Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » tu sais


tu sais

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://66.media.tumblr.com/90d6e444b5550e93a61e32327cdda551/tumblr_inline_mfpcygQznj1rxv9kr.gif http://66.media.tumblr.com/e362baa330d9437bacaf8f40d1e75011/tumblr_mo8r4td79s1qlch1po4_250.gif
Участники:  Lara Doyle  & Caesar Avery
Место: Ресторан с французской кухней
Погодные условия: днём +29, солнце
О флештайме:
2.05.2016
У каждого свое поле деятельности, кто-то снимает кино, а кто-то зарабатывает деньги на том, чтобы узнать уникальные подробности о его жизни. И сегодня нам предстоит узнать больше
о Цезаре Эйвери!

Отредактировано Lara Doyle (2016-05-24 12:35:38)

+1

2

У меня никогда не брали интервью. Ну, если, конечно, не считать таковым всякие допросы с пристрастием для университетских газет и какие-то случайные попадания в эфиры низкобюджетных утренних программ для безработных неудачников, где по сути ведущим все равно - у кого взять интервью: у тебя или у тамагоччи. У меня никогда не брали интервью целенаправленно, с неподдельным интересом ко мне, как к Цезарю Эйвери, и к моему делу. Но я и не жаловался. Моё тщеславие тихонько дулось в уголке сознания, пока я целенаправленно достигал своих целей - остальное - дело наживное. Не интервью главное в работе режиссера, хотя, чего греха таить, всегда приятно знать, что тобой интересуются.
  Вобщем, мне предстояло мое первое официальное серьёзное интервью. Не знаю, светила ли мне первая полоса газеты (скорее нет, чем да - лицо мое не было известно широкой публике, чтобы украшать обложку журнала, хотя, я считаю, было в этом смысле вполне конкурентоспособным), но, вынужден признать, волновался. Ладно, чего лукавить, волновался я так, как-будто мне по меньшей мере предстояло торговать лицом для Forbs. Но в конце-концов я сумел подготовиться. Нет ничего хуже неопределенности, кажется, так? Что ж, в таком случае, от своего главного врага я избавился вполне успешно - методично изучил статьи Лары Дойл, сделал свои выводы и понял, что не так всё плохо. Она явно не была стервятницей, которая высасывает из пальца мерзкие сплетни и конструирует скандалы ни на чем, находит скрытый смысл, подтекст в словах и выворачивает подштанники наизнанку. Хороший стиль, достаточно такта, здоровая доля сарказма - что ж, видимо, мне повезло и я не получу себе папарацци-фобию на всю оставшуюся жизнь.
  Моя миссия была проста: быть собой, а еще лучше, быть тем собой, который когда-то нравился людям и собирал вокруг себя без труда людей; явно не тем, который уставший нервозный и готов язвить и срываться на ни в чем не повинных; не хамить, не дерзить и постараться максимально гармонично выстроить мост взаимопонимания между мной и журналисткой. Только так я смогу получить статью, которая представит меня в лучшем свете, а ведь это, по сути, был такой же "выход в свет", как и первая кинолента, так что упасть в грязь лицом было смерти подобно. Смерти карьеры, разумеется, - уж не настолько я чувствителен и драматичен, чтобы ставить крест на себе, как бы там ни было. По такому поводу я честно выспался (ну или по крайней мере, постарался убедить свой организм чашечкой крепкого эспрессо, что 5,5 часов - это полноценный и дофига какой длинный сон!), также честно намарафетился с головы до пят и, лощеный и благоухающий, явился в условленное место встречи заблаговременно - чтобы успеть с максимальной вальяжной грацией расположиться за столиком, ранее заказанным на двоих в небольшом уютном ресторанчике; достойном, солидном, но не без излишнего пафоса.
   У меня отлично получалось мимикрировать в окружающей атмосфере, Лару Дойл я встретил широкой радушной улыбкой - с видом если и не хозяина этого во всех отношениях приятного заведения, то уж как минимум завсегдатая. На какую-то секунду я подумал, что стоило бы также изучить меню раньше, чем я столкнусь с мыслью "Что значит этот набор букв? Скорпиона, начиненного лягушками, или палочки бамбука. обжаренные в заплесневелом сыре?", но быстро откинул беспокойства по этому поводу, вспомнив первоначальную цель - быть обаятельным, быть приятным и простым. Не думаю, что мисс Дойл оценит, если я преподнесу себя, как "мистера Идеальный Заносчивый Козел", даже если этот "Идеальный Козел" будет читать без запинки по-французски, китайски и марсиански. Так что, руки - прекращайте потеть; скулы - расслабьтесь, не превращайте улыбку в искусственный оскал; а ты, голова, будь на месте и держи язык в узде, ведь тут почти как в суде - каждое твое слово может использовано против тебя.
  - Добрый день, мисс Дойл, - или лучше менее формальное "Лара"?
  А еще, я упустил один важный момент. Я забыл позавтракать, хотя и постарался надурить органный оркестр в животе двумя чашками эспрессо. Кажется, сейчас этот самый оркестр планировал мне мстить - коварно и беспощадно.

+1

3

Внешний вид

http://cdn1.ouchpress.com/media/celebrities/497/lyndsy-fonseca-25112.jpg

Это было далеко не первое задание, на которое ее направлял журнал San Francisco Chronicle. Стоило сказать, что в последнее время ей часто попадали в руки выездные мероприятия, и только последние две недели провела в Каннах на кинофестивале. Надо ли говорить, что оставаясь британской поданной, она не могла находиться на территории Штатов, сколько ей заблагорассудится, стоило решить проблему с документами, ее собственной личностью и, наконец, с гражданством. Не столь давно она обратилась в органы, где ей посоветовали оставить свое новое имя до поимки преступников, так было бы безопаснее. Хотя идентификация личности у нее уже началось, но до конца она не рисковала пользоваться настоящим именем.  Для работы она пользовалась и настоящим, и теперь как творческим псевдонимом. Мелисса Кларк. Стройная девчонка с бойким характером, желающая узнать  все факты о человеке, с которым у нее проходит встреча.
     Сегодня ей предстоит обед с набирающим популярность молодым режиссером Цезарем Эйвери. Из своих источников девушка знала, что парень из простой и неиспорченной семьи, актрисы и военного, из, можно сказать по современным рамкам, многодетной семьи. Все-таки трое детей. Как обычно в таком случае бывает, родители желают, чтобы их дети занялись чем – то не просто полезным и трудоемким, скорее тем, что сможет поставить на ноги и прокормить и последующие поколения.  Так было и у нее самой, когда ее отец, полицейский, наотрез отказался, чтобы помогать дочери с ее поступлением в художественную академию, когда как ей уже прислали приглашение, в котором говорилось, что «мисс Дойл, мы рады вам сообщить, что вы поступили..». Поступить, то поступили, а вот со всем остальным ее родные встали в штыки, не желая поддерживать интересы одной единственной дочери. И тогда Лара сдалась, оставив рисование как любимое хобби. А вот Цезарь явно добился и выбил свою мечту. За что ему можно как минимум похлопать. Но совсем не за этим ее направил журнал, появились слухи о том, что парень собирается разводиться с женой, от которой у него есть дочь, а не столь давно он засветился в скандальной хронике с певицей Освальд. Кроме этого от нее ждали отчет о новом фильме Эйвери.
    На встречу к парню девушка поехала прямо из дома. Одета она была далеко не в строгом стиле, но в целом она не любила создавать нотку официальности при встречи. И потом.. ведь Цезарю двадцать пять, скоро двадцать шесть. Фактически, как и ей, ну какие брючные костюмы и томные взгляды. Однозначно, нет.  Когда она убегала из дома на высоченных шпильках, Хейден уже спал, поэтому и не увидел, как его любимая принарядилась к встрече. Да и признаться честно, вряд ли его слова как-то могли повлиять на то, чтобы она отправилась переодеваться. Да и о чем мы?
Лара появилась в ресторане вместе с фотографами, в количестве двух человек, так как по плану  после разговора должна была состояться небольшая фотосессия. Но коллег девушка оставила в фойе, когда как ее проводили к столику, где уже сидел красавец – режиссер. А чтобы там не говорили, Цезарь обладал красивой внешностью и потрясающей харизмой. Стоило ей подойти, как она уже расплылась в мягкой улыбке и протянула руку:
- добрый день, мистер Эйвери! Приятно с вами познакомиться! Прошу.. зовите меня просто Лара, - его рукопожатие было крепким, волнительным или ей так показалось. Она села, сделав заказ сразу, как подошел официант, - мне, пожалуйста, стейк из палтуса и кофе – раф, - более она не отвлекалась ни на что, все ее внимание было приковано к парню.
- это ваше первое интервью, мистер Эйвери? Волнуетесь? – улыбнулась та, что сейчас весьма расслабленно сидела, положив ногу на ногу под столом, внимательно изучая черты лица Цезаря, то как хмурились его брови, когда парень о чем-то задумывался, то как почесывал щетину. Кажется, что это было самое частое его движение.
- В вашем портфолио в основном короткометражки, но на сколько я знаю, вы работаете над большим проектом, в нескольких словах, о чем он? – при последних словах она словно подалась вперед. Заметки она делала, но в целом ей это было не нужно. Диктофон включен, на память не жаловалась.
- как вы считаете, легко ли быть молодым режиссером? Легко ли быть молодым? – заказ им не спешили нести да и вообще фактически оставили наедине друг с другом, а девушка старалась улыбаться по-доброму, словно стараясь успокоить оппонента. Ведь в конце концов она не собиралась писать о нем лживую информацию, а лишь показать его настоящего, такого, какого любили его многие.

+1

4

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » tu sais