vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Частная клиника "Health"


Частная клиника "Health"

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы работы:</b></center><br>
пн: 12:00 - 21:00<br>
вт: 09:00 - 18:00<br>
ср: 12:00 - 21:00<br>
чт: 09:00 - 18:00<br>
пт: 12:00 - 21:00<br>
сб: 09:00 - 17:00<br>
вс: выходной<br></span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 127px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Приоритетом работы клиники "Health" является оказание комплексной медицинской помощи в комфортных условиях. Клиника объединяет высококвалифицированных специалистов: докторов и кандидатов медицинских наук, врачей высшей категории, опытных медицинских сестер. В арсенале клиники современное оборудование и высокое качество медицинского сервиса.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26J7z.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">частная клиника "health"</div>

<div class="saccita">2726 Capitol Ave, Sacramento, CA 95816</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

0

2

---> Из дома Бруклин.

Я не сразу заприметил приближающуюся Рей, но когда мы поравнялись, ее маленькие ладошки уперлись мне в грудь, кажется, девушка была опять чем то недовольна. Может, мне не стоило за ней приезжать?
За эти два бессонных дня я, знаете, немного сдал позиции и вымотался, суть ее колючих реплик едва ли доносилась до моих ушей.
Ах номер, да, я забыл оставить тебе свой номер, но я же приехал? Мог бы и не приезжать. Я осторожно взял ее руки в свои, приостанавливая эти вялые тычки и посмотрел в ее пепельные глаза. Она была такой уставшей, словно не три круга по стадиону наматывала, а удирала от армии донатовцев.
- Ты чего такая взвинченная и запыхавшаяся? Да, я за тобой приехал, в силе, конечно.
Ее цепкие пальцы впились в мою майку, и я улыбнулся, притягивая девчонку к себе за талию и целуя в макушку. Глупый ребенок, сначала кричит, что я ей не нужен, потом вцепляется объятиями…
- Жду, жду, - Он прильнула ко мне всем телом, я почувствовал ее горячее сбивчивое дыхание, провел по спутанным темным волосам, вдохнул аромат фиалок, закрыл глаза, и знаете, эти секунды мне было так хорошо… В эти ничтожное мгновение моей жизни Бруклин показалась мне самым родным человеком во всем мире, той, о ком бы я хотел заботиться, кого бы я хотел защищать, ради кого бы я вставал по утрам, кто бы мог вдохновить просто на жизнь.
Стало прохладно – это девушка отпрянула, оборачиваясь мне в след и убегая в сторону подъезда. Я проводил ее взглядом и не спеша побрел в сторону брошенной на обочине машины.
Сейчас мы поедем ко врачу, к человеку, который скажет всего одну фразу и от этой фразы будет зависеть наша жизнь – ее и моя. Какой она будет, если Бруклин беременна?
Я не знал, я не мог дать даже себе четкого ответа на этот вопрос. Я ее не люблю, я знаю это, но может быть любовь – вопрос времени? Разумеется, времени. Мы узнаем друг друга лучше, мы найдем друг в друге то светлое, что поможет нам идти по жизни рука об руку. Или не найдем.
Любить по заказу я не умел, даже если эта девушка - будущая мать моего ребенка, пока я лишь чувствовал смятение и неуверенность – в себе, в своих желаниях, в своем будущем.
Но я точно не заставлю ее делать аборт, я уже приготовился к худшему и знаете что? Я хотел этого ребенка, мне уже не двадцать, а крошечный человечек не виноват в том, что его будущие родители напились и поддались власти желаний.
У меня есть все, для того, чтобы его воспитать: я достаточно обеспечен, и даже хорошо, что Джордан об этом не знает, я могу позволить себе дом в любом тихом уголке планеты, я образован, я имею желание – самое главное, но в копилке моих ресурсов нет одного важного – уверенности в том, что я смогу осуществить задуманное. А если она не захочет? Если просто выйдет из кабинета, скажет спасибо и раз и навсегда исчезнет из моей жизни, словно ее и не было. Этого я хочу? Нет.
А если она не беременна? Тогда тем более скажет спасибо и исчезнет. От этого стало так невыносимо тоскливо, Рей в моей жизни – лучик света, белый штрих на сером ватмане жизни, та девушка, которая может того сама не желая, смогла обратить на себя мое внимание, выделится из толпы безликих пафосных дев.
Положив руку на руль, я принялся сверлить взглядом дверь подъезда, ожидая, что двадцать минут не затянутся на час и двадцать. В своей голове я уже не раз прокрутил картину нашего похода. Сейчас мы поедем в госпиталь, где вчера все узнали о ее положении, ее записали на девять, к какому то мужчине. Неужели нет девушки-гинеколога? Наверно, к мужчине Бруклин не пойдет и будет просить меня поискать другого врача, значит ехать в госпиталь нет смысла.
Достав из бардачка карту, я принялся выискивать ближайшую частную клинику, вот, женская консультация через пару улиц, работает с 8:00 до 16:00, мы точно успеем, хотелось верить, что женский врач в штате есть и не нужна предварительная запись. А вот и телефон указан.
Немедля я достал свой сотовый, набирая цифры и узнал, что мы можем спокойно приехать в ближайший час и нас примут, молодой врач, девушка. Хорошо, запишите.
Я не любил надолго откладывать решение каких-либо дел, поэтому сейчас почувствовал удовлетворение – хоть что-то я сделал, вот правда мысль о том, что через час мне скажут что я – будущий отец до сих пор не укладывалась в моей голове. Ни шока, ни страха, ни волнения, скорее смирение, что рано или поздно в моей жизни этот момент бы наступил, и вот он! И я должен делать все правильно, чтобы не испортить его, не напугать Рей.
Брук показалась в дверях и я открыл ей соседнюю дверь, но та, к моему удивлению, почему то предпочла заднее сидение, ладно, лишь бы ей было так удобнее.
Мы ехали и молчали, никто из нас не решался первым нарушить повисшую тишину, даже радио я не стал включать, не особо любил его слушать в дороге, разве что если едешь летом в жару на купаться, можно врубить, но это не наш случай.
Наконец. Моя спутница подала голос, не самый плохой вопрос сорвался с ее уст. Я как можно с более равнодушным видом пожал плечами:
- Работал. Если ты к тому, что я выгляжу не лучшим образом, ну да, вторая бессонная ночь дает о себе знать, ты тоже на модель с обложки не похожа сегодня, - усмехнувшись, я посмотрел в зеркало заднего вида. Не смотря на то, что Брук не была уже красной и запыхавшейся, растрепанные волосы все равно торчали во все стороны, а в бездонных пепельных глазах читались страх и волнение.
- Ты же знаешь о моей работе, так что обойдемся без подробностей, - Я тепло улыбнулся ей, действительно, к чему мелкой знать о том, где именно я был всю ночь и что делал, работал и работал, быть может скоро у меня появится повод трать свои накопленные евро.
Думаете, стоило ей купить цветы?
Да ну, как то это пафосно и глупо, предыдущий букет она бросила на скамейку и даже не вспомнила о нем больше, сразу видно, что Бруклин не та девушка, которую заинтересуют цветы.
- Вчера нам же сказали, что в твоей больнице только один гинеколог, мужчина, ты бы к нему не пошла, поэтому я записал нас сейчас на примем к молодой девушке, в частную клинику, все расходы я на себя беру, разумеется, - Хотел добавить, а ты не нервничай, но это бы звучало как издевка, попробуешь тут не нервничать.
Мы остановились около большого двухэтажного белоснежного здания, и вот, наконец, мое сердце тревожно екнуло. Я вышел из машины, открывая дверь и подавая руку Рей.
Никогда я еще не бывал в такой ситуации, куда идти, что делать?
Но сделав вид, что я все знаю, я взял ее за руку и мы вошли в красивый светлый холл, направляясь к ресепшну.
- Бруклин Джордан? Зачем же Вы два раза то записались? – Женщина недоуменно покачала головой, глядя на побледневшую девушку. – Для надежности?
Поднимайтесь на второй этаж по правой лестнице, кабинет 215.
Послушно кивнув, мы отправились на поиски кабинета.
- А мне в кабинет тоже заходить нужно?
Нет, ну а что? Откуда я знаю?

0

3

На комплимент Рендала, касающийся моей внешности я лишь недовольно фыркнула, тут же отворачивая обиженную моську в сторону окна. Отвечать что то в этом же духе, что то едкое и колючее совершенно не хотелось, или же, точнее сказать, у меня просто не было на это сил. Я была так вымотана утренней пробежкой, бессонной ночью и своими скомканными мыслями, что так и не смогла придумать никакого оригинального ответа. Сейчас моя голова была забита совершенно другим, мне было страшно, наверное никогда я еще не испытывала такого панического страха. Сегодня,  уже, буквально через несколько минут моя жизнь раз и навсегда кардинально изменится, и знаете, я понимала, что она изменится в любом случае, вне зависимости от того, что именно мне скажут в поликлинике.
Я пустым взглядом уставилась в окно, тщательно вглядываясь в редких прохожих, в пустые окна серых домов, как будто там я могла увидеть то, что могло меня успокоить. Я судорожно сжимала в руках низ от своей майки, то растягивая ее перед собой, то завязывая в плотный узел, я не могла найти себе покоя, я нервничала. И болтовня Рендала, пусть она была не самой приятной, она меня успокаивала, она заполняла эту тишину, заполняла мою голову, позволяя просто слушать его голос и не думать ни о чем. Уже поздно о чем либо думать, думать нужно было во Франции, а сейчас пора бы просто смириться.
- То есть мы не поедем в госпиталь? – До меня не сразу дошел смысл его слов, я тут же выпрямилась на кресле, опираясь руками на сиденье впереди себя, и глядя прямо Роме в глаза. – Ты не шутишь? Это дорого? Я все вер… - Но Эндрюс перебил меня, сообщая что все расходы берет на себя. Ну и отлично, ладно. Я благодарно ему улыбнулась, расслабленно опускаясь на кожаное кресло, обнимая себя за плечи и следя за Рендалом через зеркало заднего вида. Интересно, как он отреагирует? Что он скажет мне, когда узнает, что я беременна, ну, что я точно беременна?
Сейчас я смотрела на него и не могла поверить, неужели Рома вновь не пропал, не сменил адрес, что он САМ, вы представьте себе, САМ приехал за мной и вызвался помочь. Я не хотела надеяться слишком на многое, не хотела фантазировать себе прекрасную семейную жизнь бок о бок с этим оленем, бросьте, я вообще не видела себя в роли домохозяйки, любящей матери, верной жены. Это все, это все не для меня. Я никогда не гналась за серьезными отношениями, роман с Майклом, он был исключением из правил, и я больше не намеревалась повторять своих ошибок. Не намеревалась встречаться с парнями, верить им, заводить серьезные отношения. Но сейчас я беременна, терроризирую Эндрюса взглядом своих пепельных глаз, ловлю себя на мысли, в очередной раз ловлю себя на мысли, что я очень по нему скучала…
Машина резко притормозила, от чего мне пришлось вернуть в мир реальности и осмотреться по сторонам. Мы были у какого то высокого, очень красивого белого здания, оно кардинально отличалось от госпиталя, в котором я работаю.
- Да, сразу видно, частная клиника. – Я позволила Рену помочь мне выбраться из машины, и сейчас, сильно вцепившись в его руку, пыталась не отставать от него не на шаг. Как будто если я сейчас отпущу его руку, он вдруг исчезнет, испарится в воздухе и мне придется переживать это мгновение одной. Совершенно одной.
На респшене нас встретили не очень дружелюбно, я лишь виновато пожала плечами, послушно двигаясь в сторону нужного кабинета. Очереди не было, меня тут же позвали в кабинет, но я почему то не могла решиться туда заходить.
- Что? Туда? Со мной? – Что ты все это видел? Я резко развернулась к Роме, глядя прямо ему в глаза, и пытаясь понять, это он щас шутит так неудачно или говорит в серьез? Нет, я конечно видела, чтобы мужья ходили со своими женами на осмотр, но Рома, он мне по факту чужой человек, с которым меня связывают всего две ночи, которые мы якобы провели с пользой. Теперь эту пользу я ношу под сердцем. Или же не ношу. – Нет, конечно нет, сиди тут. – Я мотнула головой, от чего мои непослушные волосы тут же свалились мне на лицо.
Доктор вновь подала свой голос, торопя меня зайти внутрь и уже начать осмотр, и я уже было поддалась ее командам, делая первые шаги внутрь светлого кабинета, как вдруг быстро вспомнила об одной очень важной детали.
- Подождите минутку. – Я судорожно выпрыгнула из кабинета, оказываясь вновь рядом с шатеном, пихая ему в руки свои телефон. – Пиши свой номер. Новый номер, работающий, хорошо? – А вдруг он сбежит? Пока я буду на осмотре, пока меня не будет рядом он все таки возьмет и уйдет, вновь покинет меня, испарится и оставит меня одну с моей проблемой? Я не могла этого допустить, и дождавшись, когда Рома послушно записал мне свой сотовый, я вновь вернулась в кабинет.
- Здравствуйте. – Мой голос звучал взволнованно, я испуганно подняла глаза на молодого доктора, эта была милая девушка, примерно моего возраста, быть может старше. У нее были добрые глаза и теплая улыбка, от чего я тут же почувствовала какое то внутренне спокойствие и умиротворение. – У меня проблема. – Я очень давно не была у гинеколога, и если честно, толком не знала, что и как надо было делать. Сразу раздеваться и ложиться на кресло? Или же сначала уточнить, по поводу чего я вообще сюда пришла.
Я осторожно прошла вглубь помещения, устраиваясь на стул рядом с доктором, поднимая на нее свои печальные серые глаза.
- Мне кажется я беременна. Ну как, я не точно уверена. – Я запиналась, знаете, оказывается говорить об этом было еще тяжелее чем думать. Может стоит попросить листок бумаги и ручки, иначе скоро я буду просто на просто заикаться на нервной почве. – У меня уже два месяца как задержка. Тест я не делала. От беременности не предохранялась. Скажите, есть шанс что это просто какой то сбой? Меня не тошнит, у меня нет токсикоза, правда я жру без меры, но это нервное.

+1

4

- Здравствуйте, проходите. – В кабинет зашла совсем юная девушка,  на вид ей едва исполнилось восемнадцать, впрочем, я тоже не выглядела слишком взрослой и опытной, так и было – в клинике я проходила двухнедельную практику, сегодня мой первый день, а она – моя первая пациентка. Первая настоящая пациентка, я тепло ей улыбалась, мне не хотелось ее смутить или напугать, еще меньше я опасалась за то, что она поймет, что я новенькая и что нибудь скажет. Ну знаете, все хотят ходить к опытным врачам. А набираться опыта тоже на ком то надо.
Я никогда не любила свою профессию и пошла учиться на врача по настоянию родителей, стоит ли говорить о том, что знаний с пар я унесла не так уж и много, но сердце шептало, что эта девушка не будет на меня злиться, если я замешкаюсь и что-то сделаю не так.
Бруклин, так значилось в документах, очень волновалась, это я видела по ее дрожащим рукам и сбивчивой речи.
Ну да, наверно рассказывать об этом не легко, мне то что, не я же беременна.
- Есть, конечно, может быть нервное. Только вот предохранятся я вам все же рекомендую, сколько вам лет?
Я перевела взгляд на ее карточку, возраста там не стояло.
- Такая молодая, только школу окончила и уже у гинеколога. В школе, что, не рассказывают о контрацептивах? Ладно, не волнуйся, раздевайся, ложись в кресло.
Почему то мне сразу захотелось перейти к ней на ты, плевав на врачебную этику.
Я заполняла бумаги, пока Рей устраивалась на кресле.
- Не бойся. – Признаться, я и сама не знала, что точно нужно делать, не смотря на многочисленные инструкции и напутствия наших педагогов перед практикой.
Так или иначе, я все же старалась проводить осмотр с уверенным видом. И то ли я хотела выдавать желаемое за действительное, то ли действительное все же было действительным, я посмотрела на нее слегка испуганно, но с радостным блеском в глазах.
- Ты беременна. Поздравляю. А где папа? Он не с тобой пришел? Наверно, вас с ним нужно поздравить. Как оденешься, подойди ко мне за стол, я рассажу тебе, какие нужно сдать анализы, ну и ты решишь, хочешь ли встать на учет у нас или в другой консультации.
Кажется, и без того бледнолицая Бруклин стала похожа на меловую стенку.

+1

5

Я старалась пропускать все замечания молодого доктора мимо ушей, тихо скрипя зубами и стягивая с себя лишнюю одежду. А то я сама не знала, что мне следовало предохраняться? Я конечно дура, но не настолько, да и кто же знал, что под действием шампанского и обаяния Эндрюса у меня окончательно снесет крышу и я просто-напросто отдамся в руки своих желаний. Я не хотела оправдываться, ведь оправданий моему поступку все равно не было. Тем не менее, сейчас я очень переживала, на носочках добираясь до гинекологического кресла и мысленно молясь всем Богам на то, чтобы моя беременность оказалась лишь мифом.
- Мне вообще-то 21 год, но разве это имеет какое-то значение? – ну вот, я не смогла сдержать эмоции и забыв о том, что медицинским работникам лучше не хамить, кинула на девушку недовольный взгляд, тут же недовольно шипя в ее сторону. В кабинете было прохладно, и на моей светлой коде появились мелкие противные мурашки, меня трясло, я зажмурила глаза, подготавливая себя только к позитивным новостям.
- Беременна? – чуть не свалившись с кресла, я выпрямилась, облокачиваясь на руки и подаваясь чуть вперед, устремляя на молодую девушку растерянный взгляд. – Вы уверенны? Здесь не может быть ошибки? – но доктор что-то радостно лепетала, поздравляя меня с положением и интересуясь отцом ребенка. Честно сказать, мне было совершенно не до ее поздравлений, не до ее бумаг, не до учета, и уж тем более, не до Рендала, так называемого счастливого папы. Я неуверенно спрыгнула с кресла, хватаясь за виски и возвращаясь за ширму. Я едва стояла на ногах, эта новость, это известие, не смотря на то, что я уже два месяца как думала что точно залетела, почему то сейчас я пребывала в состоянии шока.
Неужели это судьба? Неужели в таком молодом возрасте мне придётся забыть про свои привычки, забить на карьеру, на музыку и стать образцовой матерью и домохозяйкой? А на какие шиши я буду воспитывать этого ребенка? Господи, а что я буду делать, если их там двое?
- У вас можно сделать УЗИ? – я убрала руки от лица, наконец, вновь обращаясь к девушке, которая судорожно заполняла какие то бумаги. – Уточнить срок? Узнать, один ли он там? – А так же убедиться, что он там все-таки есть. Живет, развивается, растет… В моей голове не появилось даже намека на мысль об аборте, нет, я не думала об этом. Скорее я боялась, боялась, что не справлюсь, что не продержусь беременность без алкоголя и сигарет, что не смогу стать нормальной матерью, да вообще. Это, это так страшно, это же такая ответственность! Как я смогу это все сделать совершенно одна?
- УЗИ? Вам недостаточно моего осмотра? – Кажется, моя просьба девушку немного обидела, но я не собиралась извиняться или же отказываться от своей затеи. Раз уж я в клинике, пусть осмотрят меня тщательно, так, чтобы у меня не оставалось сомнений в том, что я все-таки в положении, и мне пора с этим смириться. – Об этом узнавайте в регистратуре, я вам здесь не справочная. Ваши документы, вот справка, позовите следующего.
Ну вот, больше никаких разговоров о постановке на учет, и милая молодая доктор перестала мне казаться такой же светлой и хорошей. Я быстро забрала из ее рук свои бумаги, выскакивая наружу и сталкиваясь нос к носу с какой то растерянной девицей.
- Извиняюсь. – отскакивая в сторону, я тут же стала разглядывать врученную мне справку, где черным по белому было написано – «Беременность 7-8 недель. Рекомендовано встать на учет в женской консультации». Я раза три перечитала строчку, вжимаясь спиной в холодную стену и пытаясь смириться с этой информацией. Я даже не заметила, как рядом оказался Рендал. Ох, ты не сбежал?
Я судорожно спрятала бумажку в задний карман своих джинс, поднимая на Рому растерянный взгляд и хватая его за руку.
- Мне нужно УЗИ. Оплатишь? – это не прозвучало как просьба, я почему-то была уверена, что Эндрюс не откажет. Он не имеет права мне сейчас отказывать. Сообщать ему хорошую новость я не спешила, и все вопросы, касаемо осмотра целенаправленно игнорировала. – Да подожди ты, подожди. Потом. – Мой голос звучал тихо, на ватных ногах, хватаясь за Рому я все таки умудрилась добраться до регистратуры, отталкивая от окошка двух каких-то малолетних девиц.
- У вас есть УЗИ? Сейчас? Платно? – Я облокотилась ладошками о стойку, глядя на регистратора самым требовательным взглядом, но женщина за стеклом лишь виновато развела руками, сообщая мне, что аппарат буквально пару минут назад сломался, и починят его не раньше чем через пару дней. – Вам придется подождать, но я могу вас записать. Какое время вас устроит?
Но я ей так и не ответила, быстро разворачиваясь на пятках и уходя прочь из здания. Что я сейчас испытывала? Куда я так мчалась сломя голову? Меня охватила паника, жуткий страх, мне казалось, что если мне скажут еще хоть слово о моем положении, я точно закачу истерику. Оказавшись на улице, я тут же плюхнулась на белоснежную лавку, хватаясь за голову и склоняясь к своим коленям. Рей, ты беременна. Это не шутки, это не ночной кошмар, это реальность, понимаешь, да?
Эндрюс бесшумно устроился рядом, и лишь через пять минут холодного молчания, лишь после того, как я кое как смирилась с новостями и успокоилась, я подняла голову, глядя прямо ему в карие глаза. Знаете, мне почему то было страшно говорить ему, страшно рассказывать ему правду. А если он пропадет? Если сбежит? Ему точно не нужен ребенок, тем более от меня, и… не хочу об этом думать.
- Я все-таки беременна. – Выпалила я на одном дыхании, тут же отворачиваясь в сторону и пряча за ладошками свое красное от стыда лицо. – Что мы будем с этим делать?

+4

6

Номер написать? Вот так сразу? Да я что, наизусть его учил, что ли? Знаете, самому себе мне звонить не доводилось, но чтобы не нервировать и без того взвинченную Джордан, я забил от балды какие то цифры, все равно с гинекологического кресла она мне звонить не будет, выйдет и скину ей свой настоящий, а пока, пока пусть идет и будем надеяться на то, что все обойдется.
Девушка скрылась за светло коричневой деревянной дверью с красивой таблицей, на которой было выгравировано имя врача. Вот бы и качество обслуживание здесь было такое же хорошее, как интерьер.
Я сидел, сверлил взглядом дверь и думал о том, что будет, когда выйдет Рей и скажет, что беременна. Я, как герои многочисленных комедийно-драматичных фильмов, решил заранее подготовить речь. Будет лучше для нас обоих, если я не растеряюсь и смогу ее успокоить. Но для начала я успокою себя. Мне двадцать шесть лет, я взрослый, не глупый и вполне обеспеченный мужчина, я смогу дать ребенку все, что ему понадобится, надеюсь, что смогу. И Бруклин. А что надо Брук?
Да, между нами не было никаких сильных чувств, во всяком случае с моей стороны, да и с ее тоже. Не смотря на очевидную симпатию все же мы не дотягивали до влюбленной пары и людей, готовых и способных вместе воспитывать ребенка, вместе жить. Наверно, она останется жить с Макс, сестра ей поможет больше. Так что предлагать жить у себя не не стану, точно не стану. Может, мы будем видится, скажем, раза два в неделю, я куплю ей все необходимое…
Как то по свински выходит, но я правда не знал, что делать. Хотел бы знать, но не знал.
От заучивания речи меня отвлек звонок.
- Слушаю, - так как номер был не определен, я то я решил сначала узнать, с кем имею дело. Звонили из Чикаго, когда я получал место и работу тут, а так же баснословный гонорар, то меня предупредили, что придется мотаться в другие города. Чикаго… Я вспомнил Пандору, с февраля от нее не ответа ни привета, не ясно, закончила ли она школу и куда подалась, и что могло прийти в голову ее взбалмошным родителям.
Да, будет случай к ней заехать.
Выслушав мужчину и дав согласие, я отключил трубку. Электронные билеты на мое имя туда и обратно уже куплены, рейс в 17:10, то есть в середине дня мне уже необходимо быть в аэропорту. Нехорошо получится, если я брошу Бруклин в таком положении, но покупать еще один билет наверно не логично. Так я и не успел заготовить пару утешающих предложений, потому что дверь кабинета распахнулась и в холл выскочила растрепанная и взбудораженная Рей.
- Ну что?
Я решил спросить сразу, все равно приготовил себя к худшему, ну или к правде, и даже знаете, хотел ребенка. Во всяком случае делать аборт я ей не позволю, потому что потом пожалеем мы оба. И она и я. Потому что быть может ни у нее, ни у меня никогда больше не будет ребенка, ибо второй раз так облажаться я себе не позволю.
- УЗИ? Да, конечно, идем. – Раз нужно УЗИ. Значит она точно беременна, только к чему теперь такая спешка, лучше сделать все спокойно, но девушка  в очередной раз отмахнулась, сбегая вниз по лестнице в регистратуру, мне ничего не оставалось, кроме как поспевать за ней. Она же у нас медик, ей виднее, что там и в каком порядке делать, так что я решил не вмешиваться и молчать до тех пор, пока она не снизойдет и не прояснит ситуацию. Может не так уж я тут ей и нужен был? Просто прийти и посидеть в коридоре на кушетке – велика заслуга.
В УЗИ ей, я так понял, отказали, согласившись записать на другой день.
Мы вышли на улицу, я сел на скамейку, уже и не зная, что ожидать. Может, у нее какие-то осложнения? Почему все так суетно и таинственно?
- Я все-таки беременна. – Наконец, выдала Рей, и я облегченно вздохнул, конечно, если бы она была не беременна, я бы вообще ликовал, ну а так она хотя бы внесла ясность, отворачивая свое пунцовое лицо. Я не видел, но я знал, что все ее эмоции сразу же видны по раскрасневшейся моське.
Я осторожно обнял Джордан за плечи, прижимая к своей груди. Это же и моя вина тоже, так что нечестно, если она будет переживать в одиночестве. Проведя рукой по мягким каштановым волосам. Я коснулся губами ее макушки. Пусть немного успокоится, хотя бы пару минут молчания.
И мы молчали: я слушал ее ритмичное дыхание,  а она… Наверно, о чем то думала.
Нужно еще найти какой то момент, чтобы сказать ей о том, что я улетаю на две недели. Но не сейчас, позже.
- Сначала мы успокоимся, хорошо? – Я взял ее за подбородок, заставляя смотреть мне в глаза.
- Почти все девушки через это проходят, кто-то раньше, кто-то позже, и почти все справляются. – Я замолчал, словно ком встал в горле. Как я могу вот так спокойно рассуждать, когда речь идет о моем ребенке? Словно я тут вообще не при чем, а Рей всего лишь моя подруга, сообщившая, что залетела от какого-то мужика?
Я смотрел в ее серые глаза и не знал, что сказать. Что мы будем делать? Что мы можем сделать? Что мы хотим сделать?
- А ты как хочешь?
Какой то глупый вопрос, но может она хочет сделать аборт и забыть об этом кошмаре. – Только не ерничай, давай серьезно. Надо же нам когда то поговорить серьезно.

+1

7

Буквально через мгновение Рома притянул меня к себе, обнимая за плечи и видимо, пытаясь меня успокоить. Но знаете, близость с этим мужчиной, она не могла заставить меня переживать меньше, понимаете, не могла? Я уткнулась носом ему в грудь, судорожно хватаясь руками за его майку и вжимаясь в его тело еще сильнее. Я не хотела его терять, не хотела, чтобы он снова пропадал из моей жизни, оставляя меня в ней совершенно одну. И если бы не было этой задержки, я бы смогла его забыть, правда смогла, я же его не любила как Стоуна, он мне просто нравился, но не стоит забывать, сейчас я была беременна. И это никак не исправить. Никак!
Рома заставил меня поднять свое лицо, я смотрела ему прямо в глаза, пытаясь увидеть там хоть что то. О чем ты думаешь? Чего ты хочешь? Скажи мне, мне жизненно необходимо это знать. Но нет же, он вновь требовал объяснений и ответов с меня. Как же это все достало, почему все с меня что-то требуют. Почему я должна думать? Почему я должна что-то решать?
- Да, нам надо поговорить! Нам давным-давно нужно было начать этот разговор. – Я ударила мужчину по ладони, которой он держал меня за подбородок, и резко отстранилась, судорожно хватая ртом весенний воздух и пытаясь найти правильные слова. – Нам, понимаешь, НАМ! Так какого черта ты опять спрашиваешь с меня? Ты сам-то скажи, что ты хочешь? Что ты думаешь об этом всем? Или ты так намекаешь, чтобы я привыкла справляться с этим сама? – Я смотрела на Эндрюса взглядом полным злости и разочарования, я чувствовала, как меня охватывает волна гнева, что еще мгновение, и я просто вцеплюсь этому придурку в лицо ногтями.
Я вскочила с места, отходя от скамейки на пару шагов, не отводя от мужчины прямого взгляда пепельно-серых глаз. Я не давала вставить ему ни слова, я кричала, на нас оглядывались прохожие, но меня мало волновал этот факт. Я была в отчаянье.
- Хочешь, знать чего я хочу? Тебя волнует мое мнение? Отлично, слушай внимательно. Я хочу, чтобы в феврале месяце я не наткнулась на тебя тогда, и лучше бы попала в руки тем наркоторговцам. Хочу, чтобы я тебя вообще не знала. Ни твоего имени, ни твоей самодовольной рожи, вообще ничего! Хочу жить как раньше, свободно и спокойно, не задумываясь о том, что будет завтра. Буду ли я одна, пропадешь ли ты снова из моей жизни, опять бросишь! Ты самый непостоянный мужчина из всех, кого я когда-либо встречала! Ты хоть раз в жизни был кому-нибудь верен до конца? Есть хоть один человек, которого ты не заставляешь в себе сомневаться? Теперь понятно, почему от тебя ушла Регина! Я была не первой, я точно была очередной! Попалась под руку, с пользой проведем время, ведь так ты тогда сказал? Теперь ты рад? Куда мне теперь девать эту твою пользу? – Я на мгновение заткнулась, закрывая глаза и пытаясь перевести дыхание. Рома что-то пытался сказать, но я лишь выставила перед собой ладони, заставляя его вновь закрыть рот и слушать меня. – Не говори ничего! Не говори мне ни слова, я не хочу ничего слышать. Что ты можешь мне сказать? Что ты можешь мне дать? Пустые обещания? Отговорки, что все будет хорошо? А кто даст мне уверенность? Кто даст мне опору? Кто будет давать знать, что я не одна, что я справлюсь? – Я чувствовала, что еще немного, и я просто разрыдаюсь, полностью отдамся в руки своей истерике, я сдамся. Но мне было сложно остановить свой словесный понос, и я все говорила и говорила. – Многие девушки справляются с этим, да, ты прав. Но они были не одни! С ним были их парни, мужья, без разницы кто. А что я? Я осталась одна со своей беременностью, и меня некому поддержать! Что я смогу дать своему ребенку? Я, та что выросла в детдоме, окончила сраный колледж и работает операционной медсестрой! Да моей зарплаты едва хватает на то, чтобы заплатить за квартиру! Еще недавно меня искали по всему Сакраменто, пытаясь убить, а сегодня я должна думать за двоих! Я не хочу ответственности, я не готова для этого! Но что ты можешь с этим сделать? Чем ты можешь мне помочь, кроме своих тупых  «извини, так вышло» или «все будет хорошо»? Не надо мне давать тупых надежд, понял? С меня хватило Франции, я не собираюсь больше быть дурой и верить тебе беспрекословно! Сегодня ты здесь, рядом, а уже завтра я наберу твой номер и ты снова будешь недоступен. Так было всегда, и ты не изменишься. Ничего не изменится. Ты не можешь ни чем мне помочь.
Я наконец выговорилась, выплескивая на Эндрюса все то, что творилось в моей голове, и сейчас, мне было жутко стыдно. Мое лицо горело, я еле сдерживала слезы, чувствуя как горло пронзила острая боль – кажется я сорвала голос. Ну и черт с ним, зато я высказалась, и между нами больше нету недомолвок. Рома смотрел на меня изумленно, видимо переваривая всю ту информацию, что я только что на него вылила. Я не стала дожидаться, когда он очухается.
Я развернулась на пятках, быстрым шагом направляясь в сторону остановки. Мне нельзя находится рядом с ним, мне нельзя больше думать о нем, надеяться на что то хорошее, на то, что до него наконец что-нибудь дойдет, что он изменится. В этом не было смысла, еще после отношений со Стоуном я поняла, что моему сердцу доверять нельзя, и оно всегда выбирает не тех людей. Может стоит вновь присмотреться к Чейзу? Он меня не бросит, я ему нужна, и главное, ему я доверяю. Но я не хочу прожить всю жизнь с человеком, которого не люблю. Лучше быть одной, пусть одной, но зато не от кого не зависеть и не чувствовать себя кому то обязанной.
Я остановилась на полпути, здание клиники все еще было за моей спиной. Я обняла себя за плечи, пытаясь успокоить дрожь в теле и успокоиться самой. Эта истерика, она не поможет, я должна рассуждать трезво. Для начала, я должна вернуться домой, сообщить Макс что все-таки беременна, и мы с ней обязательно что-нибудь придумаем.
Я медленно повернула голову, глядя на шатена через плечо и тяжело вздыхая. Было стыдно за себя, и по логике вещей, я должна была гордо топать домой и больше не появляться в его жизни, но он мне был нужен. Хотя бы только для того, чтобы отвезти меня домой. Ведь это же он может сделать для меня, верно?
- Отвези меня домой. У меня нету денег на проезд. – Да, я вернулась. Я стояла напротив Рендала, боясь поднимать на него взгляд своих взволнованных глаз. – Я не хочу не о чем говорить, просто отвези меня домой.

+1

8

Ну все, начинается! Моя попытка поучаствовать в конструктивном диалоге превратилась в обвинение «это ты во всем виноват и ты должен все решать сам!». Мне то что, я могу и сам. Вот только потом не надо этих громких заявлений «а моего мнения никто не спрашивал», спрашивал, и еще как! Неоднократно.
- А с кого мне спрашивать, если я разговариваю с тобой?! – Что за глупое создание, что за нелогичная претензия? Все, Рей понесло, и я решил дать ей вылить свой словесный понос и больше не перебивал. Скрестив руки на груди. Я спокойно смотрел за ее метаниями по асфальтированной дороге и слушал, честно слушал. Хоть узнаю, чего она реально хочет, пусть и в таком тоне, в нормальном же она говорить не научена, верно?
Я узнал из ее речи много познавательного. Например, что я хуже тех наркоторговцев, что собирались выломать ей руки. Что у меня самодовольная рожа еще. И с чего бы? А еще, что я, о Господи (!) ее бросил. И когда успел? Мы что, состояли в отношениях? Если да, то мне кажется, меня стоило в это посвятить как то. А то мы не виделись два месяца, и тут я такой нехороший обидел девочку. А сама то где была восемь недель? Дальше она решила судить о моем непостоянстве, ну и флаг в руки, я промолчу, делать вывод по двум девушкам – глупо. Потому что с Норой… С Норой я поступил как тварь последняя и мне было стыдно, но вот Регина ушла сама, да все уходили сами, я никогда никого не держал, и Рей не держал, мы разошлись как в море корабли без громких обещаний и жить вместе или созваниваться. Ну что бы я ей сказал? Привет, как дела? Очень умно. А теперь я узнаю, что она чего то ждала. А прямо сказать не судьба была?
И да, раз в жизни я был верен до конца, до конца в прямом смысле этого слова, потому что я в принципе всегда верен своим девушкам и у меня нет потребности трахать все, что шевелится. Молчание. Я смотрел на нее, терпел и внимал каждому слову. Хотелось сказать что то в стиле «ты еще пожалеешь о этом», но это ниже моего достоинства – отчитываться перед каждой встретившейся мне на пути девицей. Даже если она беременна. Даже если от меня. Честно? Я тоже не хотел ничего обсуждать и решать, потому что я не знал, как решить эту проблему, не сталкивался я с этим, понимаете?
Дать денег на аборт? Это жестоко и эгоистично. Предложить жениться? Ну нет уж, даже из за ребенка я на ней не женюсь. Успокоится и все обсудить? Ну вот я попробовал. Ох, Рей, если бы я точно знал, что в твоей голове и что ты хочешь, я бы дал тебе это, но я не знаю, а ты не хочешь мне объяснить.
Я встал, и хотел было уже обнять Джордан и заткнуть ей рот, как она выставила вперед свою маленькую ладошку и продолжила триаду.
- Все, хватит, -  решительно начал я, но меня снова перебили. Что значит, что я могу? Да я все могу, если ты дашь мне хоть слово вставить!
Но нет, я плохой, я козел, я мудак – и вообще самый ужасный мужчина на всей планете. Гореть мне в Аду!
А Рей святая. Ее некому поддержать, я тут в виде украшения парка стою, да? Отлично. Я ее не поддерживаю?
Я мог бы забить и поехать домой, лечь спать, и ебись ты тут конем со своей беременностью,  но я же не забыл, не забил, я приехал, я здесь и я все равно плохой и все равно все нет так. Убиться башкой об стену, чтобы я еще раз связался с такой взбалмошной девицей. Хотя, стоп, я уже связался, и кажется, это надолго.
Неожиданно злость отпустила. Бруклин еще ребенок, ветреный, вспыльчивый, напуганный и доведенный до отчаяния, она так же как и я не знает, что делать и просто защищает свою психику от стресса. Да, мы оба не готовы ни к детям, ни к обязательствам, ни к отношениям, мы даже не знаем, хотим ли мы. Точнее, я то за себя знаю, а Брук… Брук никогда ничего не знает.
Да и какие у нас могут быть отношения? Как они будут развиваться? Обычно я водил своих спутниц в рестораны, мы гуляли по набережной, обсуждали классику и кино, даже с Дорой мы все равно так или иначе проводили время культурно. А с Джордан что? Общаемся, как кошка с собакой и даже на банальные вещи наши взгляды расходятся.
Я вздохнул, глядя ей в спину. Уходит, ну что же… Значит, так надо, значит, ей так будет лучше и навязывать свое общество я не хотел. Я видел, как ей не легко далась эта речь, ее щеки горели, а в глазах читались боль и отчаяние, я очень хотел ей помочь, но так. Чтобы эта помощь принималась, а не была навязанной.
Но вопреки моим ожиданиям, Бруклин не ушла далеко. Протопав несколько метров, она обернулась. Остановилась. Шагнула на встречу. Ну хвала небесам, одумалась! А нет, ей всего лишь нужно, чтобы я ее подвез.
Я слабо улыбнулся, кивая. – Хорошо, я отвезу. Только вот все, что ты наговорила, это не правда. Ты нужна мне, - я взял ее за локоть, притягивая к груди. – Хотя бы потому, что ты мать моего ребенка, и потому… Потому что мне с тобой хорошо. – Я не хотел ей в этом признаваться, но разве есть еще какой то способ ее отрезвить, дать понять, что она не очередная, а что она действительно особенная, очень особенная девушка в моей жизни. И пусть я сам еще не знаю, что я к ней чувствую, и чего хочу, я уже не представляю жизни без этих лукавых дымчатых глаз, без этой открытой улыбки, без ее тихого сопения. – И если ты позволишь мне быть я рядом, то я буду, и дам тебе все, что ты хочешь, просто не стоит кидаться такими словами, почти не зная человека, ладно? Ведь что ты знаешь обо мне, подумай? Что я жил в России, а где родился? Что у меня была девушка Регина, которая ушла в день дурака, и якобы роман с Норой в Чикаго. Что я работаю на Донато, езжу на «Бентли» и живу в съемной квартире. Неужели этого хватит для того, чтобы делать такие выводы? Ты знаешь, кто мои родители и где живут? Где я учился и какое у меня образование, сколько мне лет хотя бы? И да, тогда, в замке, ты говорила на Ирландском, я жил в Дублине, Савонлинне, но ты об этом, конечно, не знаешь. Дак прежде чем что-то требовать и истереть, подумай, ради чего ты это делаешь? Ради того, чтобы знать, что не останешься одна с ребенком, так не переживай, если он тебе не нужен, я пойму. Мне нужен. А ты… ты не обязана губить свою жизнь, или как ты там сейчас считаешь, из-за нашей глупости. Ты еще мелкая, а мне уже не двадцать, и я хочу семью. – Я закрыл рот, отпуская брюнетку. Не стоило ей этого всего говорить. Что нужно девчонкам в ее возрасте? Уверенность, защита, материальное благополучие. Будь она постарше, может, смотрела бы на ситуацию иначе. В двадцать лет никто особо не задумывается о детях. А вот в тридцать….
Тут нас неожиданно прервали.
- Это что, мой лифчик на тебе? – Незнакомка хлопала пушистыми накладными ресницами и тыкала пальцем в грудь Рей. Я удивленно перевел взгляд на бюст Джордан, пытаясь понять, о чем толкует блондинка и кидая на Брушу удивленный взгляд.
- Я подожду тебя в машине. – Обзаводиться еще одним странным знакомством сегодня желания не было.

0

9

- У каждого своя правда, понял? Я говорю лишь то, что вижу… - но я не успела закончить, вернее сказать, я даже не успела вновь начать свою шарманку на тему – какой Рома неисправимый придурок и мудак. Мужчина резко притянул меня за локоть к себе, и я уткнулась холодным носом в его грудь, глубоко вдыхая в легкие едва уловимый запах его парфюма. Я нужна тебе?
Я подняла на Рендала вопросительный взгляд, боясь сказать хоть слово в ответ. Он не шутит? Ты сейчас говоришь серьезно? Но я молчала, судорожно опуская глаза и слушая, внимательно слушая речь Эндрюса. Ох, если бы я сейчас еще была в состоянии понимать хоть что то из того, что он говорит. Но нет, я была слишком взвинчена, слишком расстроена, слишком огорчена. И дело даже не в моей глупой беременности, нет, я боялась верить в его слова. В то, что ему со мной хорошо.
Я крепко обняла его за талию, пряча красное от стыда лицо на его груди. Он все говорил и говорил, рассказывал о себе такие факты, о которых я совершенно ничего не знала. Да, я многого не знаю о нем, но разве это как то могло повлиять на наши с ним отношения, и если могло повлиять, то как?
Мне хотелось всей душой заставить себя поверить ему, довериться, отключить наконец мозг, забыть про замашки параноика, и вообще… Но я не могла, я глотала все обидные слова, что крутились у меня на языке и молча, закрыв глаза, осторожно касалась губами его груди. Да, я неисправимая дура, но ты ведь и без меня об этом знаешь верно? Скажи, что все будет хорошо? Заставь меня верить тебе, заставь меня не сомневаться. Мы ведь просто поругались да? Тебя ведь интересует не только наш ребенок, ведь правда?
Я не собиралась отпускать его из своих объятий, я крепко вцепилась пальцами в темную ткань его майки, наконец поднимая на мужчину растерянный взгляд.
- Не надо выставлять меня монстром. Я не собираюсь от него отказываться. Мне просто страшно, понимаешь? Мне страшно. – Вновь повторять перечень всего, что меня пугало в этой жизни я не посчитала нужным, поэтому, отстранившись и сделав пару шагов в сторону, я отвернула от Ромы свое лицо, тут же замечая, как ко мне обращается какая то незнакомая девица.
Тычок в грудь, какая то глупая претензия, смысл которой я не совсем поняла, Рома уже благополучно свалил. Оставляя меня с этой ненормальной и с комком непонятных мыслей в голове.
- Да че ты ко мне прикопалась? – Но блондинка упрямо показывала мне на грудь, требуя вернуть ей ее лифчик. – Ты че сдурела? Я тебя вообще первый раз в жизни вижу.
Видимо саму «хозяйку» моего бюстгальтера это мало волновало. Я если честно не особо вслушивалась в ее лепетание. Судорожно хотелось курить, как будто одна затяжка помогла бы мне избавиться от всех проблем, как будто это помогло бы мне найти выход. Напиться бы…
- Снимай мои вещи! – Я со злостью плюнула девице под ноги, от чего та удивленно отпрыгнула в сторону, кидая на меня разгневанный взгляд и поднимая панику. Решив, что легче отдать этой истеричке то, что она просит, я запустила руки под свою кофту, расстегивая замочек на спине. Мгновение, черный лифчик, из-за которого было устроено это представление, уже висел на голове недовольной блондинки, а я уже топала в сторону автомобиля Эндрюса.
- Что за девушки пошли! Это вам не Рио Де Жанейро, чтобы ходить среди белого дня без нижнего белья! – пробурчал мне вслед какой то старикашка.
Я быстро нырнула на пассажирское сиденье Бентли, надеясь, что Рендал не был свидетелем этой картины. Хотя… Мне, сейчас, наверное, было все равно. Меня довели до белого каления, я была в отчаянье и я не знала что делать, и я была готова сделать все что угодно, для того, чтобы меня наконец оставили в покое.
- Не смотри на меня так, поехали домой. – Я виновато нахмурила брови, тут же скрывая за ладошками свое раскрасневшееся личико. Благо, до моего дома тут ехать не долго, уже скоро я буду у себя в квартире, налью себе кофе, сообщу Макс радостную новость и мы решим, что делать дальше.
Но кое что в словах Рендала меня не мало напрягло, и пока он спокойно вел автомобиль в сторону моего района, я минут десять как минимум собиралась с мыслями, чтобы задать очень волнующий меня вопрос.
- Ты сказал, что уже хочешь семью. – Я прикусила нижнюю губу, судорожно оглядываясь по сторонам, как будто я спрашиваю что-то очень неприличное. Хотя да, знаете ли, разговоры о семье, детях казались мне не самой хорошей темой для разговора. Это было как то интимно для меня что ли. Я закрыла глаза, произнося наконец на выдохе, быстро, едва разборчиво, но все таки произнося. – Я надеюсь ты не меня имел ввиду? Я не готова к семье, совершенно не готова, и я не отдам своего ребенка на воспитание непонятно кому. Да, конечно я неисправимая дура, но это мой ребенок, и жить он будет у меня, а не с чужой бабой.
-----> Домой к Брук

+1

10

Ее руки сомкнулись на моем торсе и я провел пальцами по ее мягким, как шелк, волосам, наклоняя голову и вдыхая тонкий цветочный аромат. Сейчас, когда Рей молчала, когда она подняла на меся свои глубокие пепельные глаза, два бездонных серых неба, в который читался испуг и смятение, я ощутил острый укол стыда за то,  что имел наглость взвалить на совсем еще юную и неопытную девчонку ворох проблем. И я, было, уже разомкнул губы, чтобы вымолвить банальное «все будет хорошо», как немедля закрыл рот. Будет, конечно, но говорить вслух об этом не обязательно, она поймет сама, сейчас Бруклин важнее, чтобы мы были вместе, чтобы я был рядом, и только сейчас я потихоньку начал осознавать, что я ей, кажется, нужен. Может от страха, может от безысходности, но я ей нужен.
Две ночи, проведенные без сна, давали о себе знать, я молча стоял, плавно гладя ладонью по ее спине и проваливаясь в нирвану, в свой мир, где не было проблем. Что мы сейчас можем сделать? Точнее, все, что мы могли, мы уже сделали, и я ничуть не жалел об этом, те часы, что мы провели под звездами, на озере, были для меня если не самыми лучшими в жизни, то из. И если так распорядилась судьба, если в том момент в моей голове. В ее голове что-то щелкнуло и мы не предохранялись, значит мы оба понимали, что мы делаем, значит, мы к этому внутренне готовы, и значит, что как бы сейчас каждый из нас не метался, мы оба этого хотели. Осознанно или подсознательно, но в те минуты мы хотели иметь больше общего, нежели просто нахлынувшая волной страсть.
Рей что-то тихо прошептала, снова устремляя взор своих дымчато-серых в мои задумчивые глаза цвета молочного шоколада.  Я все так же молчал. Вот так мы и стояли, она держалась за мою одежду. Судорожно, словно кто-то во вселенной сейчас мог нас разлучить против воли, а я… Я смотрел на нее сначала растерянно, но потом уже более твердо и ясно. Что бы не случилось, мы дойдем до самого конца, а потом… потом еще куда-нибудь.
Мне не было страшно, в отличии от нее, скорее непонятно, что сейчас делать. Покупать кроватку еще рано? А анализы? Мне нужно куда то идти? И вообще, мы были не очень трезвы, как это отразится на здоровье ребенка? Я слышал, что во время беременности нельзя пить спиртное, это вызывает патологии в развитии, умственную отсталость… Но говорить обо всем этом с Джордан пока рано. Но если я сегодня улетаю на две недели, то когда?
- Не бойся, Брук. – Я осторожно наклонился, целуя ее в лоб, задерживая касание и… Отпуская.
Меня тянуло к этой девушке, не взирая на логику и все доводы о том, что она мне не подходит, потому что слишком юна, слишком взбалмошна и капризна, не взирая на это все я хотел о ней заботится, хотел ее целовать и видеть именно ее утром в своей кровати. Очень давно я не испытывал этого окрыляющего чувства, но ведь скоро это пройдет? Так может не стоит пока оказывать ей знаков внимания, но… так хотелось сделать ей что-то хорошее, что-то, что вызовет детскую улыбку на испуганном лице, что-то, что заставит ее понять лицо, усыпанное веснушками, к солнцу и сказать «мир, смотри, я счастлива!». Я улыбнулся, но тут же осекся, нас прервали… Ладно, пойду и продолжу трезво мыслить в машине, очевидно, это какая то знакомая бунтарки.

Сев в «Бентли», я включил радио и не смог не удержать смеха, наблюдая, как Джордан расстегивает свой бюстгальтер и натягивает его на голову девице. Ужас, три ха-ха. И что они не поделили?
Рейчик села рядом, пряча мордаху. Да ладно, подумаешь, я и ее такое видел. Но вскоре она начала разговор о том, что, казалось, мы уже проехали.
Я кивнул. Ну как, не то что бы я адово хочу семью, но если ты беременна, я ее захочу. Вот кстати не от любой женщины я бы хотел ребенка, а Рей… Рей милая. И гены у нее неплохие, ну это так, к слову. Хотя она даже не знает точно своего происхождения, но вроде ирландка, я люблю Ирландию, впрочем, я люблю все страны, в которых мне довелось жить.
- Успокойся. – Я взял ее за руку, чувствуя, как она волнуется, как все ее тело пронзает мелкая дрожь и как ей претят даже разговоры о семье.
- Я не посягаю на твою свободу. Рано еще говорить о том, как и кто из нас будет воспитывать ребенка, он еще не появился на свет, а ты его уже делишь со мной. Мы же взрослые люди, разберемся. А пока постарайся вести здоровый образ жизни.
Я замолчал, по правде больше меня сейчас волновало не то, с кем будет жить нерожденное дите, а то, как сказать ей, что я уезжаю. Ведь мелкая расценит это как побег от проблемы, но нет же, я действительно еду по работе.
- Рей, только не перебивай.
Машина припарковала у ее подъезда и я вышел, подавая руку Бруклин и вытягивая ее из салона. Девушка тут же угодила в мои крепкие объятия и я наклонился, останавливая взгляд на благородной линии губ и касаясь их коротким поцелуем.
- Пока ты была у врача, мне позвонили из Чикаго, у меня там остались незавершенные дела, и мне на две недели нужно уехать, вот, держи, - Выудив из кармана кредитную карту, я вложил ее в теплую, даже горячую ладонь Бруклин.
- Тут достаточно денег на обследования. Можешь рассчитываться и не думать о финансах. Я приеду и обещаю, мы решим все, что ты захочешь, - Посмотрев на часы и отметив, что времени в запасе не так уж много, я отпустил ее из своих крепких рук, целуя в щеку на прощание. – Я позвоню тебе!
И сев в машину, как можно быстрее покинул этот район.

----Домой.

+2

11

Энтони был на веселе и не потому что он принял на грудь для храбрости. Причина его улыбчивости, безмерной учтивости с клиентами и вообще доброты была проста и понятна для некоторых людей. Энтони Грант был влюблен по уши и наслаждался этим ощущением легкости, все поглощения и безумия. И к черту мнения тех, с кем он встречался по работе, их удивление, что вечный подросток, наконец-то сменил надоедливые джинсы и футболки на деловые костюмы без пиджаков, и стал похож на настоящего профессиональна. И пусть они считаю, что в этом в первую очередь повинна его Ники, нежели события, из за которых он ее встретил, ему не важно.
С самого утра он ходил с загадочной улыбкой, потому что готовил сюрприз. Поняв в первые дни, что просто так к доктору Монтгомери не попасть, он предпринял хитрость и как правильный пациент записался на прием, правда не под своим именем, а под вымышленным, которое звучало как Джейсон Борн. Ну не виноват же он что в это время смотрел новый трейлер к этому экшен фильму, который крутили по тв. Не виноват. Поэтому заехав в магазин к Виктории и выбрав прекрасный букет белоснежных лилий направился в сторону частной клиники, куда приехал за десять минут до назначенного для мистера Борна сеанса.
Подойдя к кабинету любимой, Тони немного нервничал. Проверил телефон на входящие звонки и отключив звук, снял наушник, который был всегда словно продолжением его уха, и убрав его в карман, потому что совершенно не хотелось ему, чтобы сюрприз был испорчен внезапным звонком, какого нибудь шибко "умного" клиента, решившего, что нужно вот прям сейчас сделать изменения в оттенке цвета основного фона и добавить что-то нечеловеческое куда нибудь в угол.
Коротко постучав в дверь и услышав мягкое "войдите", Грант приоткрыл дверь кабинета, просунув туда сначала руку с букетом, потом голову, а потом и сам протек в проем, и широко, абсолютно влюбленно улыбаясь подошел к столу, за котором сидела Вероника, бошел и устроился с ее стороны, облокотившись на рабочую поверхность пятой точкой, вручив даме букет.
- Привет, солнышко мое, - проговорил он и снова улыбнулся. - не помешал? - совсем невинно поинтересовался Тони.

+1

12

Миссис Хартли относилась к той категории пациентов, которые не пытались найти решение в себе, со слишком настойчивым упрямством, продолжая искать на них ответы у подруг, знакомых, родственников и наконец у психолога. Предпочитая воздерживаться от слишком определенного звучания ответов на них, доктор Монтгомери, пыталась настроить женщину на волну их самостоятельного решения, от чего часто слышала в свой адрес раздражение и даже недовольство. Но так или иначе, миссис Хартли, пообещав больше к ней не являться на прием, каждый раз не сдерживая собственного обещания, приходила вновь. Это было похоже на своеобразный замкнутый круг с явной перспективной заведения на пациентку новой карты, напоминающей никак иначе, как второй том книги "Войны и мира".
Сняв очки, Вероника откинулась на удобную спинку кожаного стула, чувствуя как усталость медленно разливается по ее телу, подобно утяжеляющему его, свинцом. Несколько ритмичных ударов тонкими пальцами рук о ровную поверхность лакированного дуба стола, прежде чем она примет решение связаться со своим секретарем, чтобы поинтересоваться о записи еще одного пациента на последний час, неизбежно уходящего времени.
-Да, мисс Монтгомери, у Вас на 17.00 записан еще один пациент- Джейсон Борн.- все шло достаточно размеренно и даже чинно, но только до последнего слова, в котором ее исполнительная секретарша Джули назвала имя ее будущего пациента- Джейсон Борн?! Джули, ты случайно не ошиблась? Перепроверь, пожалуйста еще раз свои данные и перестань уже смотреть на работе фильмы, у нас медицинское учреждение, а не кинотеатр.- спокойным тембром размеренного звучания голоса, мисс Монтгомери весьма тактично отчитала свою секретаршу, которая только еще раз подтвердила свою информацию.- Ладно, пусть будет Джейсон Борн, если только кто-то не решил разыграть нас.- она ложит трубку телефона, когда дверь, согласно точному биению тонкой стрелки часов, неожиданно приоткрывается, и Ники потрясенная неожиданностью, только что произошедшего с ней момента, видит в дверях огромный букет роскошных лилий- ее любимый цветов. Она позволяет себе улыбнуться, неожиданно, искренне, открыто, совершенно забывая о деловой серьезности и строгости. Она даже была готова засмеяться от неожиданности, но решает сдержаться, тактично приглашая своего пациента или курьера из доставки цветов внутрь- Входите.- совершенно не ожидая, что из-за огромного букета может появиться никто иной как Тони, ее Тони.
-Боже, Тони! Ты сошел с ума!- веселой игрой смеха сейчас звучат ее слова, когда тонкие пальцы рук аккуратно оплетают огромный букет роскошных цветов, а ее лицо невольно становится чуть ближе к их божественно нежному аромату, вдыхая его с удовольствием, полной грудью. -Но как? Как тебе удалось?- интересуется у него она, когда осознает, что Тони- это и есть ее новый загадочный пациент Джейсон Борн- Джейсон Борн? Ты это серьезно? В следующий раз мне ждать на примем Питера Паркера или Джеймса Бонда?- нет, она совершенно на его не злиться, она удивлена, удивительно приятно удивлена настолько, что не может  заставить себя прекратить улыбаться этому внезапно, столь удачно организованному сюрпризу, Тони. -Нет, нисколько. Ты ведь мой последний пациент на сегодня, вернее некто Джейсон Борн, поэтому я уже свободна. - вновь легкая улыбка трогает ее губы, когда она поднимает свой взгляд на Энтони, нет, это правда удивительный и слишком приятный сюрприз, некая неожиданность на фоне череды, окружающих ее будничных дней.

+1

13

Произнесенный факт того, что он сошел с ума звучал более чем убедительно в устах этой прекрасной женщины, поэтому Грант лишь кивнул ей смеясь наблюдая как ее тонкие пальцы облетают букет и как аромат окутывает ее. Цветы, как признак внимания, никогда не бывают лишними, тем более в отношении такой красавицы, которой была Вероника Монтгомери.
- Ну  почему и нет? Нет, я признаю, что на роль спец агента штатов я не тянут по ряду объективных и не очень причин, но имя вполне подошло мне, - он улыбается открыт и весело, потому что его шутка удалась, потому что у него получилось удивить. Ну право, никто же не воспринял всерьез это имя, даже секретарша переспросила несколько раз, когда записывала его, так что он мог рассчитывать на эффект неожиданности. - К тому же, ты дала ясно понять мне, с пациентами не встречаешься, а я не хочу чтобы у тебя были проблемы, поэтому и Борн. По моему получилось оригинально и довольно интересно.
Он осмотривает кабинет, словно ища в нем подвох или нечто необычное и новое в нем. Но ничего кроме
- Человек-паук и агент 007? Ники, не смеши, летать и метать паутину мне в жизни научится, а радиоактивному пауку я не подставлюсь под укус. И я не подданный британской империи, так что второе тоже отпадает. Я думаю... - Грант серьезно задумался над тем, кем представится в будущем, и на ум почему-то пришли любимые сказки, - Скажем, Питер Пен, или Том Сойер, а может и Гекельбери Фин. Я еще не решил.
Он слушал ее голос и удовлетворенно кивнул.
- Ну Борн не явится, у него дела по важнее, так что твоим свободным временем стану располагать я. У нас есть как раз час, до ужина и я тебе предлагаю выбор, - говоря это Тони сверился с часами на руке и перевел внимательный взгляд на любимую, взял ее ладонь в свою и мягко поглаживая подушечками пальцев заговорил, не сводя взгляда с глаз- вариант номер 1: мы едем в ресторан и ужинаем как все люди. Вариант номер 2: мы едем в ресторан, я забираю еду и мы едем к тебе или ко мне и съедаем все вкусняшки. И вариант номер три: мы едем в ресторан, забираем блюда, едем... А вот это уже сюрприз. Выбирай.
Тони честно предлагал выбрать то, что Ники желает, и что более важно он с удовольствием исполнит в лучшем виде ее желания, но он надеялся на вариант номер три, потому что он подразумевал под собой пикник только для двоих.

+1

14

Стоило признать, Энтони по-настоящему умел удивлять, причем делал это совершенно не тривиально, с особенным подходом, сохраняя эффект приятной внезапности, от которой иногда так удивительно легко перехватывало дух. И это  разговор, немного чудаковатый, в меру любопытный и по-своему интересный, Ники уже не раз ловила себя на мысли о том, что готова разговаривать с Тони бесконечно долго. И если со своими пациентами она была в меру серьезна и даже немного строга, тактично выслушивая их проблемы, ловко подталкивая на самостоятельное решение их, то с Тони она не могла заставить себя, оставаться по-прежнему молчаливой, так или иначе ей было приятно принимать участие в их разговоре.
-И с пациентами и тем более, со спецагентами- добавила Вероника, шуточно перечисляя, пожалуй все категории парней, с которыми бы точно не стала иметь никаких отношений, разве что деловых -Поэтому у твоего Борна не было, совершенно никаких шансов. А вот у Энтони Гранта есть все, чтобы заставить меня забыть о собственной работе и не только. - она продолжала улыбаться мягко, искренне, открыто, ловя его заинтересованный взгляд на себе, совершенно теперь не представляя, как сможет унести подобную роскошь белоснежных линий с собой, букет оказался действительно слишком большим.
-Нет, только не Питер Пен, честное слово! Я не могу относится всерьез к мужчине в зеленом трико.- Ники продолжала столь же непринужденно легко смеяться, совершенно не замечая ускользающего времени вслед их с Тони разговору. А ведь, он оказался прав, доктору Монтгомери, действительно хотелось поскорее покинуть здание клиники, в котором она проводила, пожалуй большую часть своей жизни, поэтому желание женщины было вполне обосновано.
-Боже, Тони, ты что-то задумал? Признавайся, что именно ты задумал, потому что я намерена выбрать третий вариант. Мне, действительно интересно! Это ведь не будет ужин с похищением, нет? В любом случае, в этот вечер я буду сыта.- Ники только приходилось искренне удивляться необъятной фантазии своего возлюбленного, теплая ладонь которого, столь приятно накрывала сейчас ее руку, что ей, совершенно не хотелось разрывать эту связь, но и возможность дальнейшего пребывания в клинике ее немного удручала, поэтому- Итак, если все решено, то предлагаю покинуть клинику, мне уже начинает казаться, что я в ней прописана. В какой из ресторанов мы отправляемся? Или это тоже сюрприз?- поинтересовалась она у Тони прежде, чем взять с поверхности стола солнечные очки, столь необходимые в это время года, даже несмотря на то, что время указывало на вечер, но солнце, по-прежнему находившееся в зените, было слишком ярко для того, чтобы игнорировать средства индивидуальной защиты. Ловко подхваченный клатч в подмышку левой руки, когда тонкая линия правой элегантно оплетает локоть Тони. Она готова.

+1

15

Стоит ли говорить, что было безумно приятно слышать то, что ни у Борна, ни у Бонда, ни тем более у кого-то еще не было шансов покорить сердце этой прекрасной леди. Ни у кого, кроме меня. Это окрыляло и вдохновляло, это давала сил и придавала миру новый окрас, это было просто чертовски приятно слышать и осознавать.
- Хорошо, дорогая, Пен отменяется, я не буду заставлять тебя пытаться даже представить меня в зеленом трико, с маленькой феей Динь-Динь, летающего над ночным городом и крадущего детей в Неверленд. это уже слишком даже для меня.
проговорил Грант мягко смеясь и вторя тем самым смеху любимой. А она была такой милой и так точно были оправданы его надежды, на вариант номер три, что удержать довольную и победную улыбку было почти невозможно.
- Да так, ничего особенного. Я просто решил похитить одну неписанную красавицу с места ее работы и увезти на прекрасный ужин на двоих, чтобы напомнить ей, что работой жизнь не ограничивается. И похищение добровольное, ты сама дала мне на него разрешение, так что отказа я не приму и на попятную не пущу.
Тони наклонился чуть вперед, проведя подушечками пальцев по щеке Ники, поглаживая бархат кожи и мягко улыбаясь. Он вообще не умел не улыбаться для нее, потому что эта женщина поставила его мир с головы на ноги, вернула в него буйства красок и мелодию звуков. Такие люди, как Вероника, заставляли сердце плясать в груди, петь и танцевать, даже если человек не имел таланта это делать.
- Не совсем отправимся. Есть в городе, один прекрасный ресторан, "Сезен" называется. там изысканная кухня и просто потрясающий владелец. Так вот, мы туда просто заедем, а остальное уже сюрприз, радость моя.
Проговорил Грант заговорщицким тоном и соскользнув со стола, взял даму своего сердца под руку, поднимая Ники с кресла и вручив ей цветы, подхватил легко ее сумку, направляясь к двери и пропустив ее вперед, махнул рукой помощнице, тем самым давая понять, что рабочий день закончен. Спустившись по лестнице, пара продолжала улыбаться и о чем то перешептываться, а дойдя до красной мазды, Грант открыл переднюю дверцу авто, помогая прекрасной и роскошной женщине занять сидение, и обойдя автомобиль, занял место водителя. Через пять секунд о том, что на стоянке была припаркована напоминала лишь черная полоска тормозного пути.

на ужин

+1

16

внешний видец + живот

3 октября 2012 года
из сентября заранее уйду в октябрь,
не поздоровавшись, не попрощавшись...

И вот я лежу в больнице вот уже какие-то там сутки. Вторые? Ну, пусть так. За это время много всего произошло, нет, правда. Я ревела, пыталась разбить руку о стенку, искала ответы в кабинете узи и проваливала все попытки доказать, что здорова и выписать меня необходимо ну вот прямо сейчас! Держать обещали дней семь, как минимум, чтобы проверить до конца. И тогда уже сказать примерный диагноз. Моя ругань им была по боку. Врачи - они вообще суровые ребята, особенно, если их разозлить. С моей руки сняли ту непонятную хрень, зато сегодня, так же, как и первого числа...вкололи какую-то штукенцию, типа "витаминчик", благодаря чему вновь повергли в сон.
Нет, честно, я не помню, как прошло утро. Кажется, кто-то кормил с ложечки кашей. Тони, Стелз, медсестра? Не знаю, и вспомнить не дано. И не могу понять, что было днем. Вроде бы, приходил врач и что-то говорил о моей улыбке. Нет. Ну вот если бы они узнали, что у них будут мальчишки, то и не так бы радовались! Хотя, возможно, вполне и очень даже, что врач имел ввиду совсем иное. Нахал. Или это у меня глюки? Ээээх. Знаете, чего в последнее время не хватает? Внимания. Обычного. Не перемудренного всякими там целовашками-обнимашками и прочего. Хочется поговорить. Аж даже мечтается. Поболтать с человеком каким-нибудь и узнать его получше, может, даже рассказать что-то о себе. Вполне, почему бы и нет? А все эти "любови" задолбали уже по самое не балуйся. И злая я не потому, что у меня велосипеда нет. А потому, что правду говорю. Одному оказался противен мой вполне обоснованный поцелуй в лоб, а второй...вообще не представляю, что теперь делать. Я ведь... А он ведь... Ну, не суть. А Алекс? Нет, вы давно видели его? Еще одна жертва эволюции природы, млин. Ни слуху, ни духу. Прости-прощай, Эмма, давай-до свидания. Ты ж рожаешь, требуешь отпуск, так вот и не нужна мне. Так? Нет? Я опять что-то путаю? Так докажите. Не молчите. Нет? Ну вот и все.
...Боже ж ты мой, я вспомнила! Этим днем меня куда-то перевозили. Я же сейчас, кажется, в другой больнице. По крайней мере, относятся ко мне добрее. Пришла медсестра и сказала, что это частная клиника. И что за меня заплатили. КТО?! КТО ЭТО СДЕЛАЛ?!
...Первого октября, когда я рассылала сообщения всем, мне буквально сразу позвонил Декстер. Мы поговорили ровно одну минуту...и все. Он задал мне интересный вопрос по поводу произошедшего. Не считаю ли я все то глупой ерундой? И...вот лично себе и детям...я не могла ответить на это. Ему могла. Нам - нет. Опять-таки, он не появился второго октября, когда я думала, что навестит. Наверное, делами был занят? Все равно расстроена. Не знаю, почему. Может, он там все-таки той девчонке из ресторана свидание назначил. Черт знает. Да и мне вообще, знаете ли, по барабану. Главное, что с детьми все в порядке. ПО БАРАБАНУ, говорю. Я уверена в себе.
...Стою у зеркала в палате и рассматриваю себя. Состояние кожи не ухудшилось почти, а ведь запугивали этим по-страшному. Зато ноги жутко толстые стали и сиськи опухшие. Бууэээ. Аж тошнит от  собственного вида. Но есть и плюсы. Я оооочень долго со слезами на глазах уговаривала здешнего врача, и...он поддался и разрешил мне переодеться в одну из тех ночнушечек, что притащила мне тогда знакомая медсестра, Мэри-Анджела. Единственное утешение в том, что я в них чувствую себя увереннее. Они, конечно, только подчеркивают мое уродство нынешнее, но зато...придают сил. Каких-никаких. Вроде бы даже иногда удается ощутить себя "на уровне", когда какой-нибудь медбрат зайдет в палату. Или же это ужас в его глазах? Хм. Жесть.
Я с диким ощущением счастья и натужным охом сдергиваю с себя ночнушку больничную и, держа в руках домашнюю, продолжаю рассматривать себя в зеркале, насколько того позволяет его размер. Кручусь туда. Сюда. Загадочно хмыкаю и реву. Это уже стало типичным в моем положении. Почему плачу сейчас? Да потому что мне уже никогда не стать вновь красивой, такой, чтобы все оглядывались, а женщины от зависти называли либо наивной дурочкой, либо умелой соской. Ну, вы понимаете, о чем я. Да? Вооот.
Натягиваю домашнюю сорочку. Вернее, пытаюсь. Блиныч, застряла!! Я зла, черт возьми! Да еще и детям приспичило толкаться именно сейчас! В общем, справлялась я с этим минут семь. Пока, наконец (аллилуйя!) не победила.
...А, чего скрывать. На самом деле, я ужасно расстроена. Люди отворачиваются от меня один за одним. Или я от них. Просто не могу выдержать. Всего этого "нагруза". Плюс посчитала сроки, когда нужно рожать. Это примерно будет во время Рождества. Когда все будут ждать подарков-счастья-веселья, я буду корячиться в операционной. Тьфу ты, в родильной. С пьяным врачом. Не легче, правда? Или вообще одна. Никто не принесет пряничного человечка. Не порадует красно-зелеными носочками для детей. Все, уходите все, я в депрессии. А тут же никого и нет. Ну, тем лучше. Сегодня никто не умрет...

+1

17

Смс-ка от Эми застала Декстера в пути. Он ехал из автомастерской, потому что в последнее время вообще забросил бизнес и наплевал на все, что не касалось чудесного создания с именем Роуз. Сам Кортес Эмму пока не беспокоил. С момента их поцелуя прошло около недели, и пока она не звонила. Декстер и не навязывался. Не нужно быть психологом, чтобы понять - только что Эмма рассталась с каким-то...не будем обзываться, Декстер не вникал в их отношения, но из того, что смог разведать - этот парень ее чуть не изнасиловал. Или не чуть? Беременную! По мнению самого Декстера самым легким наказанием было бы вырвать яйца, но он же добрый. В теории.
Так вот, вернемся к нашим Эммам. Тут, когда она вся разбитая бредет не пойми куда, появляется какой-то бородатый хрен, садит ее в машину, да еще на чай напрашивается. И не отходит от нее две недели, демонстрируя свои ооочень серьезные намерения. Потом следует поцелуй и...что? Что думать несчастной Эмме?
По опыту Декс знал, что лучше не вмешиваться в долгий мыслительный процесс осознания того, кто тебе нужен вообще в твоей жизни. А Эмме как раз и предстояло подумать, что для нее в приоритете.
Так что Декстер ее не беспокоил. Пока не пришла чертова смс.
Первое, что сделал Кортес, это узнал, в какой клинике лежит его любовь. Ужаснулся и заплатил за вип-палату в частной клинике, в которой врачи - не коновалы и могут нормально ухаживать за беременной.
А затем бросился по магазинам. Что покупать? Что им можно-то, в этой больнице? Что вообще можно беременным? Что ей носить, у нее есть одежда? Зубная щетка там? Ну ладно, это должны в клинике дать. И все равно?
В общем, в три часа дня, в самый разгар тихого часа, примчался Кортес-удалец в клинику, и руки его были забиты сумками с вкусняшками и какими-то мелочами. Он спустил прорву бабок, но для нее ничего не жалко. Сам Декс узнал еще по телефону, что ничего здоровью его обожэ не грозит, но переживал жутко. И за нее, и за, вот странность, ее нерожденных деток. Уже как свои, честное слово. "Ой, Декс, они шевелятся!". "Кортес, смотри сюда, вот это - ножка, видишь? Я тебе сейчас покажу - "пятно какое-то!". Забавно было. Сначала Декстер сам себе удивлялся, как он вообще мог влюбиться в беременную, почти замужем девушку, но потом подумал - а к черту? Чего это он должен думать о счастье других? Пусть о нем кто-нибудь позаботится лучше!
Он тихо приоткрыл дверь в палату - а вдруг Эмма спит. Но нет. Она стояла у зеркала в красной ночнушке и лила слезы. Сердце сжалось.
- Доставка счастья на дом, - сообщил он и неловко замялся на пороге, - А я тебе тут, это...принес... заехал в кондитерскую, это, вроде как пряничные человечки, сказали, вкусные. А еще я купил пацанам одежки... И зачем-то носки. Красно-зеленые.
Он бросил сумки на пол и раскрыл объятия:
- Ну что ты, в самом деле? Прекращай плакать, давай лучше, я тебя пожалею?
Ну, иди сюда, Эмма, будем обниматься!

+1

18

Я все еще крутилась перед зеркалом, когда нервно запищал мобильник. Оказалось, что он хотел жрать. Скотина. Я бы тоже хотела перекусить чем-нибудь эдаким. Свиной отбивной, к примеру, в медовом соусе и обязательно чтоб сверху базилик накидан был! Но мечты на то и мечты, чтобы не сбываться. Это их особое свойство такое. Обидное немного. Потому я лишь надула губы, посмотрела на время и вернулась к месту своего основного сегодняшнего обитания, переваливаясь словно колобок. Три часа дня. Сейчас бы самое время услышать нечто вроде мелодичного звона настенных часов "бииим-бон! бииим-бон!"  Но опять тишина, ведь это больница, здесь покой больных на первом месте. Больных. Нет, вы слышите? Я больная, да. На всю голову. Радуйте меня, подселяйте в палату к Наполеону, хочу радоваться и надувать сопли пузырем. И вовсе не думать над всеми сложными моментами в жизни.
-Эммушка, спать пора, тихий час, - пожилая медсестра остановилась в проходе и вопросительно, почти даже умоляюще, глядела на меня. Вот уже полдня за мной бегает, несчастная. Сложно ей, что ли, успокоиться? Догадывается ведь, что я никогда не смогу спать, сколько бы мне этой хери не вкололи. Это своеобразная война мозга с сердцем, тела с лекарствами, требований детей и мыслей их матери. Здесь не должно быть выигравших и проигравших, однако... Не в этом случае.
-Попозже, честное слово, - клятвенно заверила беднягу я, лишь бы только отправить ее отдохнуть. Сама уже наверняка умаялась, бедняга. Ну а я уже думала над другим. То, что случилось во время узи...было потрясающим. Хотя бы потому, что заставило вновь окунуться в тот омут с головой. Но и поцелуй Декса являлся манящим, многообещающим... И знаете, что я придумала? Что никого не хочу. Вот пусть что хотят, то и делают. А меня до родов пусть не беспокоят. Вообще.
...Неуверенное дыхание за спиной заставило обернуться. Я уже догадывалась, кто это мог быть, но решила убедиться. Кортес. Ты ли это? С пакетами? Вопросительно изогнув бровь, приняла выжидающую позу. Сейчас вся эта картина могла бы называться "упс, неловкость!"  Что ему сказать? Почему он неделю не звонил? Как объяснить мои действия в машине?
Не найдя идеи получше, я продолжила реветь, чем привела мужчину в явное замешательство. Кажется, я даже забыла поздороваться.  Ну и ладно! У кого из нас тут могут быть проблемы с памятью? Вот-вот. Так что пусть не нудит.
- Доставка счастья на дом. А я тебе тут, это...принес... заехал в кондитерскую, это, вроде как пряничные человечки, сказали, вкусные. А еще я купил пацанам одежки... И зачем-то носки. Красно-зеленые.
Испуганно проглотив комок нервов, застрявший в горле, я попятилась отнюдь не вперед. А назад. Ближе к кровати. Споткнулась, чуть не навернулась, остановилась и, помолчав, дрожащим голосом ответила:
-Так вроде ж...не Рождество ведь? - поняв, как, должно быть, только что убила беднягу своим испугом, постаралась улыбнуться, -Надеюсь, ты не купил им голубые колготочки на вырост. Меня удар хватит, если я их увижу, - не, ни капли не шутила. Пусть уж лучше в фиолетовых или зеленых потом ходят, чем...в таких...нежных. Пусть будут мужиками, короче! С самого начала своего жизненного пути.
Декстер кинул сумки на пол. Ниточка в моей душе оторвалась, отчего сердце улетело куда-то к коленкам. Видимо, я сказанула лишнее. Он сейчас развернется и уйдет. Надо что-то делать, извиниться. Срочно. Я зажмурилась и разревелась еще больше, искренне надеясь, что мои слезы растопят любой возможный лед в его сердце.
- Ну что ты, в самом деле? Прекращай плакать, давай лучше, я тебя пожалею?
Помогло? ЧУДЕСА! Приоткрыла глаз и посмотрела на Кортеса. Он казался каким-то потерянным, растопырив свои руки по сторонам. Похож на медвежонка, у которого отобрали последнюю баночку меда. Всхлипнув, я кинулась к нему в эти неловкие объятия, чуть не сшибая его пузом, что-то пролепетав про то, как устала от всей этой ерунды и как сильно хочу домой. Знаете. Порой и не на такое способен, когда тупо опускаются руки. И ты не можешь их поднять, даже несмотря на то, что многое в жизни начинает налаживаться. Этот упадок характерен и для меня. И для каждого из нас, вполне возможно.
-Я...ты...объясниться, - на каком-то варварском диалекте пыталась я донести до него, что помню все произошедшее в машине. Верьте или нет, но это было необходимо. Возможно, не сейчас. Но...нужно. Точно.
А в этот миг я просто не знала, что делать. Лечь или сесть. Стоять и молчать. Или же говорить без остановки. Разорвать на куски пакет с едой и хомячить. Или же что-либо другое. Не придумав ничего умнее, я попросила:
-Помоги прилечь? И тогда вещи для пупсов покажешь заодно, - одернув сорочку, двинулась к постельке. Воспользовавшись какой-то секундной заминкой, схватила подушку и кинулась ею в Декса, -Признавайся, ты же знал, что меня за нарушение режима будут ругать, поэтому и приехал так? Чтобы мне опять вкололи что-нибудь эдакое?
Помните, я говорила, что сегодня никто не умрет? Так вот. Это была фактическая ошибка. Сегодня умру я. Пока пытаюсь понять собственную душу, которая, увы и ах, полные потемки. А еще я бы хотела, чтобы меня кто-нибудь нагнул раком и хорошенечко так оттрахал. Но пузо не позволяет. Да и вообще. Фуфуфу. Ведь в животе же...дети! Мальчики мои любимые...
Еще не потухшим от мимолетного желания взглядом осматриваю Декса с ног до головы и задумчиво произношу:
-Как думаешь...Я когда-нибудь смогу еще хоть раз заняться любовью? - ой, Эмма дура, Эмма дура, так неаккуратно спросить! Имела же ввиду совсем другое! -Ну то есть..я хотела сказать...что вот однажды. В свое удовольствие...Меня сможет кто-нибудь когда-нибудь захотеть. Ведь я сейчас так страшна, - мрачно показываю пальцем на сиськи и опухшие ноги, -Да и потом мало что изменится. Как думаешь? Или для меня жизнь кончена уже с рождением детей?
Да разумеется. Кончена. Со временем лишь синяки под глазами станут больше, да прическа еще более лохматой будет. И отсутствие маникюра. И этот пеньюар для беременных, который будет скрывать лишний жирок. Фууу. Блин. Я такая сексуашка, что аж блевать захотелось. В хорошем смысле. Наверное. Депресняк никогда до добра не доводит. Точно вам говорю.

+1

19

-Так вроде ж...не Рождество ведь?
- Ну да, - широко улыбнулся Декстер, - И чо? Я захотел вот тебе сделать подарок и мелким тоже. Но голубые колготки не купил, они ж мужики будут, Эм!
И Кортес покосился на свою женщину с удивлением, мол, я тупенький, конечно, и образования не имею, но колготки-то – предел!
И вообще, ему хотелось Эмму тискать, а очаровательная Эмма стояла и лила слезы на свою очаровательную грудь. И вообще, ночнушка на ней тоже была очаровательная, Декстер прямо уже представил, как он вот эту ночнушку тут сниииимает и…
Эмма с разбегу залетела в его объятия и ему ничего не оставалось, только обнять ее сильно-сильно и прошептать на ухо, уткнувшись носом в ее макушку:
- Ну чего рыдаешь, глупая? Я с тобой, скоро поедем домой…
То, что живут они в разных местах, Кортеса нисколько не смутило. Давно им пора съезжаться, честное слово, а то вот, стоило уехать на пару дней, не появляться в квартире Роуз и на тебе – попала на сохранение, а каким образом – и не понятно. Врачи молчит, Эмма молчит, все кругом молчат, только Декстер стоит в середине и макушку чешет. Типичный роденовский «Мыслитель» по-сакраментовски.
-Я...ты...объясниться.
- Так я же всегда за, Эмма.
Кажется, желание Кортеса ее напугало, и она сразу спасовала, попросила помочь лечь, что Декстер и сделал – крепко держа за руку, помог улечься, оправил аккуратно ночную рубашку, набросил одеяльце – не дай бог его душа замерзнет.
- Чтобы мне опять вкололи что-нибудь эдакое?
- Пусть попробуют, - серьезно сказал Кортес и опустился в кресло, - И я им яйца оторву. Совсем охренели колоть мою бедняжку.
Ой, Декстер, заткнись!
У Декса просто было хорошее настроение. В его душе порхали бабочки и пони какали радугой. Ему хотелось любви и петь песни, хотелось закружить Эмму в танце и повести ее под венец, такую красивую, в белом платье, а потом нянчить ее детишек, покупать им кроватки-пеленки-велосипеды-обучение в Гарварде, и тут Эмма…
-Как думаешь...Я когда-нибудь смогу еще хоть раз заняться любовью?
Декстер закашлялся, а Эмма на лихом коне неслась дальше:
-Ну то есть..я хотела сказать...что вот однажды. В свое удовольствие...Меня сможет кто-нибудь когда-нибудь захотеть. Ведь я сейчас так страшна.
Иисусе, женщины – вы такие женщины. Вот для самого Кортеса Эмма была желанным, но запретным персиком, яблочком из райского сада, который он бы с удовольствием покусал прямо тут, но Эмма беременная и «да» ему не сказала.
- Слушай, Роуз, - официально обратился Кортес к своей обожэ, - Кто тебе сказал такую дурость? Ты всегда остаешься аппетитной красоткой и только уважение к пацанятам, - кивок на живот, - Мешает мне раздеть тебя прямо тут.
Кажется, я ляпнул что-то лишнее. Ладно, сказал «а», говори и «б». Декстер снова вздохнул и начал:
- Ты хотела объясниться? Не лучший момент, наверное, но я все же скажу. С той самой встречи в темном переулке, когда ты брела по улице такая одинокая и несчастная, и потом, все это время, что я мог находиться рядом с тобой, я думал…
Он замолчал, покрутил в руках телефон, в сердцах кинул его на постель. Мужик он или кто?
- Я тебя люблю.

+1

20

- Ну да, и чо? Я захотел вот тебе сделать подарок и мелким тоже. Но голубые колготки не купил, они ж мужики будут, Эм!
Я невольно покосилась в его сторону и разулыбалась. Действительно, все равно рожать в районе Рождества, там и разноцветные носочки пригодятся! А про голубые колготки, само собой, было лишнее. Но что поделать, в этом вся я. Надеюсь, Декс на меня не обиделся.
-А вдруг все-таки девочки? - высказала, наконец, свои опасения вслух. Ну а правда, что тогда? Конечно, носки универсальны, унисекс, так сказать, но...все-таки...все ждут мальчиков. А вдруг?
Далее знаете, что было? Меня гнездили на кровати, как заправскую королевишну! Прям вот складывали на постельку, укрывали все, что под руку попадалось и даже чуть ли не пели колыбельные. От всей этой заботы я совсем уж расслабилась и разомлела, эээххх, хорошо. Всегда бы так. Тогда бы разговоры о врачах не портили бы все настроение. Как сейчас.
- Пусть попробуют. И я им яйца оторву. Совсем охренели колоть мою бедняжку. - и Кортес опустился в кресло неподалеку от кровати. Нет, вы все издеваетесь, что ли? Серьезно? Неужели меня все так боятся, что садятся далеко-далеко, в это злосчастное кресло? Тушкан взбесился, Эмма негодуэ, дубль четыре?! Включить тормоза помогла вышеозвученная фраза Декса, от которой мурашки забегали по спине, забираясь куда-то вглубь...задницы. Волосы, кажется, дыбом встали. Когда мужчина так говорит - это страшно. Ибо он полон решимости исполнить то, что пообещал. А зрелище это не для слабонервных, уверяю. Проверяла на собственной шкуре. Поэтому и забилась куда-то в угол кровати. Не столько, чтобы спрятаться, сколько для того, чтобы показать Дексу глупость сказанного. Надо бы еще и озвучить, правда.
-Дееекс, спасибо, - я ласково улыбнулась, резко меняя тактику, -Но хотя бы ты не выражайся при мелких грубо. Им вчера хватило мамкиной матерной выкладки. Упс! Сдала себя. Прости. Это было случайно..
Я сразу же принялась изучать одеяло, моя новоприобретенная привычка за время пребывания в больнице. И черт дернул вообще говорить и спрашивать ерунду всякую! Вот только проговорилась про мат, теперь уже спросила про секс! Ну что за дура, спрашивается? Где мой мозг? Был? И есть? Люди, полцарства за мозг! Даром! Ну, почти. Я боялась поднять на Кортеса взгляд. Мало ли как он там на все это отреагировал. Понимаю, беременные такие дикие порой!
- Слушай, Роуз, кто тебе сказал такую дурость? Ты всегда остаешься аппетитной красоткой и только уважение к пацанятам мешает мне раздеть тебя прямо тут.
Я резко подняла взгляд и попыталась заглянуть Дексу в глаза, а не шутит ли? Странные фразы, если честно, меня это должно было напрясь, но не в тему отвлекло совсем иное. Он уважает моих мальчишек, потому о траханье не думает и другим не даст. Вот оно. То, что я когда-то хотела. То, о чем просила Тони. Кортес, ты покорил мой разум своей рассудительностью.
-Раздеть? - растерянно повторила я, осматривая свою сорочку и пытаясь найти под ней что-нибудь аппетитное. Не нашла. Обиделась. Повторила, -Ты хотел бы?
Что вы, нет, это не призыв. Это, если можно так сказать, социологический опрос. Или что-то вроде того. Проще говоря, я не предлагала, а уточняла "спрос". На себя. В частности, именно Декса. Я не собиралась заниматься сексом еще очень долгое время, но теперь точно знала, что, если того потребует ситуация, я знаю, кому можно капать на мозг.
Разговор плавно ушел в более романтическую сторону. Я вновь принялась вспоминать и обдумывать. Их первое знакомство. В переулке. Какие-то пьяницы. И рафаэллки. Чай у меня дома. И с тех пор...непрекращающаяся пора чаепитий-прогулок-ужинов, помогающих весело и с пользой провести время. Так я раньше думала. А теперь что-то...изменилось. В очередной раз, надломалось или разрубилось. Подождем, пройдет и это.
- Я тебя люблю.
Телефон, кинутый практически метким броском в мою сторону, лишь доказывал сказанное. А что? Люблю? Декс. Не смешно. Ничерта не смешно. Или нет. Погоди. Ты же не хохмач почти. Это же...что...правда любишь? Как сестру? Не пойму. Деееекс, не молчи, ответь, мне страшно. Я схватила его за большой палец своей ручонкой и уточнила:
-Это не шутка? - ответ был вполне очевиден, -Аааа...что же тогда делать? Мне надо что-то отвечать? А что люди обычно делают в таких случаях? - я засыпала его вопросами, прекрасно догадываясь, что Кортес, возможно, сам не знает ответа. Но у меня его и подавно нет. Не было у меня никогда ничего такого. Разве что классе во втором. Когда при обычных обстоятельствах человек тебе ТАКОЕ говорит. Я смущена. Польщена. Обрадована? Расстроена? Не знаю, что мне делать. Мозг, сердце, мысли...все разошлись во мнении. Мне нужно все обдумать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Частная клиника "Health"