Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Любопытство не порок, а маленькая женская слабость


Любопытство не порок, а маленькая женская слабость

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Ronnie Bailey и Charlie Chase
Место:
кофейня недалеко от полицейского участка Сакраменто.
Погодные условия:
тепло.

"Нужно всячески успокоить пережившего изнасилование, не заострять его внимания на факте нападения, всячески следует отвлекать его от болезненных переживаний, связанных с сексуальным нападением". Так гласит одна брошюра для тех, чьи близкие подверглись сексуальному насилию. Но что, что если профессиональный интерес выше рекомендаций брошюр?
http://www.pixic.ru/i/X0E1q059O11971G1.png

Отредактировано Charlie Chase (2016-05-22 19:02:34)

+1

2

look

Вокруг ни души, хотя вокруг м и л л и о н ы прохожих


Как можно глядя в лицо так притворяться? Подумала я, когда наша соседка проходила мимо меня минуту назад. Она так искренне мне улыбается, показывая идеально ровные зубы, но при это я лично слышала два дня разговор, как она обсуждала с какой-то девушкой меня, причем, очень яро. Видимо, ей показалось, что её муж засматривается на меня с тех пор, как я переехала и ещё я узнала, что она не любит перемены и ей больше нравилось, когда та квартира, в которой живу я, пустовала. Честно, я даже не понимаю, почему я об этом думаю, почему это меня так возмущает. Возможно, я ожидала более теплый приём, хотя кого это волнует? Меня тоже не должно, но я стала обращать внимание на мелочи, на косые взгляды. Меня раздражают любые взгляды в мою сторону, я начинаю подозревать, вдруг человеку что-то от меня нужно. А если он, не дай Бог, посмотрел на меня пару раз, ещё и повёл бровями, то я вообще вся пылать начинаю от негодования и раздражения. Возможно, от страха, но я гасила в себе это чувство. Я не боюсь того, что со мной случилось. Это происходит со многими и я просто попала в тот несчастный процент девушек, которым пришлось пережить что-то подобное? А что лучше – молчать о своих переживаниях или трепать всем подряд, как же тебе плохо? Я не сказала никому ни слова с тех пор, как всё случилось. Да и знает то только мой отчим, отец Энри, которому позвонили. Это вообще счастливая случайность, что в больнице позвонили именно моему отчиму, у мамы был выключен телефон и она не видела звонка, а она у меня любительница никому не перезванивать и, видимо, её не смутил тот факт, что звонили из Сакраменто. Но всё к лучшему, вот только отчим мне не звонит с того момента, лишь пару раз спрашивал в смс, как я и не нужна ли мне помощь, на что я лишь слала немногословные отрицательные ответы. Мне так проще. Я осталась один на один с этой тайной и меня всё утраивает, и чем дольше я про неё не рассказываю, тем больше мне начинает казаться, что и слова про это не произнесу. Это как какой-то огонёк, горящий внутри меня и при любой мысли, сжигает меня заживо снова и снова. Я научилась это блокировать, мой разум на моей стороне, но порой выдает тело. Любое прикосновение, любое случайное затрагивание, особенно, если это мужчина, приводит меня в панику, я начинаю скандалить, хотя ведь, по сути, люди вокруг не сделали ничего криминального. Мозгами я это понимаю, но позже, когда уже слишком поздно. Именно из-за этого я в очередной раз обратилась к деду и попросила его одолжить мне денег на машину, она была необходима. Эта навязчивая идея, что если у меня будет машина, то тогда всё станет проще, прошла тут же, когда «друг с колесами» появился. А проблемы всё равно не ушли. Да, я стала меньше времени проводить с людьми, больше ездить и находиться наедине с самой собой, но этого было недостаточно. Проблемы лишь кроются внутри. Но всё образумится, я верю. Скоро рассвет.
Я захожу в кофейню недалеко от моей редакции, но эта кофейня, отчасти, скрыта от посторонних глаз и знаю про неё не все. Это я в ней и любила. Очередь хоть и была, но гости никогда долго не ждали, бариста очень любезны, лишних вопросов, как в Старбаксе, не задают и даже если предлагают десерт то, скорее, лишь из-за желания, чтобы гость чуть взбодрился. Меня тут знали по имени, а мальчик на кассе уже даже не спрашивал, что я буду заказывать, лишь уточнял объем. Мой вечерний ритуал – гранде капучино на сильной обжарке без добавок. Что может быть лучше? Лишь капучино в сочетании с каким-нибудь в меру сладким десертом. Я попросила пробить мне ещё шоколадный кекс, парень за кассой явно был удивлён, в его глазах прямо-таки читалась эта фраза «вы же на диете», но я лишь улыбнулась и отдала ему в руки банковскую карточку.
Мой любимый столик был свободен, я не замедляя прошла к нему, предупредив бариста, что скоро подойду за кофе. Поставив на стол кекс, я забрала свой напиток. –Опять будете что-то долго и упорно печатать? – улыбнулся мне парень, на что я ответила ему взаимной улыбкой, так как ответ он знал. Я достала ноутбук, сразу открыв текст, который я начала писать ещё в редакции, но там у меня не особо получается творить. Мне пообещали, что скоро я перееду в собственный офис и у меня будет возможность обустроить его так, как хочу я. Тогда, возможно, моим вторым домом станет именно редакция, а пока что я творю исключительно либо в этой кофейне, либо в своей уютной квартирке. Хотя мест много, каждое вдохновляет по-своему. Ну знаете, например, у меня есть любимый мост, находящийся чуть дальше от центра города, там потрясающий закаты, и уютный ресторанчик расположен очень выгодно – отличный вид и прекрасная атмосфера. Я называю этот ресторанчик «одно из тайных мест Ронни», о нём никто не знаете, не хочу там встретить знакомых. Но среди списка знакомых в моей жизни стало довольно-таки много официанток, даже барменов. Я люблю с ними общаться ,у каждого своя история, помимо много историй в запасе о своих знакомых, об их жизни и о своей. Люди – это вообще потрясающий книги, многих ты так и не смогла прочесть, а некоторых хочешь перечитывать снова и снова. А некоторые слишком скучны, чтобы их открывать. Но то, что не хочешь открыть ты, откроет кто-то другой, такой уж закон. Я была увлечена статьёй, сроки поджимали. Знаете, только когда я пишу статьи, я чувствую себя прежней, это то, чем я дышала, дышу и буду дышать. Кстати, совет – никогда не начинайте дышать кем-то, не превращайте в кислород то, что вы не в силах удержать. Я это испытала на себе, очень сильно обжигалась по глупости, быстро привязывалась и лишь спустя больше количество времени поняла, насколько же прогадала. Не переношу ошибок, ведь я не могу ошибаться, это не в моём характере. Но такие вот нелепые ошибки обходятся мне слишком дорого. Один раз я собирала себя по кусочкам после, как мне казалось, единственной и настоящей моей сильной любви, второй раз я открыла дверь для тех, кто в итоге растоптал меня.
Эта мысль заставила меня оторваться от экрана ноутбука, но я даже глаза не успела поднять, как на меня какой-то мужчина лет тридцати пяти пролил стакан с кофе. Хорошо, что не американо – это моя первая мысль, после произошедшего.  Я подпрыгиваю на ноги, пытаюсь оттереть блузку, но салфеток слишком мало. –Простите, я не хотел вас облить,- начал причитать мужчина, совершивший вторую огромную ошибку. Он дотронулся до меня, пытаясь помочь оттереть мне кофе с блузки. Я вспыхнула мгновенно.
-Уберите руки,- я судорожно отшатнулась от него, и даже не представляю, что сейчас можно было прочитать в моих глазах. –Это было бы странно, если бы хотели меня облить намеренно,- мужчина вновь потянулся мне помогать, я знала, что сейчас произойдет извержение вулкана. Я начала задыхаться, хоть и старалась этого не показывать. Кипяток, нервы, шок – сыграли своё дело.

Отредактировано Ronnie Bailey (2016-05-22 23:21:43)

+1

3

Чарли терпеть не может кофе без кофеина, но пьет только его. Еще она не курит, но иногда ей приходится баловаться сигаретами для «роли» подсадной утки. Еще она терпеть не может жвачку, но она коп и периодически ей приходится в спешке спасаться только этим сомнительным изобретением человечества. Еще она не любит зацикливаться на одном и том же человеке, но делает это чаще, чем раскрывает дела. Служба меняет ее, иногда ломает. И любое дело может превратиться в нервотрепку. Нервы же влияют на внимание и мышление, что отнюдь не способствует ее цели. Поэтому Чарли любит и умеет развлекаться. Чаще всего в пятницу вечером. Но до пятницы нужно дожить и поэтому она тут.
Кафе, в котором она традиционно отмечает каждое удачно закончившееся дело, очень уютное. Оно в стороне, имеет постоянных покупателей, но при этом не лишено случайных гостей. Чисто, скромно и очень хороший персонал. Последнее Чарли ценила больше всего. Вот та темнокожая женщина – Мэг, оптимистка до глубины души, постоянно улыбающаяся и неизменно угадывающая, что нужно клиенту подать и в какой момент – попала в аварию в свое время. От этого так располнела. От этого так ценит жизнь. И улыбается, даже если клиент что-нибудь разбил.
Райан, который чаще всего встретит в дверях, проводит, да еще и заказ примет – очень болтлив и бывает несерьезен, но чрезвычайно внимателен и никогда не путает клиентов и их стандартные пожелания. А с его прибаутками время ожидания сокращается. Тем более, что тот старается быть всегда в курсе событий. И если у кого-то из постоянных клиентов болеет ребенок, то в следующее посещение обязательно справится о здоровье малыша. А еще через одно предложит ребенку мороженое за счет заведения в честь храброй победы над силами простуды.
Есть еще хозяин этого кафе, Бенджамин. Тот бывает тут редко, но когда бывает – сам становится на место баристы и занимается кофе для посетителей, превращая его в произведение искусства. Рисунки на самом кофе и стаканчики всегда удивляют и попадают в настроение, никогда не повторяясь. Бен помогал грустить и разделял радость, удивлялся и беспокоился, заставлял отвлечься и расслабиться. Эту красоту не хотелось портить. Но кофе создан в первую очередь для того, чтобы ублажать вкус любителей, и уж потом, чтобы радовать взор. Поэтому на стене в дальнем углу обустроилась целая выставка фотографий маленьких шедевров, вышедших из под легкой руки волшебника-баристы.
И пока эти для кого-то случайные люди старались сделать жизнь своим клиентам чуть легче, Чарли наблюдала за ними. За всеми: и посетителями, и персоналом. Это было увлекательно. Привычные эмоции. Легкая игра в угадайку. Нет спроса в ошибках, хотя и ошибки практически отсутствуют.
Чарли нравится сидеть в углу кафе и наблюдать за жизнью людей. Так она чувствует себя чуть более живой. Все вокруг испытывают эмоции и не стесняются их показывать. Это Америка, друг. Если ты не преступник – нет нужды скрывать что-то. Это в Британии люди стараются не афишировать свои чувства. Здесь же все на ладони. Пара в углу только недавно вступили в отношения. Неловкость и желание потрогать друг друга, понять, что твою ладонь не скинут и все по-настоящему присутствует в каждом полужесте. Вот тот мужчина в бежевом пальто ругается по телефону с начальником. Он только что вышел с работы и теперь суровое начальство зовет его обратно, потому что какое-то несрочное дело не завершено. Если бы Чарли могла, она бы поддержала этого мужчину, ведь он прав и дело потерпит. Хотя бы до завтра. А он торопится к семье. И что бы там не твердил начальник, этот мужчина возьмет себе кофе на вынос, чтобы не заснуть в дороге, и отправится домой.
Хотя случаются и исключения в желании проявить или скрыть эмоции. Вот девушка с ноутбуком не слишком готова открывать себя миру. Скорее, наоборот, весь ее мир сосредоточился на экране переносного компьютера. Она увлечена чем-то, скорее всего, работой. Сплошной набор текста слабо похож на переписку, так что в своих выводах Чарли почти уверена. Девушка много печатает, при этом не часто отвлекаясь на поиск информации. Значит ли это, что информация у нее в голове? Писатель? Журналист? Кажется, тут недалеко редакция, так что попытка угадать профессию не кажется провальной. И Чарли и не обратила бы внимания на эту девушку, оставив ее в покое, если бы тот самый мужчина в бежевом пальто не пролил бы случайно на нее свой кофе.
Сама Чейз даже непроизвольно подалась вперед, словно это она уронила стакан и теперь пытается его поймать. Но, увы, столик вне зоны ее досягаемости, так что реакции ее тела остаются невостребованными.
Дальнейшие события привлекают внимание всех посетителей. Мужчина и девушка за секунду становятся самыми центральными фигурами действа. Да уж, бесплатные развлечения, не запланированные хозяином. Даже для Чарли есть на что посмотреть. Девушка так резво отшатнулась от мужчины и так громко попросила его убрать руки, что на секунду можно было бы предположить ее высокомерие, брезгливость и негодование. И тот, кто подумал бы именно так – ошибся бы. Но Чарли знала куда смотреть и практически на автомате идентифицировала исходящие от девушки эмоции. Состояние повышенной раздражимости продиктовано не брезгливостью, а посттравматическим стрессом. Попытка отстраниться от рук была ни чем иным, как мгновенным приступом паники. Страхом. Реакция получилась гипертрофированной, взрывной. Это было явное следствие пережитого и так и не переработанного чрезвычайного страха. Дыхание сбилось, в глазах ужас, сами глаза расширены, рот приоткрыт. Тело тоже незамедлительно изменило свое положение – подсознательно стремится находиться дальше от потенциального источника опасности – мужчины. Интересно, это было просто насилие или изнасилование. Девочка красивая. Молодая. Чарли бы поставила на изнасилование. Если бы просто насилие, то при резких махах руками, которые как раз совершает прямо в эту секунду виновник этого события, девушка бы вжимала голову в плечи. Старалась бы себя защитить, закрыться. А здесь налицо инстинкт, который является одним из сильнейших при опасности. Желание бежать. Именно об этом говорит положение ее туловища и попытка дышать быстрее – телу нужен кислород, чтобы бежать. Вот только попытки эти бесплодные, она уже начала задыхаться от паники.
Наверное, именно это побудило Чарли вскочить со своего места и бочком протиснуться между мужчиной, все еще причитающем о своей неловкости и самой девушкой.
- Уважаемый, успокойся. И иди к семье. Тебя ждут дома. А я тут справлюсь, - попыталась улыбнуться Чейз виновнику разворачивающихся событий. После чего развернулась к официанту:
- Райан, пригляди за ноутбуком. Спасибо, - одновременно с просьбой она подхватила девушку под локоток и буквально подтолкнула ее в сторону туалетов. Уже внутри встала прямо напротив нее. Если у той паническая атака, то все очень грустно.
- Привет. Я не знаю, как тебя зовут, но я знаю, что могу тебе помочь. Для этого тебе придется слушать меня и мои инструкции. Знаю, что будет тяжело им следовать, но сделать это необходимо. Дыши вместе со мной, пожалуйста. Быстрый вдох и медленный выдох. Давай, попробуй вместе со мной. Вдох, выдох, - сама Чарли показывала, как надо вдыхать и выдыхать. Она прекрасно знает этот синдром и способы борьбы с ним. Приступ паники заставляет человека дышать чаще. Гипервентиляция – закономерный итог. А вместе с ней и головокружение, ощущение нехватки воздуха и онемение конечностей. Поэтому Чейз держала девушку за предплечья, чтобы та понимала, что все еще чувствует руки и дышала. Быстрый вдох на раз, выдох на восемь счетов. И делала так до тех пор, пока девушка не начала дышать вместе с ней. – Молодец. Дыши. И как только придешь в норму, сразу ноутбук в сумку и к психиатру. Это же надо умудриться пережить изнасилование и давить в себе последствия. И долго ты собиралась болтаться по улицам в таком состоянии? Да ты же атомная боеголовка сейчас. Бочка с порохом. Тронь и взорвешься. А если в следующий раз в поле доступа окажется нож? – Чарли распекала девчонку, планомерно опустошая пластиковую коробку с подвешенными внутри бумажными полотенцами. Но с блузкой получалось хуже, чем с девушкой. – Нет. Сначала надо застирать. Снимай свою блузку. Наденешь мой жакет на несколько минут, пока пятно застираем.

Отредактировано Charlie Chase (2016-05-26 22:40:44)

0

4

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Любопытство не порок, а маленькая женская слабость