Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Око за око


Око за око

Сообщений 1 страница 20 из 95

1

Участники:
шехзаде Осман и Айше Хафса Султан
Зульнара Хатун
Место:
Османская Империя
Время:
15-16 век
О флештайме:
Шехзаде Осман становится мишенью любимой наложницы султана, которая мечтает после кончины падишаха посадить на престол одного из своих шехзаде. И ей это почти удалось, поскольку султан едва не казнил своего старшего сына, но ... помиловал его, отправив в санджак.
Предупреждение:
это полностью альтернативная игра, в которой используется лишь горстка фактов прошлого. Мы подумали о том,  что было бы если бы шехзаде Мустафа (сын Сулеймана Великолепного) избежал казни в свое время, да и не только.

http://funkyimg.com/i/2cgb2.jpg

Отредактировано Tony Danziger (2016-06-10 14:24:17)

+1

2

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Дни тянулись бесконечно долго... и по правде говоря, Осман уже успел потерять им счет. Сколько он уже находился в одной из камер дворцового зендана? Кажется прошло немногим больше двух недель, но шехзаде порой казалось что прошла целая вечность, с тех пор как он попал в подземелье. Небольшая, очень сырая и темная камера не способствовала каким-либо позитивным мыслям или надежде на светлое будущее - Осман был уверен, что со дня на день жестокий отец пришлет к нему палачей...
А ведь, казалось бы, еще совсем недавно все было совершенно по-другому. Семья молодого принца была безоблачной и счастливой: матушка купалась во внимании отца-повелителя и безраздельно правила во дворце, назло всем своим возможным соперницам. Осман был самым младшим в большой и дружной семье, где его все баловали без меры и обожали. Наследным шехзаде и санжак-беем Манисы был в то время старший брат Османа Махмуд, с самого раннего детства бывший гордостью отца и своих учителей и обещавший приумножить славу великой Османской империи. Так было... ровно до той поры пока какой-то злой рок не стал преследовать детей Айше-султан - первым предательская рука отняла у нее старшего сына, погибшего от отравленной стрелы во время охоты. Потом в счастливый Стамбул пришла другая напасть... страшная болезнь от которой не было спасения богатым и бедным. Черная оспа унесла одну из дочерей султана и две трагедии одна за другой заставили Баязид-хана и Айше несколько отдалится друг друга, а затем совершенно неожиданно возникла новая напасть. Она появилась в тот самый момент когда великий капудан-паша привез повелителю в дар новых наложниц для его гарема - так вышло, что среди них была девушка, которой суждено было не только пройти по золотому пути, но и стать любимицей султана. Сейчас эта рабыня носила имя Меликсима-султан и успела не только подарить повелителю троих детей, но и успеть настроить его против старшего сына, в результате чего Осман и оказался в зендане. Он уже давно перестал бояться смерти, хотя конечно же хотел жить (а кому не хочется прожить свою жизнь дальше в семнадцать лет?!), однако устал уже бояться неизвестности в собственной судьбе.
В империи все происходит по воле повелителя... или вернее сказать, одной женщины, что сумела завладеть его сердцем и помыслами. Так пусть уже все свершится? Чем вдруг оказаться нелюбимым сыном у собственного отца, лучше уж принять смерть из его рук...
Осман не сразу обернулся, когда лязгнул замок на решетчатой двери его камеры... еще несколько дней назад, он еще пытался морально себя подготовить к самому худшему, сейчас же ему было абсолютно все равно что будет дальше. Правда позже, после разговора с матушкой, молодому человеку будет очень стыдно за подобные мысли - она никогда не привыкла сдаваться и ее не сломила потеря двоих детей и любимого человека. Ведь после того как Баязид-хан увлекся Меликсимой, прежняя валиде была вынуждена уехать в старый дворец, фактически оставив своих детей на милость проклятой соперницы. Так Осману думалось, однако он и предположить не мог насколько хитрой и коварной была его мать - уехав, она не потеряла верных людей, что остались при дворе султана и исправно держали ее в курсе всех дел. А еще, постарались отвести Османа от края темной бездны на котором он оказался благодаря новой хасеки своего отца...
Обо всем этом шехзаде еще только предстояло узнать, но в тот самый момент когда в его камере появился начальник дворцовой стражи, ему подумалось что конец уже близок. Но вместо палачей, несколько стражников отвели его в покои во дворце, где уже был приготовлен ужин, хаммам и привычная для Османа богатая одежда. Ему объявили, что великий султан назначил его санджак-беем Манисы, куда ему и надлежит отправится, вместе с матерью и сестрой этой же ночью. Признаться поначалу Осман подумал что все это дурная шутка, но поверил милостивому решению своего отца, когда в комнату буквально примчалась его сестра, едва не плача от радости и бросилась его обнимать.
-Слава Всевышнему, отец одумался! -шепнула Хюмашах, расцеловав любимого брата. -Я так испугалась за тебя... я молилась день и ночь, лишь бы аллах не допустил беды... Собирайся скорее и давай поедем к нашей валиде? Она очень испугалась за тебя, хотя и не подавала виду - ты знаешь что она умеет быть сильной... но если бы что-то случилось с тобой, я боюсь представить что было бы с ней..
-Все позади... я надеюсь что это действительно так, -грустно усмехнулся Осман, обняв сестру. -Я согласен с тобой, давай как можно скорее покинем дворец... когда-то здесь был наш дом, теперь же мы здесь чужие. С тех самых пор как повелитель позволил валиде лишь навещать нас...
Едва только Осман и Хюмашах покинули Топкапы, как увидели возле дожидавшегося их экипажа отряд янычар во главе со своим агой. Переглянувшись, брат и сестра поняли что их мать уже успела обо всем узнать и позаботится о том чтобы ее дети добрались до старого дворца без каких-либо приключений...
-Мы все молили аллаха о вас, шехзаде, -поклонился Ферхат-ага, прежде чем открыть слуги открыли дверцу экипажа перед принцем и его сестрой. -Мне и моим людям выпала великая честь сопровождать вас до Манисы. Мы готовы отдать наши жизни за вас, без малейшего раздумья и промедления.
-Я благодарен вам и буду молить Всевышнего чтобы он не допустил подобного, -устало ответил Осман. Усевшись в карету, он не стал говорить сестре насчет одолевавших его сомнений... а что если это назначение в санджак всего лишь ловушка? Что помешает фаворитке отца устроить такой же "несчастный случай" на охоте как и тот в результате которого погиб Махмуд?
-О шехзаде... у меня нет слов чтобы выразить свою радость! -торопливо засыпал приветствиями Османа смешной ага, что прислуживал его матушке уже много лет. -Айше-султан будет очень счастлива видеть вас - она уже давно ждет вашего приезда... поторопитесь ради аллаха, прошу вас!
Когда слуги открыли двери в комнату где Османа ждала его мать, ему стало очень стыдно за все свои глупые мысли... Только Всевышний мог знать что довелось пережить ей, когда она узнала что ее теперь уже единственного сына могут казнить по прихоти ее соперницы - но при всем при этом, Айше-султан не потеряла своего прежнего величия и достоинства и не позволила себе опустить руки и молча ожидать очередной беды.
-Валиде... я уже и не надеялся, что снова вас увижу, -Осман сделал шаг к матери и сначала как и полагалось, поцеловал ей руку. -Клянусь вам, что больше никто не заставит вас уронить не одной слезы... я этого не позволю.
Мать крепко обняла своего шехзаде, прежде чем что-либо ответить... а он еще раз мысленно пообещал себе, что больше ей не придется переживать и страдать из-за него.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-03 14:52:24)

+1

3

[NIC]Ayşe Hafsa Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ch2e.jpg[/AVA]
Сколько дней провела в страхе за жизнь своего любимого сына Айше Хафса Султан? Наверное, уже и не счесть их количество, ведь мать не может не бояться за своих детей, однажды уже познав боль утраты. Конечно, можно потерять что угодно, но никогда нельзя сравнивать боль потери ребенка с той же самой утратой любви мужчины. Эта боль ни с чем несравнима. И это султанша знала наверняка по собственному опыту. Ей не нужно было рассказывать, какого это – потерять сына или дочь. Все-таки эта боль потери одинаково бьет по душе матери, что никогда не забудет этого вкуса горечи и беспомощности, которую она испытала перед судьбой. Но, разве только судьба была виновата? Если бы не какой-то предатель плел интриги, ее Махмуд был бы жив. Он был бы санджак-беем Манисы, а она была бы рядом с ним и не должна была издалека смотреть за тем, как растут ее дети. В прочем, как и не должна была бы украдкой наблюдать за тем, как некогда близкий и обожаемый мужчина становится совсем чужим, сторонится ее, увлекаясь более молодой наложницей, что также не сидела на месте, угрожая остальным детям Султана Баязид-хана.
Да, Айше теперь знала свою ошибку. Ей не следовало так безболезненно и легко отпускать от себя Баязида. Она ведь не боролась даже за него. Судьба тогда, казалось, раздавила мать четырех детей Султана, нанося удар за ударом, от чего женщина почти сдалась на ее волю. В прочем, в памяти ее жил еще облик прежней валиде, матери Баязида, которая и подарила ее будущему султану великой империи. Та женщина была определенно мудрой женщиной, мирившейся с традициями гарема. У нее не было статуса главной Хасеки, но при должном стечении обстоятельств и поддержке важных пашей, она сумела возвести на престол своего единственного сына, которого продолжала охранять на протяжении всей своей жизни. И ведь именно после смерти валиде, Айше Хафсе Султан пришлось пережить все удары судьбы. Как интересно, не находите?
В прочем, Айше уже была далеко не такой наивной девочкой, как раньше. Она сумела оправиться после ударов судьбы и осознала все свои фатальные ошибки, которых она впредь не повторит. Нет, конечно, бороться за Баязыда, увлеченного молодой хасеки, она не собиралась. Женщина выжидала тот момент, когда придет время занять старшему шехзаде престол. И этим шехзаде будет ее Осман, ее последняя радость в этой жизни. Самый младший сын, рожденный в счастливые дни, которые теперь напоминают скорее древнее сказание. А ведь, действительно, сколько лет с тех пор прошло? Семнадцать. Даже страшно подумать, но Айше вспоминает те дни.  Она не забывает, ради сына и дочери, которые не должны познать несчастья. Костьми она ляжет, а добьется для своего ребенка всего того, на что он заслуживает. И никто не отнимет у него ни жизни, ни престола его отца.
Собираясь в поездку, пока ее верные служанки помогали ей с одеждой и украшениями, султанша пристально смотрела на свое отражение в зеркале. Да, время, отведенное для ее молодости и красоты уже начало уходить, не смотря на то, что их еще можно было рассмотреть на ее лице, подпорченном морщинками. Но этот целеустремленный взгляд, эта уверенность в ее глазах – не исчезнут никогда.
- Султанша, шехзаде Осман вместе с Хюмашах Султан отбыли из дворца и скоро будут уже здесь, - доложил преданный ага султанше, что улыбнулась одним лишь уголком своих губ.
- Наконец-то, - тихо произнесла женщина, движением руки отослав своих служанок, что постарались на славу. – Наконец-то мы увидим сына, нашего шехзаде, что займет то место, которое по праву принадлежит ему, - выдохнула, как молитву она, прикрыв на время глаза. Одному Аллаху было известно, что за молитвы она возносила к Всевышнему и вчера, и сегодня. Правда, полагаться на одного Аллаха женщина более не собиралась. Чтобы вытащить сына из зендана и обеспечить ему санджак именно сейчас, ей пришлось потянуть за нужные ниточки, за действиями которых будут, как всегда, наблюдать верные ей люди. Они будут докладывать своей султанше, кто хранит преданность главному шехзаде, чтобы по восхождению на престол он смог всех наградить за верную службу по справедливости. И она будет рядом с ним в тот долгожданный час. Она будет наблюдать из девичьей башни за тем, как ее шехзаде садится на престол и раздает жалование войску.
И вот стук в двери, предшествующий их открытию, осведомил султаншу о прибытии ее сына. Вот и наступила долгожданная встреча.
- Мой Осман, сын мой, - произнесла женщина, открыв свои объятия для самого младшего своего ребенка, которого ей удалось вырвать из лап смерти, и крепко-крепко прижала его к себе. – Мой лев, ты – моя гордость и моя радость, как я рада, что ты снова рядом со мной! - тихо добавила она, не разрывая своих объятий с сыном, к волосам которого она прикоснулась своими тонкими устами. – Мы больше не познаем горя, да Аллах поможет нам в этом, - в ответ на обещание сына, произнесла Айше. Сейчас пока еще было рано говорить о своих далеко идущих планах, когда они были в столице. Но, вот в санджаке они сделают все ради того, чтобы приблизиться к желанной цели.
- Ты, наверное, устал? Давай, присядем, - предложила султанша, прежде чем держа за руку сына, повела его к тахте, на которой она обычно отдыхала в дневное время и принимала своих гостей, что пожаловали в старый дворец, дабы навестить ее. Следом за ними последовала и Хюмашах. Но, прежде чем продолжить разговор с детьми, Айше велела их оставить наедине и принести угощений – ее сын и дочь должны были перекусить, ведь она уже сегодня планировала отбыть в путь. Все-таки медлить и ждать в столице в большинстве случаев, нельзя было. Этого и не собиралась делать султанша.
- Осман, я думаю, ты знаешь, по чьей вине тебе пришлось пережить заключение? – когда они остались наедине, женщина тихо заговорила. – И если эта женщина не успокоится впредь, если твой отец-повелитель будет дальше слушать только ее: нам придется принимать меры. Этим мы и должны заняться в Манисе. Мы будем готовы ко всему, мой шехзаде. Никто больше не посмеет заключить тебя в зендан…

+1

4

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Осман последовал за матушкой и послушно уселся на мягкую и удобную тахту - и пока Айше-султан отдала распоряжения слугам принести угощения для ее детей, огляделся по сторонам... вся обстановка что окружала его любимую валиде вот уже несколько лет подряд, была недостойна ее взора...
А ведь еще совсем недавно, казалось, все было совершенно иначе? Отец-повелитель обожал свою единственную и любимую женщину больше собственной жизни и всегда окружал роскошью, щедро даря не только богатые подарки, но и всего себя. Так было с тех пор как Осман себя помнил - его родители были безмятежно счастливы и баловали своих четверых детей как только могли. Помнится, уже в шесть лет маленький шехзаде получил в подарок самого первого своего боевого коня... и это было настолько незабываемо и волшебно, что он не забыл собственных впечатлений от того дня и по сей день. Тогда во дворце все готовились к дню рождения Османа и он едва-едва сумел дождаться этого дня, настолько ему не терпелось получить долгожданные подарки и повеселится на празднике в свою честь. Настоящее волшебство началось уже с самого утра, когда в комнату маленького принца пришел его старший брат и хитро улыбаясь сообщил, что Османа кое-кто ждет в дворцовом саду.
-А кто это, аби? -хихикнул Осман, после того как няня подала ему новенький кафтан вышитый золотыми цветами - не хуже чем у самого отца-повелителя. -Кто меня ждет?
-Не все сразу, маленький львенок, -рассмеялся Махмуд, потрепав  братишку по голове. -Сейчас мы спустимся в сад и ты сам все увидишь. Эсме-хатун, ты пока можешь отдохнуть, я сам пригляжу за шехзаде.
-Как вам будет угодно, -поклонилась няня и улыбнулась Осману. -Идите с вашим братом, шехзаде - кажется вам сейчас подарят что-то совершенно особенное!
Осман не стал себя долго упрашивать и охотно протянул руку Махмуду, а когда тот привел его в сад, замер на месте и ахнул от восторга... потому что на одной из дорожек стоял превосходный боевой конь с полной амуницией - истинный сын западного ветра, тонконогий, прекрасный и стоивший целого состояния.
-Ну что же ты остановился? Неужели не нравится? -к Осману подошел Баязид-хан и подхватил его на руки. -Ты же просил настоящую большую лошадку, сынок - так что теперь Махмуд сам будет учить тебя ездить верхом.
-Спасибо, повелитель.., -Осман счастливо улыбнулся, обняв отца, прежде чем тот посадил его в седло. Тогда великий султан был совершенно другим... но теперь, с некоторых пор он словно старался не замечать своих старших детей. Это было чертовски обидно и больно...
-Осман, почему ты ничего не ешь? -заботливо поинтересовалась Хюмашах, вырвав брата из плена давних и счастливых воспоминаний. -Посмотри, валиде распорядилась приготовить все что ты любишь - попробуй пожалуйста? Ты не притронулся к ужину во дворце...
-Я просто задумался немного, -шехзаде улыбнулся, прежде чем вспомнить о своей порции ужина. -Мне думается, что нам следует покинуть Стамбул сегодня же ночью... я не хочу здесь оставаться... Предатели окружают нас со всех сторон и нашептывают отцу грязную клевету, которой он готов поверить. Теперь я понимаю как погиб Махмуд... и мне горько от одной мысли, что наш отец мог приказать избавится от него.
-Не говори так.., -грустно вздохнула Хюмашах и посмотрев на мать тут же поспешила добавить. -Валиде совершенно права - мы больше не позволим причинить тебе зло или увезти тебя от нас...
Осман накрыл ладонь матери своей и посмотрел ей в глаза - удивительно красивые и сиявшие сейчас от радости куда ярче драгоценных алмазов в ее диадеме. В эту самую минуту он понял, что Айше-султан готова ради него на все - и наверняка обрушила бы небо на Топкапы, если бы только узнала что Баязид-хан решится убить своего теперь уже старшего шехзаде.
-Прикажите срочно собираться, валиде... в Сарухане у нас будет новая жизнь и я сделаю все чтобы вам и сестре там было хорошо. Вам больше не придется драться за меня - после всего что случилось, я буду вашим защитником от всех бед.
Той же ночью Айше-султан вместе со своими детьми покинула старый дворец и под охраной верных янычар направилась в Манису. Она всегда была предусмотрительна и хитра, так что отправила своих людей в предназначенный для ее сына дворец сразу как только узнала о том что Османа освободили из зендана. Едва только шехзаде переступил порог своего нового дома, как ему уже доложили что все покои приготовлены, а совет приближенных сановников соберется как только ему будет угодно. С этого самого момента Осман стал полноправным санджак-беем и мог вершить суд, а так же следить за исполнением всех священных законов великой империи, созданной его славными предками.
Спустя несколько дней после приезда в Манису, у валиде-султан попросил аудиенции старый воспитатель Османа - человек верный и преданный и любивший шехзаде словно собственного сына. Когда молодого принца заключили в подземелье по надуманному обвинению, Омер-эфенди постарался сделать все чтобы повелитель одумался, часто даже рискуя собственной жизнью.
-Госпожа, я хотел поговорить с вами об очень важной вещи, -начал эфенди, после того как поклонился султанше и она милостиво согласилась его выслушать. -После этого заключения в подземелье, наш шехзаде изменился и очень повзрослел... мне кажется, что сейчас он живет, ожидая очередного удара от повелителя. Так нельзя... и я позволил бы себе посоветовать вам как-то отвлечь шехзаде Османа от этих тяжких дум. Ему бы надо вспомнить, что он еще молод и должен не только заниматься делами санджака, но и находить время для отдыха.
Естественно, Осман ничего не подозревал о подобных разговорах - и в тот самый момент пользовался драгоценными минутами отдыха, тренируясь на саблях с Ферхатом-агой. За пределами города располагался тренировочный лагерь в котором янычары обычно проводили свои летние учения. Шехзаде с удовольствием посещал этот самый лагерь, высоко ценя отвагу и несомненные боевые качества храбрецов, составлявших элиту османской армии - и эти отважные воины платили ему той же монетой. Ферхат-ага согласился продолжить ратное обучение молодого принца и сейчас был весьма доволен успехами своего ученика.
-Ваша сабля словно молния, шехзаде, -улыбнулся ага, когда было решено устроить небольшую передышку и пару минут посидеть в тени, ведь день был достаточно жарким. -Если вы будете так же упорно тренироваться каждый день, вам не будет равных.
-Я стараюсь, -ответил Осман, взяв у слуги чашу с освежающим питьем. -Наши уроки помогают мне ненадолго забыться и позабыть обо всем что недавно произошло. Порой мне кажется, что все что у меня есть сейчас... ненадолго, Ферхат-ага. В любом случае, я не могу позволить быть себе беспечным ребенком, как было раньше...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-30 21:01:49)

+1

5

[NIC]Ayşe Hafsa Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ch2e.jpg[/AVA]
Осман был тих и вдумчив. Он присел рядом со своей матерью на тахте перед маленьким столиком, на который служанка и поставила большой серебряный поднос с самыми любимыми угощениями шехзаде. Это было, пожалуй, на данный момент времени единственным, что могла сделать для своего любимого сына Айше Хафсан Султан. Все-таки в столице у нее были несколько связаны руки, тогда как в Манисе она сможет куда больше. В прочем, сейчас это ее не так сильно волновало. Сейчас она смотрела на вдумчивого сына и понимала, что выпавшие на его долю испытания сделали его несколько другим. Теперь Осман не был наивным ребенком. Он был молодым львом, что желал наказать своих обидчиков, пусть даже сам не знал, что главным их противником и недругом был никто иной, как сам повелитель. Не слушай он свою новую наложницу, быть может, тень подозрений никогда бы не упала на его старшего сына. В то, что Баязыт приказал убить своего сына Махмуда на охоте, султанша до сих пор отказывалась верить. Хотя, в тот день, когда ей сказал верный ага о случившемся в Эдирне и том, кто был повинен в смерти наследника престола, она все ещё была влюблена в своего повелителя. Она просто не желала замечать его жестокости и просто не понимала, чем был неугоден Баязыду Махмуд.
Валиде обменялась взглядами с дочерью, прежде чем она отвлекла своего брата от невеселых, судя по его выражению лица, дум. Султанша как раз собиралась осторожно пожурить сына и напомнить ему, что он должен хорошо питаться, если не ради себя и собственного здоровья, то хотя бы пади неё. Пережить смерть ещё одного ребенка для неё было хуже собственной смерти. Однако тут же юный лев обратился к своей матери, на что она очень осторожно улыбнулась. Все-таки сын разделял ее желание отправиться в путь, как можно раньше. Ей даже не пришлось озвучивать своего желания. Но, улыбка в одночасье погасла на лице женщины, когда сын заговорил о кончине своего старшего брата. Ворошить сейчас ту историю… стоило ли? Теперь они не допустят таких же ошибок, как прежде. Они будут вести собственную игру на опережение. Они будут осторожны. И заглянув в глаза своего шехзаде, Айше не могла скрыть гордости за своего льва, готового не только бороться за свое, но и защищать своих близких.
- Мне нет нужды, мой лев, этого делать, потому что все вещи уже собирают. И пока слуги ещё заняты сборами необходимых нам в дороге вещей, я хочу, чтобы ты поел, сынок. Тебе нужно хорошо питаться и не забывать о своем здоровье. Ты должен помнить, что у нас с Хюмашах есть только одна надежда и радость. И это ты, мой лев, - произнесла султанша, держа руку своего сына в своей. – Дай Аллах, нам не придется больше пройти через такое испытание еще раз, а если и придется – мы обязательно победим, мой храбрый лев, - уверила женщина сына, после чего они еще немного посидели в комнате. Ну, а когда доложили о том, что все уже готово к отъезду, Айше довольно улыбнулась и вместе с сыном и дочерью последовала к карете, что уже ожидала на них, и в сопровождении всего почта они отправились в Манису, где старший наследник повелителя стал главным санджак-беем.
Дни в Манисе проходили один за другим, поочередно сменяя друг друга. И, быть может, если бы не горький опыт былых дней, все они быстро забыли бы о том, что случилось совсем недавно в столице. Вот только никто не мог забыть: ни валиде, ни Хюмашах Султан, ни тем более Осман. В прочем, им всем необходимо было время, чтобы адаптироваться к новым условиям, однако это не значило, что срочные дела следовало бы оставлять на самотек. Как и свою месть, жажда которой назревала с каждым новым днем все больше. Змея, которую пригрел на своей груди Баязыд, еще его погубит, но не ради него желала отомстить новой хасеки Айше.
Султанша была занята делами дворца своего сына и проверяла расчетные книги, когда одна из служанок доложила о том, что ее аудиенции просит Омер-эфенди. Несколько удивившись о тех причинах, которые привели этого доброго человека к ней, женщина все-таки велела пропустить его и отложила дела ненадолго.
- Здравствуйте, Омер-эфенди, - в знак приветствия и старой дружбы, султанша кивнула в знак своего приветствия, подправив его осторожной улыбкой, прежде чем эфенди заговорил. И нужно сказать, Айше Хафса Султан нашла совет Омера весьма разумным. – Вы правы, львенок стал молодым львом, что жаждет действий. Признаться по правде, я уже думала об этом. Не только отдых моему сыну нужен, но и наследник. Я поговорю с ним об этом, и я позабочусь о нем, не волнуйтесь, - ответила султанша, мысленно начав рисовать в своей голове план. Все-таки первую лучшую девку подсовывать своему любимому сыну, она не желала. В прочем, она знала уже, какими бывают наложницы. Именно поэтому она сама подберет каждую кандидатку на внимание шехзаде и обучит ее тому, как следует вести себя. Но, прежде ей следовало дождаться возвращения сына, чтобы обсудить с ним некоторые вопросы. И вопрос отдыха от проделанной работы следовало также поднять.
- Мой лев, как прошел твой день? – спросила султанша у сына, когда он зашел к ней после своего возвращения в дворец. – Мне рассказали, что ты сегодня тренировался в корпусе янычар - это хорошо, тебя воины любят. Но, я также слышала, что говорят, будто ты слишком усердствуешь в заботах о санджаке. И, признаться честно, обеспокоилась этим: тебе не нужно загонять себя. Сейчас время нам не враг. Мы сумеем собрать достойную поддержку здесь в Манисе. Я уже рассматриваю некоторые варианты строительств фонтанов и бань для жителей санджака, и если ты не будешь против – мы возведем их здесь, чтобы каждый житель знал, что его санджак-бей заботится о них. Также и в других провинциях должны знать, какой заботливый санджак-бей управляет главной провинцией и скоро наследует своему отцу. И если повелитель не будет гордиться тобой в тот день, когда эти известия дойдут до его ушей, знай, что тогда и придет наше время. Но, до этого ты должен быть осторожен и заботиться о себе. Завтра я устрою для тебя праздник, и ты выберешь для себя новую наложницу: пришло время совместить приятное с полезным. Тебе нужен наследник, сын мой.

+1

6

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
-Не говорите так, шехзаде, -тут же ответил ага янычаров, посмотрев на наследника великого султана. -Вам прекрасно известно, что ваши верные и преданные воины готовы в любой момент отдать за вас свои жизни...
-Я знаю об этом и безмерно благодарен.., -тихо произнес Осман. -Однако, я не сделал ничего такого чтобы заслужить столь преданную и верную любовь... пусть даже мой отец-повелитель и пытался обвинить меня в заговоре с участием вашего корпуса... Теперь мне кажется, что рано или поздно он доведет дело до конца, потому как слушает своих советников и ту женщину, что заменила для него мою мать.
-Шехзаде... вы знаете о том что произошло несколько лет назад, когда пришло известие о гибели вашего брата? -Ферхат-ага, повертел в руке серебряную чашу с водой, но затем решительно отставил ее в сторону и вопросительно взглянул на молодого принца. -Уверен, что наша милостивая и щедрая валиде не рассказывала вам об этом...
-И что же произошло? -Осман удивленно поднял брови, посмотрев на янычара. Да и что могло произойти? Он помнил что его мать была убита горем, однако нашла в себе силы жить дальше ради своих детей... а отец именно тогда и начал отдаляться от нее и в конце-концов нашел утешение в объятиях другой женщины. -Мой брат был более достойным наследником престола чем я... поэтому его и сразила предательская рука.
-Когда шехзаде Махмуд погиб, в корпусе начались волнения... тогда еще случилось так что ваш отец задержал выплату жалования своим верным янычарам. Вы ведь знаете что случается, если такое происходит? -после того как Осман согласно кивнул, Ферхат-ага продолжил. -Вашего брата все любили и его подлое убийство разозлило всех янычар... и они пришли ко дворцу, требуя справедливого возмездия за столь подлое убийство и грозя обрушить дворец на головы недостойных. Опасную ситуацию сумела разрешить лишь Айше-султан, лишний раз доказав что является единственной достойной спутницей повелителя.
-Я не слишком хорошо помню те события, -шехзаде тихо вздохнул. -После того как погиб брат и от оспы умерла Хандан, матушка приказала увезти меня и Хюмашах в загородный дворец. Я понятия не имел, что в  Стамбуле назревал настоящий бунт...
-Ваша матушка выплатила жалованье корпусу, а так же уговорила всех вернутся в казармы. А теперь задумайтесь, что было бы сейчас, если бы она позволила себе поддаться горю?
Осман не отвел своего взгляда, когда ага внимательно посмотрел ему в глаза. Что он мог ответить на этот вопрос? Как верный и преданный сын своего отца, он вообще не должен был слушать подобных речей и обязан был приказать немедленно казнить наглеца, что их вел... вот только преданность молодого принца начала иссякать в тот самый день когда повелитель приказал заключить его в зендан и заставил жить ежедневным ожиданием неминуемой смерти.
-...сейчас вы были бы нашим повелителем. И я прошу вас запомнить мои слова и знать, что ваши верные янычары не позволят упасть волосу с вашей головы, шехзаде, -продолжил Ферхат-ага. -Именно поэтому ваш отец и не посмел просить фетву у шейх-уль-ислама.
Услышанное не укладывалось в голове у Османа - он должен был немного побыть один, чтобы привести в порядок собственные мысли что сейчас были подобны рою перепуганных пчел. По сути дела, сейчас ему довелось узнать что янычары готовы в любой момент устроить ради него дворцовый переворот... однако, пока что шехзаде не был готов к чему-то подобному. Резко поднявшись и забыв прихватить свой кафтан, молодой человек направился в дворцовый сад - Ферхат-ага лишь молча поклонился, прекрасно поняв что творилось в душе наследника престола в данный момент. Он еще молод и ему только семнадцать лет, однако его время еще придет - и тогда с помощью мудрой и хитрой валиде-султан, империя получит куда более достойного султана.
Тем временем, прогулявшись по саду, шехзаде решил подняться в покои своей валиде, но вовсе не для того чтобы обсуждать с ней все услышанное от янычарского аги. Ему просто хотелось увидеть любимую мать, что всегда готова была защищать его от всех бед... а еще, теперь Осман понял, что фетва на его казнь по сути дела означала бы начало самого настоящего и кровавого бунта.
-Я очень хорошо провел время, тренируясь в корпусе, валиде, -улыбнулся шехзаде, после того как почтительно поцеловал руку матери. -А что до забот санджака... знаете, мне бы хотелось обсудить с вами некоторые неотложные дела, которые обсуждались на совете. До меня дошли жалобы на некоторых сановников, что думает не о благе Манисы, а о собственном кармане. Когда я решу эти проблемы, то обязательно займусь благоустройством моего санджака.
Осман уселся на диване рядом с матушкой и с удовольствием отпил немного прохладного щербета из чаши что ему подала одна из рабынь. После того как Айше-султан упомянула о желанном для нее внуке, молодой человек не мог не улыбнутся в очередной раз.
-Признаться, я уже забыл что такое праздники, валиде... порой мне очень хочется не думать о прошлом и смотреть вперед без опаски. Пусть будет праздник - я уверен, что и Хюмашах с радостью примет вашу прекрасную идею.
Вечером этого же дня были начаты приготовления к празднику, а гарем что был собран для наследника престола облетела радостная новость - сама валиде в скором времени посетит девушек и выберет самых достойных и красивых для своего любимого сына. Предупрежденные верным агой что служил Айше-султан уже довольно долгое время, калфы приказали наложницам привести себя в порядок и после хаммама выдали каждой новые наряды и украшения.
-Девушки, слушайте внимательно! -громко произнес Бюль-Бюль-ага, когда рабыни выстроились перед ним. -Сегодня вас посетит валиде-султан, так что ведите себя подобающим образом и не смейте открывать ртов, пока она не позволит вас заговорить! Те кто будут умными, вежливыми и послушными, пройдут по золотому пути и получат шанс возвысится!
После того как наложницам разрешили разойтись, они расселись на своих кроватях и начали тихонечко переговариваться, обсуждая услышанную новость. Естественно все они мечтали стать фаворитками молодого принца, но прекрасно понимали, что выбор за него как и полагается по правилам гарема должна сделать его матушка. Но как же понравится ей?
-Я очень боюсь нашу валиде-султан..., -тихо шепнула одна из девушек своей ближайшей соседке. -Если мы ей не понравимся, она может приказать продать нас на невольничьем рынке...
-Машалла! Не говори так! -испуганно ответила вторая наложница. -Меня до сих пор трясет от страха, когда я вспоминаю как меня везли на корабле в Стамбул...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-30 23:08:27)

+1

7

[NIC]Ayşe Hafsa Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ch2e.jpg[/AVA]
На самом деле, Айше Хафсан Султан весьма неоднозначно отнеслась к назначению своего сына санджак-беем Манисы. С одной стороны Повелитель выделил своего старшего сына среди других своих сыновей, ведь согласно принятому закону, именно тот шехзаде, что правит в Манисе, является главным кандидатом на престол своего отца. Да, после нескольких дней эйфория радости спала, и теперь пришло время для толики тревоги. Не задумал ли чего Повелитель? Вдруг, ему захотелось проверить своего старшего сына не только на деле, но и подослав ему каких-нибудь испытаний. В прочем, даже если это было не так, султанша не собиралась списывать со счетов фаворитку Баязыд-хана, которой вряд ли хотелось терять своих сыновей и даже напротив, хотелось увидеть своего сына на престоле. Все-таки титул валиде, который приходит к матери Повелителя, значит в гареме бесспорную власть. Разве столь властная женщина сможет отказаться от подобного? Быть может сама Айше смогла бы смириться с тем, что ей не достался столь важный и высокий титул, вот только она не собиралась мириться с тем, что у нее могли отнять сына. Ради него она старалась всегда и сейчас особенно.
Слушая Османа, женщина довольно улыбнулась: шехзаде не только поступал правильно, проводя в корпусе янычар свое время, но и любил это время провождение. В первую очередь, это значило хотя бы то, что в случае необходимости возглавить войска санджака, санджак-бей во главе своего войска являлся его настоящим командиром, за которым янычары пойдут и в огонь, и в воду. Они будут драться за него до последней капли крови. И надо сказать, что теперь мудрая султанша могла в полной мере оценить воспитание, которое дала своему сыну: он был не просто умен, но должен был стать справедливым и добрым для своего народа правителем. Именно тем сильным наследником, о котором и говорит Мехмет Фатих. Уж время-то покажет, и Айше Хафсан Султан в этом нисколько не сомневалась. К тому же, молодой шехзаде уже определил последовательность своих дел в санджаке, что еще больше обрадовало его мать, которая могла лишь сдерживать свою радость, дабы не призвать на них обоих дурных взглядов.
- Я рада тому, что ты уже определил последовательность своих забот – это очень важно, мой лев, - накрыв руку сына своей, султанша легонько сжала ее в своей, улыбнувшись сыну теплой и мягкой улыбкой. Все-таки он давно уже заслужил глоток отдыха в чреде этих тревожных и богатых на события дни. – Мы с Хюмашах все устроим, мой лев. Ты ведь давно уже заслужил на отдых, время, для которого всегда нужно уметь выделять. Ведь, если не уделять времени отдыху, тогда можно преждевременно выдохнуться, а Аллах нас учит бережно относиться к тем дарам, которыми он нас одарил. И наша собственная жизнь – это и есть бесспорный дар Аллаха, - добавила султанша, что еще какое-то время просидела вместе с сыном в своих покоев, а когда он покинул их, дала необходимые распоряжения калфам, чтобы те подобрали подходящих девушек для шехзаде. И ведь нужно было выбрать самых красивых невольниц, прибывших в Манису из самых разных сторон мира и Великой Османской Империи.
На следующий день, одевшись при помощи своих служанок, Айше Хафса Султан велела привести в свои покои тех девушек, которых отобрали калфы накануне вечером. Ими оказалось шесть девиц, бесспорных красавиц на любой вкус и цвет. Так что, валиде осталась довольной проделанной работой своих калф, и сдержанно улыбнулась девушкам, что опускали свои глазки к полу, опасаясь встречаться взглядом с султаншей. В прочем, это было хорошим знаком. И значило, если не покорность наложниц, так хотя бы толику страха перед матерью шехзаде, которая могла без зазрения совести приказать непокорных хитрюг сбросить в море или удавить шелковым шнурком, если бы она заподозрила одну из них хотя бы в каком-то из самых мелких грешков. Ни одна из этих девиц не должна даже допускать мысли о том, что сможет иметь влияние на ее сына: он сам способен принимать решения. Да и султанша уже видела пример Меликсимы-султан, которого ей за глаза хватило.
- Сегодня вечером мы устраиваем праздник для шехзаде, - огласила султанша привычным своим тоном голоса. – Вашей задачей будет сделать все ради того, чтобы шехзаде смог отдохнуть и провести хорошо время. После он выберет себе одну из вас. Так что, постарайтесь не разочаровать его ожиданий, - продолжила женщина. – От вас же я кроме всего потребую полного подчинения и покорности, иначе продам на рынке. Но, об остальном вам уже расскажут и научат калфы, - добавила Айше, прежде чем велела увести девушек готовиться к вечеру. Прежде чем они предстанут перед глазами ее сына, им придется не только довести свою красоту и платья до совершенства, но и выучить танец, который они должны будут исполнить шехзаде. И, как бы там не казалось, что времени достаточно, но помня о том времени, когда она была сама наложницей, Айше понимала – будет не так уж и просто подготовить нечто впечатляющее и идеальное.
- Нигяр-калфа, - прежде чем султанше принесли ее кофе и угощения к нему, Айше Хафса Султан окликнула одну из своих верных калф, - скажи мне, были ли вести от наших птичек в столице? – спросила она совершенно тихим и ровным тоном голоса.
- Пока еще все тихо, султанша. Но, как только, так сразу я обязательно дам вам знать, - ответила покорная служанка, наклонившись ближе к уху султанши.
– Хорошо, - согласилась валиде. - Доложишь мне вечером, кого все же избрал себе Осман, а пока позови мою дочь и скажи, что я хочу прогуляться с ней по парку. У нас есть, что обсудить, - огласила указания своей самой верной служанке, что уже не единожды выручала и помогала султанше, как в то время, когда ее жизнь была безоблачно счастливой, так и позже, когда ее сослали в старый дворец, как неугодную.

+1

8

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Следующий день для Османа, как и обычно начался с заседания совета и обсуждения всех неотложных дел санджака. Шехзаде еще не успел подробно рассказать своей матушке о тех доносах на приближенных сановников, которые он получил, едва только приехал в Сарухан... однако, если все эти сведения были правдивы, то многие паши в скором времени могли лишится головы за свои "деяния". Один из них, некий Искандер-паша, к примеру держал за горло местные торговые гильдии и брал дополнительную плату в свой карман за возможность торговать, что было недопустимо по законам османского государства. Наследнику престола предстояло выяснить правду, чем он и решил заняться после совета, приказав своей охране одеть простые плащи и постараться не выделяться из толпы.
-Позволено ли мне будет узнать, что вы задумали, шехзаде? -поинтересовался Омер-эфенди, когда Осман отправился в город. -Мне кажется... что все эти дела с взяточничеством следовало бы передать кадию - ведь это его обязанность вершить справедливый суд.
-Лала, ты прекрасно знаешь, какое наказание должно последовать за подобные преступления... но я не хочу лишать человека жизни не убедившись в том что он виновен. Где еще можно узнать о чем сейчас говорят люди как не на базаре? -ответил принц. -Мы поговорим с торговцами и после этого начнем самое тщательное расследование. Если факт взяточничества будет доказан, то Искандер-паша будет казнен, а его имущество конфисковано...
-Как вам будет угодно, шехзаде, -поклонился воспитатель наследника и затем отошел к его телохранителям, приказав им смотреть в оба и близко никого не подпускать к Осману.
-Не беспокойтесь, почтенный эфенди, -ответил один из переодетых стражников. -Мы не позволим и мухе пролететь рядом с нашим господином.
Как оказалось, рынок в Манисе был очень большим и по праву мог поспорить со стамбульским - как в своих размерах, так и в ассортименте самых разных товаров что продавались здесь. Шелка, пряности, украшения, ковры, различные продукты - еще не весь список того что красовалось в лавках местных торговцев. Оглядываясь по сторонам, Осман подумал, что "дань" со всех этих людей наверняка должна была безмерно обогатить Искандера-пашу, особенно если учесть тот факт что он давно уже находился на своем посту.
-Молодой господин, не стесняйтесь, подходите ближе! -окликнул тем временем Османа один из торговцев коврами. -Подобного товара вы не найдете во всем городе - эти ковры куда лучше тех что привозят из дальних стран! Взгляните, это работа моей жены и двоих дочерей, самый лучших мастериц в Сарухане!
-Я мало что понимаю в коврах, -улыбнулся шехзаде, подойдя к лавке и посмотрев на выставленные ковры: они и вправду были очень хороши и радовали глаз красивым и сочным орнаментом. -Они должно быть дорого стоят?
-Ручная работа всегда дорого стоит, господин, -поклонился торговец, сразу поняв что перед ним явно не простой юноша. Под обычным плащом, какие нередко можно было увидеть на приезжих или путешественниках, на нем был явно дорогой шелковый чапан, а на рукоятке сабли сверкали драгоценные камни. Плюс еще молодого человека явно сопровождала охрана... -Скажу вам по секрету - я давно бы уже обогатился и сумел заработать на достойное приданое своим дочерям... если бы не налоги, которые приходится платить. Искандер-паша давно уже прибрал к рукам всю торговлю в Сарухане...
-Эфенди, ты лучше бы поменьше болтал языком, -тут же произнес сосед торговца коврами, на прилавке которого были разложены различные редкие пряности. -Прекрасно знаешь, что если мы не будем платить, он не позволит нам торговать... и как тогда будут жить наши семьи?
-Почему вы не пожалуетесь кадию? -Осман нахмурился. -Он обязан принять все жалобы и передать их новому санджак-бею. Или вы не слышали о том что в Манису прибыл старший сын повелителя?
-Местный суд давно уже в кармане у Искандера-паши, -тяжко вздохнул купец что торговал пряностями. -А до нашего шехзаде - да продлит аллах его дни в радости и покое - наверняка не доходят наши жалобы...
-Напрасно вы так думаете. Я уверен, что он в скором времени наведет порядок и накажет всех взяточников и казнокрадов в Манисе.
-Иншалла, господин, -тихо сказал торговец коврами. -Наш шехзаде еще слишком молод и наверняка во всем слушается своих советников.... Кажется Искандер-паша один из тех кто входит в нынешний совет дивана - он хитер и расчетлив, так что без труда сумеет заморочить голову юному принцу.
-А вот это мы еще посмотрим, -развернувшись, Осман направился дальше по рядам торговцев и узнал еще много интересного о своих ближайших советниках. Определенно, ему стоило заняться этим змеиным гнездом как можно скорее, а также узнать правду ли говорили люди о местном кадии. Если все жалобы на него были правдивы, то в скором времени он должен был лишится своей должности...
Итак, вернувшись во дворец, шехзаде первым делом отдал Омеру-эфенди распоряжение начать самое тщательное расследование темных делишек местных высокопоставленных чиновников и едва даже не забыл о приготовленном для него празднике. Обо всем молодому принцу поспешил напомнить Бюль-Бюль-ага, буквально примчавшийся в покои наследника престола вместе с несколькими слугами.
-Мой господин, вас ожидает прекрасный вечер - наша милостивая валиде обо всем позаботилась! -доложил ага и затем поторопил слуг, что должны были принести шехзаде праздничную одежду. -Шевелитесь, черепашьи дети!
Осман рассмеялся и прежде чем переодеться к празднику с удовольствием сходил в хаммам, который также был приготовлен к его приходу. После долгого и жаркого дня, было истинным блаженством принять освежающую ванну и оказаться во дворце, где даже в самый зной царила прохлада. После всех приятных водных процедур и приведения себя в порядок, шехзаде вернулся в свои покои, где все уже было готово к ужину и развлечениям. Бюль-Бюль остался в комнате, после того как из гарема пришли шестеро отобранных для наследника престола девушек - на тот случай если у последнего будут какие-либо срочные приказания или распоряжения.
Ну а что же виновник торжества?
Как и полагалось, он наслаждался трапезой, наблюдая за тем как танцуют наложницы - все они были очень красивы, но одна особенно понравилась Осману. Ясноглазая и золотоволосая, напоминавшая одну из тех гурий, что сулят правоверному истинно райское блаженство... именно ей шехзаде и приказал остаться, после того как финальный танец этого вечера был завершен.
-Откуда ты родом? -поинтересовался Осман, когда его наконец оставили с девушкой наедине. Наложница которой нынче повезло больше чем другим, несомненно была довольна своей участью, но все же немного боялась и потому наследник великого султана решил не торопиться. -И как давно ты в гареме?
-Я жила на Корфу, мой господин - это очень красивый остров.., -ответила гречанка, после того как шехзаде позволил ей присесть рядом с собой на постели. -Меня привезли в Стамбул два года назад... и я сначала жила в доме великого визиря Мехмеда-паши. Там меня научили всему что я должна знать и потом привезли сюда... раньше меня звали Анной, но главная калфа дала мне новое имя Гюльбахар.
-Оно очень тебе подходит.., -Осман улыбнулся, отведя в сторону водопад мягких и шелковистых волос наложницы, чтобы прикоснутся к ее шее. -Ты ведь не боишься меня?
-Нет, мой господин, -Гюльбахар улыбнулась молодому человеку и неожиданно для самой себя осмелилась прикоснутся ладонью к его щеке. -Я не смела надеяться что вы выберете меня, но желала этого всем сердцем... с тех пор как увидела вас впервые.
-Значит я сделал верный выбор? -шехзаде рассмеялся, прежде чем притянуть наложницу ближе к себе и накрыть ее губы своими. -Хочу чтобы ты заставила меня позабыть обо всех делах и заботах... хотя бы на эту ночь.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-31 17:31:54)

+1

9

[NIC]Ayşe Hafsa Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ch2e.jpg[/AVA]
Ради сына мать сделает буквально все, что только будет в ее силах. Она пойдет на все, чтобы увидеть на его лице улыбку и узнать, что он в полной безопасности и ничто ему не угрожает. Благополучие ее сына – истинная радость для нее, и нет большего благословения Аллаха, кроме исполнения этой просто просьбы матери о спасении и сохранности ее ребенка. В прочем, порой ради сына приходится идти и на жертвы. И зачастую эти жертвы должны были принести вовсе не матери, а их сестры, чья красота, скрытая в гареме повелителя была недоступна для чужих глаз. Великая честь – породниться с представительницей династии и стать ее зятем, но куда большая честь взять в жены именно дочь султана. Юную розу, выросшую в саду Повелителя, к которой не касался ни взор чужих глаз, ни тем более рука. Да-да, именно Хюмашах Султан и предстояло сделать доброе дело ради своего брата. Ей нужно было пойти на жертву ради Османа и стать женой великого визиря, что был не только главным доверенным лицом султана и его лучшим другом, но и весьма надежным сообщником Айше Хафсан Султан, который давно уже мечтал о чести стать зятем династии. И вот, следовало вознаградить должным образом пашу, что сделал все ради того, чтобы шехзаде Осман не закончил свои дни преждевременно в зендане от руки палача, подосланного повелителем.
Хюмашах не заставила свою мать долго ждать. Она быстро явилась перед глазами матери, с почтением поклонившись ей, после чего подошла ближе, дабы получить благословение от ее руки. Хорошо зная свою матушку, юная султанша сразу же догадалась, что есть какая-то тема для разговора к ней у матушки, так что быстро постаралась все разузнать, поскольку была девушкой безумно любопытной.
- Что-то случилось, матушка? – спросила Хюмашах у матери, заглядывая в ее карие глаза, что пристально смотрели на нее, словно  бы видя насквозь ее.
- Ничего такого, из-за чего тебе бы следовало беспокоиться, - отмахнулась Айше от слов дочери, прежде чем направилась вместе с дочерью  к выходу. – Но, я хотела поговорить с тобой на одну очень важную тему, дочка. Только не здесь, - осторожно произнесла султанша. – Поговорим в саду, - добавила она, и больше ничего так и не сказала.
В полном молчании они прошли через гарем дворца, где по дороге им встретились те самые шесть счастливых наложниц, которые удостаивались ныне чести быть представленными этим вечером шехзаде. Кто знает, может быть, одна из них и родит шехзаде его наследника? В прочем, судьба каждой девушки была в ее руках и этим вечером, возможно, решится чья-то судьба. Правда, на все была воля Аллаха и валиде, которая не позволит своему сыну сблизиться слишком сильно с одной наложницей. Ее шехзаде не должен был допускать тех ошибок, которые допустил в свое время его отец. Дарить любовь он будет одинаково всему своему гарему – так она защитит не только сына, но и самих наложниц, что быстро размечтаются о карьере фаворитки, которая будет пользоваться влиянием при дворе шехзаде Османа. И пусть стремления девушек влюбить в себя ее сына было вполне ей понятным, но менять направление своих суждений султанша не могла, да и не собиралась. Все-таки одного примера слепой любви, что лишила Повелителя напрочь способности думать и не вредить собственным детям, было более чем достаточно.
- Итак, о чем вы хотели со мной поговорить, матушка? – как только они оказались в саду и медленно начали прогуливаться между рядами кустов, усыпанных красивыми цветами, к своей матери обратилась Хюмашах.
- Я хотела поговорить с тобой, моя любимая дочь, о будущем. Нашем будущем, которое мы бы хотели устроить при твоей помощи не только Осману, но и тебе, - начала из далека султанша, остановившись на своем пути, чтобы заглянуть в глаза своей дочери, которая пока еще, похоже, ничего не понимала. Но, как говорится, для этого нужно лишь совсем немного времени и терпения. – Ты уже давно достигла брачного возраста, моя хорошая. Это значит, что мы обязаны найти тебе достойного мужа. Ждать до тех пор, пока за твою судьбу возьмется сам Повелитель или, не допусти Аллах, еще прислушается к своей змее, мы не можем, согласись, - разумно сообщила дочери Айше, на что та согласно кивнула.
- Вы уже подобрали кандидата на мою руку? – спросила осторожно девушка, внимательно глядя на свою мать.
- Да, не стану врать тебе. Я давно уже знаю, за кого ты должна выйти замуж. Этот паша один, из известных мне, что достоин стать тебе мужем и зятем династии. К тому же, он уже не раз доказывал свою преданность нам. Его нужно вознаградить, тобой, - произнесла ровным тоном голоса женщина, не отводя взгляда в сторону.
- Кто это? Скажите, валиде, - спросила Хюмашах.
- Кем бы этот паша ни был, скажи мне только одну вещь. Ты согласишься на брак ради политической выгоды брата? – все тем же ровным и расчетливым тоном голоса продолжила султанша. Она прекрасно понимала, что каждая девушка мечтает о красивом молодом человеке, который будет любить ее и лелеять. В прочем, у главного визиря были все необходимые для этого качества. К тому же, закон ему не позволял заводить свой гарем, пока он является мужем дочери султана, как и иметь других жен.
- Я обещала, валиде, что сделаю все ради брата. Поэтому, кем бы ни был этот избранник, матука, я сделаю все, как вы скажите. Обещаю, я подчинюсь вам, - как истинная дочь своей матери, произнесла Хюмашах Султан, прежде чем ее матушка торжественно улыбнулась ей. Такой ответ ее не мог не порадовать.
- Не скрою, что ожидала от тебя сопротивления. Но, это не меняет моей радости. В прочем, когда твой брат станет Повелителем, он сможет расторгнуть твой брак – только стоит тебе пожелать, - прежде чем обнять свою дочь, добавила Айше Султан, после чего они еще немного погуляли в саду, пока на небе не начали собираться грозные тучи на ясном небе.
Уже этим вечером отбыл посланник к визирю, что должен был передать волю Султанши: он может сейчас же просить руки ее дочери у Повелителя, предварительно подготовив почву. Конечно, было не обязательно разводить таких тайн, но для их игры это также было необходимо. Истинным удивлением будет для Хюмашах имя ее жениха, которое она услышит из уст своего отца, когда тот призовет ее к себе во дворец Топкапы. Ну, а тем временем следовало поинтересоваться тем, как обстоят дела у сына, для которого уже должны были все подготовить. В прочем, так оно и было: хамам уже ожидал на шехзаде, как и прочие вкусности. Сама же валиде дождалась того времени, когда ей доложат, кого избрал среди всех девушек ее сын.
- Проследи за тем, чтобы она не задирала нос, Нигяр-калфа, - потребовала султанша у своей верной калфы, прежде чем позволила ей помочь переодеться ко сну. Ведь на следующий день султане предстояло узнать обо всем уже из уст своего сына, что придет к ней на утреннее благословение, прежде чем приступит к своим обязанностям в санджаке.
- Здравствуй, сынок, - поприветствовала на следующее утро Айше Хафса Султан своего Османа, подав ему руку для поцелуя. – Надеюсь, тебе понравился праздник? – улыбнулась она, прежде чем такой же улыбкой ей ответил сын. – Я так рада видеть тебя улыбающимся. Радуй меня почаще, мой лев, - ласково проведя ладонью по щеке сына, добавила женщина, прежде чем шехзаде мог что-либо ответить своей матушке.

+1

10

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
На следующее утро, Гюльбахар проснулась первой и счастливо улыбнулась, посмотрев на безмятежно спавшего принца - теперь для нее все изменится, ведь она кажется сумела ему понравится? А это значит, что он наверняка еще раз позовет ее к себе следующей ночью и ее счастливое будущее будет обеспечено, как говорили неоднократно калфы гарема. Наложница очень осторожно выбралась из постели и сладко потянувшись, вышла на большой балкон с которого открывался дивный вид на дворцовый сад. Было еще очень рано и ночная прохлада еще не успела сменится привычным палящим зноем очередного долгого и жаркого дня. Гюльбахар налила в чашу холодной воды из кувшина и с наслаждением отпила несколько глотков, улыбаясь собственным мыслям... еще совсем недавно, ей казалось что она попала в сущий ад после тихой и спокойной жизни в родительском доме. Однако, после жарких объятий молодого шехзаде, новая жизнь в Манисе обещала стать для гречанки сладкой и приятной, словно свежеиспеченная пахлава - оставалось лишь молится о том чтобы долгая ночь, проведенная с Османом дала свои плоды.
-Почему ты так рано встала? -тем временем, сонно поинтересовался шехзаде, обняв молодую женщину со спины и нежно коснувшись губами ее шеи. -Еще даже не рассвело... пойдем в постель?
-Я проснулась и не смогла больше уснуть, -улыбнулась Гюльбахар, повернувшись к Осману и обвив руками его шею. -Не хотела вас будить, вот и решила немного подышать свежим воздухом. Можно мне сказать вам кое-что...?
Шехзаде охотно кивнул, но прежде чем наложница успела продолжить говорить, не удержался от соблазна подарить ей очередной поцелуй. Естественно, Гюльбахар с охотой ответила на него, послушно прижавшись к Осману и позволив притянуть себя так близко, как это вообще было возможно.
-Я хочу повторить эту ночь.., -тихонько шепнула рабыня и затем рассмеялась, когда принц легко подхватил ее на руки и понес к постели. -Знаю... я не должна так говорить, но мне хочется стать особенной для вас...
-Ты уже стала особенной, -Осман улыбнулся, мягко уложив Гюльбахар на пуховую перину. -А я... очень рискую опоздать нынче на утреннее приветствие к матушке....
После того как в спальню наследника престола пришли слуги чтобы помочь ему одется и привести себя в порядок, Гюльбахар пришлось уйти. Она вернулась на общую веранду, где ее тут же обступили остальные девушки, буквально потребовав рассказа о свершившемся хальвете.
-Счастливая.., -вздохнула одна из рабынь. -Если  тебе повезет, то ты понесешь дитя от шехзаде и станешь его фавориткой... Давай же, рассказывай уже и не молчи! Как все прошло??
-Девушки, займитесь-ка своей работой! -раздался за спинами рабынь голос Нигяр-калфы, после чего всем пришлось разбежаться в разные стороны - кому-то заниматься уборкой, а кому-то идти на очередные занятия. -А ты хатун, следуй за мной.
Гюльбахар послушно и не возражая, направилась следом за главной калфой, пока та не привела ее в отдельную и очень красивую комнату.
-С этого самого момента, ты фаворитка нашего шехзаде, -объявила Нигяр, после того как прикрыла за собой двери. -У тебя будут служанки, красивая одежда и украшения... и ты должна вести себя соответствующе, дабы не рассердить нашу госпожу. Ты понимаешь о чем я?
-Да... Нигяр-калфа.., -робко ответила наложница на что Нигяр тут же покачала головой.
-Нет не понимаешь... но на твое счастье есть я, чтобы все тебе как следует объяснить, -усмехнулась старшая калфа. -Ты не должна задирать нос перед другими и болтать попусту, поняла? Судя по тому как заблестели твои глазки, ты уже наверняка решила что шехзаде будет только твоим?
Вопрос был по большей степени риторический... и наложнице было нечего на него ответить, так что она лишь вздохнула опустив голову и отведя свой взгляд в сторону.
-Запомни раз и навсегда - это ты принадлежишь шехзаде, а не он тебе. Если ты родишь ему детей, они тоже будут принадлежать ему и династии, поняла? Так что постарайся соблюдать правила... там в гареме очень много желающих на твое место и они не будут изображать нежные и безобидные цветочки, если появится возможность от тебя избавится. Так что не будь дурочкой, поняла?
Ну а пока Нигяр учила фаворитку уму-разуму, Осман как раз заглянул в покои своей матушки, чтобы как и полагалось по обычаю, пожелать ей доброго утра и поцеловать руку.
-Этот праздник был просто чудесным, валиде, -улыбнулся молодой человек. -Клянусь аллахом, я позабыл обо всем на свете и впервые в жизни мне не хотелось вылезать из постели поутру. Но... сегодня меня ждут в тренировочном лагере. Я поеду туда сразу после завтрака и скорее всего пробуду там до вечера - а завтра, мы с вами обязательно обсудим все неотложные дела, о которых я не так давно узнал на новом совете. Обещаю что долго не задержусь...
Покинув покои Айше-султан, шехзаде вместе со своей свитой уехал в лагерь янычаров, что располагался возле города, однако ему было не суждено в этот вечер вернутся во дворец, потому как произошло нечто совершенно непредвиденное. В окрестностях Манисы объявилась шайка разбойников, о чем часовым при входе в лагерь рассказал перепуганный крестьянин, которому посчастливилось едва унести ноги от безжалостных лиходеев. Естественно, Осман не стал медлить и отдал приказ трубить сбор, чтобы как можно скорее расправится с шайкой...

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-05-31 19:49:42)

+1

11

[NIC]Ayşe Hafsa Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ch2e.jpg[/AVA]
Султанша хотела надеяться на то, что причиной, по которой ее сын не хотел вставать с постели, крылась вовсе не в его наложнице, которую он осчастливил, избрав ее среди других, наверняка, не менее достойных кандидаток из самых разных сторон Империи Османов. В прочем, это была всего лишь одна ночь. Тогда как на следующую ночь она пришлет сыну кого-то не менее достойного и красивого. Может быть ту черкешенку, что не завоевала внимание сына во время танца, но сумеет пленить его трогательными песнями, которые, как говорят, ей весьма недурно получаются. В прочем, там будет видно, а пока Айше оставалось только радоваться за сына, даже сейчас не прекращая беспокоиться о нем. Хотя, можно ли обманывать себя? Знала ведь, что это беспокойство никогда не покинет ее сердца, что желает быть готовым ко всем ударам судьбы.
- Я буду ждать, мой лев, того момента, когда ты освободишься от срочных дел санджака, чтобы заняться другими вопросами, - подарив своему сыну очередную нежную улыбку, Айше Хафса Султан тихо вздохнула. Если бы только она могла оберечь сына от всего-всего, что могло только повстречаться на пути ее любимого сына. Но, увы. Подобно было немыслимо. Тем более, мать не может постоянно защищать своего льва, которому тоже нужно учиться жить и не просто драться со своими врагами, но побеждать их. – Да пребудет с тобой Всевышний сегодня и оградит тебя от бед, мой лев, - благословила женщина своего сына, прежде чем он отправился по делам, порученного ему повелителем-отцом санджака. Ну, а как только сын оставил свою мать наедине с собственными тревогами и мыслями, султанша решила заняться другими делами дворца сына, в котором пока еще все было весьма тихо и мирно. Надолго ли? Вот уж тут и была задача для властной валиде, что умела управлять гаремом Повелителя, еще будучи его главной хасеки, поскольку его валиде скончалась много лет назад, еще до его восхождения на престол.
- Нигяр, ты устроила ту наложницу с должным комфортом? Объяснила ей, какие перед ней стоят задачи? Не нужно, чтобы она зря питала какие-то иллюзии по отношению к Осману и гарему вообще, - спросила султанша у своей преданной калфы, когда прогуливалась в саду дворца.
- Конечно, Султанша, - с почтением поклонилась служанка валиде. – Я все объяснила ей, но … знаете, как это бывает? Влюбленные глаза и впечатления после ночи в раю не даются скорому забвению и быстро лишают разума, - осторожно поспешила предупредить калфа свою госпожу о том, как выполнила ее поручение.
- Что же, тогда сегодня вечером отправим к Осману другую наложницу. Может быть, она будет менее мечтательной и сумеет понять, что должна быть рада уже тому, что ей даровали, - рассуждала вслух и отдавала указания одновременно с этим султанша, ожидая, что все будет выполнено именно так, как она того желала. В прочем, для этого были все предпосылки. И, к тому же, Бюль-Бюль-ага тоже пришел с хорошими новостями для валиде, судя по его довольному выражению лица. – Что у тебя, Бюль-Бюль? – спросила женщина, прежде чем ага поклонился ей и кивнул в сторону Нигяр. Это значило, что вести предназначались лишь для ушей валиде, которая и отпустила калфу, заниматься своими делами.
- Посланник отбыл в столицу сразу же после вашего распоряжения, - отчитался ага, на что Айше лишь нахмурилась.
- Это все новости? Когда будет ответ из дворца?
- В ближайшее время, султанша, - почтенно поклонившись, ответил ага.
- Вот когда будут новости, тогда и придешь докладывать, а пока ступай, - приказала женщина, после чего вернулась во дворец, где и решила дождаться известия о возвращении сына. Вот только его все не было. Наконец, перед глазами Айше Хафсан Султан рискнул явиться с очередной новостью Бюль-Бюль, которому и доложили о том, что шехзаде занялся решением напасти Маниса. И если бы кто-то мог порадоваться тому, что Осман занялся таким добрым и благородным делом, то это только не султанша!
- Уже есть новости из столицы? Мой сын вернулся из тренировочного лагеря? – спросила женщина, даже не подозревая о том, что услышит из уст аги. Вот только осторожный взгляд и полные страха глаза говорили слишком о многом. – Говори! Не молчи, Бюль-Бюль! Какие новости ты мне принес?!
- Наш шехзаде, султанша, собрал янычар и отправился на поимку какой-то шайки разбойников, - мгновенно ответил ага, боясь, что на нем решил валиде отыграться. Вот только вместо того, чтобы накричать на слугу, женщина побледнела.
– Доложить мне, когда мой сын вернется, - потребовала она, понимая, что не может всегда сына подле юбки своей держать или во дворце. Но, рисковать настолько, чтобы выступить вот так запросто против шайки разбойников?! Не слишком ли рискованно?? А если это коварный план их недругов? О, каждый час ожидания стоил не одной пролитой слезинки, вот только плакала султанша только в душе. Бледная она ходила по своим покоям, а после отправилась в покои сына, куда не суждено было войти нынче ни одной из наложниц. Там же султанша и стала дожидаться сына ,что явился лишь где-то под утро, когда солнечные лучи только-только позолотили небосвод.
- Сынок! Ты вернулся! – обрадовалась она и, не удержавшись, поспешила обнять, уставшего Османа. – Я так боялась за тебя, если бы ты знал! – выдохнула она, прежде чем оглянула его сверху до низу. – Ты цел, мой лев? – спросила она, понимая, что даже будучи раненым, Осман не рассказал бы ей об этом, чтобы не волновать зря.
- Оставьте нас с сыном наедине! – потребовала валиде, прежде чем решиться напомнить сыну о тех нескольких правилах предосторожности, которые ему следовало соблюдать.
И как только ее просьба была исполнена, женщина посмотрела в глаза своего отважного и такого безрассудного сына.
- Осман, ты должен помнить, что ты главный претендент на трон своего отца. Ты не просто санджак-бей Манисы. Ты – шехзаде, мой мальчик. Тебе нельзя рисковать своей жизнью. Ведь, что было бы, если это была бы не просто шайка разбойников, но шайка наемников, которые могли прийти по твою душу? Пойми, я не просто так волнуюсь за тебя. Я знаю, что змея, что твой отец пригрел на сердце, способна на многое. И я хочу тебя остеречь от лишней опасности, раз уж ты не торопишься прежде думать о себе, чтобы ей не удалось задуманное: однажды она проиграла, но это не значит, что сдалась. Обещай мне, что впредь такого не повторится! Обещай, сын мой! – произнесла Айше Хафса Султан, глядя в глаза своего сынишки, что еще недавно был таким маленьким и славным, а сейчас был тем храбрым воином, каким он мечтал когда-то стать.

+1

12

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Прежде чем опрометью помчаться следом за разбойниками, Осман ощутил какое-то совершенно непонятное предчувствие... но это был вовсе не страх, а скорее всего ожидание чего-то нового и доселе неизведанного. Неужели ему придется вступить в настоящий бой?? Он ведь так долго и так старательно учился ратному делу и вот наконец и пришла пора доказать своему верному учителю, что тот не зря потратил свое время.
-Шехзаде, ради аллаха... давайте вернемся во дворец.., -сделал попытку воззвать к благоразумию Османа Омер-эфенди, прекрасно понимая что Айше-султан будет более чем недовольна подобным поворотом событий. -Ферхат-ага и его люди прекрасно справятся со всем сами... а вам незачем так рисковать!
-Не говори глупостей, лала! -резко ответил Осман, пока двое солдат одевали на него боевой доспех. -Те люди что гибнут от рук разбойников доверены мне повелителем - и я как санджак-бей, обязан защитить их и оказать им помощь! Я не стану отсиживаться в лагере как последний трус, когда мои храбрецы пойдут в бой! Ферхат-ага, труби сбор и прикажи солдатам строится...
Омеру-эфенди ничего не оставалось, кроме как забраться в седло и последовать за шехзаде - уж лучше подставить собственную голову в момент опасности, чем изведать на себе гнев Айше-султан. Ну а Осман, пришпорив коня, первым вылетел за ворота тренировочного лагеря и помчался к той самой деревушке, где бесчинствовали разбойники - и спустя несколько минут наследник великого султана и его солдаты увидели багровое зарево. После нападения на деревню, бандиты решили уничтожить все следы своего нахождения там и подожгли дома с нескольких сторон.
-Они понятия не имеют, что тому несчастному удалось сбежать, шехзаде.., -тихо сказал Ферхат-ага. -Аллах на нашей стороне, мы можем захватить их врасплох. Прикажете всех убить?
-По возможности, их следует брать живыми - я хочу чтобы их судили за это преступление и чтобы все люди в Сарухане видели, что в санджаке есть справедливый суд и соблюдаются законы, -ответил Осман. -Будем действовать быстро и тихо, пока они не опомнились.
К величайшему облегчению воспитателя наследника престола, янычары быстро и четко скрутили всех разбойников, так что шехзаде не успел вступить в настоящий бой. Молодому человеку оставалось лишь сопроводить шайку пойманных разбойников до городской тюрьмы, чтобы уже на следующий день они получили по заслугам за свои злодеяния. Всю дорогу до города, Омер-эфенди тихонько читал благодарственную молитву аллаху, так что Ферхат-ага не выдержал и подъехав ближе, пустив своего коня шагом:
-Достопочтенный, время вечернего азана давно уже миновало... или ты решил превзойти всех в благочестии? Вспомни старую поговорку - тот кто попытается запереть молодого льва в клетку, познает всю силу его гнева. Наш шехзаде еще очень юн и ему конечно же не терпится показать себя...
-Ага... я думаю ты умный человек и прекрасно понимаешь, что в первую очередь следует страшиться гнева могучей львицы, больше всей своей жизни любящей нашего молодого льва, -Омер-эфенди усмехнулся в ответ. -Ее не порадует этот инцидент, пусть даже все и закончилось вполне благополучно...
Естественно, все эти разговоры велись вполголоса и так чтобы Осман их не расслышал. Правда шехзаде в этот самый момент был занят собственными мыслями, радуясь что сумел спасти жизни невинных людей, вверенных его заботам. Завтра (или точнее уже сегодня, потому как короткая южная ночь вот-вот должна была закончится), он первым делом прикажет кадию заняться разбором этого дела и вынести справедливый приговор виновникам - ну а пока что, надо бы вернутся во дворец и как следует выспаться.
Осман поднялся в свои покои, будучи порядком уставшим после всех ночных приключений, но чрезвычайно довольным собой. Однако, едва только слуги отворили двери покоев перед принцем, он сразу же потерял весь свой кураж и недавнюю эйфорию от "веселой" ночной прогулки - потому как в комнате находилась его матушка и по одному ее взгляду возмутитель спокойствия понял что ей пришлось пережить за эту ночь.
-Мама... прости меня.., -едва только Айше-султан обняла его, Осману стало очень стыдно за себя. Пока он пытался геройствовать, его любимая мать переживала за него и не смогла сомкнуть глаз... так что сейчас можно было забыть об обычном церемонном обращении и просто расцеловать ее, как шехзаде делал не раз когда был ребенком. -Я не хотел заставлять тебя расстраиваться из-за меня... но пойми пожалуйста, что у меня не было иного выбора. Со мной все хорошо - янычары не дали мне ввязаться в бой.
Когда все слуги поспешно вышли из комнаты, повинуясь приказу валиде, Осман послушно выслушал все что она пожелала ему сказать. Ее слова были правильными и как всегда мудрыми, однако тут существовало очень весомое НО...
-Вы забыли, что я уже не ребенок? -шехзаде нежно улыбнулся любимой матушке. -Я обязан обеспечить должную заботу и защиту своим подданным... так что я должен был поехать и устроить облаву на ту шайку. Вы знаете, что я не могу и не должен отсиживаться в лагере, пока мои храбрые воины рискуют своими жизнями...
Усевшись на край своей постели, Осман пригласил султаншу сесть рядом с ним и теперь уже более чем почтительно поцеловал ей руку.
-Я должен извинится перед вами... но я валюсь с ног от усталости. Давайте поговорим, когда я немного отосплюсь - и кстати говоря, вам тоже необходимо отдохнуть как следует. Я обещаю, что не буду совершать безрассудных поступков и не стану огорчать вас.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-01 17:25:47)

+1

13

[NIC]Ayşe Hafsa Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ch2e.jpg[/AVA]
На лице сына, которого султанша крепко обнимала, все еще была сажа. Видимо, он не успел даже отмыться после того пожара, который, должно были, устроили разбойники, что их переловил ее могучий лев. Конечно, уже днем, после того как отдохнет и отойдет от полной на эмоции ночи, женщина потребует полного отчета от Ферхат-аги и Омера-эфенди относительно того, что происходило во время налета на преступников. Она должна была знать, что происходило с ее теперь уже единственным сыном всю эту ночь, ведь потерять она его попросту не могла себе позволить. К тому же, всегда необходимо вознаградить тех, кто оказывает тебе услуги: это необходимое условие для спокойной будущей жизни, на которую все, так или иначе, неустанно надеются.
- Ты не представляешь, как мне отрадно слышать эти слова из твоих уст, мой лев. Быть может, ты можешь сердиться на свою мать, но я рада, что тебе не довелось драться на сабле сегодня в настоящем бою, - не смогла промолчать Айше Хафсан Султан, поведав сыну обо всем том, что было у нее на сердце. Естественно, Осман в праве был разозлиться на свою мать, что слишком сильно, возможно, по его мнению, старалась опекать его и переживала так, словно бы всякая опасность могла отступить при одном только ее присутствии. Они оба ведь знали, что это невозможно. Она была не так уж далеко от Махмуда, когда предательская стрела отняла жизнь ее старшего сына. Она была рядом с дочерью, когда болезнь побеждала ее, медленно лишая сил прекрасную девочку. Конечно, от боли сердце всегда очерствеет и, казалось бы, что после всего этого ему не нужно было бы болеть так сильно по каждому из детей. Даже по Хюмашах, что выросла такой рассудительной девушкой для своих юных лет. Но, когда кинжал отрезает плоть от твоей плоти в первый или пятый раз, оно всегда болит. И ты ничего не можешь сделать с собой, спасаясь от очередной агонии боли.
Она тяжко выдохнула, прикоснувшись ладонью к испачканной сажей щеке сына, после чего постаралась вытереть подушечками пальцев ее со смуглой кожи Османа.
- Ты, прав, Осман, - согласилась она с ним. – Ты уже не ребенок. Ты молодой мужчина, что рвется бой. Вот только, не понимаешь, как настоящий бой бывает опасен. А ты должен себя беречь, не терять голову, - кивнула женщина она, прежде чем они вдвоем присели на краю мягкой постели, где сын почтительно поцеловал руку своей матери, что радовалась в душе тому, что ни одно из ее страшных предчувствий не оправдало себя. – Хвала Аллаху с тобой все в порядке, мой лев. Но, тебе не нужно просить у меня прощения. Просто больше так не делай, - добавила она, заметив усталость на лице своего шехзаде. – Я вижу, что ты устал, но не могу заставить себя оставить тебя, мой сынок, - произнесла темноволосая султанша, что даже из-за своей усталости и страха не потеряла своего величия, с которым и привыкла держаться в любое время своей жизни, что летела вверх и стремительно падала на самое дно. – Позволь мне побыть с тобой еще немножко? Прошу тебя об этом в первый и последний раз, чтобы впредь не смущать тебя, мой лев. Хочу, чтобы твоя голова устроилась на моих коленях, и я могла петь тебе колыбельные песни, пока ты не уснешь безмятежным и сладким сном, за которым сердцу материнскому будет любо наблюдать, - выдала свою, пожалуй, самую необычную просьбу, в которой сын не отказал ей.

- - - - - -

Оставив спустя несколько часов спящего сына в постели, Айше направилась в сад, где и могла беспрепятственно встретиться с Ферхат-агой и Омером-эфенди. Правда, встречи состоялись не одновременно, но лишь по очереди, чтобы удостовериться, что никто из этих двоих не удумал ничего скрыть от валиде, что все равно докопается до истины, если ей понадобится. И надо сказать, женщина смогла наконец-то выдохнуть с облегчением, поскольку правда не походила на чью-либо ловушку или западню. Вот только это нисколько не спасало султаншу от волнений. В прочем, ее сын должен был уже отдохнуть ближе к вечеру, так что она и велела отправить сыну в покои ту рабыню, которую она избрала еще днем перед этим, велев вовсе не утомлять сына, но помочь ему расслабиться и забыть о тяготах той ответственности, что возложил на него султан.

+1

14

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Четыре года спустя...
Стамбул -> Маниса

Была уже поздняя ночь, но Осману не спалось и он вышел на палубу "Морского Льва", чтобы насладится видом спокойного моря... Совсем недавно османская эскадра попала в жестокий шторм, но теперь, когда буря утихла, водная гладь вновь была спокойной и безмятежной и отражала бездонное звездное небо. Молодой человек прошелся по палубе на нос корабля и уселся на связке канатов, решив спокойно вспомнить обо всем, что произошло за последние дни... Временами ему даже не верилось, что великий поход, затеянный повелителем был наконец закончен и флот получил приказ возвращаться в Стамбул. Осман уже не мог назвать себя прежним беззаботным мальчишкой, каким он был до того как отец приказал посадить его в дворцовый зендан - как и не мог простить Баязид-хану тех дней заключения под стражей. Очевидно, что когда повелитель принял решение взять с собой в поход своего старшего сына, ему хотелось не только посмотреть на военные успехи наследника, но и попытаться наладить прежний контакт. Однако, в последнем великий падишах все же не преуспел... Говоря с отцом, Осман держался вежливо и почтительно, но постоянно ловил себя на мысли, что прежней безмерной любви к отцу он уже не чувствует: слишком серьезному испытанию подверглась его сыновняя преданность. Шехзаде задавал себе один и тот же вопрос, смотря на своего отца... и пока что не мог найти для себя подходящего ответа на него.
Как мог султан в угоду своей наложнице, решится избавится от родного сына? Человек, что правил великой империей на море и на суше и назывался повелителем вселенной, не мог справится с одной-единственной коварной женщиной...
Осман прислонился спиной к мачте, слушая мерный плеск волн и вздохнул, подумав о том что не станет задерживаться в столице на празднование великой победы своего отца. Дома в Манисе, его с нетерпением ждут любимая матушка и двое маленьких озорников, которых шехзаде уже не видел больше шести месяцев - наверное Амин и Айше уже успели порядком подрасти и изменится? Примерно за год-полтора до похода на Родос, валиде-султан решила забрать своих внучат у их матерей, после того как те продолжили свои постоянные ссоры в гареме и Осман не стал возражать этому. Он видел как счастлива его обожаемая матушка, заботясь о своих внуках, так что не изменил ее решение, как его не просили об этом Гюльбахар и ее вечная соперница Дильшат. Дети должны расти в спокойствии и безопасности и им совершенно незачем слушать как их матери постоянно выясняют отношения и устраивают между собой склоки.
Вдоволь насладившись свежим ночным воздухом, Осман вернулся в свою каюту, где уснул спокойным сном - а когда проснулся, то на горизонте уже показался стамбульский порт, где и предстояло пришвартоваться флоту.
-Повелитель, позвольте попросить вас об одной милости? -решился поинтересоваться шехзаде у своего отца, уже после благополучного прибытия в Топкапы. -Я бы хотел немедленно уехать в Манису... если вы позволите. Мне не терпится обрадовать валиде и поскорее обнять своих детей.
Видимо предвкушая встречу с Меликсимой-султан, великий падишах не стал возражать и милостиво позволил старшему сыну отбыть в свой санджак. Однако, прежде чем уехать из столицы, Осман не мог не навестить свою старшую сестрицу в роскошном дворце ее супруга, что был великим визирем при дворе его отца.
-Не понимаю, к чему такая спешка? -грустно вздохнула Хюмашах, после того как обняла и расцеловала любимого брата. Как же он изменился и возмужал за время что они не виделись! Внушительный боевой доспех был ему весьма к лицу, а вот более короткая стрижка чем обычно, совершенно не понравилась молодой султанше. Она привыкла видеть своего брата с привычными слегка отросшими кудрями, от которых он избавился во время этого долгого похода. -Ты мог бы хотя бы ненадолго остаться в Стамбуле... а еще тебе следовало бы найти себе другого цирюльника!
-Ты знаешь, что мне нет больше места во дворце нашего отца, Хюмашах, -ответил Осман, а после упоминания о цирюльнике, рассмеялся. -Мне пришлось подстричься как можно короче, потому как волосы мешались под шлемом и от них было чертовски жарко. Но неважно... расскажи мне лучше, писала ли тебе матушка? Как она?
-Она в добром здравии, хвала Всевышнему - и успевает не только управлять Манисой, но и заботится об Амине и Айше. Пару недель назад, супруг позволил мне съездить навестить нашу валиде, я провела с ней и моими племянниками больше недели и мне совершенно не хотелось уезжать, -Хюмашах улыбнулась. -Твои дети такие чудесные, да благословит и защитит их аллах!
-Ну вот теперь мне еще больше захотелось как можно скорее мчаться домой, -Осман улыбнулся. -И кстати, ты могла бы поехать со мной, ведь в Сарухане намечается двойной праздник по случаю моего возвращения.
-Я только дождусь возвращения Мехмеда из дворца, а потом сразу же поеду следом за тобой, -Хюмашах вновь крепко обняла шехзаде. -Пообещай мне что побережешь себя?
Конечно же принц дал обещание о котором просила любимая сестра и не тратя времени зря, помчался в Манису, сопровождаемый отрядом верных янычар Ферхата-аги. Добравшись до своего города, без каких-либо приключений, молодой человек решил сделать своей валиде сюрприз и не стал посылать гонца с вестью о своем приезде, как делал обычно. В это самое время, Айше-султан прогуливалась вместе со своими внуками в прекрасном дворцовом парке, где для ее любимых озорников было приготовлено не только угощение, но и всяческие развлечения - под большой тент, что защищал от жаркого солнца привели любимого пони Амина, а для малышки Айше принесли большую клетку с двумя индийскими попугаями. Этих редких и очень дорогих птиц привезли по приказу валиде-султан и ее маленькая внучка была в полнейшем восторге от них.
-Шехзаде, я очень прошу вас, никуда не убегать и не прятаться, -попросила одна из рабынь Амина, после того как успела его поймать до очередной веселой проделки. -Помните что вы обещали валиде-султан? Что вы хорошенько и без капризов покушаете и потом уже она позволит вам покататься на Угольке.
-Но я хочу покататься сейчас.., -грустно вздохнул смешной кудрявый мальчишка и тут оглянувшись, увидел на дорожке своего любимого папу - вот только узнал его не сразу, а лишь когда тот снял свой остроконечный шлем и передал его Омеру-эфенди. -Папа?
Осман счастливо рассмеялся, когда сынишка побежал к нему со всех ног, а едва оказавшись на руках, крепко-крепко обнял за шею. Амин действительно успел порядком подрасти, а еще стать довольно-таки тяжеленьким, что не могло не обрадовать его любящего отца.
-Я очень соскучился по тебе, сынок... какой же ты стал большой! -наследник нежно обнял своего шехзаде и прижал к себе, не забыв поцеловать. -Ты снова сбежал от нашей валиде? А где же Айше?
-Она осталась с валиде, -хихикнул Амин. -Хочешь я тебе покажу, какую мне подарили лошадку? Настоящую, только маленькую...
-Конечно хочу, -Осман кивнул и держа сынишку на руках, направился к тенту, где его матушка отдавала очередные распоряжения верной Нигяр. Маленькая Айше сидела рядом с любимой бабушкой и в отличие от неугомонного братца, была занята вкусным ужином, без каких-либо напоминаний. Наследник престола хотел было окликнуть свою валиде, но маленький озорник Амин, опередил его, решив позвать Айше-султан первым.
-Мой папа приехал из похода!
Естественно, Осман тут же оказался в объятиях своей любящей матери и забыв о прежней церемонной почтительности, расцеловал ее - оказаться вдали от нее, на целых полгода было весьма тяжко и непривычно для молодого принца. Всю его сознательную жизнь, мать была рядом с ним и старалась оберегать от всех бед и несчастий... так что теперь шехзаде был очень счастлив наконец-то оказаться дома и обрадовать валиде своим возвращением.
-Я безумно соскучился, мама... вы просто не представляете насколько, -улыбнулся Осман и затем раскрыл объятия маленькой дочурке, но она застеснялась и попросилась на руки к Айше-султан. -Кажется кое-кто совсем меня забыл? Моя звездочка, ты даже не посмотришь на меня?
Кареглазая кроха прижалась к любимой бабушке, тогда как ее озорной братишка, заинтересовался отцовской саблей и позолоченными боевыми щитками, одетыми поверх кольчужной рубашки и кожаного дополнительного панциря.
-Я тоже хочу такую саблю... папа, а ты привез мне что-нибудь? -не забыл поинтересоваться Амин, хитро улыбнувшись - уже успел привыкнуть, что все кто приезжали во дворец, привозили ему хорошие подарки. Так почему родной отец должен быть исключением? -Пойдем посмотрим мою лошадку!
-Конечно привез и не только тебе, -Осман рассмеялся, нежно коснувшись губами мягких волос своей дочурки. -Но между прочим, это у меня день рождения, так что подарки должны дарить мне!
-Ммм... но ты же поделишься ими со мной? -не растерялся Амин, протянув руки к любимому папе. -Вдруг тебе подарят много-много сладостей? Я люблю пахлаву и сладкие пышки!

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-01 23:09:19)

+1

15

[NIC]Ayşe Hafsa Sultan[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2ch2e.jpg[/AVA]
Вот уже долгих полгода длился великий поход султана Баязыд-хана против неверных, в который повелитель взял не просто горстку командующих войсками. Он собрал, как слышала Айше Хафса Султан, великое войско, к которому предложил присоединиться также и своему старшему шехзаде, что на протяжении четырех последних лет весьма успешно управлял порученным ему отцом санджаком. И, как бы того не хотелось признавать султанше, но все-таки хорошо было то, что повелитель решил взять с собой в поход сына, а не оставить его в своем дворце управлять империей. Никогда ведь не знаешь, какие мысли посетят голову правителя, в руках которого и жизнь, и смерть его смиренных рабов? Все-таки добрая слава о справедливом шехзаде, что станет должной, если не лучшей заменой своему величественному отцу, довольно-таки быстро распространилась по всей Османской империи. Не  миновала эта весть и ушей султана, что так ревностно относился к своей власти. Благо, что осторожная политика санджак-бея Манисы не давала повода сомневаться падишаху в преданности ему.
Но, будь Осман хоть временным правителем империи, разве бы тогда никто не озвучил очевидного? Например, того, что уже было ведомо Айше: ее Осман был уже готов возглавить империю, и сделал бы это куда лучше своего отца. Все-таки молодому шехзаде никто не туманит рассудок, а те наложницы и фаворитки, что нарушали покой в гареме, были наказаны. Сперва султанша начала держать их подальше от сына, а после попросту отняла у них своих внуков. Дети должны были расти в покое, мире и беззаботности. Им не нужно слушать тех едких слов, что сквозь зубы цедили их матери друг другу. Не допусти Аллах, эти некогда кроткие и тихие женщины еще настроят детей друг против друга, а подобное было просто немыслимо! Тем более, что Осману понадобится еще не один ребенок: при восшествии на престол, ему придется заключать посредством брака политические браки, ради которых во дворце султанов и цветут прекрасные лилии и розы династии, дочери и сестры султанов. Так Хюмашах уже стала женой главного визиря, благо тому удалось убедить Баязыд-хана в том, что он был достойным кандидатом на руку юной султанши.
Этот день был тихим и мирным во дворце Манисы. Наложницы сына, подарившие ему двоих детей, пока еще не успели поссориться, чему радовалась валиде. Все-таки установить это хрупкое перемирие султанше удалось лишь спустя многие месяцы. А может, наложницы просто подслушали тот доклад, что доложил валиде ее верный Бюль-Бюль ага? При помощи верных шпионов во дворце султана, ему удалось разузнать, что повелитель возвращается этим днем из похода. По этому случаю готовился великий праздник в столице: повара готовили лучшие лакомства в честь великой победы и добычи. Но, главным в этом торжестве был намечающийся салют вечером, который султан всегда устраивал по особым случаем для своих подданных. Мысленно султанша уже представила себе то, как будут украшать огни салютов бархатно синее небо Стамбула, наблюдать за которым лучше всего из балкона в султанских покоях. Помнила она, как когда-то стояла там рядом с любимым мужчиной, что показывал своей фаворитке и матери двух шехзаде прекрасное зрелище, устроенное по случаю дня рождения сына. Увы, но в Манисе подобного было не повторить и не устроить. Слишком затратно, даже для столь богатого санджака. Но, главным было то, что возвращался сын. Завтра-послезавтра отец отпустит его обратно в санджак, и она сможет его обнять. Пожалуй, такие же мысли посещали и наложниц ее сына, что притихли сегодня, наверняка надеясь на то, что они смогут остаться в покоях шехзаде.
Наивные. Айше Султан не прощает проколов и не позволяет обретать одной наложнице больше власти, чем полагается. Именно поэтому она уже вела поиски достойной девушки, что родит сыну еще одного ребенка. Да, теперь валиде выбирала более тщательно и осторожно, благо у нее еще оставалось время к приезду Османа, которого следовало встретить пышными торжествами и радостными улыбками.
На время задумавшись, валиде выпустила из виду своего старшего внука, за которым была приставлена верная служанка султанши. Хатун была проворной и достаточно мила. Но, главным ее достоянием было то, что она поспевала лучше остальных за озорным сыном Османа, что так был похож на него. Айше же, названная в честь валиде, была более нежной, как розой, хотя также и умела показывать свои шипы, от чего женщина тешила себя иллюзией того, что она похожа на нее. Внучка находилась на руках у нее, когда послышался радостный голос Амина, что и отвлек ее от размышлений.
- Осман! Лев мой! – от изумления воскликнула султанша, поспешив подняться с шелковых подушек, где не так давно еще отдыхала. – Как же я рада, что ты вернулся, сынок! – радовалась она, когда ее совершенно взрослый сын по-мальчишески расцеловал ее в обе щеки. – Но, почему ты не предупредил о своем приезде? Что-то случилось? Надеюсь, отец не разгневался, что ты решил уехать в санджак, не задержавшись в столице? Мы хотели тебя встретить, как полагается, - не могла остановиться валиде, прежде чем она попросту с облегчением не выдохнула. Словно тяжкий груз с плеч на время скатился, когда она увидела сына.
- Присаживайся с нами, сынок? Угощайся, а пока я велю приготовить тебе хамам, а также готовить все к долгожданному празднику, тем более причин для него больше, чем можно себе представить, - велела Айше, светясь от радости встречи. – Ты не знаешь, как я рада…
Не только для сына должен был состояться праздник, но и в гареме, где на протяжении всего времени, что длился поход, не было никаких танцев или музыки. Естественно, каждая из девушек мечтала быть отобранной для праздника в покоях шехзаде, ведь тогда у них была возможность остаться в его покоях и, дай Аллах, родить ему сына. Без всякого преувеличения дворец ожил после возвращения Османа, но куда больше оживленного интереса в нем появилось, когда во дворец прибыла Хюмашах Султан. Увы, главному визирю пришлось задержаться в столице, но он обещал приехать на следующий день, как только Баязыд-хан отпустит его. Но, давний сообщник валиде не забыл прислать свой дар старшему шехзаде. Да, именно этот подарок из нескольких рабынь и пары сундуков вызвали особенный ажиотаж среди невольниц. Каждой было интересно посмотреть. Тем более, лица невольниц скрывал хиджаб.
- Это подарок Мехмеда паши, - объяснила валиде Хюмашах, как только они остались наедине. – Еще полгода назад паша хотел подарить брату одну из этих рабынь, что будет, я надеюсь, танцевать сегодня для шехзаде. Но, тогда отец и решил идти в поход, так что не выдалось случая…
- Мы позволим этим рабыням танцевать после тех, которых мы предложили сыну, - рассудила валиде, осторожно присмотревшись к каждой из прибывших девушек. – Какие они? Тихие и спокойные? Ты знаешь, что я не каждую подпущу к сыну, поэтому я должна быть уверенна в том, что каждая из них обладает теми качествами, которые я так ценю в наложницах, - произнесла женщина, внимательно глядя на юную дочь.
- Не волнуйтесь, матушка. Эти девушки пробыли полгода в моем дворце. К некоторым из них я успела даже привыкнуть, от чего даже жаль прощаться с ними, - улыбнувшись султанше, произнесла Хюмашах.
- Хм, быть может, как-нибудь мы их еще и вернем тебе, доченька? Кто знает, придутся ли все по вкусу шехзаде, - хитро усмехнулась дочери валиде, на что та лишь покачала головой, удивив тем самым мать.
- Не знаю, не знаю… есть в каждой из них что-то особенное. К тому же, боюсь, ту, что я хотела бы себе оставить, брат не отпустит, - скорее в шутку произнесла девушка, даже не подозревая, какие страшные мысли могли посеять в сердце валиде эти слова.
- Не приведи Аллах, доченька. Не приведи Аллах…

+1

16

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Осман в очередной раз рассмеялся после слов своего умного и находчивого сына, но прежде чем взять его на руки, приказал слугам помочь снять боевой доспех, кольчугу и панцирь, а также принести воды для умывания. Только после этого можно было присесть на мягкие подушки к богатому достархану и насладится трапезой вместе с родными и любимыми.
-Знаете, валиде... я боялся что повелитель задержит меня в столице, но по счастью этого не произошло, -сообщил своей матушке Осман, обняв Амина что удобно устроился у него на руках. -Во время этого похода, отец общался со мной так, словно ничего не произошло четыре года назад... и мне очень хотелось его спросить, почему он тогда поверил той клевете что ему рассказали. Но я не решился ничего сказать, а потом подумал, что его ответ не так уж и важен... все равно я не смогу простить того что отец сделал.
Шехзаде тихо вздохнул, на пару минут прижавшись щекой к мягким кудряшкам своего сына - и в тот же момент явственно понял, что после похода должен быть вдвойне осторожен. А что если отец просто желал еще раз проверить, предан ли ему его наследник? В любом случае, нежно любимая Османом матушка была абсолютно права, когда постоянно напоминала ему об осторожности...
Тем временем, любопытство победило стеснительность малышки Айше и она, сидя на руках у бабушки с интересом поглядывала на своего отца. Когда Осман уехал, его маленькой дочери только-только должно было исполнится два года и вполне естественно, что за время его отсутствия целым миром для девочки стала валиде-султан. Наблюдая за тем как Амин устроился на руках у Османа, начав при этом послушно уплетать свой ужин, кроха все же не выдержала и осторожно слезла с рук Айше-султан. Любящая бабушка кивнула малышке и осторожненько подтолкнула ее к отцу, сказав что она не должна ничего бояться.
-Моя радость, иди ко мне? -Осман улыбнулся, протянув руки к дочке, пока она поднялась на ножки и сделала несколько осторожных шажков. -Валиде писала что ты любишь красивых птичек и я тоже привез тебе парочку - только не таких больших как эти, но тоже очень красивых.
Оглянувшись на своих любимых попугаев, маленькая принцесса улыбнулась и позволила Осману взять себя на руки. Он ласково коснулся губами ее маленькой ручки, когда дочка протянула ее и осторожно коснулась его щеки.
-А где же птички? -решила поинтересоваться Айше, внимательно посмотрев на отца своими большими и необыкновенно красивыми глазами. -Я хочу посмотреть на них, папочка... они поют?
-Их скоро привезут, моя милая звездочка, -Осман легонько коснулся губами щечки маленькой султанши. -Я так соскучился по тебе и твоему брату, что обогнал всех своих слуг и янычар. Думаю что твои птички приедут либо сегодня вечером, либо завтра утром. И да - они очень красиво поют.
-Хорошо, папочка, -Айше вновь благосклонно улыбнулась и затем уселась на коленях у Османа рядом с братом и утащила кусочек сладкой пахлавы у него с тарелки. -Дай мне виноградинку?
Амин кивнул сестренке и дотянувшись до блюда с фруктами, оторвал несколько ягодок от роскошной грозди, которые Айше с удовольствием отправила в свой ротик. Виноград для любимых внуков валиде-султан всегда доставлялся особого сорта и без косточек, чтобы детям было удобно его кушать. Немного подкрепившись в компании матушки и своих любимых детей, Осман направился во дворец, чтобы немного передохнуть перед вечерним праздником и заодно посетить хаммам после проделанного пути.
-Хатун, постой - куда ты! -услышал шехзаде, едва только слуги закрыли за ним двери в его спальне. Он оглянулся и к своему удивлению, увидел на пороге комнате Гюльбахар... и прежде чем успел что-либо сказать, она бросилась на колени и обняла его за ноги.
-Мой господин... прошу тебя, не прогоняй меня... я так молилась чтобы ты вернулся невредимым, -произнесла гречанка сквозь слезы, целуя край кафтана Османа. -Умоляю - выслушай меня...
-Оставьте нас, -коротко приказал шехзаде, после чего уселся на свою постель, дав наложнице понять что слушает ее. Гюльбахар не посмела сесть рядом с принцем и устроилась на коленях возле его ног, осторожно взяв его за руку. -Мне кажется, что тебе должны быть известны правила... нельзя вот так врываться ко мне.
-Я считала дни до того как ты вернешься, мой господин, -ответила гречанка, подняв на Османа глаза полные слез. -Я молилась чтобы это скорее произошло и прошу тебя позволить мне забрать сына.... клянусь что больше никогда и близко не подойду к Дильшат! Не будет больше ссор... умоляю, пусть Амин снова будет со мной. Он ведь мой сын...
-Он прежде всего мой сын, -сухо ответил Осман. -И я должен делать все для его блага и не позволю чтобы он рос среди постоянных склок! Из-за того что ты не можешь найти общий язык с Дильшат и остальными и твоих постоянных слез, он начал плохо спать ночью! Рядом с моей валиде ему будет куда лучше чем с тобой - а теперь оставь меня, я хочу отдохнуть с дороги.
Гюльбахар пришлось покинуть покои принца и вернутся в свою комнату продолжая заливаться горькими слезами - и конечно же, это видел весь гарем. Ее вечная соперница, черкешенка Дильшат без особого труда догадалась, зачем гречанке понадобилось врываться в спальню шехзаде. Женщина поняла что слезами от Османа ничего не добьешься и решила действовать более хитро и умно.
Узнав что принц собрался посетить хаммам, Дильшат пошла вместе с рабынями что готовили его, а когда те ушли - задержалась, сделав вид что забыла налить ароматического масла в горячую воду в мраморной ванне. Черкешенка хорошо помнила как поначалу все девушки в гареме посмеивались над ней, когда она только родила Айше, однако быстро прикусили языки, когда Осман с самых первых дней без памяти полюбил свою дочь. Правила гарема непреклонны и не позволяют наложнице иметь больше одного ребенка от шехзаде... но кто сказал что их нельзя нарушить? Дильшат решила что куда быстрее вернет дочку, если ей удастся вновь попасть в постель повелителя - и если ей это удастся, то она сумеет переиграть даже могущественную валиде-султан.
-Что ты здесь делаешь? -удивленно поинтересовался Осман, едва только зашел в хаммам и увидел мать своей дочурки. Дильшат лучезарно улыбнулась и поспешно склонившись в поклоне, поцеловала руку принца. -Я хотел побыть один...
-Мне было приказано подготовить для тебя хаммам, мой господин, -глазом не моргнув соврала наложница, после того как шехзаде позволил ей подняться. -Я так обрадовалась что ты вернулся, что совершенно позабыла обо всем на свете и не сразу увидела что надо принести ароматическую соль.
Говоря, хитрая женщина скользнула ладонями по груди принца вверх, пока не добралась до его шеи и не обняла его. Он пока что не отстранился и Дильшат решилась на неслыханную дерзость - первой подарить ему поцелуй.
-Я безумно соскучилась по тебе, мой лев.., -шепнула черкешенка в губы Османа, обняв его и позволив простыне что была обвязана вокруг ее талии упасть на мраморный пол. -Позволь мне сделать тебя счастливым? Я знаю что тебе было хорошо со мной...
-Быть может позже, я позову тебя... а пока что ступай, -не удержавшись, шехзаде прикоснулся ладонью к груди наложницы. Она была очень красива, а у него в походе не было времени на женщин, так что ее предложение было весьма кстати, если бы принц не хотел немного побыть наедине со своими мыслями. -Сейчас мне бы хотелось отдохнуть с дороги.
-Как будет угодно моему господину, -Дильшат решила что опасно было бы настаивать и потому решила что благоразумнее будет сейчас уйти. Вот только в коридоре ее подловила вездесущая Нигяр-калфа, что вполне могло означать крах всех честолюбивых планов черкешенки.
-Бесстыжая... как ты посмела решится на такое? -естественно, как и полагается хорошей служанке, Нигяр умудрилась если не увидеть, то услышать весь разговор Дильшат и Османа. -Надеешься снова заполучить шехзаде и таким образом вернуть дочку?
-А почему бы и нет? -ядовито усмехнулась Дильшат. -Я еще молода и красива и могу родить ему еще много детей. Сегодня же он позовет меня к себе, вот увидишь!
-Глупая и наивная дурочка.., -покачала головой Нигяр-калфа. -Немедленно возвращайся к себе... и подумай о том, что сделает наша госпожа, когда узнает что ты самым неподобающим образом вешалась на шею ее драгоценному сыну.
Конечно же Нигяр не стала терять времени зря, направившись к валиде-султан и почтительно дождавшись пока та закончит разговор со своей дочерью. После того как Хюмашах-султан удалилась из покоев матушки, калфа поклонилась и рассказала госпоже о тех вольностях что позволили себе фаворитки ее сына.
-Я видела тех девушек что привезла Хюмашах-султан - они очень красивы и наверняка понравятся нашему шехзаде, -закончила свой доклад женщина. -Мне начинать готовить их на сегодняшний вечер, валиде? Кажется они неплохо танцуют.
Ну а пока происходил этот разговор, Осман вернулся в свои покои, где решил немного подремать до вечернего праздника. На этот раз слуги были хорошенько предупреждены на случай каких-либо нежданных гостей - шехзаде приказал никого не пускать в свои покои.

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-02 17:47:49)

+1

17

[NIC]Zulnara Hatun[/NIC]
[STA]особо опасная[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cuxo.gif[/AVA]
- Девушки! – громко подозвала к себе калфа наложниц, что устроились в разных концах комнаты на диванах и неторопливо пробовали фрукты на серебряных подносах, стоящих перед ними. Этих наложниц главный визирь Мехмед-паша содержал в своем дворце вот уже на протяжении полгода. Их он подготовил в дар старшему сыну султана по случаю четвертой годовщины с тех пор, как он стал санджак-беем Манисы. Тогда, полгода назад Меликсима Хасеки опасалась, что в готовившемся походе ее главный защитник может погибнуть, а поскольку среди остальных шехзаде самым сильным и достойным казался именно Осман, она задумала держать при нем убийцу, что в ответственный час безжалостно лишит его жизни. Но, полгода назад у них ничего не вышло из-за решения повелителя взять с собой в поход шехзаде Османа. И, тут заговорщикам пришлось засесть на дно и дожидаться подходящего времени, которое должно было прийти уже изо дня на день.
И вот, он наступил!
- Девушки!! – чуть громче повторила Дженнет-калфа, явно теряя терпение к тем наложницам, что за все время своего пребывания во дворце главного паши империи, нос задирали перед слугами его дворца. Но, благо, нынче пришла благая весть, и Дженнет, как и все аги и калфы, служившие Хюмашах Султан и Мехмеду-паше, не могли скрыть собственной радости: - Сегодня вы уезжаете. Собирайте свои вещи и будьте готовы уже в скором времени покинуть дворец.
- Зачем так быстро? – спросила одна из наложниц.
- Что же с нами будет? – добавила вторая, оглянувшись на Зульнару-Хатун, что по-прежнему сидела на диване и неторопливо кушала сладкие фрукты, издали наблюдая за происходящим.
- Ничего страшного не будет, нечего вам беспокоиться, - поспешила успокоить девушек Дженнет-калфа, верная помощница хозяйки дворца, улыбнувшись им довольной улыбкой. – Сегодня Султан вернулся из похода, а вместе с ним и его сын, шехзаде Осман. К нему в Манису вы сейчас поедите, а наша госпожа Хюмашах лично вас подарит ему, - добавила женщина, наблюдая довольные выражения лиц наложниц, которым хотелось уже поскорее увидеть своего хозяина, возвращения которого им приходилось ждать немыслимо долго. Все они, словно частицы рассыпавшегося ожерелья, разошлись по своим углам, дабы начать сборы. В то время, как главная калфа подошла ближе к Зульнаре Хатун. – Ты не слышала? Иди, собирайся, - повторила она тоном, не сулящим ничего хорошего наложнице, что вздумала сейчас царственно восседать на диване, когда дело не сделано!
- А я готова. Уже полгода, как готова, Дженнет, - только и успела ответить она, прежде чем опытная калфа не схватила за запястье, за которое и притянула венецианку к себе.
- Послушай меня, Зульнара, - тихо процедила калфа. – Не играй на моих нервах, лучше еще раз проверь, все ли взяла. Еще такое дело загубишь! Тогда ты точно на дне Босфора окажешься, - пригрозила женщина, служившая сразу двум госпожам.
- Не нужно меня пугать, Дженнет. Я знаю, что должна сделать. Сделаю, ты главное за собой смотри и, гляди, чтобы никто не заподозрил тебя в предательстве, - вырвав руку из захвата потолстевшей от хорошей жизни калфы, наложница плавно поднялась и подоспела к двери как раз к тому времени, когда там оказалась султанша. Госпожа еще раз хотела посмотреть на тот подарок, что был приготовлен ее брату. И ведь молодая госпожа была так рада: все-таки за полгода она успела вдоволь понаблюдать за наложницами, чтобы не бояться вручать их шехзаде.
- Наложницы уже готовы? – властно поинтересовалась Хюмашах султан у девушек, прежде чем велела им следовать за собой к приготовленным каретам, в которых их лица останутся скрытыми от глаз тех зевак, что будут провожать, покидающий пределы столицы кортеж.
Дорога до дворца санджак-бея Манисы не отняла так много времени, как представлялось до начала поездки. Он встретил девушек подготовкой к пышным торжествам в честь шехзаде, что вернулся из похода, а также праздновал свое день рождения. Естественно, краем глаза Зульнар заметила валиде султан и отметила про себя, что все то, что слышала о ней, являлось правдой. Эта женщина была по-прежнему красивой, а платье и украшения на ней лишний раз подчеркивали ее красоту, но вовсе не затмевали. Говорили также, что она жестко управляет гаремом сына и не позволяет сблизиться с ним даже тем фавориткам, что подарили ему детей, а потому было очень важно завоевать расположение не только шехзаде, но и этой султанши. Да, Зульнаре пока не было известно, как именно она должна была это сделать, поэтому девушка решила действовать постепенно: сначала она займется Османом, пленит его мысли и воображение, в котором не будет места никому другому, а после займется его валиде и заставит доверять ей.
Танцы в покоях шехзаде начались с наступлением темноты. Также веселились и в гареме, где находились остальные женщины. И наложница не зря полагала, что в последнем варианте была менее скучная программа. Краем глаза она увидела тех девушек, что танцевали невинный танец перед шехзаде, после чего ага кивнул Зульнаре, а также другим наложницам, подаренных главным визирем, что настал их черед. Девушки исполнили более откровенный танец, но главное развлечение вечера еще ожидало на шехзаде.
Глаза Зульнары были закрыты тонкой полупрозрачной тканью, а волосы собраны сзади, чтобы не мешали ей в танце, который она начала вымеренными движениями сначала одной руки, а после и той руки, в которой она держала саблю. Она была грациозна, как завороженная змея, и двигалась под ритм барабанов и звуков музыки, пленившей всех присутствующих в покоях. В полумраке казалось, что она не видит ничего, но все-таки сквозь тонкую ткань она могла рассмотреть очертания мужчины, что внимательно наблюдал за ней в этот момент времени. То был шехзаде Осман, да-да! Она слышала, что он был красивым и мужественным, но главное – справедливым правителем поверенного ему санджака. Но, ничто это сейчас не волновало наложницу. Она делала все, чтобы шехзаде не смог даже взгляда отвести от нее и пожелал обладать ней, а там она уже постарается сделать так, чтобы никто иной более не мог угодить Осману. Уж не зря она готовилась и училась…
Подняв руки вверх, держа саблю над головой, девушка начала кружиться, не теряя чувства ритма и того единства, в котором она пребывала с музыкой. Все было ведь именно так, как должно было: будто бы музыка исходит из нее, а не из инструментов музыкантов. Зульнара медленно опустила на голову саблю, продолжая танцевать перед щехзаде не менее соблазнительно, чем прежде, хотя подобное проделать могли далеко не все танцовщицы в империи. Она опустилась на колени, не потеряв тонкого чувства равновесия, в котором ей получалось держать саблю на голове, как дивное украшение, но не опасное оружие. А когда закончилась музыка, Зульнара была уже совсем близко от шехзаде и протянула ему саблю, еще один подарок, которым она могла бы покончить с ним сейчас.
Но, нельзя было так рисковать еще.
наглядность

Отредактировано Tony Danziger (2016-06-02 16:04:26)

+1

18

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Осман был рад наконец-то оказаться в полной безопасности и дать волю собственной накопившейся за последние дни усталости, так что довольно-таки быстро уснул и проспал без каких-либо сновидений до самого праздника. Разбудили шехзаде слуги, когда заявились в его покои для того чтобы принести ему новую одежду, а также помочь привести себя в порядок перед торжеством. Переодевшись, Осман вспомнил слова великого визиря о совершенно особенном сюрпризе, который его нынче ожидал и улыбнулся - по сути дела, он был доволен тем что вернулся домой, а остальное было не так уж и важно. Больше ему не придется взвешивать каждое свое слово находясь рядом с отцом и постоянно просчитывать свои поступки и их возможные последствия... по крайней мере до поры до времени?
-Мой господин, валиде-султан приказала сопроводить вас в новые покои, после того как вы отдохнете. Там все уже давно готово для праздника, -сообщил Осману один из слуг, после того как помог ему застегнуть новый кафтан. -Все ждут только вас..
-Новые покои? Даже так? -шехзаде улыбнулся, представив себе как много хлопот выпало на долю его любимой валиде, пока он был далеко от нее. Когда они только приехали в Манису, он занял первые же понравившиеся ему комнаты, а Айше-султан пообещала что со временем устроит своего любимого льва достойным образом. -Мне очень любопытно взглянуть на них...
Осман не стал заставлять себя ждать и направился в приготовленные покои, где его ожидало царское угощение и конечно же прелестные наложницы, похожие на райских птиц в своих легких шелковых нарядах. Конечно же, он прекрасно понял чего хотела его любимая валиде - чтобы ее единственный и любимый сын нынче выбрал себе новую фаворитку и с божьей помощью зачал еще одно дитя. Собственно говоря, наследник престола не имел ничего против подобного, потому как ему давно уже хотелось позабыть обо всех делах и заботах.
Едва только шехзаде уселся на свое место, заиграла негромкая и приятная музыка и наложницы начали свой танец. Для каждой из них Осман был желанным и весьма лакомым кусочком, так что девушки старались показать себя во всей красе, надеясь в результате остаться с принцем наедине. Естественно, они все были красивы и грациозны, но пока что принц не знал кого ему выбрать... ровно до того момента пока не появилась девушка, половину лица которой скрывала полупрозрачная ткань. Едва только она начала свой соблазнительный танец, Осман понял что остальным далеко до нее - каждый ее шаг и каждое движение невероятно завораживали, не позволяя отвести от нее глаз.
Более чем закономерный выбор был сделан еще до того как отзвучал последний аккорд музыки и после шехзаде приказал чаровнице с саблей остаться. Видимо она и была тем самым особенным подарком о котором говорил Мехмед-паша? Великолепная и очень дорогая сабля дамасской стали тоже была очень хороша, но конкретно сейчас интересовала Османа куда меньше темноволосой гурии в маске из дорогой ткани...
-Мехмед-паша превзошел самого себя сегодня... а я уже было подумал что это невозможно, -отложив саблю в сторону, принц поднялся и протянув руку девушке, помог ей подняться с колен. -Как твое имя?
Прежде чем наложница успела ответить, Осман осторожно снял тонкую ткань с ее лица - она была поистине прекрасна, словно несбыточная мечта. Имя девушки было таким же красивым как и она сама и получив ответ на свой вопрос, шехзаде притянул ее ближе к себе, наслаждаясь каждым прикосновением к ее нежной коже, благодаря ее соблазнительному наряду.
-Зульнара... это имя очень тебе подходит, -улыбнулся Осман проведя ладонями по ее обнаженной талии. -Ты ведь знаешь, чего мне особенно хочется сейчас?
В отличии от прежних возлюбленных принца, Зульнара не отвела своего взгляда и даже не подумала смутится - ему это понравилось, как и прикосновение ее ладоней к его шее. Она не стала тратить зря времени и первой потянулась к его губам, подарив долгий и жаркий поцелуй...
-Последние полгода я жил словно на вулкане... что в любой момент мог обрушить на меня свой гнев и испепелить, -шепнул Осман, ответно поцеловав наложницу. -Ты можешь сделать так чтобы я забыл об этом и больше не вспоминал?

Отредактировано Dietrich Danziger (2016-06-02 20:51:58)

+1

19

[NIC]Zulnara Hatun[/NIC]
[STA]особо опасная[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cuxo.gif[/AVA]Кто-то скажет, что Зульнар повезло, ведь она сумела обратить на себя внимание шехзаде в первый же день своего появления в его гареме. Некоторым девушкам, увы, подобного приходится дожидаться едва ли не всю жизнь. И некоторым из них, как бы хороши они ни были, доводится умирать, так и не познав любви, мужского тепла и желания, без которого почувствовать себя настоящей и желанной женщиной, невозможно. Однако, никто не подумает о том, что баснословное везение — следствие упорного труда. Ведь для того, чтобы добиться определенного результата огненной Зульнар пришлось хорошенько потрудиться. Не один час и день она трудилась и упорно училась искусству соблазнительного танца, который мог бы не просто порадовать глаз мужчины, но распалить его желание. А как же пленить его разум, если он не будет думать и мечтать о последующей близости со своей гурией, что так не похожа на всех этих скучных девушек гарема?
«Если быть такой, как все, тогда и заменить тебя будет проще простого», - такую науку дала Мелексима Хасеки наложнице, прежде чем отдалить ее от себя, пока никто не узнал об ее тайном и весьма коварном замысле. И, признаться по правде, Зульнара прекрасно теперь понимала, как сумела Мелексима завладеть вниманием Повелителя и вертеть им так, как вздумается ей. Она просто стала для него всем тем, о чем он только думал и мечтал, ведь в их постели не было повелителя и его покорной жены или наложницы. Перво-наперво они были лишь мужчиной и женщиной, которые желали, прежде всего, друг друга.
Но, когда ставишь перед собой высокую цель и работаешь над её осуществлением, то постепенно понимаешь, что необходимо самому создать нужные обстоятельства для осуществления своих целей. Вот в этом и был весь секрет великой удачи Зульнары этим вечером. Не хасеки повелителя, которой было угодно держать подле старшего шехзаде убийцу, готовую осуществить указание госпожи в любой момент, продумала каждую мелочь танца и внешний вид соблазнительницы, что покорно склонилась перед мужчиной. Нет, тут она была не причем. Зульнар сама все сделала и не собиралась уменьшать собственных заслуг даже в своих глазах. Тем более, когда из ее рук был принят дар визиря, что попал в ловко расставленные сети ловушки его политического врага. Когда ведь Айше Хафсан Султан раскусит даже заговор против сына, который, только допустим, не сможет осуществиться по каким-то причинам, наверняка более не сможет доверять преданному Мехмеду-паше. И кто тут виноват? Сам он. Уж больно слишком он доволен был в браке. Больно слишком он хорошо и спокойно жил последние четыре года. А ведь приспанная бдительность и притупленная реакция совершенно обезоружили его перед женским коварством.
Тем временем шехзаде протянул наложнице руку, которую она без размышлений приняла, даже не успев прикоснуться губами к подолу его одежд. Вместо этого уже спустя какое-то ничтожное мгновение она смотрела сквозь тонкую ткань, закрывавшую ее глаза, и откровенно любовалась молодым мужчиной, что являлся целью ее госпожи. В прочем, теперь она наивно предполагала, что выполнить все сможет без каких-либо сложностей: разве неприятно будет влюблять в себя столь прекрасного молодого человека? Рядом с ним она сможет попутно также получить удовольствие, и ведь Зульнара даже не побоялась поостеречься самой перед пленительной красотой наследника османского государства. А ведь стоило бы. Все-таки порой игра может пойти по слишком непредсказуемому пути.
- Мое имя Зульнара, мой господин, - ровно произнесла наложница, не отводя своего взгляда в сторону, даже когда шехзаде решил лишить рабыню тонкой полоски ткани, под которой скрывались ее пронзительные и острые глазки. Девушка лишь на мгновение прищурила их, пытаясь привыкнуть смотреть на свет без тонкой ткани, но прежде чем она это сделала, Осман притянул ее ближе к себе, усыпая ее комплиментами.
Она не ответила мужчине на его вопрос, хоть ответ был прекрасно ей известен. В прочем, какие слова могли послужить лучшим ответом? Нет. Слова здесь были совершенно лишними, поэтому слегка приподнявшись на носочках, она подарила соблазнительно жадный поцелуй шехзаде, на который вряд ли на первом же свидании с принцем осмеливались его наложницы.
- Я сделаю все, что Вам угодно, мой шехзаде, - тихонько произнесла в ответ Зульнара, слегка подтолкнув молодого человека к кровати, на которую он сел. Вот только сама она садиться не торопилась. Лишь только расстегнула несколько пуговиц на его кафтане, опустившись перед ним на колени. Ей хотелось растянуть удовольствие от этой близости, ухватив побольше приятных мгновений и себе тоже, ведь никогда не знаешь, когда снова доведется оказаться на верху блаженства. Жизнь слишком непредсказуема и сера, чтобы следовать одним и тем же правилам. Так что сегодня, пока всевидящая валиде не видела, Зульнара собиралась нарушить все правила поведения, пройдясь по покоям шехзаде, подобно вихрю.
Она избавляла Османа от одежды постепенно, подкрепляя каждое свое движение и действие поцелуем. Она целовала его в губы и шею, в грудь и опускалась значительно ниже, возвышаясь над ним, будучи все еще одетой… и ведь шехзаде совершенно не имел ничего против этого?

+1

20

[NIC]Osman[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cnwf.jpg[/AVA]
[STA]наследник Блистательной Порты[/STA]
Уже несколько минут спустя после своих слов, Осман понял, что оказался в плену у настоящего жаркого пламени... соблазнительного и грозящего буквально сжечь его без остатка этой ночью. Определенно, Зульнара не была похожа ни на одну из наложниц, которым было в свое время позволено остаться на ночь в спальне наследника престола - она не стала медлить и терять времени зря, едва только шехзаде задал ей свой вопрос. Он оказался в вихре дразнящих поцелуев и прикосновений и действительно позабыл обо всем на свете, кроме неуемного желания обладать этой необыкновенной девушкой. Осман позволил Зульнаре взять инициативу в свои руки и послушно уселся на постель, ощущая приятную нетерпеливую дрожь предвкушения долгой и незабываемой близости... Однако коварная соблазнительница не сразу позволила шехзаде взять желаемое и предварительно хорошенько помучила его, прикоснувшись к самым сокровенным местам и доведя едва ли не до состояния полного исступления.
Едва только Зульнара поднялась с колен, настала очередь Османа отыграться и в первую очередь избавить ее от весьма соблазнительного костюма в котором она танцевала перед ним. Далее он мягко уложил наложницу на атласное покрывало и тоже заставил гореть в жарком огне предвкушения, неторопливо спустившись поцелуями от груди прекрасной женщины все ниже и ниже, пока не сорвал с ее губ сладкий стон удовольствия. Ждать дольше было уже попросту невозможно и потому мужчина взял то что принадлежало ему по праву, обняв Зульнару и начав новый раунд взаимно приятной пытки для обоих. Время вновь изменило свой бег и пролетело будто бы один бесконечно долгий и счастливый миг - Осман даже не заметил как прошла эта чудесная ночь и заставил себя оторваться от Зульнары, лишь потому что ему нужно было в очередной раз перевести дух.
-Я словно попал в какой-то совершенно безумный костер из которого мне уже точно нет спасения, -молодой человек улыбнулся и подняв голову, подарил своей страстной наложнице очередной жадный поцелуй. -Ради такого совершенно точно стоило провести полгода в походе... ты самый лучший мой подарок, Зули. Я знаю, что должен заставить себя заняться делами, однако не хочу уходить от тебя...
Прелестная и коварная соблазнительница лишь рассмеялась в ответ на эти слова. Если Осману не хочется покидать своих покоев, то почему бы ему не сделать так как он желает? Никто в этом дворце не посмеет побеспокоить его - а что до дел и забот, то на них еще будет время...
-Остаться с тобой... самое настоящее искушение, -Осман опустил голову на грудь Зульнары. -Но... пусть так и будет, а дела пусть подождут меня до завтрашнего дня.
Прежде чем продолжить любовные игры, обоим следовало позволить себе передышку после долго и весьма бурной ночи. И конечно же шехзаде и его наложница даже и не подумали о том, какой переполох начался в гареме, когда Зульнара поутру не вернулась на общую веранду. Менее удачливые наложницы, танцевавшие на празднике, тут же принялись обсуждать что такого сделала эта выскочка, чтобы шехзаде до сих пор не отослал ее?
-Какие же вы глупые... это сейчас она в раю, но что будет если ей посчастливится понести дитя? -тихо сказала Гюльбахар, когда спустилась на веранду и узнала самые свежие новости гарема. -Валиде-султан не позволит ей остаться рядом с ее драгоценным сыном... и не нужно на меня так смотреть. Разве я не права?
-Права.., -в полной тишине, первой своей вечной сопернице ответила черкешенка Дильшат. -Госпожа не захочет чтобы кто-нибудь занял ее место в сердце Османа. Я знаю что ему было хорошо со мной и мы могли быть счастливы... но она все устроила так чтобы он отдалился от меня.
-Так, девушки, а что это у нас тут происходит? -окликнула собравшихся наложниц Нигяр-калфа. -Неужели ни у кого нет работы? Я могу вам помочь с этим...
Разогнав гаремных сплетниц, Нигяр тоже довелось услышать самую главную новость этого дня - новенькая еще не вернулась из покоев шехзаде! Усмехнувшись и приказав калфам как следует смотреть за болтуньями, отлынивающими от дел, женщина направилась в покои валиде-султан, пожелавшей позавтракать вместе со своими любимыми внуками.
-Нигяр! Посмотри что мне подарил папа! -едва только главная калфа переступила порог покоев главной султанши, как к ней подбежала малютка Айше и показала красивую позолоченную клетку с двумя лимонно-желтыми канарейками. -Они очень красиво поют!
-Какая красота! -восхитилась Нигяр-калфа, взяв на руки маленькую принцессу. -А теперь моей любимой луноликой госпоже надо как следует покушать, а иначе птички обидятся и не будут больше петь. Посмотрите как много вкусного для вас приготовил нынче Шикер-ага? Все что вы любите.
Усадив девочку рядом с братишкой возле маленького столика, калфа подошла к валиде-султан и понизив голос, доложила ей все что услышала в гареме. Как оказалось, подарок Мехмеда-паши и Хюмашах-султан даже более чем понравился любимому льву Айше-султан?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Око за око