Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » вино и трупы;


вино и трупы;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s8.uploads.ru/qrwMm.png
sabrina montanelli & yola guidewill
ночью в похоронном бюро;
18 апреля 2016 года;

йола хорошо делает две вещи на п, связанные с красотой: один - преображает людей и два - врет о преображении души, в остальном она эдакий профан в n-ой степени. йола встречает в этой стране человека, от которого бежала, летела и пряталась столько лет; от родного отца, что скрывать. у йолы мало контактов в стареньком мобильнике, но одно имя врезается в мигающий экран само собой, просит не медлить. имя из семи букв. и быстрее, чем имя ответит на входящий звонок - раздается глухой стук в дверь.

+1

2

Если ночь не проведена в клубе, то день прожит зря.  Жизнь коротка. И пока твое сердце бьется, пока ты еще что-то чувствуешь - успей пожить в кайф. Чтобы в старости, тебе было о чем писать мемуары, сидя в кресле-качалке, поглаживая стареющего кота. Открытие нового ночного клуба - это всегда событие. Событие, украшенное яркими шарами, плакатами, кучей фотографов и скидками на выпивку.  Правда, последнее время, клубы, кофейни, общепиты - растут как на дрожжах. Все такое однотипное... В ту пору я подрабатывала, обучая девочек go-go. На шест, конечно, лезть мне не хотелось. И делала я только из-за просьбы знакомых. Постановка номеров, хореографии, подборка специальных диет, режима, разминка. До открытия клуба на обучение новых танцовщиц ушло чуть более двух месяцев. Тяжело с ними работать. С женским коллективом, который всячески отказывается воспринимать тебя всерьез, как тренера. Убив столько времени, мне конечно, было сегодня интересно посмотреть на результат своей первой тренерской работы.
Народа было не так много, чтобы быть как селедка в банке. Однако, столики были заняты, даже мест у барной стойки не было. В основном все пришли посмотреть на первоклассного диджея. Которого хозяева клуба выписали прямо с Ибицы. Я его видела на MTV. Интересно, а он здесь надолго задержится? Я бы познакомилась.
Официанток подбирали так, чтобы они были похожи по типажу, и согласно их придуманным стандартам. Десятки вышибал (Защита девочек из персонала, была превыше всего), три бармена. Что-то мне подсказывало, что такая роскошь себя не окупит.
Тому, кто вечно любит опаздывать на вечеринки, приходится как мне, стоять и озираться по сторонам в поисках свободного стула за столиком.  У окна было таких три. Или два. За тем столиком сидела молодая девушка, рядом с ней маячил амбал с густой растительностью на лице.[i] Фу
И отвисшим животом, от чрезмерного употребления пива. Парень, чтобы ты смог понравится девушке, займись своим холестерином. Дважды фу. Я наблюдаю за ними уже с минут пять. И так не смогла понять : вместе они или девушке сегодня просто не  повезло.
Прихватив с бара две бутылки пива ( конечно себе), я направила к  их столику. А вдруг прокатит и получится урвать стул? Дурацкая была идея надеть туфли шпильке.
-А вот и я. И мои друзья- Подхожу к столику, размахивая бутылками. Наглость- второе счастье. а импровизация спасет меня от ноющих ног.-Привет. А ты у нас кто?
Перевожу взгляд на амбала., который явно не понимал, что тут происходит.[/i]
Я стою в магазине, в очереди за воздушными шарами. Жду, когда на другом конце провода, вызываемый абонент все же соизволит взять трубку. Эти бесконечные губки меня начинают порядком бесить. Надеюсь, что ты не забыла, какой сегодня день. А если и да, то несколько бутылок шампанского прояснят провал в  памяти. На моей памяти. у меня никогда не было настоящих подруг. Нет. Конечно, они были.  Но все какие-то уходящие и приходящие.  Каждая из них оставляла свой след в душе, после своего ухода. Но еще ни одна не западала так сильно и так надолго в душу. Если ты мне не сестра по крови, то сестра по духу точно. И мне хотелось сделать сегодня тебе сюрприз. Напомнить о том, сколько уже времени прошло с тех пор, как мы познакомились. Странное было оно. это знакомство. На грани абсурда и забавных стечений обстоятельств.
Ну же, возьми трубку. Ты не отвечаешь на мои звонки уже второй день. На первый ладно, у каждого из нас свои проблемы и заботы, из-за которых, мы порой забываем перезвонить людям, которым не безразличны. Или написать. Но второй день подряд...Мне не нужен повод, чтобы приехать к тебе в гости. (К тому же, дома ты не появлялась). А вот повод выпить - всегда найдется. (А если нет, то его можно придумать.)  И дата нашего знакомства пришлась как нельзя кстати.Надеюсь, что с тобой все в порядке. И я застану тебя если не дома, то на работе точно. В противном случае.. Даже думать не хочу об этих противных случаях.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2016-06-12 10:50:47)

+1

3

http://s9.uploads.ru/V5bmG.gif
stromae - alors on dance

http://sd.uploads.ru/YmdBQ.gif
tom waits – yesterday is here


огни. они ослепляют с периодичностью в три секунды, выполняя свою персональную миссию - довести до судорог. огни погасают и в бой вступают биты. громче, громче, вымораживайте нас полностью. парадоксально находиться там, где тебя сегодня все заставляет вжаться в жесткий стул и готовиться к забегу на длинные дистанции. забавно приходить туда, где точно не будет того, что так нужно - тишины и спокойствия; прятать свое одиночество в чужом шуме, забывать события последнего года среди людей, которым вообще не о чем вспоминать. нам всегда кажется, что чем больше вокруг тех, кто расслабленнее, то нам точно не придется вспоминать. вообще не придется помнить и вспоминать. про боль, что мучает головокружением и тошнотой по сорок секунд каждые полчаса. йола сегодня зациклена на времени - ассоциировать все происходящее с минутными рефлексами, со стрелкой на разбитых старых часах. майская оттепель и холод под декабрем, кажется, все смешалось профилями, анфасами. смешалось сбитым льдом и чем-то крепким, вспененным нервным состоянием, в руках умелого бармена. поровну; выпиваешь, и жизнь снова преобладает светлыми красками. йола оглядывается по сторонам, как будто скрываясь от чьего-то преследования. например, няньки - не дай бог выскочит, постучит линейкой по темечку, запретит пить еще одну. что: текилу, водку или может вообще абсент? подожжешь его, подожжешь мысль свою - поплывет все вокруг, в том числе новый, только что найденный, смысл жизни. как же просто существовать, если не задумываешься вновь о своих старых зависимостях, принимая в гостях ранее неизведанные. к черту предостережения, к черту нянек и все те, запреты, что преследовали хрипящим голосом, отчитывающим на немецком по поводу образа жизни, стиля в одежде, принципов и поведения. мы не в школе, мы больше не ждем с трясущимся взглядом, что кто-то поставит неожиданную оценку и вызовет родителей в школу. йола выпивает еще одну рюмку, опрокидывая вместе с ней попытку скрыться от собственной депрессии.now как три года назад, сейчас тоже в тоске. это привычное состояние, как подонки подсаживают маленьких на наркоту, жизнь на игле, ходьбу по белой дорожке. детка смотрит на белое лицо мертвечины под своей рукой и улыбается совсем минутно, осознавая, что ей даже вымесить весь свой гнев не на ком; да, покричать на труп - недурно, все даже "за" подобную вакханалию. правда очищение не наступает как утро - неожиданно засветло. не выливается теплой водой из-под крана. йола смотрит на мертвого дядю берни, кажется, именно так его звали. пудрит почти отваливающийся нос - ей всегда наплевать на причину и способы смерти, главное, привести в порядок ушедшее на покой тело. словно работа с потрепанными манекенами, которые довели до идеала - сопоставив клеточную составляющую живого человека с пластмассовой реалией. гайдвилл уже почти заканчивает, вспоминая каждое из важных событий своей жизни в америке - такое бывает редко. такое вообще раз на раз не приходится; у нее в углу тихо мурчит проигрыватель с чем-то нестареющим. вроде дикого запада. вроде арены морриконе. и такое чувство, как будто даже бог перестал смотреть осуждающе со своего трона там, наверху. действительно, йола здесь, под его ногами, и ей сейчас вообще, если честно, до любого из цветов светофора, что там всевышний мог бы шептать поучительного. йола смотрит на труп и очень хочет, чтобы на его месте оказался отец. отец? спросите вы. да-да, отец.old в клубе жарко, что если очень захочется, можно просверлить где-то в стенах форточку и распахнуть - всем чертовски по барабану. детка не прекращает пить; состояние невесомости подбрасывает ее тело выше, чем всякий брейк, хотя брейк вроде бы, когда ближе к полу. сегодня у гайдвилл вместо патронов количество постигаемых организмом градусов. надо же, все вокруг так веселы и прекрасны, что сам себе сидишь - улыбаешься, смеешься, шепчешься с барменами и не-до-официантами, которые вообще-то давно отработали свои смены. жизнь прекрасна, боже. жизнь стучится своей тростью в деревянную дверь, пряча за спину очередной подарок. в какой-то момент йола перемещается за столик, освободившийся вдруг и припасенный для нее девочкой-официанточкой, с которой она почти уже подружилась за счет своего смешного акцента. дружба так мимолетна. дружба почти абсурдна; йола вновь одинока, но ей сейчас почти хорошо в этой пустоте - главное выбрать нужный момент, чтобы поприветствовать внутри себя сакраменто, чтобы расстаться с приевшимся сан-диего. да здравствует новая жизнь. да здравствуют новые проблемы. к йоле бредет полупьяный полу.байкер, надвигается своей громадной тушей на крохотную немецкую крепость, состоящую из стола, стула и самой гайдвилл. заговаривает на хитросплетении культурного и матершиного английского, привлекает внимание. если честно, детке вовсе не до мужчин сейчас, не до качков, не до пьяных и трезвых. а вариантов от избавления с каждым новым взглядом в его сторону все меньше и меньше. только этого не хватало; каблуков в жизни не надевала, чтобы пробивать чьи-то ступни с размаху. со всем жаром. твою мать;
- а вот и я. и мои друзья, - йола подскакивает на своем стуле и почти откидывается на встречу архангелу михаилу. в страхе то ли от нового действующего лица ее пьесы, то ли от похабного взгляда паренька, которого следует послать, но знаний английского за два года так и не набралось в этой стезе. девочка, внезапно стоящая рядом, выглядит совсем юной; она вообще совершеннолетняя, кто сюда малышку пустил? но в девочке явно толка больше, чем в самой йоле. но последняя знает, как действовать, если застали врасплох. гайдвилл придумывает идеальную схему в стиле дешевых уличных книжонок, чтобы использовать внезапное появление незнакомки в своих целях. у той, наверное, тоже есть свой корыстный подоплек, но об этом потом, - милая, господи, мы заждались тебя. мы: я и наша годовщина, - если выставить все это в свете прелестной дружбы, паренек обрадуется тройничку и только лишь подмигнет. но если переиначить шекспира и сыграть в джульетту/джульетту, то может быть выгорит толк. йола метко забирает бутылки из рук девочки; не вставая, притягивает ее талию к себе и делает вид, что губами прямолинейно с одурью всей - целует в живот. делает вид, как в искусном порно делают вид, что it's done. задача выполнена. парень, кажется, выпадает из собственного хмеля и состояния +40 градусов, а когда еще отрезвление наступало так быстро здесь? а когда вы вообще наблюдали такую беспардонность со стороны девушек средней молодости? гайдвилл пьяна в том стиле, чтобы не осуждать себя за внезапные поступки и видеть их логичность с прозрачностью в сто процентов.
now йола смеется, засматриваясь на лицо дяди берни. мистера скрейвиджа. мистера-я-жил-так-долго-что-скорее-всего-меня-прикончили-мои-родственнички. нос только зачем было так некрасиво ломать? детка почти все доделала, а в мыслях вместо гневного лица отца появляется нежный лик саб. сабрина, юный ангел. когда они встретились в той духоте и громкости - ей было только восемнадцать. всего восемнадцать против двадцати четырех у гайдвилл. и сабрина смышленостью, смешанной с хитростью, явно была наделена больше. если честно, немке настолько тошно последние двое суток, что воспоминание о подруге приводят почти в нирвану. по тропе бутылочных осколков и кровавых наконечников копий. медленно, но приводят. если бы индийские мудрецы услышали подобные аллегории, они прокляли бы все учения свои, укатив на гоа. на единорогах. честное слово, слонов не нашлось бы под боком. йоле тошно; глаза только просохли от слез и истерики. слез, вызванных нежеланным появлением. появлением самого главного страха. четыре дня назад, хенрик восстал из псевдо-похороненных в театре, рассказав всему миру и ей лично, что он решил пожить в америке, присмотреть за своей непутевой доченькой и вообще жаждет возмездия за внезапный отъезд младшей гайдвилл. хенрик сказал, что знает, где она живет/работает/с кем общается и кого можно свести в могилу так же, как и ее мать. вранье, естественно; такого он вслух не произносил, но отчетливо дал понять, что все возможно. снова придумала? разогналась до ста кровь в жилах, разогналась в сочинении собственных бредней. даже дядя берни почти приоткрывает глаза, чтобы осудить. тихо капает формалин в передней. формалин вообще может капать? это дождь, скорее. это золото прожитых лет в глазах собственного отца, смотрящего с такой ненавистью и наслаждением, что будь она сама жанной д'арк, костер не пришлось поджигать - он сам загорелся бы. взгляд отца. взгляд, который так давно прятался по углам. как только он ушел, детка разбила свой телефон в попытках разбить им спину папы. не вышло; йола кинула мобильное устройство только через двенадцать минут после того, как след гайдвилла старшего простыл в пелене гардин. потом еще долго смотрела на осколки; осознание беспомощности собственной играло громче, чем фальшивое фортепиано. йола вновь опоминается зависшей на паузе в похоронном бюро. пора возвращаться к реальности. а хребет так хрустит; правда, скорее, хрустят надежды, которые теперь под ногами той, что с абмициями летела в штаты, мол, больше не увидимся никогда. германия, слышишь, не увидимся никогда.
йола слышит шаги. поначалу дрожит, и кисть выпадает из рук. поначалу; просто шаги не такие тяжелые. ими можно по воде даже бежать стремглав; может вообще галлюцинации от того, что глаза больше слез в последние два дня видели, чем сна. а зачем спать? если все время кошмары, - кто здесь? - оглядываешься по сторонам, высматриваешь холл, ведущий к выходу, - кто здесь, у меня есть нож и трупы, которые будут молчать, если что.

Отредактировано Yola Guidewill (2016-06-19 03:35:33)

+1

4

Тогда

милая, господи, мы заждались тебя. мы: я и наша годовщина
-Прости, я опоздала.
Я немного теряюсь. И присаживаюсь рядом с девушкой, ставя бутылки с пивом на стол. Вытягиваю ноги. Боже, как прекрасно. Несколько часов на ногах меня вымотали. Оказывается, актриса здесь не только я.  Я получила свой стул. И довольна. Но.. Черт. Всегда думай о последствиях. Заимей эту фразу в свое жизненное кредо и никогда не забывай. Девушка хватает меня за талию и притягивает к себе. Мысль, которая промелькивает в моей голове: и почему я не выпила прежде, чем к ней подсесть? Она опускается ниже. Я чувствую, как заливаюсь краской от смущения, глядя на мужика. Который был в ахуе не меньше меня. Не то чтобы я была не без башенной и не вытворяла что-то такое после чего стыдно бывает. Просто. Черт. Я никогда не была с девушкой. Я больше по части парней там. И... Мысли смешались в кучу. Возможно от того, что во мне пока ни грамма алкоголя. Если бы я была дозаправлена хотя бы в половину, выглядело это не так стремно.
Стремным еще было то, что меня могли увидеть те, кого я обучала. А это значит, что девяносто процентов авторитета в их глазах точно потеряю.  Черт.
Мужик , плюнув, разворачивается и уходит. Кажется сегодня я здесь уже не подцеплю ни одного парня. Смущенно отодвигаюсь от девушки. И забираю пиво.
-На нас все пялятся.
Открываю одну бутылку, двигая к себе вторую. Мне надо выпить. А еще я в страхе озираюсь по сторонам. В надежде, что никто из знакомых семьи меня не успел заметить.  А если да, то мне конец. Ему сложно будет объяснить, что с моей ориентацией все в порядке.  И что мне просто нужен был стул.  Черт. Чертыхаюсь. Если бы мне такое рассказали, я бы своего ребенка точно в лечебницу засунула. Винтики починить.
-А он ушел.- Как бы намекая девушке, что ниже опускаться не нужно. Продолжения никто не увидит. Вспоминая про только что стоящего мужика. Может не в мужике было дело? -Ты же не..
У меня язык не повернулся сказать слово "лесбиянка".  Я не была гомофобкой. У меня было несколько друзей геев. Подчеркиваю : геев. Прикольные ребята. Следящие за своей внешностью и фигурой. Один был телеведущим. С ними было легко. Можно было поговорить на любые темы. К тому же не стыдно было брать в отдел нижнего женского белья. В моде они разбирались лучше остальных прочих. Некоторые советы были просто бесценны. Но! Но у меня еще никогда не было ни одной знакомой, ни одной подруги лесбиянки. Хорошо, если это все окажется простым недоразумением. И мы можем над ним вместе посмеяться. А представление go-go уже началось.
-Господи. Как Хлоя умудрилась за два дня так окороветь! И набрать несколько кило. Да ты только посмотри на ее ляжки. Клянусь. Когда я ее видела в последний раз, она выглядела намного худее. Да она еле ноги по сцене передвигает. Того и гляди, что шест развалится
Тычу пальцем в пышногрудую блондинку. К слову, натуральной блондинкой она не была.  И это был парик. Хлои не было два дня. Коллеги по пилону сказали, что она отпросилась в больницу. На генеральную репетицию девчонка не пришла. И кто же мог знать, что на самом деле та была беременной.

Сейчас

Она снова не берет трубку. Я переживаю. С трудом запихнув все продукты и шары в машину, еду к ней на работу. Раз за разом тревожа ее мобильный своими звонками. Если бы я тогда знала. Если бы знала... Я сама имею свойство пропадать без предупреждения. И она меня за это ни разу не упрекнула. Но это я. У меня дела. Тогда из-за истории с моим отцом мы не виделись долгие месяцы. Я переживала за нее. Как она? Хотела написать, честно. Каждый день и каждый час. Но у меня просто не было сил. Мысли останавливались на вордовском : "привет" и стирались. А потом я снова уезжала, покормив пса. Я не хотела оставаться дома одна. Мне нужно было куда-то ехать, что-то делать, с кем-то общаться, встречаться. Она случайно отошла на второй план. Хотя всегда была частью большего. Она играла одну из главных ролей в моей жизни.
И тогда ни слова упрека.  Ни укоризненного взгляда. Алкоголь стирает все границы. Все обиды и занозы, засевшие в сердце. Мы смеемся, как раньше.  И если бы я знала, что у нее сейчас происходит в душе, то наверное. так не наседала своей жаждой присутствия в ее жизни. Компенсацией за то, что тогда ее оставила наедине с собой. Я бы ее поняла и оставила в покое.  Человеку иногда полезно побыть одному, чтобы разобрать весь свой "внутренний ворох".
мне кажется, что я добралась до нее не быстрее, чем за десять минут. А может так показалось? Мне не терпелось ее увидеть. С трудом вытащила шары из машины. После того, как припарковалась сзади здания. едва удерживая бутылку с шампанским, я осторожно открываю дверь. Мне хочется сделать ей сюрприз.  Увидеть и обнять. Убедиться, что с ней все в порядке. Медленно двигаясь вдоль коридора, локтем провожу по стене в поисках выключателя. Здесь темно. Темно, как в могиле. Ничего не вижу. И из-за этого произвожу куда больше шума, чем планировала.
кто здесь, у меня есть нож и трупы, которые будут молчать, если что.
Она здесь. Я ее слышу. И кажется. что я напугала ее. Мне этого не хотелось.
-А у меня есть бутылка шампанского, шары и ты. Шампанское тоже умеет молчать.
О том, что здесь будет происходить. Мертвые в молчании тоже солидарны. Я уважала покойников. Но потерпите эту ночь.  Богохульство пить там, где лежат мертвые. Есть вместе с мертвыми. Но... Сегодня такой важный день.
Двигаясь навстречу к ней, что-то роняю. Слышу по звуку.  Это было что-то бьющееся. Надеюсь, что не сильно важное и не ценное. И не какая-нибудь часть покойника.
-Скажи своему боссу, чтобы он поменял лампочки.
Проговариваю с улыбкой, Поднимаю над головой шары с бутылкой, когда чувствую, что она меня обнимает. Жаль, что не вижу ее саму. Целую ее в щеку.
-Я беспокоилась за тебя.

+1

5

old
алкоголь - лучшее напоминание человечеству, что добро, все-таки, всегда проигрывает. вопрос только: кому? красивая флуоресцентная реклама - как загубить свою жизнь за двадцать минут, не опустошив, при этом, бутылку до конца. вот она - вся жизнь йолы в одном мгновении. правильная расстановка задач и подходов к ним; детка взбирается на гору собственной многозадачности, впуская в себя общее настроение духоты. детка не спешит перебрасывать роль управляющего в чужие руки. игры в кошки-мышки, развернутое пособие о том, что не нужно просить помощи у незнакомцев, когда не знаешь, до чего тебя доведет эта просьба. можно устроить из всего этого фарс, воплотить в жизнь кошмар из самого дешевого фильма ужасов, но нет. йола не настолько много выпила. йола не так уж и жестока к юным девочкам. перемена настроения - прекрасная штука, в которую играть даже интереснее, чем в бильярд. гайдвилл опускает руки, отпуская из своих объятий, подальше от своих губ, и разворачивается вполоборота к танцполу, жестом приглашая девчонку присесть. в ногах правды нет. в ногах вообще мало хорошего - вечно приводят к неудачам и анти-безопасности, - даже если бы я была бы.. - с паузами у нее получается обращаться лучше всего, как бы обрывая нити, выключая проектор на самом интересном, - ты явно не в моем вкусе, - тихий смешок; чтобы не обидеть, но разрядить обстановку. детка не слишком готова к компании или же разговорам, но сейчас уже поздно возражать и искать помехи. бугай удалился восвояси, решив, что ему не стоит делить свое темное будущее сразу с двумя. вообще не стоит играть с огнем; а йола бы поиграла. самое прекрасное во всей этой ситуации только то, что теперь немку сложно назвать одинокой алкоголичкой. резвись, совесть, ты снова проиграла в неравном бою. где-то трещат фанфары, где-то салютируют в ее честь. йола пытается уловить мысль брюнетки, но успевает только еще больше разбросать паззлы сказанного. отодвинуть от истины, - как хоть тебя зовут, моя неудавшаяся влюбленность? - йола машет рукой официантке с немым намеком - плеснуть ей море текилы прямо сейчас. в этом ограниченном пространстве кроме музыки, алкоголя и танцев есть одна прекрасная вещь - мгновенное взаимопонимание с персоналом. теперь остается только вновь повернуться к гостье за столиком. вглядеться в ее лицо получше, заметить все, что раньше было незримо. эти глаза напротив, кажется, больше не источают минутный страх. а биты отбивают по костям со снайперской точностью. мир расплывается по заданной координате движения. мир делится и рассыпается. по частям.
now
холод так пробирает, стучится под самую кожу. схватить внезапно-оказавшийся под рукой скальпель, откуда он здесь? развернуться вокруг себя вихрем; предосторожность - такое неловкое слово, когда если кто-то пришел тебя убивать - все равно не поможет. копы говорят, предосторожность превыше всего, а потом ломают дубинкой ребра. в целях самообороны, естественно. особенно, если ты черный. сейчас бы не помешали копы - томительное ожидание. йола прислушивается, цепляется за голос. выдыхает. не хватает только музыкального сопровождения от астора пьяццолы. не хватает беретты, чтобы выстрелить залпом спасения. это саб; как это потрясающе, как забавно, что мысли интерпретируется в настоящее тело. живое. в ее непередаваемые эмоции. сабрина действительно здесь - настоящая, словно прямо из воспоминаний о ней, из телевизионного ящика. с экрана, - господи! как ты меня напугала! - в этом месте часто поминают бога, но только не йола. не в обычаях, не по принципам. скальпель летит из рук, присоседившись к дяде берни; а что? он уже не обидится, не восстанет рассержено из мертвых, чтобы высказать недовольство. скальпель или дядя берни? нужно еще пару затяжек кислорода, чтобы войти в свое тело, воспряв духом.  смерить спокойствие доброкачественным взглядом. раз, два. начинай сначала; у сабрины шары, чертовы воздушные шары. в похоронном бюро. настоящие воздушные шары в похоронном бюро. йола не сдерживается - расхохотавшись от вида этой, прости господи, итальянки. американской итальянки. женщины-огня; любимой, между прочим. во всем этом каламбуре так и норовит взорваться темперамент ее предков - поразительное действо. гайдвилл крепко обнимает саб, вдыхая ее родной запах. насыщая себя ее теплом. именно то, чего так давно не хватало. что нужно было все это время. с момента появления хенрика, с момента тотального краха. надо было позвонить ей сразу, надо было отбросить давнюю привычку решать все свои проблемы в одиночку. может быть, не рассказывать обо всем сразу, но хотя бы растаять в ее надежности до последней клеточки. не позволить себе сломать; йола не привыкла показывать свои чувства, но сейчас, если присмотреться, ее подкошенные колени говорят слишком многое. не просто говорят - кричат во всеуслышание.
- не поверишь, как ты вовремя. ты и шампанское, - немка отходит чуть-чуть поодаль, чтобы насладиться прекрасным видом на монтанелли в бюро; всмотреться в ее лицо, вновь поверить, что это действительно она. недоверчивость - главный порок йолы гайдвилл. порок и средство защиты. у детки что-то хрустит под ногами, кажется, эта пустая колба от дезинфектора. ну и бог с ней; детка идет за парой кружек - обязательно белых. торжественных. бокалов здесь нет, как и попыток превратить происходящее в  великосветский прием. можно много говорить, но лучше всего пронзительно широко молчать, чтобы выказать весь спектр чувств, кроющихся глубоко внутри. прости, дядюшка берни, но сегодня врач запретил тебе выпивать, - нам надо скорее выпить, но сначала я отправлю берни на последний сеанс профилактического сна, - в холодильник. вернее, холодильную камеру. еще вернее, просто, чтобы он остался в хорошем расположении духа до прихода его безутешных родственников. ловкими движениями рук, с мечтательно-отстраненным взглядом йола убирает труп подальше от их глаз, зовет саб к небольшому металлическому столику в углу залы. многозначительность момента в том, что сколько уже детка ни выпила за все это время, она еще никогда не приводила сюда друзей. никогда не делила с ними эту крышу. что говорить, у нее не так уж и много друзей, а похоронное - почти сокровенное место души. не для многих. не для всех. не слишком манящая романтика, но у йолы гайдвилл свои, пусть и странные, ценности; детка берет шары в руку, словно маленький ребенок. остается только навернуть пару кругов по бюро вместе с ними, - хорошо, что ты здесь, саб, - привязывает шары к одному из стульев, чтобы не разлетелись по комнате - эдакий огромный яркий цветок. не из тех, которыми провожают в последний путь, но из тех, что дарят самым огорченным и потерянным настоящее счастье. как мало, но как значимо.

Отредактировано Yola Guidewill (2016-08-26 03:13:29)

0

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » вино и трупы;