Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » i'm always here for you


i'm always here for you

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[NIC]Gizele Mirren[/NIC][STA]ginger elle[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2cbuM.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2cbuL.gif[/SGN]Charlotte Allen & Gizele Mirren
23 марта 2016 | кафе
- - - - - - - - - - - - -
I'm still your person
http://funkyimg.com/i/2cbug.png

Отредактировано Paul Hudson (2016-05-25 17:35:15)

0

2

“It’s the oldest story in the world. One day you’re 17 and planning for someday.
And then quietly and without you ever really noticing, someday is today.
And then someday is yesterday. And this is your life.”

http://funkyimg.com/i/2cbxM.gif http://funkyimg.com/i/2cbxL.gif
В семнадцать было проще рассуждать о том, какой будет твоя жизнь, кем будешь ты сама; будущее кажется далеким и времени вполне достаточно, чтобы решить, а потом передумать, и еще раз. Еще несколько лет назад Жизель считала себя ребенком, неспособным ни принимать ответственные решения, ни брать на себя обязательства, она сама требовала опеки и присмотра, из-за отсутствия которых наделала больше ошибок, чем можно было представить. Сегодня она чувствует и, что важнее, ведет себя, как взрослый человек, и именно сейчас в ее жизни происходит все то, о чем в семнадцать она думала, как о чем-то очень не скором. Время летит так быстро, не делая остановок на передышки, не давая минутку на раздумья; больше нет ощущения, что все еще можно будет переиграть. Но самое интересное в том, что девушке и не хотелось бы ничего менять. В кои-то веки ее жизнь абсолютно идеальна: в ней есть любимый человек, сын, близкие друзья, работа, даже родители, что вдруг решили уделять дочери больше внимания, чем в прошедшие двадцать лет. Ей некогда даже задумывать о том, чего ей недостает. И этим абсолютным счастьем ей хотелось делиться с каждым, особенно с лучшей подругой, общение с которой хоть и свелось к довольно редким встречам и частым перепискам, но не умаляло ее значения в жизни шведки, по-прежнему считающей Шарлотту самым близким человеком в этом огромном мире.
Они не разговаривали больше недели, а судя по немногословным смс-кам Аллен была занята не меньше Жизель, так что последняя все откладывала приглашение на чашку кофе до более свободного времени, чтобы всласть наговориться и обсудить все прошедшие события. Но больше тянуть было нельзя, потому что рыжую распирало от желания поведать подруге последние новости. Она и так долго сдерживалась, боясь ляпнуть об этом в сообщении где-то между "привееет" и смайликом с улыбающейся рожицей. Так что заранее договорившись с подругой о встрече в немноголюдном местечке, Миррен тренировалась улыбаться не слишком широко, чтобы не пугать Шарлотту излишней жизнерадостностью прямо с порога.
Она честно вышла заранее, рассчитав время так, чтобы прийти немного раньше и дождаться Ширли на месте, но судьба против пунктуальности Жизель Миррен, так что такси попало в пробку, простояв на светофоре добрых двадцать минут. Влетев в кафе, рыжая сразу заметила подругу за столиком у окна, откуда можно наблюдать за ничего не подозревающими прохожими, и бодро вышагивая на высоченных каблуках, направилась прямо туда, игнорируя вопросы любезной официантки. Тряхнув копной рыжих волос, Миррен чмокает подругу в щеку и удобненько усаживается прямо напротив нее, разглаживая юбку идеально сидящего по фигуре платья.
- Прости за опоздание. Мир против того, чтобы я успевала на встречи вовремя, - она закатывает глаза, даже не пытаясь сосчитать сколько раз опаздывала за последний год по самым разным причинам, что раньше было ей несвойственно. Но дом, Винни, а с некоторых пор еще и Уилл занимали куда больше времени, чем у нее было в наличии. Впрочем, Эль никогда не жалела о лишней проведенной минуте с сыном или еще одном поцелуе со своим мужчиной на прощание, перетекающим в опоздание на часик-другой. Ничто не могло быть важнее этого, теперь они главные люди в ее жизни.
- Ты уже сделала заказ? Я умираю от голода. - Девушка выглядывает ту самую официантку, мимо которой прошла минуту назад, и жестом просит ее подойти. - Что у них тут есть съедобного? Хоть бы хлебные палочки на стол поставили! Хочу мяса. И йогурт. Бывает мясо под йогуртом? - официантка в ответ на ее вопросительный взгляд пожимает плечами и замечает, что у них в заведении подают только легкие закуски и десерты, на что, закатив глаза, Жизель демонстративно вручает ей в руки так и не раскрытое меню и заказывает огуречную воду. - В следующий раз сюда не пойдем, - понизив голос говорит рыжая, наклонившись через стол, как только работница кафе уходит. В следующую секунду девушка полностью меняется в лице и нетерпеливо постукивает пальцами по столешнице, растягиваясь в широченной улыбке и тут же с усилием стягивая ее назад, укладывая губы бантиком.
- Какие новости? - вежливо начинает она разговор, но дает Шарлотте на ответ ровно три секунды. Не уложилась - сорян. И эмоционально жестикулируя, Миррен отмахивается от напускной вежливости, которая никогда не была важным атрибутом в жизни двух совершенно непосредственных личностей и близких друзей. [float=right]http://funkyimg.com/i/2cbHs.gif[/float]- Знаю, что мы давно не виделись, но я должна сказать это сейчас, иначе меня разорвет изнутри. - Вытянув левую ладонь вперед Жизель гордо демонстрирует обручальное кольцо на безымянном пальце и солнечные лучи отражаются сотней бликов от немаленького бриллианта в центре драгоценного ободка. - Я замуж выхожу! - почти пищит рыжая, улыбаясь каждым мускулом своего лица и выдает руками жест "та-дааам". Пусть подруга порадуется этому вместе с ней, это единственное, чего Миррен не хватало для полного счастья - поделиться ним с Шарлоттой.
[NIC]Gizele Mirren[/NIC][STA]ginger elle[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2cbuM.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2cbuL.gif[/SGN]

Отредактировано Paul Hudson (2016-05-25 22:13:10)

+1

3

Being a good friend doesn't mean you always have all the rights words to say.
Sometimes it means you just know when to be a good listener.


Задувая двадцать четыре свечи на именинном торте, приходится невольно поймать себя на мысли о нереализованных амбициях и несбывшихся мечтах, чтобы загадать одно лишь желание: наверстать в новом году только начавшей набирать обороты жизни упущенное и исполнить задуманное. Шарлотта, перебирая в голове длинный список того, о чём так страстно мечтала с самого детства, решительно вычеркнула из него несколько пунктов; жестокий отбор не прошли персональный пони, который жил бы на балконе и доедал за ней суп; розовое платье принцессы, столь необходимое ей в пять лет и уже позабытое к шести, потому что новой идеей-фикс стали джинсы с вышитой на них бабочкой и стразами по краю кармашков; раритетный автомобиль, непременно кабриолет и обязательно красного цвета, потому что в каком-то фильме у главной героини был именно такой, и это было круто... лет так тридцать назад; должность президента Франции и титул королевы Великобритании, вместе с девичьими мечтами о принце Гарри, который с годами перестал казаться ей даже симпатичным... список отвергнутого, будь он записан на бумаге, мог бы обернуться вокруг земного шара, и это с учётом того, что насчёт персонального пони и кабриолета она успела передумать, вернув их в категорию "musthave". Неизменным оставалось лишь желание состояться во всех смыслах этого слова: в карьере, в семье, в жизни в целом. И вот сейчас, почти тремя месяцами спустя, француженка чётко осознавала, что единственное, в чём она преуспела — это разрушение собственной жизни по всем фронтам. Она отказалась от работы своей мечты, опустив руки при первых же трудностях и оправдав это тем, что Нью-Йорк прекрасен, но ей не подходит; не раз уже доказала, что не может быть идеальной внучкой, дочерью, сестрой, матерью и женой; по причине последнего, кажется, окончательно загубила отношения, выстроить которые ей и без того было непросто, а теперь могла ещё и смело навесить на себя ярлык отвратительной подруги, упивающейся собственным несчастьем, ею же и устроенным, и позабывшей о том, что если что-то и остаётся нерушимым и крепким, так это её дружба с Жизель. Поэтому, как только шведка тоном, не терпящим отказов, назначила встречу в кафе, предусмотрительно добавив, что у неё есть слишком много новостей, которыми нужно поделиться, Шарлотта согласно кивнула, решив начать вносить поправки в своё существование с малого.
Миррен традиционно опаздывала; француженке надоело поглядывать на часы уже на десятой минуте ожидания, на которую пришёлся третий вопрос официантки «Готовы ли вы сделать заказ?». Нет, Аллен-то, может, и готова, но хомячить в одиночестве салаты, с каждым хрустом зелени на зубах ловя себя на мысли, что рядом нет никого, кто мог бы поддержать её в становлении на путь здоровой и полезной пищи — не слишком радужная перспектива; добавьте к этому, что шведка после будут уплетать десерты за обе щеки назло лопающейся по швам, но всё ещё жадно провожающей каждый кусочек пирожного Ширли — и вот он, худший ланч в её жизни! Поэтому она смиренно ожидала, когда же милое и уютное кафе настигнет катастрофа под именем Жизель, чья радость чётко прослеживалась даже в закодированных электронных символах, отправленных в последнем сообщении.
Сначала громко звенит подвешенный над дверью колокольчик; затем все мужчины, включая даже тех, кто пришёл сюда с жёнами, любовницами или бойфрендами (да-да, рыжая стерва умеет производить должный эффект даже на геев), так и норовят свернуть себе шеи, следя за громко цокающей каблуками девушкой. При виде Миррен, Шарлотта, которая провела последние пятнадцать минут в составлении наигранно-грозной речи, полной недовольства и напускных обид, тут же забывает о своём коварном плане, расплываясь в улыбке, и с трудом сдерживает себя, чтобы не стиснуть подругу в объятиях так крепко, что у той рёбра заболят.
Всегда знала, что ты супергерой, — рассмеялась француженка откидываясь на спинку стула и окидывая девушку придирчивым взглядом. — С такой фигурой только латексные костюмы и носить, — добавила она, делая своеобразный комплимент в привычном для себя стиле. С того самого дня, как все её вещи были упакованы по коробкам и перевезены на новую квартиру, они с Эль общались непривычно мало, и эта неделя с лишним ощущалась почти что годом разлуки, который непременно нужно было наверстать множеством едких фразочек, язвительных подколов и просто болтовнёй по душа за чашкой чая или же тремя шариками мороженого.
Я не усп... — вот и ответить она тоже не успевает, потому что в Миррен сегодня будто встроен какой-то моторчик, отвечающий за скорость реагирования и крайнюю степень нетерпеливости. Шведка пробыла здесь всего лишь минуту, а уже успела привлечь к себе всеобщее внимание не только видом стройных ног, но и чрезмерной энергичностью. — Ты что, всю банку кофе за раз выпила? — Шарлотта непонимающе хмурится, пытаясь припомнить, когда в последний раз видела Жизель такой бодрой, весёлой и жизнерадостной. Можно было бы сделать напрашивающийся сам собой вывод и решить, что Миррен, как и положено людям творческим, подсела на запрещённые препараты, отчего сейчас слегка навеселе, или же не спала всю ночь, пребывая сейчас в состоянии автопилота и готовая отрубиться к любой момент как нарколептик со стажем, но ни тот, ни другой вариант не подходили, заставляя француженку теряться в догадках. Одна другой абсурднее, вот как, например, эта. — Мясо и йогурт? Уж не беременна ли ты часом? — язвительно спрашивает она, подаваясь вперёд, но тут же выпрямляется, становясь серьёзной. — Нет, Миррен, я серьёзно, ты же не... нет? — а почему бы и нет? Всплеск гормонов мог бы прекрасно объяснить этот приподнятый настрой, который даже немного пугал Шарлотту, не ожидавшую столь явной радости от шведки. Да, наверное, им надо видеться раз в день как минимум, а то она уже начала отвыкать от особенностей характера обожаемой ею рыжей стервозины.
Хм, с чего бы начать, — француженка театрально хмурится, поджимая губы, а уже тремя секундами спустя понимает, что начинать ей и не придётся, потому что Жизель уже готова распрощаться со всеми новостями, которые копила в себе столько дней. Даже странно, что она не начала автоматной очередью выкладывать всё, ещё не перешагнув порог кафе.
Шарлотта даже не успевает снисходительно махнуть рукой, позволяя шведке говорить первой, как ей едва ли не прилетает кулаком в нос. Ну, может не совсем в нос и не совсем кулаком, но она непроизвольно, на чистых рефлексах, отшатывается назад, когда видит выпад, и лишь парой секунд спустя замечает кольцо. Нет, даже не так — кольцо. То самое, которое дарят исключительно в особом случае и которое она сама отвергла. Случайности неслучайны, и правда что. Аллен хлопает глазами, таращаясь на внушительных размеров камень, ловящий солнечные лучи и пускающий яркие блики, а затем переводит взгляд на Эль, не зная, что сказать. В любой другой момент она, конечно же, завопила бы во всё горло, подобно несерьёзной школьнице, сгребла бы лучшую подругу в охапку и крикнула бы что-то вроде "всем шампанского за мой счёт, моя детка выходит замуж", но в свете последних событий это казалось неуместным. Странно радоваться тому, что сама же запорола, когда предоставился шанс изменить всю свою жизнь. А вот расстраивать подругу, когда у неё над головой мигает огромная надпись "счастливая невеста", попросту нечестно, поэтому Шарлотта быстро меняется в лице, талантливо воспроизводя вселенскую радость. Это даже не было обманом, потому что она и впрямь радовалась за Эль, но... но.
Когда? Как? Где это произошло? Ты почему говоришь мне об этом только сейчас?! — множество вопросов задаются не только из искреннего любопытства, но и хитрого расчёта: пока Жизель будет во всех красках рассказывать, каким образом Уилл сделал ей предложение, она сама успеет собраться и провести ту черту, за которой останутся ненужные сейчас переживания и откровения. — Я ведь буду подружкой невесты? И вообще, много у Говарда симпатичных друзей? Можно шафера я выберу за него по каталогу? Мне же нужно знать, с кем я буду хорошо смотреться на фотках!

Отредактировано Charlotte Allen (2016-05-25 21:36:22)

+1

4

Она была слишком счастлива, чтобы скрывать это. Ее накрывало снова и снова, словно внутрь ее тела вшили ампулу сильнодействующего наркотика, равномерно и с завидным постоянством поступающего в кровь, делая девушку гиперактивной, чересчур улыбчивой и мегоразговорчивой. По сути дело даже не в блестящем колечке на ее пальце, оно лишь стало усилителем ощущений, которые и без того били через край, заглушая все возможные тревожные мысли, которые могли бы привести ее к выводам, что за белой полосой обязательно следует черная. В жизни Жизель Миррен по другому просто не бывает, она обязана была рано или поздно упасть со своих небес, больно шлепаясь пятой точкой о землю. Но этот момент все не наставал, а белая полоса становилась одной сплошной, к чему девушка просто напросто начала привыкать, считая, что так оно наверное и должно быть. Может, ее карма самоочистилась или благословение пало на ее грешную голову в награду за все мучения и добрые дела, которыми она старалась искупить вину за совершенные ошибки, коих было не мало. В любом случае, чем бы это ни было, рыжая заслужила быть счастливой после всего, что пережила, после всех неудач и потерь. И когда она уже почти перестала верить, что нечто подобное возможно для нее, одна роковая встреча перевернула полюса, меняя все ее существование и внезапно все части механизма встали на свои места, заработав четко и слаженно. То, что было сломано, исцелил один единственный нужный человек, добавив недостающую деталь - любовь и заботу, которых ей так не хватало. Уилл стал исцелением для ее души, давно списанной девушкой со счетов, с чем она успела смириться, записав себя в унылую группу "форэва элоун", только без соплей и сидения на подоконниках (тем более на подоконниках происходит и кое-что другое, но об этом лучше у Ширли спросить). Наверное прав тот, кто говорит, что любовь нельзя найти, она сама найдет тебя, когда придет время. И время Жизель пришло.
Вертя рукой и так и этак, она никак не могла наглядеться на мерцающее в солнечном свете бриллиантовое кольцо, как одна из тех одержимых дурочек, визжащих от одной мысли о замужестве. Миррен никогда не причисляла себя к ряду тех, кто грезит стать чьей-то женой, да и первая ее попытка обернулась не слишком удачно, если сказать помягче. Но получив предложение от мужчины, доказавшего, что любовь все же существует, даже для таких рыжих неудачниц, как она, Эль не смогла отказаться и не хотела, даже мысли такой не было, потому что в ту же секунду, как Уильям достал бархатную коробочку и заглянул ей в глаза, в голове шведки, словно пазл, сложилась картинка их общего будущего и она, черт возьми, была идеальной, словно рыжая родилась на свет именно для этого. Она так увлечена своими внутренними фанфарами, что пропускает мимо ушей все подколки Шарлотты, забывая даже глаза закатить, когда та шутит по поводу интересного положения подруги. Жизель игнорирует этот вопрос, начиная тараторить еще быстрее, будто ей установили лимит времени на рассказы и восторги.
- Простииии, я просто провалилась в эйфорию и потеряла счет времени, - она прикладывает руки к груди, приобретая мечтательное выражение лица, грозящее потерей девушки для общества еще на какое-то время молчаливых фантазий, - и не смей меня за это осуждать, потому что мне все равно, насколько глупо я выгляжу. Я замуж выхожу! - добавляет она капризно и вновь расплывается в глупой улыбке. Она имеет права немного повитать в облаках и насладиться мыслью ни сколько о замужестве, сколько о том, что все-таки есть на свете достойные мужчины, точнее мужчина, способный оценить ее по достоинству и сделать такой счастливой, о чем она уже и мечтать перестала.
[float=left]http://funkyimg.com/i/2cc6Q.gif[/float]- В общем, это случилось около недели назад, - начала она бегло, заглатывая воздух, словно это последний кислород на белом свете, - ничего особо выдающегося, ни воздушных шаров, ни транспарантов и прочей чепухи. Не то чтобы мне хотелось чего-то подобного. Это просто не в стиле Говарда. Но все равно было очень романтично. - Жизель мечтательно закатывает глаза, мыслями возвращаясь в тот вечер, когда колечко поселилось на ее пальце. Она не ждала такого поворота и искренне удивилась, когда Уилл вдруг разжал объятия, разворачивая ее к себе лицом, отставив в сторону бокалы с вином, что они потягивали после затянувшегося домашнего ужина. Он посмотрел в ее глаза так пронзительно и серьезно, что на долю секунды Жизель проняло липким страхом до мозга костей, а потом просто достал футляр, произнеся речь, которую девушка не запомнила дословно, сбитая с толку внезапностью происходящего, но каждое его слово отпечаталось на ее сердце, как и ее ответ фигурным вензелем отразился на его собственном. - Я понимаю, что все происходит довольно быстро, но... - опустевшие легкие требуют воздуха и девушка резко и глубоко вдыхает, чтобы после короткой заминки продолжить сбивчиво говорить. - Так вышло, что... - она хватает стакан воды со стола и делает несколько больших глотков, давая себе секундочку на подбор правильных слов. [float=right]http://funkyimg.com/i/2cc6R.gif[/float]- Я и правда беременна. От тебя прям ничего не скроешь. - Миррен покрывается румянцем, сжимая губы во внезапно стесненной и робкой улыбке. Она не собиралась вываливать все новости вот так разом, без подготовки и не продумав заранее свой рассказ, просто так вышло. Слова сами лезут из нее, хоть прищепку на рот одевай. - Узнала об этом в тот же день. Уилл меня предложением удивил, а я его сверху новостью о ребенке огорошила. Веселый был вечер, - хохочет она непринужденно, словно анекдот недавно вычитанный пересказывает. - Страшновато было, честно говоря. Я то в любом случае хотела малыша оставлять, а вот Уилл... Но он тоже обрадовался, так что обошлось. - Смех шведки становится немного нервным и истеричным - слишком много эмоций за короткий промежуток времени - и она залпом допивает воду и звонко хрустит колечком огурца, выуженным со дна. - Так что не планируй ничего через шесть недель. Я хочу устроить все как можно быстрее, пока еще смогу влазить в красивые платья. - Она светится от радости, не в силах дозировать переполняющие ее эмоции, отчего становится совершенно невнимательной к окружающим. От ее обычно внимательного и подозрительного взора укрывается то, как Шарлотта еле заметно поджала губы и отвела глаза, стоило Эль начать хвастаться бриллиантом на своем пальце. Она не замечает, что ответная радость подруги хоть и искренна, но вытянута наружу усилием воли. Жизель совершенно ослеплена собственными переживаниями, чтобы заметить чужие. - Конечно будешь! И сдались тебе друзья Говарда. Они там явно все скучные. Кстати он тебе привет передавал; повел Винни на баскетбол, опять придут взъерошенные и станут пересказывать каждый бросок, - тараторит она, вставляя в свое рассказ дополнительные мини-рассказики, а то ведь они и правда давно не виделись, куча всего накопилась. Вот Винни например просит собаку завести, потому что Люк переехал, а ведь он еще о ребенке не в курсе. Шведка переводит дыхание и продолжает без остановки. -  Да и ты ведь будешь с Полом, так что какая разница, кого он там выберет шафером. - Миррен отмахивается, даже думать не хотя об этом сейчас, но подумает потом, а то фотографии ведь и правда важная часть, - это ж на всю жизнь память! - Кстати как там новая квартира? А то я все о себе да о себе. Ты поливаешь мой цветок?! Уже успели "обновить" каждую горизонтальную поверхность, м? - она игриво подергивает бровями, ожидая в ответ не менее эмоциональный рассказ, чем ее собственный, о радостях совместного проживания, новых открытиях и своих планах на будущее.
[NIC]Gizele Mirren[/NIC][STA]ginger elle[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2cbuM.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2cbuL.gif[/SGN]

Отредактировано Paul Hudson (2016-05-25 22:13:52)

+1

5

Смотря на Жизель, светящуюся от счастья и пребывающую в состоянии неподдельной эйфории, Шарлотта и сама невольно расплывается в улыбке, мысленно благодаря всех богов за бешеную энергетику подруги, что передаётся и ей; говори Эль спокойнее, не прерываясь после каждой короткой реплики на умилительное хихиканье подобно маленькой девочке, стянувшей лишнюю конфету у мамы из-под носа, и ей бы не удалось подыгрывать в этом спектакле, воспроизводимом ради единственного зрителя, не замечающего недостатка актёрского мастерства. Это тот момент, когда врождённый эгоизм Шарлотты ван Аллен, с годами прогрессировавший до высшей своей степени, покорно отступает в сторону, не позволяя француженке стать дождём на параде, приуроченном к самому важному событию в жизни её лучшей подруги. И если от неё требуется сейчас растягивать губы в улыбке, задавать тысячу бессмысленных и откровенно глупых вопросов, ответы на которые не стоят у неё в приоритете (на первую позицию в сортировке по значимости вышел ответ, что будет дальше с ней и Полом, но единственный, кто мог на него ответить, теперь ночевал не на соседней половине постели), если она должна изображать тот же уровень восторга, что и рыжеволосая шведка, то так оно и будет. Это меньшее, чем Шарлотта ей обязана. Да и, собственно, её негативный настрой, когда речь заходила о браке, распространяется далеко не на все церемонии, и не каждое предложение руки и сердца она воспринимает с недовольством во взгляде и категоричностью в реакции.
Жизель и Уилл были той самой парой, при первом же взгляде на которую хотелось воспроизвести один известный интернет-мем: они казались идеально подходящими друг другу составляющими одного целого, продолжая фразы друг за друга и понимая с полуслова, что хочет сказать один, потому что другая уже успела об этом подумать, но — внезапно! — не умудрилась ещё озвучить. Они подходили друг другу по всем параметрам, и Шарлотта знала это с той самой минуты, как впервые встретила Говарда: он смотрел на Эль с такой нежностью и любовью во взгляде, что из груди непроизвольно вырывалось умилительное "awwwwww"; позднее, она не могла не отметить, с каким искренним интересом он спрашивает у Винни, как прошёл очередной день в школе; в последствии всё, связанное с Уильямом, лишь только укрепляло её убеждение в том, что для её подруги он — тот самый. Так что вопрос о том, когда же он, наконец, решится совершить следующий шаг, предварительно заглянув в ювелирный и подобрав достойное своей возлюбленной украшение, мысленно задавался ею вот уже как несколько месяцев. Шарлотта, конечно, полагала, что на столь важную миссию, как выбор идеального кольца, он пригласит её, но Говард, по всей видимости, был решительно настроен сделать сей широкий жест втайне ото всех, а вероятность того, что Аллен не сможет сдержать язык за зубами, была совсем небольшой. Процентов так девяносто пять из ста положенных.
Около недели назад? И ты молчала?! — вот тут ей даже стараться не приходится, потому что негодование, и абсолютно справедливое, сочится в каждом изданном ею звуке. Подумать только, она уже почти неделю носит на пальце кольцо, наверняка успев похвастаться им перед всеми своими коллегами, а француженка узнаёт об этом только сейчас! Ой, да к чёрту! Шарлотта перегибается через столик, перехватывая шведку за запястье, чтобы теперь уже внимательно рассмотреть кольцо. — Нет, серьёзно, как так вышло, что вот об этом, — она легко потряхивает ладонь Миррен, намекая на украшение, — я узнаю только сейчас? Его из космоса должно быть видно! — а то, которое ей протягивал Пол, она даже не успела рассмотреть, ровно как и его предложение, сразу дав понять, что категорично настроена против. Эль продолжает говорить, и Шарлотта кивает на автомате, позволяя подруге выговориться и загрузить её сотнями ненужных, но таких приятных подробностей; она берёт в ладонь стакан воды, поднося его к губам и делая глоток, но именно в этот момент Жизель решает добить её окончательно своими важными известиями. Француженка давится водой, которая выливается обратно в стакан, и вытирает губы тыльной стороной ладони, таращась на подругу так, словно та только что призналась, что убила Кеннеди и написала Гарри Поттера под псевдонимом тётушки Ро.
Бе-бе-бе... тьфу ты! — Аллен клинит от переизбытка информации, отчего собраться с мыслями становится всё сложнее, а начать заикаться — всё проще. — Береме... Ой всё, я с тобой больше не разговариваю! — она демонстративно отворачивается к окну, насупившись и скрестив руки на груди, чтобы выдержать пятисекундную паузу. — Знаешь, я ведь могу и обидеться! Вот стоило переехать, как ты сразу забыла обо мне, сучка, — недовольно ворчит она, выдыхая в конце этой вредной тирады, и тут же меняется в лице. — А какой срок? Кого приглашать на baby shower? Стоп, это что теперь, не будет стриптиза на девичнике? Он будет скучным, с чаем и печеньками? — много-много глупых вопросов, отвлекающими как Жизель от подозрений, так и её саму от лишних мыслей. Впрочем, стоит отдать шведке должное: теперь у Шарлотты будет сотня поводов загрузить себя сначала подготовкой к свадьбе подруги, а затем к появлению малыша и всем предшествующим этому событию эпизодам. Потому что Уилл может идти нафиг, но пол ребёнка Шарлотта узнавать поедет вместе с Эль, компенсируя эту "около недели" неизвестности. — Шесть недель — это ведь уже так скоро!
Ей и правда удаётся отвлечься и перестать думать о том, что на фоне радости Жизель у неё разворачивается очередная драма. Но беспечно брошенная ни о чём не подозревающей Миррен фраза возвращает все воспоминания, а вместе с ними и обречённость, чувство беспомощности и мягко подкрадывающееся плохое настроение. Шарлотта внимательно смотрит на подругу, колеблясь между двумя вариантами: сказать ей или сделать вид, что ничего не произошло? Она не хотела разрушать воцарившуюся атмосферу бурного обсуждения и построения планов, но... её совсем слегка, но всё же задело, что о столь важных переменах в жизни Эль она узнала только сейчас, а не самой первой после неё, а значит сказать нужно. В конце концов, Аллен нужна была дружеская поддержка, а кто, как не Миррен, мог отругать, вправить мозги и дать дельный совет?
Полагаю, что разница есть, — чуть помедлив, выдаёт она, откидываясь на спинку стула и пожимая плечами в ответ на вопросительный взгляд подруги. — Горизонтальные поверхности остались нетронутыми. Мы... вроде как расстались. Не то чтобы окончательно, но в той квартире лишь я, Эм и Люк, — Шарлотта нервно покусывает губы, принимаясь крутить в руках скомканную бумажную салфетку и сосредоточив на этом клочке бумаги всё своё внимание, лишь бы не смотреть на Жизель, прожигающую дыру у неё во лбу. — Он сделал мне почти-предложение, а я почти-не согласилась. В смысле, просто не согласилась, сказав, что не возьму кольцо. Мы не разговаривали неделю, а потом поругались, и он ушёл. Так что традиция, что подружка невесты и шафер обязательно должны переспать ради счастья молодых, имеет все шансы не быть нарушенной — я буду одна.

Отредактировано Charlotte Allen (2016-05-25 23:25:24)

+1

6

Будучи переполненной эмоциями, разум Жизель был полностью затуманен, она искренне считала, что все вокруг должны быть так же счастливы, как и она, по-другому просто быть не может. Она глядела вокруг и не видела недостатков, не видела черных тонов и плохого настроения других людей, из нее лилась позитивная энергия и только, еще немного и из не закрывающегося от болтовни рта полезет разноцветная радуга. Признаться, если бы Миррен увидела что-то подобное со стороны, то уже была бы раздражена, закатывая глаза и застывая в выражении фейспалма. Но пока она главная героиня этой романтической мелодрамы, всем остальным придется просто смиренно терпеть, иного выхода просто нет. И Шарлотта терпеливо выслушивала весь поток слов, улыбалась в нужных местах и кивала головой, иногда даже вставляя комментарии, если это удавалось. Невеста и будущая мама чувствовала себя удовлетворенной искренним интересом подруги, ее уточняющими вопросами и эмоциональными реакциями на определенные моменты. Шведка в этот момент почувствовала ностальгию по таким вот посиделкам, которых со временем к сожалению становится меньше; их жизни больше не вертятся в одних кругах, не зацикливаются на одинаковых проблемах, потому они все больше времени проводят врозь, идя теперь каждая по своему самостоятельному пути. Но их дружба, проверенная годами и закаленная пройденными трудностями, остается по-прежнему крепкой, и как бы далеко они не находились, как бы долго не общались, Эль с уверенностью знает, что всегда и в любой ситуации Шарлотта будет рядом и поддержит, будь то счастливый повод или не очень, как и рыжая ее. И сегодня, когда Миррен так хотела привлечь подругу в свой замкнутый круг радости и счастья, она даже не подозревала, насколько самой француженке нужна ее поддержка.
- Срок небольшой, около восьми недель, так что толстеть я начну уже замужней, - посмеивается шведка, довольно заливаясь краской. На самом то деле она как раз ждала, когда ее тело начнет приятно округляться, и фигура - последнее о чем ей хотелось волноваться. Впрочем волноваться ей вообще не хотелось, ей хотелось прыгать вокруг, разбрасывая лепестки роз, и распевать песни из диснеевских мультиков. - И как моя беременность может помешать стриптизу? - переспрашивает она с выражением лица, так и говорящим "релакс, подруга, все будет". Как бы там ни было, а эти двое умеют веселиться, так что ничего не помешает им устроить настоящее веселье, вспомнить прошлое, эдакая вечеринка в стиле "нонреаль", но только лайт-версия, а то они взрослые женщины все-таки, матери как ни как. - Да, скоро, - протягивает Жизель, немного успокаиваясь, и подпирает подбородок кулачком. - Столько всего нужно успеть... - Но Говард обещал не скупиться на расходы, так что короткий срок на подготовку становится менее страшным, когда имеешь практически неограниченные ресурсы. Через шесть недель все будет готово и у них будет красивая свадьба, как на картинках в журналах. Девушка снова заулыбалась, будто вспомнив что-то приятное, но не говоря об этом вслух. Хотя молчать для нее было действительно трудно, когда хотелось без умолку тараторить о каждой мелочи, которая в обычном состоянии ее бы не волновала, а теперь приводит в полный восторг. Разговоры о предстоящем торжестве поддерживают планку ее настроения на постоянном уровне "офигенное", но потом Шарлотта вдруг говорит что-то, что заставляет вертящийся вокруг одной Жизель мир встать на паузу, затем перемотаться на пару секунд назад, воспроизвести их заново и снова остановиться.
http://funkyimg.com/i/2ceiH.gif http://funkyimg.com/i/2ceiJ.gif
- То есть как это расстались? - с улыбкой переспрашивает рыжая, честно притормаживая и не совсем понимая значение услышанных слов. В ее голове что-то упорно твердит, что надо бы наменять этот набор букв на более приемлемые, а то картинка ее идеальной атмосферы несколько тускнеет и портится. - Что значит вроде как? - более настойчиво добавляет она, нахмуривая брови. Шарлотта отводит взгляд и яркие краски розовой реальности Миррен сползают, как масляная краска с холста, возвращая окружающую обстановку к обычному виду, со всеми ее уродствами и несовершенствами. И тут до рыжей медленно начинают доходить все те мелочи, что она на протяжении последнего получаса полностью игнорировала. Ей стали заметны и грустные глаза француженки, которые не улыбались вместе с остальным ее лицом, и ее заминка прежде чем обрадоваться новости о предстоящей свадьбе лучшей подруги и другие мелочи, которые девушка попросту не желала воспринимать, как плохой знак. Она слушает объяснения Шарлотты и сникает всем телом, роняя руки на колени.
Когда-то Жизель искренне завидовала Шарлотте. Она смотрела, как та выходит замуж за любимого человека, обзаводится прекрасной малышкой с мамиными глазами, получает все, о чем можно только мечтать, даже не прилагая особых усилий; рыжая наблюдала за этим с первого ряда и понимала, что хочет того же, хочет семью. Она радовалась за подругу, скрывая в душе желание повторить за ней все. А потом все начало разрушаться, от идеальной картинки остались только осколки, приводя француженку к разочарованиям, а Эль была рядом чтобы поддержать ее. Но неудача подруги, как и ее собственные, не умалили ее желания обзавестись всем, что уже некогда имела Шарлотта. Теперь когда ее мечты исполнились, все, чего хотела Миррен - чтобы они обе наконец были счастливы, как того заслуживали. И все складывалось идеально, шло по плану; до этого момента. Шведка, слушая Ширли, вытягивает губы уточкой, затем поджимает и снова вытягивает, стараясь не горячиться с выводами раньше времени. На ее нахмуренном лице застывает вопросительное выражение и она выставляет указательный палец, словно прося подругу дать ей секунду.
- Дай как мне уточнить, правильно ли я тебя поняла, - начинает она не спеша, растеряв всю свою поспешность и эйфорическую дерганность. - Парень, которого ты любишь, ради которого бросила перспективную работу в Нью-Йорке, который любит тебя и твоего ребенка, сделал тебе предложение, а ты его отшила и собираешься переспать с шафером из каталога? - подытоживает Жизель свои впечатления и за их столиком воцаряется тишина, только пения сверчков не хватает. Хватает нескольких секунд, чтобы рыжая окончательно изменилась в лице, резко накрывая его ладонями. - Я и правда последняя дрянь! Прости! Болтаю о всякой ерунде, когда... - она не заканчивает свою мысль, внезапно ощущая, как ее накрывает волной чувства вины. Ей неудобно чувствовать себя счастливой, когда жизнь ее подруги опять отправилась под откос. Это неправильно и нечестно, все не должно было быть так. - Стоило мне чуть отдалиться и ты снова делаешь глупости. Тебя вообще нельзя оставлять без присмотра, - причитания скорее шуточные, в бесполезной попытке разрядить атмосферу, но с долей честного негодования. В голове девушки не укладывается тот факт, что после всех преодоленных преград Ширли и Пол снова разбежались. - Я не собираюсь тебя переубеждать, но ответь - почему? Мне казалось, у вас все действительно серьезно.
[NIC]Gizele Mirren[/NIC][STA]ginger elle[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2cbuM.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2cbuL.gif[/SGN]

+1

7

По сценарию, некогда составленному в воображении француженки, этот момент должен был быть обыгран иначе. Вместо искренней, но всё же выдавленной из себя через силу улыбки она должна была наградить Жизель крепкими объятьями и оглушительными визгами-писками, переходящими в ультразвук, потому что такие новости достойны самых ярких, неподдельных и бурных проявлений эмоций вопреки осуждающим взглядам окружающих и их же спокойствию. Взгляд её не должен был в эти минуты отражать и намёка на грусть, а светиться, как маяк в ночи, исключительно радостью за подругу, мечты которой, наконец, претворялись в реальность, словно сходя со страниц любимой сказки про принцессу, нашедшую своего идеального принца, с которым в комплекте шла не только всепоглощающая любовь, но заслуженное "долго и счастливо". И это был тот момент, когда нужно было отставить десерты и высокие стаканы с бумажными зонтиками в сторону, шлёпнув по столешнице увесистым блокнотом, деловито щёлкнуть ручкой и начать составлять список всего необходимого: оттенок цветочных бутонов и их же количество в букете, который непременно должен выглядеть в тысячу раз лучше, чем у герцогини Кембриджской в день её бракосочетания; роскошный отель с самым изысканным банкетным залом, который только можно снять в этом городе; список салонов для будущих невест, чтобы подыскать лучшие платье и фату из существующих; имена гостей, их количество, план рассадки — всё, включая самые незначительные в любой другой день, но столь важные для такого события мелочи, должно было быть учтено и взято на заметку прямо сейчас, потому что эти заветные шесть недель только кажутся приличным сроком; на деле же за это время нужно успеть столько всего, что голова кругом идёт от одних только мыслей, и это у Шарлотты, что уж говорить о Миррен, которой положено об этом переживать, а при этом не рекомендовано волноваться. Начиная с этого момента, все заботы Ширли, как хорошей подруги, должна были быть связаны с планировкой торжества и предшествующими ему хлопотами, и что в итоге? Один из лучших эпизодов жизни, который можно разделить со своей родственной душой, окончательно испорчен, и в этом её вина.
Жизель мгновенно меняется в лице, с которого пропадает счастливая улыбка, а во взгляде, в котором прежде поблёскивали восторженные огоньки, появляется разочарование, которое Аллен по традиции приписывает на свой счёт и виновато вздыхает. Это должно было быть не так, а теперь уже ничего не переиграть по изначально запланированному сценарию, из-за чего её хочется вручить в руки Миррен дубинку и предложить стукнуть её пару раз да посильнее, чтобы больше неповадно было и моменты радости омрачать, и вновь создавать проблемы там, где можно было бы обойтись без них.
Эм... да? Похоже на то, — после неприлично долгой паузы протягивает она, пожимая плечами и отрешённо помешивая кофе в поставленной перед нею чашке, лишь бы не смотреть на это выражение лица, с которым шведка сейчас сидит напротив неё. На примерно восьмой неделе шалящие гормоны ещё не доходят до той стадии, когда любая мелочь может вызвать долгие рыдания и желание съесть бутерброд с селёдкой и джемом, но почему-то Аллен кажется, что ещё немного, и Эль расплачется — столь мультяшно-грустными выглядят сейчас её глаза. Миррен вдруг накрывает лицо ладонями и принимается извиняться, и Шарлотта даже замирает, перестав крутить ложкой и настороженно глядя на подругу. Нет, кажется, это всё-таки гормональное. — Нет, что ты, милая, — она тянется через весь стол, чтобы заключить ладошки Миррен в свои, и ободряюще улыбается. — Это я порчу тебе праздник. Точнее, настроение, до праздника же ещё полтора месяца, — и она надеется, что Жизель тут же отвлечётся на мысли о своей свадьбе, а не станет развивать тему невозможности таковой в случае француженки. И когда рыжая обращает следующую свою реплику в шутку, Ширли облегчённо выдыхает, лишь на следующей фразе поняв, что рано радовалась.
Впрочем, может оно и к лучшему. Кроме Жизель ей не с кем поговорить, а копить в себе Шарлотта уже не может, чувствуя, что ещё немного — и она поедет крышей. Сеанс у мозгоправа, который, конечно, выслушает, на путь истинный наставить попытается, а потом ещё и счёт предъявит, может и помог бы, да только Эль всегда лучше справлялась с ролью морального и нравственного компаса, всегда говоря дельные вещи, к которым Ширли пусть и не всегда, но всё-таки прислушивалась.
Мне тоже так казалось, но в этом-то и дело, — видимо, им удаётся быть счастливыми в какие-то строго отведённые моменты, происходящие строго по выданному в небесной канцелярии расписанию и согласно прописанным нормативам; в остальное же время их отношения, пережив очередной пик эйфории, медленно движутся в направлении следующей катастрофы, и так раз за разом, пока они не придут к какому-то финалу. И сейчас Шарлотте казалось, что он, наконец, наступил, доведя их до точки невозврата. — Ему мало этого уровня серьёзности. Он хочет обязательств, ответственности, определённости... женитьбы. А я в себе ещё не разобралась и хочу оставить всё так, как оно есть сейчас, потому что мне комфортно на этой стадии, — сам переезд и решение жить вместе уже было для неё большим шагом, прогрессом и победой изломанной личности над страхом привязанности. Ей было достаточно знать, что она, возвращаясь домой, будет спешить к нему; втроём гулять с Эм и Люком в парке, кормя уток хлебом; ездить в ближайший супермаркет и, гуляя между рядами, планировать ужин с его родителями и сестрой, которая так и не смирилась с её присутствием в жизни обожаемого брата; делать все те вещи, которые свойственны для семейной жизни, и действительно считать их уже не парой, а семьёй, пусть и без подтверждающих это документов. — Я упрямая идиотка, да? Но я правда не вижу в этом смысла. Вот ты сказала Уиллу "да", и что-то между вами изменилось с тех пор? Не считая того, что ты теперь вперёд растёшь и скоро будешь отбирать у меня и Винни всё сладкое.

Отредактировано Charlotte Allen (2016-05-26 22:34:47)

+1

8

Свадьба отменяется. Воодушевление Жизель практически сошло на нет и она уже почти жалела, что так рвалась посвятить подругу во все новости сразу, не интересуясь, как вообще она поживает и в тему ли ей сейчас все эти радостные переживания. Нужно было сперва прозондировать почву, а потом уже бросаться в омут подробностей и пересказывания каждой волнующей мелочи, тогда шведка не чувствовала бы себя сейчас настолько виноватой в собственном счастье, которое не уточняло у нее, в какое время лучше зайти. Но она чувствовала; и вся ее эйфория потихоньку испарялась, потому что это событие не сможет стать счастливейшим в ее жизни, если в это время ее лучшая подруга и почетная свидетельница собирает свое разбитое сердце по частям. Они должны были вместе заниматься подготовкой, проводить часы, болтая по телефону обо всех мелочах, связанных с грядущей церемонией, а вместо этого Миррен все время будет думать о том, не причиняет ли это Шарлотте неудобств и не чувствует ли она себя не комфортно, помогая организовывать то, от чего сознательно, или не очень, отказалась. Рыжая сжимает губы в тонкую полоску, стараясь сдержать подступающие слезы; то ли это начинают разыгрываться гормоны, то ли она действительно настолько расстроена тем, что хэппи энд ее подруги снова откладывается на неопределенный срок, когда казалось, что все уже на мази.
- Ты всегда можешь прийти ко мне, несмотря ни на что. Ты ведь знаешь об этом? - она крепче сжимает в ладони пальцы француженки, напоминая той, что как бы далеко они не находились, ее переживания всегда будут важны для Жизель, потому что чувства Аллен всегда находят отражение в ней, словно тоже ей принадлежат. Казалось неправильным, что о столь важных переменах друг друга они узнают спустя непривычно долгое время, это внезапно сбивает девушку с толку. Было намного проще, когда они жили в соседних комнатах или даже в квартирах напротив и могли в любой момент прийти, завалиться на кровать и до утра обсуждать, какая жизнь дерьмо. Менялись приоритеты, менялись места, менялись мужчины, но они всегда оставались друг у друга, это не должно измениться и впредь. Мысленно Эль твердо решает чаще звонить и видеться с единственным человеком, которого незыблемо считает своей семьей, и чувства к которому действительно не требуют документального подтверждения, потому что не способны вместиться в конкретное понятие или юридический термин.
Слушая Шарлотту, Миррен искренне пыталась ее понять и часть нее преуспела в этом. Она слишком хорошо знала подругу, чтобы удивляться подобной позиции и отношению, и даже могла это оправдать, но не станет, чтобы не принимать чью-то конкретную сторону в вопросе, который имеет сотню нюансов и прав на различные подходы и мнения. После разрыва с Тедди, который даже для Жизель до сих пор покрыт мраком и тайной, француженка явно разуверилась в самой идее института брака и отношений в общем, но рыжая надеялась, что это пройдет само собой со временем, как любая эмоциональная травма. Но в отношении ее подруги это больше казалось на затяжную депрессию, в которой она сама себе не могла признаться. Девушка иронично улыбается, оставляя при себе саркастичный и сейчас неуместный ответ на вопрос ван Аллен. В упрямстве Шарлотте не бывает равных, но идиоткой ее не назовешь, ведь у нее есть свои причины такому поведению, в которые она верит и даже может доказать, предоставляя факты. Шведка в очередной раз меняется в лице, становясь серьезной, обдумывая ответ на следующий прозвучавший вопрос, что был на порядок сложнее предыдущего.
- Нет, не думаю, - произносит она после довольно долгой паузы. Ее несколько задевает постановка вопроса, в подтексте которого она видит скептическое отношение подруги и к ее воодушевлению по поводу всего происходящего, словно это только бессмысленное сотрясание воздуха. Она отмахивается от этой мысли, списывая все на свою несколько эмоциональную нестабильность и расстроенные чувства Ширли, не имевшей в виду ничего плохого. Жизель пытается подобрать слова, стараясь ответить как можно понятнее со стороны своего взгляда, открыть ситуацию на примере личного опыта. Ей хотелось бы сказать подруге, что с момента, как она приобрела статус невесты, меняется все, но на деле это не так, между ней и Уиллом ничего не изменилось, не считая того, что большая часть разговоров теперь посвящена свадьбе и скорому рождению ребенка. - Но что-то изменилось во мне, - добавляет она несколько неуверенно, кладя руку на сердце. - Не знаю, как это объяснить... Я не чувствовала подобного раньше. - Описать чувства, бушующие внутри, словесно - оказывается очень сложно, тем более что это что-то настолько личное и глубокое, что рыжеволосая старательно подбирает слова прежде чем продолжить. - Словно, когда он дал мне кольцо, исчезли понятия "я" и "он", теперь есть только "мы". Одни печали на двоих и одни радости, один общий мир. - Пожимая плечами Жизель смотрит в глаза подруге, уставившейся на нее так, словно та бредит и пора звонить в соответствующие службы. С ее губ срывается неловкий смешок и она опускает глаза, понимая, что попытка выразить свои чувства не особо удалась. - Может это и правда бред и не имеет смысла... - Смеется она, где-то внутри соглашаясь с Шарлоттой, но не до конца. Брак можно назвать фарсом и попыткой достичь поставленных целей, методом разделения ответственности на двоих; можно назвать и глупостью, неспособностью совладать с эмоциями и принимать взвешенное решение. Можно говорить что угодно и мнений будет огромное множество, потому что каждый проходит этот пусть по-своему. [float=left]http://funkyimg.com/i/2cgBV.gif[/float]- Но в моем понимании это не просто обязаловка и формальность, это высшая степень доверия и преданности. Я собираюсь вверить ему свою жизнь, а он мне свою. - В глазах шведки горит огонек уверенности в своей идеологии. Она не просто верит в это слепо и простодушно, а готова защищать установленную позицию. - Своим поступком он показал, что берет ответственность за наше будущее и готов всегда быть на моей стороне. А у меня внутри поселилось стойкое ощущение, что я больше никогда не буду чувствовать себя одинокой, потому что не буду одна. - В глазах француженки Миррен подмечает странное выражение, словно та хочет возразить, но решает промолчать. В любом случае девушка понимает, что слегка увлеклась в то время, как должна была как раз поддержать ее, что бы Ширли не решила и каким бы неправильным шведке это ни казалось. - Конечно, для всего этого наверное не обязательно жениться. Просто кто-то выбирает такой способ показать свои чувства, придав им официальности, а кому-то достаточно просто быть с тем, кого любишь. - Снова пожимает она плечами, как бы говоря, что и ее выбор тоже хорош и имеет право на существование. Но Жизель не чувствует, что высказала свою мысль до конца, Шарлотта так и не поняла, почему для нее все это имеет такое большое значение, в то время, как ей самой, по ее словам совершенно безразличен законный статус. Рыжая резко размахивает руками перед лицом, будто стирает все, что сказала прежде, и выдохнув, решает попробовать еще раз. - Сказав ему "да", впервые за всю жизнь в моей голове не пронесся вопрос "а что если..?". Я была уверена в своем ответе и своем выборе. И соглашаясь, я не думала о том, что между нами что-то изменится, скорее укрепится то, что уже есть. - Открыв рот с намерением продолжить, девушка замолкает, набираясь смелости для того, чтобы сказать следующее вслух. - Выходя за Брайана, - начинает она с некоторой опаской, потому что имя Монро ею редко упоминается всуе, считаясь дурным предзнаменованием. Жизель не любит говорить о своем первом замужестве, как впрочем любая женщина, пережившая нелегкий развод. Но для рыжей это нестирающееся напоминание о допущенных ошибках, последствия которых чуть было не лишили ее всего и даже больше, учитывая, что она и не подозревала тогда, что в будущем для нее будет что-то важнее денег и репутации. - Мне казалось, что я безумно влюблена, но во мне было столько вопросов, на которые я хотела получить ответы! Я не была готова к чему-то серьезному. - Развод всегда будет огромным темным пятном на линии ее жизни, как и в жизни Шарлотты, но печальный опыт не смог сломить Миррен, навсегда меняя ее и ее отношение к окружающему миру. Да, ей сложно доверять людям и прошлое наложило большой отпечаток на ее отношения с Уильямом, заставляя их преодолевать ее неуверенность и страх, сражаться со сложившимися стереотипами, но это не стало смертельным приговором. - Теперь все по-другому. Я больше не боюсь принадлежать кому-то. - Позволить другому человеку вмешиваться в твою жизнь действительно сложное решение и не каждому по вкусу. Но со стороны Эль все выглядело иначе, ей нравилось быть слабой в руках сильного мужчины и твердо знать, что она может на него положиться, что бы ни случилось, ведь он уже не раз доказал это.
- Я не считаю, что без женитьбы никак нельзя, - заявляет она вполне осознанно. - Думаю, я могла бы чувствовать себя вполне комфортно, долгие годы оставаясь просто его возлюбленной. Но когда он сделал предложение, ко мне пришло окончательное осознание, что он хочет быть со мной навсегда. И суть в том, что я тоже этого хочу. Поэтому мы женимся. - На губах девушки загорается скромная улыбка и она правда считает, что все сказанное нею ведь так очевидно и логично. Но... [float=right]http://funkyimg.com/i/2cgBW.gif[/float]- Но мы с тобой всегда думали по разному. Так что не обращай внимания на мои мысли вслух, - отмахивается Жизель с улыбкой, прекрасно зная, что переубедить Шарлотту невозможно, пока она сама не решит, что это правильно. - Мне просто повезло встретить нужного человека, рядом с которым  у меня нет ни сомнений, ни страхов, - с нескрываемой радостью и даже некоторым самодовольством добавляет рыжая и с сочувствием смотрит на Шарлотту, накрывая ладонью ее руку, сжимающую ее пальцы. - Может быть Пол просто не тот человек для тебя. - И это то, что ей не хочется говорить, но она должна; она обязана быть рядом, поддержать и сказать, что дело вовсе не в ней, что это лишь очередной виток, и эта боль не навсегда. Каким бы идеальным вариантом ни казался Хадсон, подруга для Жизель дороже, даже если по ее субъективному мнению она своими руками разрушает свое возможное счастье. - Но ты его обязательно встретишь. - Еще одна фраза, которую нужно сказать в подобной ситуации, потому что так надо. Ну и потому что это правда. - И было бы здорово, если бы это случилось в ближайший месяц, - добавляет Миррен, все же оставаясь собой, даже в такой тонкий момент. - А то знаешь, рассадка гостей - дело щепетильное и требует подготовки заранее. Так что постарайся ускорить этот процесс.
[NIC]Gizele Mirren[/NIC][STA]ginger elle[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2cbuM.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2cbuL.gif[/SGN]

+1

9

Нужно расставить всё по полочкам. Навесить нужные ярлыки, присвоить всему положенный ранг, выстроить в иерархической последовательности, создав наглядную картину приоритетов и всех "за" и "против", чтобы, не составляя список из двух колонок, по которым придётся раскидывать факты, увидеть панораму происходящего в её голове, в которой давно следовало навести порядок, столь необходимый для нормального функционирования комплексной системы под кодовым именем Шарлотта ван Аллен. Время для попыток разобраться в себе постоянно наступало в самый неподходящий момент, но нельзя выйти на следующий уровень, не справившись со всеми задачами, поставленными в предыдущем. Ей нужно было понять, в чём она просчиталась, что сказала не так, какие ошибки допустила сама и какие позволила сделать Полу; понять, чего она хочет — от себя, от него, от их отношений — и хочет ли вообще; закрыть эту главу точкой, а не расплывчатым многоточием, не вносящим определённость и ясность в череду рутинных будней, чтобы начать следующую, каждая строка которой будет пропитана духом восторженности и волнений, неразрывно связанных с планировкой самого главного торжества для Жизель, за которую порадоваться в полной мере француженка сможет только тогда, когда перестанет давить на себя неподъёмным грузом раздумий, что в конечном итоге не приводят ни к чему: как сказал Хадсон, один слов недостаточно — нужны действия. А Шарлотте сейчас была необходима поддержка и совет подруги, которая всегда может найти правильные слова, подводя запутавшуюся во всём, в чём только можно, ван Аллен к правильному пути, к нужной дорожке среди скопления сплетённых меж собой тропинок и магистралей.
Не говори глупостей, — отмахивается она, всем своим видом показывая спокойствие и поразительную выдержку, ей обычно несвойственную. На деле же внутри неё что-то сжимается на уровне грудной клетки, отдаваясь приятной болью во всём теле, а на глаза в любой момент выступят сентиментальные слёзы, вызванные всего лишь одной репликой, что действует на неё подобно уколу седативных препаратов. Спокойствие побеждает в неравной битве с гнетущим ощущением тревожности, не проходящей уже пару недель, и растекается по венам липкой тёплой карамелью, позволяя Шарлотте расслабиться; сколько бы улиц ни разделяло их, сколько бы несостоявшихся телефонных звонков и неотвеченных сообщений ни стояло бы между ними, Жизель всегда была, есть и будет самым близким для неё человеком, уже не раз доказав, что ничему не под силу пустить трещины по крепости их дружбы, разломав её на части и разобрав на две составляющие. — Конечно, я знаю, — Шарлотта расплывается в благодарной улыбке, поглаживая пальцем тёплую ладошку подруги, но мгновением спустя меняется в лице, становясь подчёркнуто серьёзной, пусть приподнятый уголок губ и выдаёт истинное положение дел. — Вот уж чего я не знаю, так это как теперь от тебя избавиться. Вечно ты меня настигаешь, — голос пропитан наигранным недовольством, когда она притворно вздыхает и закатывает глаза, мол, как же ты меня достала, никуда от тебя не деться! Однако шутки в сторону; сегодняшний разговор пройдёт под лозунгом абсолютной искренности со всеми прилагающимися к ней атрибутами.
Ей давно не хватало этого. В последнее время они виделись всё реже, и им даже не приходилось прикрывать свою лень выдуманными причинами, что позволили бы оттянуть момент встречи ещё на несколько дней или же вовсе неделю-другую: взрослая жизнь со всеми её взлётами и падениями, ответственностью и обязательствами накрыла с головой подобно морской волне во время шторма, смыв беззаботность и растворив безмятежность в белоснежной шипящей пене. Вместо некогда привычных набегов на магазины и внеплановых девичников за бутылкой вина и сопливой мелодрамой в список вещей, которые было необходимо выполнить на неделе, входили прогулки с детьми, домашние хлопоты или авралы на работе, не терпящие отлагательств и требовавшие безраздельного внимания; долге телефонные разговоры сокращались до пары минут, прерываемые шкворчанием чего-то пригорающего к сковороде или хлопком двери, за которым следовал громкий ребячий смех и топот; полуночные переписки, переполненные обсуждением всего и вся, начиная светской жизнью знаменитостей и заканчивая скидочными купонами в каталогах косметики, и вовсе исчезли из обязательной программы — после выматывающего дня спать хотелось куда больше, чем искать следы пластической операции на лице очередной голливудской сенсации, твердящей о пользе вегетарианства и йоги. В какой-то момент француженка поймала себя на мысли, что хочет набрать номер Миррен, но не уверена, найдётся ли у той время поговорить, потому что Винни участвует в школьной театральной постановке и ему необходимо не только помочь с заучиванием реплик, но и сшить костюм, так что вряд ли это подходящий момент, чтобы рассказывать о трудностях выбора плитки в ванную или поражающем воображение богатстве выбора торшеров в ближайшем магазине "IKEA". И каждый раз, когда у неё находилась причина вновь напомнить подруге о себе, к ней комплектом шли десять других, поясняющих, почему этого не стоит делать. А одной ментальной связи и мысли, что рыжая стервоза, даже находясь на другом конце города, всё равно её понимает, любит и ценит, хватало, чтобы знать точно: эта дружба всё ещё живёт. Но теперь, сидя в переполненном кафе и глядя шведке в глаза, Шарлотта чётко осознаёт, что их отношения были словно выставлены на паузу и переведены в фоновый режим, не функционируя в полную силу; сейчас же всё, наконец, возвращается на круги своя, а вместе с тем она понимает, что недостающая часть вновь встала на своё место — часть паззла её спокойствия собрана, и это уже первый шаг к восстановлению общей целостной картины.
Шарлотта внимательно следит за малейшими изменениями, проявляющимися во взгляде и на лице подруги. Когда она говорит про Уилла, в ней словно что-то расцветает, пробуждается нечто особое, дающее о себе знать лишь в исключительные моменты и по особому поводу: на щеках выступает розоватый румянец, а сквозь черноту зрачков прорывается мечтательный отблеск, словно сейчас телом шведка по-прежнему здесь, но душой и мыслями где-то ещё — подле Говарда, пожалуй. Наверное, так и выглядит любовь в самом нормальном для неё проявлении — ощущении эйфории, вызывающей желание петь, танцевать и во весь голос заявлять о своих чувствах, чтобы все знали о твоём счастье. Увы, в жизни француженки даже те шаблонные реакции, привычные для всех и каждого, воспроизводятся иначе, и она не может сказать, была ли когда-то такой же, как её подруга сейчас — со стороны, конечно, виднее, так что этот вопрос стоить задать шведке, чтобы получить на него односложный и честный ответ. Но с этим девушка не торопится, складывая руки на столешнице и внимая каждому произнесённому рыжей слову.
То есть, до того, как он сделал тебе предложение, это самое "мы" не ощущалось? Или просто не было столь явно выраженным? — её вопросы звучат так, словно она берёт интервью, пытаясь выудить как можно больше информации, чтобы пустить в печать статью на два разворота. Но ей сложно разобраться во всём, что касается отношений и уверенности в оных, потому что для неё это всё равно что наука. Не химия, нет; высший курс математики, где и речи не идёт о примитивных и ясных всем 2+2, а примешиваются буквенные символы, дроби, степени и множество прочих нюансов, уловить и добраться до сути которых так непросто привыкшему искать обходные, лёгкие пути разуму. Для Шарлотты мир не делился лишь на две части с правильным и неверным, но слишком часто она пренебрегала сложностями, коих в её жизни и так было немало, лишь бы сократить их количество до возможного минимума. В итоге это лишь только приводило к ещё большим осложнениям, и всё, от чего она пыталась отмахнуться, притворившись, что этого попросту не существует, давало о себе знать двойным ударом по нервной системе и хрупкому сознанию. А сейчас ей была нужна кристальная ясность. — Смысл, может, и есть, только я пока его уловить не могу, — Шарлотта намеренно вносит эту поправку, обращая внимание подруги на то, что не осуждает её выбор и не ставит под сомнение правильность рассуждений и ощущений. Меньше всего ей сейчас хотелось обидеть Жизель. К тому же, кто их, этих беременных, знает — ещё затаит обиду и будет жестоко мстить, названивая посреди ночи и требуя привезти через весь город салат из морепродуктов и клубнику во имя дружбы. Been there, done that.
Аллен то и дело кивает, ловя на себе взгляд Миррен меж паузами в её вдумчивом монологе. Кивает не из согласия и даже не солидарности ради, а потому, что понимает, что для Жизель именно так всё это и есть. Для неё свадьба — это не просто обязательная ступень, а признание целостности, исключающей разделение на просто двух влюблённых, на парня и девушку, на "он" и "она". И в глубине души, где-то очень, очень глубоко, что не достать, Шарлотта понимает, что хотела бы видеть это в том же свете, воспринимать так же, чувствовать подобным образом, но... это пресловутое вечное "но" постоянно даёт о себе знать, напоминая о неправильном функционале в работе её внутреннего устройства.
Вот видишь! — она каким-то чудом удерживается от того, чтобы в немом ликовании не стукнуть ладошкой по столу. — Мне достаточно того, что у нас уже есть... было? Неважно. Важно, что он... ему... — на лице француженки появляется мультяшно-злобная гримаса, которая выглядела бы забавно (да что там, наверняка таковой и являлась в действительности), если бы не тот уровень искреннего негодования, что бегущей строкой проносился в глазах. По прошествии дней она, конечно, успокоилась, остыла, и достигшие предела эмоции постепенно начали сходить на нет, но не угасли совсем, то и дело вспыхивая на короткие эпизоды и затухая вновь. На волне всех этих откровений она, негласно согласившись поддерживать общий уровень искренности, не могла скрыть, что её до сих пор даже не злит, а бесит то упорство, с которым Хадсон отказывался понять её позицию, упрямо стоя на своём.
При упоминании Монро Шарлотта недовольно морщится, с трудом удерживаясь от колкой фразы в сторону бывшего супруга подруги. Порой, когда она думала обо всём, что случилось с ними за эти годы, ей становилось странно от этих перемен и совпадений: ни её, ни Жизель никто никогда не смог бы представить жёнами и уж тем более матерями, а теперь, прожив всего четверть века, они обе имели развод за плечами и отзывались на слово "мама". Вот только у Миррен всё складывалось идеально чётко и гладко, а у неё пусть и по той же схеме и с теми же факторами, но совсем наоборот.
Нет-нет, ты продолжай, — Шарлотта, упёршись локтями в столешницу по обе стороны, сцепляет пальцы в замок и укладывает на них подбородок, всем своим видом демонстрируя неподдельную заинтересованность ходом мыслей подруги. В словах Жизель всё так легко, просто и понятно, что у неё в голове не укладывается, где же тот сбой, который ей самой не даёт возможности смотреть на мир с той же точки и под схожим углом. — Не то чтобы теперь всё встало на свои места, но стало куда понятнее, — например, в очередной раз подтверждённый факт, что у неё не всё в порядке с головой, иначе бы она давно перестала искать подвох там, где его нет, и усложнять свою жизнь излишними домыслами и выстроенными на непоколебимых убеждениях принципами.
Следующая реплика Миррен бьёт ощутимо и глухой болью отдаётся во всём теле, заставляя все мышцы натянуться струнами. Шарлотта столько раз убеждала себя, пыталась внушить это Полу, говорила вслух, что они — две несопоставимые детали, что теперь в действительности поверить в это, окончательно признав, было бы логичным и ожидаемым, но на деле оказалось болезненным и мучительным. У них абсолютно разные вкусы и предпочтения, что выражалось абсолютно во всём и излишний раз было подчеркнуто в процессе выбора квартиры, а после на стадии ремонта, разные цели, разные взгляды на жизнь как в общем и целом, так и в отдельных её аспектах, и тем не менее, было же что-то, что связывало их. Оно просто обязано было существовать, потому что противоположности притягиваются лишь тогда, когда есть какая-то основа, стержень, то, за что можно и нужно хвататься по первости, открывая друг друга для себя впервые. Неужели различий куда больше допустимой нормы, и пренебречь всеми "но" уже невозможно?..
Или я — не тот человек для него, — заключает Шарлотта мрачным тоном, застывшим взглядом глядя куда-то в центр столешницы, но не видя перед собой ничего кроме размытых красок. Она задумчиво кусает губу и игнорирует приправленную шуткой реплику подруги, пытаясь собрать все части воедино и из обрывков фраз подруги составить цельный монолог, содержащий в себе все ответы на вопросы, что беспокоили и не давали спать по ночам в пустой и оттого непривычно широкой постели. — Поправь меня, если я что-то поняла не так, ладно? Выходит, что ты, будучи абсолютно готовой к столь важному шагу, сказала Уиллу "да" не только потому, что ощущала эту уверенность в будущем и правильность того, что вы вместе, но и потому, что хотела показать это ему? Так что в конечном итоге это необязательный аспект отношений, но когда до него доходит, то это можно — нужно? — рассматривать как признание в любви в усовершенствованной его версии, а не как попытку привязать обязательствами и клятвами к себе? — Шарлотта делает паузу, вновь мысленно прогоняя в голове всё только что ею же сказанное, и хмыкает. — И почему нельзя выпустить книгу "Отношения для чайников"? — француженка усмехается, откидываясь на спинку стула, и вопросительно ведёт бровью, глядя подруге в глаза. — Это всё, конечно, увлекательно и интересно, но... — она выдерживает долгую паузу, пытаясь собрать мысли в кучу, а слова в связный текст. Жизель не дала ответа на главный вопрос, потому что найти его Шарлотта должна сама. И это самая сложная часть, в которой эгоизм, упрямство и страх потерять себя противостоят страху потерять его в этой неравной битве собственных чувств и его желаний. Поддаться ему снова, обрекая себя на возможность до скончания дней идти на уступки, или не предавать своих в чём-то глупых, но имеющих для неё убеждений, позволяя себе вновь испортить то, чем так дорожила? — Забавно. Я всегда считала, что сломаю его, а в итоге это сделал со мной он, — надломил её уверенность в том, что она знает, что делает и почему, сместив все ориентиры и направив их в свою сторону. — В любом случае, мне ведь полагается +1 в пригласительном на твою свадьбу? Могу прийти с котом. Первым из сорока полагающихся, если с Полом к компромиссу мы не придём. Ну или я всё-таки завяжу с мужчинами и окончательно перейду на девочек. Ты же меня и такой любить будешь или тоже выдвинешь ультиматум?

Отредактировано Charlotte Allen (2016-05-28 19:13:54)

+1

10

Выхватывая мысли из хаотического потока и пытаясь преобразить их в словесную форму, Жизель, казалось, пыталась объяснить необъяснимое, потому что все её желание и все попытки отражались в глазах Шарлотты еще десятком наводящих вопросов, но никак не пониманием, по крайней мере не всего целиком. И скорее всего это нормально, ведь свою голову другому не приставишь; просто шведке хотелось думать, что ее слова, ее откровение смогут расставить все по местам, облегчая задачу подруге. На деле же она лишь внесла еще больше неразберихи и неуверенности в запутавшееся сознание Аллен, которой придется теперь разбираться не только в своих чувствах, но еще и невольно сравнивать их с ощущениями, озвученными рыжеволосой. И ей хотелось бы заглушить всю свою радость, бушующую внутри, избавиться от сияния в глазах и заявить, что в этом нет ничего особенного, просто выбор, обоюдное решение сторон ради удовлетворения своих потребностей, но она не может сказать подобного, потому что отобрать все краски у столь яркого впечатления, лишить ценности тот маленький момент проявления истинной любви и привязанности было бы кощунством и откровенным лукавством с ее стороны. Впрочем Миррен не собиралась переубеждать подругу и, всего лишь делясь опытом, не могла дать ответы на все ее вопросы, как бы сильно ей этого не хотелось. Единственное, что осталось в ее силах, - поддержать Шарлотту, что бы она ни решила.
- Я просто пытаюсь сказать, что нашла свой смысл, - в очередной раз пожимает она плечами, понимая, что не выразила словами и сотой доли того, что чувствует. Выложить все карты лицом вверх не так то просто, когда и сама не знаешь до конца, что скрывается в твоей колоде, хоть и убеждена в победе. Да и ответ Шарлотта должна найти сама, чтобы после быть абсолютно уверенной в своем решении, шведка лишь могла подтолкнуть ее в одном из направлений. Спеша на эту встречу, Миррен не подозревала,  что горы ее новостей будут свергнуты одной фразой, превращая ее из везучей стервы, которой можно только позавидовать, в подобие феи крестной или доктора Фрейда, или два в одном. Безоблачная жизнь так слепила ее, что Эль успела подзабыть, какого это - быть частью мира Шарлотты ван Аллен, где даже простые вещи приобретают сложные формы, а выход из любой ситуации похож на проход по лабиринту минотавра, таящему опасности за каждым углом. Трудно представить, что могло бы быть иначе, но рыжей хотелось бы верить, что и этот мир однажды озарится светом, навсегда изгоняя мрак из мировоззрения и существования голубоглазой француженки. Но она слишком привыкла жить в темноте и даже свет теперь причиняет ей боль. В ее голосе столько грусти и обреченности, что Жизель тут же хочется забрать свои уничижительные слова обратно, видимо подруга не была готова к такой стороне правды; но девушка сдерживает свой порыв, понимая, что Шарлотте нужно было услышать нечто подобное. Она быстро берет себя в руки, подытоживая все сказанное шведкой, и в ее устах множество разнобойных фраз приобретают четкую форму, превращая эмоциональный сумбур в сухой ограненный вывод.
- Вроде того, - произносит Эль, задумавшись на мгновение. Она решает оставить так, без уточнений, потому что ее дальнейшие объяснения могут затянуться, превратившись в слишком глубокие размышления и еще более запутанные. В общих чертах Шарлотта уловила суть и на данный момент этого достаточно; Миррен вообще не была уверена, что все ее речи нужны были подруге на самом деле и имели для нее какое-то значение, Аллен привыкла все делать по-своему и полагаться только на себя и свои ощущения. - Такая книга есть, - со всей серьезностью заявляет рыжая, глядя на француженку, - называется "Камасутра". - Этому разговору пора было становиться более непринужденным и веселым, как и полагалось, но парочкой шуток не исправишь всего, к сожалению. Вернуть изначальное настроение по мановению руки не получается, хоть Жизель и старательно растягивает уголки губ, приправляя отлично сыгранное самодовольное выражение лица. И ей хотелось бы иметь волшебную книжку, что давала бы ответы на все вопросы, особенно касательно отношений, что всегда оказываются самой непростой частью жизни и приносят наиболее болезненные уроки, выученные преимущественно на собственных ошибках. Но каждый пишет такую книгу для себя сам, главное иметь силу перевернуть страницу и не зацикливаться на пройденном. Улыбка вновь сменяется серьезностью и Жизель, покачивая головой, опускает глаза на секунду.
- В этом твоя проблема, - не выдерживая, резко произносит рыжая, поднимая взгляд на подругу, - ты считаешь себя чумой, вирусом, разрушающим людей, стоит тебе соприкоснуться с их жизнями. Но это не так! - Миррен выглядит решительно и не шутит сейчас. Она никогда не боялась сказать Шарлотте горькую правду, если той требовалось прийти в чувства, и не раз это вбивало клин между ними, но шведка не начнет говорить то, что от нее хотят слышать, не тогда, когда на кону дальнейшая жизнь ее лучшей подруги. - Единственное, что ты регулярно ломаешь, это ты сама. И пора исправить это, Ширли, никто не сможет, кроме тебя. Пора понять, что не смотря на все то плохое, что с тобой случалось, ты по-прежнему заслуживаешь быть счастливой. Так перестань мешать этому случиться. - Она замолкает на минуту, прежде чем добавить: - Что бы это ни было. - Счастливым могут сделать множество вещей и это не обязательно брак и любовь вообще; главное найти своё. Девушка вновь сжимает пальцы подруги в своей ладони, всем своим естеством стараясь дать ей понять, что они на одной стороне и Эль желает ей только добра. [float=right]http://savepic.net/8171356.gif[/float]- И я тебя умоляю! Вся твоя убежденность в твоей бисексуальности - полный бред! - это рыжей тоже давно хотелось высказать, так что она не упускает возможности, закатывая при этом глаза. - Мы с тобой обе знаем, что будь ты хоть наполовину по девочкам, то против всего этого, - взмахом руки Жизель красочным жестом указывает на себя от макушки до кончиков пальцев, - не устояла бы! А так как я выхожу замуж, менять ориентацию уже поздно. - И никак иначе, Ширли, так и знай. - Так что я подарю тебе котенка, если... ситуация не изменится.
[NIC]Gizele Mirren[/NIC][STA]ginger elle[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2cbuM.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2cbuL.gif[/SGN]

+1

11

Сложно говорить о том, что так непросто описать словами; Шарлотта изо всех сил пыталась понять глубинный смысл, скрытый в словах подруги, но осознавала, что сказанное — это лишь верхушка айсберга, а под толщей воды скрывается нечто большее, чем просто "найденный смысл" или ощущение безграничного счастья, переполняющего изнутри и дарящего ощущение эйфории, что несравнимо ни с одним наркотическим приходом. Она только и может согласно кивать, цепляясь за обрывки фраз, повисающие в воздухе и отскакивающие от стенок черепной коробки как мячики для игры в пинг-понг, однако их истинное значение, с осторожностью вложенное Жизель в каждый звук, остаётся для неё покрытым завесой тайны. Как много всего кроется за простыми словами, срывающимися с губ рыжеволосой шведки так легко, чего она сама себе позволить не может. Каждый раз, когда ей хочется перейти к откровениям, с головой погрузившись в бескрайнюю искренность, все рвущиеся наружу фразы проходят через встроенный фильтр, теряя в значимости и, что куда важнее, в решительности; она, возможно, и ответила бы на так и не заданный вопрос Пола согласием, пробиваясь через возникший на пути барьер собственных страхов и опасений, но эта преграда оказалась слишком крепка, чтобы преодолеть её в считанные секунды. В таком простом примере слагаемые он, она и чувства должны были на выходе дать тот самый happy ending, о котором мечтают все без исключения, вот только теперь, с учётом пренебрегаемых прежде погрешностей, оказывалось, что каждый видит эту новую точку в их отношениях иначе, отчего у этой задачи не было единственно верного решения.
Да, я заметила, — усмешка касается её губ, когда Шарлотта кивает на аккуратное колечко на безымянном пальце подруги, поблескивающее и переливающееся в проникающих через широкое окно солнечных лучах. Она старается, старается изо всех сил показать Жизель, что рада за неё, ведь так оно и есть: кто как не эта девушка заслуживает счастья, любящего супруга и очаровательного младенца, вобравшего в себя самые лучшие черты своих прекрасных родителей? И что-то легко, но ощутимо покалывает внутри неё, будто намекая, что в глубине души ей хочется того же, но как много "но" и "что если?" тут же заплатками покрывают так и не успевшую стать чёткой возникшую перед глазами картинку.
Сейчас, глядя на Миррен, во взгляде которой даже в минуты серьёзного разговора проскальзывал счастливый отблеск восторженности, Шарлотта чувствовала себя виноватой вдвойне. Перед шведкой, с которой должна была уже решать, какого цвета будет платье подружек невесты, а не просить помощи разобраться в себе, зная, что это всё равно не поможет: сколько бы слов ни было произнесено, сколько здравых мыслей ни было бы озвучено, она всё равно в итоге сделает по-своему, потому что не может применить к себе общепринятые шаблоны и действовать так, как ожидалось бы от любой другой на её месте; перед Полом, который ждал от неё другого ответа (впрочем, ответа вообще, а не лишь покачивания головой и бессмысленных оправданий) и возлагал надежды, которых ей так и не удалось оправдать. Вопрос, почему в жизни француженки каждый раз всё идёт не по плану, сворачивая на самую неприглядную дорожку, не перестаёт тревожить её сознание, но вот уже который год она так и не может найти на него ответ.
Ну, тебе виднее, мамочка, — саркастично протягивает она, хватаясь за первую же возможность сгладить острые углы и съехать с темы, нагнетающей обстановку. Ширли даже начинает жалеть, что вообще рассказала Миррен обо всём, но не потому, что из-за строгого взгляда подруги ей хочется сжаться до размеров горошины, а потому, что сейчас был неподходящий момент для подобных разговоров. За шесть недель может измениться так многое (им с Полом хватило получаса, чтобы радужная перспектива совместной жизни, претворившаяся в реальность, перешла в чёрно-белую гамму, вобрав в себя все оттенки серого без эротического подтекста), так что Эль могла бы даже не узнать об их с Хадсоном размолвке, а они, протягивая молодожёнам купленный вместе подарок, не подали бы и виду, что что-то между ними было не так. Но отступать уже было поздно. — Хотя кто бы говорил, я сама далеко не ушла, — окончание фразы — залетев в первый же день замужества — теряется, оставаясь благоразумно невысказанным, потому что вновь говорить о свадьбе Шарлотта согласится лишь в том случае, если они будут обсуждать бракосочетание будущей миссис Уильям Говард, а не возвращаться к тем страницам памяти, что запечатлели одно согласие и один отказ француженки, произнесённые двум разным мужчинам.
И Жизель в действительности меняет тему, однако не уходит в рассуждения, чем кремовые салфетки отличаются от точно таких же, но цвета слоновой кости. Её голос звучит резко, но это не задевает. Не задевает Шарлотту и обличённый в этот тон смысл произнесённых слов, потому что шведка, как и всегда, права и говорит то, что видит и чего не замечает сама ван Аллен. Она поднимает на Миррен серьёзный взгляд, и со стороны может показаться, что ещё мгновение — и огненно-рыжие волосы и впрямь вспыхнут ярким пламенем от того накала, что образуется в воздухе между двумя подругами, но несколькими секундами спустя брюнетка лишь равнодушно пожимает плечами, виновато приподнимая уголок губ в жалком подобии улыбки.
Да, наверное. Может быть, — протягивает она, проводя ладонями по столешнице, лишь бы куда-то деть руки и дать себе повод отвести взгляд в сторону. — Вот только... — француженка выдерживает недолгую паузу, покусывая губы, и пытается найти нужные слова. Можно попытаться отплатить Миррен той же монетой и попытаться во всех красках передать, что происходит в её голове каждый раз, когда нужно сказать или сделать что-то, что должно быть правильным и является таковым, но только не для неё. Но это не приведёт ни к чему, кроме как к очередному витку в этом разговоре, полном недопонимания, а ссориться сейчас ещё и с Жизель она совершенно не хочет, да и смысла в этом не видит. — Легко сказать. Сделать сложнее, — и если бы можно было просто сказать себе "стоп!" и щёлкнуть встроенным переключателем, отвечающим за тягу всё усложнять, то она давно бы уже это сделала, перестав мучить себя и других. Но, кажется, это не предусмотрено её комплектацией.
Казалось бы, сейчас в самый раз удариться в сопливые размышления и начать бесплатный сеанс дружеского психоанализа (Шарлотта втайне надеется, что Жизель получит ментальный сигнал, так отчаянно ею посылаемый, и перескочит на другую тему), но Миррен как всегда находит удачный момент, чтобы закончить с драмой, за что француженка ей благодарна. Она недовольно сводит брови к переносице, возмущенно глядя на подругу, и выставляет вперёд ладонь.
Воу, стоп! Между прочим, это ты мне не дала даже шанса! Или ты думаешь, я просто так с тобой вместе жить соглашалась? — окрашивая каждое слово подчёркнутым недовольством, проговаривает она, искренне рассмеявшись. — Ты мне, может, сердце только что разбила и последней надежды лишила! А теперь, раз уж ты замуж выходишь, — Шарлотта выдерживает паузу, принимаясь копошиться в сумке, чтобы достать из неё блокнот и щёлкнуть ручкой, — то рассказывай, какие планы и пожелания. Когда платье поедем смотреть?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » i'm always here for you