Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Прогулка по городу


Прогулка по городу

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Terra Gale, Costantino Pellegrini, Sonny Pulsone
Место: Сакраменто
Время: 15 июня 2016
О флештайме:
Очередной рабочий вечер славных парней из Сакраменто-сити.

Отредактировано Sonny Pulsone (2016-06-10 13:20:55)

+1

2

Угол, где играли музыканты, за последний пару месяцев стал настолько частой точкой их встречи, что эти самые музыканты начали с ними здороваться, а само место получило в их дружеском обиходе особое, хотя и не особенно блещущее фантанзией (вероятно, потому что Сонни не доверил придумывать его Константину - оставляя за собой возможность это название потом выговаривать за полторы секунд, а не больше) - "музыкальный угол". Ходили ли они снова за кофе или ещё чем, куда-то ездили или просто колесили по городу, собирались, как правило, здесь - ещё одной небольшой традицией стали несколько монет, отправляющихся в поставленный перед музыкантами чехол для инструмента: Пульс при этом ощущал себя приобщённым к искусству, потеряв всего несколько центов, и преисполненный чувством выполненного долга готов был продолжать свой день. Вообще-то, за своё право собираться на этом углу, музыканты тоже кое-кому платили кое-какую долю, и Сонни даже знал, кому именно, потому был уверен и в этом, что эти несколько центов к нему скоро вернутся - через несколько часов, или завтра, или в конце недели, быть может... но музыканты не были в курсе этой схемы. Во всяком случае, детально.
- ...во сколько там у тебя смена сегодня начинается? - так как работал Константин всё ещё у Ливии - то и подвозил его до "Парадиза" Пульс довольно часто. Не уставая напоминать, правда, и о том, что Пеллигрини давно уже пора и собственные колёса заиметь, да и жить перебраться в место получше, с такими способностями и доходами - давно бы уж мог себе позволить. Становилось интересно, куда он вообще зарплату девает - то ли бабе какой своей бывшей и детям отсылает, непонятно. Если ты видишь, что кто-то деньги прогуливает и пропивает - ты хотя бы видишь, что они не только зарабатываются, но и тратятся тоже. - Давай на музыкальном углу минут через пятнадцать. - Сонни убавил газу, въезжая в черту города - ночевал он сегодня в жилом помещении стрелкового клуба, решив там привести кое-какие дела в порядок. Летом там стало особенно многолюдно - открывшийся сезон охоты, да и калифорнийская жара, начавшая некоторым плавить мозги, делали своё дело, приехать пострелять желающих сейчас было достаточно. Можно сказать, что дела шли хорошо в настоящие дни.
- Эй, ребята. - Пульс вышел из автомобиля и остановился у игравших, по традиции звякнув несколькими монетками в их ящик, и огляделся по сторонам, словно искал на улице какие-то перемены. Впрочем, самые важные перемены в их бизнесе чаще всего остаются незримыми невооружённым глазом, а города не меняются в один миг - и, пока всё происходит именно таким образом, всё как раз в порядке. Перемены не должны наступать слишком резко. Увидев вдалеке Константина, Сонни ожидал, пока тот дойдёт до него, облокотившись на корпус машины и вслушиваясь в мелодию, разливавшуюся по улице...
- Привет, Кос. Как ты? - крепко обняв друга, Пульс обошёл автомобиль, садясь на место водителя и открыл дверной замок со стороны Пеллигрини, чтобы залезть мог и он. - Давай покатаемся немного, сейчас расскажу тебе, что к чему. - Сонни завёл мотор и начал выводить автомобиль на дорогу, сливаясь с редким вечерним потоком. Перемены самые важные сейчас происходили в жилах и венах города, а не на его лице: партия кокса преодолела свой долгий путь из Мексики, выдержала свой срок хранения, и, наконец, стала расходиться по улицам, по карманам дилеров, затем - по карманам покупателей, и все затраченные на это путешествие зелёные бумажки стали возвращаться обратно - с прибылью. - Объедем с тобой пару улиц, встретимся с четырьмя моими знакомыми ребятами. Подойдёшь к ним, каждый из них кое-что тебе отдаст, ты затем отдашь это мне. Я останусь в машине - пригляжу за улицей. Ты полученным тоже не свети. - ничего такого незаконного и очень уж странного в крупной денежной сумме, оказавшейся в чьих-то руках, нету, кроме того, что это само по себе привлекает внимание. Разбираться с каким-нибудь полоумным карманником, решившим, что он слишком умён и слишком удачлив, не хотелось - совпадений не бывает, но улицы полны неожиданностей. Впрочем, купюры, скорее всего, уже будут собраны по конвертам; но может быть - и нет. - Всё несложно. Управимся за полчаса, думаю... только вот, возьми это. - Пульс, протянув руку, отворил бардачок, демонстрируя Константину лежавший там пистолет. - Просто на всякий случай. Не думаю, что возникнут проблемы, но с ним мне всегда спокойнее. - у Сонни был ещё один под полой пиджака - как и почти всегда, в общем-то, был; вообще питавший определённые тёплые чувства к огнестрельному оружию, Пульс почти всегда носил с собой пушку - исключая, может, те случаи, когда она была совсем уж ни к месту; Пеллигрини это было известно. Но его самого с оружием Пульс за пределами своего стрельбища никогда не видел, решив, что сегодня пришло время это исправить... тусовались они друг с другом уже достаточно долго. А если уж ты кому-то доверил пушку в "полевых" условиях - тут уже недалеко до того, чтобы доверить жизнь; следующий, так сказать, уровень доверия. - Вот, кстати, первый парень. Видишь, вон тот, в синей толстовке? - Сонни нажал на гудок, привлекая внимание дилера.

Внешний вид

+2

3

внешний вид

http://i.piccy.info/i9/82014de5d7d910bf86d5fd8295a11a14/1466585167/29598/1045538/tumblr_nyzcah2FBU1rfdneqo2_400_500.jpghttp://i.piccy.info/a3/2016-06-22-08-46/i9-9965883/333x500-r/i.gif

Знаменитость всегда была тяжким бременем для Терры. И если первоначальное время она наслаждалась этим ощущением того, что она популярна, что про нее пишут, то при первом же провале поняла, что мир этого глянца и журналов далеко не так притягателен, как казалось изначально. Множество людей стремились бы, и желали оказаться на ее месте, но мало кто задумывается вначале пути, через что приходится пройти тому, кто стремится стать популярным, тот, кто желает стать успешным. Сакраменто - город, который не так ласков, он не так радостно раскрывает объятия тому, кто хочет ворваться в этот город и покорить его. Увы, только в сказках рассказывают о людях, которые всего добились и не переломили в себе ничего. Терра откровенно признавалась сама себе, что превратилась в одно время в чудовище, которое шло по головам ради своего бизнеса, ради своего дела. Она словно ослепленная желанием достигнуть чего-то, продолжить дело своего любимого отца, не замечала ничего на своем пути. А оглянувшись, поняла, что осталась совершенно одна. Тогда-то и приходит понимание этой зависимости, этого грязного болота сплетен, слухов, копаний в личной жизни друг друга, что бы уцепиться за что-то, чем можно потопить своего конкурента. И когда даешь себе передышку в этой гонке, становится тошно от самой себя. Терра сполна напилась той знаменитостью, что у нее было. Напилась и чуть не захлебнулась, когда в тяжелый для нее момент, люди, которые раньше улыбались ей, стали поливать дерьмом. Ломали ее до конца, и не задумывались о том, почему это Терра Касс, железная леди сломалась, почему забыла о своем малолетнем сыне, почему пошла по пути алкоголя, дабы заглушить свою боль. Никто и не думал разделить с ней ту боль. Хотя, с другой стороны, именно эта встряска заставило Терру открыть наконец-то глаза, наконец-то встать на ноги и очнуться от забытья, в котором она могла утонуть навсегда. Быть может, именно эти осуждения и грязь, заставили ее отряхнуться назло всем тем злым языкам, который не замолкали не на минуту. Бизнес Терры развивался и без нее, никто не смел бросить дело Терры, но  он постепенно угасал, и в очередной раз, она вытащила его из самого дна.
Постепенно, со временем все утихло. О Терре мало интересовались, несколько раз оповестив народ о новой свадьбе этой женщине. О ее теперешнем муже. И еще раз, когда на свет появилась маленькая девочка. "У Терры Каас родилась дочь". Гласили все заголовки, и Терра долго смотрела на напечатанные буквы в журнале, стараясь осознать свою еще не угасшую популярность. А лишь немного отступившую в тень более популярных людей. Стоит не забывать о том, что за тобой постоянно следят и новый неверный шаг может сделать из тебя ничтожество. Но Терра мало об этом задумывалась, с головой уйдя в долгожданную беременность, ушла с головой в заботу о муже и семейном очаге. С Джаредом она стала той самой настоящей женщиной, какой мечтала быть. Моника улыбалась нежно дочери, когда она наконец-то сдалась, расслабилась, не пыталась доказать супругу, какая она независимая, и что одна будет принимать решения. Терра полностью приняла силу Джареда, она полностью отдалась ему. Телом, духом, сердцем. И результатом этого примирения получилась Пейшенс, которая сейчас лежала в кроватке и маленькими глазенками таращилась на мать, что-то пытаясь выдать на своем «угуканьем» и «агаканьем». Терра склонялась над кроваткой и улыбалась дочери. Она безгранично любила свою дочь, но даже ее любовь не могла сравниться с тем чувством, что испытывал к дочери Джаред. Это был первый ребенок у мужчины,  и именно поэтому это стало настоящим стрессом и непониманием, а что делать с этим маленьким шевелящимся комком. Но после выписки все постепенно входило в свое русло, и Терра порой втихую приревновала мужа к дочери, настолько он ее любил и даже в таком возрасте читал ей сказки и стихи.
После нескольких попыток взять у Терры интервью после рождения дочери, и получив твердый отказ , журналисты оставили семью Гейлов в покое, и Терра могла спокойно заниматься семьёй и еще одним делом, которое она посвящала время еще будучи беременной. Как бы то ни было, Терра не могла полностью отстраниться от работы и все это прекрасно понимали. Джаред по прежнему преподавал в университете, Терра стала чаще выезжать из дома по работе, когда Пенни немного подросла и не требовала так яро присутствие матери, Моника с удовольствием занималась внуками, тем более, что Тин рос на удивление умным и воспитанным мальчиком, если учесть, что у него был полностью характер Терры, как говорила бабушка. В свои неполные пять лет он уже обожал свою сестренку и частенько помогал Терре в каких-то домашних делах.  Он не доставлял никакого неудобства, а Пенни…Пенни была тихим ребёнком, не кричала, не требовала круглосуточного внимания и капризничала только когда ей хотелось кушать и когда ее что-то тревожило. В остальное время она чаще спала, и реже смотрела по сторонам еще совсем маленькими и непонимающими глазками.
Терра широко улыбнулась и нагнулась над дочерью, оставляя на ее маленькой щечке нежный и ласковый поцелуй. Сегодня у нее был трудный и ответственный день. Новый магазин был готов к открытию, и на сегодня назначался этот день, Терра была просто обязана там быть, и была обязана присутствовать при расширении своего бизнеса. Моника поддержала дочь и пообещала присмотреть за внуками.
Раздался звонок в дверь, и Терра подняла голову. Быстро спустившись по лестнице на первый этаж, она открыла матери дверь, поздоровалась и кивнула наверх, говоря о том, что дети наверху – спят оба как сурки. Джареда не было дума, он отправился в университет по важному делу. Пора было собираться и Каас.  Она волновалась, ведь этот магазин был полностью ее детищем после долгого перерыва. Она занималась его дизайном, интерьером. Она контролировала каждый шаг директоров и дизайнеров, лично отбирала работников и следила за тем, что бы все проходило в кротчайшие сроки. Она не гналась за бешенной выручкой, она вложила в этот магазин столько средств, сколько он требовал. Терра никогда не славилась бесполезной пафосностью и чрезмерной роскошью. Она все сделала так, как требовала стилистика остальных магазинов и была горда тем, что не потеряла былой вкус и хватку. Одевшись в своей комнате, она подобрала волосы в более строгую прическу и вышла из дома, плотно закрывая за собой дверь. И как только она вышла на порог собственного дома, оставляя его позади, она выпрямила спину, и взгляд ее поменялся. Прежняя Терра Каас была готова представить всем свой новый магазин. Она прошла по ровной дорожке и села на заднее сидение собственного автомобиля представительского класса, но который на этот раз вел личный водитель.
Конечно же, журналистов видеть там она крайне не хотела, но трезво понимала, что такое событие они не пропустят. Парочка журналов обязательно подошлют своих людей, что бы те сделали записи или фотографии, что бы первыми освятить открытие «Золотого Феникса». Терра не стала заходить в магазин через центральный вход, где уже столпились люди, ожидая открытия. Она отметила краем глаза, что людей немного, но все постоянные клиенты, которых она хорошо знала и которых в большинстве своем уважала. Успела она заметить и журналистку, которую ненавидела всеми фибрами своей души, но так же понимала, что она будет здесь обязательно. Рыская в поисках очередного скандала. Каас удивленно покачала головой, не понимая, как так живут люди, и вышла из машины, толкая дверь заднего входа, что бы  раньше времени не показывать свою персону.
Магазин располагался почти на окраине города. Здесь еще не успели выстроить небоскребы и высотки, здесь было много зелени,  и на первый взгляд такой магазин мог бы потеряться среди всего остального. Кто-то говорил Терре, что этот магазин не будет приносить много прибыли, что она выбрала неудачное место, но ей было все равно. Она не стремилась грести деньги миллионами, слава Богу, развитый бизнес приносил ей немаленькие деньги. Она просто хотела открыть магазин, тот, о котором она мечтала, тот, который будет отражать ее второе я. Не блистать множеством софитов и роскошью, а куда можно будет приходить и отдохнуть. Терра всегда думала о своих клиентах, и сейчас было не исключением. Помещение было разделено на три зоны. Два зала – мужской и женский, и комната отдыха для работников этого магазина. Интерьер помещения был выдержан в своем аккуратном и сдержанном стиле. Здесь были самые дорогие ткани, стекла, украшения. Но все было сделано со вкусом и по делу. В интерьере преобладало дерево и кожа. Темный Американский Орех, которым был выложен пол и стены, гармонировали со стойками, которые Терра решила сделать из красноватого оттенка дерева – Мербау.  В середине каждого зала стойки с украшениями, которые переливаются всевозможными оттенками в ярком, но мягком для глаза освежении. По кругу расставлены удобные кожаные диваны, что бы гости могли отдохнуть. У каждого установлен низкий столик с угощениями и выпивкой для сегодняшних посетителей.  Ну, и конечно же, самое главное украшение этого магазина – Золотой Феникс, который расположился над входной дверью, высоко вскинув голову и раскинув огромные крылья, словно стремясь обнять весь город. Этот символ магазина был выполнен с такой точностью, что при ближайшем рассмотрении можно было увидеть каждое перо этой мифической птицы,  которая славилась способностью возрождаться из пепла.
Завидев хозяйку магазина, девочки, которые были уже готовы с иголочки, улыбнулись и поздоровались. Каждая из них успела уже лично познакомиться с Террой Каас, да идя на эту работу, каждая понимала, какие будут у женщины требования и были наслышаны о ее жестком характере. Хотя Терра никогда не требовала невозможного. Она лишь хотела дисциплины и воспитанности, ведь по сути эти работницы были лицом магазина. И от их работы зависела репутация ее нового магазина. Терра поздоровалась в ответ, давая понять девочкам, чтобы они не отвлекались и заканчивали все приготовления, а сама пошла между стеллажами и витринами. Невероятной красоты драгоценности смотрели на нее из-под чистейших и натертых стекол. Здесь было все настолько привычно, что Терра на какое-то мгновение очутилась в том временем, когда она полностью отдавалась каждому магазину, боролась за него, как мать за ребенка. Здесь было все привычно и знакомо, но было и новшество, которое она решила внедрить, надеясь на то, что это произведет впечатление на тех, кто сюда придет. Здесь присутствовал стеллаж, где были представлены украшения не только с драгоценными камнями, но и природными, натуральными камнями. Терра решила, что пора расширяться и пробовать что-то новое, тем более что натуральные камни она любила и питала к ним больший трепет, чем к холодным драгоценным, которые порой выглядели искусственными, хоть и безмерно нравились представительницам слабого пола. Здесь был и жемчуг. Черный, белый, розовый. С поставщиками этого дорого камня она договорилась о сотрудничестве очень давно, и только теперь смогла произвести в реальность этот план.
Мягко касаясь теплого дерева пальцами, Терра остановилась, осматривая помещение. Ей было жалко только одно – что сейчас с ней нет супруга. Но Терра знала, что Джаред не любит большое скопление людей, не любит пристальное внимание к своей персоне, поэтому она даже не стала настаивать на его присутствии, когда услышала отрицательный ответ. Она знала, что супруг гордится ею и поддерживает, даже находясь далеко отсюда. Терра в последний раз обвела взглядом помещение, цепляясь за каждую мелочь и деталь, удовлетворенно улыбаясь.
Все было готово к открытию.

+2

4

- Ну, подними на пару пунктов, - шептал Тино, попивая кофе, азартно смотря на монитор ноутбука. Порой его забавляли игры на бирже. Многие имена он знал давно, называя их сталкерами, караулящими «слабаков», окружая добычу, накрывая сверху чем-то темным, вроде понижения ставок на акции той или иной отрасли, сам порой устраивал охоту в длительном времени. Так, еще живя в Японии, Константин умудрился купить небольшой заводик по очистке воды. Но подумав, зачем он ему, слегка сделал ажиотаж и слил весь капитал за весьма удачные проценты. Кто-то бы удивился. Но у каждого есть свои увлечения и средства на их содержания. Пеллигрини не был алчным. Воспитанный на традиции японской культуры, где дух был выше плоти, где разум воспринимался не как некакая субстанция, которой наделен человек, а «соратник» внутреннего мира, помогающий человеку пройти жизненный путь достойно, Тино легко мог расстаться с деньгами. Правда, было одно но, на счету всегда должно быть ровно десять тысяч. Ни больше, ни меньше. – Так, ну а дальше?
Акции одной лесопилки скакали как кенгуру. Явно что за всем стояли люди, желающие нагреть на этом владельца, поймав того в «квадрат» и забрать контрольный пакет. Пеллигрини слышал, что у Семьи есть хорошо разветвленный строительный бизнес, что мешает ему вкатиться в нее долей? Но решать самому было не резон. Мысли он пока лишь собирал, а еще анализ, подсчет. И потом…
- Слушаю, - итальянец поднялся с дивана, потягиваясь, распрямляя затёкшую спину. Это затягивает, что не видишь, как мчится время. – И тебе здравствуй. – Как Сонни тащит сразу врываться в его мысли одним звонком. Как чувствовал, что пора япошку выдергивать. – Как обычно ближе к девяти я должен быть на месте. А что есть предложение прогулять работу, как в прошлый раз?
Если бы Тино знал, что был не так уж и далек в своих словах, то не стал бы говорить их в слух. Договорившись, он в последний раз взглянул на уплывающую из его рук лесопилку, закинул подачу заявки на завтра, сохранив уже купленные им акции на своем счету, сделав электронную подпись защиты, просто закрыл крышку компьютера. У Пульса есть черта. Она правильная. Он никогда не объясняет по телефону сути. Факт встречи и все будет известно. Но порой Константин был настолько умиротворен после тренировки, медитации, что вот такие звонки хотел либо не брать, либо вежливо намекнуть Сонни, что прогулялся бы он в недалекий парк. Один. Времени переодеваться у него не будет, поэтому одевался Тино так, чтобы потом сразу на работу. В заведении Ливии для теневых охранников дресскода как такового не существовало, но и в толстовке не пойдешь. Легкая рубашка, брюки и куртка. Слегка расстёгнутые первые две пуговицы, не терли шею воротником, что дико иногда раздражало. Перебравшись в Штаты, Костя сильно сменил гардероб. Пришлось переключиться на западный манер одеяния.
Еще издали он увидел стоявшего Пульсоне, слегка затормозил, обратив внимание на сменившегося одного музыканта. Насколько Константин был осведомлен, то это коллектив, давно и прочный. И потеря бойца была заметна. Хотя его место занял другой, все равно мысль быстро не отпустила. Ему нравились эти ребята, умеющие подкупить публику не столько музыкой, нет, конечно, и ею тоже, но и своей харизмой.
- Привет, - обнял друга в ответ, хлопнув того по плечу. Их дружба началась весьма странно, таковой и оставалась. Тино не поддерживал Пульса в его прошлом заглядывании в бутылку, наоборот старался увести подальше итальянца от всякого соблазна, причем открыто, за что мог давно быть посланным или они подрались, так как Пеллигрини был весьма настойчив. Потеряться в виски можно всегда, а вот вынырнуть нет. – Что за срочность? Все хорошо?
Константин отошёл к музыкантам, опуская в коробку около ста баксов, сколько вытащил из заднего кармана джинс. Он никогда не считал, сколько кладет на подаяние, на оплату труда уличных музыкантов или танцоров. Оказавшись в машине, по привычке, отодвинул слегка кресло назад.
- Кто у тебя тут такой малогабаритный ездит? – усмехнулся, - давай, рассказывай, что за покатушки на вечер глядя ты надумал. Мстишь за тот кофе?
Константин понимал, что никак не вписывался в компанию тех, с кем он завел знакомства. Он иного плана человек, и мало кто понимал его интереса в этой жизни. Иногда парни спрашивали, почему он свои мозги ставит под кулаки, а не сидит где-нибудь в теплом офисе и не сливает концерны. Что он мог ответить? Ему так хотелось. Но отвечать вслух никогда не думал. После пары отмачивании, интерес пропадал, до определенного момента, когда что-то надо было починить или настроить в Парадизе. У него даже кличка появилась «электрик».
- Тебе трудно ногами самому дойти? – ответил, смотря на улицу, отвернувшись от Сонни. Он не грубил, и итальянец должен был понять. – Мне проще за столом тебе на дань насобирать. Или на бирже поиграть.
Это было своеобразным «сватовством». Пульс вводил его в круги, от которых Тино был скрыт работой в борделе. Хотя по спортзалу в Барракуде его знали уже многие. Кто-то стал постоянным спарринг-партнером, кто-то просто просил поставить удар или показать ту или иную защиту. Кивнув, что понял, Константин перевел взгляд на стоящих парней. Одного он знал. Приходил к девочкам Ливии, других видел впервые.
- И куда я тебе его засуну сейчас? – покрутил пистолет в руках. – Несложно, значит это лишнее. Ты же знаешь, я не дружу с огнестрелом. И не напоминай про пластид. Не думаю, - он обернулся, оглядев улицу позади себя, - что будут проблемы. Обойдусь. Я понял.
Оставил пистолет под сидением, Тино вышел из машины. До светофора было недалеко. Перебегать было бы глупо. Его заметили, его вели взглядом, пока итальянец шел до перехода. Он затерялся в небольшом скоплении людей и вынырнул рядом с парнем.
- Кхм.
Сделав вид, что о чем-то спрашивает его, Пеллигрини взял протянутый конверт, кивая, будто ему что-то объясняют, хлопнул парня по плечу и пошел дальше, до следующего перехода. Попал на красный. На противоположной стороне он увидел еще одного знакомого парня. Молча поздоровавшись, он отошел в сторону, будто что-то увлекло, а Тино перешел дорогу, повернул направо, скрываясь в толпе прохожих.
- Заметил вон того, на том перекрестке. Это его участок? Он вроде всегда приезжает с юга. А сейчас он тут. Да и как-то странно посмотрел на меня. Делаю вывод, что они кого-то пасут тут. Подождем или поедем дальше?

Отредактировано Costantino Pellegrini (2016-07-10 21:42:10)

+4

5

Вот в этом с Константином было тяжело - вроде и умный, и рассуждающий вполне логично, и жизнь знающий, поступал Пеллигрини как-то странно - и не сказать даже, что "зачастую", скорее даже "постоянно", какая-то такая перманентная странность, которая Сонни, как сам он думал, перестанет бить в глаза однажды и свыкнется, однако ж - время шло, а Пульс продолжал задумываться над этим нехитрым и сложным одновременно вопросом: ну какого чёрта такому гению, как Константин, вообще слушать целыми вечерами скрип пружин там, у Ливии, или отираться с ним по кабакам да подворотням?.. Нет, конечно, сами они не бедные, что Пульс, что Лив, да только Кос, с такими способностями, вполне мог бы в разы больше поднимать, не рискуя своей жизнью; и в свои тридцать семь сидел бы уже в отдельном большом кабинете в чистом офисе, руководил бы какой-нибудь... промышленной хренью или что-то вроде того; занимался бы боями - при всём остальном, оно бы выглядело как дорогое хобби, и не так бросалось бы в глаза, как бросается игра на бирже, если речь идёт об охраннике гостиницы или бойцу ринга... За себя Пульсоне точно не мог бы сказать, что таким мог бы заниматься - ему по-настоящему богатым никогда не стать, не потому, что он не хочет, а потому, что попросту не умеет. Ничего другого не умеет делать, кроме как - того, чем занимался, бизнеса "вне закона". И рад был бы свалить всё на Японию, но тут явно что-то не только с тех краёв... люди там живут хорошо, говорят - но всё-таки, не до такой же степени?
- Да, всё прекрасно. - и будет ещё лучше, хотелось бы надеяться, потому как Пульсоне собирается Косте кое-что, скажем так, предоставить; что его, быть может, выпрямит более-менее. Делом займёт... и для которого его спортивные нагрузки могут быть полезны, а не просто являются красивым и непонятным, бонусом. Может, лучше было бы, конечно, что-то более интеллектуальное ему найти - но Сонни мог поделиться только таким чем-то... - Да это Прикол тут сидел, всё кресло задницей изъёрзал, балбес. Делай, как удобно. - засмеялся Пульс, глядя на то, как Константино возится с креслом, пытаясь устроиться. Молодого приятеля Пульсоне он, наверное, помнил, пару раз они виделись; хотя, кажется, не то, чтобы общались близко - не при свидетельстве Сонни, во всяком случае. - Мне - нетрудно, но надо, чтобы сделал это ты. - он не может всем лично заниматься, не разорваться же - ему нужны и глаза, и руки на улицах. И кто-то, кто общался бы с этими "бизнесменами" вместо него, да и Константину это сделать явно будет легче - чем он таким занят, у Ливии отирается? - Блин, я тебе тут про серьёзные дела говорю - а ты опять про биржу про свою... Ты думаешь, всё только от "дани" этой зависит, что ли - в том, как от меня откупиться? - это даже обидно было бы, пожалуй; но ещё обиднее, если Кос когда-нибудь за своими столами доиграется, и кто-нибудь устанет ему постоянно проигрывать, или ещё что-нибудь похожее произойдёт. Отсиживаться вечно на бирже или в холле гостиницы не получится. - Зависит всё от того, кого представляет. А все знают, что со мной и с Ливией - так докажи, что это не просто слова. Делом займись. - доказать, что он один из них, в конце концов - тех, кого бы приняли за своего, а не за... кого-то, кто трудится за какую-то там зарплату у Ливии, или показывает в бойцовской школе какие-то там приёмчики, не фраера какой-нибудь, а парня в деле - заслуживающего доверия. - За пояс засунешь. И рубашкой прикроешь, вот и всё. - только носить её придётся навыпуск, но это сейчас типа как даже модно, что ли - особенно в тех кругах, где действительно приходится прикрывать рукоятки, дабы не слишком привлекать внимание толпы. Настоящая мода, говорят - всегда практична. - А чего пластид? Ты вспомнил, не я. Но если вот у кого такая же окажется - ни пластидом не закидаешь, ни рукопашные навыки не помогут. - но у Кости на этот счёт снова были свои суждения; ладно, придётся тогда делать, что обещал - следить за улицей, и страховать его - и своей пушкой, и его... Наблюдая за передвижениями Пеллигрини из автомобиля, Сонни высунулся, помахав рукой дилеру, давая знать, что всё в порядке, затем проследил и за общением со вторым типом, уже не делая никаких жестов - он прекрасно видел и его машину, и то, как Константин переговорил с его подельником.
- Ты с ним знаком, что ли? - удивился Пульс, принимая конверты из рук Пеллигрини. - Да ничего странного - просто он тебя не знает и старался запомнить твоё лицо. - любой - кто в этом деле был бы более-менее толковым - сделал бы то же самое. Вот так вот, только что Пульс ненавязчиво представил своих парней друг другу. - Ну что, несложно? Сможешь делать так же каждую среду, пятницу и воскресенье - но уже без меня? - вытащив из конверта деньги, Пульс быстро пересчитал их, часть - отправив обратно в конверт, другую часть - протянув Константину. И, убрав затем конверт во внутренний карман пиджака, завёл мотор. - Поехали, нечего тут светить, надо навестить ещё двоих ребят. - вообще-то, были бы какие-то проблемы, они - если Констатину и не сказали бы, то какой-то знак Пульсу точно подали бы, чтобы подошёл лично. До других двоих ребят, впрочем, доехать без остановок не получилось - вырулив на одну из основных улиц, Сонни вдруг заметил знакомый пурпурный Кадиллак, припаркованный у магазина "Золотой Феникс"...
- Опа, машина Шеймуса... А что он тут делает, цацку, что ли решил прикупить подружке? - задумчиво произнёс Пульс, провожая автомобиль взглядом; затем - крутанул руль, разворачиваясь. - А пойдём, поздороваемся, подождут ребята немного. Помнишь Шеймуса? - остановив БМВ прямо позади Кадиллака, Сонни выбрался из машины, направляясь в салон. Кстати, не помнил он на этой улице никаких Фениксов, вроде бы - хотя откуда-то логотип ему знаком был...

+3

6

- Был бы знаком, вопросов не задавал бы, - Костя протянул конверт, мельком посмотрел, как Сонни пересчитал. – Просто у меня странная память. Запоминаю лица, телефоны и номера машин. Увижу, потом голову ломаю, как в кроссворде – кто, откуда. Ладно, забудем. Может я ему понравился, - рассмеялся, представляя себе мысли того парня.
Вырос Тино в стране, где культ эротических фантазий был не прикрытым, выведенным за пределы морали двоих. Культивировалось это в мультфильмах, книгах-комиксах, по иному манга. Есть в Японии официальные кинотеатры с темой, как называют цивилизованно, «тяжелой эротики». Японцы сами по себе очень зажатые рамками воспитания люди, что даже в семье, муж и жена делают «это» по устоям, которым много тысяч лет. Но почему то не считалось зазорным и неправильным то, что женатый мужчина мог зайти в сексшоп на одной из главных улиц Токио, купить фигурку девушки, застывшей в весьма понятной позе. Женщины также не отстают от мужчин. Но это не порицается обществом, как в других странах. Каждый старается найти себя, даже путем собирания таких скульптурок, которые стоят очень не дешево. И этот культ вовсе не говорит об извращенности нации. Это как стимул перебеситься, отдать часть той энергии, что готова толкать людей на беспричинности и бесчинства. Культ гейш известный на весь мир, тоже держится на многовековой традиции. Современные нравы не смогли разрушить институт «гейко»…
Тино обернулся, почувствовав касания руки. Порой такое выпадение из реальности, было чревато для него. Он будто застывал, давая возможность делать вокруг себя что угодно. Но сейчас итальянец был не один, и мог позволить расслабиться в воспоминаниях.
- Не сложно, - удивился сам себе, что расслышал обращенное к нему, - сейчас скажу, и ты начнешь опять массированную атаку на меня, - рассмеялся, забирая деньги. Но спохватился. – Это за что? За круг почета от светофора до другого перекрестка? Слушай, а почему они не могут сами заносить главному деньги, зачем тратить время на такие поездки?
Тино мысленно приготовился к тому, что Пульс начнет рассказывать правила. Он понимал все, но не мог взять в толк этих поездок по сборы. И пока Сонни отвлекся на то, чтобы выехать на дорогу, Тино незаметно опустил деньги в бардачок между сидениями, резко тут же положив руку на водительское сидение. Не заработал.
- Смогу, не трудно прогуляться. Да да да, на машине. Я тебя понял, - слегка толкнул Сонни в плечо, чтобы не распалялся. - Среда, пятница, воскресенье. Стоп, воскресенье вряд ли. Я сутки слушаю скрип кроватей в борделе, отпускаю женатых ребят в семьи. Хотя я поговорю, субботу сделаю таковой. Думаю им все равно. Видишь, какая у меня важная работа.
Рассмеявшись, Пеллигрини откинулся на сидении, слегка сползая по нему. Он любил быть пассажиром, нежели водителем. Так видно больше. Витрина магазина, на которую указал Сонни, блестела, не успев еще запачкаться пылью и выхлопными газами, что покрыли такие чудные позолотистые узоры копотью.
- Думаешь, они именно в ювелирный зашли, а не прогулялись дальше? – придержав себя рукой за бардачок, Константино слегка толкнул в плечо итальянца, по инерции навалившись. – Понятно, в следующие выходные поедем на трек, погоняем. А то смотрю, засиделся в тебе гонщик. Шеймус? Имя нет, а если ты мне его лицо покажешь, вероятно вспомню.
Они вышли из машины. Тино рассматривал витрину, эти причудливые повороты рисунка, четко описывающей линии птицы, будто танцевали по стеклу. Но едва он опустил взгляд и придвинулся к витрине, как усидел стоявшую возле стены женщину и рядом мужчину, явно не ведущего с дамой приятного разговора. Кулак резко приземлился возле уха толи хозяйки салона, толи продавщицы, что женщина зажмурилась.
- Кто-то играет в пресс…
У Пеллигрини был один маленький пунктик, когда видел как мужчина наседает на женщину, явно будучи не правым. А то что сейчас он видел, говорило именно об этом. Звякнув колокольчиком, Костя появился на пороге.
- Не ушибся?
- Нет, - огрызнулся мужчина, даже не обернувшись на голоса и звон двери.
Тино не обратил внимания не тех, кто еще был в магазине, но те было дернулись, чтобы преградить дорогу незнакомцу, как остановились. Почему? Константино узнает потом, а сейчас он был явно настроен, преподать урок уважительного отношения к слабому полу. – Все хорошо?
Задал тупейший вопрос, смотря на прижавшуюся к стене женщине, выворачивая за прилавок. Мельком оценив стоимость лежавших драгоценностей под стеклом, итальянец оказался за спиной мужчины, который явно не думал об угрозе со стороны вошедших, занимаясь тем, что так вероятно ему нравилось. Костя надавил на локоть наглеца, вдавливая кулак того в стену.
- Ничего что я сзади. Извините нас, - перехватил движение в свою сторону, отодвигая мужчину в сторону, - прошу.
Кивнул женщине, чтобы она вышла из тени и встала на недосягаемом расстоянии, если что-то внезапно началось бы.

+2

7

Сейчас-то они не в Японии... и вообще, Сонни уже трудно становится отделить, где кончается Япония, и где начинается Константино и его точки зрения; с трудом верилось, что какой-нибудь японец бы делал, например... что-то такое, что Пеллигрини, скажем, с биржей делал, традиционные устои или нет - деньги узкоглазые делать хорошо умели. В отличие вот от стрелкового оружия... но это уже другое. Это уже тоже, наверное, дань древним традициям - мечи-катаны и кинжалы у японцев получались отменные, а вот огнестрельное оружие, как правило, заставляло желать лучшего. Наверное, потому во вторую мировую американская морская пехота и вставила им по первое число - Сонни, во всяком случае, нравилось об этом думать именно в таком ключе...
- Ну, это тоже довольно полезное свойство.
- в Японии особенно, где вообще практически все на одно лицо... - У нас иногда лицо запомнить важнее, чем имя. - учитывая, что имён лучше иногда вообще не называть; но при этом - сделать так, чтобы тебя поняли. "Тот чувак в ботинках от Гуччи", "Парень, что водку дважды заказал", "Со змеиной харей такой мужик", ну и так далее, на самом деле - итальянские гангстеры ведь так и получают свои клички, в большинстве своём, поэтому они у них и такие странные. Да и стильные, тоже. Сонни уже приготовился, когда Константино что-то проговорил про массированную атаку... ладно, хоть предупредил на сей раз. - Потому что им как раз некогда разъезжать - им тут надо торчать... продавать. - да и потом, это они, Константино, Сонни, этих пушеров, что ли, должны ждать? Пусть сами их приезда ждут - не хватало только ещё, чтобы какая-то из этих сошек где-нибудь потерялась, и они потом по всему городу их искали. - А мы сюда приезжаем, присматриваем за ними... вот за это и деньги. И если какие-то проблемы будут - обратятся они к тебе. - одновременно с передачей конверта... ну или зубов своих выбитых, и такое порой случается. Хотя, вообще-то, на этот случай у них сами по стволу может быть - и лучше бы Константино тоже заиметь свой, потому как - пёс их, урлу эту, разберёт, вздумает из них кто-то и на Пеллигрини пукалку свою направить, куш сорвать. - Ну переговори. Или с этими договорись на субботу, - показал большим пальцем назад. - пусть в субботу тебе собирают, всё в твоих силах. Теперь ты у них босс. - усмехнулся Пульс, ткнув Константина в ответ в плечо в примерно таком же жесте, наблюдая, как он развалился у него на сидении. - Хотя, лучше тогда на понедельник назначай - они на выходных больше делают. - на тех трудовых гражданах, кто эти самые выходные любит отмечать с размахом; у некоторых визит к таким ребятам уже расписание приобрёл - как у алкоголика к ларьку, в современном мире наркотическое опьянение уже столь же частый симптом, как и алкогольное, да и достать это не так сложно - самое главное узнать, где.
- А машину? Да такую увидишь - при желании потом хрен забудешь...
- хмыкнул Сонни. Машина пурпурного цвета - и то редкость, фиолетовый Кадиллак - и вовсе нечто... сродни вон той же самой манги японской, что ли - не поймёшь, что это такое: искусство или извращение. - Да я думаю, да. Паркуется Шеймус, как чмо, и всегда ставит машину так, чтобы её видеть. - дорожит автомобилем сильнее, чем яйцами собственными, это невооружённым глазом видно - притом, что водить её, действительно, не умеет, как не увидишь её - стоит она как-то кривовато. Из пяти раз Шеймус припаркуется нормально только один, дай бог.
Шеймус - у него было что-то вроде пунктика на итало-американский гангстерский стиль: рассекал на Кадиллаке, волосы гелем укладывал на старомодный манер, носил только итальянские костюмы и туфли, пасту - тоже потреблял килограммами, в общем, буквально во всём старался скопировать того, кого называли "гумба" - и, притом, что получалось у него порой даже вполне удачно, это было именно "пунктиком" по той простой причине, что итальянской крови в нём не было ни капли - из надёжных источников Сонни знал, что происхождение у него еврейско-ирландское. К чести клоуна сказать, что зарабатывал он при этом неплохо - достаточно неплохо, чтобы его поведение прокатывало.
- Кос! - Пульс не успел среагировать, как Пеллигрини, особенно не разбираясь, уже подлетел прямёхонько к Шеймусу - оглянувшись на его голос, и узнав Сонни, замерли его дружки, замешкавшись (да возможно, и трухнув, узнав его), что и дало Константино замечательную возможность в итоге добраться до своей цели и заломать ему руку быстрее, чем Сонни сказать успел бы что-то - не то, что сделать. - Ты в своём уме вообще?.. Это ж Шеймус! Отпусти его сейчас же. - не обратив даже особого внимания на "спасённую" женщину, проходя мимо неё, Пульс сам подошёл к прилавку, одёрнув Пеллигрини за плечо; взглянул на него, показав ладонью на висок - нормальный, мол, вообще? - затем обратился уже к самому виновнику "торжества" непосредственно, с тупым видом потиравшим свой вмятый только что в стену кулак и предплечье, облачённое в итальянскую ткань. Телохранители его тоже хлопали глазами с глупым видом, вроде и напыжившись - а вроде и не зная, что делать...
- Здорово, Шеймус. А чего у тебя тут происходит?..
- Да тут вон Гейл ещё лавочку открыла... вот именно, что за НАХЕР здесь происходит?! - указав пальцем в сторону Терры, Шеймус резко сменил тему, указав пальцем теперь на Констанина, стоявшего рядом с женщиной...

Шеймус

Отредактировано Sonny Pulsone (2016-07-30 14:16:40)

+1

8

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Прогулка по городу