]http://se.uploads.ru/tY7B2.png[/AVA]
[NIC]Ella McMillan[/NIC][SGN]
http://24.media.tumblr.com/385bfd8041c5631ddd792872ed0adaca/tumblr_mo37jfuB9A1qlyrm7o4_250.gif
[/SGN]
[STA]убивай меня без ножа[/STA]

+1

2

[NIC]Tony McMillan[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/UhLeO.jpg[/AVA]
Все хорошо, все хорошо, держи себя в руках, Тони, забей на этого ублюдка.. все будет хорошо. Уйди, мразь.. уйди. Он закрыл глаза, сидя к нему спиной, и сжал руки в кулаки, в попытках хоть как-то отключиться от реальности и перестать слышать оскорбления, что непрерывным потоком ударяются о затылок, заставляя вибрировать барабанные перепонки. Это уже не злость, а жажда крови. Настолько сильно его еще ни разу не накрывало. Но никого не интересуют его проблемы, ведь ты всего лишь офисный планктон и место твое никогда не будет пустовать больше суток.. расходный материал, словно бумага, что тоннами поставляется в тысячи тысяч таких же офисов. А без работы никак нельзя оставаться, ведь кpeдиты сами себя не закроют, а жена вовсе мозги съест десертной ложкой, и будет пилить, какого черта ты такая тряпка.
Последнее время с психикой Тони стали твориться какие-то страшные метаморфозы. Он стал очень раздражительным, подозрительным и недоверчивым. В каждом видит угрозу, моментально вспыхивает и перестает ведать, что творит. Психолог, которому он хотел оторвать голову, сказал, что психика перегружена из-за постоянных стрессов, коими мистер МакМиллан оброс словно мхом. Проблем стало гораздо больше, чем было обычно. Не ладилось ни на работе, ни дома, где, вроде как, тебе должны быть рады, где тебя любят и ждут. Но, как говорится, хер тебе, а не семейное счастье. С Эллой случился страшный разлад. Буквально в течении месяца они разосрались до такой степени, что даже стали спать в разных кроватях. Представьте, каково это: на работе тебе с утра до вечера трахают мозг и всячески унижают, а когда ты приходишь домой, то ничего, кроме недовольного взгляда с обрезанными холодными фразами, типа «приготовь себе сам» или «опять по блядям таскаешься», тебе ничего не светит. Никакой любви, сплошной затертый до дыр быт, который удавом оплетает твою шею и медленно душит, но не дает сдохнуть окончательно. Не такого он ожидал, когда делал предложение своей единственной и неповторимой, которая топила Тони в любви и нежности на столько сильно, что он с ума сходил от счастья. И прожили ведь вместе не так долго, чтобы опостылеть друг другу.. пять лет всего.
Все переменилось очень быстро. В момент, когда Тони лишился хорошей работы из-за сокращения штата, из-за чего стало туго с деньгами. А накануне этого они купили машину и большой дом, взяв большую сумму в кpeдит. А что, зарплата была настолько высокой, что Элла могла вовсе не работать и они бы не почувствовали разницы. Ее зарплата уходила на ее личные нужды, от чего Тони нескончаемо радовался, реализовав себя как добытчик, как мужчина. А тут раз и все как отрезало. С горем пополам он устроился в небольшую компанию на саппорт должность с минимальным окладом. 10 часовой рабочий день и океан бумаг, которыми каждый божий день в тебя кидает поганый начальник, что младше лет на 7-10, сраный сынок директора компании. Именно в тот период и случился надлом. С Еллой они не смогли найти общий язык.. два злых на весь мир человека, которые, само собой, вместо того, что бы поддержать друг друга в трудную минуту, начали перекидывать вину. В конечном итоге мы имеем то, что имеем. Какой-то гребанный день сурка, с идентичным сюжетом, и из которого так и не найдено выхода.
И вот, спустя месяц такого дрочева, он в очередной раз сидит на своем рабочем месте, что попросту не по его габаритам, зажатый со всех сторон этими офисными перегородками, и слушает «хвалебные» речи своего начальника. Непревзойденное красноречие, услада для ушей слышать его писклявый голосок, а эти эпитеты, что мастерски подбираются для вербальной оценки качества работы Тони, который, походу, оставит здесь последние свои нервные клетки. Задаешься вопросом – от чего же этому сладкоголосому болтуну не уйти в писатели, что он забыл на этой вшивой должности, не подразумевающей под собой творческий подход?! Тратить свое время на таких бездарных неучей, как МакМиллан, и разбрасываться в пустую такими возможностями. Куда смертным до этого величайшего в истории планеты деятеля!
[float=left]http://funkyimg.com/i/2c1zj.gif[/float] Тони можно понять, наверное.. Он мужчина, при чем сильный, как физически, так и духовно. Для него практически невозможно переварить столько оскорблений. Которые длятся не просто изо дня в день, а становятся все более и более изощренными. И это со всех флангов от людей, которые не имеют на подобные заявления никакого права. Баба и малолетний дрыщ.. Вот он и не удержался в один прекрасный момент после того, как желая прекратить монолог начальника и выйти покурить, из его рук была вырвана сигарета и брошена в лицо с комментарием, что рабу не давали разрешения покинуть свое рабочее место. И тут все.. такого не было никогда. Сознание просто выключилось, а на лице этого малолетнего выскочки появилась мишень. - Пошел ты нахуй, чертов пиздюк! Тони взялся за клавиатуру, что моментально была вырвана с корнем из компьютера, и со всей силы ударил козла по лицу, забрызгав разделительную стенку его же кровью.
Сердце молотилось с бешеной скоростью, готовилось вырваться из груди. Руки тряслись, а глаза полыхали чистым гневом. Было одно желание – взять дырокол и размозжить ему череп, а после размозжить череп его папашке и практически всем коллегам. Тони взял со стола печать, открыл ее, присел к своему явно уже бывшему начальнику, и стал стучать ей по его лбу. - Прошу вас уволить меня по собственному желанию! Он не понимал, что происходит, но спасибо его соседу по цеху, единственному нормальному парню, который начал оттаскивать МакМиллана от заштампованного босса. Единственный, кто не испугался, хоть и был вдвое меньше. - Тони, дружище, прошу тебя, успокойся, пожалуйста! Шептал он на ухо, но было уже поздно. Ему хватило сил оттащить здоровяка, но он и сам чуть не попал под горячую руку – счастье, что успел отпрыгнуть, когда Тони ударил по перегородки и оставил в ней дырку. - Что, собаки, рты раззявили! Я ненавижу каждого из вас, трусливые ублюдки! Только и ищите возможность подсидеть друг друга, скоты несчастные.. падальщики!! Пошли вы все к черту! На последок он пнул монитор, что от удара прошиб стенку за ним и сбил еще один монитор, а после покинул помещение.
Только его не отпустило.. гнев, накопленный за длительный срок, жаждал выйти, только вымостить его было не на чем. Каждая мысль проклинала эту гребанную жизнь, эту работу и семью, которой он нахрен не нужен. Все в топку, улететь на необитаемый остров или застрелиться, что б глаза больше этого мракобесия не видели. Всех этих малолетних начальников, тупых жен с их конченными подружками, что не стесняются даже при Тони язвить о его неудачах. Какое-то садо-мазо шоу с одной вечной жертвой. Выть хотелось от злости, разрывающей голову на пополам.
Хотелось одного – прийти домой, послать к черту жену с ее сучестью, запереться в кабинете и хорошенько нажраться. Даже в бар не пойти – в кармане пусто, даже пожрать в обед не на что. За своим состоянием он не заметил, как добрался до дома пешком. И вроде только начало все стихать, одна из сотни мысли положительная, мол бог все с ним, все наладится… и работа будет хорошая, и с женой помирится. Только не тут-то было, глобальный пиздец не может просто так закончится. Не успевает он открыть входную дверь, чуть ли не с ноги, как пред его глазами встает картина маслом.. Приехали.

Отредактировано Marcus Braille (2016-06-10 21:28:44)

+2

3

[AVA]http://s0.uploads.ru/p3l8M.gif[/AVA]
[NIC]Ella McMillan[/NIC][SGN]
после тебя у меня ничего не осталось
[/SGN]
[STA]убивай меня без ножа[/STA]

Утро в последнее время наступает все быстрее и быстрее. Кажется, моя мать говорила, что это признак отчаяния? Наверное. Не знаю, я только недавно начала понимать, что все происходящее и есть отчаяние, а ведь до поры мне казалось, что это нормально. Нормально - после пяти лет брака внезапно понять, что мой муж уже почти полгода пропадает вне дома, а заявляется лишь только по выходным, да и то, по утрам. Вечерами его все равно нет.
Но, по правде, со временем я уже и не слишком интересовалась, где он. Мы словно разъехались по разным магистралям, в один момент став совершенно чужими. Как-то меня перестали волновать его дела, проблемы с работой, я стала замечать, что лишь только злюсь, когда узнаю об какой-то его очередной неудаче. Красивый дом и машина не помогали. Меня не радовал задний двор с аккуратными рядами моих любимых белых роз. Да и те теперь засохли, никому ненужные. Остались только одни сероватые кусты с одинокими шипами. Совсем как мы с Тони. Хотя, знаете, начиналось всё более, чем красиво. Я даже бы сказала - трепетно. Кажется, в какой-то момент я даже думала, что сейчас задохнусь от своей всепоглощающей любви. Вот и задохнулась. Лежу под обвалами своих чувств. Одна, перегоревшая. Пока муж пропадает на работе. А ещё более одиноко чувствую себя ночью, когда сквозь сон провожу рукой по холодной простыне и чувствую только дрожащую пустоту. Если честно, то я не знаю, ночует ли он в другой кровати или просто опять не пришёл домой. Мне всё равно. И, наверное, это самое ужасное чувство, которое я испытывала за свою сознательную жизнь. Безразличность, когда понимаешь, что ни одна мышца на лице не дрогнет при каком-либо известии об этом человеке.
Когда Тони стал мне просто человеком? Тогда, когда я узнала об его измене? Если честно, я не уверенна, были ли те слухи правдой, но это снизошло на меня, как облегчение. Я ухватилась за это, как за спасательный круг, как за последнюю оправдывающую инстанцию. После такого известия меня больше ничего не держало. Ведь нет же дыма без огня? А зачем мне терзать себя верностью к тому, кто, наверное, уже и не вспомнит цвет моих глаз? Я не знаю, когда разлюбила его. Потому что я не проснулась в один из дней с мыслью, что в сердце теперь пустота. Я также не разлюбила его, когда впервые ночевала одна. И даже тогда, когда увидела на его рубашке след от женской помады. Тогда я всё просто списала на совпадение каких-то непредвиденных обстоятельств. Это сейчас я всё складываю у себя в голове в одну картину и заливаю поверх бокалом вина. Не сказала бы, что картина об измене, но я более, чем уверенна, что Тони меня тоже разлюбил. Он больше не целовал меня перед уходом на работу и не заправлял мне за ухо выбившуюся прядь волос. Его просто не было рядом. Я ещё спала, когда он уходил, и уже спала, если возвращался. Знала ли я что-то о его новой работе, которая, возможно, и забирала всё время? Нет, потому что в сложившейся ситуации мне было проще уверять себе, что нашим чувствам просто пришёл конец.
Этот день начался, как и множество предыдущих. Я открыла глаза и уставилась в холодный белый безграничный потолок, нависающий надо мной, словно в казенной комнате. Перевернулась на живот, чтобы освободится из угнетающего плена комнаты. Через несколько минут стало тяжело дышать. Пришлось подниматься с постели. Ставлю ноги на холодный пол, от чего по всему телу пробегает неприятная дрожь. Осматриваюсь, будто в надежде, что увижу рядом с собой смятые простыни. Но нет - я опять ночевала одна. Спускаюсь на кухню. Мне нужна доза кофеина, что набраться сил и переварить ещё один день своей от недавно бесполезной жизни. На работу не надо, а значит, вечер будет приближаться медленнее. Успею, наверное. сотню раз взглянуть на часы, прежде, чем про себя отмечу, что нормальные люди, как, наверное, и Тони, окончили свой рабочий день. Включаю телефон прослушать записи на автоответчике. Три по работе, одна от косметолога и ещё одна от подруги. приглашающей сегодня вместе с ней пойти на открытие выставки. - Там будет Кристиан. - закончила она и расхохоталась. А затем раздались длинные пронзающие гудки. Крис был моим коллегой, уже полгода оказывающим мне внимание, но я всячески пыталась противостоять его напору, лелея в себе тлеющее пламя нашей с Тони любви. Быть может, меня уже ничего и не держит? Всё равно эту ночь опять проведу в одиночестве, если не соглашусь. А так хоть в люди выйду.
Время пролетело быстро. Смотрю на часы. Конец рабочего дня. Стою перед трюмо выбираю белье под свое закрытое облегающее черное платье. Не рассчитывала, что его сегодня кто-то увидит, но так чувствовала себя более уверенной. Остановилась на красном кружевном. Купила на пятую годовщину свадьбы, которую в тот вечер снова провела одна. Отличный выбор.
Через некоторое время уже стою любуюсь собой в красном кружеве. Давно я не чувствовала себя такой сексуальной. Слышу, как где-то на низу звонит мобильник. Быстрым шагом спускаюсь по лестнице, мельком бросая взгляд на часы. Около шести. Значит, опять не придёт. И тут входная дверь скрипит, а через мгновение на пороге я вижу мужа. Пришёл.
-Тони...Не ожидала. - бормочу удивленно, забыв о телефоне, и невольно прикрываю руками своё белье, словно от чужого человека. Провожу взглядом от обуви вверх, останавливаюсь на глазах. На какое-то мгновение вижу в них всемирную усталость. - Я собираюсь по делам. На открытие выставки, да. - отчитываюсь, словно перед каким-то смотрителем. -Как работа? - хотя, по правде, меня не совсем и волнуют дела мужа. Поэтому воспользовавшись моментом его молчания, разворачиваюсь на пятках и ускользаю на второй этаж, оставив его наедине. Надеюсь, что нам удастся поговорить, когда я оденусь. Ведь не каждый-то день мне выпадает такая большая возможность.

+2

4

[NIC]Tony McMillan[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/UhLeO.jpg[/AVA]
Какое-то противоречивое чувство охватило Тони, заставив малость потупит на когда-то любимую женщину, стоящую в красном кружевном белье, так идеально лежащем сексуальном теле. С одной стороны ему было наплевать на нее, факт того, что она куда-то собирается сваливать, даже слегка бодрил, одаривая глотком свежего воздуха в виде одиночества, по которому Тони так истосковался. С другой же стороны, Элла была просто неотразима в этом белье.. да что уж, она всегда была необыкновенной женщиной, которую невозможно не хотеть. Он искренне был уверен, что она есть эталон женской красоты – хорошая подтянутая фигура с шикарными формами, аккуратные и утонченные черты лица, которые вовсе не нуждались в каком либо косметическом подчеркивании, чудесный, на то время, мягкий характер, не лишенный жесткости к посторонним и бушующего огня к Тони. Она провокатор, до раскола он каждый божий день мечтал овладеть ей, будучи даже ее мужем. И черт его знает почему, одного ее случайно брошенного взгляда хватало, что бы разбудить в нем неудержимое желание заниматься с ней любовь.. не важно где, весь дом был одной сплошной постелью.
Ноне об этом сейчас. Тони не глупый человек и прекрасно знал, что деловой поход никак не может сопровождаться красным кружевным бельем, которое, по закону жанра, непременно должно быть снято чужими руками. Соответственно, сделать вывод на почве наблюдаемого, что Эл идет не на деловую, а на личную встречу, совершенно не трудно. И в нем екнуло.. екнуло не от большой любви, что возможно и не так, а от инстинкта собственника. Пока на его пальце красуется кольцо, с которым он и не думал расставаться, к ней никто никогда не прикоснется.. в противном случаи головы лишатся оба.
И все же он, наверное, от сильной усталости в принципе, не придал этому большого значения, лишь слегка взбесившись тому, что она прикрывается от глаз Тони, словно от чужого человека. - Я уже давно ничего не ожидаю.. Прорычал он сквозь зубы, снимая с себя этот гребанный пиджак, который уже в горле сидел. - Ну да, я ж сам могу себе пожрать приготовить после работы.. куда тебе воздушной до мирских потребностей мужа. Стандартная схема диалога на последнее время. Один цепляет – другой огрызается. Это даже не имело никакого эмоционального резонанса, став обыденностью, нормальным вечерним разговором, за которым следовала гробовое молчание, раздельный остывший ужин и разные комнаты. - Тебя еще не заебало спрашивать то, что тебя не интересует. Да, сегодня, видимо, в обороне был Тони, чувствуя себя уничтоженным и растоптанным, вместо воодушевления от избиения ненавистного начальника, выпившего так много крови и сил.
Она исчезает так же случайно, как и появляется, чего Тони не в силах заметить за грузом собственных раздумий и переживаний. Им похер друг на друга, соседи, которые изрядно подзаебались от утомляющей компании. Ему осталось лишь проследовать в кухню, где в холодильнике ожидал старый друг, способный хоть как-то скрасить омерзительный вечер. Вообще, крайне поганое состояние осознания проеба наступает в тот момент, когда ты ни чем не занят.. да и заняться, собственно, нечем. Куда, друзей особо нет, Элла заменяла всех – с ней и поворковать, и любовью заняться на шелковых простынях, и пива попить за просмотром хоккейного матча.. скажем так, многофункциональный центр, и жена и друг. Вот и остается тупить перед теликом под хмельной напиток, ибо заливать глотку уже не выходит, да и противно уже. Знакомо чувство, когда опускаешься на самое дно?! Добро пожаловать в мой мир, господа и дамы.
Унылая картина, ты на кухне греешь в микроволновке позавчерашние макароны с сосисками, а твоя жена собирается на какую-то встречу, примерив белье, кое ты до селе не видел. И не понимаешь, что делать: хлопать в ладошки , как умалишенный, или хорошенько съездить по лицу за такое поведение.. в этом случаи остается открытым другой вопрос: ей за наглость или себе за молчание. Попивая пиво, которое скоро вместо крови будет течь по венам, Тони избавился от галстука, весящего как петля с тяжелым камнем, подчиняющемуся гравитации и тянущим на дно Марианской впадины. Следом на спинку стула летит скомканная белая рубашка, так приятно заляпанная несколькими каплями крови начальника. Даже смешок вырывается, когда Тони с зияющим удовольствием мнет ее в руках, осознавая, что более он в этот ад ни ногой. И параллельно на возможный суд – если надо, то он готов выложить кругленькую сумму штрафа, оно того стоило. Только вот легче от всего этого не становится, жизнь не наладилась и он в той же жопе, только теперь без работы. Шик и блеск.
Он отчетливо слышал жужжание микроволновки и стук ее каблуков по потолку. От безысходности и злости сводило зубы, но вида он не подавал. Все равно никто не заинтересован в оказании помощи или хотя бы поддержке, а посему слабости свои надо прятать. Правда, прятать, собственно, уже некуда.. от скелетов шкаф ломится. Остается только жрать эти слипшиеся высушенные макароны, еле теплые.. зато тарелка, будто в аду грелась.
Элла все собиралась, даже что-то напевая. Или это была музыка.. или.. не понятно, может его переклинило окончательно и теперь он слышит голоса и звуки в собственной голове. В состоянии статичного стресса не сложно дойти до горячки. Дожевав мерзкий ужин, который с трудом ему удалось запихать в себя, МакМиллан направился в зал, что бы окончательно раздеться. По привычке он ткнул на автоответчик, в надежде услышать что-то не про задолженность по кpeдиту и увольнении, которое точно уже оформлено. Только вот ожидали его совершенно другие новости. Бубнеж одной из ее подруг, тупой мокрощелки, которая всегда недолюбливала Тони. Сперва то было из-за зависти, что Элле посчастливилось найти любовь своей жизни, а теперь за то, что их отношения развалились и во все, конечно, виноват только Тони. В общем, замкнутый круг ненависти, кстати, взаимной.
И только он забил и дошагал до арки гостиной, как прозвучало - Там будет Кристиан. Четно говоря, Тони было совершенно похер, что это за петух, просто картинка окончательно сложилась и причина выбора его женой столь откровенного наряда всплыла на поверхность. Он побледнел. Даже глаза сами собой закрылись. Тони искренне просил Бога о помощи удержать себя в руках, но сил не хватило. Огонь вспыхнул моментально, а кабина съехала к чертовой бабушке. Слов не было, он не находил, что сказать.. вообще, как реагировать на такое. Он никогда в жизни не изменял.. нет, даже не задумывался об измене.. даже, блять ,сейчас, когда любовь превратилась в ненависть. Вместо слов Тони вырвал этот автоответчик и запустил в стену на втором этаже. Удар прозвучал отчетливым эхом на весь дом, скрытый звенящей в ушах тишиной. Она точно его слышала, поскольку метания по комнате прекратились. - Сюда иди, мразь! Следить за языком более не было ни сил, не желания. - Кто, блять, такой Кристиан?! Это он тебя сегодня трахать будет?! Между ног зачесалось?! Следом за автоответчиком отправилась и полупустая бутылка пива, оставив после себя большое мокрое пятно на обоях и кучу осколков. - Я сказал сюда иди, шалава! Его голос срывается на крик, хриплый и разгневанный крик отчаявшегося человека. Это было не просто последней каплей, это была точка невозврата.

Отредактировано Marcus Braille (2016-05-24 17:33:41)

+2

5

[AVA]http://s0.uploads.ru/p3l8M.gif[/AVA]
[NIC]Ella McMillan[/NIC][SGN]
после тебя у меня ничего не осталось
[/SGN]
[STA]убивай меня без ножа[/STA]

Я слышала шаги снизу. Они отчетливым эхом отдавались у меня в голове. Я не выдерживала. Неужели это ходил тот, который раньше сводил меня с ума одной только нахальной ухмылкой? Теперь же он доводит до безумия всего лишь скрипом половых досок. Вздыхаю, пытаюсь отвлечься на платье. Непроизвольно начинаю что-то напевать под нос, чтобы перебить гул мыслей в голове. Честно, выходит плохо. Буквально нутром чувствую звук греющей микроволновки, затем опять шаги, потом тихое чертыхание (кажется, Тони опять обжог пальцы о тарелку), потом опять шаги уже в сторону гостиной, а затем неожиданно, пока цепляла серьги на уши, - опять писклявый голос подруги. Внутри всё в один момент обрывается. Понимаю, что нужно бежать, выпрыгивать из окна, прятаться, вырубать свет, боже, я не знаю что, лишь бы Тони не услышал о Кристиане. Но я стою на месте и не двигаюсь. Почему, почему я не удалила голосовое сообщение?! Застываю в ожидании реакции. Почему-то надеюсь, что мужу будет всё равно на услышанное, как и на моё существование в общем, но тут слышу глухой удар об стенку, и понимаю, что это наш телефон, а ещё, что вот он - конец. - Сюда иди, мразь! - кажется, супругу не совсем понравилось то, что он услышал. Но если бы Тони хоть один вечер провел со мной, то у Криса, чёрт подери, не было даже бы миллионной части шанса, я бы ещё далее благополучно теплила в себе надежду, что мы с мужем можем всё исправить, и он бы понимал и знал, что ему вообще не о чем волноваться. Но что уже тут исправлять, если я даже не знаю, кем он теперь работает или что там ещё. Хотя даже в таком случае я не могла припустить измены со своей стороны. Да, каюсь, возможно я бы ответила на флирт, чтобы хоть на часть вечера снова почувствовать себя женщиной, а не пустой декорацией в пустом поместье, но потом я бы всё равно уехала домой. К нам с Тони в холодный и порожний дом. Если бы он только знал...
На немного дрожащих ногах выхожу из комнаты. Я переполнена уверенностью покончить с этим раз и навсегда, но она в один момент разбивается так же, как и на моих глазах полупустая бутылка из-под пива о стенку. Останавливаюсь, как вкопанная, смотря на Тони с лестницы второго этажа. - Успокойся, Тони. - тихо шепчу, но он вряд ли слышит что-то за своими ругательствами. Перехватываю его взгляд, и меня в тот же час насквозь прорывает леденящий страх. Я ещё никогда не видела мужа таким разъяренным . Да что там, я, наверное, только в фильмах и видела такой убивающий взгляд. Испугавшись, вскрикиваю и, колышась на каблуках от переполняющего страха, убегаю обратно в комнату. Хочу замкнуть, но понимаю, что ключа нету. Бегу далее в ванную. Закрываю двери на защелку в надежде, что мне удастся образумить Тони быстрее, чем он разнесет всю эту чертову стену в пух и прах. Упираюсь в дверь руками, думая, что хоть как-то смогу удержать эту волну злости, готовящуюся затопить меня с головой, убить меня, потянуть на самое дно. Чувствую, как по щеке катятся слезы. Много. Мне ещё никогда не было так страшно. Пытаюсь сдержать всхлипы, чтобы муж не услышал, чтобы ещё больше не разозлить его. Вся дрожу от страха. Нужно кому-то позвонить, но понимаю, что  телефон на низу. Смотрю на окно - прыгать слишком высоко. Единственная надежда - что Тони сейчас перейдёт, мы просто поругаемся, и я пусть и буду выброшена из дома, пусть и ни за что, но хоть невредимая. Да вот только что-то самовнушение не помогло, и я только сильнее вцепилась пальцами в белую древесину, когда по ту сторону услышала скрип двери в комнату, а слезы новым непрошеным ручьем полились вниз на холодный кафель. - Тони, прошу тебя, остановись...Я всё объясню...Всё... - шепчу словно мантру, пока ещё не понимая, что наделала.

+2

6

[NIC]Tony McMillan[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/UhLeO.jpg[/AVA]
Вы когда-нибудь получали по голове чем либо тяжелым на столько сильно, что переставали что либо осознавать. Это нокаут, ты теряешь абсолютно всю связь с реальностью, будто мозг отключается. Пусть то считанные секунды, но дрянь страшная.. С Тони было такое, когда его ограбили на улице, огрев арматурой по затылку, что он выключился.. благо, добрые люди хоть скорую вызвали. После этого осталось 6 швов и частые мигрени. И сейчас это ощущение повторилось. В миг, всего три слова какой-то тупой овцы понадобилось, что бы нервы МакМиллана натянулись как струны, а каждая поганая секунда, раздающаяся оглушительным эхом от механических часов, ебашила по ним, как зазубренным смычком по скрипке. Пуль участился, Тони это чувствовал, спасибо адреналину, будь он неладен. Руки похолодели, а глаза налились кровью. Его словно подменили, он не просто потерял контроль, его словно вытеснили из собственного разума. Какой-то чертов день открытий, казалось, что он никогда не испытывал злости, как сегодня на работе.. оказывается, на разбитое лицо босса было лишь цветочками.
Бутылка разбивается в дребезги аккурат в метре от Эллы. В любой другой ситуации он бы перепугался бы и бросился узнавать в порядке ли она. Но только не сейчас. Было не просто похеру, он жалел, что не попал в нее. Не спасает даже этот щенячий взгляд, он готов разорвать ее на месте, задушить заляпанным кровью галстуком. Это не просто предательство, это отравленный кинжал в спину, от которого жизнь долго и мучительно будет оставлять твое тело. Она стоит неподвижно, в своем чертов белье, которое предназначалось не для Тони. А он только начал подумывать сесть и все обсудить, ведь должна сохраниться хоть одна ниточка, что связывала его с некогда любимой женщиной. Все можно вернуть, все можно восстановить.. в конечном итоге точки невозврата они не достигли, о разводе никто не заикался.
Только все это было до автоответчика, сейчас его совершенно не волнует, что будет дальше. Она пала в его глазах настолько низко, что теперь мерзко даже думать о налаживании отношений. Как можно любить женщину, что из-за семейных трудностей готова лечь под кого угодно, лишь бы удовлетворить свои потребности. Что будет дальше такими темпами? Дабы не заморачиваться она начнет принимать на дому? А что, удобно. А можно еще и при муже, ведь во время ссоры перепихончики не в счет, это ж не по любви. Подобные мысли разрывали голову и сердце, такими острыми металлическими когтями, в кровь. Словно не кошки скребутся, а какие-то дохуя высокопоставленные демоны.
Тон высверливает ей глаза. Пусть у него был достаточно тяжелый взгляд, но сейчас это был не он. Никогда ранее он так не смотрел на Эллу, никогда ранее в нем не перемешивались воедино такие эмоции, как неудержимый гнев и дикая ревность. Тут не просто позарились на его добро.. ведь, если б Тони узнал о конкуренте.. ну конкурента ему не было, но все же.. то все было бы без ревности, он просто дал бы ему понять, что не стоит засматриваться на его жену.. больно объяснил бы. А сейчас выходит то, что его жена сама нашла этого конкурента, да и особо-то не против его наличия. - Ты просишь меня успокоиться? Он делает шаг по направлению к лестнице, как жена в испуге убегает в комнату. - Ты, сука, еще смеешь просить меня успокоиться?! С надрывом кричит на весь дом. Она его слышит, он чувствует, как звуковые волны разбиваются о ее уши. Он слышит, как капли слез разбиваются о пол и злиться еще сильнее. Явный коллапс, не ожидал Тони, что так скоро твердый фундамент под ногами превратится в зыбучие пески.
Он спешно поднимается по лестнице.. нет, он по ней бежит. Вот только зачем. Его цель Элла, но что с ней делать?! Он не может ответить на этот вопрос, да и, собственно, не сильно пытается. Голова наотрез отказывается думать, работают лишь инстинкты, которые и движут им в данную минуту, и, вряд ли, в скором времени отпустят. На что способен оскорбленный и униженный мужчина, преданный всеми, кого считал близкими? МакМиллан подобно загнанному смертельно раненому зверю, бьющийся в предсмертной агонии, захлебываясь в попытках хоть как-то обороняться, прекрасно зная, что это бессмысленно. Но смириться не получится.
Он выбивает скрипучую дверь в комнату, которую давно стоило смазать. Похуй на дверь. Эллы нет, значит она в ванной.. клево было сделать вторую ванную в спальне. Тони сносит все, что попадается ему под руку, как смерчь, превращая комнату в хаос. - Я сказал, иди сюда, мразь! Речь уже не рифмует, к черту порядочность. Он со всей силы бьет ногой по двери в ванную. Слышно треск дерева, петли, но она не поддается. - Если ты ее не откроешь, я вынесу ее к чертовой матери! Еще один удар ногой, а после еще и плечом.. держится. - Что ты, сука, можешь мне объяснить?! Как ебаря нового нашла?! Все, старый не устраивает больше? Голосовые связки надрываются, Тони чувствует першение в горле, а голос, мало-помалу, становится хриплым. Больно, безумно больно осознавать, что произошло. Глаза начинают слезиться от обиды. - Сука, как же я тебя ненавижу.. Сквозь слезы рычит бородач, нанося кулаками удары один за одним, оставляя на светлой двери кровавые пятна с разбитых рук.

+2

7

[AVA]http://s0.uploads.ru/p3l8M.gif[/AVA]
[NIC]Ella McMillan[/NIC][SGN]
после тебя у меня ничего не осталось
[/SGN]
[STA]убивай меня без ножа[/STA]

Мы с ним были по разные стороны двери - только он выбивал, а я из последних сил пыталась удержать её. Так и в жизни. В последнее время мы с Тони хотели и делали абсолютно разные вещи, полярные я бы даже сказала. Никаких точек пресечения, только движения друг другу на встречу, но каждый мимо, в своём направлении, не замечая другого. Тони, наверное, с такой же точностью рушил нашу совместную жизнь, как сейчас он это делает с дверью. Да только узы нашего брака, к сожалению, оказались даже менее прочными чем эта древесина. Мы не выдержали его поздних приходов домой, или вообще отсутствие как таковых, не выдержали спать в разных постелях, не выдержали не интересоваться "как дела" и вообще проводить всё своё время порознь. И во что это вылилось? - Если ты ее не откроешь, я вынесу ее к чертовой матери! - ни во что хорошее: в мои горячие испепеляющие слезы и во всеразрушающий гнев моего мужа. -Нихрена он мне не ебарь! - давясь слезами, кричу сквозь закрытую дверь, которая с последних сил держится, чтобы не пасть под напором Тони. Но теперь я, кажется, поняла, что так разожгло моего супруга. Оно и немудрено - не просто наличие сомнительного конкурента, а уже как бы факт измены с моей стороны. Это уже разозлило меня. Как он мог подумать такое обо мне? Да, чёрт подери, мы спали не вместе, ужинали не вместе, отдыхали не вместе, но от этого мое самоуважение не уменьшалось, и не приводило к тому, что я лезла на стенку и кидалась под каждого встречного. Вот, значит, какого Тони мнения обо мне после пяти-то лет брака. Это он, а не я, не возвращался домой ночевать, и это он, а не я, ещё смеет обвинять в измене. -Не изменяла я тебе, сукин ты сын! И никогда бы не сделала этого! И ты бы знал это, если бы проводил время дома, а не трахая какую-то малолетку в баре! И мне вообще теперь похер на тебя! Катись к чёртовой матери или дай мне нахрен свалить из этого убогого дома, в котором тебя и так никогда не было! - мой голос срывается, и я от отчаяния тоже ударяю кулаком по двери. -Это я тебя ненавижу, придурок! И теперь могу пойти и лечь под каждого в этом гребаном районе, раз ты и так считаешь меня шлюхой. - от одной такой мысли меня чуть не выворачивает. Я не могу представить, как раздвигаю ноги перед каждым желающим, но это нужно было сказать. Пусть Тони знает, пусть теперь думает, что хочет, всё равно нас уже никогда не можно будет назвать семьей. У нас больше нет шанса возродиться, наши чувства сгорели дотла, мы сгорели дотла, да только вот не от хорошей жизни. Слезы душат меня, я задыхаюсь от собственного бессилия, пытаясь укрыться в ванной в одном нижнем белье и туфлях от желания мужа со злостью разодрать меня в клочья. С каждой гребаной секундой страх, что это дурацкая дверь таки поддастся Тони, только увеличивается. Он продолжает настойчиво колотить её свои плечом, а я уже не выдерживаю ссадин на своём теле, пытаясь удержать его напор. Давясь слезами, сползаю на пол по шершавой поверхности, пытаясь осознать насколько в огромнейшей пропасти я оказалась. Почему я не заметила этого раньше? Почему не ушла? Потому что любила мужа? Теперь от одной такой мысли хочется склонится над унитазом и всё выпустить наружу. В голове эхом отдается "шлюха", "мразь" и "сука". Этой мой муж, который в самом начале отношений так бережно целовал меня в висок и брал на руки, чтобы отнести в кровать. Это мой Тони, который мог бросить все дела, лишь бы провести кончиками своих пальцев по моей щеке. -Убирайся! Я не выйду отсюда, пока ты находишься хотя бы в радиусе километра! - а теперь вот он бросает всё на землю и топчет, разъяренно топчет ногами, пока выбивает эту хренову дверь. Ничего святого, никаких чувств, никакой любви - только искрящееся отчаяние, разрывающее этот дом на сотни осколков.

+1

8

[NIC]Tony McMillan[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/UhLeO.jpg[/AVA]
С каждым новым ударом физическая боль уходила восвояси, оставляя после себя тупое эхо и заплывшие кровоточащие ссади на костяшках каждого пальца. Завтра точно на руках будут гематомы, и придется идти в травмпункт, но сейчас это не просто не имел значения, сейчас даже мысли такой не было. Тони был настолько раздавлен болью и осознанием, что его жена не просто перестала быть близкой, она стала, наверное, последним человеком на земле. Настолько чужой, н столько непонятной и далекой, что хотелось волком выть от всего, что взвалилось, за один чертов день. В мыслях лишь обида про проклятия, Тони клял судьбу за ту встречу.. за то, что 5 лет назад решил предложить этой девушке стать его женой. Зачем было связывать жизнь с человеком, который при первой же проблеме подожмет хвост и решит оставить тебя.. нет, даже не оставить, пользовать, развлекаясь с кем-то на стороне.
Казалось, что дверь вот- вот поддастся, но вместо заветного вырывания петель, тяжелые удары вытягивали из Тони силы, при том в гигантских объемах. Он даже не бил, а просто стучал в прочное дерево, что уже изрядно потрепанно, ведь МакМиллан был далеко не слабым офисным клерком. Возможно из-за гнева, безграничного, но неуправляемого источника силы, он и не смог снести жесткие замки, что раздражало еще сильнее.
Знаете, если честно, то безумно грустно это все. Конечно, из брак нельзя назвать образцовым, как и у всех, у них случались ссоры, временами даже глобальные, что Элла уезжала к маме или Тони сваливал в гостиницу, заливая глотку у телевизора, с заросшей мордой. Случалось все… но было и бесчисленное множество добрых, чистых моментов, когда даже бородач утопал в нежности, превращаясь в маленького счастливого ребенка. Ну как вы себе представляете мужика, что отпрашивается с работы, что бы успеть к окончанию рабочего дня девушки, за которой он ухаживает, с желанием проводить ее и посмотреть мультики, предварительно закаченные в телефон. Сейчас это кажется вымыслом, ведь тот Тони ничем не похож на того, который пытается добраться до своей жены и свернуть ей шею.
Безысходной съедала изнутри, пульсируя черной дырой в районе диафрагмы. Тони начал давиться собственной желчью перемешанной со слюной. В горле стоял ком, а голос охрип до неузнаваемости. Страшное состояние, чувство, когда ты ничего не можешь сделать. Вот она, в одном шаге, но пред твоим лицом дверь, которую ты не в силах открыть. Тони упирается лбом в дерево, слезы капают на руку, которую он так же опирает. Кровь перемешивается с солеными каплями и еще больше начинает разъедать сбитую до мяса кожу. Он делает несколько вдохов, что более похоже на стоны, он не понимает, что делать дальше. Он слышит ее голос, надрывистый крик, который подобно дефибриллятору, вновь пробуждает эти негативный эмоции. - Не пизди мне, тварь! Вновь бьет, что есть силы. - Так для приятелей не наряжаются! Он кричит, но его еле слышно.
Ее монолог режет уши цепной пилой. Ее голос, что до сегодняшнего дня казался божественным, сводит его с ума, доводя до белого каления. За невозможностью добраться до жены, Тони начинает громить комнату. Первобытная ярость, которой нужен выход, он попросту не знает, куда все это деть. Первым падает большой комод, в котором хранились мелкие вещи, следом за ним большая ваза, что летит прямиком в зеркало встроенной гардеробной. Комната наполняется звоном битого стекла, звенящим и пронзительным. - Каждую ебаную ночь я работал, работал, сука, что бы оплачивать этот гребанный дом, что б она сгорел! Большая плазма падает на пол. - Что бы содержать тебя! Что бы ты жила так же, как и раньше, неблагодарная! Я слова тебе не сказал, ведьма! Он поднимает прикроватную тумбу и бросает ее в стену ванной комнаты, оставляя рваные обои.
Но последней каплей было заявление про «лечь под каждого».. Не стоило этого произносить в слух. Это не то, что можно говорить мужчине. Тони собственник, ревнивый и жадный до своего добра собственник. И даже в такие моменты он не будет делить свое, а Элла принадлежала ему. Ее, конечно же, можно понять.. страх, эмоции, обида.. собственно так же, как и у ее мужа.. но она перешла грань, за которой Тони терял самообладание окончательно. - Лечь, сука, под каждого?! И тут молчание. Слышно как бешено бьется сердце, слышно, как тикают часы в прихожей. Затишье перед бурей. Он перестает понимать, что происходит. Мозги отшибло напрочь, гнев захлестнул, переполнив сосуд. Хватит. - Под каждого?! Надрывая свои связки, он все таки смог прохрипеть это достаточно громко. С разбега он наносит удар ногой в область дверной ручки. Отчетливо слышно, как начинает хрустеть дерево, но уже в месте замка. Еще один удар.. дверь начинает поддаваться. - Я тебе дам, лечь под каждого. Сейчас ты у меня ляжешь. Удар… удар.. удар.. Он выбивает дверь и замирает. Тони смотрит на нее, окидывает взглядом с головы до ног. Она дрожит. Она сексуальна. Она удивительно прекрасна. От слез под глазами потекла туш. Но ее стан… сейчас понятно, почему он выбрал ее.
Но все это уже не имеет никакого значения, ведь в мыслях крутится лишь короткая фраза, вытеснив все остальное. - Значит, под каждого?! Сказал, когда их взгляды пересеклись. Тони срывается и хватает ее за уложенные волосы, мгновенно пачкая их кровью. Он вышвыривает ее из ванной в спальню. - Будет тебе каждый.. Рычит он достаточно громко, спешно следуя по направлению к своей жене, что явно не ожидала этого. Тони сжимает ее за горло, практически лишая возможности дышать, и прижимает к стене. - Хотела потрахаться… сейчас потрахаешься.. Опухшая ладонь скользит от кружева трусиков до бюстгальтера, который рывком срывается с ее тела, обнажая грудь. Выпустив шею, Тони задирает ее руки вверх, и фиксирует их, чтобы ей не удалось вырваться, в сам впивается болезненным поцелуем ей в шею, проводя языком от плеча до щеки. Даже сейчас она остается безумно вкусной.. сейчас особенно съедает мысль, что она собиралась к кому-то другому.

+1

9

[AVA]http://s0.uploads.ru/p3l8M.gif[/AVA]
[NIC]Ella McMillan[/NIC][SGN]
после тебя у меня ничего не осталось
[/SGN]
[STA]убивай меня без ножа[/STA]

Больше не мой. Ни на йоту. Ничего родного. Ничего близкого. Между нами - смертельная бездна. И дверь. Она выстояла, защитила меня от падения. Защитила меня от того, в чьих объятиях раньше я чувствовала себя безопасней всего. А теперь он - мой самый большой страх, мой ночной кошмар, рушащий меня изнутри. А снаружи только обжигающие слезы и вдруг образовавшаяся звенящая тишина. Слышу только себя, как тяжело стучит моё сердце, желающей поломать изнутри несчастные ребра. Чувствую прохладу бетонной стены, пронзающую измученное тело. И больше ничего. Я не слышу Тони, не содрогаюсь от его ударов по двери, не чувствую дрожи каждым сантиметром своей кожи. Я осталась одна? И, если честно, такое одиночество меня пугало ещё больше, чем пустота в совместной кровати. Но нет, в следующее же мгновение, я слышу как звонко разбивается что-то стеклянное, совсем как мои мечты о счастливой совместной жизни. Затем ещё, и ещё. Тони не щадит ничего, так же, как и не пощадит меня, если доберется. Дрожа я отползаю от двери, и в ту же секунду слышу, как прямо над ухом раздается ужасный треск. Боже, он выламывает дверь. Неожиданность окутывает меня, я взрываюсь новой волной палящих слез. Ещё мгновение и я уже понимаю, как опрометчива была в своих словах. Но не успеваю даже пожалеть, потому как на меня уже уставляется пара ореховых глаз, которые уже никогда не посмотрят как раньше, которые уже никогда не станут родными. Они готовы испепелить меня, светятся злостью, потемнели от необузданных чувств. Я ежусь под этим взглядом, мне хочется превратится в маленькую незаметную точку. Мне страшно. От висков быстро растекается липкий страх. -Тони, не надо... - шепчу я, но он меня не слышит, хватая за волосы и вытаскивая в комнату. Я кричу от боли, мне кажется, что под кожу кто-то сваи вколачивает, тело безумно горит. Я пытаюсь подняться на ноги. Мне нужно бежать. Но муж одним движением хватает меня за горло и прижимает к стенке. Мне становится трудно дышать, в глазах темнеет, я уже не чувствую своих слез, так отчаянно стекающих по всему телу. Пытаюсь ухватится за руку Тони, чтобы немного ослабить его хватку, но мне не хватает сил. -Отпусти меня... - шиплю я, испуская последние остатки воздуха. Я чувствую, как подкашиваются ноги, как силы медленно покидают моё тело. Я уже не чувствую дрожи от страха, уже почти не чувствую себя...Как неожиданно он меня отпускает, захватывая руки и прижимая их сверху к стенке. Я тут же жадно глотаю воздух, давясь слезами и собственным бессилием, не замечая, как в одно мгновение оказываюсь нагишом. -Тони! - беспомощно вскрикиваю я, когда он зубами впивается мне в кожу. Мне адски больно, тело просто разрывается от накативших неприятных чувств. Он не пощадит меня. Ему не будет жалко меня. Это уже не тот Тони, которого я знала. От этого Тони нужно спасать себя. Поэтому, собрав последние остатки сил, я ударяю мужа ногой в пах, но он непоколебим, словно скала. Будто даже не почувствовал ничего из-за охватившей его ярости. Только я случайно, пытаясь вырваться из этих удушающих объятий, наступаю ногой на огромный осколок стекла. На пол сразу же брызжет кровь, а я уже и не знаю, чувствую ли за всем этим новую волну боли. Она вся смешалась воедино, словно большой грязный ком, застрявший где-то в районе груди. -Тони, мне больно! - кричу я, делая последнюю попытку вырваться, но не вижу абсолютно никакого понимания и сочувствия в его глазах. Мне даже страшно смотреть в них - они застелены чёрной пеленой и желанием убить меня прямо здесь. Я скулю, словно брошенная шавка, хотя состояние у меня уже и того хуже, и отчаянно молюсь, чтобы всё закончилось побыстрее, а ещё, чтобы остаться в живых, чёрт подери.

+1

10

[NIC]Tony McMillan[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/UhLeO.jpg[/AVA]
Не понятно, когда тот прочный фундамент, который они так усердно строили на протяжении 7 лет, дал трещину. Казалось бы, замечательная любящая пара, способная служить эталоном многим остальным. И все.. какой-то месяц сломал все, что они так старательно выстраивали, огонек, что они трепетно оберегали, в миг погас. Но больше пугало совсем не то, что все внезапно рухнуло. Пугало то, что они словно открыли свои лица, словно скинули одурманенные любовными парами маски и, наконец-то, показали истинных себя, настоящих, способных к подлости и безразличию, ненавидящих друг друга всеми фибрами холодных каменных сердец. Становиться страшно от осознания того, что ты был с человеком, которому на тебя.. скажем так, начхать. И это не в одну сторону, для Эллы осознание этого наверняка не менее серьезное откровение. Тут даже не «не по пути», все гораздо и гораздо печальнее. Бесполезно проебанное время, когда необходимо обзаводиться семьей. А что было бы, если б у них уже были дети.. это что, мать его, за семья, где никто никому не нужен, компания совершенно чужих друг другу людей, общага. За сломанные судьбы даже говорить не хочется – finite la comedia.
А с другой стороны, кого винить, как не их двоих. Играть в жертву, откровенно говоря, очень клево, не так ли?! Все тебя жалеют, любят, защищают, параллельно указывая пальцем на того, второго, плохого.. на того, кто испортил или испортила тебе всю жизнь, сломала на корню, оставила глубокий шрам на сердце, да что там, разбила его к чертовой бабушке, на маленькие осколки… да так, что вовек не собрать. И кому какое дело, кто виноват во всем этом цирке, кто является зачинщиком действа, приведшего к взрыву, приведшего к распаду.
Но сыпать обвинениями и сотрясать воздух о полноправном единомышленном развале их с Тони отношений он был не в праве. Собственно, как и она. Они оба, и каждый в частности, послужили причиной тому, что сейчас происходит в комнате. Тому, что витает в пропитанном гневом и животной похотью воздухе. Тому, что лицо Эллы испачкано поплывшей тушью, а Тони срывает с нее нижнее белье. Тому, что дом превратился в место страшной битвы, не оставив и камня на камне, как от физической составляющей, так и от духовной. Не будет уже все, как прежде.. не будет более тех, кто здесь жил, и прежними они тоже более никогда не станут. Не самый ожидаемый, но достаточно предсказуемый итог, учитывая их темпераменты, что когда-то сжигали шелковые простыни во всепоглощающем порыве страстей, заставляя голоса срываться, а воздух накаляться до состояния эфира. Даже здесь нет претензий, она не наскучивала.. она заставляла каждый Божий день хотеть себя все сильнее, соблазняя, одним лишь взглядом или движением сводя Тони с ума.
Нет ничего хорошего в том, что Элла сейчас стоит прижатой к стене, практически обнаженная, заплаканная, съедаемая страхом перед собственным мужчиной. Нет ничего хорошего в том, что Тони не позволяет ей вырваться, опьяненный коктейлем из эмоций и ее сексуальности. В том, что вечер закончится тем, в чем они друг друга подозревали. Это измена, измена самим себе, измена чувствам, своим половинам.
Увы, но точка невозврата осталась настолько далеко позади, что давно скрылась за горизонтом событий. Что бы прекратить – надо думать, а думать не выходит. В глазах не читается ничего, кроме похотливого желания владеть своей женой, пусть это будет последний раз, пусть он не услышит согласия, не почувствует ответного желания. Все, крыша съехала безвозвратно и вернется лишь по завершению действа. Элла пытается выбраться из сильных оков ладони Тони, даже бьет в пах, но вовремя подставленная нога смазывает ее удар, который приходится по внутренней части бедра. Его это злит и заводит еще сильнее. Надрывной крик девушки не вызывает никакой реакции, не получается докричаться до разума. - Мне тоже.. Рычит ей на ухо. Тони перестал вообще, что- либо осознавать.
Как же она прекрасна. Свободная ладонь блуждает по ее телу, словно вновь изучая каждый забытый миллиметр ее кожи. Но он их помнит, наощупь двигаясь от родинки к родинке, выписывая замысловатые узоры на обжигающей дрожащей плоти. Последний раз ему позволено прикоснуться к тому, что еще недавно было его по праву. Он любит ее, пусть какой-то мутировавшей, больной любовью, что довела его до такого.
На пол медленно течет венозная кровь, темная и густая, оставляя багряную лужицу. Но и это не останавливает Тони. Он лишь разворачивает ее к себе спиной, сильно прижимая к стене. Ее руки сходятся сзади, плотно стянутые брючным ремнем. Он заставляет ее выгнуть спину, стягивая с бедер последнюю часть кружевного комплекта – трусики, что сползают по ее стройным загорелым ногам. Ее шея притягивает его губы, как когда-то раньше, начиная с оголенного плеча. Это даже попахивает нежностью, если она вообще здесь уместна. Свободная рука оказывается меж ее ног, где, на удивление, влажно. Черт знает, может она и завелась тоже, а может, нет, скорее всего, не прочь полосонуть по его глотке лезвием. Она скулит, тихо, но его это завораживает. Его пальцы делают все то, что и раньше, что делал, когда доводил ее до оргазма еще до секса.

0

11

[AVA]http://s0.uploads.ru/p3l8M.gif[/AVA]
[NIC]Ella McMillan[/NIC][SGN]
после тебя у меня ничего не осталось
[/SGN]
[STA]убивай меня без ножа[/STA]

Он был грезой моих океанов, выплескивал из меня весь здравый смысл, но я понимала, что горящее желание внутри уже наполовину сожгло меня, так зачем же теперь отступать. Уже поздно, слишком поздно для разумных решений.
Как противится тому, что ещё совсем недавно вызывало дрожь в ногах? Всеми силами пытаюсь отогнать от себя нарастающее возбуждение, но моё тело меня не слушается. Оно податливо отзывается на каждое прикосновение мужа, пусть и грубое, пусть и никак не связанное с желанием доставить мне удовольствие, но от того не менее будоражащее. Отторжение прочно оседает в моей голове, но она будто отдельно от того, что делается там внизу. С глаз хлынут слезы, я не хочу и не должна ощущать того, что сейчас. Мне мерзко и приятно в одно время, а от этого чувствую себя совершенно бессильной. И полностью его, чёрт подери.
Казалось, что вокруг меня воспламеняются пожары. Их - сотни и тысячи. Их не потушить. Мне слишком жарко в узком одиночестве этой комнаты. Иллюзорная пустота вокруг сгущается и тугим кольцом сдавливает мне глотку, испуская наружу первый необузданный глухой стон. Чувствую, как Тони вводит в меня палец - до боли медленно и сладко. В невыносимой агонии выпускаю из груди оставшийся воздух и наконец-то полностью теряю над собой контроль, разрывая все сковывающее меня до этого цепи. Муж проводит свои манипуляции всё более уверенно, а я всё более чётко проглядываю дорогу к нарастающему оргазму. Дрожащими телом наваливаюсь на стенку, проникаясь прохладой бетона. Горячее дыхание Тони путается в моих волосах, смешиваясь с бешеным стуком сердца и звуком пульсирующих висков. А ещё с отчётливом чувством стыда и брезгливости к самой себе. Понимаю, что меня используют сейчас, что на мне вымещают всю свою злость, но я так долго ждала снова ощутить своего мужа в себе, что готова принять его, пусть и таким искаженным образом.
Глаза темнеют от нарастающего удовольствия. Я что-то сумбурно шепчу, пока моё тело дрожит, словно лист, в  могущественных руках Тони. Пытку из скольких пальцев я терплю? Уже двух? Ох, если бы я могла считать, а мне кажется, что даже думать разучилась. Ещё одно скольжение вверх-вниз, ещё одно... - Ненавижу тебя - шепчу вперемешку со всхлипыванием, а затем разрываюсь на миллионы осколков в нещадящем оргазме.
Наверное, я сдалась слишком быстро, наверное, мои вселенные взорвались раньше времени, но я не могла никак это предотвратить. Чувствую отвращение к себе, к мужу, к ситуации, но от этого не легче. Чувствую, как холодная стена теперь не только перед моим лицом, но и между нами. Слезы как-то в одно мгновение высохли, и я почувствовала себя совершенно опустошенной и чужой. - Отпусти меня, пожалуйста... - хриплю бессильно, пытаясь освободить руки из ремня. Они ужасно затекли, как и спина. Это всё очень ярко контрастировало с накрывшим меня несколько минут назад оргазмом. Пришло осознание, что Тони мне мстит, но злится уже не было сил, поэтому только обреченно вздыхаю и прикрываю глаза в ожидании новой, пусть и сладостной, но пытки.

+1

12

[NIC]Tony McMillan[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/UhLeO.jpg[/AVA]
После такого вряд ли, что либо наладится.. вряд ли, получится спокойно смотреться в зеркало, не испытывая к своей роже отвращения, омерзения, что, наверняка, станет клеймом на всю жизнь. Очередной скелет в шкаф, за который простить себя или оправдать не удастся. По плечу никто за такое не похлопает, плохо, Тони, очень плохо… плохо, Элла. Вот и остается дожимать, доводить дело до конца, ведь смертный приговор собственной человечности уже так лихо расписан шикарным шрифтом, словно душу дьяволу продаешь, да еще так лихо. И не правда, что сознание отключилось, все это ложь, это оправдания, отмазы, дабы выгородить себя, избавить от ответственности, за поступки, после которых не принято извиняться, бессмысленно. А это значит лишь одно, Тони четко отдавал отчет своим действиям, и не пытаясь на миг остановиться.
Да что там говорить, он, откровенно говоря, получал нечто, вроде удовольствия, но ни как то воспринимает насильник или маньяк. Его цепляло то, что все это извращенное мракобесие напоминает те моменты, когда они были вместе, как оно положено, душа в душу, скользя по шелковым простыням, мокрые от пота, превращая реальность в хаос. Сексуально, дух захватывало, прикосновения, доводящие до истомы, испарины по всему телу… это не похоть, так близкие люди занимаются любовью. А сейчас лишь эрзац.. все их отношения оказались качественной, но подделкой, репликой примерной семьи, в которой все ее члены духовно связанны, уважают и ценят друг друга, идут вместе чрез все невзгоды, одаривая поддержкой и заботой.
Ее мышцы сокращаются в судороге, а воздух содрогается в надрывных, с трудом сдерживаемых стонах. Она с трудом стоит на ногах, обессиленная и опустошенная. Тони чувствует, как Элла перестала сопротивляться, а последняя попытка огрызнуться закончилась полным фиаско, игнорированием с его стороны. Она дрожит в оргазме, а Тони еле сдерживает рвотные позывы от самого себя. Как бы то ни было, и мысли никогда не возникало, что он способен на подобное. Вот-вот вся желчь вырвется наружу, избавив горло от назойливого кома. Фигурально, но искренне хотелось бы отмотать день назад и обойти порог некогда собственного дома стороной, провести ночь в пьяном угаре, в дрянном баре, в тени, что бы ни одной живой душе не захотелось поговорить.
От любви до ненависти… говорят, что путь близкий, но, никто и не думал, что настолько. Как быстро любовь трансформируется в то, с чем невозможно быть вместе. Невероятно скоро ненависть способна отравить сердце, отравить разум и изничтожить светлые чувства изнутри. Внешние факторы всего лишь катализаторы, зерно ведь проросло внутри родных стен здание, что именовалось их общим домом, семейным гнездышком. Теперь же это клетка, пыточная комната.. и не только для Эллы, ведь палачом быть тоже не самая завидная участь. Но Тони принимает ее с достоинством.. хотя, о каком достоинстве может идти речь, когда ты тупо насилуешь свою жену, нещадно и грубо…
Здесь бы остановиться. Да и она так жалостливо просит оставить ее, уйти прочь и забыть дорогу к этому месту, забыть ее запах, забыть клятву, что уже нарушена. Но нет, слишком он зол, слишком обижен и оскорблен, что бы остановиться… да и все несколько прозаичнее, чем, кажется, он просто не хочет. Помутненный, околдованный ее глухими, возбуждающими стонами, Тони отпускает ремень, высвобождая ее затекшие руки, но не ее.. Одним движением он бросает ее на кровать, на их семейное ложе, глядя за тем, как она нехотя извивается на смятой простыне. А когда-то секс был общим желанием, порывом, от которого не осталось и следа. Он избавляется от оставшейся одежде на себе, полностью обнажаясь, и направляется к ней. Так же медленно, не спуская глаз с еще временами подрагивающего тела, Тони разводить ее ноги в стороны, накрывая ее собственным телом как одеялом. Сухие от слез и пота губы вновь соприкасаются.. все так же желанные для Тони, и все так же отвратительные от мысли, что она хотела оказаться в руках чужого мужчины. Тони клинит, вернее не перестает клинить, его предплечья оказываются под лопатками девушки, а ладони фиксируют шею, не позволяя ей вырваться.. И он оказывается в ней, ощущая влагу и пылающий жар, что заставляет на миг закрыть глаза и отключиться от реальности. Он начинает двигаться без явного напора, будто под гипнозом, будто это их первая ночь, будто он у нее первый. Медленно, то полностью погружаясь в ней, то оказываясь снаружи.

0

13

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » the story without a happy end