Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » see you again


see you again

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Tom Gallagher & Jane Hamilton
квартира Джейн
20 апреля 2016 года

Отредактировано Tom Gallagher (2016-06-07 12:33:13)

+1

2

После Нью-Йорка Сакраменто казался тихим и маленьким, словно Том оказался на окраине родного города. Нет тех потоков людей, в которых за пару секунд можно потерять друг друга, потому что толпа за это время снесет тебя с одного конца улицы на другой. Нет бесконечных неоновых вывесок, пробок и много другого, что присуще мегаполисам. Хотя филиал фирмы существовал здесь уже достаточно продолжительное время, толком Галлахер так и не бывал в этом городе. Однажды на открытии и еще раз в конце прошлого года, когда на его плечи легла обязанность организовать похороны погибшего в автокатастрофе зятя и племянницы. Естественно, ни в первом ни во втором случае у него не было возможности присмотреться к городу внимательнее.

Теперь он планировал здесь задержаться на долгое время, не смотря на то, что Кейтлин была резко против его продолжительного отсутствия. Джейн нуждалась в присутствии кого-то из близких, а не только в уходе, который обеспечивала сиделка, так что Том без всяких сомнений согласился.

- Я нашел отличный дом для тебя. С учетом того, что, помимо сестры к тебе будет наезжать семья или родители. В общем, туда все поместятся и еще пяток гостей при надобности. Зная твою любовь к простору… - Клод, сидящий за рулем, практически не умолкал с самой первой минуты их встречи в аэропорту. Парень раньше работал в Нью-Йорке, но когда в Сакраменто понадобилась твердая рука на замену погибшего Чарли, сам вызвался уехать сюда и временно занял место управляющего. Только временно, чтобы это дало ему шанс подняться по карьерной лестнице, но сразу предупредил, что намерен вернуться в нью-йоркский офис, как только здесь проблема с руководителем утрясется. Естественно, Том согласился, потому что кроме Клода желающих больше не нашлось. – Осталось утрясти вопрос с машиной.

- Замечательно. Расскажи мне лучше, знаешь, что, - Галлахер отвлекся от созерцания пейзажа за окном и посмотрел на парня. – Я планирую заехать в офис на днях. Ты уже нашел замену Чарли? Если нет, то пока я буду здесь, сделаю это сам.
- Обижаешь, Том. Конечно, нашел. Это было сложно, но я справился. Помнишь Филиппа? Филипп Данн, у которого рестораны?
- Нет, не помню, - мужчина с интересом смотрел на помощника, который развивал все ту же тему по поводу найденного управляющего.
- Хм, странно… Мы вместе познакомились с ним в прошлом году, на вечеринке у какого-то твоего друга. Ладно, это не так уж и важно, - Клод отвлекся, притормаживая на светофоре, и потом снова продолжил, - Это его жена – Элизабет. В общем-то, опыта у нее почти нет, но мне кажется, что у нее все получится.
- Ты серьезно? – Том уже с сомнением смотрел на знакомого. – Ты уже не помнишь, что перед отъездом мы с тобой поссорились, потому что на твое место я посадил Кэрри? Знаешь, твое возмущение попахивало сексизмом, и это не только я заметил.
- Кэрри – просто стерва и всегда метила на мое место. Причем тут это вообще? Сексизм тут точно ни причем, Том. Эта курица даже не карьеристка, просто строит из себя слишком умную.
- Просто она тебя бросила первой, - Галлахер рассмеялся, наблюдая за тем, как Клод нервничает.

Буквально через пару минут машина остановилась на стоянке у высотки. Они договорились созвониться, когда дело с переездом Джейн решится, потому что Клод все еще рвался помочь, и на этом попрощались. Вообще-то, Том еще ничего не говорил сестре о переезде, но для него было очевидным то, что жизнь в многоэтажке в ее положении – совершенно неудобно. Элементарно для того, чтобы прогуляться, ей приходится просить чьей-то помощи. К этому можно было вполне добавить еще парочку неудобств.

Дверь ему открыла, видимо, сиделка. Или как они сейчас называются? Женщина примерно его возраста, которую для младшей сестры нашла мать, так что они виделись уже не один раз. Как обычно, приветливо улыбалась, будто это тоже входило в ее обязанности, предложила оставить вещи и сказала, что Джейн в гостиной.
- Эй, привет. Как у тебя дела? - Том подошел к дивану, где лежала сестра, и наклонился, поцеловав ее в щеку, а потом заняв место в кресле. – Чертов рейс задержали, у нас там дождь стеной, так что я немного опоздал, - он покосился на книгу в ее руках и кивнул. – Что читаешь? Марк хотел прилететь со мной, но у него там какие-то экзамены, да и вообще с учебой не ахти, так что Кейт не очень хорошо отнеслась к этой идее. Может, отправит его через пару недель.

Отредактировано Tom Gallagher (2016-06-07 06:00:24)

+1

3

Квартира на девятом этаже. Одна спальная комната, по размерам чуть больше превышающая размеры больничной палаты, в которой Джейн провела месяц, или чуть больше месяца; примерно такого же размера гостиная, визуально сжатая до меньших размеров благодаря широким стеллажам с книгами, телевизору, диваном, креслом сиделки, столом и прочими деталями интерьера. Все абсолютно новое, в этом помещении нет вещей из прошлой жизни Джейн Гамильтон. Только воспоминания, но это то, что не оставить в старом доме, не сжечь в камине, не выкинуть на свалку и не сдать в лавку товаров бывшего употребления. К сожалению, к чертовому сожалению.
Старый дом семьи Гамильтон был выставлен на продажу, с тех пор как погиб Чарльз и Роузи Гамильтон – муж и единственный ребенок Джейн, - она не появлялась на его пороге, не проезжала мимо, даже на дорогу в сторону района, где он находится, смотрела косо и напряженно, когда по какой-то причине оказывается рядом с ней. А оказывалась рядом с ней женщина всего лишь один раз; после того случая Гамильтон настоятельно просила больше не ездить коротким путем до госпиталя, и закатила самую настоящую истерику тогда, когда мать пыталась повторить поехать там во второй раз.

Это называется первым шагом на пути к полному исцелению: выкинь максимальное количество того, что несет в себе воспоминания о прошлом. Джейн всегда считала это полной дуростью и придерживалась мнения того, что есть другие способы справиться со своей болью, и только когда человек научиться контролировать ее подавляющую силу только при одном взгляде на какую-либо важную, значимую деталь из прошлого – это будет называться полным исцелением. Он будет смотреть в глаза своему врагу и не бояться ничего, не чувствовать н и ч е г о. Побег же от своего врага не будет означать, что он не встретит тебя где-то за углом и не «накормит» новой дозой боли.

И все это было так просто, так чертовски просто говорить с полной уверенностью, смотря в глаза пациенту, нуждающемуся в помощи. Но когда Джейн сама оказалась чьим-то пациентом, встала на развилке и должна была сделать выбор, она выбрала побег; точнее, не она сама, а ее родители, брат, навязанный психиатр из госпиталя (какой ирония), предложившие разом просто перерезать нить между прошлым и настоящим. А Гамильтон просто кивнула головой, думая в тот момент уж точно не о своем лечении.
Первый месяц ей каждый день снилась авария, и каждый новый сон чем-то, но отличался от предыдущего; это было ясно по ощущениям, по определенным запомнившимся деталям, по словам, сказанным ею же, мужем или дочерью. Каждый день: темнота, яркий слепящий свет фар машины, приближающейся со встречной полосы, ощущение мужской ладони, крепко сжавшей запястье женщины, девчачий визг, резко завалившаяся полоса горизонта.
Второй месяц показывал картинку уже более расплывчатую. А порой лекарственные препараты погружали женщину в такой сон, что он продолжался долгими-долгими часами, но для нее они пролетали за считанные минуты, безо всяких искаженных сознанием воспоминаний перед глазами.
На третьем месяце Джейн впервые приснилась не авария, а она сама, на которую пришлось смотреть со стороны; единственное, что сейчас Гамильтон вспомнит о том сне – он был черно-белым. Ни единого вкрапления цвета.
Она рассматривает сновидения, как отдельную ветвь психологии, на которую в последнее время обращают внимание лишь страницы групп в facebook или второсортные писатели – якобы знатоки научной фантастики.
- Миссис Гамильтон, как вы себя чувствуете? – мягкий голос сиделки по имени Тина (сорок лет, среднее телосложение, светлые волосы, убранные в конский хвост, джинсы, белая рубашка, небрежно заправленная в них) проворковал прямо над ухом Джейн, из-за чего та, отрываясь книги, встрепенулась. Легкое раздражение прошлось по ней волной, пальцы нервно сжали край одного листа, который женщина намеревалась пару секунд назад перевернуть и приступить к чтению страницы новой. Тина имела привычку всегда появляться не вовремя, и если поначалу Джейн не особо обращала на это внимания, то теперь порой приходила в бешенство.
- Я читаю, - сквозь зубы проговорила Гамильтон. – Видишь, книга в руках? Я ее читаю. А если я нашла в себе силы почитать, значит все нормально, - в ответ на это сиделка пробормотала что-то в духе «хорошо, хорошо, я поняла», и уже собралась как можно быстрее ретироваться из гостиной на кухни, как Джейн добавила: - Поправь мне плед в ногах. Пожалуйста.
На самом деле Тина нравилась женщине, она считала ее порядочной, доброй, хозяйственной; просто у Гамильтон не хватало выдержки придержать язык за зубами и не грубить сиделке по каждому подходящему и неподходящем поводу.
Следующее, что отвлекло Джейн от чтения, был дверной звонок. Тина неторопливо зашагала в сторону входа, а Гамильтон почувствовала резкий упадок сил, мало радуясь тому, что в этой квартире через минуту-другую появится посторонний человек; впрочем, появившаяся в дверном проеме фигура вряд ли могла называться посторонней.
- Я читаю, - уже мягче проговорила женщина, развернув голову в профиль, и смотрела на брата боковым зрением, пока тот не подошел поближе. – Привет, Том, - слабо улыбнулась, когда тот коснулся губами ее щеки, и попросила Тину подвинуть ей ноги, чтобы мужчина смог присесть рядом. – У нас давно не было дождя, солнце светит, небо ясное. Просто ужасно, не люблю такую погоду, у меня настроение намного выше, когда за окном тучи и льет, как из ведра, - к слову, до аварии Джейн очень любила солнце. – А, это «Тринадцатая сказка», про тайны какой-то выдуманной писательницы. Как Кейт? Правильно, пусть Марк лучше учится, это важнее, - жену Тома женщина никогда особо не любила, и интересовалась ее состояниям чисто из-за нужды поддерживать разговор, иногда – с надеждой на то, что у этой дамочки, однажды перебежавшей к одному мужчине, а затем вернувшейся к брату, будет по какой-то причине не все гладко. А вот Марка Джейн очень любит. – Ты зачем приехал? У тебя дела в городе?

+1

4

Том приехал, чтобы поддержать сестру, но это не означало, что он собирался изображать из себя клоуна и фонтанировать энтузиазмом, меру он всегда знал. Да и не мог делать вид, что все хорошо, когда это было совсем не так. Далеко не так. При всем при этом, Том не совсем понимал, с какой стороны подойти к Джейн, чтобы случайно не резануть по живому неосторожным словом или какими-то своими действиями, что вполне могло отдалить их друг от друга еще больше. Она просто выгонит его и его попытки облегчить ее состояние канут в небытие. В пору и самому консультироваться с каким-нибудь психотерапевтом, чтобы быть подкованным в таких вопросах.

Джейн встретила его довольно сдержанно, но ничего другого он и не ожидал. Переместился ближе к ней, когда Тина помогла с ногами и проводил взглядом женщину, поспешившую оставить их наедине. Снова посмотрел на сестру и чуть удивленно приподнял брови.
- Правда? Мне казалось, что ты любишь солнце, - он закинул локоть на спинку дивана и снова покосился на книгу в руке Джейн. – Кейт в порядке. У нее новая идея-фикс – свой бизнес. Собралась открывать цветочный магазин. Я не лезу, ей это быстро наскучит.

На самом деле, на этой почве в их семье случился небольшой разлад. Обычно Кейтлин редко выступала инициатором конфликтов в силу довольно мягкого характера и умела найти другой подход, но на этот раз стояла на своем при любой попытке Тома объяснить, что время она выбрала не совсем подходящее и нужно немного переждать кризис. Проще говоря, в настоящий момент времени, у него не имелось свободных финансов, чтобы делать пустые вложения, вот и все.

В общем, обсуждать сейчас свои семейные дела было совсем не к месту, к тому же Галлахер прекрасно знал, что отношения между женщинами были довольно холодные, и Джейн никогда не скрывала этого, в отличие от Кейтлин, которая предпочитала вообще не поднимать эту тему. Просто с самого начала что-то не заладилось, и в это Том тоже не лез, потому что они большие девочки и в состоянии сами разобраться.

- Я приехал к тебе в гости. Ты что, мне не рада? – мужчина отвлекся, когда к в гостиной появилась Тина и улыбнулся, заметив, что она решила принести им чай.
- Хотите чай, Том? – она улыбнулась в ответ, поставив поднос на журнальный столик и разливая чай по чашкам.
- О, спасибо большое. Ты просто чудо, Тина, такая внимательная, - Том коротко посмотрел на сестру, улавливая ее реакцию. Джейн, похоже, больше интересовало, какого хрена он появился у нее дома. – Джейн, ты не хочешь прогуляться?
Он не надеялся на положительный ответ. Сейчас вообще сложно было предугадать реакцию младшей сестры на что либо, потому что многое она воспринимала в штыки и предпочитала, чтобы ее не трогали и не разделяла мнения окружающих в том, что ей нужно чуть больше внимания уделять своему физическому состоянию и в целом отвлекаться на что-то.

+1

5

За месяцы так называемого лечения Джейн поняла, что меньшее, в чем она нуждается – заряжаться оптимизмом и энтузиазмом от других людей, подобно батарее, всасывать в себя силы через льющиеся водопадом слова поддержки. Другие отчего-то полагают, что излишняя опека, забота, чрезмерное внимание отвлечет её от горестных мыслей, депрессии, тоски; но на самом деле они больше загружают и давят на больное, словно ковыряют вновь и вновь еще не зажившую полностью на душе рану.
Они постоянно напоминают о том, что произошло; напоминают о том, что Джейн необходимо забыть случившиеся, когда как это самое случившиеся до сих пор стоит у нее перед глазами расплывчатой картинкой.
Она просила делать вид, будто ничего не было. Будто отсутствие чувствительности в ногах было всегда, а вот авария никогда не случалась; будто мужа и дочери у нее тоже не было, а значит, и умирать было некому.
Но естественно, далеко не у всех получается делать так на благо самой Гамильтон. И Том, наверно, один из немногих людей, близких людей, родственников, который находится на правильной позиции и не якобы воодушевляет свою младшую сестру. Он просто рядом, разговаривает с ней, безуспешно пытается вытащить на свежий воздух, в данный момент – смущает своей любезностью наивную одинокую Тину. И этого оказывается более чем достаточно.
- Не знаю, солнце как будто давит на меня, а еще такое впечатление, что оно тут палит сильнее, чем где-либо еще, - раньше все было наоборот: серые тучи нависали над головой, принося с собой мигрень и плохое настроение, а ясная погода воодушевляла и мотивировала Джейн меньше сидеть в кабинете, пока на улице столь тепло и ярко.- Я не могу по-другому объяснить… мне легче сидеть дома, когда за окном творится черти что, понимаешь?
На новости о Кейт женщина закатила глаза, даже не думая скрывать свое презрение по отношению к супруге брата; она прекрасно знала об осведомленности мужчины о трудностях между ней и его женой, никогда толком этого не скрывала и даже порицала брата за то, что тот когда-то принял Кейтлин обратно.
- Ты только деньги лишние на нее потратишь, Том. Останови ее, пока не поздно, - Джейн видит миссис Галлахер, как бабу с полным отсутствием совести, восполняемым неплохим складом ума; ведь это же надо было перебежать от одного мужчины к другому и вернуться обратно, даже не запыхавшись. – Тем более цветочный магазин, при такой-то конкуренции в крупном мегаполисе…
Почувствовав, что раздражение по отношению к Кейтлин стало нарастать, женщина тяжело вздохнула и отвлеклась на воркующую рядом с братом Тину; вот она была бы отличной, примерной женой, хозяйкой, матерью. Но отчего-то всю жизнь была одна, как известно Джейн. Ни мужа, ни детей у нее никогда не было.
- Рада, конечно, - довольно сухо произнесла Гамильтон, несмотря на то, что действительно была рада приезду брата. – Но какая причина? Продела путь от Нью-Йорка до Чикаго, чтобы спросить о том, как у меня дела? – по меньшей мере странно.
Наблюдая за движениями сиделки, Джейн попутно улыбнулась Тому; тот всегда уме каким-то чудесным образом влиять на представительниц противоположного пола, и даже такими простыми фразами похвалы он заставил бедную Тину залиться румянцем.
- Ты не оставишь нас ненадолго? – дружелюбно отозвалась Гамильтон, обращаясь к женщине; та лишь молча кивнула в ответ, кинула последний раз взгляд на Тома и направилась из гостиной в сторону кухни. Но затем вдруг остановилась в дверном проеме и сказала:
- О, Том, вам что-нибудь принести перекусить? Вы ведь с дороги.
Гамильтон тоже начинала чувствовать голод, но подавлять его отчего-то совсем не хотелось.
- Никакого прогуляться, Том, - сердито процедила сквозь зубы Джейн, смотря на своего старшего брата. – Это надо одеваться, садиться в коляску, спускаться на последний этаж... А поговорить мы можем и здесь, - есть одна немаловажная причина, по которой женщина не желает выходить на улицу; на нее смотрят люди. Не обычными случайными взглядами, а изучающими, иногда жалостливыми, которые впоследствии становятся смущенными, когда Гамильтон начинает смотреть в ответ. Это нервирует.
- Ну ладно, мы можем выйти на балкон, - задергав руками, отозвалась Джейн. Ей нужно было хотя бы раз в неделю дышать свежим воздухом, но иногда дело доходило до того, что на нем женщина не бывала неделями, и никакая Тина не могла заставить ее подъехать на коляске даже к открытому окну. - Так что тебя действительно сюда привело? Работа?

+1

6

Тому никогда не приходилось притворяться перед сестрой, что все хорошо, когда все было плохо. Просто не было у них таких ситуаций, а если и случалось что-то жизненное, то он все выкладывал, как на духу. Возможно, потому что Джейн в любом случае поддерживала его, чего бы это не касалось, и всегда принимала его сторону. В обратную сторону все работало так же. Он ценил это и был благодарен ей, а еще он очень ее любил, от этого в разы тяжелее было видеть Джейн в таком состоянии. Так что, Галлахер понимал, что придется набраться терпения, что бы для начала хотя бы найти какой-то подход к ней, чтобы не задевать ее каждым своим словом и при этом не прокручивать в голове то, что собирается сказать.
- Ладно, дома, так дома, - примирительно отозвался он, откинувшись на спинку дивана и наблюдая, как суетится Тина пытаясь угодить им обоим. Кажется, все это не входило в ее обязанности, так что с ее стороны, это было очень мило.

Том отвлекся, попивая чай и слушай рассуждения Джейн по поводу планов Кейтлин. Он не собирался останавливать супругу, в настоящее время та была в той стадии уверенности в своих действиях, что ее и танк бы не остановил, потому что если Кейт что-то вобьет себе в голову, то все аргументы против этого будут безуспешными. Галлахер заметил, что сестре не очень приятна эта тема, решил закруглиться с этим обсуждением, но Джейн уже сама перевела тему на цель его приезда, избавив их обоих от ненужных паух. Том еще раз сделал небольшой глоток из чашки и отставил ее на столик, одновременно с этим отрицательно покачав головой на вопрос Тины о том, не желает ли он перекусить.

- Нет, спасибо. Может, позже? – женщина снова улыбнулся, понимающе кивнув и по просьбе Джейн оставила их наедине, а том поднялся с дивана и подошел к двери, ведущей на балкон, чтобы убедиться, что им там будет, где устроиться. В конце прошлого года он сам вытаскивал сюда кресло. Кажется, столик рядом был куплен матерью. В общем, оставалось только добавить в эту обстановку стул для себя, а в целом там было довольно просторно, так что Том открыл дверь и вернулся в комнату за сестрой. – Я приехал по работе, Джейн. Ты же не выгонишь меня? Держись.

Он подошел к дивану и наклонился, дождавшись, когда та обхватит его за шею и взяв ее на руки, перенес на балкон, усадив в удобное кресло. Потом вернулся за пледом, который оставил на столике рядом, а потом перенес и чашки с чаем. В конце концов, перенес стул для себя и только после этого уселся и расслабленно вытянул ноги, слегка щурясь от солнца.

- Посмотри на себя, ты вся бледная, скоро совсем прозрачная станешь. Тебе надо чаще бывать на солнце, - Том сокрушительно покачал головой, дав понят сестре, что расстроен таким положением вещей и еще на какое-то время отодвигая разговор по поводу своего появления. Совсем избежать его бы все равно не получилось, поэтому после небольшой паузы он снова посмотрел на Джейн. – Дела в офисе идут не очень хорошо, поэтому я решил приехать на какое-то время, заодно побыть с тобой. Не дело, что ты сидишь в четырех стенах в одиночестве, надо бы это исправить. Ты же сама понимаешь, что нельзя так прожить всю оставшуюся жизнь, тебе все равно придется что-то делать.

+1

7

Джейн не была дурочкой, не была слепой эгоисткой, а потому прекрасно видела, как родные люди изо всех сил стараются ей помочь и оказывают любую поддержку, кто на что способен; только вот подобное совсем не грело душу, нет, как раз наоборот. Гамильтон устала от вечно обращенного на неё внимания, от заботы, которая отвлекает мать от своих рабочих, благотворительных дел, которая отвлекает отца, занятого своим положением и политическим интригами. Которая отвлекает брата от его бизнеса и от его семьи, явно недовольной такими частыми отъездами мужчины.
У каждого была своя жизнь – насыщенная иль бледная, суматошная или проводимая в расслабленном темпе, без спешки; больше всего американка не хотела, чтобы кто-то отвлекался от своей жизни или, тем более, пытался вдохнуть силы и желание двигаться дальше в неё саму. Прежнее рвение быть активной, прежняя жизнерадостность – всё это уже не вернется, а если и вернется, то очень нескоро.

Сколько раз ни просила Гамильтон дать ей шанс самой хоть немного окрепнуть, побыть хоть немного самостоятельной – эти просьбы через секунду растворялись в воздухе после их оглашения. И все начиналось по новой. Совсем недавно Джейн начала с этим потихоньку мириться. – Я тебя отвлекаю, - цепляясь за шею брата, проговорила. Попав через пару мгновений на балкон, женщина вдохнула свежий воздух полной грудью и пару раз после этого кашлянула, прикрыв рот ладонью; такое иногда случалось. – Да какая разница, бледная я или не бледная, все равно большую часть времени сижу дома. Да и бледность мне к лицу, как считаешь? – это была болезненная бледность, ничем Гамильтон не украшающая и совершенно ей не идущая; однако американка считала иначе, привыкла к тому, что видит в зеркале, и однажды это отражение начало ей нравиться. Впалые щеки, уставший взгляд, белая кожа – раньше все было не так, но и сейчас тоже неплохо.
- Но я не хочу что-то делать, Том! – голос повысился, рука с чашкой дрогнула, и ее содержимое частично пролилось на плед. Несколько капель, ничего страшного, к тому же, чай был несладкий. – Ты просто привык постоянно двигаться, вот, выглядишь уставшим, потрепанным проблемами, а зачем мне это нужно? – поставив чашку на столик, Джейн запустила пальцы в волосы и неторопливо провела по ним. Она уже пожалела, что повысила голос на брата – он желал ей только лучшего, а она, как непослушный подросток, не хотела принимать эту помощь и шла против всех правил. Хотелось бы ей хоть немного порадовать Тома, да только не может она это сделать. – Что-то серьезное на работе? – женщина мало что понимала в бизнесе брата, да и не лезла в него лишний раз с расспросами, но переживала за благополучие его дела. Мужчина много работал и вкладывал всего себя в свое, так сказать, детище, это прекрасно видно, и душа за него у Гамильтон неспокойна; раньше, конечно, все было не так, но теперь, когда появилось время рассуждать, мыслить, тратить на это двадцать четыре часа в сутки… - И, Том… я давно хотела спросить. Кто займет место Чарли в офисе? – если так подумать – это совершенно ненужная информация для самой американки, но незнание её не давало ей покоя. Как-то раз она представляла себе в его кресле молодую девчонку, посаженную на него, естественно, благодаря связям, или толстосума, совершенно не интересующегося развитием бизнеса, но только выкачиванием из него денег. Том вряд ли сможет допустить подобное, Джейн не верила это, но… вдруг?
- Я принесла вам сладости, перекусите немного, - Тина улыбалась краешками губ, ставя вазу на стол рядом с чашками чая; затем выпрямилась и уже собралась заговорить, посчитав, видимо, что может втиснуться в разговор брата и сестры. Однако, заметив выражения их лиц, вышла, так не сказав и слова.

+1

8

Мужчина молча улыбнулся на заверения сестры. По ее собственному мнению, выглядела она прекрасно, но это было совсем не так, потому что Тому было с чем сравнивать. Долгое пребывание в четырех стенах сказывалось на ее внешности не только бледностью кожи, но и темными кругами под глазами, о ее осунувшемся лице он вообще молчал. Как и обо всем остальном, только по той причине, что не хотел лишний раз расстраивать ее. В отличие от нынешнего внешнего вида, раньше Джейн выглядела намного свежее и моложе, но это было и понятно, все окружающие ее близкие прекрасно видели, насколько молодую женщину вдохновляли ее муж и дочь, и любимое дело, которым она занималась. Навалившееся на нее горе, явно покосило сестру, и Галлахер даже представить не мог, что творится у нее внутри, но она была не одна. Они все разделяли ее горе, они все потеряли этих близких людей, просто Джейн была склонна к самокопанию, а окружающие ее люди понимали, что жизнь продолжается. Он выслушал ее и решил ответить на все вопросы разом, по-прежнему стараясь не наседать на младшую сестру.

- Конечно, идет. Я считаю, что тебя можно без грима снимать в каком-нибудь подростковом вампирском кино, это же неплохо, - он пожал плечами. – Даже эти синяки под глазами не способны перебить твоей сногсшибательной красоты, дорогая. Ну, разве что распугать парочку людей.
У нее была куча времени. Естественно, Джейн было не до своего внешнего вида, ей важнее было сидеть в бетонной коробке и бесконечно думать о произошедшем. С одной стороны, Том до своего приезда был уверен, что женщина способна сама с этим справиться, но теперь он уже явно наблюдал другую картину. Ей нужно было с кем-то поговорить, высказать все, что накопилось за все время после трагедии.

- Я выгляжу уставшим, потому что у меня бессонница, я тебе уже говорил по телефону. Проблемы тут ни при чем, - мужчина вздохнул и отвернулся, глядя куда-то вперед. – Да и знаешь, без проблем скучно жить. Не в потрепанности дело, а в том, что тебе не мешало бы чем-то заняться и это не обязательно поиск проблем, Джейн, - Том всегда был уверен в своих силах, когда что-то планировал, но сестра была отдельной темой. Ему никогда не приходилось вытаскивать людей из депрессии, в этом была хороша Джейн, которая попала в трудную ситуацию и, кажется, теперь им придется поменяться местами, так уж сложились обстоятельства. – На работе, пока что, все решаемо. Надеюсь, что офис войдет в прежний ритм достаточно быстро.

Оказалось, что сестра не зря перевела тему на работу. Не только для того, чтобы отвести ее от самой себя. Ее интерес переключился на то, кто займет место Чарли в кабинете управляющего, в офисе. Нельзя сказать, что Том не ожидал подобных вопросов, ведь Джейн сейчас была в том состоянии, что готова была цепляться за все, что угодно, что было связано с погибшим мужем и дочерью, словно это могло как-то ей помочь или вернуть их. Галлахер в очередной раз вздохнул, собираясь с мыслями и взглянул наконец-то на сестру, однако, на какое-то время их отвлекла своим появлением, оставив на столе тарелку. Том благодарно кивнул, выдавив улыбку, и скоро уже проводил женщину взглядом, а потом взял чашку и отпил чай.

- Этим я тоже займусь. Здесь оставался Клод, но он не хочет уезжать из Нью-Йорка, так что придется устраивать собеседование. Хотя, он, вроде бы, нашел кого-то, но я подозреваю, что он это сделал, чтобы быстрее вернуться, - мужчина тихо усмехнулся, прекрасно понимая помощника в этом. Ему, откровенно говоря, тоже не совсем удобно было находиться здесь. Кейт выказала недовольство тем, что ему придется так надолго уехать, потому что переходный возраст Марка доставлял им немало забот в последнее время. Буквально несколько дней назад Галлахер забирал сына из полицейского участка. Ничего криминального, естественно, ребята просто немного повеселились, точнее, слегка переборщили с весельем. – Вообще, знаешь, что я думаю? Что нам придется подыскать другое жилье. Я планирую заняться этим в первую очередь, и даже не пытайся меня отговаривать. Никаких чертовых лестниц, надо, чтобы ты свободно и по своему собственному желанию могла выходить из дома. Без чьей-либо помощи, - он поднялся и подошел к сестре. Наклонился и поцеловал ее в макушку. – Мне нужно принять душ, а потом я верну тебя на твой любимый диван, так что не скучай.

Он вышел с балкона, хотя, через минуту вернулся и оставил на столе рядом с Джейн книгу, которую она читала до его появления. В его планах все было в том же порядке – принять душ, вернуть Джейн домой, а потом вздремнуть пару часов. К тому же, он собирался прямо сегодня съездить на встречу с ее доктором, о которой договорился днем раньше, чтобы не откладывать все в долгий ящик.

+1

9

-игры нет больше месяца. в архив.-

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » see you again