Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » bad karma


bad karma

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

Высокое такое чувство испытываешь, гордости там или резкого, стремительного подъема самооценки, когда кажущийся на первый взгляд исключительно нелепым план вдруг срабатывает так хорошо, что даже не верится – еще две минуты назад ты совершенно по-детски искренне верил в никому, кроме тебя, не очевидную успешность своего начинания и со всех сил игнорировал все заверения разума, что нет же, не сработает, потому что только в фильмах так бывает и в студенческих байках, которые любят потравить сорокалетние мужики с пузцом, лихо вспоминая свою молодость с слов «а когда мы учились на первом курсе»; и как-то так сложилось исторически, что в фильмах я не снимался и даже не планировал, да и студентом был довольно скромный промежуток времени, а вот на тебе, историей такой обзавелся – при странных обстоятельствах, в странной компании (ведь, по правде, я бы с гораздо большей уверенностью предположил, что окажусь запертым в студии вместе с кем-нибудь из ребят, может быть с всегда спокойным Блако, который обязательно бы придумал способ красиво и, главное, решительно вынести дверь, или с кем-то из девчонок, может быть с Неми, которую пришлось бы еще отговаривать от попыток слезть по трубе до первого этажа), в странной атмосфере, пропитанной запахом сильно ароматизированного чая, отборной травки, моего выдохшегося за день одеколона, привезенного еще в прошлом году из Франции, и легких женских духов, тоже практически полностью вышедших, и еще, может быть, размокшего печенья, а теперь, конечно, теплой пиццы и прикорнувших поверх нее пирожков, один из которых тут же мгновенно цапнула Денивел. Свою пирожковую долю я пока отложил, куда большим вниманием наделив слегка неровно отрезанный кусок пиццы – свернув треугольник трубочкой, сунул в рот практически полностью, прекрасно представляя, что со стороны выгляжу нелепо, но не испытывая никакого желания что-то с этим сделать: то, что я ем, и то, что мне вкусно, всегда главнее того, как я при этом смотрюсь; впрочем, по моему мнению и маленькая Дени, ухватившая крупный маслянистый пирожок, тоже не выглядела эталоном инстаграмных фотографий, так что мы друг друга явно стоили. Набив рот, я уже не мог разглагольствовать, временно утратив этот талант, и только утвердительно кивнул, мол, действительно вкусно, разве могло быть иначе, и, пыхтя, все-таки удержался от ответа, принявшись вместо того, чтобы завести любимую песню о Японии, старательно жевать, раздувая щеки. Эту страну я любил. Не был в ней ни разу, но любил очень сильно, со всей той культурой, с людьми теми, с искусством, конечно же, вот разве только кроме музыки – своя, родная, была мне больше по душе. А язык… хотелось прихвастнуть, но знал я только несколько фраз, да и те выучил, просто смотря аниме с субтитрами; поэтому я коротко качнул головой:
Не-а, — но после поднял вверх указательный палец, — watashi wa Nihon ga totemo ki ni itte imasu! — и прозвучало это на удивление неплохо, хотя акцент мне достался такой, что закачаешься: французский сильно пробивался и в английской речи, а уж любую попытку произношения на японском сжирал на корню, — как попугай, пару фраз, — приподнимаю в легкой улыбке углы губ, — а ты? — ну, я бы с легкостью смог поверить в то, что Денивел умеет читать мангу в оригинале, а ее плейлист полнится специфической музыкой. Вернее, я даже предполагал что-то подобное, — они классные, — я дернул плечом куда-то в сторону востока, подразумевая, что посылаю похвалу сферическим японцам  в вакууме, и одновременно с этим потянулся ко второму куску, потому что первым только раззадорил вкус: в этот раз я уже не стал сворачивать треугольник, просто оторвал его от сырных нитей, качнул в руке. Восхитительное завершение одного дня и начало нового, — а сколько тебе, — усмехаюсь, — еще успеешь набрать и смешных, и не очень, — и говорю, водя куском пиццы по воздуху, — но вообще странно, что никогда, — чуть хмурю бровь, — наверное только у меня бардак по жизни, — я откусываю от треугольника, шумно вздыхаю. Умеют готовить в маленьких забегаловках, умеют, бесспорно, и решительно нелепы те, кто ни во что такие места не ставит, — надо будет придумать, — «как выбираться» - думаю я, прикидывая в голове адреса тех, у кого есть ключи, но вслух отчего-то не произношу. Наверное оттого, что чувствую себя в студии, как дома, и всегда найду себе занятие в этих стенах, — пока не остыла, ешь, в микроволновку не влезет, — кивок в сторону пиццы. Это – единственное, с чем стоит торопиться. Об остальном можно даже не думать, о двери этой, о косяке, который стоит убрать от окна, а то шумит там недобро, по ощущениям – к новому дождю. Скрестив ноги по-турецки, я все-таки закончил тем, что и второй кусок – то, что от него осталось – начал скручивать в рулет, — хорошо получилось, хорошо, — короткая улыбка. Я поднял глаза на Дени, подмигнул ей, — веревка из шнурков.
Мы не смотрим на часы. Не сильно интересуемся временем. В основном, конечно, потому, что знание о цифрах никак не повлияет на наше положение.

+1

22

Рядом с тобой легко и спокойно. Я даже почти забыла о том, как много в моей жизни дерьма и идиотских происшествий. Я почти забыла о том, что творится между мной и Джей. Я почти забыла о том, что встречаюсь с одной ее личностью и избегаю другую всеми правдами и неправдами. Я почти забыла о том, что согласиться на это интригу было большой и довольно грубой ошибкой.
Сейчас мне просто хорошо. Твое присутствие и скуренный косяк делают свое дело, восстанавливая в моей душе гармонию, ну или хотя бы какое-то ее подобие. Я не хочу, чтобы это прекращалось. Пожалуйста, останови время. Мне слишком нравится здесь и сейчас. Я слишком остро чувствую отсутствие желания умереть.
Так необычно.
- Я тоже почти не знаю японский, - легко смеюсь, прокручивая у себя в голове пару фраз, а затем совсем сползаю по креслу-мешку вниз, распластавшись по нему так, как будто нахожусь у себя дома, а не в танцевальной студии Реми. Кофта тоже ползет вниз по моему телу, немного оголяя живот, но я сразу же одергиваю ее, поправляя. Хотя, признаться, могла бы не одергивать. И этому две причины. Одна из них заключается в том, что Дё уже видел меня в одном нижнем белье. Даже более того - держал на руках и прижимал к себе. Вторая заключается в том, что ему, как мне кажется, абсолютно на это наплевать.
- У меня в жизни бардак другого рода, - пожимаю плечами, не желая вдаваться в подробности и снова впадать в дурацкое депрессивное состояние, от которого я только что избавилась. Попутно я поглощаю вкусный, но очень жирный пирожок, медленно смакуя его и растягивая удовольствие. В этом вся я - если мне что-то нравится, я попытаюсь растянуть удовольствие. Никогда не съедаю в один укус то, что мне нравится.
- Да, не переживай, я поем, - подмигиваю тебе и так некультурно облизываю пальцы, чтобы не заляпать ими ничего. Впрочем, я делаю это осторожно и медленно. И естественно, что нигде в другом месте я бы не позволила себе такого поведение, но почему-то ощущение, что в этой студии я могу вести себя почти как дома. Вероятно, что сам Реми чувствует себя тут еще более комфортно и уютно. Но и я уже больше не переживаю, что мы тут застряли. Вместо этого тянусь рукой за куском пиццы и ловлю языком сыр, который все еще соблазнительно тянется.
Склоняю голову на бок и медленно, кусочек за кусочком, смакую пиццу, наслаждаясь приятным вкусом и заполненностью в желудке вместо зияющей пустоты, а то после косяка голод только усилился. А теперь стало хорошо. Вдвойне хорошо, я бы сказала. И вдвойне спокойно.
Поглотив первый кусок пиццы я предсказуемо тянусь за вторым, хотя мне кажется, что я уже наелась. Но это настолько вкусно, что просто "наелась" становиться мало - надо объестся. И только тогда я почувствую полный дзен и успокоение.
Тяжесть наваливается на меня. Неожиданно я чувствую себя такой уставшей, словно осознаю только в этот момент, как давно я не отдыхала от работы. Но дело не в этом. Еще дольше я не отдыхала от мыслей о Джей, а ведь мысли о ней это то, что выводит меня больше всего остального. Гораздо больше, если честно.
Расквитавшись со вторым куском я сворачиваюсь почти клубком на мешке. Волосы падают мне на лицо, но я не спешу поправить их - усталость накатывает такая, что мне лень пошевелить рукой, сдвинуть ее с места.
- Со шнурками очень классно получилось, Дё, - я киваю тебе не смотря на то, что уже не сижу даже, а лежу. Все равно кажется, что ты уловишь и поймешь этот жест. Ну, если вообще конечно будешь смотреть на меня, а не в другую сторону, - интересно, что о нас подумал Микки? - я забавно хихикаю. сверкая глазами из-под взлохмаченных волос, - например, что мы сумасшедшие?
Есть я больше не могу. Да и говорить получается не очень, а потому я прикрываю глаза и тут же приходит осознание, как тяжело мне было держать их открытыми - веки словно налились свинцом. Я не знаю, сколько сейчас времени. Да и если честно это меня и не беспокоит совсем. Какая разница, если мы тут заперты и нам хорошо?
Я не осознаю, что начинаю проваливаться в сон. Я не осознаю, что Морфей принимает меня в свои объятия, открывая передо мной врата совсем в другой мир. Мир, полный фантазий и надежды. И, кажется, сейчас это именно то, что мне необходимо. Сейчас это именно то, что может благоприятно повлиять на мое состояние.
Неосознанно, уже во сне, складываю руки "лодочкой" и кладу их под щеку так, как это учили делать в детском саду.
Удивительно, но сквозь сон я улыбаюсь.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » bad karma