Эвелин с трудом отвлеклась от созерцания происходящего на арене и перевела взгляд на Дэвида, который присоединился к ней в этой иллюзии. Только сейчас она заметила, что иллюзия затронула не только окружающую действительность – они и сами стали выглядеть по-другому. С восторгом оглядев Дэвида, облаченного в тунику, Эвелин обнаружила, что и ее платье уступило место ярко-желтой тунике с серебристой вышивкой, а проведя рукой по волосам, она убедилась в том, что ее локоны, раньше свободно струившиеся по плечам и спине, сейчас были уложены в сложную прическу, скрепленную небольшой диадемой.
- С ума сойти, - прошептала Эвелин, вновь посмотрев на Дэвида. – Мы даже сами выглядим как настоящие римляне!
Она снова опустила взгляд на свою тунику и увидела, что Голубая Звезда грез, которую она раньше держала в руке, теперь висит у нее на шее на цепочке. Потрогав камень, она повернулась к Ксенону, который смущенно кашлянул, услышав вопрос Дэвида.
- Понимаешь, я никогда особо не задавался этим вопросом, - признался фавн. – Просто получил в подарок этот камушек и краткую инструкцию как им пользоваться … Но у меня сложилось впечатление, что магия Звезды создает вокруг своего владельца что-то вроде виртуальной реальности, основанной на тех воспоминаниях, которые она хранит в себе. По-другому и не скажешь, ведь то, что мы видим… - Ксенон обвел рукой арену, на которой уже сошлась в бою первая пара гладиаторов, - это с одной стороны, реально, а с другой стороны, если ты пойдешь и сломаешь шею императору, то на ходе истории это никак не отразится, потому что император уже и так давно мертв. Правда, в том, что наш разум считает все это реальностью, заключается определенная проблема, потому что все, что с нами здесь происходит – реально для нас. – Он немного помолчал, словно раздумывая, стоит ли продолжать или нет, а потом все же добавил: - Вот поэтому я всегда стараюсь вести себя осторожно, когда оказываюсь в чужих воспоминаниях… Мало ли что…
Последняя пара фраз заставила Эвелин встревожиться, отчего восторг от столь удивительного подарка слегка поблек. Дэвид часто баловал ее своими иллюзиями, но чтобы он не создавал и не показывал ей, Эвелин всегда чувствовала себя в безопасности, безгранично доверяя любимому мужу. А эта иллюзия, хоть и была прекрасна, все же являлась для нее чуждой, она не принадлежала Дэвиду, который в любой момент мог рассеять призрачный мираж, если ей, Эвелин, вдруг что-то не понравится. Инстинктивно придвинувшись вплотную к Дэвиду и положив ему руку на бедро, Эвелин вдруг подумала о том, что узнала только половину инструкции к артефакту.
- А как рассеять эту иллюзию и вернуться обратно? – спросила она, на что Ксенон, хлопнув себя по лбу, ответил:
- Прошу прощения, совсем забыл! Вам всего лишь нужно сосредоточиться на том месте, где вы находитесь на самом деле, и магия Звезды исчезнет. Вот смотрите, я сейчас вспомню о своей кофейне и исчезну, а потом снова дотронусь до вашей руки с артефактом и вернусь.
С этими слова Ксенон на самом деле исчез, оставив своих спутников одних. Эвелин, к этому моменту уже здорово встревоженная рассказами о том, что грезы могут оказаться не такими уж и безобидными, смотрела на опустевшее место на скамье и уже совершенно не обращала внимания на то, что происходило на арене. Прошло около минуты или даже больше, но Ксенон все не возвращался, и Эвелин обернулась к Дэвиду.
- Что-то не нравится мне все это, - шепотом произнесла она. – Может, мы тоже вернемся обратно?
[NIC]Эвелин[/NIC]
[AVA]http://cs630621.vk.me/v630621149/335ba/SHnlSB2R84o.jpg[/AVA]