Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » If you want me hold me back.


If you want me hold me back.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

sid, kim.
we.

http://funkyimg.com/i/2cVLA.gif

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cidv.png[/AVA]
[STA]sweet disposition.[/STA]
[SGN]http://67.media.tumblr.com/1c515629be9133347a66047986eb7a4c/tumblr_inline_o5qukcuU1d1sotrar_500.gif http://66.media.tumblr.com/e7441e8e8ae7a364edcd942d1d8b9240/tumblr_inline_o5qukcwc6P1sotrar_500.gif[/SGN]

+1

2

Казалось бы, всего лишь небольшой, 50 на 50 пакетик из магазина нижнего белья, а сколько беспокойства он мне принес. Мне казалось, что я хожу с ним по дому, как самая настоящая курица с яйцом. Уберу в угол подальше, чтобы не думать и не вспоминать, но взгляд мой прикован только к этому углу. Я ем, сплю, купаюсь, мою посуду, раскладываю помаду по цветам на полке в магазине, а сама думаю о пакете.
Затем прихожу домой и раскладываю три комплекта белья на кровати в ряд, один, второй, третий. Отхожу подальше, любуюсь. Еще не примеряла нормально, не срезала бирки. Руки у лица, кусаю большой палец и любуюсь. То, что я ощущаю - это гордость. Наконец-то в моей жизни хоть что-то именно так, как мне хочется.
Три комплекта белья, два ужасно пошлых, эротических — мне хотелось удивить Джейсона, а ему понравилось бы на мне только такое. Еще один — в нежных тонах, но соблазнительный, весь в кружевах, просто потому, что я не удержалась, ведь он понравилось мне больше всего. Не какой-то китайский ширпотреб, не кружева, от которых всё во всех местах чешется, красотища, которая не развалится на лоскутки после третьей стирки. Белье, которое я не могла сама себе позволить, шелк и кружево, к которым хотелось прикасаться. А самое главное - я купила их себе, на свои собственные деньги. Копила, откладывала, брала дополнительные заказы, до поздней ночи шила одежду людям на заказ и начинала понимать, что мне нужно уходить из магазина. Слишком много времени отнимала эта работа, а приносила сравнительно небольшой заработок. Если я всё своё время буду посвящать заказам, а у меня уже даже есть парочка постоянных клиентов, зарабатывать я буду больше. Но сейчас не об этом! Сейчас — о белье.

Комплект каждый по две с лишним сотни долларов, и кто-то наверняка покрутил бы пальцем у виска, но я от подобных вещей была в полнейшем восторге, ведь мечтала о них с ранних лет. Вообще-то, я планировала только два комплекта, но купила три, и теперь до зарплаты, похоже, буду питаться только хлебом, да макаронами. Потратить абсолютно все деньги, в том числе те, которые на еду, на дорогие шмотки — очень на меня похоже.
Но я не переживаю по этому поводу, наоборот, ощущаю себя очень счастливой. И уверена, что Джейсон на мне это белье заметит, если у меня и есть какие-то дорогие вещи, они все подарены им, а он помнит, что именно дарил. Ну или так кажется... Вот бы он заметил! Вот бы показаться ему в этом белье, ему понравится.

С величайшей осторожностью отрезаю все бирки, пальцами разглаживаю складочки на ткани и улыбаюсь. В примерочной я выглядела просто восхитительно. Лиф, в котором казалось, что даже у меня есть грудь, ткань, подчеркивающая каждый изгиб, а еще подвязки, чулки, и всё такое красивое, взрослое, надеваешь, и ощущаешь себя просто какой-то секс-Богиней. Смешно, но правда...

Идея, которая пришла мне в голову, попахивала абсурдом. Я бы даже сказала, пованивала. Но чем сильнее я гнала её от себя, тем сильнее она ко мне прилипала. И белье, которые я убрала в шкаф, манило к себе, словно оно — огонь, а я — бестолковая бабочка, которая ни о чем не может больше думать, как об огне.
Мне нужно экспертное мнение. Нормального, гетеросексуального мужчины, действительно ли я произведу фурор, или нет. И, представьте себе, у меня среди знакомых не так уж много таких вот мужчин, перед которыми можно дефилировать в эротическом белье. Угадайте, кого я выбрала?

У Сида сегодня выходной, он дома, я знаю. Сижу на подоконнике, в руках чашка кофе, пью обжигающе горячую жидкость маленькими глотками, совершенно не ощущая вкуса. От нетерпения меня потряхивает, я напряженно всматриваюсь в улицу под окнами, отсюда хорошо видна дорожка от парадной и до дороги, все, кто входят в дом или выходят, как на ладони. Рядом со мной, на подоконнике, телефон. Я проверяю время каждые несколько минут и беспокойно ерзаю. Затем, наконец, вижу её. Длинные волосы цвета вороного крыла, короткая юбка, темные очки на носу. Я даже со спины её узнаю, а она еще и оглянулась зачем-то, и я, как школьница, резко нагибаюсь и прячусь, словно она на меня хотела посмотреть, словно я нашкодила. Хотя, конечно же, нет... Всё только впереди.
Никуда не уходи, я сейчас приду! - пишу Сиду на всякий случай, хотя и знаю, что он никуда не пойдет. На своей работе он так уматывается, что в выходные вечера просто играет в свою приставку. Я люблю составлять ему компанию, может быть, составлю и сегодня.

Надевать это откровенное белье, чулки, подвязки, а затем сверху натягивать простые джинсы, да белую футболку - очень странно. И почему-то возбуждающе.. Не знаю. У меня трясутся руки, когда я тяну вверх по ноге резинку черного чулка, тонкого и прозрачного, нежного, он как будто ласкает кожу. И джинсы надеваются легче, чем обычно. С собой беру пакет, не тот, не из магазина, конечно же. Самый обычный, черный, иначе как-то палевно... Дальше просто спуститься на два этажа ниже, я проделываю это почти каждый день. Ну, конечно, всё, за исключением части с бельем. Сегодня первый раз, и до сих пор как-то не уверена...
— У меня к тебе очень странная просьба, но ты не можешь мне отказать, потому что мне не к кому больше обратиться, — мой тон — крайне заговорческий, словно я собралась делать что-то нехорошее. И мне кажется, что я и правда собралась. Моя реплика — вместо приветствия. Я слишком взволнована, чтобы говорить "привет", "как дела" и прочие дежурные фразы. — Но мне понадобится для этого твоя ванная. Ли надолго ушла?

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cidv.png[/AVA]
[STA]sweet disposition.[/STA]
[SGN]http://67.media.tumblr.com/1c515629be9133347a66047986eb7a4c/tumblr_inline_o5qukcuU1d1sotrar_500.gif http://66.media.tumblr.com/e7441e8e8ae7a364edcd942d1d8b9240/tumblr_inline_o5qukcwc6P1sotrar_500.gif[/SGN]

+1

3

внешний вид;

Не могу точно сказать, сколько времени прошло после моего знакомства с Ким. С ней часы пролетали незаметно, без нее дни походили на тугую резину, и, хотя бы раз в сутки в своих мыслях [просыпаясь и наливая себе растворимый горячий кофе или засыпая и ворочаясь на простыне перед сном] я о ней вспоминал. Ничего конкретного, никаких бессмысленных фантазий, просто образ — ее лицо явственно и отчётливо стояло перед глазами, Ким улыбалась, и веснушки на ее лице напоминали звездную пыль, с ее улыбкой рабочий день проходил легче и быстрее. Я стал меньше злиться по пустякам, почти не срывал свои негативные эмоции на Ли, даже круги под глазами сошли на нет, и теперь мое лицо было здоровым и сияющим, хоть в рекламе здорового питания снимай, честное слово!
То, что было между мной и Энглерт, можно с робкой неуверенностью в голосе назвать дружбой, да, мы иногда виделись [ладно, чаще, чем иногда], по выходным привычно зависали у меня и играли в компьютерные игры или поедали чипсы на ковре перед широкоформатным телевизором, к которому змеевидным шнуром присоединялась приставка, все еще занимавшая место главной женщины в моей жизни. 
Вот так легко и просто уличное знакомство с претензией на ничего не значившее «привет-пока» переросло в нечто большее, я и сам еще не мог до конца осознать, что именно чувствую к Ким, но никто не страдал, все оставалось на своих местах, и нас обоих это устраивало. Я по-прежнему жил в Ли, со своей девушкой, к определению которой так и не добавилось прилагательное «любимой».

Сегодня у меня был один единственный план — выспаться, а нет, два, еще опробовать новую «Left 4 Dead», потому что я видел трейлер, и это было охренительно, нет, охуительно, и вот, три месяца назад я сделал предзаказ, а вчера вечером новенькую коробку с игрой доставили прямо к моему порогу, и испытывать ее я собирался, как вы догадались, да-да, именно с Ким, написал ей уже десять сообщений о том, чтобы она не забыла прийти ко мне сегодня, после того, как Ли свалит куда-то там, я на радостях прослушал всю ее болтовню.
Когда получаю от Ким маячок никуда не уходить, а я в этот момент распаковываю коробку и блаженно прижавшись к пластику носом, нюхаю бокс для диска, то слегка удивляюсь и пишу быстрый ответ «зомби ждут», а затем достаю серебристый кружок и вставляю его в приставку, сначала идет заставка с меню и звучит зловещая музыка, затем можно настроить все опции и начать игру, но без Энглерт я не начинаю, оттягиваю момент. Можно было бы в наш то век современных технологий купить электронную версию игры, а чаще всего я так и делаю, но в этот раз захотелось вспомнить былые времена, свое детство, и заказать коллекционное издание.
Девушка появляется на пороге с очень странной просьбой, я не знаю, что и думать, но она же шутит? Конечно, шутит, да и в чем бы я мог ей отказать? Пока за все те дни, что мы общаемся, такой ситуации не случалось. На ее лице коварная улыбка, и мне становится любопытно, что Ким задумала. Заказать пиццу с лососем? Напиться в хлам? Станцевать джигу дрыгу на балконе на радость всем соседям?
— Конешн, я и моя ванная в твоем полном распоряжении, — все еще сохраняю загадочную мину, потому что ванная комната и девушка — это симбиоз, образующий черную дыру. Ли вечно там зависает по три часа [без преувеличения], и пока она там что-то делает, вода льется и льется, за это время себя можно уже до костей отмыть, да-да, но мне всегда неловко спросить у нее, чем КОНКРЕТНО она там занимается, вот чтобы прям поминутный график: пятнадцать минут я брею подмышки, еще двадцать ноги, сорок минут просто лежу в пенной воде и мечтаю о Джастине Бибере, ну и как-то так.
Ким скрывается за дверью в святыню, а я, немного постояв в коридоре и почесав затылок, по привычке ставлю чайник и иду к телевизору, выбирая уровень и сложность игры.
— У нас же все в силе, да? — Это я к тому, что ее банные-ванные процедуры не помешают же нам поиграть? — Кстати, у меня есть китайская лапша в коробочках с курицей и соусом терияки, ты будешь?
[NIC]Sid Tomlinson[/NIC]
[STA]задрот[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/gkyTU.jpg[/AVA]
[SGN]http://savepic.su/4177481.gif http://savepic.su/4174409.gif
i feel just like I felt in all my dreams
there are questions hard to answer
c a n' t   y o u    s e e
[/SGN]

Отредактировано Max Brown (2016-06-14 21:28:32)

+1

4

Невольно цепляюсь за его слова. Он в моем полном распоряжении. На слово "ванна" я не обращаю внимания. От чего-то, улыбка становится шире, а затем встряхиваю волосами, стремясь прогнать шальные мысли. Слишком заостряю внимание не подобных его фразах. Ничего, кроме вежливости, на самом деле, в его словах нет. Он ведь мой друг.

Скрываюсь в ванной, прислоняюсь спиной к закрытой двери, руками держусь за голову. Что я делаю? Нет, серьезно, что я собралась делать? Сердце колотится в груди, мне жарко. Бросаю взгляд на своё отражение в зеркале, на меня смотрит курносая, светловолосая девушка. В глазах озорной блеск, на щеках румянец, который не скроешь даже толстенным слоем пудры, а я никогда ничем подобным не занималась. Волосы немного растрепанны, легкий макияж. То, что я вижу в зеркале мне нравится, но как же это странно...

В ванной комнате чувствуется присутствие женщины. Кругом какие-то баночки, бутылки, скляночки. Я прекрасно знаю их назначение, у меня, правда, их немного меньше, чем у Ли. Останавливаю взгляд на зубных щетках в стаканчике, ровно две штуки. Раньше вот такие щетки в стакане, две штуки, значили для меня очень многое. Как некий символ. Человек с одной щеткой в ванной совсем не такой, как с двумя. Думаю о Ли... Наверное, меня раздражает её пренебрежительное отношение ко мне. Словно пустое место, не существует. Мы с Сидом — друзья. Но может, ей стоило бы ревновать хоть изредка?
Глупости какие...

Стягиваю с себя футболку, всё еще отчаянно сомневаясь в том, что собралась сделать. Разгуливать в откровенном белье перед парнем, абсолютно, на сто процентов гетеросексуальным, в этом у меня не было сомнений, чтобы проверить, как оно.. хм, работает. Таков был мой изначальный план. Он мой друг, он поймет, я не доверяю больше никому настолько, чтобы проделать то же самое. Но почему же мне так волнительно? Почему я так взбудоражена? Словно делаю что-то, что делать мне не нужно. Переступаю какую-то незримую черту, которую переступить хотелось так отчаянно, но просто не хватало духу.
— А? Что? Ты про что? — кричу ему из ванны, чтобы он услышал меня даже находясь на кухне. Стыдно сказать, но я совсем забыла про его игру, голова была занята совсем другим. Хмурюсь, пытаясь вспомнить. Он писал же, да? Прислал мне ответ, я слышала, как пиликнул телефон, но не прочитала смс. Зомби ждут. Вот черт! Игра, которую он ждал три месяца! А я тут со своим бельем...

Я даже из ванной высовываюсь. Открываю дверь и кричу ему в щель: — Ой, нет, блин, конечно! Конечно в силе. Зомби вообще мало не покажется!и тебе тоже.
Окей, вот это совсем неожиданные мысли. Мне хочется включить холодную воду и засунуть под неё голову, чтобы мысли перестали так метаться в черепной коробке, и чтобы сердце не выбивало под ребрами такую отчаянную дробь. — Да, буду конечно. Ставь разогревать, — мне кажется, у меня кусок в горло не пролезет, так я волнуюсь.

Джинсы и футболка бесформенной кучкой валяются на полу, всё, больше снимать с себя нечего. Я рассматриваю себя в зеркало, не могу отвести взгляд. Мне нравится, но понравится ли Сиду? Я очень хочу, чтобы понравилось, но черт возьми? Причем тут Сид, когда покупалось оно для Джейсона? Ким и слишком большое количество мужчин на одну жизнь... Последний взгляд на зеркало, поправляю волосы, облизываю губы.

Слишком решительно дергаю дверь, дверная ручка жалостливо звякает в ладони. Небольшая комната, в правой части гостиная с диваном, телевизором и приставкой, в левой — кухня, со всеми причиндалами, которые обычно бывают на ней. Сида я не вижу, значит он за углом, на кухне. Выдыхаю облегченно.
— Слушай, на самом деле, это очень важно, — я наклоняюсь так, чтобы из-за угла было видно мою голову, но пока еще не тело. В микроволновке разогревается еда, в руке и Томлинсона кружка. Мне хочется сказать ему, чтобы он поставил кружку на стол, но, может быть, я слишком высокого о себе мнения?
— Мне нужен совет. Прямо очень нужен, и ты единственный, кто может мне его дать, — даже не вру, но на самом деле, просто хожу вокруг да около, давая себе еще несколько секунд. Да ладно, Ким? Это всего лишь белье, ничего особенно. И Сид — всего лишь друг, чего ты так распереживалась?

Глубокий вдох, выхожу из-за угла. К своему удивлению, держусь очень спокойно и уверенно. Не жмусь и не сутулюсь, стою на носочках, потому что сюда пошли бы высокие каблуки, а я не додумалась из взять. Одной рукой придерживаюсь стенки. Смотрю на него внимательно и лукаво, вглядываюсь в лицо, силясь прочитать реакцию. В комплект к такому белье не идут милые улыбки, ямочки на щеках, румянец смущения. Я это чувствую, а потом веду себя так, как если бы передо мной был Джейсон. Когда он со мной, мне море по колено...
— Что ты думаешь? — я медленно поворачиваюсь, давая ему разглядеть, кхм, со всех сторон и ракурсов. — Как я выгляжу? — мне же нужно его экспертное мнение, помните? Я именно для этого всё это устроила. А на душе всё так же трепетно и волнительно. — Есть еще второе, нужно чтобы ты посмотрел и сказал, какое лучше.
как-то так.
[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cidv.png[/AVA]
[STA]sweet disposition.[/STA]
[SGN]http://67.media.tumblr.com/1c515629be9133347a66047986eb7a4c/tumblr_inline_o5qukcuU1d1sotrar_500.gif http://66.media.tumblr.com/e7441e8e8ae7a364edcd942d1d8b9240/tumblr_inline_o5qukcwc6P1sotrar_500.gif[/SGN]

+1

5

Я засовываю голову в холодильник, чтобы достать из него две коробки с китайской лапшой с овощами и курицей под соусом терияки. Ли просто обожает такую еду, с чего бы, это, интересно, ну а так как в нашей «семье» никто не готовит, то к фастфуду и лапше я уже привык. Заглядываю в коробочки, словно содержимое могло обрести ноги и куда-то убежать, но нет, начинка на месте, и обе коробки отправляются в микроволновую печь на шестьдесят секунд. Попутно беру со стола свою кружку, в которой еще плескаются остатки утреннего кофе и нехотя допиваю холодную невкусную жижу, споласкивая емкость под струей прохладной воды и наливая апельсинового сока. Разумеется, как у любого приличного мужчины, у меня водился кое-какой алкоголь, и иногда мы с Ким его употребляли, сидя тут, на кухне, друг на против друга или же играю в приставку с бутылкой сидра или хорошего вина, но сегодня я никак не мог допустить нетрезвого состоянии, потому что ТАКУЮ игру надо тестировать на свежую голову, это же не какой-то вам пройденный на десять раз сценарий, надоевший до зубного скрежета? Стою, пью сок, посматриваю за прозрачное стекло микроволновки, в ней две коробочки, тесно прижавшись боками друг к другу, крутятся по часовой стрелке. Со стороны ванной подозрительная тишина, и даже вода не шумит, это, с одной стороны, хороший признак, потому что как только начинается литься вода, в уборной, уверен, зарождаются какие-то сверхсекретные обряды, но без ее ритмичного шума как-то непривычно, что она там делает, интересно? Терпеливо стою спиной к той части квартиры, пока из-за угла не показывается светлая голова. Отпив из кружки глоток, я поворачиваюсь и почему-то улыбаюсь, как идиот. Ничего такого не случилось, но ее голова, без остального туловища, на вытянутой шее, выглядела очень забавно, эдакий кот из «Алисы в стране чудес», забыл его имя, о, точно, Чешир!
Коробочка с «Left 4 Dead» лежит на кухонной тумбе, я буквально не спускаю с нее глаз и всюду таскаю за собой, потому что только под моим пристальным наблюдением она излучает особенный чарующий магнетизм, и я был искренне убежден в том, что ничего меня не сможет заинтересовать сильнее одной из самых ожидаемых игр этого сезона. Почти отворачиваюсь от головы белобрысого Чешира, потому что микроволновка настойчиво пиликает, мол, чувак, твоя лапша готова, забирай, кушай не подавись, и я такой открываю дверцу, берусь пальцами за горячий картон, в моих руках при этом все еще кружка, и я с претензией на осьминога или сороконожку пытаюсь сделать все и сразу. И тут… И тут я поворачиваю голову.
Коробочки с едой летят на пол, кружка, которая от кипятка может менять картинку, следом, а я так и стою с полуоткрытым ртом, понимая, что собирать наш китайский доширак уже поздно, он все равно размазался по паркету.
— Эм… Хм… — Потираю лоб и наклоняюсь, чтобы собрать с пола наш обед, но при этом глаза мои все еще устремлены на Ким, — круто… Здорово. Потрясно.
Если она пришла меня совращать, то это очень и очень плохая идея, потому что Энглерт мне нравилась, но вот эти ее амбиции и отношения со взрослым женатым мужчиной не очень. Я вроде и понимал, ради чего она с ним — Беррингтон солидно выглядит, много заработает и, наверное, очень хорош собой [я его никогда не видел, но со слов подруги представлял именно таким], но при всем моем понимании я не забывал отдавать отчет адекватной реальности, в которой мы живем: я все еще работаю простым оператором, подрабатываю в магазине разнорабочим и не то, чтобы пожалел денег на такое красивое белье, боюсь, их бы просто не хватило, ну или не знаю.
Бросаю уборку, перешагивая размазанную по полу лапшу и приближаюсь к Ким. Ее взгляд непривычно дерзкий и сексуальный, она все еще не выглядит на свой возраст, но теперь смотрится гораздо взрослее и увереннее. Плотно сжимаю губы, и рука скользит по ее лицу, я ловко подхватываю прядь светлых волос и убираю ей за ухо, стараясь держать себя в руках и не распускать руки, простите за тавтологию. — Это для него? — В голосе нет ревности, мы же друзья, — если так, то как нормальный гетеросексуальный мужчина авторитетно заявляю, что эффект — что надо. — Думаю, не стоит брать ее ладонь и прикладывать к моей ширинке, чтобы убедить, что я не импотент, а белье и правда очень красивое, с одной стороны, открывает многие участки тела, но при этом помогает сохранить загадочность, и цвет такой черный, волнующий, так и манит прикоснуться к нему рукой, и я уверенно веду пальцем по одной из широких бретелек.
Удивительно, о своей игрушке за эти минуты я не вспомнил ни разу, неужели не все потеряно, и я не конченный задрот?

[NIC]Sid Tomlinson[/NIC]
[STA]задрот[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/gkyTU.jpg[/AVA]
[SGN]http://savepic.su/4177481.gif http://savepic.su/4174409.gif
i feel just like I felt in all my dreams
there are questions hard to answer
c a n' t   y o u    s e e
[/SGN]

+1

6

Оу.. Вот даже как. Я не смеюсь над его реакцией только потому, что рука взлетела к лицу, и я до боли прикусываю кожу с тыльной стороны ладони. Мне приятно? Нет, мне очень приятно. Конечно, его реакция отчасти могла быть вызвана удивлением, все-таки, я не предупреждала его ни о чем таком, и ничего не предвещало.. хм, беды. Но то, как он присаживается на корточки, не сводя пристального взгляда... Как пытается собрать размазавшиеся по кафелю макароны, при этом даже не удостоив их взглядом. Разбитая чашка, мне хочется сказать ему, чтобы он был аккуратнее и не порезался. Чтобы смотрел на свои руки, но нет, смотри на меня, смотри на меня. Можно было бы подойти к нему, помочь убрать, раз уж в произошедшем есть и моя вина, но в таком прикиде, на четвереньках, я буду выглядеть рядом с ним... как? Странно? Делаю шаг к Сиду.
В следующий раз все-таки предупрежу его, чтобы поставил кружку. В следующий раз..?

Слава Богу, он сам бросает это занятие, выпрямляется, подходит ближе. Смотрю на него в упор, больше не стою на носочках, разница в росте так еще сильнее ощутима. Совсем близко, и что-то внутри меня приятно, чуть болезненно екает, когда ладонь касается моей щеки, убирает прядку волос за ухо. Губы приоткрыты, я тяжело выдыхаю, не справляясь с собственным сердцебиением. Не стучи так, глупое... Смотрю на него и почти не моргаю, жадно ловлю каждый его взгляд, каждый мазок по коже. Плечо, грудь, живот... Нежусь в нем, даже наслаждаюсь, это такое странное ощущение. Я ведь этого добивалась, да? Этой реакции хотела?

Уверенно киваю ему, я думала о Джейсоне, когда примеряла белье в примерочной, пыталась угадать, понравится ему или нет. Но так, как сейчас — даже интереснее. — Это хорошо, — губы трогает улыбка, мы просто стоим рядом, друг напротив друга, но в этом чувствуется что-то непозволительное. Дело в том, как я выгляжу, или есть еще что-то?
В очередной раз замечаю, как сильно он изменился с момента нашей первой встречи. Работать меньше не стал, но как будто совсем другой человек. Румянец на щеках, ни намека на синяки под глазами, эти веснушки, которые запомнились мне еще в первую ночь. И, конечно же, глаза... Если очень долго вглядываться в них, начинало казаться, что ничего более красивого в жизни не видела. Глубокого, тепло-орехового цвета, на ярком свету куда-то ближе к желтому и даже золотому, улыбались, даже когда он выглядел серьезным. Будь на месте Сида кто-то другой, я бы сказала, что он выглядит влюбленным. Ну знаете, влюбленный человек всегда выглядит как-то по-особенному, светится изнутри, преображается. Так и Сид, но он мой друг, а потому я не могла позволить себя думать о нем вот так. Он встречается с Ли уже давно, но выглядеть так стал только недавно... Некоторые вещи, даже очень очевидные, иногда проще попросту не замечать, да?

Он делает то, что делать бы не стоило. И моё тело реагирует на это неправильно, не нужно так, ничего хорошего не выйдет, ну что не понятно-то? Всего лишь касается бретельки, проходится подушечками пальцев по всей её длине. Но я ощущаю прикосновение, и кожа под его пальцами как будто зажигается, мурашки по коже. Только бы не заметил! Я накрываю его ладонь своей, пальцами веду по коже к запястью, осторожно, может быть, почти щекотно. По предплечью, по темным волоскам на коже. Прикосновение, контакт рождает сгусток тепла внизу живота. Смотрю на его губы, вот бы... Нет, это неправильно!

Отступаю, но оцепенение не спадает. Мне хочет его поцеловать. Сильное желание, которому так сложно противиться. Я говорю: — Тогда покажу еще одно, да? Помогу убрать всё, а потом играем? Ты сильно хотел есть, ничего, что ужин пропал? — речь, достойная друга. Человека, который не испытывает ничего, кроме дружеской привязанности.
В ванную я почти сбегаю. Подальше от него, и от мыслей, рождающихся в голове, когда он так близко.
Сама не знаю, чего хочу. Это такое привычное для меня состояние, но каждый раз ставит в тупик, как первый раз. Я ушла от него, хотела уйти от него, спрятаться за дверью, но теперь хочу вернуться. Желание такое сильное, что, закрой меня кто-нибудь здесь на замок, я бы скулила себе под нос и вгрызалась в дверную ручку чуть ли не зубами.
Нет, что я такое думаю?

Достаю из пакета новый комплект, тоже черный, но в итоге откладываю в сторону. Я уже решила, что первый раз покажусь Джею в том, в чем одета сейчас. По-моему, я решила это еще в примерочной, так зачем весь этот цирк? Бережно достаю из пакета последний, третий комплект. Мне нужно было выбрать из первых двух, но для Сида я одену третий. Интересно, ему он понравится больше первого? Вообще, какой я ему нравлюсь?
И почему меня это волнует..?

Я не собиралась надевать третий комплект, но зачем взяла его с собой? Натягиваю на кожу светлые кружева, кружусь перед зеркалом, я теперь совсем не похожа на девушку, какой была пару минут назад. Как сильно я, оказывается, завишу от внешнего вида, образ меняется буквально на глазах. Теперь я милая и нежная, соблазнительная, но совсем не так, как в черном белье. Сомневаюсь в том, что нужно возвращаться в комнату еще сильнее, чем прежде, но пути назад уже нет.. Как замечательно, что нет.
Неуверенно ступаю босыми ногами по полу, теперь улыбаюсь ему, даже взгляд, кажется, поменялся. Впрочем, какая разница? Один черт, я не смотрю на него, как подруга должна смотреть на лучшего друга. Это что-то значит, понимаете? Что-то значит, хотя и не должно...
— Лучше или хуже? — можно было бы подумать, что я смущаюсь, если бы не такая уверенная улыбка. Поворачиваю на месте, скрещивая ноги, склоняю голову на бок, светлые волосы стелются по плечу, будто специально выставляю на показ тонкий изгиб шеи. Ладонь скользит вниз по ключице к груди, затем ниже, по талии, к животу. Словно подсказываю маршрут для его взгляда, улыбка хитрая. Похоже, мне слишком нравится то, что сейчас происходит, да?
На этот раз, расстояние сокращаю уже я. Медленно подхожу к нему, когда убедилась, что он насмотрелся издалека. Правда, на полпути вдруг останавливаюсь. Жду чего-то?

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cidv.png[/AVA]
[STA]sweet disposition.[/STA]
[SGN]http://67.media.tumblr.com/1c515629be9133347a66047986eb7a4c/tumblr_inline_o5qukcuU1d1sotrar_500.gif http://66.media.tumblr.com/e7441e8e8ae7a364edcd942d1d8b9240/tumblr_inline_o5qukcwc6P1sotrar_500.gif[/SGN]

+1

7

Как и многих других мужчин, мой взгляд цепляло все дорогое, изысканное и красивое: коньяк многолетней выдержки, женщины в кружевном белье, смотрящие на меня своими застланными пеленой высокомерия глазами со страниц глянцевых журналов для мальчиков, стопками пылящиеся в пятнадцать лет в коробках под кроватью, вместительные автомобили, о которых мне пока оставалось только мечтать, запонки из драгоценных металлов, да, в вопросах комфорта и хорошего вкуса я не был исключением из большинства.
Сегодня Ким подарила мне кусочек той романтичной феерии, в которую мы все хотим попасть хотя бы раз в жизни. Скажите, ну кто из вас хотя бы раз в самой потаенной фантазии не видел себя лет в тридцать-тридцать пять высокопоставленным лицом в каком-нибудь банке, или телестудии, в бизнес-центре, которое ходит в костюмах от кутюр, секретарь на высоких шпильках подносит ему кофе в маленькой белой чашечке, а телефон не умолкает ни на минуту?
Я не бредил «красивой» жизнью, но было у нас с Энглерт что-то общее, что позволяло назвать мне ее своим человеком и родственной душой. Мы оба хотели чего-то добиться, оставить после себя след, существование в размеренном ритме без целей нас не устраивало, и мы много работали для того, чтобы заполучить желаемое, а еще нам обоим не очень-то везло. Меня вот, например, везение покинуло сразу же после того, как Ким переступила порог нашей с Ли квартиры, я сразу превратился в криворукое чудовище, не способное удержать в руках три предмета одновременно, какой позор! И финальной точкой моего провала стал безотрывный взгляд, скользивший сначала по ее щиколоткам, затем по стройным худым бедрам, замирающий на талии совсем ненадолго, вверх по животу и упирающийся промеж грудей. Пока я на нее пялился, совсем позабыл о том, что лапшу надо не просто размазывать по полу, ее как бы надо вытирать, собирать… Ликвидировать с паркета, одним словом, но куда уж тут.

Несмотря на то, что с Ким мы общаемся уже несколько месяцев, кроме ее повседневных высоких амбиций и непонятных мне отношений с женатым мужчиной, который ее «финансово поддерживает» она ничем не отличалась от других девушек своего возраста: неброский макияж, светлые волосы, открытая и доброжелательная улыбка, хороший звонкий голос и четкая дикция, казалось, продавать товар, быть любезной и общительной, у нее в крови. Это не так, но, видимо, Энглерт отличная актриса, раз день за днем вставала за кассу в светлом небольшом магазине женской косметики и играла свою роль.
А теперь она перевоплотилась, предстала передо мной такой, какой я ее не ожидал увидеть, потому не знал, как реагировать. Если буду смотреть слишком внимательно, не скрывая своего удивления, то решит, что я или извращенец, или что раньше она была страшной и недостойной таких взглядов, если буду изображать равнодушие, то подумает, что мне все равно и белье не очень, а оно очень даже очень.
— Хорошо… — Протягиваю в ответ, когда мой палец завершает путешествовать по черной лямке белья и замирает около ее ключицы. Интересно, она там весь свой гардероб принесла и что собирается делать с этими комплектами? Мне немного завидно этому Джейсону и тому, как Ким для него старается. Как я успел понять, он не бросит жену и отношения у них смахивают больше на «клиент-проститутка» нежели на что-то высокое и страстное. Бывает, что и мужчина, связанный узами брака, влюбляется в другую женщину, мучается, страдает, постоянно обещает уйти из семьи, а жене покончить с любовницей, но именно любовь, разрывающая сердце надвое, не позволяет ему отпустить одну из них, плюс обязательства, привычки и разные юридические заморочки, а этот мистер Беррингтон хотя бы на секунду предполагал, что может уйти из семьи ради нее, ради Ким? Что-то сомневаюсь. Отнимаю руку от лица девушки, и та стремительно, как напуганная лань, убегает в ванную, а я приваливаюсь к косяку и оборачиваюсь назад, на пол, по которому размазан наш бранч.
Энглерт ушла так быстро, ретировалась, скрываясь за дверь в ванную, что про еду я так и не успел ответить, и только тихий шепот рассеялся под кончиком моего носа, что-то вроде «нет, ты что, еды полно». Пусть мы с Ли и не ахти какие кулинары и любители стоять у плиты, в квартире полно еды из ресторана, находящегося в соседнем доме. Когда мы приглашали на званный ужин ее родителей, с которыми я должен был познакомиться, она прямо с кастрюлей бежала в этот ресторан и просила налить в нее горячий суп, с плиты, мол, сама приготовила. Сначала она и со мной проделывала этот фокус, но я быстро раскусил, понятия не умею, как мне это удалось, но в тот вечер ее мать и отец так и не смогли доехать, не доехали они и через неделю. Каким-то странным непостижимым уму образом мне удавалось избегать их уже очень давно, а скорее всего, они не очень интересовались жизнью своей дочери.
Примерно такие мысли кружат в голове, пока Ким, с которой нас разделяют несколько метров и межкомнатная дверь, переодевается в другой комплект нижнего белья.

Не знаю, что я ожидал на ней увидеть в этот раз: красное, снова черное, а, может быть, латекс? Думаю, ее извращуге это бы понравилось, но Ким предстает передо мной в светлом кружевном комплекте, полной противоположности тому, на что я рассчитывал. Бюстгальтер без бретелек, но такой… Придающий груди еще более аппетитную форму, бежевое кружево гармонирует с голубой тканью. Кажется, я не о том думаю, точнее, стараюсь думать, как человек, которого попросили просто посмотреть и сказать свое мнения, мол, нравится или отстойно, а думаю, как парень, которого возбуждает то, что он видит.
Когда Энглерт переоделась в первый раз, я решил, что это очень вау и круче уже невозможно, но это белье мне нравилось гораздо больше, такое легкое, воздушное и романтичное, и подходило ей тоже больше, потому что я не мог представить Ким в роли роковой шлюхи с красной помадой на губах и облаченной в тугой корсет, перекручивающий все органы.
—  Это мне нравится больше, хотя куда уж больше, такое хочется снимать, дорогое, наверное. Неужели твой этот мужик стоит таких… — Не то, чтобы жертв, одеваться в красивую одежду — какие же это жертвы, но ревность цепляла меня еще сильнее, когда я понимал, что старается Ким именно для этого женатого неприятного козла, — стараний.
Девушка останавливается на половине пути, и я тоже немного колеблюсь, замирая на месте. Кажется, что расстояние межу нами, всего лишь воздух, пронизанный теплым дыханием, превращается в плотную наэлектризованную субстанцию, и если кинуть детский мячик, он не прилетит в Ким, а отскочит обратно в рожу.
В итоге, все же приближаюсь, прижимая ее к стене и обхватываю за талию.
— Ким, ты не нравишься, очень нравишься, — теперь наши губы так близко к друг другу, что до поцелуя остается меньше сантиметра. Я слышу ее запах, ощущаю ровное дыхание, когда грудная клетка медленно расширяется, ее лицо на таком близком расстоянии совсем другое, более красивое и точеное. Попробуйте так смотреть, приблизившись к другому практически нос к носу, и увидите то, чего не замечали раньше. Я не настолько безрассудный, чтобы взять и просто ее поцеловать, ведь тогда я одновременно изменю Ли и разрушу нашу дружбу, не стоит минутных порыв таких разрушений, но руки словно приклеились к ее коже, никак не могу заставить себя их убрать, чуть склоняя голову на бок так, чтобы наши губы могли слиться в идеальный альянс.

[NIC]Sid Tomlinson[/NIC]
[STA]задрот[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/gkyTU.jpg[/AVA]
[SGN]http://savepic.su/4177481.gif http://savepic.su/4174409.gif
i feel just like I felt in all my dreams
there are questions hard to answer
c a n' t   y o u    s e e
[/SGN]

+2

8

Я киваю едва заметно, словно сама себе. Так я и думала, что этот ему понравится больше... Не решусь утверждать, что что-то понимаю в мужчинах, или что могу разделять их на какие-то типы, мол, вот этим нравится белье как у шлюх, а вот тем нежное и милое, в котором девушка похожа на принцессу. Но что-то я, выходит, понимаю?

Когда воздух вокруг нас становится густым и тяжелым, я понимаю окончательно: не стоило мне делать этого. Расхаживать перед ним в одном белье, притаскивать его, пытаться сделать вид, что мы люди, которые не не испытывают друг к другу ничего, кроме дружеской симпатии. Потому что это было не так... Потому что я попала. И пути назад уже нет, я понимаю это по его взгляду, по своим ощущениям, таким ясным и понятным. Это только кажется, что отношения - сложно. Или, если быть точнее, поступать как-то в отношениях - сложно. А вот осознавать собственные чувства - легко. Есть Сид Томлинсон, и он нравится мне до чертиков. Когда он улыбается, мне хочется улыбаться тоже. Я хочу видеть его каждый день. Когда он смотрит на меня так, как сейчас, у меня подкашиваются ноги и сбивается дыхание.
Если до этого я сомневалась в правильности своего поступка, сейчас сомнений уже не было. Не стоило мне переступать эту черту...
— Может и не стоит. Может я это для себя, чтобы порадовать. Или для кого-то еще... — и говорить вот это мне тоже не стоило. Такое белье хочется снять. Я улыбаюсь, мне нравится ход его мыслей.

И когда терпение почти кончается, когда я решаю, что нужно либо подойти, либо сбежать обратно в ванную, потому что это просто невыносимо, подходит Сид. Я делаю несколько шагов назад, когда он напирает. Теплые руки на моей талии, позади вырастает стена, и Сид теперь так близко, я, наверное, выгляжу растерянной. Перехватывает дыхание, в животе екает, скручивает приятно и волнительно. Пресловутые бабочки в животе, такое банальное, глупое выражение, но как четко оно описывает мои ощущения.
Мне хочется сказать: ты мне тоже. Хочется попросить: поцелуй меня. И даже зайти совсем далеко, но не соврать ни в мыслях, ни в словах: я тебя хочу. Горячее дыхание на коже, губы совсем близко, подайся вперед буквально чуть-чуть и соединятся. Это такое приятное, мучительное предвкушение. Я пальцами касаюсь его щеки, другая лежит на плече, уверенно, словно так и должно быть, словно это правильно. Хотя ничерта это не правильно... Замираем где-то на грани, на самом её краю, балансируя изо всех сил, но это так сложно. Приятнее, проще было бы сорваться. Мои губы касаются его, но это еще не поцелуй. Несколько секунд назад от него нас отделял сантиметр, теперь - миллиметры. Я приподнимаюсь на носочки чтобы быть ближе, губы задевают его, цепляются, но это всё еще не поцелуй. Тянет внизу живота, мы даже не целуемся, однако напряжение между нами столь сильно, что я ощущаю возбуждение. Мне кажется, что я готова. Что не могу больше сдерживаться и оттягивать, и в этот момент я остатками ускользающего разума цепляюсь за реалии, в которых мы находимся.

У Сида есть девушка - это измена. У меня - Ник, с которым черт пойми какие отношения, мы вместе, и не вместе одновременно. На той неделе он пришел ко мне прямо домой, а я перепугалась просто невероятно, потому что ему бы не стоило. Он усложнял, усложняла я и... Был еще Джейсон, который не желал меня ни с кем делить, он показал это предельно ясно. И если с Ником я кое-как выкручивалась, находила способы и время, чтобы Джей не узнал и не заметил, то сразу три мужчины... Кроме того, Сид - мой друг, родной человек, и мне бы не хотелось потерять его, разрушить то теплое чувство, которое уже было между нами. Не влюбленность, дружба.
Вот так я думаю. И эти мысли отрезвляют буквально на мгновение. Одно единственное мгновение, когда разум побеждает чувства и желания. Я выкручиваюсь из рук Сида, сворачиваю за угол, иду к ванной. Сердце бешено колотится в груди, я сама себя ненавижу за то, что ухожу. Мне нужно в ванную, собрать вещи, выйти и вести себя как ни в чем ни бывало. Вернуться, а не уйти, потому что если я уйду, это тоже будет что-то значить. Мне нужно... Рука ложится на дверную ручку, я лбом упираюсь в холодное дерево и морщусь. Боже мой, почему быть человеком, чувствовать - так невыносимо сложно?
Ай, к черту...

Я так не могу. Нет, правда, не могу. Вести себя подобно роботу, всегда думать в первую очередь головой, мыслить ра-ци-о-на-льно. Поступать, как правильно и как нужно. Прямо сейчас я не могу, слишком слабая. Не хочу, не буду, к черту.
Я стремительно возвращаюсь к главную комнату, Сид стоит там же, где стоял. Прижимаюсь к нему всем телом, тянусь, обвиваю руками шею. Целую. И сквозь поцелуй улыбаюсь, потому что, Господи, как же хорошо. Сделать то, что так давно хотелось, сорвать все цепи и оковы, переступить эту чертову черту. Целую настойчиво и требовательно, внутри меня всё разворочено, крошится, рушится. Надо было сделать это раньше. Черт возьми, нужно было сделать это еще в первый день, как мы познакомились. Уже тогда ведь всё было понятно, да?
Его сильные, уверенные руки на моем теле, поцелуй, от которого в голове что-то словно взрывается, и настойчивая мысль пульсирует в висках: ни за что меня не отпускай. Чувствую себя счастливой, прямо как в том сне. Ну, знаете, эти сны, когда просыпаешься и не помнишь, что снилось, но на душе так тепло и замечательно. Будьте уверены, если вы когда-то попадете в события, которые случались с вами во сне, вы вспомните.
— Нам не стоит этого делать... — голос разума, чтоб он был неладен. Оторваться от губ всего на пару мгновений, чтобы выдохнуть вот эти слова, чтобы набрать воздух в легкие, а затем поцеловать снова, как в омут с головой. — Мы будем жалеть, — то, как я прижимаюсь к ему... противоречу своим словам. Мы будем жалеть, но я хочу целовать тебя. Это ошибка, но не вздумай выпускать меня из объятий. Пожалуйста, пожалуйста, остановись хоть ты, потому что я просто не могу... Пока не поздно.
— А как же Ли..? — каким-то титаническим усилием мне удается оторваться от него, сделать шаг назад. Смотрю прямо в глаза, дыхание больше не ровное, я тяжело дышу. Он такой красивый, просто не верится. Я замечала это раньше, но никогда не смотрела вот так, чтобы действительно видеть, и чтобы внутри всё сводило.

— Не стоит.
Еще один шаг. Да я просто Богиня контроля над собой... В голове снова появляются адекватные мысли. Это всё расстояние.. Чем дальше я от него, тем сильнее они становятся. Развернуться и уйти обратно в ванную. Во второй раз. По-крайней, попытаться. Хочется схватиться руками за голову, потому что, черт возьми, я и не подозревала, что может быть вот так... В ванной натягиваю на себя джинсы и футболку, ни на секунду не переставая думать о Сиде и о том, что произошло. Складываю вещи в пакет как попало, возвращаюсь в комнату. Не смотрю на Сида, словно чего-то опасаюсь. Хотя, вообще-то, прекрасно понимаю, чего я опасаюсь. Сажусь рядом с осколками и нашим размазанным ужином. Первом делом собрать крупные осколки чашки. — У тебя есть совок или что-то типа того? — не поднимая головы. Да, вот так, правильно. Как будто ничего и не было. Думай о еде и о той игре, ради которой должна была сегодня придти. Но что-то пошло не так...

[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cidv.png[/AVA]
[STA]sweet disposition.[/STA]
[SGN]http://67.media.tumblr.com/1c515629be9133347a66047986eb7a4c/tumblr_inline_o5qukcuU1d1sotrar_500.gif http://66.media.tumblr.com/e7441e8e8ae7a364edcd942d1d8b9240/tumblr_inline_o5qukcwc6P1sotrar_500.gif[/SGN]

+2

9

Невозможность обладать кем-то, к кому ты очень сильно привязан, кого видишь во снах и мечтаешь о счастливом будущем с ним, лишает здравого рассудка. Ее губы, сейчас нежные, чуть влажные и розовые, сводят с ума тогда, когда она, делая глоток воздуха, размыкает их. Глаза блестят, в их завораживающем блеске смешались в единый коктейль все эмоции: Ким волнуется, и я становлюсь напряженным, как металлическая струна, натянутая на колки до предела, Ким смущается, и мои щеки моментально становятся розовыми и кожу как будто бы лижут языки пламени, если она злиться, сдвигая брови к переносице, я тоже начинаю гневно сжимать кулаки, готовый в любую минуту накинуться на невидимого противника и защищать.
Мы могли бы просто начать целовать друг друга, пожирать взглядами, душить в объятиях и не думать о том, что остается позади, за нашими поступками и мыслями, не думать о том, что один необдуманный поцелуй кого-то смертельно ранит, а в ком-то вызовет опасную ревность, не думать о том, что один неверный шаг, совершенный под действием импульса, разрушит судьбу, могли бы.
И мы всегда отличались от многих тем, что не могли поступать без оглядки — анализ ситуации, поиск причины, прогнозы на будущее — это все стало невидимым барьером в наших так и не свершившихся отношениях. И мои руки на ее талии, сжимающие ее теперь слишком больно, выдавали все то сожаление, досаду и злость, которые я так долго в себе ношу по сей день.
Мне хочется размахнуться и ударить ладонью по тонкой стене, но я лишь сильнее сжимаю ее кожу, еще чуть-чуть, и совсем сдеру, силясь обуздать возбуждение.
Я веду подбородком вверх, вдыхая горячий воздух, которым еще недавно дышала она, и вместе с этим вдохом пропитываюсь ее ароматом, вбираю в себя запахи, ощущения, и горячие подушечки пальцев проскальзывают под ее бюстгальтер, под застёжку, сорвав которую, я бы мог так легко и просто получить желаемое, прикусывая губами затвердевший сосок и прикрывая глаза от удовольствия, я бы мог так легко переступить свои принципы и изменить любимому человеку, но с Ли моя фантазии никогда не были такими яркими, а желание — таким сильным.
Ее первый стоп-сигнал звучит звонким и твердым предупреждением: «нам не стоит этого делать», и я плотно сжимаю губы, облизывая их и соприкасаясь с ней кончиками носов. Ладони влажные и по шее стекает струя пота, но я все равно напираю на Ким, не решаясь отступить. В горле так сухо, словно в ней развернулась Сахара, и больше, чем пить, хочется только целовать, кусать, овладевать, сходить с ума и забывать о последствиях.
Второе предупреждение: «мы будем потом жалеть», и, сморщившись, я сгоряча ударяю кулаком по стене прямо около ее уха, но агрессия направлена не на Энглерт, а на ситуацию, и на то, чтобы вместо того, чтобы заверить, что мы поступаем правильно, она до сих пор пропитывается сомнениями, а ведь это у меня есть девушка, это у меня постоянные отношения, и это я останусь возле разбитого корыта, если такому суждено случиться.
Она льнет ко мне всем телом, и руки ошалело бродят по сантиметрам кожи, горячей, податливой и нежной под моими пальцами, я не сопротивляюсь, и мозг, словив короткое замыкание, решает уступить пальму первенства чувствам. Мы так и стоим в коридоре — она в кружевном голубом белье, и я, еще одетый, но жадно прилипший к ней и ласкающий ее так, как должен ласкать женщину всей свой жизни. Провожу руками по внутренней стороне бедер, чувствуя жар, и цепляюсь за край трусиков, неуверенно оттягивая их.
Финиш. Одно имя. Две буквы. И меня обдает холодной волной, мгновенно приводя в чувства. Ким выпархивает из моих объятий, и теперь я смотрю на нее с недоумением и легкой досадой, с одной стороны, понимая ее мотивы — она хочет сохранить дружбу, и я ей не пара, но с другой нахожусь в полном замешательстве, ведь никто не ходит к лучшим друзьям в эротичном белье? Или ходит? Это только моя вина, я не должен был в нее влюбляться, и тогда все бы было хорошо, все бы оставалось на своих местах.
— Не стоит, — вторю ей в ответ, но мой голос утопает в обрезавшейся тишине. А затем она уходит, уходит уже тогда, когда я срываюсь с места, готовый схватить за запястье и развернуть к себе, полный решимости закончить то, что мы начали, наплевав на правила, принципы и условности. Она уходит так быстро, словно только того и ждала, чтобы раздразнить меня, а потом бросить и снова улизнуть к этому женатому мужчине, который взамен на секс подарит ей новое платье или дорогое украшение от «Тиффани». Интересно, а если я ей буду платить за секс, она так же легко на это согласиться? Впервые в жизни перед глазами как будто рассеивается темная пелена, открывая мне мир таким, какой он есть.
Если я хочу такую девушку, я должен много работать и зарабатывать. Печально, что все в этом мире вращается вокруг денег и никому ты не нужен просто так, таким, каким тебя устроила природа, без титулов, знамен и кpeдитной карты с восьмизначной суммой.
Возбуждение прошло, сейчас я чувствовал себя так, как человек, на которого вылили ведро холодной воды, не дав проснуться. Присаживаюсь около размазанной по паркету лапши, и механично ее убираю, соскребая ложкой в бумажный пакет, чтобы затем убрать в мусорку.
— Ага, — не смотрю на нее, когда она садится рядом, и костяшки пальцев соприкасаются друг с другом. — Там под раковиной слева есть совок, я сам, — мы поднимаемся почти одновременно и сталкиваемся, сначала телами, затем взглядами. Я молчу, убирая руки за спину и думаю над тем, что дальше. Поговорить? Или делать вид, что ничего не было? Или пойти играть в игру?
А затем делаю шаг на встречу и беру свое, без оглядки, без осуждений и уколов совести, которые обязательно будут, но потом, беру, обхватывая ее за талию и впиваясь губами в ее губы. Может, нам и стоило вспомнить о зомби, с укором смотревших с обложки диска, лежавшего у раковины, но сейчас я чувствовал только тепло ее тела, каждый волосок, шелохнувшийся на моей светлой коже, выдавал желание. Я не был груб и чрезмерно настойчив, прощупывал почву и то и дело ждал того, что Ким снова убежит, но нет, ее губы целовали мои так же отчаянно и страстно, как мои ее.
И когда я уже почти собрался открыть рот и хоть что-нибудь произнести, в замочной скважине повернулся ключ, давая нам понять — Ли вернулась.

[NIC]Sid Tomlinson[/NIC]
[STA]задрот[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/gkyTU.jpg[/AVA]
[SGN]http://savepic.su/4177481.gif http://savepic.su/4174409.gif
i feel just like I felt in all my dreams
there are questions hard to answer
c a n' t   y o u    s e e
[/SGN]

+1

10

Мне хочется извиниться перед ним. За то, что не достаточно сильная, за то, что дала надежду, будто у нас могло бы что-то получиться. Могло бы, я знаю и чувствую, может быть, знала с самого первого дня, когда сидела на подставке для обуви в своей прихожей, в темноте, прокручивая в голове события вечера, и эти глаза, эта улыбка, которые не давали спокойно спать с того самого момента. Всё только к этому и шло, понимаете? В тому, что происходит между нами сейчас, это случилось бы рано или поздно.
Мы могли бы получиться. Так просто и естественно. Он не чувствует с Ли того, что чувствует со мной, может я и правда нескромная, самонадеянная, но я это просто знаю и чувствую. Как знают от, что солнце поднимается по утрам на востоке, а садится вечером на западе.
Прости меня за то, что я устроена иначе. Что не могу в омут с головой, без оглядки, что не согласна жить в шалаше, пусть и с милыми. Что хочу слишком многого, что только что назвала твою квартиру шалашом. За то, что несмотря ни на что, я собираюсь поцеловаться тебя снова, и снова всё испортить. Сделать больно тебе и мне. Превратить свою запутанную жизнь в полнейший кошмар, а твоё спокойствие, твою размеренность превратить в хаос. Разворошить, как осиное гнездо, и теперь будет только больно, когда маленькие жала раз за разом будут впиваться в кожу.
Наш замок из мыльной пены.
Я знаю и чувствую, что сейчас происходит. Что за плотно сжатыми губами, за ударом по стене, из-за которого я тревожно вздрагиваю и начинаю цепляться за Сида еще сильнее чем прежде, за всем этим стоит понимание. Мои слова — не пустой звук, они работают, проникая в черепную коробку, цепляясь за сознание, за остатки здравомыслия, что остались в нем и во мне. Отрезвляют.
Мне хочется заткнуться. Перестать думать и говорить, я ненавижу себя за каждое свое слово, за каждую букву в них, за каждое мгновение, когда думаю о том, как поступить мне нужно, вместо того, как поступить хочу.
Мне хочется разрыдаться. Потому что это всё — не честно. Сталкивать нас, таких похожих и близких друг с другом, ощущать влечение, с которым невозможно справиться, сбивать дыхание, зажигать кожу под прикосновениями, сжигать в желании, а потом со всей силы, до боли во всем теле, сталкивать с реальностью, в которой мы никогда не будем вместе.
Мне хочется стереть мои слова, запихнуть их обратно себе в рот. Забыть самой, заставить забыть Сида. Потому что я чувствую, как он мысленно отпускает, как осознает всю ситуацию. И руки, сжимающие мою талию так сильно и больно, так уверенно, как обнимают и притягивают к себе только принадлежащих, своих, ослабевают. Судорожный вдох сквозь стиснутые зубы, пожалуйста, пожалуйста не слушай меня. Но уже слишком поздно.

Лучше бы мы не встречались. Точка. Лучше бы мы не встречались? Вопросительный знак. Лучше бы с моста меня снял кто-то другой, или он, но я бы не пошла искать его квартиру. Лучше бы не узнала имя, лучше бы ничего не почувствовала, и шли до дома в неловком, напряженном молении. О нет, только не это…
Я не жалею.
И жалеть не буду.

Ошибкой было сесть рядом с ним, снова так близко. Когда еще не улеглось, когда он не покинул мысли, не дал сделать вдох полной грудью, воздух, не пропитанный нашим дыханием, одним на двоих, его запахом. Не дал отвлечься. Сначала касание рук, и электрический разряд рождается в том месте, где его рука коснулась моей. Скользнет по рукам вверх, пройдет по позвоночнику, собьет дыхание, и внизу живота образует горячий ком. Желание такое сильное, соблазн такой сильный, а во мне совсем не осталось сил этому противиться. Хочу снова ощущать его руки на теле, пусть даже сжимает так, чтобы было больно. Чтобы как свою, словно так оно и надо.
С горем пополам, с какой попытки, убрать размазавшуюся лапшу все-таки удалось? Бумажный пакет на столешнице, влажное пятно под ногами, надо бы вытереть, закончить уборку, но куда там, да..?

Поднимаю голову, взгляд теперь глаза в глаза, подкашиваются ноги, и если бы он не сделал шаг, его бы сделала я. И вновь всё повторяется, на этот раз, лучше и ярче. Я больше не испорчу всё словами, их было достаточно, и всё равно мы выбрали ошибку. Я стягиваю с себя футболку, как нелепо, не стоило мне вообще одеваться. И эти губы, целующие меня так, будто я самая любимая и самая желанная, почему это всё не может быть моим? Почему я не могу перестать заниматься глупостями и взять то, чего мне так хочется?
Его футболка отправляется на пол, следом за моей. Я отвлекаюсь от поцелуя всего на несколько мгновений, чтобы провести пальцами по гладкой, горячей коже, почувствовать под ними мышцы, под подушечками пальцев ощущать темные волоски. И широкая спина, наконец не скрытая тканью. Мне хочется видеть, хочется касаться, хочется запомнить. Моё, моё, моё. Мой.

А затем мы слышим, как проворачивается ключ во входной двери. Закрываю глаза и выдыхаю, стон сожаления так и не сорвется с губ. Стон желания – тем более. Целую его в последний раз, Ли опасно близко, а у нас совсем мало времени. Но что я могу поделать, как оторваться от него, когда линию мы переступили, и с благоразумием попрощались?

Одеваемся в тот самый момент, когда заходит Ли. Даже не смотрит на нас, сетует о том, что подруга заболела и не могла позвонить сразу, пришлось аж пятнадцать минут ждать в кафешке, а официант подошел к ней за это время пять раз. Она готова поспорить, что выглядела так, словно парень не пришел на свидание. Она щебечет это, рассказывает так беззаботно и спокойно, достает из шкафа чашку, наливает себе воды. Я как можно незаметнее провожу ладонью по губам: вытереть влажные после поцелуя губы. Мы разгоряченные, по нам всё видно, а Ли даже не замечает. Беру в руки диск с игрой и иду на диван, и когда Сид садится рядом, пока Ли еще в комнате, но наводит себе в миску какую-то ультрамодную маску, которую потом нанесет лицо в ванной, я протягиваю руку в сторону и незаметно беру Сида за руку. Смотрю экран на стене, а сама улыбаюсь, сжимая его ладонь. Есть что-то приятное в том, чтобы совершать ошибки. Делать то, что делать нельзя. Например, держать за руку чужого парня, в присутствии его девушки, знать, что он в тебя влюблен. Наслаждаться этим.

Игра не идет. Кто бы мог подумать, да? Происходящее на экране меня совсем не интересует, обычно я играю нормально, не лучше Сида, конечно же, не лучше даже Росса, но Сид никогда не жаловался, а иногда, по-моему, даже поддавался, чтобы я могла выиграть. Не в этот раз. Я рассеянная, меня постоянно убиваю. В конце концов, я откладываю джойстик, потому что это бесполезно. Хочу Сида. Не хочу игру. И на кой черт эта дурацкая подруга заболела? А Ли пришла, и закрылась в ванной. Я знаю, это надолго. Поднимаюсь и смотрю на парня внимательно, ничего ему не говорю, но не могу скрыть улыбки. У нас теперь есть секрет, или что-то такое, но этого не достаточно…
— Я пойду домой, наверное, — всё, на что меня хватает. Хочу, чтобы он пошел за мной, но он может и не рискнуть, я пойму в любом случае. Поднимаюсь по лестнице на свой этаж, ноги ватные, захожу в квартиру, спиной прислоняюсь ко входной двери. Закрываю глаза, затем, прячу лицо в ладонях. Почему всё такое сложное и непонятное..? Почему так отчаянно сильно хочется продолжать думать о Сиде, почему хочется вернуться туда, к нему?
[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cidv.png[/AVA]
[STA]sweet disposition.[/STA]
[SGN]http://67.media.tumblr.com/1c515629be9133347a66047986eb7a4c/tumblr_inline_o5qukcuU1d1sotrar_500.gif http://66.media.tumblr.com/e7441e8e8ae7a364edcd942d1d8b9240/tumblr_inline_o5qukcwc6P1sotrar_500.gif[/SGN]

+1

11

Сердце пропускает удар, когда я слышу, как поворачивается в замочной скважине длинный металлический ключ, ведомый изящной рукой моей девушки, той, которой я клялся в любви и давал невыполнимые обещания, той, ради которой я просыпался по утрам, ходил на работу, дышал, жил. Точно такой же ключ был и у меня, сейчас от лежал в расстегнутом кармане рюкзака, ровно пара одинаковых ключей, один для меня, второй для Ли. То, что происходило сейчас, нельзя назвать поведением образцового молодого человека, измена была для меня сродни предательству, я бы даже сказал, что мог поставить между этими словами знак равенства, но ведь сейчас не ее руки, а мои, обнимали чужой стан, и это я, а не она, жался к телу подруги, желал ее так сильно, что внутренности закипали.

Еще недавно я сжимал ее так сильно, что кисти покрывали предательские мурашки, сжимал крепко и отчаянно, думал только о ней и представлял, как два разгоряченных тела столкнуться друг с другом, как мы, охваченные пожаром страсти, упадем на пол, и я, медленно путешествуя пальцами от живота до груди, сниму с нее бюстгальтер, тем самым стирая нашу дружбу, но позволяя зародиться чему-то не менее важному и бесконечному, а тут этот проклятый стрекот ключа в коридоре, и я отшатываюсь от Ким, как от ядовитой змеи, породистой королевской кобры, глядя на нее глазами, полными удивления. Неужели мы в самом деле собирались это сделать? Собирались заняться любовью, наплевав на все, что между нами было: на совместные видеоигры и посиделки в кафе после работы, на обсуждения того, что Ли — жуткая бесчувственная стерва, а Беррингтон — неприятный и жадный козел? Не могу поверить в то, что едва ли не променял самые лучшие мгновения последних лет на секс на полу, по которому еще недавно мы возили лапшу в соусе, что думал членом, а не головой, и не могу принять тот факт, что оказался таким же, как все — банальным, предсказуемым и влюбившимся в свою лучшую подругу. Правильно Ким все говорила, мы не должны были этого делать. Быстро наклоняюсь к полу, подбираю свою футболку и надеваю ее, путаясь в складках ткани и крутя воротник вокруг шеи, пока, наконец, голова и руки не оказываются в правильных прорезях. Энглерт смущенно, но не менее быстро одевается, приглаживая рукой растрепавшиеся волосы, я повторяю за ней этот жест.
Прикрываю глаза, морально подготавливая себя к скандалу, мозг тут же генерирует тысячу и одно оправдание вроде тех, что мы слышим в дурацких молодежных комедиях, когда жена застает своего мужа с любовницей: «это не то, что ты подумала», «мы просто готовили и упали… друг на друга… случайно», «я тебе сейчас все объясню» и прочее в таком духе. Самое смешное, что я совершенно не дорожил Ли на самом то деле, но инстинктивно боялся ее потерять, обидеть или не оправдать надежд. Мне кажется, что если ты говоришь «люблю», то это навсегда, понимаете? И очень грустно осознать однажды, что свое «я тебя люблю» ты сказал не тогда и не тому человеку, потому что теперь ты несвободен, ты становишься заложником своих слов.
Ли проходит к графину и молча наливает в стакан прозрачную воду, делает несколько жадных глотков и только потом поворачивается к нам. Ее лицо меняется, становится серьезным, видно, что под черепной коробкой развивается бурная мыслительная деятельность.
Ребята, вы чего такие напряжённые? Игрушка новая не запустилась? — Она смеется и смотрит на диск на краю кухонной тумбы, а затем снова отворачивается и достает из шкафчика миску.
Я одновременно облегченно выдыхаю и ликую над тем, что девушка у меня с легкостью победит на чемпионате по невнимательности и твердолобости, но в то же время мне немного обидно из-за того, что даже если бы я занялся любовью у нее перед носом с кем-то другим, она бы сидела, пилила ногти, смотрела свое топ-шоу про моделей и не повернула ко мне головы. Я был ей совсем не нужен и не интересен, как комнатная собачонка для того, чтобы водить меня на выставки перед подругами, ведь я, с их слов, очень крутой и умный, и, наверняка, Ли говорит, что в постели я настоящий гигант, хотя я так не считаю, да и крутым тоже себя не считаю.

Моя девушка, да, моя равнодушная девушка, уходит в недра ванной комнаты, а мы идем в гостиную, я сажусь на диван и ощущаю приятное щекочущее тепло в своей руке. Сначала улыбаюсь, затем немного дергаю запястье, решая, что держаться за руки сейчас не весело и ни разу не смешно, но все же в итоге не делаю ничего, запускаю зомби и пытаюсь сосредоточится на игре, ведь я так долго ждал ее.
Мне не нравится. Не нравится наше молчание, не нравится играть с тем, кому это не интересно, да и мои мысли далеко от сюда и от мира «Left 4 Dead».
Не могу сдержать ответной улыбки на ехидство Ким, только мне все это до сих пор не кажется игривым и таинственным, не буду утверждать, что являюсь поклонником таких вот игр.
— Угу, хорошо, — провожаю ее до коридора и держу дверь открытой, пока девушка поднимается на своей этаж, а потом, натянув на ноги кроссовки, бегу за ней, перепрыгивая четыре ступени разом. Пока сам не знаю, для чего хочу ее догнать и о чем мы будем говорить.
Когда добираюсь до ее этажа, дверь уже закрыта, и я, поколебавшись всего секунду, стучу кулаком, думая, что Энглерт еще не успела уйти далеко от порога.
— Ким, это я, — она открывает, не дожидаясь объяснений, и я беру ее лицо своими руками, притягиваю к своим губам и снова целую, жадно и неистово, забывая о том, что шел вовсе не для того. А когда отрываюсь от ее губ и захожу в прихожую, прислоняясь спиной к стене, то не нахожу ничего лучшего, кроме как начать серьезный разговор.
— Бред какой-то. Ким, я так не хочу, понимаешь? Я хочу быть с тобой, я могу бросить Ли, — эмоционирую, всплескивая в воздухе руками и шагая ей на встречу. — Но ты тогда порвешь с Джеем. Мы же не можем просто спать вместе, целоваться и при этом оставаться друзьями. — Беру ее за руку, притягивая к себе, и продолжаю. — Слушай, я понимаю, я все понимаю, что ты не того хочешь, и жить в этих трущобах не намерена до тридцати, но ты не пожалеешь, если хотя бы дашь мне шанс, просто один шанс.

[NIC]Sid Tomlinson[/NIC]
[STA]задрот[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/gkyTU.jpg[/AVA]
[SGN]http://savepic.su/4177481.gif http://savepic.su/4174409.gif
i feel just like I felt in all my dreams
there are questions hard to answer
c a n' t   y o u    s e e
[/SGN]

+1

12

Если бы Сид не пришел следом, я знаю, как я бы провела ближайший час-полтора. Опять в прихожей, похоже, что это моё любимое место для размышлений в доме, съехать по стенке, сидеть прямо на полу, прижав колени к груди. Не знать, что делать и не знать, что думать. Мне кажется, что я всё испортила. Нашу дружбу, чувство, которое я искала очень давно, с того момента, как Энди стало в моей жизни очень мало, потому что кроме неё у меня не было действительно близких людей, и мне их очень не хватало.
Стоила ли эта дружба того, что произошло между нами? Что могло бы произойти, если бы Ли не вернулась домой так вовремя. Или не вовремя. Я всё еще не уверена, слишком запуталась. Я видела этот взгляд, как ему не пришлась по душе моя выходка с нашими руками. Этого стоило ожидать, Сид был лучше меня, уверена, его теперь будет мучить совесть перед Ли.
Еще я видела, как он готовился всё ей объяснять. Извиняться и оправдываться, слышать в свой адрес реплики упреков и проклятий. Как она ничего не заметила, как он выдохнул и в выдохе отчетливо сквозило облегчение. А затем, как мелькнуло разочарование во взгляде, всего лишь одно мгновение назад до того, как я взяла в руки диск и ушла с кухни. Иногда даже жаль, что я такая наблюдательная. Что мне так интересно, что я вглядываюсь в его лицо так внимательно, как должна это делать его девушка.

От стука в дверь я вздрагиваю, сразу решаю, что это Сид, еще до того, как слышу его голос. Я рада, что он все-таки решил пойти за мной, хотя я не могу понять, зачем. Решаю не теряться в догадках понапрасну, отлипаю от двери, поворачиваю дверную ручку.

— Ох, Сид... — только и успеваю выдохнуть, прежде чем его губы находят мои, и это больше всего похоже на поцелуй возлюбленных, которые не виделись друг с другом бог знает сколько времени, и страшно скучали. Я тянусь к нему, закрываю глаза, мои ладони лежат поверх его, даже встаю на цыпочки, только бы быть ближе, только бы продолжить этот поцелуй, потому что, Боже, разве друзья целуют друг друга вот так? Неистово — это очень правильное слово. Так, будто от поцелуя зависит жизнь — банально, но тоже очень похоже на правду.

Когда поцелуй заканчивается, мне хочется шагнуть к нему и поцеловать снова. Я подсознательно понимаю, что вот теперь нас уже точно никто не побеспокоит, и мы можем закончить начатое. Снова, как полчаса назад, там, внизу, не думаю о последствиях, отбрасываю прочь сомнения. О них можно подумать позже, когда ошибка уже будет совершена, когда время не отмотать. Так нелепо и так страшно, что человек может заставить чувствовать вот так. Когда ты, человек привыкший сначала думать, потом делать, готов забить на мысли, размышления и вечный анализ ситуации.
Но может, я тороплюсь? Что-то во взгляде Сида не дает мне сделать этот желанный шаг. Я пропускаю его в квартиру, мы стоим в коридоре, напротив друг друга, в зеркальных позах. Я спиной упираюсь в стенку, руки держу за спиной, смотрю на него внимательно. Мне кажется, я знаю, что он будет сейчас говорить. Пожалуйста, не надо...

Смотрю на него растерянно, немного удивленно. Делает шаг ко мне, я не шевелюсь, как будто готова сильнее вжаться в свою стенку. Господи Боже, он готов бросить ради меня Ли... Он хочет быть со мной, а я буквально на секунду представляю в своей голове, как замечательно было бы быть с ним. Не прятаться и не скрываться, просыпаться рядом, и засыпать тоже друг с другом. Заниматься любовью, именно любовью, не просто трахаться, как с Джейсоном. Заботиться, любить, оберегать. Отношения. То, к чему я привыкла, и по чему так отчаянно тосковала, просто старалась не думать об этом.
У меня сердце обливается кровью, пожалуйста, Сид, не нужно.
Но он продолжает говорить, притягивает меня к себе, а я не в силах противиться. Смотрю прямо в его красивые, карие глаза, наши веснушки смотрят прямо друг на друга, так, кажется? Как в первый раз, и в первую ночь, когда два незнакомых человека стали родными. Что мне тебе сказать? То, что мне так отчаянно хочется, или то, что должна?
Выбор. Ненавижу выбирать. Всегда слишком сложно для меня, для человека, который не знает, чего хочет. Или знает, но которого сжирают внутренние противоречия, всегда, каждую секунду. Голова в одну сторону, сердце в другую. Я думаю о том, что это ни к чему не приведет. Это будет замечательно, я буду самой счастливой на свете рядом с Сидом, но в конечном итоге, это ни к чему не приведет. Закончится, как закончилось с Ником. А с ним толком ничего так и не закончилось, глупо отрицать очевидное.

Мне так стыдно и страшно, потому что я знаю, что должна сказать. Что обязана сказать. Потому что он слишком хороший, слишком замечательный, чтобы водить его за нос, чтобы давать ложные надежды. Даже то, что он говорит сейчас — замечательно. Не хочет изменять своей девушке, хочет быть со мной, потому что у него чувства.
Почему у меня не может быть так же?
Молчание затягивается, я всё смотрю на него, растерянно и расстроенно, кажется, что вот-вот зареву, но просто не могу-не могу-не могу отвечать. Не хочу.
— Я не могу вот так, Сид... — пытаюсь объясниться, надо говорить быстрее и не мямлить, пока он не сделал сам себе какие-то выводы. Ладонь ложится ему на щеку, я пальцами нежно очерчиваю контур его лица. Человека, который мне нравится, и которого оказалось так легко полюбить. И любить которого было замечательно, ощущение в груди нежное, теплое, трепетное. И все-таки... — Решить так быстро. Можно я подумаю? Дай мне немного времени подумать, — видимо, мне до конца жизни суждено ненавидеть себя за то, что я говорю, думаю и делаю. — Ты мне тоже очень нравишься, — уже вторая ладонь ложится на его лицо, я выгляжу, должно быть, очень виноватой. Особенно когда подаюсь вперед, чтобы поцеловать, губами нахожу его губы, и поцелуй получается даже слаще, чем прошлые. Разве может быть так? Они и дальше будут лучше? С каждым новым только приятнее, словно распробываешь человека. Господи, как же это странно...

Я не знаю, что я буду делать. Как буду уходить от вопроса в следующий раз, или как буду вести себя, как ни в чем ни бывало. Играть с ним в приставку, на этот раз, с интересом и азартом, сбивая его с толка. Но сейчас мне не хочется об этом думать, я надеюсь, и Сид не будет. Я решаюсь: — Убеди меня? Покажи... — выдыхаю ему прямо в губы, пальцами забираясь под его футболку, утягивая её наверх, хочу снять. — Пожалуйста, — я и пальца его не стою, раз веду себя так. Но подумаю об этом позже, когда его не будет рядом. Я тебя хочу и люблю, ты замечательный, но я никогда не скажу тебе да. Буду вечно гоняться за денежными призраками. У меня есть возможность прекратить это, мы можем не заходить настолько далеко, не переступать абсолютно все черты, но я тебя заставлю, воспользовавшись твоими чувствами, сделаю вид, что так у нас может появиться хоть какой-то шанс. Потому что слишком хочу получить то, что хочу, и не важно, какими путями. Вот такая она, Кимберли Энглерт. Очень жаль...
[NIC]Kim Englert[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cidv.png[/AVA]
[STA]sweet disposition.[/STA]
[SGN]http://67.media.tumblr.com/1c515629be9133347a66047986eb7a4c/tumblr_inline_o5qukcuU1d1sotrar_500.gif http://66.media.tumblr.com/e7441e8e8ae7a364edcd942d1d8b9240/tumblr_inline_o5qukcwc6P1sotrar_500.gif[/SGN]

+2

13

Словно невидимая сила толкала меня вслед за ней, я бы мог не пойти, я бы мог остаться со своей девушкой и уделить ей толику внимания, но я, как на пружинистых ногах, почти бежал следом за Ким, прокручивая в голове сотни монологов и тысячи реплик, которые я бы мог ей сказать. Они пчелиным роем жужжали в моей голове, одни слова сплетались с другими, превращаясь в безобразную какофонию; я отмахивался от их настойчивого гула, перепрыгивая одну ступень за другой, пока не достиг закрытой двери.

То, что случается дальше, можно назвать глупой историей, типичной и предсказуемой, в которой хороший мальчик, таскавший за девочками ранцы в средней школе, влюбляется в самую неподходящую девушку с ангельски милым лицом и характером, полным загадок. Я во многом не понимал Ким, не знал, что твориться в ее голове, и почему иногда нахождение рядом с ней похоже на трепыхание бумажного кораблика в нарастающих и беспокойных морских волнах.  Мы то дружим, то не дружим, и чувства смешиваются в единый коктейль, совершенно непригодный для употребления. «Я тебя люблю как друга», «я хочу прожить рядом с тобой всю оставшуюся жизнь» и просто «я хочу тебя» не должны звучать из уст одного и того же человека в одно время, это неправильно, губительно и больно.

Руки скользят по ее талии, я жадно вдыхаю запах духов и соуса, которым пахнут ее руки, своим поцелуем хочу доказать, что она моя, что со мной ей будет лучше, и пальцы оттягивают край ее футболки, накинутой поверх эротичного белья, которое, как и сама Ким, предназначалось другому мужчине. Меня это злило, выжигало все внутренности, но я терпел, потому что знал, что если я чего-то хочу, то со временем обязательно получу это. Я не был таким везучим, как мои друзья и даже мой родной брат, и все, что у меня есть — а есть не так уж много — я достигал упорным трудом. Важен был результат, а не сам процесс, ведь в конечном итоге он совпадал с результатом Росса и всех, кто нас окружал. Я никогда себя не жалел, не раскисал и не опускал руки после первой неудачи, наоборот, поражения стимулировали меня работать лучше и упорнее, и вот, снова я получаю пинок под зад, и голос в голове гудит, заволакивая все мысли: «тебе просто надо стать лучше, надо ее удивить».

За свои слова, сказанные на эмоциях, позже мне станет обязательно стыдно, но сейчас я думал только о том, что любой ценой хочу быть с Энглерт, смотрел на нее и фантазировал о том, как по утрам мы будем просыпаться вместе в одной кровати, рассветные лучи солнца будут лизать шторы спальни, мы будем лениво потягиваться и желать друг другу доброго утра, затем она будет варить кофе и намазывать на шершавые поджарые тосты клубничный джем, и мы будем завтракать в кровати, попутно глядя какое-нибудь молодежное телешоу по телевизору и смеяться над глупыми выходками главных героев.
Это будут выходные, и приняв вместе душ, забрызгав друг друга мыльной пеной, мы будем садиться к ноутбуку и смотреть, какие события городского масштаба захватили сегодня Сакраменто, спорить, смеяться и составлять маршрут. В него обязательно войдет остановка в нашем любимом кафе с настоящей итальянской пастой с кедровыми орешками и спонтанная покупка воздушных шаров в Олд Сакраменто. Мы столько всего еще не делали того, что полагается делать только влюбленным.
Мы еще не гуляли по мосту влюбленных, который пару лет назад потрепал ураган, но замки, повешенные молодоженами, выдержали рьяное буйство стихии, доказывая, что настоящей любви нипочем никакие беды.
Мы многого не делали, но могли бы, стоило то всего лишь доказать Ким, что я ее достоин, что я смогу превратить ее жизнь в увлекательное путешествие, смогу показать обычные и надоевшие вещи с новой стороны.
Я не знал, что Кимберли через все это уже прошла: были в ее жизни и совместные пробуждения, и завтраки в постель, и тосты с джемом, и прогулки за руку по старому Сакраменто, пока я не подозревал о том, что мои мечты свойственны любому влюбленному, наоборот, когда ты влюблен, ты паришь, ты вознесен до небес, и, к сожалению, слеп.

Крылья ее носа подрагивают, а губы плотно сжаты. Я не специалист по женским слезам, да и слезам вообще, но вижу, что вот-вот она расплачется. Стою у противоположной стены и смотрю то в пол, то украдкой на Ким, пытаясь понять, насколько успешным был в своем импульсивном поступке.
— А как ты можешь? — Встречаться с женатым мужчиной за деньги и подарки, позволять своим амбициям паразитировать на его шее, добиваться всего не самой, а за его счет, так ты можешь? Конечно, я не озвучиваю своих мыслей, потому что во мне говорят обида и непонимание того, почему она такая.
Нежная прохладная ладонь скользит по скуле, и я втягиваю воздух через нос, прикрывая веки. — Хорошо, да, конечно, подумай, — а чего я хотел, чтобы она так сразу после первого поцелуя бросилась в мои объятия? Наивно, слишком наивно. — Да-да, я все понимаю, — но для меня это звучит как «нет», потому что ни одна влюбленная девушка не будет думать над тем, стоит ли ей быть со своим избранником. Значит, я перевожусь в разряд обычного сексуального приключения, и зачем только мы все это начали, лучше бы просто дружили.
Мои губы снова встречаются с ее губами, мы снова ласкаем друг друга руками и захлебываемся страстью, я снова ее не понимаю. Внутри все клокочет и орет «постой!», но руки уже стягивают с нее футболку и сжимаю ягодицы, прижимая Энглерт к стене. Мне кажется, что я теряю над собой контроль, что мы оба его теряем, и в череп будто натолкали мокрой ваты, которая забивает все здравые мысли.
Убедить? Хорошо.
Я не думаю о том, что ее призыв — какая-то хитрая игра и способ уйти от ответа, я искренне верю в то, что сейчас я ей все докажу, докажу то, что в искусстве любить я ничем не уступаю Джею и другим ее мужчинам. Властно стягиваю нежное белье, тот самый последний комплект, который она мне демонстрировала, с худых бедер, подсаживая Ким и прижимая лопатками к холодной стене. Мои пальцы путаются в ее светлой паутине волос, все движения получаются резкими и хаотичными, как будто мы торопимся и нас вот-вот застукают. Телефон я оставил дома, но если Ли захочет от меня что-то, то прекрасно знает, где искать своего уже неверного парня.

[NIC]Sid Tomlinson[/NIC]
[STA]задрот[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/gkyTU.jpg[/AVA]
[SGN]http://savepic.su/4177481.gif http://savepic.su/4174409.gif
i feel just like I felt in all my dreams
there are questions hard to answer
c a n' t   y o u    s e e
[/SGN]

Отредактировано Max Brown (2016-07-17 09:31:13)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » If you want me hold me back.