Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » dripping like a saturated sunrise


dripping like a saturated sunrise

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://media1.giphy.com/media/OA4D9UR5LAaic/giphy.gif

2 июня 2016 с Энид и Квентином
Часто ли мы знакомимся с людьми на улице? Часто ли предлагаем им ночлег и плечо поддержки? Нет... но почему? Ведь это так просто. Мир полон добрых людей - так было раньше, и так может быть и сейчас.

Отредактировано Ruth Jensen (2016-05-31 22:36:19)

+2

2

Он сказал мне: "И куда ты пойдешь?", этим самым дал зеленый свет и полную уверенность в том, что я поступаю правильно. Разве скажет любящий мужчина своей беспомощной и беззащитной девочке это бесцеремонное "куда ты пойдешь"? Он знал и без того, что идти мне некуда, поэтому я расценила брошенную вдогонку фразу, как упрек, как унижение, как попытку снова доказать, что без него, без Кокса, я ничто и никто. По сути, спорить с этим было бесполезно, потому что на самом деле так и получилось. Я зависела от Кокса целиком. Каждый мой шаг был ознаменован его подвигом, он создал мой мир по-новой, сложил развалины по кусочкам в произведение искусства, и, подобно Пигмалиону, восхищался своим произведением и был влюблен в великое творение имени себя. Сначала вытащил меня из-под колес авто - я не просила; затем так же бесцеремонно затащил под венец - мне было все равно, я приняла решение; позже эта авантюра с Сакраменто - и вновь я наплевала на все и сказала: "Да будь, что будет". И теперь я его игрушка, девочка, живущая на деньги Кокса, в квартире Кокса, под его пристальным наблюдением. Так не честно. Он не ставил меня ни во что, просто любил, как слепой: он так говорил, а я верила.
Я всегда ему верила, просто потому, что больше не было никого рядом, кому я могла бы доверять. Я знала, что в случае чего, единственный человек, кто протянет мне руку, - это Кокс. И я ушла от него не потому, что не хотела быть с ним. Просто все пошло наперекосяк за этот год в солнечном Сакраменто. А я не хотела потерять его совсем, моего мальчика, моего друга и спасителя. Иногда нужно оставить что-то, чтобы не видеть, как оно ломается, чтобы не думать, что ты сам все разрушил. Так я и поступила. Мне не хотелось этого - стать врагом человеку, который мне так близок. И его реплика в спину только уверила меня в правоте.
Я медленно переставляла ноги, плелась в старый парк с широкими аллеями и редкими фонарями. Тут не гуляют ночью, все знают, насколько опасны неосвещенные улицы в больших городах. Эти парки не для счастливых парочек, ибо найти себе ворох несчастий можно уже на входе. Но мне наплевать на предрассудки, когда больше нечего терять. Я ушла и не взяла с собой даже свитер. Как долго я буду ходить по городу одна, прежде чем что-то произойдет,  я не знаю. Хорошее это будет или плохое - не имеет значения. На меня нахлынула такая волна отчаяния, что хотелось рыдать, завывая, сделать себе больно, чтобы заглушить физической болью отчаяние и страх, но физической боли я тоже боялась, а это замкнутый круг. Скамейка подвернулась как нельзя кстати, потому что слезы застилали глаза, я спотыкалась на каждом шагу и вряд ли смогла пройти еще хоть пару метров до падения. Поэтому я просто опустилась на лавочку, поджала под себя ноги и уткнулась руками в лицо, стараясь побороть первый приступ паники.
- Ну перестань, ты что-нибудь придумаешь, Энн, не реви.   
Эта привычка говорить с собой появилась в детстве, когда я сидела одна дома взаперти, старые игрушки уже надоели, а новых ждать было неоткуда. Тогда я начинала разыгрывать разными голосами сценки из мультиков, заученных мной наизусть. Выходило очень забавно, но никто этого никогда не слышал. При людях я говорила редко, мне тогда не дозволялось влезать во взрослые разговоры и сидеть с ними за одним столом. У меня была совсем другая жизнь, пока не умерла мама. Пока не появился Кокс. Скоро наступит период, когда я скажу: "Пока я не ушла от Кокса". Что же будет завтра, если мне уже сейчас тяжело? А прошло всего ничего, не больше часа.

+1

3

Учебный семестр подходил к своему завершению и я радостно пыталась закрыть все предметы, чтобы оставить несколько полностью свободных месяцев лета для всевозможных поездок. Одна из главных была запланирована еще несколько месяцев назад - в Нью Йорк к матери, и мне уже было не важно разрешат или нет, так или иначе, но я доеду. Остальные же так или иначе касались моего нового окружения и Бо. Не то чтобы я была влюбленной дурочкой, которая распланировала все до последней мелочи, совсем нет. Я даже ни разу его еще не называла его своим парнем. Но это не мешало мне задумывать о совместной поездке куда-либо. Мы много разговаривали о Франции, Японии или его поездках по городам США на выступления. Не то чтобы я ждала приглашения отправится на состязание с его компанией танцоров, но где-то в глубине души мне этого очень хотелось. Я не хотела быть очередной девочкой, одной из. Или той, которая ждет в Сакраменто, пока Бо развлекается с очередной девчонкой на ночь в ЛА. И при этом я не стремилась быть той "единственной", которую потом тащат под венец, я даже боялась стать такой. Но и не хотелось знать, что есть кто-то кроме. Женская ревность и чувство собственности - все, на что было похоже это желание.
В первые несколько месяцев отношений всегда в голове куча планов, если люди проходят этот период, то становится немного легче и мечты не затуманивают рассудок, оставляя место для реальности. До этого периода обычно мои отношения не доживали. Я безумно боялась рутины, и того, что она за собой обычно несет. Старалась закончить все раньше. Сейчас же старалась как можно дальше оттянуть момент, когда встанет вопрос - пара мы или нет. Впрочем, Бо тоже не торопился и не заводил разговоры об этом, чему я была безумно рада.
Почти каждый вечер приходилось до ночи находится в универе и закрывать то, что еще не закрыла. Возвращалась домой я обычно пешком через парк, хотя отец всегда закатывал глаза и просил ехать на такси. Как будто вечерняя получасовой поход может чем-то навредить. Наоборот - размяться и проветрить голову было очень кстати. Другое дело, что походы через парк не всегда безопасны. Но мы жили в хорошем районе в Сакраменто, а здесь было куда безопасней того же Нью Йорка, в котором я ходила и не в вечернее время.
Обычно я хожу в наушниках, но сегодня они сломались и новые купить не удалось. Солнце уже уверенно закатывалось за горизонт, и скоро станет совсем темно. Лето хорошо хотя бы тем, что дни практически бесконечны, а ночи - маленькие и проходят быстро.
Без музыки замечаешь намного больше, чем обычно. Все звуки вторгаются в мое личное пространство и требуют внимания. Пролетающие птицы, играющие дети, чужие разговоры... все такое интересное, все хочет моими стараниями попасть на лист бумаги.
Девушку на лавочке я сначала не заметила и остановилась, только потому что увидела белку на дереве. Даже захотела ее быстро нарисовать, и даже полезла за бумагой и карандашом, как услышала чей-то голос. Голос принадлежал девушке, но разглядеть сразу не удалось: она словно в попытке спрятаться от внешнего мира, подтянула к себе руки и ноги, прижала их плотнее. Наверное, стоило не придавать значения чужим проблема и пойти дальше. Вот только я так не умела. Когда могла - я помогала, а сейчас... я просто села рядом. Конечно же, сохраняя дистанцию и начала прислушиваться: правда ли плачет?
Иногда я не знала - стоит ли навязываться и спрашивать что-то. Но я верила в карму и что однажды, когда мне будет очень нужно, кто-то также спросит и меня. - Извините, у вас все хорошо?

+1

4

Я чувствую себя маленькой девочкой, как тогда, в детстве: одинокой и никому не нужной, брошенной, отставшей от мира на пару столетий, может, чуточку неживой. Во мне фонтан эмоций бьет так, что дышать тяжело, хочется лечь на землю, обнять себя руками и выть, выжидая, когда иссякнет способность организма реагировать на боль. Но так не получится, потому что мне придется пролежать здесь вечность, ну или попросту всю ночь до утра, пока меня не найдет дворик и не прогонит с лужайки метлой. Когда я уходила, совсем не думала о том, что делать дальше, более того, я не удосужилась подумать даже о ночлеге, поэтому скамейка стала бы мне кроватью, и этот вариант был бы лучшей альтернативой. Можно было бы найти круглосуточный бар, вот только гарантировать свою безопасность среди пьяных лиц и нетрезвых стремлений я не могла. Ночной парк показался мне местом куда более безопасным. Интересно, что сейчас делает Кокс?
Когда я услышала за спиной голос, я не просто вышла из задумчивости. От испуга подскочила на месте, готовая сорваться в любой момент и бежать. Но голос оказался девичий, и я остановилась, навострила уши и стала в темноте рассматривать говорившего. Почему-то существует стереотип, что женщины-убийцы - редкость куда большая, чем мужчины. Тем более, женщины, которые ходят и выискивают свою жертву. Вот и я не стала бояться женского голоса, хотя кто знает, что в голове у человека напротив меня, если он один сидит в парке в двенадцать часов ночи. А ведь сейчас не раньше полуночи - это факт.
Сощурилась и сквозь темноту впилась взглядом в фигуру девушки, заплаканные глаза не позволяли четко распознать ее. Она сидела рядом и смотрела на меня так же изучающе, ждала ответа на свой вопрос, а я все никак не могла сосредоточиться на ответе, не зная, стоит ли вообще хоть что-то говорить. Мне бы молча встать и уйти, мне хватало опыта, чтобы понимать: незнакомки, даже такие миниатюрные и говорящие обеспокоенным тоном, выражающим сочувствие, не значат безопасность. У меня было так много причин разочароваться в людях, там почему сейчас я должна поверить в то, что есть добро там, где его не ждешь. Но даже сжираемая сомнениями, удержала себя на мечте, не вскочила на ноги, испарившись в недрах парка.
- Нет, - тихо пробормотала словно бы сама себе, но уже спустя секунду голос окреп и стал увереннее: - Нет, все не так уж и хорошо.
Дальше должна была последовать череда вопросов, по факту своему бессмысленных, на которые я не находила бы, что отвечать, поэтому я взглянула на незнакомку и сэкономила ее время и свои силы, избегая ее вопросов:
- Никак не могу свыкнуться с мыслью, что я теперь бездомная, это ужасно угнетает. Если бы он выгнал меня, я могла бы еще клясть его, но я же ушла сама... Даже некого обвинить, кроме себя самой.
Я не пыталась всегда искать виноватых, я вообще не перебрасывала свои проблемы на чужаков, но именно сейчас мне хотелось иметь того, кому я могла бы в лицо кричать слова обвинения и проклятия за сломанную жизнь, я была бы рада, если бы Кокс дал мне такую возможность, это успокоило бы меня ненадолго. Но я и без того боялась терять его доверие. Я могла бы уйти от него, оставить или вынудить уйти, но не разувериться во мне. Это была бы слишком сильным наказанием. Он один знал, какая я на самом деле, кто я есть и как с этим справиться. Потерять его веру - вот то, чего я боялась. Вот то, почему я ушла от него этой ночью.
- Все это только моя вина, - повторяла снова, окончательно теряя инстинкт самосохранения. Могла ли я представить, что откроюсь первому встречному? Никогда. Но я всегда все делала неправильно, сложно меня в этом изменить.

+1

5

Думаю, я бы тоже себя испугалась. Хотя... нет, я вообще никогда ничего не боялась. Мои страхи заключались не в людях на улице. Или я просто не попадала еще в такие ситуации, когда другие могли навредить. Потому и не боялась, хоть и знала обо всех этих страшных история. Маньяки, убийцы, насильники. Вряд ли я была похожа хоть на кого-то из них.
Не то чтобы я была великим филантропом, но когда я могла, то старалась помочь. Вот и сейчас: могла пройти мимо, совершенно не обращая внимания на чужие беды. Вот только я была не таким человеком, во мне было много сочувствия. Иногда, кажется, даже слишком.
Девушка отвечает, что все не очень хорошо и мне сразу же хочется помочь. Даже, если я и не могу многого. В рюкзаке у меня есть пара яблок и сандвич, возможно, она голодна? Я могу достать и отдать. Или, может, она потерялась? Или... я решила не перебивать, пока человек открывался и говорил, надо было разрешить ему это сделать. Чужое вмешательство может все испортить. Потому я просто слушала и с каждый словом становилось все более понятней, что же случилось. Самое ужасное, что я могла ее понять. Моя мать ушла от отца к какому-то мужику, а потом ей пришлось вместе со мной уходить в неизвестность. Я почти не помню то время. Только, разве что как мама плакала, пока я спала. Но у нее все получилось, она смогла найти все место в мире. Всегда находились добрые люди, которые были готовы помочь. Мир не так уж плох, как многие думают.
- Эй, не стоит киснуть, все наладится. - Понимаю, что это звучало глупо, от человека, который не особенно-то мог позаботится о себе. Но я видела, что расставание с каким-то там мужчиной: это еще не конец жизни. - Много лет назад моя мама была в такой же ситуации, только у нее еще была я, и знаете, мы не умерли на улице. Главное, не падать духом. - Хуже, чем злиться на кого, только злиться на себя. Или же, обвинять саму себя, тем самым загоняя в еще большую депрессию. - У страха глаза велики. Так всегда говорила моя мама. Вам нужно отдохнуть... - Пока говорила и старалась хоть как-то приободрить, думала о том, как же я смогу помочь девушке. Домой я вести ее не могла. Там отец. Нет, конечно, я могла соврать, что это подруга с универа и она переночует у нас, но не выгонять же ее завтра. Лучше уж попросить Квентина. Вдруг он сможет приютить ее на пару-тройку дней?
В общем-то, потом можно поспрашивать у друзей... или Бо напрячь. Хотя, вариант с Бо мне нравился меньше всего. Мы были еще не в тех отношениях, чтобы я могла выдвигать подобные просьбы.
- Пойдем ко мне ночевать? Точнее, не ко мне, а к моему дяде. - Вряд ли он будет рад нарушению его личного пространства, но с другой стороны - он такой аморфный, что если его не тормошить, он закопается в своих делах и вообще никогда ни с кем общаться не будет. - Ты можешь меня не боятся, правда. И если вдруг тебе что-то не понравится - всегда сможешь уйти. Просто... когда-то помогли моей маме, теперь я просто должна вернуть этот долг космосу. - Подмигнула. - Может, однажды так помогут и мне. Согласна? - Наверное, я была слишком беспечна - тащить в дом первую встречную. Но, даже если меня сейчас обманывают, не думаю, что это хоть как-то отразится на моей вере в людей и желании помогать. Сейчас я могу сделать кого-то счастливей. Так почему не сделать это?

+1

6

Было странно даже осознавать, что среди темной улицы сквозь слезы я нашла помощь, которой даже не просила. Я вовсе не была черствой или бездушной, мне и самой приходилось выручать своих знакомых, но друзей у меня в этом городе почти не было, а предлагать помощь чужим людям я не умела, мне всегда мешало то ли смущение, то ли нежелание навязывать себя даже тогда, когда это было бы вполне уместно. Но никто никогда не просил меня о руке помощи, может, поэтому я и оставалась немым наблюдателем чужих драм, изо всех сил стараясь игнорировать свои, но сегодня это оказалось выше моих сил, сейчас я главная героиня этого спектакля, и с этим я ничего поделать не могу.
Я никогда не теряла веры в людей. Среди улиц ночного города временами бродят не только серийные убийцы и насильники, коими пугают детей, чаще всего безрезультатно, но и те, кто потерпел крушение внутри себя и потерял что-то важное, а значит где-то обязательно должен быть человек, который знает, как решить эту проблему. Закон физики, не более, сохранение энергии, ибо всегда лишь зло не может существовать без добрых намерений в противовес ему.
Эту простую истину я уяснила давно, когда на моем пути в секунду отчаяния возник Кокс. Он спас меня от меня самой. Он нашел слова, после которых мне захотелось поверить ему и пойти за ним, как за мессией, который должен был вывести меня на свет. Вот только я снова здесь, на улице, изменилась лишь локация, вместо Лос-Анджелеса - Сакраменто, а ощущение, что я нашла машину времени и переместилась в прошлое, с которого все и началось. Я снова оставила мужчину, которого люблю, потому что сама решила, что так будет лучше нам двоим. И я так убедила себя в этом, что простая ссора обернулась целой катастрофой. Неизменно лишь то, что мои проблемы снова взялся решать кто-то еще, но не я.
Я развернулась к девушке всем корпусом и впилась в нее широко распахнутыми глазами, в которых все еще стояли слезы. Слова незнакомки почти полностью повторяли мои мысли о том, что эта круговерть - закон жизни. Ты становишься спасением для спасителя, и так всегда. Мне снова предлагали крышу над головой, но куда важнее для меня был сам порыв, желание вытащить меня из этой ямы, в которую я влезла по собственной вине. Придвигаясь чуть ближе к девушке, я все еще не знала, как сказать ей о том, что я согласна сейчас на любое ее предложение, только бы она не оставила меня здесь одну. Когда приступы злости сменились спокойствием, я осознала действительность и оценила сполна свое счастье: на месте девушки в парке мог оказаться кто угодно еще. И если еще пару минут назад меня это не заботило, сейчас я отчего-то ужасно испугалась своего одиночества. Чувство самосохранения с опозданием, но пробудилось во мне.
- А я точно не помешаю? - спросила на всякий случай, но это уже было ни к чему, ведь она сама предложила забрать меня. - Меня зовут Энид, - я хотела узнать хотя бы ее имя. Лицо девушки было светлым, беззлобным, когда я присмотрелась к ней и начала различать черты в слабом свете, то поняла, что она совсем юная, и от этого внутри что-то защемило. Словно Вселенная послала мне ангела. Эта мысль придала мне уверенности, я вдруг осознала, что дальше все точно будет хорошо, потому что иначе не бывает, если судьба сама хочет оказать тебе услугу.
- Когда-нибудь все оказываются на месте спасителей, - изрекла по-философски, как будто читая по бумажке. Меня спасали уже не раз, в тот самый момент, когда это было нужнее всего. Если есть что-то, что я могу сделать для тебя в ответ, я буду рада оказать помощь.
Я встала со скамейки, распрямляя длинную шифоновую юбку.
- Что случилось с твоей мамой? - сама не знаю почему, вдруг спросила у девушки.

Отредактировано Enid Cox (2016-07-29 10:03:32)

+1

7

Как-то незаметно даже для самой себя, я перешла с новой знакомой на "ты". Она не выглядела особенно взрослее меня, потому я вполне могла обращаться к ней как к одной из своих сверстниц или подруг. Кто знает, может эта ночная встреча и положит начало новой дружбы? - Меня зовут Рута. - Улыбаюсь, представляясь. Вообще у меня странное имя, в США очень непривычно говорить не Рут, а Рута - цветок Солнца. И как удивительно это имя подошло ко мне! Конечно же, у всего есть и другая сторона: рута - цветок печали, и эта сторона также иногда подходит мне. А сейчас я становилась неким оберегом для незнакомки. Случайность или Вселенная намекала мне, что пора платить по счетам?
- Не волнуйся, он затворник, ему не помешает компания. - В общем-то, Квентин скорее всего будет против, что я приперлась с кем-то и хочу, чтобы эта незнакомая девушка еще и пожила какое-то время у него, но в силу доброты и покладистости его характера, очень сомневаюсь, что он пойдет наперекор мне. - Ты умеешь готовить? - Как бы между делом, решила уточнить важный момент, - ему не мешает есть хотя бы иногда, порой он обо всем на свете забывает! Совсем безответственный. - Смеюсь, пытаясь приободрить девушку и развеять последние сомнения. Вообще, пусть хотя бы ночь проведет под крышей, а не на холодной улице. С утра легче разобраться с любой трудностью, особенно, если удалось выспаться. - Вот и замечательно. Пойдем, Энид, нам недалеко.
Набрав Квентина, я быстро сообщила, что буду не одна, и что здорово было бы что-то поесть. Сама я не была особенно голодна, но для гостьи было бы неплохо перекусить что-то. Кто знает, как долго она уже сидит на этой лавочке. Все-таки, находясь в подобном состоянии можно и не заметить, как пройдет весь день.

Направляясь по знакомым улочкам к дому дяди, я начала рассказывать о том, что же было со мной в моем детстве. - Моя мама очень эксцентричная женщина, ей всегда не сиделось на одном месте. Ей хотелось любви, приключений и жизни! Она торопилась, будто знала, что жизнь у нее будет короткая, и потому хотелось заполнить ее как можно большими эмоциями. - Наибольшая горечь от рассказа заключалась в том, что я говорила о ней живой, как о мертвой. Но то, что осталось от нее сейчас, не идет ни в какое сравнение с той, какой она была когда-то. - Мама однажды собрала вещи, забрала меня и уехала от отца с каким-то парнем. Потом ей надоел этот парень и она была на улице, вернуться домой к отцу ей было стыдно и она совершенно не знала, что ей делать. Но выход был найден, люди помогли. А потом она нашла свое призвание и жизнь заиграла новыми красками... правда, последний год она очень болеет, мне пришлось вернуться жить к отцу, с которым я почти не общалась все это время. Но, знаешь, все случается в свое время, когда это действительно необходимо. - Жизнь вообще такая штука, которая может в любую минуту повернуться задом, и не стоит тут же ложится-умирать, а это лишь пинок к тому, чтобы пойти дальше, стать еще сильнее. - А почему ты ушла из дома? Что случилось? Ты совсем одна в Сакраменто? - Я не знала, чем именно я смогу помочь и смогу ли вообще, но попытаться стоило. Действие всегда лучше бездействия.

+1

8

Безответственные люди не всегда рассеянные, чаще всего эта черта означает лишь то, что человек не хочет брать на себя слишком многое, чтобы не ошибиться и не выставить себя идиотом, не показать свою невозможность делать что-то, что для остальных считается простым. Таковой была сама Энид, вовсе не неловкая, лишь пугливая в отношении ситуаций, когда от нее требуют дать ответы на вопросы, на которые она может ответить лишь смущенное: "Не знаю". Если этот Квентин хоть немного похож на нее саму, они точно смогут найти общий язык. Или нет. Ведь существует расхожее мнение, что притягиваются как раз-таки противоположности, а похожести отталкиваются еще сильнее. Да и людям свойственно не замечать свои недостатки, преувеличивая их в других. В голове девушки в этот момент роились мысли, которые было так сложно споймать за хвост. Они сменялись совсем другими в секунду, напоминали улей, в котором хаотично на первый взгляд движутся пчелы. Однако стоило понаблюдать, чтобы осознать: во всем этом сумасшествии есть какая-то система, пусть и совершенно непонятная. Так было и с Энид.
- Боюсь, что и я сама не самый ответственный человек на Земле, - развела в стороны руки девушка. - И спасибо.
В ту самую секунду Энид даже не казалось странным все то, что происходит вокруг. Незнакомая девушка предлагает другой незнакомой девушке кров, просто так, потому что вторая плачет невесть от чего и выглядит, как девочка-хиппи на грани суицида. Растрепанные волосы Энн разбросало ветром, когда она шла за Рутой, чуть отставая от нее на какой-то шаг.
- Твоя мать всего лишь смелая, она не боялась жить, а это многого стоит, - история тронула ее до глубины души. Она сама хотела бы уметь жить так ярко и отчаянно, как будто нет никакого завтра за ее плечами. Временами так оно и было в буднях самой Энид Картер-Кокс, но она не часто замечала смелость в себе, превознося ее в других. Но один ее поступок этим вечером говорил о ее смелости и желании что-то изменить в жизни, которая напоминала запутанные тропинки, идя по которым, не знаешь конечной цели и даже представить не можешь, что ждет за поворотом. И Энид просто шла туда, куда вела тропа. И наткнулась на Руту.
Та притормозила, дожидаясь пока Кокс догонит ее на этот чертов шаг, а девушка задумалась и споткнулась о Руту, хохоча.
- Здесь у меня нет дома. По правде сказать, его вообще больше нет. Нигде. У меня есть только велосипед и муж, - улыбнулась она одними уголками губ той мысли, что велосипед даже в какие-то моменты выручал ее чаще, чем Кокс. Энни больше не плакала, потому что вдруг осознала, что не одна. Даже если продлится совсем недолго. - Он привез меня из Лос-Анджелеса, а в Калифорнию я попала из Лондона. Признаться честно, никогда не думала, что за последние годы столько всего может случиться... Но теперь я больше не хочу ни этого города, ни мужа, ничего того, что снова заставит меня быть несчастной. Разве это такое невыполнимое желание - не быть несчастной?
Она не рассказала ровным счетом ничего, но, кажется, оказалась понятой. Это было для нее так же важно, как и кров над головой: не отвечать на вопросы, ответа на которые она не знает. И вопросов не последовало. Кажется, они попросту пришли.

+1

9

- По сравнению с моим дядей, любой, кто кормит себя хотя бы три раза в день - уже верх ответственности! - Отвечаю, улыбаясь. Я безумно любила своего дядю, хоть и не признавалась ему в этом и потому мне хотелось заботится о нем. И потому я делала это, как умела: приезжала домой, чтобы проследить убрано ли, приготовлено ли и не сдох ли он от очередного приступа своей болезни. Иначе и не назовешь. - Чаще всего, он весь день пьет чай, а когда я спрашиваю, чем он весь день питался, он начинает отмахиваться от меня, мол он взрослый и как-то без моей заботы дожил до своих лет. - Я понимаю, что Энид сейчас тяжело и нужно ее отвлечь. Ей нужно дать понять, что она не одна, что ей кто-то поможет, в каком бы ужасном положении она не оказалась. Помогу я, а потом, когда она встанет на ноги, кто-то будет нуждаться в ней и она поможет, потому что будет помнить: люди делают этот мир добрей. - Потому, возложу на твои хрупкие плечи заботу об одном совершенно безответственном парне. - Главное, чтоб она не испугалась его. У меня самый лучший в мире дядя, но у него не самые лучшие тараканы в голове. Они сводят его с ума, а я боюсь, что однажды приду навестить его, а найду окоченевший труп. Именно потому отец не любит, когда я хожу к Квентину одна, не предупредив его. Меня пытаются уберечь от лишних травм, вот только поздно, слишком поздно. Да и труп - это не какой-нибудь Кикимор, который мог бы причинить мне вред... я почему-то была уверена, что смогу справиться со зрелищем мертвого человека, но все мы надеялись, что ни мне, ни отцу не придется найти его таким.
- Она безрассудная. Всегда такой была и я переняла у нее эту черту. Сложно задумываться о завтра, когда переезжаешь с места на места чуть ли не каждые пол года. Больше всего мне нравилось жить в Нью Йорке. Это был прям мой город, жаль, что и из него пришлось уехать. - Посвящать в семейные драмы посторонних людей мне всегда было сложно, но сегодня того требовала ситуация. Потому я открывалась легко и просто, почти не задумываясь о том, что мои слова могут прозвучать несколько странно или безумно. Такова была правда нашей семьи. - Не унывай! У тебя есть ты, а ты молодая, красивая и непременно еще найдешь свое место в жизни! Моя мать меня мужиков каждый пол года, когда ей надоело, она стала актрисой и не где-нибудь, а попала на Бродвей! И все только потому что она верила, что все двери перед ней открыты и трудилась для этого. Поверь, я знаю о чем говорю.
Мы подходили к дому, - о, смотри, - показываю на окна в одной из квартир. Оттуда льется приятный мягкий желтый свет, - это кухня, думаю Квентин в шоке, что я решила кого-то привести и пошел готовить... только сильно не надейся. Быть может, у него есть замороженная лазанья, но не думаю, что еще что-то. Правда, мы всегда можем приготовить что-то. Как на это смотришь? - Открыв дверь подъезда свои ключом, пропустила Энид вперед. В подъезде было тихо и пустынно. На одной из стен кто-то выцарапал "Draco Dormiens Nunquam Titillandus", ох уж эти малолетние вандалы. - Нам на пятый, пошли к лифту, надеюсь, он работает. Я слишком устала, чтобы сейчас идти ножками. - Сама не знаю, что на меня нашло и почему захотелось помочь незнакомому человеку. Но назад пути уже не было, а я и не хотела сворачивать. Наоборот, я хотела, чтобы из этого знакомства вышло что-то большее. Когда у человека никого нет, ему нужны друзья. Именно свою дружбу я и собиралась предложить.

Отредактировано Ruth Jensen (2016-09-11 23:00:06)

+1

10

Временами, когда Энид слушала чужие рассказы, ей казалось, что все живут так же, как она сама: куда-то едут, бегут, закрываются на кухне и пьют чай в одиночестве, погруженные в свои потаенные уголки сознания с роящимися наперебой мыслями. Энн любила это состояние покоя, которое могло в одну секунду смениться большим переселением, побегом в новые города и страны, поспешными сборами чемоданов и стуком колес поездов. И чем больше людей она встречала на своем пути, тем больше убеждалась, что невозможно так просто сидеть на месте и всю жизнь обитать в одной единственной квартире. Ей всегда было ужасно жаль тех, кто ни разу так и не ощутил этот дух авантюризма, когда кажется, что земля уходит из под ног и мир рушится, знаменуя начало чего-то совершенно нового и удивительного.
Рута была чем-то похожа на нее саму, может, поэтому и не побоялась подсесть, ощущая в незнакомке что-то такое, что есть в ней самое. Каждый человек полон историй, никогда не знаешь, что он расскажет тебе еще за чашечкой чая на одной из таких кухонь.
- Когда я искала работу в Сакраменто, мне предлагали побыть нянькой с маленьким мальчиком. Я тогда ужасно испугалась! Ты хотя бы представляешь, как сложно уследить за мальчишкой, тем более если он не намного младше тебя самой и считает, что уже взрослый, чтобы за ним кто-то приглядывал, - Энид хохотнула себе под нос, откидывая с плеч волосы, растрепанные ветром. - А теперь моя "мечта" сбывается, вот только мальчик еще больше, не ирония ли?
Подъезд с разрисованными стенами, запах кошатины и выщербленные ступеньки крыльца - это то, к чему Энн привыкла, в таких местах она ощущала себя комфортнее, нежели в ухоженных новостройках с цветами на подоконниках. Там была не ее атмосфера, не ее жизнь, она чувствовала себя лишней, инородным телом среди дорогих вещей. Опасения Руты были напрасными, ибо Картер-Кокс всегда умело находила общий язык с людьми, которые жили в таких квартирах и готовили полуфабрикаты на ужин, не упоминали в своей речи длинных слов с непонятным значением и не считали ее цветные бусы безвкусными.
- Мне кажется, что все города одинаковые, - девушка пожала плечами, переступая последнюю ступеньку, чуть спотыкаясь в неярком свете, путаясь в длинной юбке. - Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Сакраменто... Везде есть нищие и богатые, везде есть эти одинаковые кварталы с грязными подъездами и засаженными лужайками перед белыми домиками. Такие люди, как я, не замечают переезда, если денег все так же нет, - а их нет, куда бы Энид ни пробовала податься. Сейчас в ее жизни была хоть какая-то призрачная стабильность в  виде ее ночной работы.
- Я долгое время работала в пабе официанткой, нередко в бургерах можно было найти таракана, поэтому любая еда без них не кажется паршивой, - смех девушек отдался эхом от стен.
Лифт медленно полз по этажам, пока не добрался до пятого. Энид посмотрела на Руту и еще раз поправила волосы. Она не хотела предстать перед незнакомым человеком зареванной и растрепанной, каковой была сейчас, но выбора не было, поэтому Энн попросту улыбнулась уголками губ, когда дверь открылась.
- Добрый вечер.

+1

11

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » dripping like a saturated sunrise