Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » let's live it up


let's live it up

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники:
Margarita Bechtel & Tony Danziger
Место:
McKinley Park, Sacramento
Время:
Ap'15
Погодные условия:
солнечно, +25°
О флештайме:
Each day I feel so blessed to be looking at you
Cause when you open your eyes, I feel alive
My heart beats so damn quick when you say my name
When I'm holding you tight, I'm so alive
Now let's live it up

http://www.valcomnews.com/wp-content/uploads/2013/08/IMG_1000.JPG

+1

2

вв

http://storage5.static.itmages.ru/i/16/0528/h_1464437173_4933578_1118f3a805.jpg

Поправляя свои кудри, которые она накручивала все утро у зеркала только потому, что захотелось попробовать что-то новое, Марго отпускает маленькую ручку ее трехлетнего сына.
- Крис, ты только там аккуратней, очень тебя прошу, - но ребенок уже не слышит - мальчик со всех ног несется к детской площадке и к другим детишкам.
В какой-то момент ребенок спотыкается и падает, Марго уже готова броситься к сыну, но тот поднимается на ноги. И нет, не плачет, спеша спрятаться за маминой юбкой. Неуверенно выговаривая слова и поднимая большой палец вверх, он кричит маме:
- Все холосо, мам! - Марго сдерживается, чтобы не рассмеяться, но все таки с недоверием осматривает ребенка, а когда понимает, что он и действительно не сильно ушибся - спокойно отправляется к ближайшей скамейке, чтобы на какое-то время отвлечься на свой мобильник.
Дело в том, что завтра у ее мамы день рождения, а так как Марго пока не имела возможности отправиться в Днепропетровск, чтобы поздравить лично, она заказала доставку, но что-то пошло не так. Цветы не были готовы в срок, а шикарный набор от Тиффани перепутали с дурацкой цепочкой в виде сердца. Сегодня был не ее день, однозначно. Так что пришлось поругаться вначале с цветочным, а потом с администратором в Тиффани. Но уже ничего не сделаешь - перепутали, так перепутали.
Уже битые три часа Маргатира не могла дозвониться сводной сестре.
- Мамочка, смотри как могу! - Марго поднимает глаза и видит как ее трехлетний сын повис на небольшом детском турнике, пытаясь подтянуться.
Выходило так себе, пока он только висел и дергался как селедка без воды, но что-то подсказывало миссис Бектэль, что характером этот мальчишка пошел в отца. А если так, то он будет добиваться всего, что хочет получить. Улыбнулась, кивнула мальчику. Тот спрыгнул с турника и побежал к горке, пока никто не устроил там очередь. Дети так быстро отвлекаются на что-то...
Марго снова вернулась к телефону и когда Максим таки решила взять в трубку, она чуть не сорвалась на сестру.
- Ну неужели так сложно трубку взять!? - она достаточно громко заговорила по-русски, а потом заметила, что одна из мамочек на нее посмотрела с неким осуждением.
Марго понизила тон:
- Я все утро дозвониться пытаюсь. У вас же уже вечер почти.
- И тебе привет, сестренка, - Максим растягивала слова, послышался звук втягиваемого в себя дыма и характерное бульканье на фоне.
- Надеюсь, это не кальян? - хотя какая разница. Макси уже есть двадцать один и она может делать что захочет. - Ладно. Ты ведь сейчас в Днепропетровске?
- Ну да, где мне еще быть, визу-то мне не дали по непонятным причинам, - Максим уже вторую весну все никак не может переехать в Америку за порцией своей мечты.
- Слушай, у меня сюрприз сорвался. Ни цветы, ни украшения, ничего не дойдет в срок. Для мамы. Давай я вышлю тебе деньги, а ты купишь на свой вкус от меня? Только не очень вычурное, а то я тебя знаю, - Марго улыбнулась.
К сестре она относилась двояко. С одной стороны - любила. С другой же - совсем не знала. Макси же росла не у нее на глазах.
- Нуууу я могла бы тебе помочь, а ты тогда поможешь мне, - Макси выпустила дым и это явственно чувствовалось по эту сторону трубки.
- И в чем? - Марго удивленно приподняла бровь, ища взглядом своего ребенка.
- Ну как же. Вышли мне приглашение. Я ведь уже который месяц прошу. Это мне облегчит получение визы. Ну пожалуйста, - не редко из уст Макси можно услышать "пожалуйста".
- Отец не оценит.
- К черту отца.
- Я подумаю. Если сделаешь все так как прошу - будет тебе приглашение. Только ты отцу не говори, а то меня линчуют. Знаешь как он не хочет, чтобы ты в Америку ехала? - Марго откидывается на спинку скамейки, упирается левой ладонью во внутренний сгиб правой руки.
- Да знаю я, только не пойму чего он боится...
- Что ты пустишься во все тяжкие, - кажется, все помнили как Максима вышла за рамки в Москве во время учебы.
- Ой. Все. Я пришлю фотки того, что куплю и закажу. К вечеру увидишь. До созвона, Маргоша. - Максима сбросила вызов, Марго еще какое-то время крутила в руке телефон, сощурившись думая о своем.
Разговор происходил на русском, так что вряд ли кто-то из местных мам понял о чем говорила женщина с копной медных волос.
- Эти младшие сестры...даже не знаю, что с ними делать, - неожиданно для себя она обратилась к девушке по соседству. повернула к ней голову, мягко улыбнулась.

+2

3

Апрель в этом году был привычно теплым. Утренняя свежесть довольно-таки быстро уступала дневной жаре, буквально сразу же после нескольких часов, во время которых солнечные лучи подогревали асфальт и гравий на дорожках. Возле бассейна внутри внутреннего двора их дома уже с самого утра собрались желающие освежиться и провести время возле блаженной влаги, нежели ходить под жарким солнцем, которое должно было сегодня прогреть воздух значительно больше, чем вчера. Именно поэтому Пейтон торопилась покинуть пределы квартиры как можно раньше. Женщина даже отложила уборку на час своего возвращения, хоть и знала, что заставить себя убраться будет значительно сложнее, чем обычно. Все-таки солнце имеет обыкновение расслаблять и заставлять чувствовать усталость даже после незначительных нагрузок. Работать в такие жаркие дни сущее наказание, вот только Тони уже давно к этому привыкла. Не закончив даже школу, она устроилась работать официанткой в местном кафе, и проработала там не один год. Позже был салон красоты, небольшой декретный отпуск, за которым последовало возвращение на работу и вот, снова она устроилась в кофейне. Эту затею двумя руками и ногами поддерживала Лидия, старшая сестра Пейтон, которая имела слегка феминистические убеждения и считала, что женщина должна сама себя обеспечивать или же быть независимой от мужчины. В прочем, как и Тони, но в более мягкой форме. Она просто привыкла уже не сидеть на месте и вертеться по жизни, как белка в колесе.
Но, если сестра поддерживала желание сестры работать, то ее избраннику подобное совершенно не нравилось. В последний раз они поссорились ведь именно из-за работы и сорвавшегося выходного у Пейтон, когда она не смогла отказать сменщице подменить её. Правда, сейчас этот конфликт между мужчиной и женщиной, что учатся жить под одной крышей, был благополучно разрешен поездкой в "Дель Валле Риджинал", где они провели прекрасное время своей семьей. Вот только теперь снова пришлось вернуться к серым будням, выплыть из которых удалось только сегодня. Все-таки сегодня был очередной выходной у темнокожей леди. Естественно, Пейтон трудно было себе признаваться, в том, что порой она все-таки понимала мужа и его недовольство. Так что, по дороге к дому Лидии, у Тони была возможность подумать о возможности смены рабочего места. Правда, стоило Лидии узнать о подобных мыслях, как старшая Брик тут же принялась читать нотации младшей сестре, от которых она едва сбежала.
- Ну и настырная же, - недовольно проворчала Тони, держа сына за руку, пока они направлялись к старенькому форду женщины, на котором она упрямо продолжала ездить улицами столицы штата, раздражая этим Дитриха.
- Мама, а куда мы пойдем сегодня? – тем временем поинтересовался у своей матери Ноа, прежде чем она его подсалила в детское кресло впереди авто рядом с собой.
- А куда тебе хочется, сынок? – в свою очередь спросила Пейтон у ребенка, глядя в зеркало дальнего вида. – Мы можем сходить в парк прогуляться и съесть по мороженому, мм?
- Да! Едем гулять в парк! – обрадовался малыш, после чего Тони решила направиться в один парк, расположенный в восточной части города, где была целая масса возможностей развеяться и прогуляться, наслаждаясь свежим воздухом.
Сказано, сделано? Уже спустя несколько минут мать с сыном добрались до точки назначения, где уже многие мамочки с детишками коротали время с пользой для своих чад. Кто-то предпочитал кормить рыбок в пруду, некоторые же сразу выбрали себе местечко, где можно было провести время более активно. Именно к детской площадке и направились они с Ноа, оприходовав по дороге по порции любимого шоколадного мороженого.
- Ну, беги, малыш, - произнесла Тони сыну, поправив его шапчонку, что должна была уберечь его кудри от жарких солнечных лучей, которые беспощадно продолжали подогревать воздух. Наблюдая за тем, как сын играет с другими детьми, темнокожая женщина подошла к одной из скамеечек, на которой было свободное местечко в тени. Садиться сейчас под раскаленные солнечными лучами скамейки и просидеть так какое-то время было еще тем испытанием, подвергаться которому Тони определенно не хотелось.
Она устроилась рядом с молодой рыжеволосой женщиной, на которую солнце могло бы весьма плачевно сказаться, рассыпав по ее миловидному личику веснушки. В прочем, имела эта леди проблемы с веснушками или нет, Пейтон не было наверняка известно. Да и к тому же, она нисколько не разбиралась в подобных вопросах, ведь они непосредственно ее не касались. И, тем временем, рыжеволосая незнакомка начала разговор по телефону на каком-то странном языке. Конечно, Сакраменто город не маленький и многонациональный, как и все Соединённые Штаты, вот только слышать раньше подобный язык тому, на котором разговаривала незнакомка, Тони не доводилось. И пусть она ничего не поняла из разговора, как женщина обратилась то ли к ней, то ли сама к себе вслух, но уже на английском.
- Наверное, мне все-таки очень повезло быть младшим ребенком в семье. Я только могу предположить, что моя старшая сестра говорит примерно также, как вы, - ответила темнокожая женщина, улыбнувшись своей внезапной собеседнице. – Ваш язык очень интересный, - не удержалась от похвалы Тони, прежде чем перевела взгляд на детскую площадку, где Ноа как раз съехал с горки. – Какой из них ваш? – пришла теперь очередь для Пейтон спрашивать, чем она и воспользовалась.

-внешний вид-

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/c0/a3/f2/c0a3f2a666d5865e181d1a1522823a04.jpg

+1

4

- Младшим всегда везет, - она сощурилась, поднимая очки наверх с глаз и смотря на шумящие ветви раскидистого дуба, расположенного неподалеку.
В его кроне игриво прыгали зайчики, то и дело отблескивая в отражении глянцевых фасадов детской площадки. Умиротворенно. Марго довольно подставила лицо ненавязчивому лучу солнца, который сейчас снова ускачет куда-то в другую сторону, а после, вновь обратила внимание на незнакомку.
- Все старшие сестры жуткие снобы, можете мне поверить, - Марго рассмеялась, смотря на девушку, а после выудила взглядом Криса на площадке: - Крис! Осторожней, милый! - мальчик как раз держался ручками за слишком высокую перекладину, желая на ней повиснуть. - Вон тот непоседа с копной белых волос, - Марго указывает на ребенка.
Сынишка довольно рассказывал какому-то мальчику о чем-то активно жестикулируя, то и дело хватаясь еще не совсем окрепшими ручками за поручень. Может быть даже уверял, что он сильней? И что сможет провисеть дольше? Марго улыбнулась и отвела взгляд от ребенка. В общем-то ничего страшного произойти не должно.
- Это был русский. Язык. Правда родом я из Украины, но так уж повелось, что говорят там в основном по-русски, - Марго нахмурилась, не совсем понимая, зачем вообще говорит все это мало знакомой девушке, которой может быть, ко всему прочему, совсем не интересно.
Пришлось исправлять положение. Молодая женщина протягивает руку:
- Меня зовут Маргарита Бектэль. Можно просто Марго, так проще для Американцев, - копна ее рыжих кудряшек, развеваемая коротким порывом ветра, уносит их за спину.
В первые месяцы ее жизни по эту сторону океана она достаточно часто попадала в неловкие ситуации не только из-за не знания языка на должном уровне, но и из-за своего произношения, имени, национальности. Мало кто доверял незнакомой русской эмигрантке. Согласитесь, сложно доверять человеку о котором ты знаешь только что вся его страна любит пить, веселиться, водит хоровод с медведями в обнимку и спят на снегу.
Хотя даже постойте-ка...не все Американцы вообще знают, что существует такая страна как Украина. Сейчас, конечно, из-за политики, которую ведет их новый, якобы, президент, об ее родине стало что-то да слышно. А так...все даже удивлялись: "Есть такая страна? А где?" А если еще попросить и на карте показать, то показывают что угодно, но не Украину.
- А кто из них ваш? - кивает на площадку, находя взглядом сына.
Марго отчего-то вспомнился ее первый день в Америке. Ей пришлось провести его в Нью-Йорке, который стал перевалочным пунктом между Киевом и Бостоном. Она до сих пор с придыханием вспоминает всю ту величественность зданий и строений, которую увидела на Манхеттене. До сих пор помнит как пахло полиролью и новой кожей в просторном желтом такси, которые до этого видела только на картинках. Для многих это бы был аромат свободы. Она же чувствовала себя пленницей в самой "демократичной" стране мира. В центре всей вселенной настолько одинокой, что выть хотелось.
Впрочем, все минусы своего пребывания в Америке она смогла превратить в плюсы. Ребенок, супруг, большая семья, хорошая работа, достойная жизнь. Та же ее сестра мечтала бы устроиться так же как и Марго, но Макси была девушкой достаточно поверхностной...тем не менее знающей свои цели. И эти цели пугали не только Марго, а порой еще и маму.

+1

5

Сколько раз Тони доводилось слышать о преимуществах младших детей в семье? Все поголовно не уставали повторять друг другу о том, что младшим всегда везет – их жалеют, им идут на уступки, им, в конце концов, спускают с рук то, что никогда не прощали старшим детям в семье. И пусть их в семье Брик было всего лишь двое, Пейтон не собиралась оправдывать мать или обстоятельства, в которых они с Лидией воспитывались, поэтому лишь пожала плечами в ответ своей невольной собеседнице. Да и что тут еще скажешь? Даже если бы хотела сказать, что это не так, не смогла бы. Ведь даже всей материнской строгости не хватило девушке для того, чтобы заставить ее покорности, как Лидию. В прочем, была ли с ней мать так строга, как со старшей сестрой? Лидс никогда не осмеливалась высказать матери буквально все то, что лежало у нее на сердце, не смотря на всю ее прямолинейность, в то время, как Пейтон смело говорила о глупости материнского увлечения странной религией, что требовала развеселых танцев и плясок с молитвами о лучшей жизни.
Но, вскоре на лице темнокожей женщины озарилось яркой белозубой улыбкой, из-за последующих слов рыжеволосой женщины. Знала бы она, что попала в точку! Вот, правда, у самой Тони не поворачивалось сказать о сестре именно это слово – сноб. В их понимании все-таки снобами являлись белые знакомые, которые считали себя лучше остальных. Однако рассказывать или вспоминать об этом вслух женщина не стала. К чему портить непринужденный разговор такими вещами?
Отвечая на вопрос Пейтон, ее новая знакомая указала на миловидного ребенка с белокурыми волосами, что играл неподалеку от Ноа. Чтобы солнце не разило глаза и лучше разглядеть детей, с которыми играл Ноа и белокурый малыш, темнокожая женщина приложила ко лбу ребро ладони. И тут, по какой-то странной причине она подумала о том, что примерно таким же чудным ребенком в детстве мог быть и ее избранник. У Дитриха ведь тоже были светлые волосы, да и красотой внешней он не был обделен, тогда как их совместному ребенку повезло быть похожим больше на нее, а не на отца. И это женщина считала все-таки дурным знаком.
- Какой хорошенький ребенок, - не удержалась от комментария Тони, прежде чем с пониманием кивнула на полученную информацию о том языке, на котором разговаривала еще недавно сама.
И, как дополнительный бонус темнокожая женщина получила еще и небольшое дополнение – упоминание страны, жители которой и разговаривают на этом языке. Правда, с географией мира у женщины были натянутые отношения, поэтому ей было сложно предположить, где находится эта самая Украина. Увы, и ах, но подобные задачки лучше было задавать именно Лидии. Сама же Пейтон знала прекрасно лишь те страны, что были поближе к ее родным Штатам, поэтому Украина так и оставалась для нее страной далекой и недостижимой, пусть даже она и знала о том, на каком языке разговаривают ее жители. Так что, лишь кивнула в ответ, прежде чем ответно представиться.
- Очень приятно познакомиться, Маргарита, - темнокожая женщина сразу же попробовала на вкус новое имя, правда произнесла она немного смешно, поставив наверняка не на том слоге ударение. – Это красивое и необычное имя, - высказала свое мнение женщина. – Меня зовут Пейтон Хизер Картер, - представилась наконец-то Тони полным своим именем. Пока еще она носила фамилию своего первого мужа, от которой она отделается при первой же возможности. Увы, но когда это случится, ей было не известно пока. – Но, меня все зовут Тони. Мне так больше нравится, - буквально сразу же, дополнила женщина, не вдаваясь в детали.
На какое-то время Пейтон потеряла из виду сына. Так что, когда услышала вопрос о Ноа, темнокожей леди понадобилось немного времени, чтобы отыскать его. Но, вот, же он! Ребенок спустился с горки и мигом прибежал к своей маме. На его высоком лобике выступил пот, который он вытер тыльной стороной ладони, едва только снял с себя кепку.
- Вот это мой сын, - сразу же ответила женщина, улыбнувшись ребенку. – Ноа, поздоровайся с тетей, - напомнила сыну о вежливости, так что ребенок сразу же перевел взгляд на новую знакомую свой матери и быстро исправился, проговорив свое бодрое «здравствуйте!».
- Мама, я хочу пить, - огласил тем временем свое желание Ноа, после чего Тони достала из сумки небольшую бутылочку с водой без газов. После этого ребенок быстро умчался обратно на игровую площадку, где на него, как и на остальных детей, ожидало много самых разных игр.

+2

6

- Какой хорошенький ребенок, - Марго улыбается и кивает.
Да, ее сын был просто верхом совершенства. Но так, наверное, у всех матерей. А еще так всегда у детей к своим родителям. Помнится, мама рассказывала ей историю о том, как сама она в детстве побила на детской площадке девочку... За то, что та не хотела соглашаться с тем, что мама Марго лучше и красивей, чем ее собственная. Как бы там ни было, Марго не могла позволить "зазнайке" победить ее и тогда навешала этой самой Рите с пятого этажа столько тумаков, что к ним еще приходила разбираться мама побитой девочки.
В тот вечер отец смеялся так громко, что потом не выдержала и сама Марина. Марго так и не была наказана за этот поступок.
Отчего-то сейчас вспоминая тот день, Маргарита улыбалась. Они были так счастливы. Ее мама и ее отец. Будут ли они когда-то так счастливы с Лео? Счастливы ли они так сейчас? Она неосознанно закусила губу и вгляделась в детскую площадку.
- Очень приятно, Тони, - девушка не собиралась вдаваться в подробности.
Почему так, а не иначе ей было знать не обязательно. К тому же велика вероятность, что они больше и не увидятся. Сакраменто не такой маленький, каким кажется на первый взгляд. Столица штата все таки. И если бы у Марго был выбор где жить, она выбрала бы лучше Лос Анджелес. Или Сан-Франциско. В Сакраменто летом было душно, и не было моря...Ближайший мало-мальски приличный водоем в часе-двух езды. На Тахо.
Кстати, что-то давно они не выбирались семьей на природу. Надо было обязательно это исправить. Крис уже несколько раз спрашивал когда же они поедут к воде.
Пиликнул телефон. Маргарита отвлеклась на сообщение от сестры. Та прислала смешное фото. Сидела девушка в ресторане "Сливки", если судить по фотографиям. Они ходили туда в последний приезд Марго на родину. Вообще странно, что это заведение все еще не закрыли.
Впрочем, как странно и то, что они с сестрой все еще общаются. Особенно после того, что было на ужине знакомства перед самой свадьбой.
- Привет. Какой милый молодой человек, - сказала она больше Тони, чем самому мальчику.
Крис не собирался бежать к маме, мальчик увлеченно передвигался с качели на качели, а теперь и вовсе завел разговор с какой-то маленькой девочкой, активно жестикулируя. Сейчас он раскинул руки широко, словно пытался доказать, что у него есть что-то намного больше, чем подарили ребенку.
Дети так похожи в своей непосредственности. Маргарита улыбнулась, отвела взгляд от сына, все таки стараясь не сильно упускать его из виду. Никогда не знаешь где будет подстерегать опасность.
В Америке вообще к этому относились как-то чересчур строго. Помнится, когда она сама была маленькой, мама выдавала ей велосипед, немного конфет и отправляла гулять. С учетом того, что придется отмечаться через какое-то время. А сейчас и тут...попробуй только оставить ребенка одного. Или ударить его на людях. Да тебя сразу же засудят органы опеки.
- Вы всегда жили в Сакраменто, Тони? - когда мальчуган умчался на площадку, поинтересовалась Маргарита.
День был в самом разгаре, солнце пекло во всю. А они только пришли на площадку и пока детишки не наиграются надо скрасить как-то время. Так почему бы не пообщаться и не узнать друг друга немного лучше?

+1

7

Дети – цветы жизни. И что только не приносят они в жизнь своих родителей? Радость и горе, смех и печаль, целую массу  забавных моментов и не только. Как вообще жить доводилось раньше, без них? Ведь в жизни каждой мамы есть два периода – до и после. Раньше, помнится, Пейтон не хотела детей и находила отговорки для того, чтобы обождать с этим вопросом. Тогда она была впервые замужем, и прошло не так много времени, прежде чем она осознала, что не пылает чувствами к своему супругу. В прочем, быть может, это было ее правильным решением? Все-таки каждый ребенок должен быть именно плодом любви, но не лишь только совместного желания.
Ноа был именно таким. Именно поэтому он стал радостью и смыслом жизни для своей матери, что по праву могла гордиться своим умным и не в меру любопытным сыном, которому было интересно буквально все на свете. Женщина прекрасно помнила те незапамятные дни, когда любимый сын начал связно говорить и начал осыпать своих родителей вопросами, которые на первый взгляд казались такими уж примитивными и простыми, не требующими каких-либо особенных объяснений. К примеру, почему луна круглая? Или, почему трава желтеет на солнце? Возможно, в тот момент им с Дитрихом повезло не сломать любопытство сына, как это часто делают многие другие родители, отмахиваясь от вопросов маленьких озорников. Резкий ответ и пренебрежение, с которым взрослые так часто отвечают детям на подобные вопросы, ломают в итоге их любопытство, вместо того чтобы заинтересовать лишний раз к учебе. В прочем, порой нужно просто честно признаться, что ты чего-то не знаешь. Таким образом, ребенку будет, о чем рассказать тебе при случае. Так что, Тони уже с нетерпением ожидала того момента, когда сын пойдет в школу – там ему точно понравится, он будет учиться и познавать много нового, о чем непременно расскажет своей маме. Чего уж греха таить, ведь Пейтон была не столь любопытным ребенком в детстве. Единственное, что интересовало ее – танцы и игры с куклами сестры, что бережно относилась к своим дамам, которых усаживала в ровный ряд на подоконнике. По сей день Тони помнила, как орала на нее сестра, когда обнаружила, какую прическу сделала любимой ее игрушке маленькая сестренка. Будущий стилист и официантка в кафе тогда сделала очень модную стрижку для новенькой куклы Лидии, которую ей подарили на день рождения – она обстригла ей волосы точь-в-точь, как в любимом их видео клипе.
Улыбнувшись то ли своим воспоминаниям, то ли той картине, за которой она наблюдала, темнокожая женщина тихо вздохнула. Она была рада, ведь у ее сына было многим больше того, что имела она сама в подобном возрасте. Но, стоило ли все это материальное вынужденной разлуки с отцом и главой их маленького семейства? Что же, тут есть над чем подумать.
- Нет, - покачала головой Тони в ответ на вопрос рыжеволосой Марго. – Мы относительно недавно переехали сюда из Сан-Хосе к мужу. Он здесь жил уже довольно-таки давно и работал, - добавила вскоре Тони, быть может, и сказав что-то лишнее. Как это обычно и бывает, женский язык – без костей. Нужно только успевать за тем, что мелет он.
В прочем, теперь было уже без разницы…
- Мне никогда не нравился Сакраменто, - покачала она головой, словно бы оправдываясь сама в глазах своей новой знакомой. – А вы давно живете здесь? – спросила темнокожая леди, решив, что все-таки не будет говорить об акценте, с которым говорила девушка. Все-таки она, по всей видимости, боролась с ним, как могла, ведь почти все слова произносила почти правильно.

+2

8

Крис, улыбаясь от уха до уха гонялся по площадке за какой-то девочкой. Они оба: и сын, и маленькая проказница, веселились, и звонко смеялись, время от времени переходя даже на визг. Но, кажется, мамочка этой самой темноволосой малышки была отвлечена на какие-то свои дела. Детей она успокаивать не собиралась, а Марго не хотела. Ситуация была под контролем. Никто никого не убивает. Так что довольно откинувшись на твердой скамейке, Маргарита Бектээль сфокусировалась на новой знакомой.
Тони казалась ей такой нереальной. С ее темной, больше, чем смуглой, кожей. Рыжей всегда нравились мулаты и афроамериканцы. В них было что-то такое...настоящее. Словно именно такой цвет кожи должны носить все на земле. Она улыбается, отводит взгляд. Слышал бы ее мысли Лео.
- Относительно недавно, - смотрит на мальчика, и снова переводит взгляд на его маму. - Я раньше жила в Бостоне. Потом познакомилась с мужем и уже как четыре года живу тут, в Сакраменто, - объясняется. - А супруг сам из этих мест.
За много лет жизни в Америке акцент Марго притупился, но он все еще несколько мешал. Но Леону нравится. Он даже говорит, что в этом есть какая-то изюминка ее, Марго. Правда, с мужем они могут говорить и по-русски дома. И это был еще один сюрприз, о котором она узнала только в день знакомства с родителями, когда мистер Бектэль сам заговорил с ее матерью на "родном", ее, Марго, языке.
- Впрочем, в Америке все равно где жить, - она мельком смотрит на экран мобильника, а после прячет тот в сумочку, чтобы не отвлекаться от разговора.
Закидывает нога на ногу и обнимает колено сцепленными в замок пальцами.
- Эта страна, кажется, создана для того, чтобы искать себя, - усмехается. - Хотя знаете, мне не так повезло с самоисканием. Я была сюда, фактически, сослана в свое время, - усмешка перерастает в смешок.
Марго обвела взглядом детскую площадку, смотря куда-то дальше. В глубине этих серых, практически бесцветных глаз, внезапно, рождается так много грусти и печали. Она вспоминает причину по которой ей пришлось переехать в Америку. Точнее не на самого отчима, который нажал на мать...она смотрит, и видит перед собой ту самую надгробную плиту своего отца. Может быть не самого лучшего - но своего.
А потом. Потом ее глаза вновь переменяются и светлеют. Она думает о том, что никогда бы не познакомилась с Бет. А если бы не познакомилась с Бет - не познакомилась бы и с Лео. А если у нее не было бы Лео...то не было бы и Криса. Не было бы тех чувств, которые день ото дня все пуще распирают ее грудь.
Это так странно, ощущать такую любовь. Если кому-то расскажешь тебе просто не поверят. Посчитают сумасшедшей. Но почему? Просто все остальные чувства, испытываемые ею до встречи с Леоном были вовсе не такими. Другими. Не настоящими. Их отношения нельзя назвать простыми. В этой бочке меда было больше одной ложки дегтя. Лео был достаточно...деспотичен. С ним надо уметь держать себя. Молчать когда так будет лучше и говорить нужные слова, когда понадобится. Если бы на месте Марго была какая-то местная феминистка...боюсь, она бы не выдержала и месяца с ЛЕоном Бектэлем.
Проходит не больше пары мгновений, Марго смотрит в глаза Тони, по-доброму улыбаясь.
- Но вообще хороший город. Удобный и достаточно тихий. Во всяком случае у нас на улице сущая тишь да гладь. А что еще надо, когда воспитываешь ребенка? - она пожимает плечами, рыжие кудряшки пружинили.

+1

9

У Пейтон было достаточно причин не любить столицу штата, куда она попросту сбежала из родного Сан-Хосе всего лишь месяц тому назад. Именно в Сакраменто всегда уезжал Дитрих из Сан-Хосе. Сначала из-за учебы немец уезжал туда, затем там появилась какая-то сомнительная, но высокооплачиваемая работа, а потом и вовсе он там исчез, затерялся среди этих просторных и узких улиц Сакраменто, когда они разошлись. С особенной обидой или даже завистью темнокожая женщина проводила свою родную сестру в тот же Сакраменто, куда ее перевез муж. Она знала, что где-то этими улицами бродит ее человек, ее родная частица, сойтись с которой не позволяет собственная гордость… и осознание того, что именно она была виновна в их расставании. Она оттолкнула мужа тогда и лишь одной судьбе известно, как ей удалось свести их пути снова.
Однако даже сейчас, спустя столько лет, отношение женщины не менялось. Она никак не могла почувствовать себя в своей тарелке здесь, чтобы не делала. В прочем, ничем особенным женщина и не занималась. Это Дитрих настоял на той шикарной квартире, в которую они не так давно въехали после небольшого ремонта, и к которой она до сих пор не может привыкнуть. Все-таки человеку свойственно очень не просто отвыкать от того, что являлось нормой на протяжении не одного дня, а лет.
Выслушав ответ своей новой знакомой, Тони предположила, каким же должен был бы быть этот Бостон. Она, конечно, успела побывать даже в Берлине как-то, но вот по родным Штатам все-таки немного колесила. В особенности, по восточному побережью, которое оставалось в представлении темнокожей женщины чем-то совершенно таинственным, далеким и совершенно другим.
- Я слышала, что Бостон – красивый город, - да, и слышала, и видела в какой-то передаче. Но, говорить об этом Пейтон не решилась. Сейчас ей не хотелось показаться какой-нибудь деревенщиной, ведь рыжеволосая женщина выглядела весьма интеллигентной особой. Собственно, подобные выводы женщина сделала в первую очередь по внешнему виду Марго, на которой красовалось платье достаточно строгого покроя. Оно было, безусловно, стильным, однако Пейтон никогда бы не одела подобного на прогулку с сыном. А вот более интеллигентные дамы в понимании темнокожей женщины – в самый раз. Им только книгу еще в руки вручить – самая, что ни есть леди, получится. – Но, по-моему, вы немного заблуждаетесь, - покачала головой Тони, тогда как ее длинные локоны покачнулись в такт этому движению. – Каждый штат, как и каждый город – очень отличается друг от друга. Даже мой родной Сан-Хосе – совсем другой, не такой как Сакраменто. Так что говорить о других? – пожала плечами Пейтон, высказав свое мнение, основанное далеко не на самых далеких друг от друга городах. В прочем, каждый может ошибаться, ведь во всем каждый находит свое.
- Да, ты права, Марго, - на этот раз женщина соглашается со своей собеседницей. – Благоприятный район – очень важная деталь, - это Тони знает на собственном опыте. Все-таки в Сан-Хосе, аккурат в том районе, где Пейтон вместе со своей сестрой росли, было не все так благоприятно, как в том районе и доме, который выбрал для них Дитрих. Но, наверняка и в Сакраменто найдутся такие темные уголки, через которые и в белый день пройти бывает страшно. – А в каком районе вы проживаете? Может быть, мы окажемся соседями? – улыбнулась темнокожая женщина, не исключая никаких вариантов. Все-таки Земля – круглая, а мир не такой большой, каким может поначалу показаться.

+2

10

- В Бостоне красиво, да. Особенно я любила этот город ночью. Когда зажигается вся эта яркая иллюминация, когда в окнах домов зажигается свет и когда народ лениво бродит по набережной в поисках случайных разговоров и кафешек с хорошими винами, - Марго не заметила как замечталась воспоминаниями о городе, где провела достаточно много лет.
Ей вспомнился первый день в колледже, то, как она с трудом изъяснилась по-английски с какой-то девочкой, с которой в последствии она стала дружить, да и с которой дружит до сих пор. Правда Кларисса давно уже живет в Нью-Йорке и владеет собственной картинной галереей, но общаются они исправно несколько раз в месяц по телефону, и видятся раз в пол года, когда бывает время.
Эта Кларисса всегда славилась своим эпатажем и собственными взглядами на жизнь. Бунтарка, феминистка, лесбиянка - странно, что они с Марго вообще нашли общий язык. Сегодня у Кларисс жена (Мартиша), они думают о том, что бы завести ребенка и ищут донора спермы на это бесстрашное мероприятие на двоих.
В последний раз, когда они обе приезжали в гости к чете Бектэль, Лео достаточно насторожено следил за ними обеими, и успокоился только к концу вечера, достаточно расслабившись. Хотя, может быть, снятию этого странного напряжения между знакомыми незнакомыми сыграл свою роль алкоголь.
- Не знаю, насчет не похожести. Все города одинаковые по своей сути. Большие каменные коробки, железобетонные ящики, время от времени разбавленные малютками-частными домами и местными достопримечательностями. А если говорить про культуру, то вот она может разниться. В это я поверю. - Марго пожимает плечами.
Она не привыкла сдаваться в спорах. И сейчас из всего этого мог получиться самый настоящий спор. Тем не менее Марго еще не чувствовала того самого поступающего к горлу адреналина, который бывает в момент зарождающегося противоречия. Она просто высказывала свое мнение.
- .. особенно в больших городах, Тони, - улыбается, глядя на смуглую девушку с хорошей фигурой и выразительными губами и глазами. - Поэтому пригород. Тут не так страшно выпускать ребенка. И то...Сама понимаешь, - грустно улыбается, замечая сына на турнике. - Мы живем в Роклин, это минут 20 от центра города по I-80.
Марго хотела сказать что-то еще, но ее перебил сын, буквально, хватающий ее за юбку и тянущий за руку вниз, чтобы иметь возможность громким шепотом сказать:
- Мам, я хочу в туалет, - большущие голубые глаза смотрели в глаза Марго.
Ребенок часто моргал и переминался с ноги на ноги, взяв сына за руку, Марго оглядывается по сторонам и замечает в дальней части расчищенного под детскую площадку поля, заветную небольшую постройку - туалет.
- Прости, Тони, мы сейчас, - она все еще держит мальчика за руку и идет с ним в сторону туалета.
Через пару минут ребенок выбегает наружу довольный, он уже не слышит, как Марго просит его так сильно не бежать - просто возвращается на площадку и тут же, со смехом, скатывается по горке вниз, снова забегая на второй круг.
Марго потирает одну о другую немного влажные руки.
- Там закончились бумажные салфетки, а сушилка, как на зло не работает, - сетовала она, опускаясь на скамейку и стряхивая с рук воду так, чтобы не попасть на Тони. - Так, а вы где живете? - вспоминая о незаконченном разговоре.

+1

11

Несомненно, Марго любила Бостон. Об этом говорили даже не слова рыжеволосой женщины, а прежде всего ее мимика и интонация, с которой она отзывалась о том городе, в котором ей довелось провести какое-то время. Наверняка, тот далекий город из восточного побережья до сих пор много значил для этой леди. Возможно, даже больше, чем родные пенаты? В прочем, судить об этом Пейтон не собиралась. Да и как могла? Не было оснований, на которых могла строить подобные предположения, разве только тыкать пальцем в небо. Сама она вряд ли могла высказаться так о своем Сан-Хосе, пусть даже и любила родной город, в котором навеки останутся погребены воспоминания о детстве, юности и тех первых и роковых ошибках, которые она допустила в своей жизни и с трудом исправила. Много всего хорошего случилось в родном городе, но было также и много отрицательного. И сейчас, из-за этих свежих отрицательных воспоминаний, из-за все еще свежего страха, заставившего ее буквально сбежать из родного дома, она не могла себе позволить с такой любовью и теплом отзываться о Сан-Хосе. Хотя, вне всякого сомнения, она была готова поспорить, что ее родной город не сравнится с Сакраменто и любым другим городом.
Марго не согласилась с мнением Тони относительно различий, что царили между городами. На это темнокожая женщина могла только пожать плечами – каждый измеряет по собственным меркам. Кому-то бетонные коротки, небоскребы, а кто-то может оценить не просто культуру или людей, но саму панораму, сам дух города, людей, что в нем живут.
Пейтон пожала плечами.
- Я бы хотела, чтобы мой сын рос в моем родном Сан-Хосе. Мне там нравилось больше, - честно призналась женщина. – Правда такова, что этот город для меня слишком сильно отличается от Сакраменто. Возможно, дело в том, что он родной мне по духу, ведь я там выросла, и каждый камушек под ногами знаю. Он больше, столицы штата, но не в этом дело. Хотя, признаюсь честно, было время, я мечтала уехать оттуда, - улыбнулась Тони, не слишком понимая, как в таком простом и непринужденном разговоре из нее выудилось столько информации! Сама бы себе она наверняка не призналась, что часть ее все еще грустит по родному дому.
- Я тебя прекрасно понимаю, - согласно кивнула женщина, что точно также волновалась о своем озорнике, как и ее собеседница. В прочем, от этого ни одна мать не застрахована. Вот только у Пейтон были особые причины опасаться за сына, в виду того, каким был хвост у них в Сан-Хосе. То, что приключилось с Лорой, никак иначе, как черной кармой не назовешь. Вот только лучшей ее подруге также пришлось сматывать удочки, дабы отделаться от страха за сына, и почувствовать себя рядом с любимым мужчиной в безопасности. – Мать всегда опасается за своего ребенка, - добавила она, прежде чем в компанию женщин не ворвался маленький светловолосый озорник, которому определенно нужна была помощь своей любимой мамы. – Да-да, нужно бежать, - усмехнулась женщина, прежде чем ее собеседница не направилась вместе со своим сыном в нужном им направлении. Тогда уже Пейтон могла вновь отыскать своего Ноа, продолжавшего бегать и играть на площадке.
Вернулся из «тайной» комнаты первым ребенок, а тогда уже его мать. Это заметила Тони, ведь Кристофер как раз оказался рядом с Ноа и мальчики о чем-то заговорили, пока спешили подняться по лестнице вверх. В том, что дети поладят, женщина не сомневалась, ведь ее сын всегда находил общий язык со сверстниками довольно-таки легко и просто. Он был коммуникабелен и способен.
- О, у меня где-то были салфетки, - как только Маргарита вернулась и пожаловалась на отсутствие салфеток, женщина сразу же обратилась к своей небольшой сумочке, которая находилась у нее под боком. – Держи, - выудив одну бумажную салфетку из пачки, которую она оставила в руке, на случай если понадобится больше, темнокожая леди подала ее своей новой знакомой.
- В Сан-Хосе мы снимали дом в пригороде, - не такая уж и полезная информация, вот только Тони она кажется важной в разговоре с Марго, поэтому и называет ее, как только женщина поинтересовалась местом ее жительства. – Сейчас мы снимаем квартиру в доме на Эль Стрит, практически в центре города. Это весьма хороший дом с бассейном, неподалеку школа и парк, но порой шумные компании вечерами беспокоят. Но, со всем свыкаешься. Ноа очень там понравилось и мы решили, что не будем переезжать, - вспоминая тот день в недалеком прошлом, Пейтон не могла не улыбнуться. Все-таки, чего не сделаешь ряди ребенка? Даже пойдешь наперекор себе. А ведь сама Тони считала, что у них должно быть более скромное жилище. Но…
- Вижу, наши ребята нашли общий язык, - озвучила свои наблюдения Пейтон, приложив ко лбу ребро ладони, чтобы солнечные лучи не мешали следить за сыном. – Не хочешь сводить детей куда-нибудь полакомиться? В новом месте у Ноа практически нет знакомых или друзей… - почему-то Тони не просто подобрать слова. Возможно, вина тут на том, что никогда прежде не старалась выбирать сыну друзей. Раньше ведь друзьями Ноа были ребята из соседних домов, вот только теперь с ними пришлось ему расстаться.

+2

12

- Больше спасибо, - Марго берет бумажную салфетку и промокает ею еще влажные руки, после чего выбрасывает в урну рядом, пройдя до нее несколько шагов и вернувшись потом обратно - садится на нагретую солнышком скамейку.
Приятно. Как же приятно просто сидеть, подставив лицо под теплые солнечные лучи и ни о чем не думать. Эти ценные минуты покоя... 
Тем временем, пока Маргарита подставила лицо солнцу, чтобы ее слишком бледная кожа хоть немного покрылась загаром, новая знакомая рассказывала о своем быте в родном городе и тут, в Сакраменто. Рыжая то и дело поглядывала на Тони. Она то улыбнется, то отведет взгляд в сторону, то вновь вернет все свое внимание девушке.
- Хорошо, когда все рядом. Мне приходится возить Криса в город каждое утро. Хорошо, что моя работа не предполагает четкого регламента по времени, - улыбается. - Хотя, что я жалуюсь. Не мне уж точно. Некоторые вообще ничего не имеют. Матери-одиночки воспитывают свих малолетних детей, срывая спину на двух работах, совершенно не понимая как прокормить ребенка, заплатить за аренду квартиры два на пять и при этом разрываясь между тем, купить малышу новые джинсы или заплатить за страховку, - вздыхает.
В Африке, да и в других развивающихся странах, где ее фонд открывает скважины для нуждающихся... тысячи, десятки тысяч детей попросту пухнут от голода. Насмотревшись фотографий, видео и побывав год назад на одной из миссий, Марго осталась под глубоким впечатлением от происходящего. Девушка попросту не могла дома говорить несколько дней, чем удивила даже Леона.
- В общем ладно. Не будем о грустном, - улыбнулась своими яркими губами. - Я знаю тут недалеко от парка прекрасное кафе, как раз с уклоном на детскую тематику. Там отличное мороженое и самый вкусный в мире молочный коктейль. Даже я оценила, - она щурится, когда луч солнца слепит ее серые, почти прозрачные глаза. - Пешком идти от центрального входа не дольше пяти минут.
Кристофер уже бежал на всех парах через детскую площадку, явно запыхавшись, притормозил у мамы.
- Пить хочу, - ребенок ловко забрался на скамейку и протянул свои ручки к пол литровой бутылке воды, которую они принесли с собой, самостоятельно открутил крышку.
- Только медленней, Крис, - предупредила Марго, смотря на сына. - Так что это отличная идея и я только за. Как ты смотришь на мороженое, родной? - ребенок оторвался от бутылки и протянул ее маме, на что Марго качнула головой, и мальчик самостоятельно закрутил крышку.
"Умей делиться," - всегда повторяет ему Маргарита, кажется, ее труды не проходят даром.
- Ура! Мороженое! - Крис соскочил со скамейки и убежал делиться радостью с новым другом.
Марго улыбнулась, глядя на сына.
- Кажется, они поладят. Да и мы тоже, - Маргарита повернулась лицом к Тони. - Не поверишь, но у меня у самой в этом городе слишком мало знакомых. Не смотря на то, что я всегда на виду и с многими общаюсь в силу своей работы... - цокает языком, будто что-то вспоминала. - Так что не хандрить! - эта пауза Тони была приняла за грусть, которую Марго и постаралась тут же отогнать.
Небо заволокли редкие серые тучи, предупреждающие о возможном дожде.
- Сегодня утром смотрела прогноз погоды, после двух обещают ливень. Так что нам бы лучше дойти до кафе поскорей. - Марго поднимает лицо к небу и улавливает носом едва уловимы аромат...какой бывает только перед настоящей бурей.

+1

13

Всегда проще сталкиваться с тем, что ты уже знаешь; с чем встречалась лицом к лицу сама. Проще жить в родном городе, пусть в нем у тебя и остается слишком много живых воспоминаний о собственных ошибках и просчетах. Он кажется родной ракушкой, в которую прячется моллюск; панцирем черепахи, что всегда спасает ее от любых невзгод. Да, проще - но нам так только кажется. Ведь ты думаешь, что сумеешь оградить своего ребенка от тех же граблей, на которые так упрямо наступала сама. Надеешься, что все будет иначе. Вот только от своей судьбы не убежишь и то, что предрешено свыше, так или иначе случится. В прочем, подобные суждения никогда не были особенно близки Пейтон. Однако сейчас, оглядываясь назад, она полагала, что все-таки в этом было что-то. Пусть даже уже через четверть часа она сама забудет об этом суждении, припомнив всю ту муссу забот, которые ожидали на нее дома, в их новом доме, о котором она только что так много и одновременно так мало успела рассказать своей новой знакомой. 
Но, Маргарита вызывала доверие у своей собеседницы.
Нет, не то, чтобы Тони сразу же стремилась делиться с этой женщиной всеми своими тайнами. Все-таки некоторые тайны темнокожая женщина даже не признала бы на исповеди, если бы только дело дошло до такого. Ведь некоторым вещам следовало оставаться неизменными тайнами, которые известны были лишь ограниченному числу лиц. Однако Пейтон смогла сделать то, чего уже не делала давно уже – словно по канатному мосту, она пошла навстречу незнакомой совершенно личности, рискнув немного открыться. И ведь ровно также поступила рыжеволосая знакомая Тони.
Сейчас Маргарита завела речь о матерях одиночках и самом обычном жизненном везении. Да, и тут тоже можно было приплести судьбу, но темнокожая леди этого не сделала. В ее сознании сразу же возник образ старой подруги, с которой она дружила еще со средней школы, кажется. Лорелее не повезло – можно и так сказать. Она полюбила не того человека и в итоге еще и осталась одна с ребенком на руках. О таких на районе, где росла и жила Пейтон, всегда говорили одинаково – залетела, упрекали в безрассудности и совершенно забывали о том, что в этом «преступлении» было двое соучастников, один из которых попросту смысля и даже не интересовался о плодах своей любви. Не понаслышке Тони знала, как не просто было Ло возиться с Джиной. Тем более, дочь подруги и ее крестница во многом, как считала она сама, походила на отца – она росла своенравной и, откровенно говоря, вредной. И сколько хлопот она доставила своей бедной матери, которой приходилось тяжело работать, чтобы прокормить дочь, дав ей все то, чего та могла пожелать?! Пожалуй, тут даже нечего было говорить вслух. Все и так было озвучено, поэтому женщина только согласно кивает в ответ на слова Марго – эту тему и правда, не следовало дальше развивать. Тем более, детям явно было уже достаточно того времени, которое они провели под жаркими лучами калифорнийского солнца.
- Мм, там, наверное, так интересно, и детям понравится, - подхватила Пейтон, представив себе то детское кафе, о котором завела речь рыжеволосая женщина. Обычно она не часто баловала сына походами в тематические заведения, посвященные, к примеру, детям, не желая излишне баловать сына. Да и, честно говоря, некогда ей было – сама работала и воспитывала сына, которого доводилось оставлять на подругу или даже брать его порой с собой.
Ноа оставался вдали от скамеечки, на которой восседали болтливые мамочки, и, видимо, дожидался, пока его новый друг, что как раз подбежал к своей матери и попросил питья, вернется к нему, чтобы они могли продолжить свои забавы. Но, Марго поспешила обрадовать сына перспективой раньше, так что маленький озорник сразу же поспешил обрадовать своего нового друга такой чудесной новостью – ему обещали мороженого! Конечно, подобная весть грозила нескольким другим мамочкам подобным требованием – известно ведь, что практически все дети любят мороженое. Так что, Пейтон решила призвать сына, махнув ему рукой, чтобы он подошел к ней. И, конечно же, послушный ребенок тут же выполнил просьбу своей матери.
- Возможно, именно поэтому было с самого утра так жарко, - прежде чем Ноа успел подбежать к ней, Тони отвечает Маргарите на ее замечание относительно надвигавшейся бури. Что же, на улице всего лишь апрель месяц.
- Мамочка, ты меня звала? – спросил тем временем Ноа.
- Да, моя радость, - улыбнулась Пейтон, не удержавшись от соблазна, прикоснуться губами к щеке сына. – Ты уже познакомился с мальчиком? – указала она на сына Маргариты и практически сразу же получила утвердительный кивок. – Так вот, мы решили с мамой твоего нового друга сводить вас в кафе на мороженое, - улыбнулась она, замечая, как на лице сына расцветает счастливая улыбка.
- Класс! – обрадовался ребенок, сразу же переведя взгляд на Кристофера. – Крис, а ты какое любишь мороженое? Я люблю, например, шоколадное, - маленький говорун сразу же начинает развивать ту тему, что была им обоим близка.
- Думаю, нам стоит поторопиться – иначе другие дети тоже побежать беспокоить своих матерей мороженым, - улыбнулась Тони, прежде чем подняться из лавочки, поправив при этом сумку, что висела на ней через плечо. И обращалась темнокожая женщина, естественно, уже не к сыну, а к своей новой знакомой.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » let's live it up