vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » je exige d'explication


je exige d'explication

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://funkyimg.com/i/2bZou.png

Сакраменто
модельное агентство «Divin»
9 мая 2016 года

+1

2

Black Coast - TRNDSTTR (Lucian Remix)
Внешний вид (слева)

Мыслями о том, что я скажу с порога Софи - и сколько вообще успею произнести вслух до того, как она перебьет меня своим звонким, до костей пробирающим от холода раздражения голосом - я терзал себя с той самой минуты, как сел на пассажирское сидение к Блако, и вплоть до этого самого мгновения, в котором замер, занеся ладонь над дверной ручкой, открывающей путь без возможности повернуть обратно, в приемную модельного агентства, под взгляды десятка постоянно крутящихся там людей, под удивленное восклицание девчонки на телефоне, под скептическую усмешку кого-нибудь из частых посетителей или сомнительный изгиб бровей заказчика; я всеми правдами и неправдами оттягиваю этот момент и от того стою под дверями, как последний оборванец, уже минут пять, а то и все десять, словно жду, что кто-нибудь распахнет дверь с той стороны да с такой силой, что створка отлетит, ударит мне в лицо... и вот, вроде бы, сразу дело в шляпе; никакой вины, одна только нелепая случайность, от которой никто не застрахован, кроме тех европейских футболистов, что вкладывают в свои ноги баснословные суммы. За всю ночь и за всю утро я так и не смог придумать правдоподобного объяснения тому, что сейчас у меня на лице, помимо обильного количества ссадин и царапин, красуется хорошо заметная нашлепка из бинта, прижатого пластырем, на переносице. Там, под бинтом, расцвет всеми цветами радуги превосходный синяк, уютно устроившийся на отеке. Отек этот, впрочем, одним только носом не ограничился, и от него мои глаза казались еще более узкими, словно бы в постоянном прищуре. Боялся ли я показываться в таком виде Софи? Я в таком виде на улицу высовывался стремался, даже брату с утра показаться решился не сразу. Но представлять, что произойдет, если я позвоню ей и радостно сообщу о невозможности приехать на давно запланированную съемку, потому что не так вел себя с доблестными патрульными полицейскими, я не хотел.
Расстояние никак не убережет меня от ее гнева.
Я надавил на ручку, повернул ее. Толкнул дверь плечом.
О, Реми! О...о-о-о, Реми-и... — обрадовавшись было, Майли быстро сникла. Скисла, как оставленный на солнце сандвич, и я прекрасно понимал ее реакцию, хотя до последнего надеялся, что не все так скверно: нет, сейчас по глазам секретарши я прекрасно видел, что НАСТОЛЬКО скверно не было еще ни разу.
Она здесь? — девушка горестно вздохнула. Большего и не нужно. Я даже не стал спрашивать, в каком хозяйка агентства пребывает настроении: лицо у Майли было слишком выразительным для того, чтобы не тешить себя пустыми надеждами.
Съемка на втором этаже, — острый кончик карандаша в руках девушки ткнул куда-то в потолок.
Пять минут отсрочки - вот и все, на что я могу рассчитывать. Я снова останавливаюсь перед дверями. Встряхиваю плечами: не хватает бравады; я чувствую себя виноватым в том, что подвел человека, который платит нам с братом далеко не мелкие суммы и позволяет реализоваться в этом деле.
Софи, — костяшками пальцев барабаню по двери, уже заходя внутрь. На меня не сразу обращают внимание.

Отредактировано Remy Le Besco (2016-05-20 05:22:30)

+1

3

вв
День не просто ожидался напряженным, он таким и был. С самого утра, и это значит не десять, а все семь, мать их, утра, было стойкое желание отменить все планы и остаться в кровати. Шумная вечеринка не могла пройти без последствий. Так вот с утра пришлось проклясть вчерашнюю несдержанность и возвращение домой к четырем. И, возможно, у Бриоль бы получилось притворится мертвым зверьком, если бы не сестра. У Лизы была назначена важная встреча, потому на фотосессию с не менее важным заказчиком, нужно было ехать уже Софи.
Минералка, таблетки, попытка не уснуть прям в машине, а до этого контрастный душ и кофе, никак не могли привести в чувства. Хотелось спать, чтоб никто не шумел, и вообще поменьше думать. Думать приходилось, людей сновало вокруг масса, и спать, пока не начнется фотосессия, было невозможно. А потому настроение сложилось не из лучших. Еще и Реми не отвечал на звонки, а заказчик попросил сделать пробные снимки сегодня, и уже на их основе понять - подходит ли им идея. За эту фотосессию заказчик тоже платил немалые деньги. Реми об этом знал и должен был приехать уже минут двадцать назад.
Партнерша - начинающая модель - уже была на месте и готовая к работе. И все ходила туда-сюда, чем неимоверно раздражала. Хотелось сказать - сядь, не мельтеши, отдохни! А потом приходилось отвлекаться на визажистов, которые хотели узнать - нужны ли сегодня. На стилистов, на фотографа, который тоже чем-то был недоволен. И когда точка кипения была уже не за горами, появился Реми.
Каменно лицо Софи сулило неприятности. Как она сдержалась, чтобы не разораться сразу - оставалось загадкой даже для нее самой. Вдох, выдох, а потом властный жест рукой в сторону небольшой комнатки в которой переодевались или раздевались модели. - За мной! - Во всей ее напряженном состоянии чувствовались молнии. Будто бы вот-вот засверкает, заискриться. Руки сложены перед собой, вытянутая, острая, как линия, как натянутая тетива, которая вот-вот сорвется и выпустит смертоносную стрелу.
Пропустив вперед, а потом зайдя следом, француженка с грохотом припечатала дверь. - Ты с головой дружишь?! Что с твоим лицом? Объясни мне - когда и зачем ты познакомился так близко с бульдозером? Почему не позвонил и не предупредил? - Начинала негромко, но потом сорвалась на крик. Этот разукрашенный фейс был просто пределом. Хотелось не просто кричать и кидать в Реми одеждой, хотелось выставить за дверь и сказать, чтоб больше не появлялся. Но вместо этого уже более спокойно: - что делает Бо? Он может приехать? Я же не выставлю вот это вот лицо на всеобщее обозрение! - Все также прислонившись спиной к двери, француженка показывала, что разговор не окончен и оконченным быть не может. - Зачем ты подрался?! Ты мне можешь объяснить?! - Опять не говорит, а кричит, так и пылая злостью. Пальцы забегали по экрану телефона, судорожно набирая номер близнеца. Нет, конечно же, они были разные. Но раз уж сегодня только проба, то сгодится и близнец, а, может, вообще произведут замену. Это каким же нужно быть безалаберным, чтобы вляпаться в какую-то фигню на кануне фотосессии. Уму не постижимо!

+1

4

В те краткие секунды, пока никто еще не обращает на меня никакого внимания, я еще могу дышать и шевелиться; я успеваю заметить снующую взад-вперед девчонку, которая по всей видимости должна была сегодня со мной сниматься, переговаривающихся между собой стилистов и визажистов, занятых бесконечно долгими из-за моего опоздания приготовлениями, нервно притопывающего ногой фотографа с хорошо запоминающимся породистым носом, но оттянутая моральная смерть не есть смерть отложенная, поэтому когда передо мной возникает ледяной дрожащий взгляд Софи, я делаю последний короткий вздох и кажется вовсе забываю, как дышать дальше. По помещению пробегает шепоток. Недобрый, взволнованный, и я морщусь - что зря, потому что лицу все еще чертовски больно, несмотря на таблетку, которую я забросил себя перед выходом из дома - но понимаю их общее негодование, да только сделать с ним ничего не могу. Только повинуюсь указанию той, кому обязан вообще всей карьерой в этом бизнесе, и послушно иду в указанном направлении, не слишком уверенно шагая из-за объемной повязки на переносице, частично мешающей зрению.
Дверь ударяется об косяк не хуже, как топор гильотины о деревянный брус.
Пожалуй, так сильно я перед этой женщиной еще не лажал.
Почему не позвонил? В голову не пришло.
Дружу ли я с этой головой? Да если бы.
Я делаю несколько шагов вперед по небольшой комнатушке и разворачиваюсь в сторону Софи, обнимая ладонями свои предплечья, не просто выговор, а словно на рее стою, готовясь прыгнуть в пасти к акулам.
Я... — прищуриваю один глаз, когда Софи снова повышает голос, и даже отступаю слегка назад, чувствуя себя нашкодившим мальчишкой, школьником, разбившим стекло в и без того бедной школе: хочется выставить руки перед собой, чтобы заговориться от ее гнева, едва-едва поддающегося контролю, — Софи, я...
Пытаться оправдаться до того, как на закончит устраивать мне форменный разнос, нелепо, но я все равно пытаюсь вставить хотя бы слово в свою защиту.
Non... у него занятия, — я поджал губы, отводя взгляд в сторону, потому что знаю: звони ему сейчас, не звони, а толку никакого не будет, Бо всегда либо забрасывает куда-нибудь мобильник вместе с одеждой, либо вовсе его отключает, либо не слышит за музыкой и такие проблемы, стоит по правде признать, случаются у каждого, кто приходит заниматься и не выкручивает громкость вызова на полную, — je suis désolé ...
Не думаю, что она мне поверит, и потому медлю - не решаюсь рассказать о странном дорожном происшествии, в котором, конечно, не последней была моя вина. Но и не моей вины в нем тоже хватало.
Я не дрался, — взмахиваю руками, но после снова охватываю свои плечи - костяшки целые и, пожалуй, это одно из немногих мест, где после вчерашнего приключения не осталось никаких ссадин, синяков или царапин; опускаю голову - хотя держать ее так не просто, сразу начинает ныть в переносице и, отчего-то, в скулах, — я нарушил пдд, — на секунду поднимаю глаза и, черт побери, этот взгляд! Хочется метнуться за дверь, но Софи деловито прижимает ее спиной, — это коп один, — дергаю плечом, неприязненно, мелко, — повздорили. Не понравился я ему, — глянув назад, я привалился к какой-то большой коробке, снова обернулся к Софи, — я не хотел, — говорю с нажимом, — это все коп.


*Нет
**Я очень извиняюсь

Отредактировано Remy Le Besco (2016-05-21 02:16:27)

+1

5

Софи часто бывала капризной маленькой девочкой. Часто впадала в истерику или безумство, но когда дело касалось работы, она превращалась в самую настоящую стерву. Даже хуже, чем стерву - в Зевса в юбке. Она метала молнии, громыхала и в общем-то делала все, что только могло хоть как-то помочь ее делу. Конечно же, дозвониться Бо не смогла. Абонент не абонент. Если учесть, что Бриоль почти никогда никому не звонила, то степень ее негодования была не просто большой, она исчислялась в целом шаге между страхом и его преодолением. - Черт. Нет, ты меня расстроил. - Расстроил в этой ситуации было еще мягко сказано. Разочаровал, разозлил, привел в бешенство - да, но не расстроил. Но французская речь в США ее всегда делала более мягкой. Да и вообще, близнецы ей слишком нравились, а некоторые их работы принесли хорошие деньги, потому шанс оправдаться Софи все же решила дать.
-Эм? Как это? - Когда человек говорит "не дрался", но его внешний вид говорит о другом, то верится с трудом. Но костяшки пальцев без каких-либо ран. И если уж он дрался, то его скорее били. Ооооотлично просто. Иначе не скажешь. - С каких пор за это выдают не штраф, а избивают? Что именно ты нарушил? - Набирать Бо перестала, и даже прекратила орать, зато в голове уже рождались новые мысли, как можно выйти из сложившейся ситуации. - Есть свидетели или запись как все произошло? - В США никогда не вызывают понятых, копам верят "на слово". Вот только Бриоль привыкла к иному, а еще ей совершенно не нравилось, когда компания несла убытки из-за какого-то там копа. Если уж звезд отправляют в суд за нарушение дорожного движения, то копу это тоже не сойдет с рук. Только, если все было не так, как скажет Реми. - Так, погоди, расскажи мне правду - что произошло? Если коп избил тебя без причины, то я сейчас же звоню адвокату и мы едем снимать побои. У тебя только лицо разукрашено или на тебе тоже есть синяки? - Адвокат в Америке есть у каждого второго, а каждый третий с кем-то судится. Бриоль же не для того держала взвод адвокатов, чтоб всякие копы уходили от ответственности. Главное, чтобы Реми не боялся и сказал правду. - Ты должен понимать, что если ты сейчас обвинишь представителя закона, то я начну действовать. Но если он не виновен, то лучше признайся сразу. Мне не с руки влезать в то, что я не понимаю. - Впрочем, Софи уже набирала Кэтти сообщение в рабочий чат, чтоб та звонила адвокатам. Снайпер работает четко. Особенно, когда горят сроки. Второе сообщение было о том, что нужно отправить кого-то за Бо в танцевальную школу. Пусть делают что хотят, но хотя бы какие-то фото к концу вечера должны быть отправлены к заказчику.

+1

6

Расстроил? Я же по глазам видел, что в первые секунды она убить меня хотела прямо на месте, и в плитку закопать, чтобы никто больше не нашел.
Je suis désolé, — со вздохом повторяю я, испытывая на себе ее внимательный, напряженный взгляд. Секунда, другая. Она все-таки проявляет интерес, но я не знаю, радоваться мне такому вниманию или наоборот, постараться заткнуться, чтобы не сказать чего лишнего.
Меня «подрезали» около перекрестка, — в сумрачном тоне начиная пересказ произошедшего, я уже на втором слове начинаю частить и, как следствие, сбиваться на сильный французский акцент, — я вылетел через сплошную и чуть не влепился в бочину какой-то тачки, идущей по встречной, — опуская руки, я упираюсь ладонями по обе стороны от себя на коробку, — ну, не остановился вовремя, — дергаю плечом и все смотрю на свои ноги, вытянутые вперед и скрещенные между собой, — адреналин, авария едва не случилась, — вожу туда-сюда мысками кроссовок, пятками упираясь в пол, — а он с сигналкой, патрульный. Я проехал еще метров сто, наверное, — и снова туда-сюда: это может напомнить шарканье ногой, так характерное для оправдывающегося ребенка, — не знаю, — поднимаю на Софи взгляд, недоверчиво прислушиваясь. Буря улеглась? Закономерно боясь получить по больному лицу еще пару-другую пощечин, я все равно держался напряженным даже когда голос француженки зазвучал немного спокойнее и тише, — там кафе всякие рядом, магазины...
Когда Софи снова начинает говорить, я замолкаю: слушаю. Потом так же молча подтягиваю вверх рукав кофты, следом приподнимаю браслет, насколько позволяют крупные бусины, и демонстрирую след от браслета наручников, на несколько тонов темнее моей и так не самой светлой кожи. Поджимаю нижнюю губу. Я не уверен в том, что стоит связываться с законом с этой стороны, если уж и так провел в здании управления не меньше четырех часов, а потому говорить начинаю явно неохотно: любое приближение к полиции и так наводит на меня шороху, потому что память подростковых ошибок неподкупна и всегда при мне.
Он вывел меня из машины, посчитал, что я под наркотой...нет, — заметив, как нахмурилась Софи, я решительно мотнул головой и тут же обронил несколько болезненных охов, потому что делать этого не стоило так же, как и вообще совершать какие-то движения, — нет, — я сделал жест ладонями от себя, словно стряхивая с плеч невидимую пыль, — я чист. Не курил уже давно, — то, что иногда я балуюсь травкой, она знала. Такое легко скрывать от своих родителей, но не от своего работодателя, — в общем, потом схватил за плечо, — я вернул руки обратно, на коробку, — а я сбросил его руку. Он пошатнулся и счел это нападением, — кривая безрадостная улыбка, — не сильно сбросил же. Ну и очнулся уже на асфальте у машины, — предварительно познакомившись с крылом над дверью.
Я не обвиняю просто так, — буркнул, — налажал, не прав, — и указал пальцем на свое лицо, — но это ведь слишком.
Софи не любила сидеть на месте или сложа руки - этим она была чертовски похожа на нас с братом, постоянно находящихся в бесконтрольном движении, и я еще только договаривал, стараясь описать ей произошедшее, а шестеренки невидимого механизма уже крутились.

+1

7

Софи ненавидела машины, еще больше она ненавидела, когда на них лихачат на улицах. Сама передвигалась исключительно на своем джипе и требовала, чтобы не гнали. Иногда ей хотелось купить себе танк и тогда уже без разбора ехать, совершенно не беспокоясь о своей безопасности. Но, к сожалению, чтобы водить танк в городских условиях - нужно было разрешение, которое вряд ли она смогла бы купить. Потому приходилось обходится джипом. Сейчас же волосы на голове чуть не встали на дыбы: - ты должен быть аккуратен. Еще не хватало, чтобы ты убился на своей тарантайке. - В машину к братьям француженка не села никогда бы в жизни, особенно, если за рулем был бы кто-то из них. - Помнишь, где именно это было? Надо найти свидетелей. - Опросив свидетелей сразу станет понятно - кто прав, а кто виноват. Еще лучше, если этот инцидент попал хотя бы в одну запись камеры. - Почему он решил, что ты обкурился? Проводили экспертизу на наркотики? - Очень давно, когда Бриоль узнала, что он покуривает, предупредила, что до добра это не доведет и если он хочет нормально работать, то пусть будет чист. Уже давно не было никаких намеков на травку, потому хотелось верить. А если буду доказательства взятые у копов же - вообще гениально.
- Да, это слишком. Твое лицо - это товар, при чем это мой товар и мне не нужно подобное. - Отстраняясь от стены, француженка все также командным тоном продолжила: - идешь сейчас к Кэтрин, выдаешь ей улицу и имя этого копа. Она знает, что делать с информацией и ждешь меня у выхода, я раздам задания и мы поедем в участок. - Даже если бы хотела, оставить все как есть она попросту не могла. И дело даже не в деньгах - дело в том, что коп не имел права избивать человека.
Не. имел. права. трогать. ее. игрушку.

Далеко ходить не надо было - Китти уже ожидала в комнате, встревоженная, но готовая ко всему. - Когда подъедет? Через пятнадцать минут? Хорошо, поговори с Реми и отправь данные Жаклин. - Жаклин - это секретарь сыщика, который часто помогал француженке в нестандартных ситуациях. Как, например, эта. Он имел все полномочия копа и мог вести дело. А раз так, то и спокойно мог отправиться по указанному адресу и пораспрашивать персонал о произошедшей ситуации. К тому же, был неплохой шанс, что хотя бы одна из камер за зафиксировала и если есть смысл подавать иск, то Бриоль будет знать об этом уже в течении часа. Но пока побои на лицо - нужно было ехать в участок и снимать побои и писать заявление о превышении этим самым копом служебных полномочий.
Разобравшись с делами и объяснив фотографу, что скоро приедет парень на замену, Софи взяв под локоть парня, повела его к своей машине. - Права отобрали? - Прокручивая всю ситуацию снова и снова: - с этим не помогу. Но вот с лицом или хотя бы моральной компенсацией - вполне возможно. - Фирма отваливала ежемесячно юристам неплохую долю, пусть уж теперь постараются.
Адвокат ждал уже у машины. Увидев "жертву" он даже присвистнул. - И кто его так? - Софи холодно ответила: - коп. - Адвокат кивнул, понимая, что раз парень на свободе и Бриоль тащит их всех в участок - дело имеет место быть. Потому он начала спрашивать у Реми все тоже самое, что совсем недавно спрашивала Софи.

0

8

Возразить мне было нечего: то, что моя машина никогда не была образцом для подражания даже в лучшие ее не битые годы, было очевиднее прописанных в Библии истин, как, впрочем, и то отношение, с которым Софи реагировала на малейшее упоминание об этом «изощренном инструменте дорожного самоубийства» - хорошо еще, что ей в голове не пришла светлая идея вовсе запретить мне садиться за руль еще после того случая год назад, когда я все-таки въехал на мокрой дороге в дерево и только чудом отделался ушибом да парой синяков (не пострадал, впрочем, и не убиваемый форд, который пришлось всего пару раз подбить кувалдой и все, снова как новенький, в смысле, не хуже, чем в тот день, когда он попал мне в руки); то, что она не запретила мне приближаться к транспорту и в этот раз, было особенно удивительно. С другой стороны, права-то у меня все равно забрали. Придется забыть о колесах на какое-то время. Я молча махнул рукой, мол, знаю, что должен быть осторожней, но ничего не могу с этим поделать. Показалось, что я заметил в ответ недобро пожатый уголок губ.
Помню, на Рид Авеню, - забудешь такое; я прикрываю глаза, запрокидывая назад голову, и руки сцепляю перед собой в замок, все еще покачивая из стороны в сторону мысками кроссовок, — в салоне было душно и я потер глаза, — коротко усмехаюсь, потому что звучит это действительно нелепо, но у меня есть доказательство, что ничего такого в крови не нашли, и сделано это доказательство вовсе не моими усилиями, а выдано по результатам местного анализа, — грязными руками, — как в детстве, когда с песком возишься, возишься вдосталь, а потом вдруг зачешется веко и приходишь ты в итоге домой с такими глазами, что матери только за сердце схватиться остается, да срочно к раковине, чтобы никакой конъюнктивит не схватился, — ну и вот. Были красными. Проводили, — я закрыл глаза полностью, еще дальше закинув голову. Повязка на носу неприятно давила, но снимать ее - себе дороже. С утра еще там было такое, что на улицу не выйдешь без маски (и этот вариант я, кстати, тоже всерьез рассматривал), — проводили, на месте практически. Я там четыре часа проторчал, может больше. Avant la nuit. Up-profonde dans la nuit.
Услышав со стороны Софи какое-то движение, я сел нормально, сфокусировал на ней взгляд - глаза тоже затекли от синяка, расплывшегося по всей переносице, и сделать это было не так-то уж просто, как раньше. Молча буркнул, соглашаясь. Что оставалось? Возмущаться тем, что за мою справедливость вступился не я, а она? Если так-то подумать, то с точки зрения разделения полов делать это стоило мне. А вот с точки зрения связей, прав и талантов - без вопросов, ей. Поэтому я мог только пару раз осторожно кивнуть и послушно отлипнуть от коробки.
Эхей, — я невесело махнул рукой Кэтрин, встретив с ее стороны точно такой же взгляд, каким совсем недавно приветствовала меня оставшаяся внизу секретарша менеджерского разлива Майли - в тревоге и озадаченности одновременно. Она кивнула в ответ, переключаясь на Софи. Бо будет в восторге, - подумалось мне, когда завязался разговор с фотографом. Я уже говорил эту фразу накануне, когда брат только увидел меня таким красивым, расписным в лучших традициях, и находил ее уместной сейчас; это ведь по моей вине ему придется ехать в студию и притворяться... мной? Или Софи запишет в дело его? Наверное, так будет сделать проще, чем дожидаться, когда след от фордовского поцелуя окончательно сойдет.
Отобрали, я ж нарушил, — попробуй тут не признавать свою вину. Софи не любила ложь, а я не был настолько уж рисковым парнем, чтобы пытаться ее без важной ставки обвести вокруг пальца, — не важно, — коротко пожимаю плечами, потому что права это меньшее из зол; то, что я сорвал сессию и подставил брата к занятию, от которого он и так не был в особом восторге, волновало меня сильнее. Придется откупаться от него. Футболку купить со «Звездными войнами», что ли?.. Я неловко запнулся на ступенях при выходе из агентства, да так, что съехал на подошве кроссовок сразу через несколько, и чудом устоял на ногах, — merde!
Так бывает, когда перестаешь следить за собой.
У автомобиля уже дожидался доселе незнакомый мне человек: я криво улыбнулся ему, склонил голову на бок, мол, да, это все достойно такой реакции. Упав в салон на пассажирское сиденье, я методично повторил все то, что уже успел рассказать Софи, и даже несколько больше: вопросы адвоката оказались более разнообразными и к тому моменту, как автомобиль добрался до участка, я чувствовал себя так, словно всю жизнь пересказал по ролям для этого мужика. Не доводилось мне прежде общаться с адвокатами. Вот брату - да. Но это совсем другая и слишком хреновая история.
Дом, милый дом, — плоско пошутил я, выбираясь из машины и приветствуя здание управления раскинутыми в объятьях руками, — я не знаю, как это снимать, — указал пальцем на свое лицо. Повязка, по моим ощущениям, намертво держалась, но уверенность, с какой Софи и адвокат шагнули в сторону управления, не оставила сомнений в том, что если нужно, то кто-то из них отдерет все это дело ни на секунду не задумавшись о последствиях (и не озаботившись моим на этот счет мнением), — ca va, ca va.
Мы вошли в здание, пропуская адвоката вперед, к столу дежурного.


*До ночи. До глубокой-глубокой ночи.
**Проклятье!
***Не жалуюсь, не жалуюсь

+1

9

В машине было бы комфортно любому человеку: кожаные сидения, кондиционер, да еще и простор, но только не Бриоль. Ей было неудобно в машине каждый раз. Словно в лифте, который сорвался с каната и падает вниз. Потому и без того испорченное настроение подпортилось еще и необходимостью ехать в полицию. - Проклятая эклектика сыграла свое дело! Коп сопоставил факты, которые знал и додумал то, чего не знал, а кому убытки? Правильно, мне. Если мы еще клиента потеряем из-за того, что он хотел Реми, а получил Бо, то этот коп вернет мне всю сумму заказа и сверху за нервные клетки, которые сейчас тратятся с неимоверной скоростью! - Водитель, а по совместительству и личный телохранитель, старался ехать быстро, но осторожно. Все-таки француженку он изучил уже достаточно хорошо, чтобы понимать - чем дольше будет пребывание его работодательницы внутри салона, тем больше вырастет ее негодование. Устраивать скандал в участке прям с порога - плохая затея.

Софи, несмотря на свою удачу влипать во всевозможные истории, в участке бывала крайне редко и всегда в роли потерпевшей или свидетеля. Не задерживали, не привлекали, не нарушала. Именно потому француженка отправилась туда смело и с неимоверным раздражением наперевес. Перед Софи шел здоровенный негр, открывал ей двери, оценивал всех и каждого, следом плелся Реми, и завершал процессию адвокат. Вся та делегация могла бы вызвать улыбку, если бы не решительность в глазах Бриоль и ее статус.
Подойдя к дежурной, которая сидела на ресепшене, Софи собрав остатки своего терпения, поинтересовалась: - добрый день, мы бы хотели написать заявление на одного из офицеров полиции и снять побои. К кому нам следует обратиться? - Офицер сначала побледнела, потом похлопала несколько раз непонимающе глазами, перевела взгляд с Софи на Реми, с Реми обратно на Софи, и после попросила "минуточку". Набрав кого-то по внутренней связи, передала слова Софи и добавила, кто именно пришел. Закон был одинаков для всех, но одно дело, когда приходит обычный человек, и другое - женщина с большим влиянием в масс-медиа. Полиция вряд ли захотела бы шумихи и скандала вокруг этого дела, потому услышав ответ, офицер попросила подождать пару минут, другого офицера.

Через пять минут адвокат сидел писал заявление, Софи расхаживала из стороны в сторону по кабинету, а Реми сидел на кушетке и врач-криминалист снимал побои. Описывал синяки, повреждения и отеки. Когда адвокат закончил писать, дал вначале прочитать Бриоль, а потом - Реми, чтобы тот подправил, если нужно, и подписал. С этим заявлением адвокат в сопровождении офицера отправился к начальнику отдела.
Бриоль была вне себя от всей этой ситуации. Единственной хорошей новостью было то, что Бо уже привезли к фотографу и съемки начались. Но это не отменяло потраченного времени и денег, выплачиваемых адвокату.

+1

10

Связаться с Софи Бриоль это примерно как разбить зеркало: если не шестнадцать лет несчастий, то как минимум ворох проблем стоит ждать в ближайшее время. Лично я никому бы не пожелал переходить ей дорогу и сам старался держать свои замашки на уровне ее терпения, потому что уже получил не самую радостную возможность увидеть ее в гневе и раздражении; проверять эффект на собственной шкуре не хотелось совершенно. Нет, нет. Близнецы Ле Беско гордо держали нос по ветру французского настроения и беспредел устраивали на отведенном пространстве. Упаси боже. Я мелко перекрестился, наблюдая за тем, как прямая, словно копье греческой богини, Софи подходит к дежурному. Не хотел бы я, чтобы она так подошла ко мне.

Нас развели по разным сторонам. Меня - в кабинет судебной медицинской экспертизы, удачно обнаружившийся здесь же, в управлении, но этажом выше, а адвоката и не сбавляющую градус раздражения Софи - снаружи того же кабинета, в общей комнате. Им, судя по всему, было чем заняться. По крайней мере уж адвокату-то точно.
Зеленые баклажаны летят на север в поисках... — прищурившись, я еще раз внимательнее присмотрелся к странному плакату, который все не давал мне покоя, и зачем-то вслух озвучил то, что смог прочитать с такого расстояния мелким, как-то по-странному корявым шрифтом, словно специально вырезанным из отдельных гарнитур и налепленным на аляповатую картинку, и тут же услышал у себя над головой тихий смех немолодой уже женщины, заглянувшей в кабинет настолько бесшумно, что я от неожиданности даже вздрогнул; хорошо еще, что не подпрыгнул.
Зрение в пределах нормы, — когда я поднял голову, чтобы посмотреть на обладательницу голоса, женщина улыбнулась, чуть встряхнула темными кудрями, — если с такого расстояния удалось прочитать, — к груди она прижимала небольшой планшет с какими-то прикрепленными сверху бумагами, и пришла скорее всего по делу, а не послушать мои детсадовские потуги прочитать что-то с большого расстояния, — Мэтт, подпиши...
Дальше разговор медиков я не слушал, занятый - это уже становилось делом не только нездорового интереса, но и чести! - попытками прочитать то, что же было написано про эти несчастные зеленые баклажаны ниже; от старательности я едва не съехал с кушетки. Пришлось повиниться перед судмедэкспертом, которого я в этом движении умудрился задеть коленом, и свалить все на дурное самочувствие. Я не врал: ощущение того, что мне на лицо положили горячий камень и он старательно давит меня вниз, к земле, не проходило ни на минуту после того, как с меня сняли повязку; несмотря на мое пренебрежительное к ней отношение прежде, сейчас она, уже валяющаяся на столе медика, воспринималась мною, как единственная возможность спасения от жуткого чувства отечности по всему лицу сразу. Мне уже доводилось красоваться разбитым носом, но этот раз с лихвой перекрывал все предыдущие.
Где еще? — я послушно вывернул запястья, протягивая руки, чтобы можно было сфотографировать и описать синяки на запястьях, оставшиеся от сильно затянутых наручников, а после завозился, чтобы снять с себя кофту, но медику пришлось помогать - он сам задрал ее со спины, понимая, что стащить что-то через голову будет для меня подвигом, и описал характерный след от пальцев. До этого происшествия я никогда не жаловался на чувствительность кожи, ан нет, отметины все-таки остались. Потом - синяки на коленях. Ушиб локтя, когда коп выкручивал мне руки. С описью лица пришлось повозиться дольше всего: там и синяк, и царапины на щеке, и восхитительной красоты опухоль на носу с раной посередине, напоминающая переспелую и лопнувшую сливу.
А можно что-нибудь? — указав пальцем на свое лицо, прогундосил я, когда стало очевидно, что опись пострадавшего имущества подходит к концу: я в принципе говорил «в нос» и в этом не было ничего удивительного, от отчего-то в этот раз получилось особенно характерно; буквально же классический французский прононс, которого никогда у меня не было, — ну повязку там, пластырь? — я скосил глаза на рассеченную переносицу, насколько смог, — или бинт приложить, — и потому не заметил, что подошедший судмедэксперт уже примеривается приложить к моему лицу что-то... оказавшееся на проверку липким и холодным. Какая-то то ли мазь, то ли гель, — ага, — снова загнусавил я, но уже в благодарных интонациях; сверху новую повязку залепили пластырем и пригладили его к лицу. Провожаемый советом в случае чего обратиться в ближайшую больницу к травматологу и, когда сойдет отек, сделать рентген - возможно, в хряще перелом со смещением - я слез с кушетки и поплелся к выходу из кабинета. Мельком глянул на стену, где висел плакат, и вышел, заметив, что пришедшая раньше женщина в белом халате и с планшетом усаживается на кушетку там, где только что сидел я.
Баклажаны, к слову, летели в поисках кебабов. Кажется, это что-то арабское?..
 
К тому моменту, как закончилась процедура снятия повреждений, нанесенных мне служителем закона и порядка, адвокат Софи уже закончил составление необходимого заявления, и, стоило мне выйти из кабинета в общую комнату, сразу же подсунул лист вместе с ручкой: читай, осознавай, ставь роспись. С моих слов документ получился на удивление достоверным, так, что мне не пришлось ничего исправлять, и я только подмахнул размашистой подписью в правом нижнем углу и передал обратно адвокату. Потом перевел взгляд на Софи, чуть разводя руками - все?
 
Капитан отдела по борьбе с организованной преступностью был человеком сумрачным и жестким не только на словах, но и на действиях: это адвокат мисс Бриоль понял сразу, как только переступил дверь кабинета. Ему, очевидно, уже сообщили о произошедшем, и недобрый взгляд из-под насупленных бровей явно не сулил ничего хорошего офицеру по фамилии Рассел - то, что дело дойдет до отстранения, стало очевидно уже после первых произнесенных адвокатом слов, прозвучавших за закрытой дверью кабинета. Мистер Хартвелл, как человек старой закалки, никогда не допускал среди своих подчиненных распускания рук и превышения полномочий, хотя сам порой с трудом избегал обвинений в проступках того же рода; но кроме всего - он не терпел публичности. 

Я устроился на одном из стульев в общей комнате, сложил руки впереди себя, сомкнув ладони между собой и прижав их коленями; сгорбился.
Прости, — спустя какое-то время подал голос, не поворачиваясь в сторону Софи, но обращаясь явно к ней - как минимум за неимением в помещении кого-то еще, — я могу отработать, — портить с ней отношения? Большей глупости нельзя было совершить, поэтому поработать без платы в счет агентства было меньшим из возможных зол, — когда это сойдет, — чуть кивнул головой, намекая на новенькую нашлепку на переносице, — мне сказали рентген сделать, может перелом, — спустя некоторую паузу поделился я, — umm... до Бо дозвонились? — я переживаю, потому что не могу спускать на тормозах такие вещи. Во мне слишком сильно развито чувство ответственности, когда дело касается рабочих моментов, и столь же сильно развита требовательность, сейчас переживающая настоящие муки не то совести, не то повинности.

Дверь в кабинет руководителя отдела все не открывалась. Переговоры были долгими и, как мне казалось, напряженными - сцепились небось, как собака и змея, да душат друг друга там с вежливыми улыбками.

+1

11

За дверью было тихо. Все-таки хорошо, что Софи отправила адвоката одного разбираться с ситуацией, иначе уже давно в кабинете мистера Хартвелла раздавались бы крики. Она бы пообещала засудить всех и каждого в этом отделе, а еще - поднять на уши общественность, которая должна знать, как копы ни с того ни с сего нападают на мирное население. Вообще, Бриоль не всегда была такой истеричной стервой, но сегодня все складывалось не лучшим образом, потому хотелось хотя бы на кого-то выплеснуть свое раздражение. А не на кого было его выплеснуть, кроме Реми или охранника, и вот именно на них не очень то и хотелось. - Даже не сомневайся, что отработаешь. - Отвечает достаточно резко, но потом добавляет более мягко: - в следующий раз, если что-то не получается, просто предупреди заранее. - Если Софи не всегда на связи, то уж Кэтти даже спит с телефоном. Ей можно позвонить, прислать смс или даже скинуть короткое сообщение на e-mail и все станет сразу проще. Что-то перенесется, найдется замена или еще как-то. Кэтрин потому и получала свою зарплату, что могла выкрутиться в любой ситуации. А непредвиденных ситуаций, работая с Софи, могло быть в неделю по десять штук. - Ренген? Боятся, что сломан нос? - Бриоль при всех своих шрамах, лишь единожды что-то ломала. Около года назад - сломанные пальцы, которые сейчас, к счастью, уже срослись. - Сильно болит? - Даже почти с заботой.
Нужно было как-то отвлечься от ожидания и заполнить образовавшуюся паузу в действиях, остыть. В этот момент пришла смс от Кэтти, сыщик раздобыл видео, на котором все видно и он считает, что дело выигрышное. Эта же смс пришла и адвокату. Оторвав взгляд от смс, Бриоль коротко кивнула: - за ним съездили и фотосессия уже началась. Теперь еще нужно будет утрясти тот момент, что заказчик получит другого брата. - Наклонив голову, Бриоль внимательно посмотрела на Реми. Близнецы были очень похожи и даже она сама их иногда путала. А ведь они работали вместе уже не один года. Возможно, это прокатит и с заказчиком. - Кстати, нашлись не только свидетели, но и запись. Хорошо, что мы все сделали оперативно.
Конечно же, дело еще не сделано, но улики собраны и осталось только затащить копа в суд. Минут через пять вышел адвокат и маленькая делегация поехала дальше - в больницу.

Адвокат уже был не нужен, но он решил доехать до больницы с Софи, попутно и изложил в общих чертах чего ожидать и какой позиции придерживаться. Завершающим аккордом должен был стать рентген. Все-так есть большая разница между разбитым носом и сломанным.
Зато и градус раздражения начал спадать, теперь в мыслях витал вопрос - в чем же пойти на заседания суда. В суде Бриоль еще не бывала ни разу, нужно было выглядеть как-то по-особенному. Француженка даже подумать не могла, что своими действиями ломает кому-то карьеру и судьбу. А даже если бы задумалась об этом, то решила, что коп сам виноват и поплатится только за свою несдержанность и глупость.
Подъезжая к больнице, Бриоль поинтересовалась: - у тебя все в порядке со страховкой? - Медицинские расходы в США были самым настоящим ограблением, впрочем, качество было отменным. Потому за медицинские услуги не жаль было и платить. Только бы вылечили.
Само собой, все медицинские услуги будут включены в иск. Но сейчас, чтобы заплатить за здоровье своего подопечного, Бриоль нужно было понимать - готовить деньги или не понадобится ее помощь.

0

12

Напряжение, витающее вокруг Софи со всполохами невидимых зеленых молний гнева и жажды немедленной справедливости по всем фронтам, не то чтобы пошло на убыль - просто поутихло, но никуда не собиралось исчезать, поэтому то, что я вздрогнул от ее резкого ответа, было довольно закономерно: говорил же себе не пытаться бегать по льду ее терпения, а все равно зачем-то поднял и без того болезненную тему.
Постараюсь, — пятерней зачесываю назад косы, тру ладонью затылок - избегание контактов по мобильному телефону всегда приносит мне некоторые жизненные казусы, но в этот раз решение сообщить о случившемся лично я принял осознанно, сочтя, что так будет лучше, чем сбрасывать Софи восхитительное селфи в зеркале, и то, что решение это было неверным, намотал на ус: в следующий раз лучше уж фото. Киваю, но осторожно, коротко: «угу». Мне приятно услышать эту женскую заботу в голосе Софи, но чувства вины это не умаляет.
Потому что большая удача, что Бо согласился занять мое место. Что у него вообще нашлось на это время. Я молча пожимаю плечами, потому что уверен: при необходимости он мог даже мимику мою повторить, да так мастерски, что начинали путать не только не родственные нам люди, но и собственная мать, порой подолгу вглядывавшаяся в коварно улыбающиеся лица, прежде чем сделать первое несмелое предположение, какой же из сыновей - тот самый, заслуживший хорошенькую головомойку; и к тому моменту, когда она наконец-то определялась, всякий запал справедливости начинал угасать, а после неудачной попытки проходил вовсе. Пускай заказчик хоть с фотографий сравнивает. 
   
Если верить посветлевшему лицу адвоката, появившегося на пороге кабинета теперь уже с нашей стороны, и встреченного мною настороженным взглядом, выражающим все опасения сразу, от ожидания неприятностей среднего размера до представления самого худшего, дело оказалось не только не проигрышным, но очень даже повернутым в нашу сторону нужной стороной; по крайней мере ничего дурного мужчина не огласил, а только сразу направился по направлению к нам, передавать итоги разговора с капитаном полиции: по всему выходило так, что наличие у нас на руках неопровержимых доказательств прокладывает прямую дорогу к судебному слушанию и, еще до его начала, отстранению офицера Рассела от рабочих обязанностей на не озвученный стороннему человеку срок, определенный явно не знающей ложной пощады рукой управляющего отделом человека - наверное, так и нужно, правильно принимать такие решения, чтобы не давать лишней воли и спуску, но мое давнее дурное отношение с полицией никак не давало отнестись к сложившейся ситуации спокойно.

Несмотря на указание врача - «съездить, когда заживет» - никто из присутствующих не желал дожидаться, когда под ушибом обнаружится смещение и появится необходимость вправлять нас, что неизвестно еще к каким результатам приведет; как ни крути, а большая часть нашей интересности для модельного бизнеса заключалась в том, что мы с Бо были дьявольски похожи друг на друга, и такое серьезное отличие, как горбящийся хрящ на носу, сыграет только в минус. Поэтому мы снова погрузились в автомобиль (я был рад покинуть полицейский участок за неимением теплых к нему чувств) и водитель покатил в сторону городского госпиталя - второго места в городе, где я старался бывать как можно реже. Во-первых, из-за собственных предубеждений, во-вторых - из-за цен на медицинские услуги. Гражданами США нам с братом, может, стать и удалось, но вот денег на карту это не сильно прибавило.
Я неопределенно пожал плечами, пожевал нижнюю губу:
Не в этом месяце, — но у меня была с собой какая-то наличка и я надеялся, что ее хватит на оплату рентгенолога и получения результатов в тот же день - приезжать сюда завтра точно никому не с руки.
С адвокатом мы распрощались около больницы, но я удивился даже не тому, что он решил проехаться с нами, а тем, что рядом осталась Софи. То ли не доверяла, то ли действительно заботилась. Как о хомячке, наверное?..
Мы поднялись по невысоким ступенькам в главный зал госпиталя, оставив водителя Софи снова ждать в машине; я первый пошел к регистратуре узнавать, можно ли сейчас попасть на прием. Получив согласие, развернулся в сторону своей нанимательницы и указал вверх, в потолок - мол, на втором этаже и можно завалиться сейчас; слегка смущало то, что снова придется снимать повязку, а еще избавляться от кучи украшений, но, с другой стороны, может быть она поможет и с этим, раз уж решила сопроводить...
...сопроводить? Это было до забавного странно, ведь обычно это мы с братом, как живые кустовые украшения, сопровождали ее.

+1

13

В общем-то, Бриоль была не удивлена, именно потому и поехала. Все расходы вернуться ей после суда, но если сейчас нос заживет неправильно, то потом это пойдет в убыток ее агентству. Можно сказать, что Софи действовала из каких-то своих меркантильных соображений, но это не мешало делать хорошее дело. - Ладно, но давно пора обзавестись. - Француженка никогда не считала чужие деньги и не лезла в кошелек, но даже без подсчетов понимала, что деньги у близнецов были, так почему не вложить их в свое здоровье? Иногда Бриоль даже сама себе напоминала квочку-наседку, которая чрезмерно опекает и оберегает своих цыплят. Другое дело, что роль цыплят всегда выпадала сотрудникам ее агентства, и не только моделям, но и прочим работникам. Отец учил ее, что уважительное отношение даже к самому маленькому звену пойдет на пользу всему механизму. В этом Софи старалась ему подражать, потому так или иначе знала всех, кто на нее работал и в случае какой-то проблемы - старалась помочь, будто родному человеку. Ее филиал в США был маленькой семьей, именно потому с "Divin" работали с удовольствием и старались относится также ответственно, как работодатель подходил к своим обязанностям.

У регистратуры, помимо разрешения пройти к рентгенологу, Софи получила кучу бумажек. Бюрократия везде и всюду. Но то правильный подход - сначала заплати, а потом пользуйся. Правда, не в случае, когда человек умирает. Реми не умирал, потому захватив с собой бумаги, они направились наверх. - Я заполню и все оплачу, а ты постарайся не убиться там. - Бриоль и не собиралась слушать никакие возражения. Потому сев на один из диванчиков у кабинета, отправила Реми к врачу.
Сейчас ей очень не хватало Китти, сама-то француженка редко заполняла какие-то документы, потому для нее это было настоящим мучением, но интересным мучением. Таким себе разнообразием. Промучившись с бумагами, наверное, целых пол часа, женщина и не заметила, как перед ней возник, словно из-под земли выбрался, Реми. - Ну, что сказали? Насколько все плохо? - Поднялась с дивана. - Нужно оплатить, пойдем, расскажешь. - Француженка надеялась, что к рентгену не прибавится никаких дополнительных процедур. Она по себе помнила насколько отвратительная штука - переломы.

+1

14

Когда живешь в гетто, то быстро привыкаешь к двум вещам, связанным с деньгами просто неотрывно: во-первых, если тебе предлагают деньги люди, к которым ты обладаешь хоть какой-то степенью доверия и оно еще ни разу не было обмануто с неприятными для тебя последствиями, бери их даже под огромный процент и на любой возможный срок, потому что любой отказ от такого предложения может в корне поменять не только то, как ты будешь жить следующий месяц, но и даже то, где ты будешь его жить, и если не хочешь оказать себе медвежью услугу и подвести под голодный рис всю свою семью, то изволь быстро принимать такие решения; во-вторых, если тебе предлагают деньги люди незнакомые или доверия не заслуживающие, то изволь пошевелить мозгами хотя бы на протяжении нескольких секунд или, если требуется дополнительная стимуляция, припомни все те истории, которые тебе рассказывали откинувшиеся с «зоны» знакомые по району, и приди в конечном счете к мысли о том, что либо ты сейчас примешь на карман хрустящую бумажку американской платежной системы и отправишься в лучшем случае за рябую решетку в ярком костюме, либо откажешься от предложения и подведешь, конечно, всю свою семью под миску риса в день в лучших традициях азиатского сообщества, но зато убережешь от необходимости собирать последние вещи тебе в тюрьму и разбираться с соседскими сплетнями на протяжении роста нескольких поколений. Правильная расстановка приоритетов, вот как это называется. Уметь думать не только задницей и кошельком, время от времени недвусмысленно бурчащим от пустоты в унисон с таким же пустым желудком. Наработанный предшественниками навык, в конце-концов.
Софи относилась к тем людям, кому у нас с братом не было ни одной причины недоверия или сомнения: при всей своей дивной французской странности, непостоянству и резкости, она ни разу не давала нам обещаний, которые бы рискнули не сбыться, до последнего держала лицо и не разбрасывалась пустыми словами, а потому быстро стала той, чье слово принималось нами на веру. Поэтому сейчас, когда Софи приняла решения оплатить услуги рентгенолога вместо меня, я только выставил вперед сложенные в молитвенном жесте ладони и благодарно кивнул - очень осторожно, потому что двигать головой в прежней активной манере мне не светит еще очень долго - и двинул в сторону нужного кабинета.
Перелом со смещением. Раздроблен хрящ. Нос не вернуть в прежнее состояние даже при операции.
Да, это именно те слова, которые я боялся услышать сильнее всего. До седых, мать его так, волос боялся услышать, потому что представлял в лицах и красках, как в ту же самую секунду, как услышит это, Софи разрывает наши договора и нас самих вышвыривает с позором на улицу, делая так, чтобы мы больше никогда не смогли найти работу в этом бизнесе. Я закашлялся, поднеся кулак ко рту. Можно было, конечно, еще брату по лицу пройтись, но не думаю, что он пошел бы на такие жертвы ради будущего, к которому изначально относился с заметным сомнением.
Небольшое смещение и трещина в костной части, но это не будет сильно заметно, — я встрепенулся, когда ко мне, уже прошедшему процедуру радиационного искусства съемки внутренностей и сидящему на скамье в коридоре, вышел врач с расшифровкой, и протянул в непрозрачном квадратном конверте диск с записью результатов, — отек сильный. Когда заживет рана, мажьте чем-нибудь для рассасывания гематом, — повертев диск в руках, я медленно кивнул, постаравшись запомнить хотя бы пару из перечисленных им названий, — не парьте и не травмируйте повторно.
Могло быть хуже, — когда я сообщаю эту информацию Софи, звучит слишком уж жизнерадостно: я гордо демонстрирую ей диск, который можно будет использовать при необходимости в суде, — трещина и небольшое смещение, — и скорее продолжаю, чтобы не увидеть в ее глазах взвивающиеся до небес костры Священной Инквизиции, — нос будет почти такой же. С небольшой горбинкой.

Отредактировано Remy Le Besco (2016-06-12 00:22:13)

+1

15

О Софи Бриоль ходила масса всевозможных слухов, домыслов, сплетен и откровенных наговоров, но ей на все "злые языки" было плевать с высокой колокольни хотя бы потому, что слова не способны убивать, а пока человек жив - ничего не потеряно. Софи Бриоль даже любила своих недоброжелателей, потому что пока они были, женщина была уверена - она идет по правильному пути. Только о ярких и интересных личностях так много говорят те, у кого своей личной жизни, видимо, не было. Они говорили, она смеялась им в лицо. Они говорили, подогревая к ней интерес, а она - шла вперед не смотря ни на кого. Но чего Софи Бриоль терпеть не могла, так это причинения вреда ее агентству. Это было ее детище, ее меч и ее щит. Главная цель: поднять, приумножить и не дать затеряться среди конкурирующих организаций. А потому в кругу ее моделей должны были находится только самые яркие, запоминающиеся и интересные личности. Что может быть интересней судебного процесса с полицейским, который, только представьте, покалечил одного из ее "детей"? Сложно сказать. А потому чем сильнее у Реми были побои, тем больше можно было на них получить. Впрочем, не очень серьезные ушибы тоже сойдут, им вместе еще работать. И, как надеялась Бриоль, ни один год.
- Хорошо... - Несколько задумчиво отвечает, обдумывая насколько действительно это "хорошо", для акции, которую она решила развернуть. Нет, все-таки, действительно получилось отлично. Потому вторую фразу женщина произнесла уже более осмысленно: - не думала, что в США у меня могу возникнуть такие проблемы. Но, хорошо что хорошо кончается. Будь готов к судебному разбирательству. Если не засадим, то, как минимум, отсудим все причитающееся нам. - Если всех кругом жалеть, но можно и без рубашки остаться. А еще и с переломанной жизнью. Нет, за проступки будет наказание, и путь Софи преследовала какие-то свои цели, сейчас у нее в руках был меч правосудия, которым она замахивалась над головой нерадивого копа. Она не чувствовала жалости, злости или злорадства, только холодный расчет и желание показать всему миру, что ее нельзя трогать. Ни ее, ни то, что относится к ее агентству. Всем воздастся по заслугам, и не исключено, что она будет к этому причастна.
Оплатив услуги доктора, женщина приложила счет все к тем же документам и уликам, которые она передаст своему адвокату. Главное не торопится, лучше быть медленным танком, чем быстрым... и мертвым.

На выходе из больницы, француженка указала Реми на машину: - домой я тебя подброшу, не хватало, чтобы ты еще доехал с приключениями. - Хотелось спросить, есть ли дома кто-то, кто позаботится, но почти сразу вспомнила, что Бо в студии, значит скорее всего - нет. Но это уже явно были не ее проблемы.
До жилища братьев ехали молча, француженка лишь переписывалась с Кетти, которая уже по цепочке раздавала распоряжения всем остальным. Если бы не было Кетрин, непонятно как бы Бриоль вообще справлялась хоть с чем-то. С ее-то нелюбовью телефонных звонков. Машина притормозила бесшумно, что женщина вначале даже не поняла, что уже доехали до места.
Оторвав взгляд от телефона, поняла, что нужно выдать прощального пенделя или около того: - дойдешь сам? Реми, если вдруг станет плохо или еще что-то понадобится - свяжись со мной. Если они не углядели что-то из-за гематомы, то ты мне определенно больше нравишься живым, чем мертвым. - Наверное, она слишком добра. Но, иногда же можно, правда?

0

16

EH!DE x Deflo - Hide the Flow
Нервное напряжение, навалившееся еще ранним утром после первой беглой мысли о том, что теперь-то от неприятностей точно не избавиться даже при растрачивании двухмесячного запаса природной удачливости, начало спадать только сейчас, когда колеса автомобиля повернули в сторону нашего с братом района: и даже несмотря на то, что вечером он обязательно припомнит мне то, что его безапелляционно вытащили работать вместо меня не просто так, а по моей же глупости, несмотря на ноющую переносицу и отекшее, как у китайского пасечника, лицо, несмотря на невозможность работать еще какое-то смутно определенное время и вероятные последствия, мне действительно стало как-то легче, что ли, словно пудовую гирю с шеи снял или, опираясь на руку палача, нерешительно поднялся с гильотинного помоста, все еще не смея отвести взгляда от выстланной соломой корзины, куда должна была скатиться дурная моя голова. Не желая ненароком разрушить это ощущение, я старался не отвлекать Софи от переписки и только спустя пять минут от поездки зашарил по карманам, чтобы найти мобильник и наушники - ехать в тишине под щелканье виртуальной клавиатуры под аккуратно наманикюренными пальцами нанимательницы я не мог даже при всем желании выглядеть уважительно и скромно, поэтому, включив музыку так, чтобы она не сильно шумела вне наушников, я вставил один в ухо и снова притих на пассажирском сиденье. Я соврал бы, сказав, что легко принял указание «быть готовым к судебному разбирательству» - последний раз, когда мне доводилось сталкиваться с этой фразой, она звучала не так доброжелательно, а привела вовсе к дерьмовым последствиям. Как к этому вообще можно подготовиться, если на суды ты только по телеку смотришь, в сериалах или фильмах, если попадается? Что мне делать-то нужно? То, что у Софи достаточно много опыта в таких делах, казалось мне само собой разумеющимся, а вот уверенности в собственных силах не было ни на жеванный цент.
А? А, да, — я тоже не сразу врубился, что мы остановились не просто так и даже не пережидаем красный сигнал светофора, а за окном не приличные чинные улицы центра, а классически халупанный переход от нормальной жизни - к жизни либо слишком креативной, либо слишком бедной. У нас это как-то на грани колебалось, — только в аптеку зайду, — сказать это стоило уже оказавшись на улице, чтобы не словить от Софи крепкую затрещину. Приставив к виску ладонь, я чуть поклонился, — я осторожно. Врач сказал мазь купить, тут рядом, — перед родственниками никогда так не оправдывался, как перед этой женщиной, — спасибо, Софи, — но она слишком много сделала для нас. Работа в агентстве стала без ложного преувеличения билетом в этот мир, а за ту руку, что дал этот билет, стоило держаться. И вот хоть живым, хоть мертвым, — надеюсь, не станет.
Я пару раз хлопнул ладонью по крыше автомобиля, отошел в сторону до того, как он тронулся и подождал, пока он не отъедет достаточно далеко, и только после этого осторожно, старательно смотря вниз, под ноги, поплелся в сторону аптеки - на мое счастье она была в паре домов от нашего жилища.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » je exige d'explication