Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » How to: a guide to pick-up (Italian version)


How to: a guide to pick-up (Italian version)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Cesco Maria Giaccherino & Edgardo Torregrossa
Место: дом итальянского товарища с котами дредами
Время: с 30 на 31 мая 2016
Время суток: вечер, уже стемнело; скоро наступит и ночь
О флештайме: когда каждый из двух друзей обладает некими полезными талантами, почему бы не научить друг друга? Франческо Мария, например, вдохновенный кулинар. Ну а Эдгардо, оказывается, заправский дамский угодник. Определённо есть, чему поучится...

Отредактировано Cesco Maria Giaccherino (2016-05-31 00:33:49)

+1

2

- Отлично! - Захлопнув дверцу духовки, разогретой до определённой и очень важной для данного десерта температуры, итальянец удовлетворённо потёр руки и сам себе кивнул.
Правую ногу боднула Адама, а после потёрлась своим рыжим пушистым боком о не менее пушистую светлую обнажённую голень.
- Ну-ну, полегче, с ног собьёшь, дорогуша. - На что Адама недовольно мявкнула и развернулась к хозяину задницей, гордо усевшись на полу, давая понять, что не согласна с таким обращением. Но Эдо как-то проще было к своей трансгендерной кошке обращаться всё-таки по её естественному половому признаку. Считайте гомофобией в отношении животных, ущемление их же прав, да хоть что!
Но так как обижать представительниц прекрасного пола даже в животном мире итальянец не мог, ему пришлось подставить табурет и достать с самой верхней полки кухонного шкафчика кошачий деликатес.
- Только тсссс, мужикам ни слова, ладно? - Приглаживая рыжие уши, Эдо улыбался, наблюдая, как его любимица с аппетитом поглощает вкусное лакомство, выдаваемое всем четвероногим жителям этой захудалой квартирки в определённый день недели, а именно в пятницу. Сегодня же был чудный жаркий вечер понедельника, и вот-вот должен был прийти Франческо Мария.
Эдгардо взглянул на электронные часы, вмонтированные в микроволновую печь, и снял свой перепачканный в муке чёрный фартук с рассыпанными по ажурной кромке черепками - подарок от одной коллеги по радиостанции на день рождения, случившийся как раз пятого числа этого распрекрасного месяца мая. Шутку Эдо оценил и на следующий день принёс ей персональный пакет испечённого печенья - очередной немногочисленный и абсолютно простой рецепт, который этот итальянец вообще умел готовить. Зато сейчас в духовке запекался особый десерт, очень сложный в приготовлении, личный повод для гордости такому раздолбаю, как Торрегросса младший.
Быстро приняв душ, а то же запарился в процессе готовки да и потом времени приводить себя в нормальный вид не будет, Эдгардо натянул вместо футболки с принтом собственной группы и бриджей с карманами приличные джинсы с кожаными вставками и рубашку. Вместо домашнего чёрного цвета - выходной чёрный. Закатав на модный нынче манер рукава, итальянец впрочем застёгивать все пуговицы под самый кадык не стал. Всё-таки свобода и удобство для него были на первом месте. Взглянув на свои босые ноги, он пошевелил пальцами и всё же решил, что Ческо обойдётся и переживёт вид своего "учителя по соблазнению" нежели этот самый мастер будет мучиться в собственном доме в массивной обуви.
Звонок в дверь раздался как раз вовремя. Гардо на ходу затянул потуже ослабевший узел из дредов и впустил южанина, ставшего за этот месяц чуть ли не лучшим другом в далёкой Америке. Франческо Марию встречали и все пятеро хвостатых, сопровождая приветственные возгласы обоих итальянцев кошачьим ором на разный манер. Как бы крепко эти товарищи не спали, они не могли пропустить появление гостей.
- Заходи-заходи, дружище! Можешь не разуваться. - Эдо критично окинул взглядом своего сегодняшнего ученика.
- Могло быть и хуже. - Он подцепил южанина за локоть и повёл его из коридора в комнату, усаживая на диван. Быстро ещё раз пробежался взглядом по внешнему виду своего друга, взглянул на часы, которые даже специально ради этого вечера надел, и с ходу выдал, - Соблазни меня!

+1

3

Ческо был непривычно тих, осторожной поступью вышагивая по дороге к дому своего хорошего друга. Он двигался почти что с опаской и в полной тишине – ни музыки в ушах, которой он был горазд подпевать, ни насвистывания только что выдуманного мотива; такое поведение было мужчине совершенно не свойственно. Зато по пути он несколько раз останавливался, разглядывая себя в отражении каждой витрины, каждой машины, каждого встречного предмета, где хотя бы теоретически можно отразиться, и столько же раз, сколько остановок он сделал, итальянец поправлял ворот рубашки, её рукава, собственные волосы, которые превозносил в своей внешности более всего и которыми страшно гордился, ремень, чтобы пряжка того было ровно по центру, шнурки ботинок, чтобы их кончики были одинаковой длинны, короче, тянул время, как мог, параллельно доводя свой образ до совершенства, которому, как известно, нет предела.
Затея у Эдо возникла безумная, но, как ни крути, интересная, а практические навыки ещё и непосредственно пригодились бы, так что Франко шёл к своей цели с открытым сердцем, но здорово нервничая, а нервничать он не любил, вот и стремился подсознательно отдалить себя от этой самой цели. Казалось бы, научиться соблазнять девчонок – что может быть проще? Кроме того, конечно, что есть превосходный шанс выставить себя ещё большим идиотом, чем есть на самом деле, перед другом, чьим мнением Ческо здорово дорожил, тем более в этой области.
«О Мария!.. Почему я не стал футболистом?» - с показательной драматичностью вопросил себя несчастный эколог. – «Сейчас играл бы в серии А, девушки сами бы меня соблазняли…» Но, во-первых, просто уметь бегать для профессионального футбола недостаточно, во-вторых, любимая мама точно бы этому воспротивилась. Мама решила всё правильно – она мудрая женщина, ей, безусловно, виднее. А с Божьей помощью удалось добиться и степени магистра – видимо, чтобы женщины сразу и наверняка принимали его за учёного-задрота, а не итальянского мачо. Хорошо же итальянским мужчинам живётся на свете! Всегда есть, на кого переложить ответственность.
В конце концов, витрины, машины и прочие предметы закончились, и Франко предстал перед нужной дверью. Помедлил, царственно взбил свои прекрасные волосы – в тысяча первый раз – и всё-таки нажал на звонок.
И если сперва он с замирающим от ужаса сердцем ждал звука шагов за этой самой дверью, то когда он увидел отворившего её хозяина, все пугающие предвкушения покинули чувства южного экстраверта, которому для того, чтобы прийти в прекрасное расположение духа, всего-навсего нужно было увидеть и потрогать живое человеческое существо. Вполне естественно, что когда этим существом оказывается близкий друг, эффект усиливается во сто крат.
- Эдо, дружище! Привет! Давно не виделись, я, между прочим, скучал! – Ческо всегда так говорил, абсолютно искренне, даже если виделись они не далее как вчера. Но не успел он как следует повиснуть на родном приятеле, как тот уже утащил его в недра своего жилища. Теперь предвкушение от грядущего урока стало весёлым и радостным.
Ненадолго.
- Что?! – Франческо замер с таким лицом, как будто Эдо попросил его пожонглировать собственной головой или превратиться в нян-кэта и облететь три раза солнечную систему на радужной тяге.
Соблазнить?!
Ступор тоже продлился недолго. Вспомнив о цели своего прихода, Ческо наконец сообразил, что речь идёт всего-навсего о невинной попытке соблазнить воображаемую девушку, в роли которой, за неимением более реалистичных подопытных, решил, очевидно, выступить сам великий учитель. О, Мария… О, Пресвятая Дева… Нет-нет-нет, на такое растерянный мужчина не подписывался.
- Т-ты что? Нееее… неа, - Ческо так энергично замотал головой, что его шикарные пряди тоже замотались, не успевая менять направление, и он отточенным жестом поправил их, слегка запрокинув голову. – Нет! Не могу я так! Ты не девушка!
Он произнёс это почти жалобно. Но соблазнять мужчину он и в самом деле не мог, даже по приколу, даже в шутку – слишком плохо это могло бы закончиться.

+1

4

- Тебе повезло, что я не девушка! Иначе второго свидания тебе было бы не видать. - Гардо покачал головой и эмоционально вздохнул. Потом махнул рукой и обвёл уже обеими конечностями свою маленькую, но по-своему уютную холостяцкую комнатушку.
- Так, в твоём распоряжении всё, что найдёшь здесь. Устрой интимную атмосферу с минимум подручных средств, как если бы ты пригласил мечту своих грёз на второе свидание. ОХРЕНЕННОЕ свидание! Целься на сложную штучку, потому что ресторанами и прочей чепухой сейчас лишь наивных деревенских пташек можно очаровать. И то... - Эдо задумался, одной рукой почёсывая свои четыре косички на подбородке, кулаком другой упираясь в бок. - Да, сейчас уже никого таким не удивишь, рестораны - это всё посредственность! А мы из тебя выбиваем эту самую посредственность! Так что удивляй давай! Ты же принёс музыку? - Когда Эдгардо загорелся этой сумасшедшей идеей помочь другу, он дал задание хорошенько подготовиться к первому уроку: записать музыку, которой Ческо намерен производить впечатление во время романтического ужина; одеться с иголочки так, как если бы он решил произвести впечатление на всех представительниц прекрасного пола в округе; ну и просто расслабиться.
Да, в его плане были не состыковки и хромала последовательность уроков, однако же свою спонтанность и хаотичность Эдгардо объяснял тем, что первое занятие - вводное и обхватывает сразу несколько сложных аспектов. А вы как думали, всё так просто будет? Отмахнулся, как смог, в общем.
Вдруг прозвенел таймер, и северянин, подпрыгнув на месте, умчался на кухню, не переставая вещать о том, чтобы Ческо не стеснялся и брал всё, что ему понадобится. Он даже несколько свечей пихнул на подоконник за арендуемый вместе с квартирой цветок.

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-05-31 15:06:58)

+1

5

Жалкие возражения Ческо утонули в потоке слов другого итальянца.
- Интимную атмосферу?! – воскликнул мужчина, безумным взглядом окидывая комнату. По правде говоря, он рассчитывал получить некий теоретический курс для начала, но безжалостный учитель решил забросить ученика в океан практических навыков без особых инструкций.
Американки, значит, воротят нос от ресторанов? Вот это да! Да любая итальянка за счастье сочтёт быть приглашённой в хороший ресторан! Ну всё, всё в этих Штатах по-другому, странно, не так, как должно быть! Франко вздохнул, принимаясь усиленно шевелить мозгами, чтобы создать хотя бы у себя в голове проекцию удивительного романтичного места, которым эта комната должна была стать, параллельно надеясь, что сам не попадает в категорию «наивных деревенских пташек» в глазах своего северного друга.
- Музыка здесь! – Ческо с готовностью выудил из кармана флешку. Даже в музыкальной среде он придерживался национального колорита, но это преимущественно лишь потому, что предпочитал понимать тексты песен, а с иностранными исполнителями это было затруднительно. – Эй, дружище, ты куда?
Эдо умчался, вверяя несчастную комнатушку в единоличную власть гостя. Гость вскочил и медленно покрутился вокруг своей оси, как низкоскоростная юла, хотя крутиться здесь было практически негде.
Итак, на улице темно – грех этим не воспользоваться! Что может быть романтичнее приглушённого искусственного освещения? Только вот лампа для такого случая точно не сгодится… хорошо бы сюда пару свечей! И действительно, зоркий глаз итальянца приметил нужное, хитроумно скрытое на подоконнике – ну Эдо, коварный хитрец! Всё предусмотрел! Только где бы эти свечи расставить так, чтобы случайно не смахнуть локтём и не спалить чужую квартиру? А ещё в комнате странно не хватает растений, хотя бы просто вазы с цветами вот тут, в центре, на видном месте, а ведь они нравятся девушкам! Но цветов поблизости нет, кроме, конечно, того растеньица в горшке. Ну что ж! За неимением лучшего… не ваза роз, но всё же глаз радует! Отчаянно не хватает уютных мелочей – коров, подушек… пледа, в который можно завернуться вдвоём! Где же всё это раздобыть? А ведь если стащить из ванной какое-нибудь махровое полотенце, оно вполне сойдёт за кусок ковра, приятный такой, пушистый! Плед наверняка найдётся в шкафу! Ещё надо задёрнуть шторы, чтобы обеспечить полную изоляцию от мира. И музыку – куда деть музыку? Не оставишь же ноутбук на самом видном месте, это неинтересно, когда источник музыки на виду! Куда бы его спрятать? В угол, и чем-нибудь прикрыть сверху? Или на подоконник, где раньше стоял цветок, авось за шторами и не заметно? Или вообще в шкаф? О Господи, ну чем же неугоден обычный ресторан?..
Итак, ковёр есть, плед есть, темнота есть, свечки, цветы – всё есть, музыка играет, а ещё нужна бутылка вина, потому что какая такая романтика без вина? Вино - главный элемент, ведь именно в нём, как известно, кроется истина!
- Дружище, тащи вино! – весело завопил Ческо, вполне довольный собой. Он не сомневался, что уж что-что, а хорошее выдержанное вино у его земляка дома непременно имеется.

+1

6

Эдгардо как раз раскладывал десерт на прямоугольные белые тарелки, когда из комнаты внезапно вырвался Франческо Мария и прочесал в ванную. Хозяину квартиры пришлось аж прикрыть собой своё коронное блюдо, вынужденное сегодня сыграть роль сюрприза для будущих соблазнённых дам. Хотя в условиях практических навыков, именно для расслабления Франко. Но южанин, слава греческим музам, был так чем-то озабочен, что ничего не заметил. Эдо лишь проводил его удивлённым взглядом, когда Ческо вернулся из ванной с гигантским чёрным махровым полотенцем, наверняка ещё не высохшим после недавнего принятия душа своим хозяином.
Посмеявшись заинтригованный северянин поспешил расправиться с оформлением десерта, хохотнул на призыв друга насчёт вина и достал его, уже заведомо приготовленное. В комнате он появился через пару мгновений с бокалами, штопором и бутылкой. Как появился так и замер на пороге. Воцарилась относительная тишина. Если итальянцы молчат, значит что-то случилось.  Даже, если у вас орёт музыка, а итальянец молчит, значит случилось что-то из ряда вон.
Гардо оценивающе окинул взглядом свою комнатушку, отведённую под гостиную и спальню одновременно, и нервно коротко хохотнул.
- А ты зачем полотенце на пол постелил и цветок в центр дивана поставил? - Насчет цветка ещё может и было что-то понятно, но вот насчёт полотенца...
- Впрочем с созданием интимной атмосферы ты почти справился. С такими-то подручными средствами! Молодец. - Протянув Ческо бутылку со штопором, он поставил бокалы на трюмо рядом с прикроватной лампой. - Открывай и разливай, а я сейчас вернусь. - Скрываясь вновь на кухне, Эдгардо позвал оставшихся двух котов, которые не ушли гулять после прихода гостя.
И вот уже через мгновение он вновь был в комнате в сопровождении Адамы и Мефисто. В руках у Гардо был столик-поднос, а на нём две прямоугольные тарелки с оформленным десертом и столовыми приборами.
Опустив этот вынужденный стол на диван, Эдо с гордостью указал на него.
- А вот и мой козырь! Так что давай усаживай свою девушку за стол и угощай её шоколадным фонданом. - На каждой тарелке был с виду шоколадный кекс с хрустящей корочкой, обсыпанной пудрой, а рядом лежало по шарику ванильного мороженого, скромно скрашенного узором из джема.
- Давай-давай, а то он не должен остыть. - Ведь внутри была жидкая начинка, которая со временем густела, превращаясь в желе. - А я посмотрю на твои навыки ухаживания за девушкой. Раз уж ты стесняешься представлять во мне чаровницу, - и Эдо подхватил мявкнувшую Адаму, усаживая её на диван на место фантомной девушки. - Вуаля. - Он на мгновение нахмурился, вслушиваясь в музыку, но решил, что и это замечание оставит на потом.

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-05-31 21:58:40)

+1

7

Живо обернувшись, Ческо обрадовался появлению друга, да ещё и с бутылкой вина в руках.
- Вот! Теперь всё как положено! – соблазнитель хлопнул с ладоши и уставился на вошедшего в ожидании вердикта. Почему-то теперь он не сомневался в собственных силах.
- Какое полотенце, глупец! – итальянец взмахнул руками, сообразив, что обрадовался слишком рано. – Ты ничего не понимаешь! Это ковёр! Какой такой цветок? Где твоё воображение! Это роскошные розы!
Но учитель всё равно снисходительно вынес положительное решение, что дало Франко повод с гордым видом приняться за вскрытие бутылки:
- Вот – главное средство! Давай скорее, мы должны выпить за мой успех!
В успехе сомневаться более не приходилось. Ческо окончательно уверился, что его разборчивый товарищ, будь он в самом деле девушкой, несомненно, всем своим северным сердцем был бы покорён этими не без труда зажженными свечками и махровым полотенцем, символизирующим ковёр. По крайней мере посредственностью здесь и не пахло!
Когда дредастый хозяин вернулся с подносом, на котором стояла самая аппетитная вкуснотища на свете, Франческо пришёл в полнейший восторг:
- Дружище, ну ты даёшь! Ты мастер десертов! Вино и красивое блюдо собственного приготовления – понятно теперь, в чём твой секрет соблазнения! – смеясь, его гость устроил на местах и готовые бокалы, на дне которых соблазнительно плескался виноградный напиток. – Погоди, а где девушка? Мы ведь решили, что это не ты! - разумеется, Ческо был бы рад последовать совету и действительно угостить потрясающим ужином симпатичную американскую девицу, но реалистично понимал, что с неба голливудская красавица, увы, не свалится.
К счастью, Эдо, очевидно, догадался пощадить чувства своего приятеля, потому что отказался от роли соблазняемой красотки. Вместо этого он предложил на животрепещущую вакансию одну из своих кошек.
- Чего? – у бедного ученика отвисла челюсть. Обезумевшими глазами он обвёл приготовленные яства, алкоголь и вряд ли согласное на неожиданное свидание животное. – Но кошка не будет есть такое! И вино она не будет пить! Как же так, моя девушка не будет пить вино?.. И что, мы даже не потанцуем?.. – казалось, Франческо совсем приуныл и расстроился от печальных перспектив, но тут одно коварное озарение мигом перебросило его настроение на другую эмоцию. – Погоди-ка, погоди!
Итальянец вскочил с дивана, едва не подпалив рукав собственной рубашки. То ли северный подлец над ним весьма тонко издевается, то ли пытается вывести своего друга на чистую воду - неизвестно, что в данном случае правда и что предпочтительнее посчитать за правду.
- Ты же говорил, она считает себя котом! – теперь Ческо был страшен, потому что каждый итальянец страшен даже в совсем небольшой степени ярости. Или смешон. – Ты что это, пытаешься мне подсунуть мужика на свидание, да? Да ещё как упорно! Ты зачем это делаешь, хитрец?! Я уже говорил, что нет у меня никаких отклонений! Ты за кого меня принимаешь, отвечай!

+1

8

- Ну-ну, мороженое она как раз-таки съест с удовольствием! А с фонданом я ей помогу или сам добавку съешь. - Эдгардо улыбался, поглаживая свою любимицу, и совершенно не подозревал о предстоящей буре. Услышав про танцы и завидев печальную мину товарища, он беззлобно рассмеялся. - Ну с танцами тут и правда проблема. Это мы оставим на сле... - Но он не успел договорить. Из-за резко подскочившего Франко кошка пулей улетела с дивана, умудрившись при этом расцарапать руку своему хозяину. Даже мирно спавший Мефисто умчался вслед за подругой, ну или другом, на кухню, куда подальше от скандала. Хоть их хозяин и был итальянцем, а всё же северным - чуть менее эмоциональным. Да и к его внезапным выпадам кошачьи хулиганы уже почти привыкли, тогда как чужие люди так или иначе вызывали у них опасения.
- Ты чего это? - Эдгардо от неожиданности даже отпрянул назад, упёршись спиной в острый угол старого трюмо. Хорошо, что его очередные раны от самобичевания уже зажили, потому что деревянный край как раз впивался в одну из них, а пачкать хорошую рубашку кровью совершенно не хотелось. Тем более, что следующий поход в химчистку у Эдо был запланирован только через неделю!
- Да какая ж разница? Она же кошка! - Немного придя в себя, итальянец попытался перекричать обезумевшего друга. А услышанное после так и вовсе огорошило его.
- Что? Что я делаю?! Помогаю тебе! Как за кого?! За друга своего!
Гардо заморгал и заткнулся, нехорошо прищурился, скрестил руки на груди и крепко сжал губы, аж циркуляр болезненно врезался шипом в кожу. Это означало, что мужчина думал и думал о чём-то чрезвычайно серьёзном, будучи при этом задетым за живое.
И тут он сам совершенно внезапно подскочил со спинки дивана, чудом не свалив с него же тот самый поднос со свечами. Как никак, а опасно, пожароопасно.
- Да пошёл ты на хуй, грёбаный кретин! - Спрыгивая на пол, взорвался северянин, активно вскидывая руки в агрессивных жестах. - Отклонений  у тебя нет, говоришь? ДА ТЫ САМ - ОДНО СПЛОШНОЕ ОТКЛОНЕНИЕ, ФАНАТИК ХРЕНОВ! - Возопил Гардо не своим голосом, аж соседи не выдержали словесного столкновения двух итальянцев и застучали чем-то по батарее. Пришлось стать чуть тише, но это не уменьшило пыла разгневанного северянина.
- А ты знаешь, кто твой "дружище"?! А?! Грёбаный богохульник! Вот кто он! Дьяволопоклонник, сношающийся в полнолуние с девственниками посреди кровавой пентаграммы из козьих и бараньих голов! ДА-ДА! Я ГЕЙ! ЯСНО?! БЕЗБОЖНИК И УРОД! А ТЕПЕРЬ ПРОВАЛИВАЙ НА ХРЕН ОТСЮДА, УРОД ХРИСТИАНСКИЙ! ЧТО?! В Аду буду гореть за это?! Да я рад там оказаться буду, вдали от вас, придурков грёбаных! Жаль только, что там холодно, ага! Ничего, такие же аморальные отродья, грешники и прочая шелупонь мне поможет согреться! ВЕДЬ МЫ ЖЕ БУДЕМ ТРАХАТЬ ДРУГ ДРУГА В ЖОПУ И ПРОЧИЕ МЕСТА! - Эдо так орал, что аж голос сорвал. Словно пытался докричаться без микрофона до каждого своего фаната в самом дальнем углу многотысячной толпы на огромном культовом метал-фестивале по типу Wacken Open Air'а.
Схватив бутылку вина, мужчина сделал несколько жадных глотков с горла и откашлялся, потому что умудрился подавиться. Вытер подбородок и рот тыльной стороной левой руки, взирая на друга уже не разгневанными, а разочарованными глазами.
- Да пошёл ты... - Обиженно отмахнувшись, он вышел из комнаты, на ходу бросая ворчливое, - грёбаный Кьеричекка. - Нацепив сланцы, Эдо в таком пафосном одеянии прямо с бутылкой в руках и покинул квартиру, разочарованный во всем мире разом. - Чёрт, как знал, что хрень какая-то. Что что-то тут не то. НО, ЧЁРТ ВОЗЬМИ, НЕ ДО ТАКОЙ ЖЕ СТЕПЕНИ!
- Хватит орать уже на своём ёбаном албанском, кусок дерьма! - Проорал кто-то из соседей, высунувшись в дверь двумя площадками выше.
- Не албанский, а венетский диалект итальянского языка! Прекрасный красивейший язык, мать вашу! - Остановившись посреди лестничной площадки, Эдгардо гордо выкрикнул в ответ на английском, задрав кверху голову.
- Да хоть язык самого Иисуса Христа! Заткнитесь уже!
- Тьфу, - сплюнув сгоряча, Эдо побежал по лестнице вниз, продолжая ворчать на родном диалекте. - Помогаешь, помогаешь, хочешь, как лучше. Последний цент ради земляка готов отдать! А он! Везде сплошные уроды. Как же вы меня достали, жалкие рабы какой-то глупой мифологии!
Бомбануло, так бомбануло...

ооф: х))))

+1

9

Одному Богу известно, какой реакции ждал от своего друга Ческо в ответ на всплеск своего праведного гнева. Даже он сам не был точно уверен, что именно рассчитывал услышать.
А ведь ему было нужно совсем немного. Его болезненное сознание жаждало услышать противоположные убеждения – мол, ничего подобного у хозяина квартиры и в мыслях не было, ничего и рядом стоящего Эдо не мог даже предположить о своём итальянском друге… Франческо вновь извинился бы за необузданную вспыльчивость, и оба мужчины устроились бы пить разлитое по бокалам вино, которое терпеливо дожидалось их, соблазнительно поблескивая в свете восковых свечей.
Один Господь понимал, как важно было для Джаккерино, чтобы никто, ни единая живая душа, а уж особенно его единственный друг в неприветливой чужой стране – никто не заподозрил и тени той мерзкой, греховной стороны итальянца, которую он старательно подавлял в себе, как горбун, тщетно пытающийся скрыть собственное уродство, с надеждой заглядывая в глаза людей – я ведь нормальный, я ведь такой же, как вы, правда?..
Однако всё пошло не так. Всё пошло совсем не так.
- Я – фанатик? – католик возмутился пуще прежнего, уж очень ему не нравилось, когда в горячий спор примешивалась религия. Он уже собирался отбить выпад парочкой красноречивых фраз, но последовавшие за обвинениями эмоциональные признания разом лишили его и дара речи, и способности трезво размышлять.
Богохульник? Дьяволопоклонник? Гей?!
Вот теперь Франко был совсем на себя не похож. Совершенно растерявшись, он так и стоял в ступоре, непонимающе моргая тёмными глазами, изо всех сил тараща их на своего товарища. Может, он и был глубоко религиозным человеком, даже слегка фанатичным, но в разговорах тему религии никогда не поднимал, и уж точно ему ни за что не пришло бы в голову обвинять друга в безбожности и, не дай Боже, дьяволопоклоннической анархии. Да, для самого Ческо связь с Небесными Силами, с Пресвятой Девой была особенно важна, именно сейчас – сейчас, как никогда прежде. Когда твоя сестра несколько недель не приходит в сознание, больше ничего и не остаётся, кроме как надеяться, верить и умолять о помощи хоть кого-то. Надо же человеку во что-то верить, когда все реальные средства уже испробованы?
Но даже эти заявления Джаккерино мог забыть после взаимных извинений и примирительного бокала вина, как это водится в чудесной южной стране. А вот мысль о том, что его случайно обретённый в Штатах приятель – гей… эти слова не так-то просто стереть из памяти.
Глаза Франческо округлились ещё больше, готовые вот-вот выскочить из орбит. Окидывая взглядом Эдо, этого забавного дредастого чувака с по-северному светлыми очами, он с трудом верил в то, что слышал. Он – гей? Тот самый дружище, который только что учил его соблазнять девушек? Когнитивный диссонанс, настигший несчастного гостя, достиг наивысшей стадии. Да этого же просто не может быть!
Странно, но Ческо никогда не испытывал настоящей ненависти к геям. В отличие от большинства гомофобов, он вовсе не считал, что «голубые» мужчины позорят саму мужскую природу, просто… просто это противоестественно. Это неправильно. Это грех. Так нельзя.
И вот один из таких грешников стоял сейчас перед ним, во всю мощь своих лёгких разглагольствуя о разочаровании – в чём? Вере, Господе, людях, Франческо Марии? Всём сразу? Поражённый в самое сердце полученной информацией, сбитый с толку, раздавленный словесными ударами, ни один из которых он так и не отбил, католик проводил взглядом друга и даже после его ухода резкого ухода несколько секунд стоял на месте, не двигаясь, вслушиваясь в эхо удаляющихся шагов. А затем схватил оба бокала, не понимая, что вообще происходит, и залпом осушил оба.
- О, Мария… - выдохнув, гость неловко выронил пустые бокалы на диван и пулей вылетел вслед за мужчиной.
- Эдо! Дружище! Стой! Подожди, ради… - чуть было не ляпнул «ради Бога», но прикусил язык, - ох, просто подожди!
Догоняя неформального гея, Ческо решительно схватил его за плечо, будто боялся, что тот, наоборот, рванёт прочь.
- Прости меня! Прости, прошу тебя! – с чувством и искренностью человека, залпом вкатившего в собственное нутро два бокала спиртного, Франческо принялся бурно каяться в содеянном. – Умоляю, Эдо! Я не… Да я и подумать не мог! У меня и в мыслях не было тебя обидеть! Клянусь, я ничего такого не имел в виду, прости, дружище! – казалось, он был в шаге от того, чтоб упасть на колени, такое глубокое отчаяние сквозило в его взгляде.

+1

10

Заслышав вопли своего южного земляка и топот его шагов по лестнице, Эдо заворчал с новой силой на своём родном диалекте, жестикулируя руками и норовя расплескать вино, оставшееся в бутылке на три четверти. Так что рьяный католик мог расслабиться, всё равно не поймёт всё красноречие, обращённое в его сторону.
С каждым приближающимся шагом Эдгардо ускорялся, а почувствовав крепкую хватку на своём плече, резко дёрнулся, высвобождаясь и оборачиваясь. Уставившись на Франческо Марию со вновь возросшей злобой внутри себя, Торрегросса не мог понять рад ли он, что ещё недавний друг побежал следом или всё-таки был уверен, что Ческо теперь даже и видеть его не захочет, разочаровавшись в таком низком падшем человеке.
- За что тебя прощать?! За что именно, скажи мне, я должен тебя простить? А?! - Внимательно выслушав безудержный поток мольбы, он и сам "взорвался" следом. Только иного рода эмоциями. Удивительно, Эдо уже и не помнил, когда в последний раз ТАК бурно злился на кого-то, исключая семейные разборки и недопонимания по части выбранного им жизненного пути, конечно. И то ему приходилось по большей части помалкивать - не станешь же "орать" на родителей своих родителей и самих родителей, уважение к старшему поколению Раньери было привито безукоризненно. А орать, ну потому что любая итальянская ссора неизбежно сводилась к бурным крикам.
- Чего "такого"? А?! Чего ты там не имел ввиду?! Да ты ни черта не понял, мудак! - Он вытянул перед собой руку, увеличивая между ними расстояние и готовый в любой момент оттолкнуть земляка, если понадобится. А то мало ли полезет с примирительными объятьями. С южан станется.
- Чего ты там и подумать не мог?! Что тебя больше возмущает? Я никак не могу понять! Ты такой весь правильный, весь из себя примерный и раболепный христианин, то и дело вспоминающий господа бога и деву Марию всуе! И ты вот так готов простить мне то, что я сатанист-гей, оскорбляющий твою веру и всё прочее? Я вот только понять не могу, что для тебя страшнее - общаться с сатанистом или с геем? ХА?! Ты - странный, очень странный, чувак! Очень! Ты вообще слышал, что я тебе наговорил?! Или ты сейчас пытаешься вымолить у меня прощение, чтобы не стать грешным перед своим богом? Подставляешь другую щёку, да? Ну и лицемер же ты! Самому же поди противно даже рядом стоять и смотреть на меня, а? - Эдо покачал головой и цокнул языком. - Просто охуенная феерия, чуваак! Охуенная!

+1

11

Франческо Мария от души надеялся, что оскорблённый товарищ будет милостив, но Эдо, похоже, не был настроен на быстрое и безболезненное примирение.
- Успокойся же, друг! – Ческо эмоционально повысил голос, словно громкие децибелы могли лучше донести информацию. – Гей или сатанист или всё сразу – ты же мой друг! Мы же друзья?! Друзья, вот именно! Может, я и христианин, но не значит же это, что и ты обязан жить по христианским канонам, если ты этого не хочешь! Религия – личный выбор каждого человека. Я сделал один, ты сделал другой – ну и что же с того? Разве мы от этого стали худшими людьми?
Ческо с трудом верил, что действительно всё это говорил, да ещё и с такой искренностью, приправленной чисто итальянской горячностью. Прежде ему практически не встречались не то, что сатанисты, но и атеисты, всё же южная Италия – весьма религиозный регион. Другое дело, что многие из тех, кто гордо причислял себя к христианам, бывали в церкви разве что раз в год, а для тех, кто всё-таки посещал службы, походы в церковь были не столько религиозным явлением, сколько социальным… Но атеистов, особенно воинственных, среди знакомых Джаккерино не было, и, как любой человек ко всему необычному и незнакомому, он относился к таким людям с осторожностью и лёгкой долей подозрения.
Пожалуй, атеистов опасаются из-за того, что кажется, будто человек, не живущий по Божьим заповедям, не имеет никаких моральных установок вовсе. Эдгардо, кем бы он ни являлся – атеистом, сатанистом, ЛГБТ-истом, поклонником макаронного монстра – доказал, что такое мнение ошибочно, что христиане здорово заблуждаются в своих предрассудках.
Гей… ну, что же. Сексуальные предпочтения у людей ещё более разнообразны, чем религиозные! Противоестественно или нет, это выбор Эдо, наверняка осознанный и, стоит отдать ему должное, не самый лёгкий; кроме того, он волен строить свою жизнь, как пожелает, особенно личную, с женщинами или мужчинами – какая разница?! Разве хоть одному итальянцу придёт в голову ссориться с другом из-за того, что тот в постели со своей женой предпочитает «задний ход» «переднему»?!
- Ты прав, я, видимо, действительно странный, последнее время часто слышу такое в свой адрес, - признался Ческо с улыбкой, - но будь мне противно стоять рядом с тобой, разве бы я здесь стол? Я не перед Богом извиняюсь, Эдо, а перед тобой, мне твоё слово важно. Я хочу быть твоим другом, именно твоим, кем бы ты ни был, как бы себя ни позиционировал и кем бы себя ни считал. Меня, вопреки всему, что ты надумал, не смущает твоя религия и ориентация.
Франко лишь опасался теперь, что сам товарищ не захочет водиться с верующим католиком – ведь неспроста он уже так негативно отреагировал…
- У тебя тут винишко, - гость расплылся в лукавой улыбке и кивнул на бутылку, - может, вернёмся и всё-таки отметим мой успех? И подкрепиться не мешает. Между прочим, там ещё играет музыка! Признайся, ты уже небось давно не слышал наших национальных мотивов, а? Да здравствует Италия! Пойдём, дружище!

+1

12

Чем больше Франческо Мария говорил, тем мягче становился настрой Эдгардо. Он действительно начал успокаиваться, расслышав сквозь гнев и непонимание слова недавнего друга. Южанин даже сумел удивить его в какой-то мере - давно Гардо не слышал подобных разумных речей от не то, чтобы от рьяного праведника, а даже от обычного показушника-католика, который брызжет слюной, ударяя себя в грудь кулаком, что он истинный католик, христианин и всё прочее в том же духе, а сам ничего в этом не смыслит даже. Федерико Раньери Эдгардо Торрегросса ещё как смыслил, зря что ли всё детство и юность угробил на это, чуть не слетев с катушек. И был рад в своё время осознать, что вся религия с её заповедями и священными ритуалами, которые им, детям, вдалбливали чуть ли не насильно и которыми постоянно пугали, всего навсего пустышка и обман. Он прекрасно помнил, как в воскресной школе учителя-наставники и священнослужители с восторгом и священным трепетом умело манипулировали неокрепшими детскими умами, податливыми словно мокрая глина, как выдумывали невероятные истории про невероятные спасения, исцеления и прочие вещи, и как они, дети, восторженно слушали, впитывали весь этот бред, как губка, укрепляли свою веру в несуществующие высшие силы и увеличивали ещё больший благоговейный страх, будучи ужасными грешниками. Он прекрасно помнил и ту историю про одну из девочек из их группы, которую якобы уберег Бог от аварии. И как он сам, будучи десятилетним пацаном с восторгом поверил в это чудо. И как уже будучи взрослым думал о том, как же всё это нелепо и как же очевидно мошенничество - наговорить-то детям без каких-либо доказательств можно, что угодно. Ведь они запомнят, создадут в своём разуме собственную картину да так и вырастут с этим, будучи искренне убеждёнными в правоте всей этой ереси только потому, что это всё когда-то было успешно вбито в их податливые сознания. И так со всеми религиями вне зависимости от богов и их проповедников. Никаких доказательств. Одна сплошная болтовня и выдумки. А всё почему? Да потому что из людей выращивают тупое и слабое стадо, чтобы можно было управлять ими, наживаясь деньгами и прочими благами, чтобы они теряли веру в себя, становились слабыми и затравленными, шли в церкви, несли деньги и так до бесконечности. А заодно, чтобы превращались в ярых ведомых и управляемых фанатичных солдат, которых можно было бы обратить в нужное время и нужный час против еретиков. Всё всегда создаётся лишь с тем, чтобы властвовать, уничтожать неугодное и контролировать ведомую массу. Благо всё-таки в каждом столетии находились люди, которые понимали, что всё это - бред, лицемерие и коррупция. Ладно, из ныне существующих, например, буддизм и тот же сатанизм он мог бы выделить, как религии, направленные во благо и саморазвитие, но никак не управление массами и уничтожения их воли, разума, сущности. Хотя возможно и в этом он ошибался, ведь он не был в курсе всех их заповедей. Но вот ярых верующих Эдгардо понять не мог. Конечно, были и те, кто видел эту грязь, но продолжал служить и верить. Такими были, например, почти все его родственники. Эдо же не мог понять, почему люди ищут иллюзорное спасение в чём-то, чего нет и не может быть, вместо того, чтобы воспитывать себя внутри. Все эти религии - очередные мифологии. Но почему они до сих пор имеют место быть в цивилизованном обществе, где уже давным-давно развита наука? Это нелепо и смешно. И ведь это бич человечества, который ведет лишь назад. Уж так он считал. Все эти отголоски прошлого всё ещё держали его в некоторой клетке, как бы он не боролся - иногда он срывался - подсознательно ловил себя на каком-то детском страхе, что грешен, что там где-то и правда кто-то есть, что нельзя так поступать и прочая ерунда, которая была втравлена в него и которая чуть было не довела его до ручки. Долбаная психология манипулирования. На этом всё и держится - успешное программирование с чистого листа - с детского разума. Попробуй потом искорени из себя чужие взгляды и бредни, когда будучи очень впечатлительным ребёнком с нестабильной психикой, растущим под непомерной тяжестью обязанностей и нагрузок в тяжёлой окружающей и семейной обстановке, чуть не тронулся на этом умом. И это очень бесило Эдгардо, говоря о том, что он всё ещё слаб и что всё ещё не освободился полностью. Но как можно освободиться от безумия, когда ты изначально безумен, и это самое безумие раскрывалось именно в этом русле. Он считал, что все люди - сумасшедшие. Все, без исключения. Просто все они делились на отдельные группы, но сейчас это совершенно иная тема.
- Что же тогда ты так остро реагируешь и уже не первый раз, когда речь заходит о "неправильной" ориентации в любом её виде? То в первую нашу встречу, то сейчас и неоднократно. Знаешь, по тому, как ты себя ведёшь, как срывается твой голос, я заподозрил что-то неладное. А теперь я только убедился, что ты Кьеричекка. И в отличие от тебя, я - натурал чистой воды, но мне совершенно всё равно какая там у тебя ориентация или ориентация у моей кошки. Вся твоя проблема в том, что ты слишком зациклен на том, что это грех и что это неправильно. Только вдумайся! Ты живёшь по каким-то иллюзорным текстам, которые писали и переписывали кто-то там тысячи лет назад! Да это же мифология чистой воды и книги, как орудие тех лет, чтобы властвовать и контролировать стадо людей. И я не понимаю тех, кто так издевается над собой, кто так ненавидит себя, чтобы НАСТОЛЬКО следовать тому, что идёт во вред. Ведь ты же ненавидишь сам себя. Наверняка же презираешь. Ты тогда сказал, что человек может, нет, что он должен выбить этот грех из себя! Значит, ты это с собой и сделал. Я помню твою интонацию, твои жесты и то отчаяние, страх в твоих глазах, что я что-то заметил. Но чем дальше в лес, тем всё становится яснее. - Эдо говорил всё это уже спокойно и серьёзно. - Чувак, не уничтожай себя и свою личность. Ты таким родился. Что ты делаешь с собой, а? Это похоже всё на вопли фанатиков "ведьма, сжечь её!". Мне тоже всё равно какой ты придерживаешься религии, но мне жаль, что ты так поступаешь с собой. - Он покачал головой и похлопал Франческо Марию по плечу, глядя на него снизу вверх серьёзным взглядом человека, который хочет помочь другу, но не может и понимает, что всё это тщетно. - И да, прости, если я сейчас задел тебя и оскорбил твои чувства. Скорее всего так оно и есть. Я тоже во всём этом купался. Я знаю какого это. Вот только, если тебе всё это помогает, меня оно чуть не уничтожило. - Усталость в голосе и глубокий вздох. - Ты даже не представляешь каких усилий иногда мне стоит даже сейчас не сойти с ума из-за призраков того религиозного прошлого, которым было богато моё детство и юность. Не представляешь, не знаешь и не узнаешь. - Хотя никогда не говори "никогда". Кто знает, может в какой-нибудь очередной отчаянный приступ Эдо и проговорится, вцепившись в плечи друга не в силах уже бороться сам с собой в одиночку.

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-06-08 22:58:32)

+1

13

Вот теперь Эдо успокоился – во всяком случае, он звучал значительно спокойнее и рассудительнее. Ческо перестал бояться, что друг вот-вот сорвётся с места и исчезнет где-нибудь на горизонте. Вспыхнувший конфликт угас, превратившись в серьёзный разговор.
Услышав в свой адрес страшное для себя прозвище, католик так и полыхнул эмоциями, которые тут же отразились на его живописном в плане мимики лице, но среди них уже не было гнева или возмущения. Слишком логично и правильно рассуждал Эдо. Возмущайся, не возмущайся – он, очевидно, всё понял, и никакими клятвенными заверениями его просто так не переубедить. Поэтому Франко стало страшно, особенно когда товарищ заявил, что сам никаким геем вовсе не является. Уличённый мужчина настолько растерялся, что даже не нашёл слов возражения, так и застыл, беспомощно жестикулируя ослабевшими руками, как глухонемой. Выходит, Эдгардо – не гей. Зачем же говорил тогда об этом? Обманул или пошутил? Или это какой-то хитрый ход, чтобы вывести сидящего в крепком дремучем шкафу бисексуала на чистую воду? Что бы  это ни было на самом деле, Ческо напугало такое откровение. Что близкий друг подумает о нём теперь, раз уж докопался до истины?
Но тут бояться оказалось нечего. Дредастый неформал показал себя человеком с широкими и открытыми взглядами, а также сознанием, не скованным рамками, ни общепринятыми, ни религиозными, да никакими вообще. И где-то в глубине души Франческо Мария от души позавидовал свободному счастливцу.
А его слова заставили «Кьеричекку» крепко задуматься. В отличие от большинства гомофобов он хорошо понимал, что ориентация – это не выбор человека, вопреки всему, что принято говорить и считать. Уж он-то знал, что действительно родился таким, что точно НЕ выбрал для себя такую участь! Какой там к чёрту выбор, если ему всю жизнь приходится фактически бороться с самим собой?! Рождённый вечно вести отчаянную внутреннюю борьбу, Ческо не мог понять, чем является его ориентация в символическом смысле – наказанием, ниспосланным свыше, или испытанием на жизненном пути? Но ведь не мог он так нагрешить ещё в утробе матери, чтобы заслужить такую жестокую кару?! А испытание, которое выпадает на человеческую долю, чтобы, как полагается, сделать его сильнее, не может и не должно длиться всю его жизнь! В общем, в католическую голову закралась крамольная мысль, что, вообще-то, врождённая бисексуальность – нехилая подстава со стороны Высших Сил, что как-то это, если подумать, совершенно не честно. Что это ещё за испытание такое? Почему именно ему, Франческо Марии? За что?
Джаккерино, осознав, куда заводит его поток собственных мыслей, быстро их прервал, но решил на досуге потолковать об этом наедине с собой более обстоятельно.
- Я просто пытаюсь жить нормальной жизнью, - тихо ответил Франко, более не отрицая перед сообразительным другом своей тёмной стороны, - просто, понимаешь, это противоестественно. Я должен быть выше этого.
С другой стороны, почему это противоестественно, если люди такими рождаются? Ведь вполне нормально, что у кого-то от рождения рыжие волосы, кривой нос, всяческие внешние дефекты или внутренние патологии, и ведь люди это принимают в себе, и живут с этим, и многие даже счастливы. Почему и эта патология не может быть такой же естественной, как отклонение в развитии костей? Но нет. Не может.
- Всё в порядке, дружище, мои чувства не так просто оскорбить, как кажется, - Ческо широко улыбнулся на короткий миг.
Загадочные призраки прошлого, о которых заговорил Эдо, заставили итальянца обеспокоенно нахмуриться. Чего и говорить, религия может сильно повлиять на неокрепший детский разум и иногда не в самом лучшем смысле. Только не религия как таковая здесь виновата, ведь, по большому счёту, религия – это и правда собрание священных писаний и вращающихся вокруг них легенд. Не ислам виноват в террористических атаках, и не христианство виновато в преследовании еретиков. Виноваты люди, которые это делают. Во всём виноваты люди, но не абстрактные убеждения. Именно люди, способные эти убеждения исказить и передать в отвратительно превратном смысле.
- Я рад, что ты не позволяешь этим призракам следовать за тобой напрямую, - сочувственно отозвался Франко, а затем крепко обхватил своего чудного итальянского друга за плечи и настойчиво потащил в сторону квартиры, - смотри на небо! Сейчас дождь зарядит! Пойдём-ка укроемся внутри, о свечки погреемся…

+1

14

- Кто сказал, что это противоестественно?! Люди, которые сами этого не понимают, вот и всё! - Эдгардо нахмурился, вновь возбудившись от волнения. Его так и накрыли с головой эмоции. Но он уже был стиснут в дружеских объятиях и его подталкивали к лестнице в подъезд.
Гардо этому совершенно не сопротивлялся.
- Да много ли тепла от свечей?! - Рассмеялся он вдруг нервным смехом.
От большого количества свечей да в замкнутом маленьком пространстве становится и впрямь адово, кислород ведь выгорает, жар накапливается, становится душно и вообще ужасно. И дышать толком не чем. А в его квартирке, особенно в комнатушке да при такой-то погоде только и приходится, что всё время держать все окна на распашку. Вообще Гардо любил прохладную погоду, и северная Италия этому вполне способствовала. Там сейчас и вовсе сплошные туманы да дожди, лепота. А вот Франческо Марии наверняка не понравилось бы в Вероне, ему поди и здесь холодные ночи не по душе, зато вот жаркие денёчки вполне себе.
Торрегросса скосил взгляд на друга (теперь-то уж ясно, что такими противоречиями и глупостями их зародившуюся дружбу не разрушить, и это не могло не радовать). Пришлось задирать голову, но делать это максимально незаметно. И чего ж он такой маленький для северянина, а? Что даже южанин настолько выше! Ну где справедливость? Эх.
- А знаешь, я вот считаю, что чистых гетерастов не существует. Нет, ну правда... - Немного смущённо заговорил он вдруг и рассмеялся, нервно потеребив свой затылок, забравшись пальцами свободной руки между светлорусыми, почти блондинистыми (выгоревшими на солнце-то) дредлоками. Во второй руке всё ещё была бутылка початого вина, он мотнул ею, глядя как и без того колеблющееся из-за ходьбы и жестикуляции красное вино превращается в маленькое море с бушующим локальным штормом.
- Вот геи и лесбиянки чистые в своих предпочтениях. А все остальные. От природы человек либо бисексуален, либо гомосексуален. Ну, я так считаю и всегда считал. А может я просто сам бисексуален, поэтому и придерживаюсь такой теории. Хрен его знает. Как говорится, пока не попробуешь, не поймёшь, ахах. - Эдо усмехнулся, задрал голову, чтобы взглянуть на Ческо. При этом пришлось отстраниться, буквально облокотиться на его руку, а то ж так недолго и носом по чужому подбородку съездить да с его-то строптивостью со всей силы. - Так что расслабься, чувак. И поменьше парься над своей бисексуальностью, и будет тебе счастье - нормальная жизнь. Во всём, в любом вопросе главное принять себя. Принять и понять. - Он широко улыбнулся и всё ж вырвался из хватки товарища и бегом попрыгал через ступеньку вверх, разминая ноги. Ботинки с их мощной подошвой выступали в роли отличных утяжелителей для мышц.
- Фондан уже не фонтан. - Печально выдав с очень красноречивым вздохом, предвкушая уже остывший и затвердевший десерт с поплывшим мороженым, Гардо распахнул дверь в свою маленькую холостяцкую квартирку и влетел в коридор. Поставил бутылку на пол и начал распутывать шнурки, - как еще только не зацепился и не полетел носом со ступеней, - скинул ботинки и протопал на кухню.
- Слушай, тащи сюда это говнище, сейчас погреем в микроволновке! Не для того я парился, чтобы какой-то шоколадный кекс вместо фондана жрать. - Сверкая своей белозубой, почти голливудской улыбкой, обратился он к Ческо и скрылся в ванной комнате - сполоснуть руки. - Не знаю, как ты, а у меня настроения уже учить тебя клеить дамочек нет. Ты и сам неплохо справишься, когда припрёт - полотенце на полу чего стоит! В импровизации и воображении тебе не занимать, а это нравится многим девушкам. Так что не пропадёшь. - Крича из ванной сквозь шум воды, Эдо улыбался. А ведь он собирался отправится потом с Ческо на улицу, в рейд, так сказать. Чтобы парень уже на практике опробовал своё пик-ап мастерство в итальянских традициях. - Я хочу жрать. Как смотришь на чисто мужицкий вечер? Без всяких вот этих французских десертов и вина? - Вытирая на ходу руки полотенцем, северянин появился из ванной, благо всё было на площади в несколько квадратных метров, так что кухня вела в ванную комнату. - У меня там ещё целая кастрюля пасты и куча пива! А то и вообще вискарь можно! Да, лучше вискарь, от пива потом такая тяжесть в желудке, бродит всё - не люблю это ощущение, но всё равно держу под пиццу, ахах. Вином разгонимся, вискарём догонимся! И посмотрим что-нибудь убойное, а то и погамаем! Давай-ка в шутер какой, а?

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-07-27 00:15:38)

+1

15

В словах Эдо была определённая логика – много тепла свечи не дадут, но всё лучше, чем торчать под промозглым небосводом!
- Ничего, нам хватит! – оптимистично заявил неунывающий Ческо, уже позабывший о своих бисексуальных невзгодах. Хорошо иметь память, хранящую только позитивные воспоминания! – А не хватит свечек – вино согреет!
Вино и кофе – два самых важных напитка в жизни каждого итальянца, и оба, как известно, отлично согревают и сближают компанию. Самое время этим воспользоваться!
Но нет, северный товарищ упорно вцепился в тему нетрадиционной ориентации. Франческо Мария вздохнул и хотел было вернуться в горячую полемику – правда, на сей раз более сдержанно – но смущённый вид Эдгардо его здорово озадачил, так что слова возмущения застряли в горле. Он уже понял, что дружище-земляк ни в коем случае не пытался его поддеть или разоблачить – Ческо сам успешно спалился в своей грешной сущности, глазастый приятель лишь сопоставил очевидное. А теперь, несмотря ни на что, пытался его поддержать. Поддержка – да, как ни странно, но этого-то Джаккерино здорово недоставало в кое-какой области. И, проглотив так и не высказанные слова, он выпалил новые, улыбаясь:
- Ты говоришь, как доктор Фрейд! Но если все люди бисексуалы, большая часть из них уж слишком хорошо притворяется гетеро! – либо сдерживается, как вынужден несчастный католик. Но мысль, кстати, интересная, уж Фрейд-то кое-что понимал в сексуальной психологии человека…
Принять и понять… легко сказать! Ческо опять разинул рот, но перехваченный взгляд собеседника и будущего собутыльника заткнул его лучше всяких кляпов. Итальянец моментально вспомнил, где, а, вернее, у кого он встречал глаза точь-в-точь такого же оттенка. Вот это да… вот это совпадение! И как он раньше не обращал внимания? Надо ж так, ну просто один в один! Хотя стоит ли удивляться – многие северяне щеголяют со светлыми глазами, просто Франческо такой типаж попадался крайне редко на калабрийских улицах… но Эдгардо ни додумать мысль, ни полюбоваться вдоволь не позволил, шустрый дредастый гном!
- Куда?! – ахнул Франко, очнувшись от гипнотического транса, и, громко рассмеявшись, рванул следом за другом. – Меня подожди, торопыга!
Не успели мужчины переместиться в квартиру, а её хозяин уже принялся раздавать указания. Чувствуя себя поварёнком на подхвате у европейского шефа, Ческо подхватил тарелки с и впрямь мутировавшими в жутковатых кулинарных монстров десертами.
- Так точно, сеньор! – чудом не наступив по дороге на бутылку и кошку, гость торопливо прошествовал на кухню. – Сейчас мы реанимируем твой шедевр, не переживай! – продолжая веселиться, он облизнул палец, испачканный в мороженом, параллельно прислушиваясь к доносящемуся из ванной голосу.
- Так значит, я ещё на что-то гожусь! – обрадовался мужчина похвале, ярко представляя разложенное на манер ковра полотенце, которое до сих пор там и лежало, притворяясь изящным элементом декора. Перспектива кадрить американских дамочек в сегодняшний вечер его тоже не радовала – боевой запал утих, да и погода наверняка разогнала всех симпатяжек по домам… Выдохнув с облегчением, он с энтузиазмом откликнулся на предложение более плотного ужина, чем бедные забытые кексики – желудок, в котором теплился только выпитый бокал вина, был готов заурчать от отчаяния и опустошения.
- Это точно! Настоящий мощный ужин нам не помешает! – паста под вино – что может быть чудеснее?! А тут ещё и виски на горизонте нарисовался! Раз уж соблазнять девчат не придётся, можно и позволить себе выпить! – Вообще виски – крепковатая для меня вещица, но надо же иногда расслабляться! И постреляем, я такую игру знаю, дружище!..
Вскоре тарелки из-под пасты опустели, а вот бокалы с алкоголем только наполнялись и наполнялись. По традиции итальянского юга, за едой рождаются самые лучшие разговоры, а уж за распитием спиртного!.. Ческо принялся делиться весёлыми историями из студенческой жизни, доказывая ими, что будущие экологи в перерывах между экзаменами умеют неплохо развлекаться.
- Единственное, с чем мне никогда не везло на первых курсах – это девушки! – эмоционально посетовал мужчина, всплеснув руками, картинно подчёркивая свои слова мимикой. – Да я как будто зачарован был! У тебя небось не было с этим проблем, а? Ты, судя по всему, тот ещё умелец!
О том, что причиной тотальный неудач на личном поприще в те годы был один светлоглазый северный студентик, Франческо Мария благоразумно промолчал. Вместо этого он просто присосался к своему стакану, периодически бросая взгляды в адрес таких похожих, таких изумительных светлых глаз итальянца уже намного более реального, не из прошлого, а из настоящего, и сидящего сейчас напротив.

+1

16

Истории у экологов и впрямь оказались занятными. Эдо посмеялся от души, умудрившись вставить в пулеметную литературно-итальянскую очередь и своих несколько кор. А то же два итальянца во время принятия традиционной национальной пищи с традиционным вином, после которого идёт уже американский крепенький виски, это вам не это, это вам не то!
- Ну, значит, на следующих годах девушки были ж? Ну, на первых не всем везёт. - Ческо что-то сказал, но Гардо пропустил мимо ушей, занятый активной мыслительной деятельностью, пытаясь припомнить собственные победы на личном фронте. Между делом он обновил пузатые стаканы, закинул себе один кусочек льда - а то слишком быстро тает и превращает виски в разбавленную лабуду - и, почмокав, с удовольствием опрокинул в себя свежую порцию.
- Хотя на первых курсах как раз и начинаются все приключения. Абсолютная свобода, никакого контроля семьи, житуха в общаге, новые друзья, город, места, лепота! - Он захрустел льдом и улыбнулся. - Ну, по-крайней мере, у меня так получилось. - Несмотря на разверзнувшийся за тёмным окном ливень, на улице по-прежнему стояла ужасающая влажная духота. Ни намёка на прохладу. И это ночью. А кондиционер в квартирке Эдгардо не работал, да и не любил он все эти искусственные запахи, охлаждение воздуха и прочие штуки. Психологическая шняга, даже дышать тяжело было. Так что приходилось выкручиваться подручными средствами. Для начала пришлось переодеться. Еще, когда паста грелась в микроволновке, Эдгардо быстро сменил свою пафосную чёрную рубашечку на менее пафосную, но тоже чёрную майку-алкоголичку, а штаны на длинные шорты и был счастлив. Он даже предложил Ческо переодеться, и если футболка на нём ещё худо-бедно висела в ширину и плечах, но была короткая по длине, то вот бриджи спадали и казались короткими, что пришлось подвязывать, и это было очень смешно, из-за чего коротышка-атлет не упускал возможности лишний раз поржать над охренительно соблазнительным видом своего товарища, мол, в таком только девиц и клеить.
- Моя семья очень уважаемая и консервативная. Чересчур уважаемая, отчего у меня сейчас проблемы с этим, но да неважно! Поэтому попав в универ, я попал на свободу. А то же представь себе, церковный хор, репетиторы, уроки классической гитары и фортепиано, языки, науки, вечно быть первым в классе, мажоры одноклассники, готовые друг другу за спиной глотки перегрызть, кароч богатым быть тяжело. Поэтому я в старшей школе сбегал на окраины Вероны и играл на акустической гитарке различные рок и метал хиты, пока не наткнулся на альбом одной культовой греческой группы. В общем там долгая история, в того, кем я стал сейчас, я начал превращаться именно в шестнадцать-семнадцать лет. И с нетерпением ждал поступления в универ, ведь так я мог уехать от своей семьи и всех этих оков. И, слушай, да, с девчонками попроще стало. Так-то на примете моей бабушки была одна выгодная для меня партия - бизнес, все дела - и собственно я был, считай, помолвлен. В школе несмотря на свой рост я тоже был видным пацаном, несколько девочек письма мне частенько писали, но всё это очень несерьёзно, да и я особо ни с кем в классе не общался - не моё это было. Так что в Болонье я почувствовал себя на своём месте среди ребят разных социальных классов. Хотя первый секс у меня случился именно в Штатах. Тогда мне около шестнадцати что ли было. Пятнадцать полных, точно. Ездили к родне в гости, и я на улице познакомился с девчонкой, старше меня на года два-три. - Пока рассказывал, Эдо завязывал в хвост дредлоки, чтобы не так жарко было и чтобы не мешались. Поэтому сейчас его руки относительно оказались свободны, и начав красочное дальнейшее описание своей первой настоящей девушки, он активно зажестикулировал, вырисовывая контуры её потрясающей фигуры. - Габи, охренительно сексуальная мексиканка. Она такая высокая была, почти как ты. Вот есть у меня слабость на высоких девушек, а. Черт, ты бы видел моего кузена! Да он почти два метра, я ему в пупок дышу! Где справедливость ваще! Северянин, а ниже южанина и выходца из Рима! - Гардо аж подпрыгнул, вытягивая руки вверх, пытаясь показать гигантский рост Бальтазара. - Да он в потолок тут упираться головой будет, поди! Хм, кстати, пригласить надо бы его. Хотя не... не-не-не, в такую-то халупу, стыд да и только! - Эдо смешно мотнул головой и насупился, уставившись в лицо друга. Тот почему-то очень странно на него периодически смотрел, но северянин не обращал на это внимания. И чего это сейчас вдруг удумал? Впрочем, не долго он думал и снова забил, потянувшись к алкоголю. - Вообще я тоже так много не пью обычно. ЗОЖ, все дела. Хотя будучи младше такое в турах творили... - И он заржал, отмахнувшись, да чуть случайно не опрокинул бутылку на Франческо Марию. - Ох, прости-прости. - Хватая неудавшуюся разбуянившуюся беглянку, Эдо всё-таки справился с ней и обновил стаканы. - Кстати, когда ты музыкант, с девушками проблем обычно вообще не бывает, потому что всегда находится определённый контингент барышень, готовых выпрыгнуть из трусов. Но я таких не очень люблю, да и итальянское воспитание, сам понимаешь, не слишком позволяло пользоваться такими вот подарками. Чот я всё о себе да о себе! Рассказывай давай и ты о своей первой что ли для начала-то.

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-07-29 02:53:28)

+1

17

Атмосфера в маленькой американской квартирке, где расположились два разгорячённых алкоголем итальянца, здорово разогрелась, включая температуру воздуха. Ческо, конечно, у себя на юге родной страны всякого навидался – в Калабрии так порой жарит, особенно летом, что стёкла запотевают! – но приятного от такой погоды мало, как ни крути. Впрочем, любые невзгоды можно преодолеть, когда перед тобой вкусная еда, задорный алкоголь и весёлый друг! Переодевшись в смешную одежду с чужого плеча, в которой Франко смотрелся одновременно нелепо и забавно, он и сам то и дело посмеивался, ловя собственное отражение на стеклянной стенке стакана. Как хорошо, что затея с пик-апом девчонок улетучилась из мужских голов, потому что сейчас она бы точно провалилась!
А вот Эдгардо, несмотря на своё не слишком психологически уютное детство и невысокий рост, побил в глазах Ческо все рекорды. Цапнуть на улице мексиканскую красотку на несколько лет старше, когда тебе самому всего пятнадцать! Да ещё не так цапнуть, как это было принято в столь юном возрасте у ценящих традиционный культурный уклад и религиозных южан – какие там прогулки за ручку и робкие поцелуи в кино! Северный товарищ, очевидно, бил иностранных дам сразу наповал, в самое сердце, и на невинном миловании не останавливался!
- Серьёзно, в пятнадцать лет?! Вот ты даёшь! – Ческо весело взмахнул руками в жесте сдающегося партизана. – Нет, друг, мне с тобой точно не соревноваться! Ведь я сам не раньше универа, хе-хе… и то это вышло скорее случайно, - ну да, если считать алкоголь случайностью. Будущие экологи и впрямь знали толк в студенческом веселье.
- Да ещё и мексиканскую чаровницу на удочку поймал! – мужчина искренне восхитился другом. Он сам ещё не встретил лично ни одного жителя Мексики, но прекрасно представлял себе знойный южный типаж. Ух! На какую бы наживку Эдо не заманивал свою добычу, у него определённо было, чему поучиться.
- А, брось ты, не в росте дело! – Ческо замахал руками на товарища, который с возмущением предъявил парочку претензий матушке-природе, сформировавшей несовершенный облик. – Тебе ли жаловаться, ха-ха! Лучше представь, как твой кузен-великан бьётся головой о дверной косяк и скрючивается на чужой кровати! – кому из двоих северян повезло больше – ещё очень спорный вопрос! Вот Франческо Марии, пожалуй, досталась золотая середина – должно же ему было хоть в чём-то повезти?
- Что там бутылка, мы так скоро стол опрокинем! – философски изрёк гость, тем не менее с благодарностью принимая заново наполненный стакан. Мудрое выражение лица, с которым были произнесены эти слова, говорило, что их автор уже безболезненно смирился с тщетностью бытия и таким мелочам, как опрокинутый стол, уж точно не позволит вывести себя из чудесной душевной нирваны, куда его глубже и глубже опускал выпитый алкоголь. – Круто быть музыкантом… вообще крутой ты, чувак! Вот знаешь, я прям за тебя и выпью, - и с довольной улыбкой Ческо опрокинул себе в рот несколько внушительных глотков.
- А о моей первой говорить скучно! – качнув головой, Франко улыбнулся. – Моя жизнь не так богата на события, как твоя, особенно личная. Никаких мексиканок! Да и, знаешь, мне северные женщины больше нравятся. Светлая кожа, светлые глаза… у нас на юге такое редко встретишь, туристы к нам почти не приезжают, а если приезжают – пугаются, говорят, громко у нас, шумно, - он рассмеялся, вперившись взглядом в соотечественника, - разве не глупцы?! Да мы самые дружелюбные люди на планете! Давай за нашу дивную страну, брат Италии?*
И вскоре, когда количество алкоголя вновь заметно уменьшилось, самые дружелюбные люди на планете уселись у ноутбука расстреливать виртуальных американских солдат.

_________________________________
* отсылка к названию гимна Италии – «Братья Италии» дословно, посвящённый объединению севера, юга и центра в единую страну.

+1

18

Картина мучающегося свернувшегося калачиком Бальтазара заставила нахмуриться Эдгардо. Всё-таки семью свою он любил да и зловредностью не отличался, как человек. Да и кому, как не ему не знать насколько важен крепкий сон в комфортных условиях. Ведь Эдо порой очень страдал от того, что не мог выспаться или вообще хоть как-то поспать без ощущения пережованности на утро.
- Зато невестка моя почти одного роста со мной! Вот прикинь, как ей каждый раз тяжко голову задирать. Зато в некотором роде такая разница в росте со своей женщиной очень удобна, хехе. - И Гардо пошленько похихикал. Бальтазару-то наверняка очень удобно. Сам же маленький итальянец предпочитал высоких женщин, и сам не понимал почему. Да и можно ли объяснить свои какие-то пристрастия? Они есть и всё.
- Ахах, ну спасибо, ты тоже ничего. - Широко улыбаясь и светясь в своей привычной манере, усугубляемой количеством выпитого и прекрасного настроения, Гардо выпил до дна и свой бокал. Поморщился и занюхал своими дредами прежде, чем завязать их в новый узел, а то же выбились и мешались.
- Да у вас и своих южных красоток же хватает. - Усмехнулся Эдо, не понимая такого ажиотажа вокруг мексиканок, а потом его брови взлетели на лоб. - О, чувак! Да тут тебе наверняка должно повезти, в Штатах-то! - Раз уж такие предпочтения на светлый типаж девушек. - А вообще лучше езжай сразу в Скандинавские страны, там хорошо! Правда народ такой непривычный, сплошные интроверты, очень непривычно. Хотя везде встретятся безумцы, ахаха. Я вот очень люблю своих шведских и фаррерских коллег - веселые мужики, чувствуешь родной дух даже несмотря на такую колоссальную разницу в менталитете! А тебя-то я как люблю, ахаха, брат Италии! Безумно рад, что мы встретились в этой далёкой стране, сразу чувствуешь себя, как дома! - Поддерживая патриотичный тост, Эдо схватил Франческо Марию за плечо и крепко сжал, опрокидывая в себя крепкое содержимое очередного стакана.
Шутер с американскими солдатами оказался не слишком благоприятной игрой для стабильности нервной системы легко возбудимого итальянца, особенно пьяного. Эдо и в трезвом-то состоянии, сражаясь в перерывах с коллегами на радиостанции, превращался в бушующий шторм из итальянских матов, тычков, выкриков, подпрыгиваний и прочих раздражающих нормальных людей факторов, что уж говорить о состоянии алкогольного опьянения. Тут уж он, как оказалось, становился слишком агрессивным. И в очередной раз, когда они проиграли и вовсе не по вине Ческо, Эдо накинулся на друга, которому ещё полчаса назад признавался в своей любви, как соотечественнику.
- Твою мать, Ческо! Ты чё не мог снять его оттуда?! Чё прикрыть меня не мог что ли?! А?! - Толкая брата Италии в плечо, а после хватая его за футболку. - Ты это специально, да?!

Отредактировано Edgardo Torregrossa (2016-08-09 18:56:43)

+1

19

Как только два горячих южанина принялись за игру, стало понятно, что ничем хорошим это не закончится. Проблематично держать себя в руках и терпеливо выслеживать врагов, ты и сам сплошной фонтан эмоций, и товарищ у тебя такой же! Какая там спланированная тактика!.. Ещё и руки дрожат не то от азарта, не то от алкоголя. Ческо старался изо всех сил, но даже из снайперского прицела не смог как следует поставить хэдшот виртуальному говнюку. Ах ты ж чёртов алкоголь, порождение Дьявола! Взор затуманился, разум – подавно…  Ничего удивительного, что очередная партия с треском провалилась. Трудно сказать, чьей вины здесь было больше, но Эдо, очевидно, решил тут же свалить всё на неудачного соигрока.
- Я?! Охренел, что ль, совсем?! – Франческо Мария, не менее раздосадованный и возмущённый, взорвался фейерверком встречных эмоций. – Да, бля, специально! Чтоб тебя позлить!
Разумеется, неправда. Эдгардо и без этого впал в достаточно агрессивное состояние, незачем было распалять его сильнее. Ческо схватил друга за руки, вырывая себя из его хватки – вот только реального физического насилия «самым дружелюбным в мире» и не хватало! Впрочем, совершенно нормальная, привычная итальянская забава – набить друг другу морды, побить посуду и мебель, а потом крепко обниматься, вновь превращаясь в лучших друзей. Но сегодня, пожалуй, драчуны выполнили стандартную норму конфликтов.
- Глаза разуй, он тебе лазером в лоб светил! Ты его в упор не видел, что ли, а?! – итальянец не поскупился на взаимные претензии, наезжая на дредастого приятеля и сверкая безумным взглядом мерцающих от выпитого спиртного глаз. – Да он не прятался даже! А виноват я, потрясно! – всплеснув руками, мужчина гневно сдул со лба выпавшую на лицо тёмную прядь.
И с подозрительным выражением лица уставился на Эдгардо, неожиданно притихнув (вероятно, ненадолго). При освещении компьютерного монитора лицо северного соотечественника приняло причудливые очертания, а глаза казались совсем светлыми, почти прозрачными.
- Знаешь, что? – не то угрожающе, не то просто слишком решительно вопросил Франческо, глядя в эти самые глаза. И, не дожидаясь ответа, резким жестом подался вперёд, прижимаясь своими губами к чужим в неловком поцелуе.
Совершив столь опрометчивый поступок, Ческо одновременно удивился сам себе и восхитился коварным действием крепкого алкоголя. А ведь полезная всё-таки вещь! На трезвую голову католик Джаккерино ни за что бы не отважился поцеловать мужчину, а сейчас всё казалось таким мелочным и несущественным – чья-то чужая мораль, какие-то глупые правила, суждения со стороны… Какая вообще разница? Кому какое дело? Это же ерунда, всё ерунда! Всё сейчас ерунда, кроме жгучего южного поцелуя. Словно вдохновившись новым приливом сил и энтузиазма, Франческо углубил этот поцелуй, прогоняя неловкость и привнося необыкновенную страсть, такую странную и непривычную. С девушками всё совсем иначе – куда им до тех ощущений, какие может вызвать в мужчине мужчина! В однополой связи есть что-то особенное помимо лёгкого привкуса запрета и аморальности – что-то родное, что-то такое, чего ни один представитель противоположного пола не сможет дать, нечто волшебное и потрясающее. Ух, всего лишь один поцелуй, но сколько чувств и сколько эмоций!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » How to: a guide to pick-up (Italian version)