Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » злое солнце


злое солнце

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://funkyimg.com/i/2cVLG.jpg

http://funkyimg.com/i/2e6ra.png

Мы сами себя убьём
Никто не спасётся
Никто не спасёт

Часть I
Часть II

[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2016-07-14 00:01:31)

+2

2

Часть I
Благими намерениями выстелена дорога в ад.

https://67.media.tumblr.com/37736f30748070cf14a4fbda82d5f2d1/tumblr_n7ozc57ul61qfc2eco5_500.gif[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2016-06-29 09:37:41)

+2

3

.. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..
Солнце мое, взгляни на меня:
Моя ладонь превратилась в кулак.

Имани Ясмина Хаким - 15 у.о.
Кофи То Хаким - 19 у.о.

.. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..

Здесь главное – за что-то ухватиться. Кофи Хаким хватается за тренировки, во время которых выпускает пар, Имани Хаким хватается за свои мечты о лучшей жизни, их мать хватается за них двоих и ещё за трёх своих детей, отец за работу, младшие братья и сестра, хотя ещё слишком малы, всё равно ищут за что бы ухватиться. Весь район, каждый житель каждого дома ищет за что ему можно ухватиться, а если не находит, то плохо заканчивает. Впрочем, не хуже, чем те жители Бед-Стайя, которые ухватились за наркотики.
Ухватись и держись. Не отпускай то, что держит тебя наплаву в Бедфорд-Стайвесант, ведь это только риэлторы говорят о том, что уровень жизни растет во всем Бруклине. Бед-Стай же они вместе со своими клиентами по большей части стараются обходить стороной, предпочитая отчаянно дешевому жилью, то что более элитное и безопасное. Район, где на сто цветных приходится трое белых – это место для смельчаков. Район, где выстрелы можно услышать даже днем – это место для отчаянных оптимистов, которые своим благополучием надеются поднять уровень жизни всего района. Или же это место для тех, кто не может позволить себе жизнь в благополучном районе Нью-Йорка, довольствуясь тесным субсидированным жильем здесь.
Семья афроамериканцев Хаким из последнего типа людей. Они бы и рады перебраться в другое место, но такие деньги едва ли у них появятся в скором времени. Да что там, едва ли они вообще когда-то накопят нужную сумму, для того чтобы приобрести жилье вне гетто.
Гетто – это болото. Ты попадаешь в него, и тебя начинает тянуть на дно все глубже. Единицы получают свой счастливый билет из Бед-Стайя или подобных районов в лучшую жизнь. Хаким-старший не получил, его жена тоже. Кофи даже не пытается, а вот Имани мечтает о нем. Но каждый в гетто знает, что мечты лучше засунуть куда-нибудь подальше и лишний раз не доставать - они отвлекают от насущных проблем, которые если и не нужно решать, то хотя бы необходимо иметь в виду. А проблем хватает везде: в семье, на улицах, на банковском счету с его отрицательным балансом. И никто не даст выходной для того, чтобы от них отдохнуть. Поэтому даже в субботу вечером, идя после работы по закатной улице вместе с Имани, Кофи рассказывает о тех проблемах, что его волнуют сейчас больше всего - о проблемах района. Он идет, глядя вперед себя, и кривит рот. Он вспоминает, что когда ему было пятнадцать, какие-то уроды подожгли местный спортзал. Кофи говорит, что сгорело все: самодельный ринг, пара боксерских груш, прочий инвентарь, мебель, личные вещи хозяина, его сын, который заночевал в зале. Кофи матерится сквозь зубы и сплевывает себе под ноги. Он вслух описывает, что будет если кто-то точно так же подожжет автомастерскую, в которой он сейчас работает: Кофи останется без работы и едва ли сможет быстро найти новую, семья потеряет большую часть прибыли и не сможет в срок заплатить по счетам, погрязая в долгах ещё глубже и рискуя вовсе остаться на улице. Имани слушает его и кивает, ей сейчас пятнадцать, и она прекрасно понимает, о чем говорит брат. Ей даже представлять не надо, что чувствовал брат и весь район, когда сгорел единственный в Бед-Стайе тренировочный зал, являющийся к тому же одним из немногих местных развлечений – она помнит это время хорошо, хотя и было тогда младше. И Имани прекрасно понимает, что будет, если брат лишится работы. Слишком взрослая, чтобы не понимать этого. Пятнадцать лет в Бед-Стай – это приблизительно в полтора раза больше, чем пятнадцать на Кони-Айленде. Сейчас она уже подрабатывает в местной бакалейной лавке, для того чтобы помогать семье, а свои выходные тратит в основном на работу по дому. Чем не взрослая жизнь? И ей ещё повезло - у неё нет ребенка в отличие от подруг, даже её мать родила Кофи в свои пятнадцать.
Имани кивает и молча следует за Кофи. Они не спеша проходят квартал за кварталом, изредка сворачивая на параллельные улицы, Бед-Стай следует за ними. Вся жизнь в одном районе. Они могут идти по нему не опасаясь ничего только потому, что выросли на его улицах. Но даже не смотря на это Кофи вдруг резко останавливается, и Имани замечает, как его ладони сжимаются в кулаки.
- Что такое? – Имани смотрит на него, а затем тоже останавливается.
Кофи молча сводит кисти рук в замок, выворачивает их, заставляя пальцы хрустеть. Кивает вперед себя и говорит, что кроме всех прочих проблем района, преступности, нищеты, есть ещё одна проблема - скинхеды.
- Эван! – окликает он белого паря, идущего впереди.
По статистике три белых на сто цветных. Помните? Один белый на тридцать три местных цветных.
- Какого хуя ты забыл тут, обмудок?! – Кофи жестом показывает Имани, чтобы она стояла там, где стоит, а сам делает несколько шагов вперед, к белому парню.
- Кажется, в прошлый раз мы достаточно понятно объяснили вам, что лучше тут не шариться!
Кофи выглядит по-настоящему раздраженным, злость всегда просыпалась в нем в считанные мгновения, но Имани наблюдает за ним спокойно, разве что слегка удивленно. Она не ожидала, что спокойная прогулка на пути домой вдруг обернется подобным, но она и не волнуется. Это их район, они тут родились, так чего же им бояться дома?
[NIC]Imani Hakim[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2d3Ab.gif[/AVA] [STA]каяться поздно[/STA]
[SGN]Ты просишь меня молчать, ты просишь меня улететь.
На наших ладонях расцветает зима.
[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2016-06-17 03:21:26)

+1

4

Эван Рид - 18 у.о.
Жизнь - ебаные качели, которые то возносят тебя к самым вершинам, то с огромной скоростью опускают вниз. Если не держаться, можно расшибить себе нос. А если падать с достаточной высоты, то и расшибиться. Нахуй.
Об этом дерьме я узнал еще с самого юношества - когда моего лучшего друга избил конченный нигга. Когда мой друг навсегда остался калекой. А я? А я стал ненавидеть все их отродье. Надеюсь, моими усилиями они все закончат в сточной канаве. В отличие от многих моих друзей, ненавидеть черножопых мне было за что, и делал я это качественно. Ни одна облава на этих ублюдков не проходила без моего участия. А в нашем районе их не водилось. Даже из своего престижного лицея выпер одно такое тело. Какая разница сколько у тебя бабла, если харя чернее сажи?
Сегодня же я совершенно случайно оказался в районе, где мы буквально пару недель назад повздорили с одной компанией. Ну, как повздорили - навешали им по первое число. Ха! Мать до сих пор не понимает, почему я вечно хожу весь в синяках и с разбитыми костяшками. Она до сих пор пугается, зачем мне кастет, зачем бита, хоть я никогда не горел желанием играть в бейсбол. В общем, мать переживает, а отцу - похуй. Весь в своей работе. Приносит домой деньги, пытается выебываться своим статусом и кидается в меня своими нравоучениями. Неужели нельзя оставить меня в покое? Вон, у них есть второй сынок, его бы и воспитывали. Коул, малой братишка. Вот за кем нужен особый присмотр. Еще малолетка, всего пятнадцать, но ведь влипает в передряги хуже моего. Только и успевай вписываться за него, подтягивать друзей на разборки и после, лично, надирать уши.
Так вот, сегодня я был в ниггерском квартале, почему-то совсем один, за что и влетел с разлету в этого ущерба. - Ох ебать, кого я вижу. Что, фингал сошел или ты настолько черный, что и не видно? - Сплюнул, сделал еще одну затяжку и кинул недокуренную сигарету в Кофи. Терпеть его не могу. Один на один я полюбому его сделаю! Собственно, именно потому и пошел к нему навстречу. - А что такое? Ты купил эту улицу? Хотя, у тебя нет бабла даже на местную шалаву, откуда возьмутся на улицу. - Я безумно любил его задевать. Опускать и словами и ударами. Да, он был немного старше меня. Но у меня было преимущество - никто не думал, что такому богатенькому пареньку, как я, нечего терять. А я никогда не цеплялся за этот мир. Если драться - то до последнего. То ли я был молодой и глупый. То ли именно потому что молодой и глупый - я был неимоверно яростный. Многие, даже из моей банды, считали, что отморозок. И правильно делали.
А еще, именно потому что я был таким придурком, первый и влазил в неприятности. Увидел, разозлился, и ринулся в драку. Ну, как минимум попытался. Налетел и сходу зарядил в морду лица, впрочем, ответочку ждать не пришлось. Ярость застилала глаза... или это была кровь? Плевать, вообще. Мне хотелось его обмудачить вот так - в честной драке. Чтобы этот поганый ниггер больше нигде и никому не мог сказать, что он чего-то стоит. Потому что, блять, ничего он не стоит. Даже грязи под моими подошвами.
[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2016-06-21 05:39:58)

+1

5

Или все-таки дома не так спокойно?
Имани вздрагивает и отступает назад, когда брат хватает белого за ворот майки и с размаху бьет по лицу.
- Да что с вами разговаривать?! Вы тупее собственных ботинок. - голос Кофи хрипом несет по улице. - Особенно ты, ущербный.
В следующую секунду Кофи получает удар в челюсть и замолкает. Всё что дальше выкрикивает Кофи или попавший под его руку скин, в ушах Имани смешивается в одну сплошную кашу.
- Остановитесь! – она вскрикивает, когда оторопь проходит.
Да, в районе неспокойно. В Бед-Стай, черт возьми, никогда не спокойно, ни днем, ни ночью; подобные или же куда более жесткие стычки здесь – норма в любое время суток. Но Имани убеждает себя, что кроме пары синяков им тут ничего не грозит. У них нет настоящих врагов среди местных, а значит можно дышать свободно, без опасения на следующем вдохе получить пулю в голову. Вот только чужаков никто не отменял.
Никто не любит чужаков. А те, кого жизнь забросила прямиком в Бед-Стай, не любят их особенно сильно.
Тем более, когда они гребаные расисты.
- Я выбью из тебя всё это нацистское дерьмо! – сквозь кашу слов прорывается разборчивая фраза Кофи. В этот же момент брат бьет белого под дых.
Череда ответных ударов не заставляет себя ждать.
- Остановитесь вы, блять! – Имани кричит громче, но всё ещё без паники в голосе.
Она не подходит ближе, чтобы не попасть под кулаки, но и не сдвигается с места, чтобы позвать своих на помощь. Даже заядлому курильщику крека будет понятно, что это драка принципов и чести, и ей лучше не мешать. На районе таких драк случается куда больше, чем можно представить. Иногда они случаются даже между старыми друзьями, чего уж говорить о местных, повстречавших ебанутых на всю голову скинхедах, которые уже в печенках сидят со своими налетами. Имани не верит, что её крики остановят драку, но всё же на это надеется.
- Ребята! – не самое подходящее слово для описания двух человек, ненавидящих друг друга до мозга костей, но первое, которое приходит в голову.
Если бы у Имани была возможность, она бы лично плюнула скинхеду в лицо. Но сейчас её цель остановить мордобой, пока Кофи цел. Относительно цел.
- Кофи, остановись, придурок! – остановись и останови этого козла. Повали на землю, заламывая руки, ударь лицом о землю, но больше не бей. Пусть харкает кровью на потрескавшийся асфальт и дергается как рыба, выброшенная на лед, но не может ничего сделать.
Кофи мог бы сделать это – так считает Имани, зная сколько тренируется её брат; но Кофи не останавливается. Он бьет снова и снова, и снова. И его не останавливает собственное разбитое лицо, собственные разбитые руки, так же как разбитое лицо и очередной удар в живот не останавливают белого.
Что здесь забыл этот урод? Что так неудачно пересекло их дороги?
Имани сама уже не разбирает, что именно кричит, не замечает, как нервно машет руками. Уже нервно! Нервы не железные, а драка становится кровавее.
- Убирайся отсюда! – гаркает на скина Кофи, когда тот все-таки оказывается на асфальте. По скуле Кофи течет кровь и тонкой струйкой стекает на черную майку. Капли крови падают на землю рядом со скином.
Имани всё ещё стоит как вкапанная, но теперь-то чувствует, как трясутся руки и нервно дергается подбородок. Вот бы их кто-то сейчас услышал, обратил внимание на имя Кофи, которое она выкрикивает и подоспел на помощь, чтобы растащить драку. Но нет, друзей Кофи нет в ближайшей округе, а другие местные просто не хотят проблем, поэтому и не высовываются из своих домов, когда слышат шум. И она бы поступила точно так же, если услышала шум драки и чужие голоса за окном. Это одно из правил долгой жизни в Бед-Стай.
- Кофи остановись. – она почти шепчет, когда драка на пару мгновений стихает.
Драка стихает, но это наверняка ненадолго. Оба дышат тяжело и яростно, смотрят друг на друга так, будто выжидают момент, чтобы перегрызть друг другу глотку, и Имани отчетливо понимает, что это не конец, это короткая пауза.
[NIC]Imani Hakim[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2d3Ab.gif[/AVA] [STA]каяться поздно[/STA]
[SGN]Ты просишь меня молчать, ты просишь меня улететь.
На наших ладонях расцветает зима.
[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2016-06-21 15:10:40)

+1

6

Есть ли что-то, что я любил больше драки? Наверное, только когда я побеждал, избивая негра. Когда черное заливало красным, когда уже было не разобрать какого цвета противник, потому что вы оба были багряного. Вы больше не были белым, черным, желтым - вы были мясом, которое болело, но которое уже не могло остановиться. Вы такими были и я таким был.
Сейчас же мы были врагами, лучшими в мире, потому что больше никого рядом не было. Никто не мог нас ни растащить, ни влезть, надавав тумаков обоим. Я бил в бока, в челюсть, в глаз и мне отвечали тем же. Сегодня я вернусь домой очень красивым. Но завтра я смогу рассказать всем, как выступил против черномазого и вмазал ему. - Да! - В очередной раз бью со всей дури и отскакиваю. Мы смотрим друг на друга, кажется, даже с большей злостью, чем до этого. Остается только зарычать, и прыгнуть, уцепившись зубами в шею. Разорвать, растерзать, уничтожить.
Как получилось так, что я валяюсь на асфальте, а этот придурок капает на меня своей кровью, уже и не вспомнить. Мне остается только ударить его ногами и откатиться. А позже - быстро подняться на ноги и и сделать пару шагов назад, не отступая, скорее набирая места для разгона.
Кто-то может сказать, что я злой. Нет, вы еще не видели действительно злых людей. Отец моего друга, ну, того, который остался навсегда инвалидом, нашел нигерского утырка и убил. Достаточно жестоко мучил несколько дней, а потом убил. Я знал это, потому что однажды, напившись, его отец громко кричал на весь дом "я отомстил за тебя, отомстил". Но из-за мести не стало легче никому. Они живут втроем и эта месть не вернула моему другу ни ослепший глаз, ни пальцев, ни отказавших ног. И мне не стало легче. Хотя, нет, все-таки я злой. Потому что если бы это был мой братишка, я бы тоже убил. Но это был мой друг, который покончил с собой через год. Это был мой друг, который после того избиения так и не смог опят жить...
А потом краем глаза я замечаю девицу. Точнее, я вспоминаю о ее присутствии, потому что она верещит, как ненормальная. - О, твое? - Какая же это девушка, когда это еще одно негритянское отродье? Хотя, увидев здесь белую, я бы, думаю, разозлился только больше. - А знаешь, что я сделаю с этим вот, когда расправлюсь с тобой? Думаю, ей мешают передние зубы, чтобы сосать. - Хищно улыбаюсь. Я знаю, это разозлит его еще больше. А что я? Я уже достал кастет, чтобы мои удары были несколько весомей. Повезет, из-за злости он не заметит небольшого дополнения к моей руке.
Я кидаюсь на него с новой силой, нанося в этот раз уже удары кастетом. Если повезет - я его убью. Отец отмашет меня от любой неприятности. Или дядя. Не важно, главное - что я убью этого придурка и мир станет чуточку лучше. Как минимум, я искренне в это верил. Сложно жить, если нет веры хотя бы во что-то. Хотя бы  в то, что чья-то смерть - высшее благо, которое ты можешь принести в этот мир.
[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2016-06-23 05:26:57)

+1

7

Имани звонко и бессмысленно вскрикивает, когда драка в короткое мгновенье возобновляется, когда скинхед ловко поднимается на ноги, сбивая с ног Кофи. Он хорошо подготовлен, ничем не хуже Кофи, и это не может не огорчать. Теперь-то, глядя на поставленные удары скина, на его уверенные движения и отчаянно-яростный взгляд, Имани понимает, что драка продолжится ровно до тех пор, пока один из противников не рухнет на землю без сознанья или без дыхания.
Скин же дает понять и то, что если он выйдет из драки победителем, несдобровать самой Имани.
- Сука! – харкает слова пополам с кровью Кофи, когда синхед угрожает Имани.
Имани рефлекторно пятится назад на пару шагов, рванными вдохами глотает воздух.
Стоит ли чего-то бояться на улицах родного района?
Рано или поздно приходит осознание, что да, стоит. Слишком много угроз таиться в твоем доме, если дом твой – гетто.
Больше Имани не будет опрометчиво думать, что есть где-то место способное защитить от крупных неприятностей.
Кто бы мог подумать, один белый парень, чужак который забрел в их район, может принести столько проблем? И никто ведь не подоспеет, чтобы решить эти проблемы малой кровью.
- Тебя будут хоронить в закрытом гробу, уебок! – бросает Кофи скину.
В следующую секунду Имани замечает, как нечто напоминающее кастет, блестит в кулаке синхеда. Единственно, что она успевает выкрикнуть:
- Осторожно!
В следующую секунду Кофи сгибается пополам от удара по ребрам.
Бежать за помощью бесполезно. Слишком далеко. Влезать между двух дерущихся парней – бессмысленно и себе дороже. Кофи учит её постоять за себя, но как бы быстро она не обучалось, ей никогда не сравняться силой с мужчинами, которые выше её почти на две головы и по массе значительно тяжелее.
Имани окидывает взглядом пространство вокруг себя, чтобы найти какой-нибудь предмет, вроде старой трубы или балки, которым можно будет оглушить скина или который можно будет кинуть Кофи, как помощь, но ничего подобного не находит.
Ситуация – замкнутый круг. Скин мутузит Кофи, Кофи – скина. Имани жмется на одном и том же месте. И драка не прекращается, только становится ещё кровавее.
Лица обоих парней с каждым ударом становятся все более перекошенными от ярости и боли, но они не останавливаются. Левая половина лица Кофи залита кровью, на черной же одежде крови невидно, но Имани понимает, что одежда ею тоже пропиталась. На правой половине лица скинхеда уже проявляется бланш. Его светлая одежда местами становится ярко-красной. И оба все равно продолжают колотить друг друга.
Имани в ужасе думает, что будет если Кофи отключится первым: она ведь не бросит его одного и не убежит. Она останется один на один с психованной белой мразью. Сейчас ситуация такая, хоть нарушай собственные принципы и звони копам. Но у Имани нет мобильного телефона, а все таксофоны в округе, она знает, давно уже не работают.
Похоже, что Кофи знал на что идет и рассчитывал свои силы, когда первым провоцировал белого. Но остается вопрос: зачем он это делал? И точно ли рассчитал силы?
Дреды Кофи развязываются из тугого пучка и падают на лицо, закрывая часть обзора. И в этот самый момент скин налетает на него, ударяя с новой силой. Кофи оказывается вдавленным в стену и зажатым между кирпичной кладкой, и скином. Все что ему, сбитому с толку, остается – получать удар за ударом.
Имани в этот момент больше не кричит, просто тихо и болезненно стонет.
Пока Кофи продолжает охватывать ярость, её охватывает ужас.
И ужас этот одновременно ослабевает и усиливается, когда Кофи неожиданно находит в себе силы отбиться от скинхеда и оттолкнуть его. Столько сил, что синхед снова летит на асфальт. Только на этот раз Кофи не испытывает судьбу, а прижимает белого к асфальту одной ногой, с силой наступив тому на грудную клетку. В этот момент Имани одновременно надеется на то, что ребра белого не раскрошатся под давлением, и на то, что ему будет адски больно. Два совершенно противоположных чаяния.
- Ты заебал меня, утырок. -  Кофи смотрит на скина сверху вниз и сплевывает кровь. Проводит языком по окровавленным зубам – похоже, что как минимум одного из них он лишился.
Кофи заводит руку за спину и из-за пояса брюк достает пистолет, который в ту же секунду наводит на скина. На его лице все так же выписана ярость, но теперь к ней добавляется победная улыбка, полная упоения. Бой не окончен, но Кофи совершенно справедливо чувствует себя победителем. От окончательной победы его оделяет одно нажатие на курок. Он передергивает затворную раму.
- Я предлагал тебе уйти. – держа скинхеда на мушке, говорит Кофи. – Но ты не захотел. – свободную руку Кофи прижимает к своим ребрам. Видно, что ему больно, но тем не менее держится он уверено. – В прошлый раз мы говорили вам, что не нужно появляться в Бед-Стай, но ваш крохотный мозг не в состоянии запомнить, где границы нашего района. А потому вини себя сам, Эван.
Кофи смотрит скину глаза в глаза.
Имани с недоумением смотрит на пистолет. Откуда он взялся у брата, ей непонятно. Со стороны всё происходящее больше напоминает сцену из дешевого боевика, нежили из их жизни. Она немо наблюдает, ожидая, что сейчас брат даст скину уйти, а тот, светя подошвами ботинок, убежит восвояси.
Но не тут-то было.
Кофи говорит, как бы подводя черту под светлыми надеждами Имани на хороший конец истории с плохим началом:
- Не волнуйся, на твоих похоронах мамаше обязательно передадут, какой ты тупой кретин.
Светлые надежды мгновенно осыпаются осколками на землю. Кажется, шансов на хороший конец нет. Возможно, их и не было.
[NIC]Imani Hakim[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2d3Ab.gif[/AVA] [STA]каяться поздно[/STA]
[SGN]Ты просишь меня молчать, ты просишь меня улететь.
На наших ладонях расцветает зима.
[/SGN]

+1

8

Все люди чего-то боятся. В моем случае все было плохо - еще с детства у меня был поставлен диагноз - отсутствие страха. Я не испытывал его, потому мои реакции на все происходящее были не всегда логичны и понятны окружающим. А в довесок к этому - высокий болевой порог. Я не просто "терпел" боль, я ее почти не чувствовал. Именно потому и отношения к другим было аналогичное. Никогда не мог понять, как другие могу. Почему они кривятся от порезов или стонут от побоев. Если я и чувствовал боль, но все, это была уже последняя стадия. Значит организм понял, что ему достаточно. Именно из-за этой не лучшей особенности организма я однажды чуть не умер от перелома руки. Я сломал руку, но не понимал этого. Рука иногда болела и пальцами шевелить было невозможно. Если бы немного раньше меня привели в больницу и поставили диагноз, подох бы от заражения крови. К счастью, моя гипер заботливая мать заметила и потащила к врачу.
Позже я еще несколько раз ломал себе конечности, нос или пальцы, но уже знал по себе, что пора к доктору. И сейчас, несмотря на всю ярость нашего "сражения", я отчетливо осознавал, что избит крепко, хоть и не смертельно. Максимум - сломан нос. И при этом, я не мог, да и не хотел остановится.
Самое поганое в драке - это когда преимущество есть не только у тебя. Еще хуже, когда твое преимущество не идет ни в какой сравнение с чужим. Мы мутузили друг друга долго и благодаря кастету, я почти вырубил уебка, но он смог опять повалить меня. Все тело отзывалось отголосками боли, но противнику явно было не лучше моего. Если не хуже.
Но то, что произошло потом заставило задуматься: кажется таки допрыгался. Ствол смотрел прямо в мое лицо. Страшно ли мне было? А как вы думаете? Нет, я кайф получал от того, что скоро мое существование оборвется одним-единственным движением - нажатием курка. Вот только мое лицо и мои мысли противоречат друг другу - я улыбаюсь. Внутри все холодело от страха, а снаружи я давился кровью и смехом. - Ну, давай. Познакомишься со скинами на зоне. Тебя сначала трахнут, а потом - убьют. - Не знаю в кого я такой дебил уродился, но явно в кого-то. Не сам же по себе?
Почему я вообще решил, что он доживет до зоны? Дядя Томас это так просто не оставит, но мне то будет уже плевать. И почему перед смертью я думаю об этом?.. наверное, потому что по какой-то неведомой причине, я очень похож на своего дядю. Он всегда был для меня примером, а не мой чопорный папаша-адвокат. - Давай, стреляй. - Ору и даже пытаюсь податься вперед, на ствол.
От страха хочется закрыть глаза, но моя природная упертость не дают это сделать. А потому с широко открытыми глазами и вагоном злости наперевес я жду смерти. Возможно, если бы я не провоцировал сейчас, можно было бы и избежать надвигающейся беды. Но я же не умею, да? Я хочу быть ебанутым и мертвым. Хотя, кому какая разница, когда человек уже мертв? О нем будут говорить только хорошее, а я был слишком плохим, чтоб было что говорить. Возможно, когда-нибудь потом я и стану лучше. Но до того моменты мне не дожить.
[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

+1

9

Это смешно – одно движение пальцем способно разрушить две жизни. Одну прервать раз и навсегда, вторую пустить под откос. Одно гребаное движение пальцем.
Имани кажется, окажись она на месте скина, она бы отбросила все понты, всю гордость и молила отпустить. Хотя что там, у неё никогда не было столько понтов, сколько у этих белых лысых ребят, чтобы понять их, пускай гордости, возможно, было даже больше.
Мольбы о пощаде ублажают врага? Да пожалуйста! Зато, возможно, враг не станет стрелять тебе в голову.
Но скин явно так не думает, он только храбрится и кричит, что бы Кофи стрелял. Пытается пугать его другими скинхедами, которые повстречаются Кофи на зоне (а туда он попадет обязательно, если выстрелит – нет у их семьи ни одного козыря в рукаве, чтоб отмазать его от тюрьмы). Но Кофи всё равно. Войны в Бед-Стай, войны за решеткой; взгляд Кофи будто сам говорит за себя: «Мне всё равно где продолжать эту войну».
А глупый скин только кричит, чтоб он стрелял. Действительно подстрекает и мотивирует. Может быть, Кофи прав – у скинхедов не так много ума, как они сами думают.
- Нет! – крик Имани сотрясает улицу особенно громко.
Кофи поднимает взгляд на неё.
- Кофи, мать твою, не делай этого!
Кофи только кривит рот, продолжая держать скина на мушке.
- Господи! Кофи, остановись! – голос Имани дрожит. – Ты нужен мне здесь. – добавляет она тихо. Но так, чтобы он услышал.
Здесь, в Бед-Стай, главное – за что-то ухватиться. И важно это не отпустить. Имани Хаким хватается за свои мечты о лучшей жизни, и Кофи Хаким, отбывающий срок, не вяжется с этими мечтами.
Ухватись и держись. Не отпускай то, что держит тебя наплаву в Бедфорд-Стайвесант, ведь по-настоящему жив только тот, кому есть ещё за что в этой жизни держаться. Остальные идут на дно.
Имани будет держаться за свои светлые мечты крепко, а значит, и Кофи она постарается не дать уйти на дно.
- Пожалуйста. – шепчет она.  – Пожалуйста.
Имани первые за всё последнее время делает шаг вперёд. А затем ещё один. Ещё. Шаги на встречу Кофи и его будущему здесь, у них дома, на свободе.
Кофи продолжает держать скинхеда на мушке и крепко прижимать его к земле ногой, но смотрит на Имани.
Имани подходит совсем близко и медленно вытягивает руку вперед, делает это так, чтобы не разозлить Кофи ещё сильнее и не подтолкнуть к решающему выстрелу. А затем поворачивает голову в сторону скинхеда и обращается к нему:
- Если Кофи тебе сейчас даст возможность уйти, пожалуйста, молча уйди. Он ведь в случае чего действительно выстрелит. – Имани стоит, не опуская руки, и смотрит на скинхеда. – А тебе ведь это не надо так же, как и мне. Просто уйди. Слышишь? Пожалуйста.
Просить врага, уговаривать – это признак слабости? Это будет ублажать его? Да пожалуйста! Сколько угодно. Имани просто хочет, чтобы сегодня все остались живы. По крайней мере каждый из них.
Имани смотрит на Кофи, тот замечает взгляд и едва заметно кивает. Это значит, что он немного остыл и теперь согласен с ней.
- Если понял, кивни. Молча. – говорит она скинхеду.
Если понял, он просто молча кивнет, и Кофи даст ему возможность спокойной уйти. Кофи уже согласился. И это значит, что скинхед имеет шанс вернуться домой живым. И если вернется, может быть, у него когда-то будет ещё и шанс понять, насколько он был глуп, когда сам напрашивался на пулю, и может быть, когда-то он сам скажет своей матери, каким был тупым ослом. Скажет будучи в здравии, без чужой помощи.
Может быть, ему даже хватит ума не возвращаться в Бед-Стай и не искать неприятностей снова. Но в это верится меньше всего.
- Кивни. – говорит Имани. Это уже скорее попытка принять за него решение и предпочесть понтам жизнь, но звучит всё ещё как просьба.
Больше всего Имани хочется, чтобы скинхед сделал всё именно так, как она попросила.
Имани опускает руку. Ситуация больше не зависит от неё.
[NIC]Imani Hakim[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2d3Ab.gif[/AVA] [STA]каяться поздно[/STA]
[SGN]Ты просишь меня молчать, ты просишь меня улететь.
На наших ладонях расцветает зима.
[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2016-06-25 02:38:04)

+1

10

Оторванный на всю голову - именно эту фразу мне хотелось видеть на своем надгробии. Только кто ж догадается. Мама закажет что-то типа "здесь лежит любящий сын" или еще что-то в этом духе. Хотя, еще лучше было бы, если бы мое тело сожгли. Тогда даже ничего писать не нужно было: рассеять где-нибудь над полем удобрением и дело с концом. Но это я бы так хотел, моя мама совершенно другого склада ума. Вообще, мы были у нее странными детьми, будто и не из этой семьи. Ладно, я был таким. Младший, Коул, был еще тем мажором. Мама бы хотела, чтобы я тоже таким вырос. Шмотки, престижное образование, красивые ухоженные девочки из богатых семей. И все это высшее общество. А я вырос, как репей с дороги. Только и смотрел - как бы себе век укоротить. И, кажется, я в этом наконец-то преуспел.
Но планы срываются. Чужой голос внезапно врезается в эту предсмертную идиллию. Баба! Ну, почему им никогда неймется? Неужели нельзя засунуть свое мнение подальше и не пытаться всех спасти? Ни меня, ни Кофи. Удивительно, но меня это злит даже больше, чем пистолет направленный мне в лоб. Хочется крикнуть: какого хуя, вообще?! Но, кажется, я растерял все слова от ее наглости.
Пожалуйста, блять, просто оставь все как есть.
Нет?
Она отговаривает его, но, может, это мне решать? Может, я хочу умереть здесь и сейчас... а потом она начинает говорить со мной. Раздражение лишь повышается. Стискиваю зубы, перевожу взгляд с Кофи на нее. Неужели мне придется просить, чтоб он нажал этот долбанный курок?!
Почему мне не страшно? Почему мне не хочется остаться здесь? Почему она теперь упрашивает меня? Мать Тереза, и откуда ж ты вылезла, на мою голову?
Молчу, пытаясь понять - серьезно ли она хочет, чтобы я кивнул. Серьезно ли хочет, чтобы я ушел и потом, через неделю-другую просто вернулся и убил ее братика. Потому что я это мог сделать. И теперь уже даже хотел. Или ты, или тебя. Но она просит. А потом - требует.
Я киваю.
И обещаю себе, что вернусь. Обещаю, что выбью все дерьмо из Кофи, а лучше - проломлю ему голову за этот пистолет в лицо. За то, что не смог выстрелить. За то, что я никогда не прощу и не забуду. За то, что он заслуживает сдохнуть.
А Кофи, как послушная марионетка отпускает меня, отходит. И каких же трудов мне сейчас стоит не сказать ему, что он слабак. Только теперь уже хочу не просто сдохнуть, а большего - я хочу убить его. Понимаю, что сегодня об этом можно даже не мечтать. Но завтра... что будет завтра? Завтра мы встретимся опять.
С трудом поднимаюсь с асфальта, сплевываю кровь, поднимаю глаза, которые застилает кровь и смотрю на мартышку. Эту маленькую девочку, которая решила, что имеет право влезать. Мы еще встретимся, так и знай. Но вслух не говорю ничего. По моему взгляду и так понятно, что зря она вступилась. Зря. Отворачиваюсь и ухожу. Мне совершенно не страшно, что парень выстрелит мне в спину: если уж он так поступит, то его уже ничего не спасет. Хочешь стрелять - стреляй в лицо. А если отступил и отпустил, то смирись и живи с этим. Сегодня, Кофи, ты нажил себе врага в моем лице. Кровного врага. И твоя мартышка - тоже.
[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

0

11

Часть II
не кажется ли тебе
что все
к чему мы приходим
это либо к Любви
либо к Войне

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/41e6b3ca25f4b8b333b26b0ccf561fe1.jpg

http://funkyimg.com/i/2e6rb.jpg

[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2016-07-14 00:00:58)

0

12

вв
Врачи говорят, что Кофи отделался легко: переломы, ссадины, трещины, но никаких по-настоящему серьезный травм. Через две недели снимают швы с разбитой скулы, при осмотре обещают, что через месяц почти без следа пройдут трещины, а через пару месяцев полностью срастутся переломы. И ещё раз повторяют, что травмы могли быть куда сильнее. Кофи же только равнодушно кривит рот. Это не первая подобная стычка и точно уж не последняя, врагов ему хватит ещё на долгие годы жизни.
Жизнь продолжает идти своим чередом. И для пустых по его мнению переживаний Кофи не находит времени. Имани не считает их пустыми, но тем не менее тоже не упускает ни дня своей жизни, не зацикливаясь на случившемся, а продолжая чередовать учебу, работу, развлечения. И когда сегодня подруги восторженно и радостно зовут провести ночь в клубе, Имани без раздумий соглашается. Много ещё будет конфликтов и непростых ситуаций в жизни, и они – не повод унывать.
- Слышала, прошлой ночью Тай просто взорвал всем мозг своими ремиксами! – Лия воодушевлённо жестикулирует, описывая подвиги местного диджея.
- Ага-а, - по привычке саркастично растягивает слова Холли, не смотря на то, что полностью согласна с Лией.
- И Джессике так точно снесло крышу. – добавляет Лия, подогревая интерес к свежим сплетням.
На Имани интрига действует вполне.
- Чего я ещё не знаю? – спрашивает она, а Лия с Холли сразу же принимаются на перебой рассказывать о том, что Джессика напилась, флиртовала со всеми подряд, затем зажималась с каким-то белым у всех на глазах, а к концу ночи танцевала полуголая.
Имани смеется и говорит, что ни разу не сомневалась в Джессике, как в порядочной такой бляди. Или даже, возможно, беспорядочной. Лия с Холли поддакивают, плавно переходя от этой темы к обсуждению предстоящего сегодня веселья.
До клуба идти ещё два с половиной квартала, а затем их ждёт небольшая очередь и жаркая ночь. Не менее жаркая, чем улицы, по которым они сейчас идут. Душный вечер, но кому какое дело, когда три подруги идут отрываться. Солнце уже давно село, но в открытой одежде совсем не холодно, наоборот редкие порывы ветра приятно обдувают кожу. Имани довольно щурится, когда прохлада обволакивает лицо и неприкрытый живот. Приятно вот так прогуляться, не думая ни о каких проблемах. Их много, но все она оставила дома, пообещав себе на время отдыха ни вспоминать ни о чем, в особенности о скинхедах, конфликт с которыми у жителей её района в последнее время только усугубился.
Голова сутками забита всякой ерундой, и Имани осознает, что если хотя бы иногда её не прочищать, можно сойти с ума. Поэтому она обещает себе беззаветно веселиться. С каждым шагом нетерпение нарастает – хочется как можно скорее оказаться внутри клуба и погрузиться в его праздную атмосферу. Грохот музыки прочищает голову хорошо, как ни что другое; в пятнадцать он справляется с этим вдвойне эффективно.
Два квартала до клуба. Стук девичьих каблуков звучит с более короткими интервалами – шаги непроизвольно ускоряются у каждой, и она это есть две причины: первая – каждая поскорее хочет добраться до места Х, вторая – особенно темный и безлюдный квартал не нравится ни одной из подруг, даже не смотря на то, что в их районе таких мест полно.
- Темнота – друг молодежи. – хихикает Холли, глядя вперед, вдоль неосвященной улицы. Кажется, её ирония и сарказм даже не позволяют в ней полноценно пробудиться чувствам вроде страха или беспокойства. В отличие от Имани и Лии она шагает спокойнее и увереннее.
[NIC]Imani Hakim[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/2d3Ab.gif[/AVA] [STA]каяться поздно[/STA]
[SGN]Ты просишь меня молчать, ты просишь меня улететь.
На наших ладонях расцветает зима.
[/SGN]

Отредактировано Alan Barnes (2016-07-16 04:33:30)

+1

13

Домой в таком виде Эван, конечно же, не пошел. Заглянул в местному ветеринару, который сам был из старших скинов и порой подлатывал, когда не хотели или не могли ехать в больницу. Тогда ситуация была в общем-то такая же, Эвану нужно было прийти домой в более-менее приличном виде. Потому умыться и провести хотя бы частичную диагностику тела, чтобы мама не поняла истерику и не увезла его в больничку, стоило без ее участия. Кроме сломанного носа, который тут же вправили и наложили шину, все было относительно цело. Не считая пары ребер и бесконечных ушибов. Но с ушибами, синяками и гематомами Эван научился справляться уже давненько и сейчас это не вызывало никакой паники или проблем. Даже наоборот - он носил их с гордо поднятой головой, будто бы только так и не иначе должен выглядеть настоящий мужчина. Лукас закрывал на причуды сына глаза, Шенон причитала, проводила серьезные воспитательные беседы, но тоже понимала, что до него не достучаться. Если жизнь не научит, ни одно наставление родителей не поможет.
Прошло пару недель, все практически зажило, и жизнь вновь заиграла яркими красками. Сказать, что чего-то научила та потасовка - не сказать. Разве что истине, которую парень знал и так: ходить одному в черном районе - опасно. Молодость так глупа.

Этот вечер его компания проводила в разъездах по городу в поисках проблем. Точнее, в поисках жертв. Старшие сказали, что черные должны знать свое место, потому если где-то их можно застать врасплох, то нужно это сделать. Такой себе "патруль от негров" проводился пару раз в неделю. Чаще всего заканчивался стычкой с другой бандой, выпустив пар, все расходились. Чаще всего не потому, что хотели, а потом, что неожиданно приезжали копы. Но иногда происходил и другой сценарий: встречали на улицах девушек без парней и вот тут уж девицам не везло. В этот вечер случилось именно так: фургон затормозил в темном переулке, из него высыпало несколько скинов, они кинулись на девиц, заломали им руки, завязали, надели на голову мешки и покидали в фургон. Такие "телочек" не трахали, но издевались, избивали, а иногда и серьезно калечили. В общем, измывались так, как в голову придет. Иногда пускали по кругу, иногда делали вещи и похуже. Пару раз такие жертвы даже погибали. Вот только правосудие никогда не настигало скинов, потому что жертвы не видели лиц, не знали, кто и почему с ними такое сотворил.

Девчонок привезли в гаражный кооператив на окраине города, вывели из машины и начали раздевать. Просто, потому что могли. Просто, потому что это было унизительно для девушек и смешно для парней, которые их поймали. - Как вы думаете, что мы с вами сделаем? - Говорил один из них, срезая ножом лямку платья. - М? Вам интересно послушать или хотите сразу к делу? - Именно в этот момент и зашел Эван. Молча кивнул всем, с отвращением посмотрел на девиц, и хотел пройти мимо, как заметил знакомые тату на одной из них. - Кто это? - Кивнул на девушек, и спросил в пол голоса у водителя фургона. Тот пожал плечами и ответил что-то невнятное, мол, встретили, привезли, будем учить.
За недавнюю драку Эвана уважали, что не зассал и кинулся. Каким-то невероятным образом но слушок о том, что и как случилось просочился во все щели и все были горды, что парень вышел один на один, да еще и не стал просить отпустить его. Но воспоминания самого Эвана не были такими же радужными. Сейчас же он видел напоминание, что должен был обязан. И самое отвратительное, что сейчас он мог отдать этот долг, но не знал: нужно ли проявлять сострадание и альтруизм. Его в общем-то не волновало, что будет с этими девчонками, сами виноваты, что шляются по ночам. С другой стороны, он не хотел, да и не любил, быть обязанным кому-то. - Эй, можно я возьму ту, в рваных джинсах. У меня есть особое развлечение для нее. - Конечно же, Эван не собирался говорить для чего ему нужна девица, и уж точно не собирался раскрывать карты, что он собирается ее отпустить. - Никто же не против? Вон у вас сколько игрушек останется. - Никто против не был. В общем-то, парень мог и ошибаться. Но в таком случае, Эван считал, что все равно долг оплачен. Какая разница, какого негра отпустить? Они все на одно лицо.

Забрав девицу, он поволок ее к своей тачке. Точнее, тачка была не совсем его, но ближайшую неделю ему было разрешено на ней кататься. Закинув ее на заднее сиденье, выехал из гаражей. - Заткнись и слушай меня, с тобой ничего не случится. Только помолчи, ок? - Следующая остановка будет в нескольких километрах от того места, где располагались гаражи. И лишь для того, чтобы снять с головы мешок и узнать: она или не она. Но ближайшие десять минут парень планировал проехать, слушая музыку и успокаивая нервы. Это было впервые, когда он врал своей банде. Но они бы не поняли, а значит, не имеют права знать правду. Не сейчас.
Когда мотор заглох, Эван решил перестраховаться: - что было неделю назад? - Если она расскажет о драке, значит это именно тот человек и ее стоит развязать. Вряд ли девица подаст в суд на человека, который спас ее от унижения или еще чего похуже. Если же не знает о стычке с Кофи, то вышвырнуть на обочину и поехать дальше. Пусть сама ищет дорогу домой, Эван сделал все, что смог.
[NIC]Evan Reed[/NIC][STA]и Бог, и судья[/STA][AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/06/98d5a5e454ddf45c192006552205cd5d.gif[/AVA][SGN]Для тебя я ломал все шестерёнки
Солнечных систем
[/SGN]

+1

14

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » злое солнце